Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 18. Приложение.

Приложени

ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЯ

Выход в свет новой «Философии истории» требует прежде всего разъяснения относительно того, почему из всех частей так называемой практической философии именно эта часть позднее всего подвергалась разработке и наименее обстоятельному рассмотрению. Лишь в начале XVIII в. у Вико впервые обнаруживается стремление положить в основу истории, которая до тех пор рассматривалась отчасти как ряд следовавших одно за другим случайных событий, отчасти как дело божие, являющееся предметом веры, а не познания, мысль о первоначальных законах и о разуме, которая нисколько не противоречит свободе рода человеческого, а скорее составляет ту основу, на которой только и может проявиться эта свобода.

Это разъяснение может быть формулировано в немногих кратких указаниях. Законы бытия и мышления, строй природы, явления душевной жизни человека, даже правовые и государственные формы, а также образы, создаваемые искусством, и бытие божие, призываемое в том или ином виде, всегда считались людьми чем-то прочным и неизменным если не в отношении взглядов на все это, то в отношении объекта. Иначе обстоит дело с историческими движениями. Внешняя случайность возвышения или падения, те победы, которые порок часто одерживает над добродетелью, вынужденное признание того, что преступления иногда влекут за собой выгоднейшие последствия для человечества, вообще та изменчивость, которую приходится признать главной спутницей человеческих судеб, долго заставляли предполагать, что история зиждется на почве, подверженной действию такого изменчивого произвола, на таком ненадежном и огнедышащем вулкане, что всякую попытку найти здесь правила, мысли, божественное и вечное можно считать натяжкой и хитрой выдумкой, мыльными пузырями априорной конструкции или игрой фантазии. В то время как, не задумываясь, дивятся богу в естественных предметах, признание его в человеческих произведениях и в человеческих делах считается чуть не богохульством. Полагают, что единичное и произвольное, которое

460

ведь при ином произволе могло бы оказаться совершенно иным, возвеличивается не по заслугам, если ему придается такой смысл, которого в своем страстном увлечении не имели в виду его инициаторы; одним словом, не решаются признавать вечными продукты свободы и человеческого духа, потому что их прочность состоит лишь в том, что в своей постоянной изменчивости они становятся все более и более содержательными и развитыми. Необходимым был уже значительный прогресс мышления, чтобы засыпать «широкий ров» между необходимостью и свободой, прежде чем стало возможно не только высказать мысль, что в наиболее твердом элементе — именно потому, что он вовсе не является постоянным, — обнаруживается управление, но и показать, что это так, чтобы не только утверждать управление миром во всемирной истории, но и сделать его очевидным, чтобы признать, что бог в такой же степени не покидает духа, как и материи. Но в таком случае и в самом деле должен был пройти ряд тысячелетий: дело человеческого духа должно было достигнуть высокой степени совершенства, прежде чем оказалось возможным дойти до такой же точки зрения, которая дозволяет обозреть ход этого процесса. Лишь теперь, когда христианство проявило свою внутреннюю сущность во внешней форме культурных и свободных государств, наступило время не только для истории философии, но и для философии истории.

Нельзя не сделать еще одного замечания, которое может быть способно примирить даже врагов философии и по крайней мере убедить их в том, что для постижения истории в мыслях не следует изменять первоначальных фактов и допускать по отношению к ним какой-либо натяжки. Это замечание относится именно к тому, что признается философским в событиях. Не всякий маловажный факт, не всякое явление, относящееся более к сфере частной жизни, чем к ходу развития мирового духа, должны подвергаться так называемой конструкции и лишаться своего полного жизни содержания благодаря мертвящей формуле. Нет ничего более нелепого, а следовательно и смешного, чем такое погружение в микрологию безразличного, чем признание необходимым того, что могло бы быть решено так или иначе, и что тот, кто производит конструкцию, также мог дать то или иное истолкование. Философия унижается благодаря этому ремесленному использованию ее благороднейших органов, и вследствие этого становится невозможным примирение с исследователями-эмпириками. Задача, разрешить которую предстоит философии, заключается не в том, чтобы показать необходимость всех событий, для какой цели она часто может пользоваться повествовательным изложением, а скорее в раскрытии того, что не существует ни одной большой группы народов, ни одной важной стадии истории без лежащей в основе их мысли, что все

461

переходы и всякое развитие могут быть объяснены из предшествующих фактов. Ценность философии истории будет заключаться в этом художественном соединении момента чисто описательного с моментом, возвышающимся до умозрения.

Работы по философии истории, появившиеся в течение последних ста лет, различны по проводимым в них точкам зрения; они отличаются друг от друга соответственно национальному характеру авторов и наконец они часто являются скорее лишь указаниями к философии истории, чем ее действительными изложениями. Прежде всего следует отделить от философии теософию, которая возводит события к богу, между тем как первая разъясняет бога в действительности. Нельзя не признать, что у итальянцев и французов философии истории в меньшей степени находятся в связи с общей системой мышления, лишь часть которой они составляют, и что хотя взгляды часто бывают верными и меткими, однако необходимость их существования не может быть доказана. Наконец в философию истории часто вводилось много такого, что оставалось скорее чем-то мистическим, отрывочным, каким-то беглым намеком, недоразвитою основною мыслью, не получившею дальнейшего развития, и что хотя часто за всем этим содержанием нельзя отрицать большой заслуги, однако ему следовало бы отвести место лишь в преддверии к нашей науке. Конечно, мы не станем отрицать, что из немцев Лейбниц, Лессинг, Вегелин, Изелин, Кант, Фихте, Шеллинг, Шиллер, Вильгельм фон Гумбольдт1, Геррес, Стеффенс, Розенкранц2 высказывали глубокие, остроумные и ценные мысли частью об историческом основании, частью о той связи, в которой стоит факт с тем духом, который надлежит обнаружить в нем. Кто может не удивляться элегантному церковному и богословскому направлению француза Боссюэта, который рассматривает всемирную историю как большую географическую карту, огромному таланту Монтескье, у которого из фактов тотчас вырастали мысли, или прозорливости Балланша и Мишле, обладавших способностью видеть сквозь поверхность событий скрытые в них силы? Если же иметь в виду действительно разработанные философии истории, то нужно назвать лишь четырех человек: Вико, Гердера, Фр. фон Шлегеля и наконец того философа, труду которого мы предпосылаем это предисловие.

Жизнь и литературные работы Вико принадлежат тому времени, когда древние системы философии были вытеснены картезианской; но эта философия еще не вошла за пределы основ

1В столь же превосходном в стилистическом отношении, как и глубоком по содержанию академическом рассуждении «О задаче историка».

2В искреннем и живо написанном остроумном рассуждении «Заслуга немцев в философии истории».

462

бытия и мышления, она еще не была в состоянии спуститься в конкретный мир истории и овладеть им. Когда Вико хотел установить в scienza miova принципы истории, он мог опереться лишь на древних, пользуясь их классическими философемами; поэтому в своих исследованиях он чаще ссылается на древние события, чем на новые; феодализм и его история являются у него скорее приложением к развитию Греции и Рима, нежели чем-то специфически отличающимся от этого развития. Когда в конце своей книги он утверждает относительно христианской религии, что и по отношению к человеческим намерениям она является наилучшею из всех религий мира, он не развивает этого утверждения более обстоятельно. Не выясняется с достаточной четкостью, как средние века отграничиваются от нового времени и чем они от него отличаются, так как у него не может быть речи о реформации и ее результатах. А затем он касается еще и основ человеческого духа, языка, поэзии Гомера; в качестве юриста ему приходится углубляться в римское право и рассматривать его, причем все это — основная идея, эпизоды, изложение и возвращение к принципу — разукрашено этимологическими и филологическими изысканиями, к которым он питает страсть; а между тем они только служат помехой и препятствием правильному разъяснению сути дела. Таким образом, внешние моменты отвлекают внимание большинства читателей от глубоких мыслей, потому что эти мысли не изложены достаточно ясно на поверхности, и золотая руда отбрасывается вместе с покрывающим ее шлаком.

У Гердера обнаруживаются значительные преимущества, которых лишен Вико. Сам он поэт и поэтически настроен по отношению к истории; далее, ему дела нет до основ и преддверий истории — до поэзии, до языка, до права: он сразу начинает с климатического и географического моментов; затем перед ним раскрывается вся история; его общее протестантское светское образование открывает ему доступ ко всем нациям и всяким взглядам и позволяет ему во всех отношениях возвыситься над традиционными воззрениями. Иногда он метко находит и подходящие выражения; его телеологическая основная мысль не мешает ему принимать во внимание различия, § при сравнении эпох от него не ускользает их сходство с возрастами человеческой жизни. Но эти «идеи о философии истории человечества» противоречат своему заглавию уже тем, что в них не только не отмечаются все метафизические категории, но даже проявляется ненависть к метафизике. Таким образом, философия истории, будучи оторвана от своего обоснования, становится остроумным резонерством, часто удачным, но часто и ошибочным, теодицеей, опирающейся более на чувство и рассудок, чем на разум. Это искажение основной точки зрения вызывает воодушевление, часто

463

мешающее ясности изложения, употребление междометий, выражающих удивление, вместо стремления обосновать мысль. Среди объективности истории часто появляется богослов, остроумный проповедник, с умилением взирающий на дело бога.

В философии истории Фридриха фон Шлегеля мы можем, пожалуй, найти основную мысль, которую можно назвать философской. Эта мысль заключается в том, что человек был создан свободным, что перед ним открывались два пути, из которых он мог бы избрать тот или иной: путь, ведущий вверх, и путь, ведущий вниз, в бездну. Если бы он остался непоколебимо верен первоначальной воле, исходившей от бога, то его свобода была бы свободой блаженных духов, причем, конечно, было бы совершенно неправильно представлять себе это райское состояние как состояние блаженной праздности. Однако человек к несчастью избрал второй путь, а поэтому в нем теперь уже оказываются налицо воля божественная и воля естественная, и задача как индивидуальной человеческой жизни, так и всего рода человеческого состоит в том, чтобы эту низшую, земную, естественную волю все более и более изменять и превращать в высшую, божественную. Итак, эта философия истории в сущности начинается с глубокого сожаления о том, что вообще существует теория и что не сохранилось в неизмененном виде неисторическое состояние блаженных духов. История является падением, затемнением чистого и божественного бытия, и не бог познается в ней, а, напротив того, в ней отражается то, что является отрицанием бога. Вопрос, удастся ли в конце концов роду человеческому всецело вернуться обратно к богу, является, следовательно, не более чем ожиданием и надеждой, которая должна была представляться Фридриху фон Шлегелю по меньшей мере сомнительною, после того как она вновь поблекла благодаря протестантизму. В развитии понятий об отдельных народах и историях народов повсюду, где эта основная мысль несколько отступает на задний план, изложение отличается поверхностным остроумием, старающимся заменить гладкостью языка часто скудную мысль. Желание успокоиться, оправдаться и отстоять католическую точку зрения против требований нового мира делает изложение несколько вычурным и натянутым, так что не выражается сущность фактов, но им придается привкус того, чему они, собственно говоря, должны служить.

Лекции Гегеля по философии истории, к которым мы теперь переходим, не решаясь здесь говорить об их содержании, прежде всего обладают одним огромным преимуществом по сравнению с трудами его предшественников. Прежде всего они находятся в связи с логически и детально разработанною системой идей: они задаются целью выразить логос истории, подобно тому как существует логос природы, души, права, искусства и т. д. Итак,

464

здесь речь идет не о выдумках и не о резонерстве, не об остроумных или неостроумных воззрениях, а, напротив, об искании логической философии в материале человеческих дел. Категории уже установлены в других отделах философии, вопрос заключается лишь в том, не подтверждаются ли они в не поддающемся им по видимости элементе человеческого произвола. Но, для того чтобы этот метод заключал в себе доказательство своей правильности, мне хотелось бы прибавить — своей добросовестности, сами события не располагаются мыслью в порядке, отличающемся от того, в котором они даны, и вообще не изменяются. Факты остаются в том же виде, как они существовали, как они представляются благодаря вековой исторической традиции, идея их истолковывает, но не преобразует. Но если философия истории должна таким образом заключать в себе простое выражение внутренней сущности того, что является во внешних формах, то философское искусство будет состоять именно в том, чтобы знать, в какой части этой внешней видимости расположено первое сплетение идей, что следует признать и указать как таковое. Подобно тому как в природе нельзя дать конструкцию всякого стебля, всякого животного и всякого камня, так и философское искусство узнает, где оно может возвышаться до умозрения или где оно, как уже было упомянуто, может заняться поверхностью граничащего с ним явления; оно будет знать, что доказуемо и что, как картина и характеристика, должно лишь опираться на доказательство; сознавая свое достоинство и свою мощь, оно не захочет тратить свой труд на безразличные обстоятельства.

Главная заслуга ныне издаваемых лекций состоит именно в том, что при всей проявляющейся в них способности к умозрению они все-таки отдают должное эмпирии и явлению, что они одинаково далеки как от чисто субъективного резонерства, так и от подведения всего исторического под ряд формул, что они схватывают идею как в логическом развитии, так и в историческом повествовании, которое кажется ничем не связанным, но так, что это не замечается в последнем. Таким образом, так называемое априорное, относительно которого действительно предполагают, что оно состоит в том, что историю составляют без всякой помощи со стороны событий, весьма отличается от того, что излагается здесь: автор желал быть не богом, который творит историю, а человеком, который рассматривает сотворенную, разумную, богатую идеями историю.

Кроме того, характер лекций придает этой книге и еще одно преимущество, которого она, может быть, не имела бы, если бы ее писали с заранее обдуманным намерением издать как книгу со всею энергией и основательностью, соответствующими этому намерению. В качестве лекций она должна обращаться к непо-

465

средственному пониманию, убеждать юных слушателей и ставить в связь высказываемое с тем, что они уже знают. А так как из всех дисциплин, которые могут быть трактуемы философски, история раньше всего преподается более или менее молодым людям, то философии истории придется принимать известное за исходный пункт и не излагать содержание дисциплины и ее идей подобно тому, как это делается, например, при преподавании эстетики, а, наоборот, предполагая содержание известным, выявить в нем движение идеи. Если же это делается частью путем конструкций, частью посредством простых характеристик, то вместе с тем будет достигнут и тот полезный результат, что будет издан удобочитаемый труд, доступный для обыкновенного сознания или по крайней мере не очень от него отдаляющийся. Итак, эти лекции могли бы — мы можем сделать это замечание, не боясь возражений, — послужить легчайшим исходным пунктом для приступающих к изучению гегелевой философии, пожалуй еще в большей степени, чем философия права, которая все-таки требует предварительного ознакомления с известными правовыми понятиями. Но форма лекций, обладая преимуществами, имеет и свои неудобства. Потребность в подробном, а также полном и законченном изложении должна обусловить несоответствие между первыми и последними частями работы. Ввиду фактического богатства средних веков и идейного богатства новейшего времени, пожалуй, можно было бы возражать против того, что в этой книге уделяется столько внимания, например, Востоку, вследствие того что он представляет собой начало.

Отсюда непосредственно вытекают те принципы, которые являлись руководящими при разработке темы, а именно — я буду сначала говорить о предмете, а затем о форме. В лекции преподаватель старается индивидуализировать то, что он знает и чем обладает: он вдыхает в лекцию жизнь, которой не может быть в простой книге. Отступления, подробности, повторения уже сказанного, указания на аналогии, которые, однако, уже не стоят в непосредственной связи с самим предметом, не только уместны во всякой лекции, но без этих ингредиентов лекция была бы мертвой и безжизненной. То, что Гегель, вопреки всяким распространенным относительно этого предрассудкам, обладал этим педагогическим даром, можно было бы доказать на основании одних его рукописей, в которых не заключается все содержание того, что излагалось им, а затем еще и многочисленными изменениями и переделками, которые имели место при перечитывании уже прежде прочитанной лекции. Но часто то, что излагалось в какой-нибудь лекции, не стояло ни в какой связи с умозрением; часто начало (просто потому, что это было начало) было настолько подробно изложено, что если бы мы захотели включить в книгу все повествования, описания, анек-

466

доты, то это существенно повредило бы впечатлению, производимому книгой. Когда Гегель первый раз читал лекции по философии истории, он тратил добрую треть своего времени на введение и на Китай, о котором он распространялся с утомительной подробностью. Хотя впоследствии при чтении этих лекций он не столь подробно говорил об этом государстве, однако редактор был вынужден настолько сократить изложение, чтобы отдел, посвященный Китаю, не выпячивался сильно по сравнению с другими отделами и не нарушал таким образом стройности изложения. То, что приходится всего более сказать об этом деле, применимо в меньшей степени и ко всем остальным. В данном случае редактор должен был издать лекции как книгу: он должен был сделать из того, что излагалось устно, нечто удобочитаемое; он имел перед собою тетради, относящиеся к разным годам, равно как и рукописи, он был обязан сократить длинные лекции, привести повествования в соответствие с умозрительными соображениями автора, позаботиться о том, чтобы последние не оттеснялись первыми на задний план и чтобы первые в свою очередь не представлялись чем-то самостоятельным и самодовлеющим. С другой стороны, ему нельзя было ни на минуту забывать о том, что книга содержала в себе лекции; непосредственность, увлечение предметом, отсутствие заботы об окончательной отделке в собственном смысле слова — все это должно было остаться в неприкосновенном виде; нельзя даже было полностью устранить частые повторения там, где они не слишком нарушали ход изложения и не оказывались слишком утомительными. Но, несмотря на все эти права и обязанности, осуществление которых требовалось при обработке самим существом дела, мы все-таки вправе утверждать, что мысли Гегеля не были подменены собственными мыслями издателя, что читатель получает здесь вполне подлинное, неподдельное произведение великого философа и что если бы редактор поступил иначе, то ему пришлось бы только выбрать одно из двух: или выпустить совершенно неудобочитаемую книгу, или, с другой стороны, дать слишком много своего вместо того, что имелось налицо у Гегеля. Что же касается отделки слога этого сочинения, то редактор был вынужден переписать его от начала до конца. Впрочем, он с самого начала для части вступления (до 73-й страницы книги) нашел начатую Гегелем в 1830 г. обработку, которая хотя и не предназначалась для печати, однако должна была» очевидно, заменить собою прежнее вступление. Издатель, вопреки мнению всех своих друзей, счел для себя обязательным воздержаться от всяких собственных вставок и от всякой обработки там, где он имел дело с неоконченными отрывками Гегеля. Он не желал портить сомкнутую фалангу гегелева стиля построениями иного характера и иного рода, даже рискуя быть вынужденным отка-

467

заться благодаря этому от известного единства выражения. Он полагал, что читателю не может быть неприятно встречать в части книги мощный, сильный и иногда шероховатый стиль автора. Он желал доставить ему удовольствие следить за изгибами мысли под его иногда неуклюжим, но всегда надежным и энергичным руководством. Конечно, с того момента, когда были исчерпаны эти отрывки, возникла задача составить нечто целое, однако эта задача осуществлялась всегда таким образом, что принимались во внимание характерные выражения, встречавшиеся в рукописях и тетрадях; издатель охотно отказывался от слов, которые ему хотелось употреблять, когда он находил другие слова, которых он, может быть, не выбрал бы, но которые казались ему более характерными для автора; он желал лишь пополнять, дополнять, помогать там, где это было безусловно необходимо; он желал по мере возможности отнюдь не изменять своеобразия сочинения и представить публике не свою книгу, а книгу, написанную другим. Поэтому на издателя нельзя возлагать и ответственность за выражения как за его собственные; дело шло о том, чтобы представить чужой материал, сообщить ход чужой мысли, не отклоняясь по мере возможности от своеобразной терминологии. Лишь в пределах, намечаемых этими заранее данными условиями, меняющими в то же время свободу стиля, можно требовать отчета от издателя.

Источниками при обработке служили прежде всего рукописи Гегеля. Часто в них содержатся лишь отдельные слова и имена, иногда соединяемые линиями, очевидно для того, чтобы облегчить припоминание при преподавании, а затем и более длинные предложения, иногда связные вставки размером около страницы или несколько более. Из этой последней части рукописей можно было заимствовать некоторые меткие выражения, некоторые выразительные обозначения; пользуясь этой частью рукописей, можно исправлять тетради, и следует удивляться, с какою энергическою настойчивостью здесь беспрестанно пересматривалось уже давно продуманное. Гегель является в них прилежнейшим, усерднейшим доцентом, который всегда старается углубить бегло высказанную мысль и во избежание расплывчатости установить идейную связь. Что же касается второй составной части источников, а именно тетрадей, то я имел перед собою тетради, относящиеся ко всем пяти годам, в течение которых читались эти лекции,— к 1822/23, 1824/25, 1826/27, 1828/29, 1830/31 гг.,—а именно тетради, в которых лекции записывались господином тайным советником Шульце, господином капитаном фон Грисгеймом, господином профессором Гото, господином доктором Вердером, господином доктором Гейманом и сыном философа господином Карлом Гегелем. Лишь в 1830/31 г. Гегель несколько подробнее рассматривал средние

468

века и новейшее время, изложение в книге взято главным образом из этого последнего курса. Многим из господ моих товарищей и друзей, которых я с удовольствием назвал бы, если бы мог предполагать, что они разрешили бы мне это, я признателен за улучшения, добавления и помощь всякого рода. Без них эта книга в отношении материала была бы гораздо менее совершенной, чем может быть теперь.

С выходом этой «Философии истории», «Эстетики», которая будет окончена через несколько месяцев, и «Энциклопедии», которая также скоро появится в новом виде, закончится все издание сочинений Гегеля. Оно явится памятником славы нашего друга и учителя и памятником благоговения издателей, глубина и искренность которого заключаются не в женственной пассивной скорби, а в скорби, побуждающей к новой деятельности. Оно вознаграждается лишь одним: чувством выполненного долга, и если бы живые мертвецы сочли возможным обвинять наш труд в несовершенстве, то мы могли бы надеяться на прощение, ввиду того что мы были преисполнены благих намерений. Как бы то ни было, «Философия истории» Гегеля нами издана.

Берлин, 8 июня 1837 г.

Эдуард Ганс

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Лекции Гегеля по философии истории вновь выходят в измененном виде, и это делает необходимым разъяснение насчет отношения этого второго издания как к материалу, использованному при издании самих лекций, так и к первому их изданию.

Покойный профессор Ганс, издатель «Философии истории», талантливо составил из лекций книгу; при этом он придерживался главным образом последних лекций Гегеля, потому что они были наиболее популярны и представлялись наиболее пригодными для вышеуказанной цели.

Благодаря его стараниям удалось в общем восстановить лекции в том виде, как они читались зимой 1830/31 г., и этим результатом можно было бы вполне удовлетвориться, если бы различные лекции Гегеля отличались большим однообразием и согласованностью, если бы они по своему характеру взаимно не дополняли друг друга. Ибо, как бы мощно ни охватывал Гегель своей мыслью огромный мир явлений, он никак не мог в продолжение одного семестра вполне одолеть и равномерно изложить необъятный исторический материал. В первом курсе, читанном зимою 1822/23 г., он имел в виду главным образом развитие философского понятия, чтобы показать, как оно составляет подлинное ядро истории и душу всемирно-исторических народов. Затем на примере Китая и Индии он стремился, по собственному его выражению, показать, как следует философски понимать национальный характер: это легче было сделать на примере этих восточных наций, чем по отношению к таким народам, у которых имеются действительная история и историческое развитие их характера. Далее, он любил останавливаться на греках, к которым он всегда относился с юношеским энтузиазмом, а затем, после краткого рассмотрения римского мира, он старался в конце курса дать в нескольких лекциях обзор средних веков и нового времени, так как приходилось спешить и так как там, где, как в христианском мире, мысль уже не остается скрытой во множестве явлений, но сама себя возвещает и открыто проявляет в истории, философ может сократить свое изложение, наметив лишь руководящую идею. Наоборот, в позднейших лекциях Китай и Индия и вообще

470

Восток рассматривались вкратце и больше времени и внимания уделялось германскому миру. Постепенно отводилось все меньше и меньше места философскому содержанию и всеобщности и все более и более расширялся исторический материал; целое становилось более популярным.

Легко видеть, как различные лекции дополняют друг друга и как мы можем располагать всем их материалом лишь в том случае, если соединим специфически философский элемент первых лекций, который должен иметь фундаментальное значение в этом труде, с историческою обстоятельностью последних лекций.

Если бы Гегель держал свои тетради в таком виде, в каком их обыкновенно держат университетские профессора, которые только присоединяют к первому наброску позднейшие улучшения и добавления, то правильно было бы мнение, что его последние лекции должны отличаться и наибольшею зрелостью. Но так как всякая лекция являлась у него новым созданием мысли, то каждая из них представляет собой лишь выражение той философской силы, которая одушевляла его в данное время; так, в первых двух курсах 1822/23 и 1824/25 гг. в самом деле можно найти более захватывающую энергию идей и выражений и гораздо больше захватывающих мыслей и метких метафор, чем в позднейших курсах, где благодаря повторению живая свежесть первоначального энтузиазма, которым сопровождается высказывание новых мыслей, могла лишь ослабеть.

Из сказанного выше выясняется, в чем заключалась задача нового издания. Следовало извлечь немало мыслей из первых лекций и вновь придать целому характер оригинальности. Поэтому в основу был положен печатный текст, и, по мере возможности сохраняя его, издатель вносил в него вставки, добавления, изменения и делал перестановки, сообразуясь с интересами дела. При этом едва ли имело место субъективное усмотрение, так как рукописи Гегеля служили единственной нормой при всех таких изменениях. И если первая редакция этих лекций придерживалась, за исключением части вступления, лишь записей слушателей в тетрадях, то новая редакция старалась дополнять первую и в том отношении, что повсюду она брала за исходный пункт оригинальные рукописи и пользовалась вышеупомянутыми тетрадями лишь для того, чтобы ориентироваться в них и установить в них порядок. Редактор желал сохранить единство стиля для своего сочинения, везде приводя лишь подлинные слова автора; поэтому не только новые вставки были дословно взяты из рукописей, но и в сохранившемся тексте везде восстановлялись подлинные выражения во всех тех случаях, когда записавший слушатель не удерживал их.

Для тех, которые усматривают строгость мышления в формальном схематизме и даже полемически пользуются им против

471

иного рода философствования, можно еще заметить, что Гегель не придерживался раз установленных подразделений, но вносил в них изменения в каждом курсе и, например, рассматривал буддизм и ламаизм то перед Индией, то после нее, то узко ограничивал христианский мир германскими народами, то включал в него и Византийскую империю. Достоверность мысли и подлинность истины допускают, как и сама жизнь, либеральное отношение к таким вещам, а формальный рассудок, находящий его неправильным, показывает тем самым, что он еще в сущности не постиг философской идеи и жизни. Новая редакция сочла нужным сделать лишь немногие изменения в этом отношении. Когда Общество по изданию сочинений Гегеля оказало мне честь, поручив новое издание «Философии истории» моего отца, оно в то же время назначило представителями первого издания и заместителями выбывшего из числа его членов покойного профессора Ганса трех своих членов, а именно господ тайного советника доктора Шульце, профессора фон Геннинге и профессора Гото, которым должно было быть представлено для просмотра новое издание. При этом пересмотре сделанные мною изменения были одобрены этими уважаемыми господами и моими высокочтимыми друзьями, а кроме того, ими были внесены многие новые поправки, за что я выражаю им публично свою признательность.

В заключение я считаю своим долгом заявить, что моя признательность по отношению к глубокоуважаемому Обществу за то достославное проявление любви к науке, дружбы и бескорыстия, которому оно обязано своим возникновением и которое объединяет его членов, могла лишь усилиться благодаря тому, что оно удостоило и меня участия в издании сочинений моего любимого отца.

Берлин, 16 мая 1840 г.

Карл Гегель

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

Абу-Бекр (573—634) — тесть пророка Магомета и его верный сподвижник; после смерти Магомета был избран калифом 374

Август (63 до н.э.—15 н.э.) —титул Гая Юлия Цезаря Октавиана, первого римского императора 323, 336, 339

Агамемнон — по греческим преданиям, сын Пелопида Атрея, царя Микен 269, 402

Агис (или Агид) — спартанский царь (245 до 241 до н.э.) 299

Аларих (376—410) — первый король вестготов 354

Александр Великий (356—323 дон. э.) — македонский царь и величайший полководец, подчинивший себе всю Грецию, Персию, Египет 83,116,145, 182, 200, 217, 253, 295,296,297, 402

Алкивиад (450—404 до н. э.) — знаменитый афинский государственный деятель и полководец, племянник и воспитанник Перикла290

Альфред Великий (849—899) — король англосаксов, объединивший под своей властью семь англосаксонских княжеств 382

Амазис II (царствовал с 569 до 526 до н. э.) — египетский фараон, поддерживавший дружественные отношения с греками 234—236

Анаксагор (500—428 до н. э.) — греческий философ 66, 67, 293, 445

Анкетиль дю Перрон, Абраам-Гиацинт (1731—1805) —ориенталист 212

Ансельм Кентерберийский (1033— 1109) —видный богослов и философ, принадлежавший к школе реалистов 406

Аппиан — римский историк, живший в эпоху Адриана и Антонина 325

Априэс — египетский фараон, свергнутый Амазисом 234

Арат из Сикиона (271—213 до н. э.) — греческий государственный деятель, главный руководитель Ахейского союза 299

Аристид (540—467 дон. э.) —афинский государственный деятель и полководец 280

Аристотель (384—322 до н. э.) — величайший греческий философ 71, 127,245,288,295,296,348,413

Аристофан (ок. 450—ок.380г.дон.э ) — греческий писатель 286

Аркадий — император Восточно-римской империи, правил с 395 по 408 г. 354

Арнольд Брешианский — церковный реформатор и итальянский политический деятель XII в., ученик философа Абеляра 413

Атрей — по греческим преданиям, сын Пелопа, царя Элиды, ставший затем царем Микен 258

Атилла — король гуннов 354

Аттал III, Филометр — пергамский царь с138по!33г.331

Бельцони, Джованни Батиста (1779— 1823) — исследователь египетских древностей 245

Биас из Приены — один из семи мудрецов, живших в VII—VI вв. дон. э 220, 278

Бонифаций XIII (1235—1303) — римский папа 413

Боссюэт Жак Бенине (1627—1704) — французский богослов и автор ряда религиозно-философских трудов 423

Брут Люций Юний — по преданию, основатель Римской республики, изгнавший царский род Тарквиниев 321

Брут Марк Юний (85—42 до н. э.) — убийца Цезаря 323,334

Валент Флавий — римский император 354

Велизарий (505—565) — византийский полководец 365

Веспасиан Август (9—79) — римский император (69—79) 337

Виклеф Джон (1320—1384)—английский церковный реформатор 413

Вильгельм Завоеватель (1027—1087) — сын герцога Нормандии Роберта II Дьявола, основатель англо-нормандской династии 385

Виргилий (70—29 до н. э.) — римский поэт века Августа 317

Галилей Галилео (1564—1642) —знаменитый астроном и физик, основатель механики 424

Гаммер (1774—1856) — немецкий ориенталист 248

Ганнибал (247—183 до н. э.) —выдающийся карфагенский полководец и государственный деятель 328

Гарун Аль-Рашид (786—809) — багдадский калиф эпохи расцвета аб-басидской династии 374

Гвичардини Франческо (1482— 1540) — итальянский историк и политический деятель 58

Гегевиш, Дитрих Герман (1746— 1812) — профессор истории Кильского университета 325

Гензерих — король вандалов (ум. в 477), под предводительством которого в 455 г. был взят и разгромлен Рим 354 Генрих III (1017—1056)—император

Римской империи 386,387 Генрих V (1081—1125)—король немецкий, император Римской империи 401

Геродот (485—425 до н. э.) — знаменитый древнегреческий историк 58, 95, 138, 212, 216, 219, 224, 226, 232

Гесиод (8—7 вв. до н. э.) — древнегреческий поэт 265 Гете Иоганн Вольфганг (1749—1832)

великий немецкий поэт 303,375 Гиппарх — брат Гиппия (см.), помогавший ему в управлении 285 Гиппий (род. между 565 и 560 гг.; ум. в 490 г.) —сын афинского тирана Пизистрата; после смерти отца стал тираном Афин 285

Гомер — родоначальник греческой поэзии (предположит. IX—VIII вв. до н. э.) 84,126,160, 253, 256, 257,259, 264,265, 269,270,293

Гонорий — император Западноримской империи с 395 по 423 г. 354

Гораций (65 до н. э.—8 н. э.) — великий римский поэт-лирик 336

Гракх Кай (153—121 до н. э.) -сподвижник и продолжатель дела своего старшего брата Тиберия (см.) 331,332

Гракх Тиберий (166—133 до н. э.) — вождь оппозиционной демократической партии в Риме Пв.331,332

Григорий VII Гильдебранд (1013— 1085) — римский папа с 1073 по 1085 г. 388

Григорий Назианский, или Богослов (329—389) —отец церкви, константинопольский патриарх с 380 по 381г. 456

Гроций Гуго (1583—1645)—знаменитый голландский юрист и государствовед 440

Гуго Капет (941—996) —французский король, родоначальник династии капетингов 385

Гус Ян (1369—1415)—знаменитый чешский религиозный реформатор 413

Густав II Адольф (1594—1632) -шведский король, сын Карла IX 435, 438

Данте Алигиери (1265—1313) — величайший итальянский поэт средневековья 416

Дарий I Гистасп (550—486 до н. э.) — персидский царь 83, 216,223,224

Дарий II Нот (423—404 до н. э.) — сын Артаксеркса I, персидский царь 234

Даун Леопольд Иосиф (1705—1766) — австрийский фельдмаршал 438

Декарт Рене (1596—1650)—французский философ, дуалист 439

Деметрий«Полиоркет» («завоеватель городов») (365—283 до н.э.) 298

Джонс Вильям (1746—1794) —судья в Калькуттском верховном суде с 1783 г. 197

Диодор Сицилийский — греческий историк-компилятор 60, 217, 231, 235,244

Диоклетиан Гай Аврелий Валерий — римский император с 284 по 305 г., преследовавший христиан (ум. в 313 г.) 321

Дионисий Галикарнасский (ум. в 8 г. до н. э.) — греческий ритор и историк 320

Доминик св. (1170—1221) —основатель монашеского ордена доминиканцев (в 1215 г.) 404, 405

Доминициан Тит Флавий (51—96) — сын Веспасиана, император 337

Захария I — папа с 741 по 752 г.; канонизирован церковью 377

Зороастр (Заратустра) —легендарный пророк древнего Ирана, живший, как полагают, в VII в. до н. э., основатель религии маздеизма (зороастрейства) 209,212,213,223

Ирина — византийская императрица: царствовала с 780 по 802 г. 357

Кадм — греч. мифол. 258

Каликст II — папа с 1119 по 1124 г. 399

Камбиз — царь древней Персии с 529 по 522 г. дон. э., сын Кира 223,235

Кант Иммануил (1724—1804)—великий немецкий философ 442, 457

Каракалла, наст, имя Марк Аврелий Антонин (186—217)—римский император с 211 по 217 г. 337

Карл Великий (742—814) — король франков; первый император св. Римской империи 362,365,368, 376, 378, 379, 381—385

Карл V (1500—1558)-король Испании; император св. Римской империи 361, 362,433,434

Карл Мартелл (688—741) —правитель франкского государства 372,375, 376

Карл Лысый (823—877) — император св. Римской империи и король западных франков с 875 г. 381

Карл Толстый (839—888) — император св. Римской империи и король франков с 881 по 887 г. 381

Карл, герцог Лотарингский (ум. в 991 г.) 385

Кассий — соучастник убийства Юлия Цезаря 334

Кассиодор (480—575) — выдающийся ученый-правовед раннего средневековья 365

Катон Старший (234—149 до н. э.) 330, 333

Кеплер Иоганн (1551 —1630)—астроном 112

Кимон — сын Мильтиада, выдающийся афинский полководец (Ув.) 280

Кир — основатель древнеперсидской державы (ум. в 529 г. до н. э.) 212, 216, 219,220,262,278

Клеомен III — царь спартанский с 235 г. до н. э. 299

Клит — начальник конницы у Александра Македонского 296

Кнут (или Канут) Великий — король датский (1014—1035), завоеватель Норвегии и Англии 382

Колумб Христофор (1446—1506) —знаменитый мореплаватель, открывший Америку 417

Кольбрук (1765—1837)—английский исследователь Индии 201

Константин Великий (274—337) — римский император 353

Конфуций (551—479 до н. э.) — китайский ученый и мудрец! 18,160,176

Коперник Николай (1473—1543) — великий астроном, впервые доказавший, что земля движется вокруг солнца 424

Красе Марк Лициний (115—53 до н. э.) — римский консул в 72—71 гг. до н. э. 332

Крез — последний лидийский царь (568—548 до н.э.) 220

Крейцер Фридрих (1771 — 1845) — филолог, профессор Марбургского (1804) и Гейдельбергского (1804— 1845) университетов 266

Кромвель Оливер — вождь великой английской революции 436

Ксенофонт (434—359 до н. э.) — греческий философ и историк, ученик Сократа212, 219,286, 288

Ксеркс — персидский царь (486—465) 216,223,224,282

Ктезий — греческий историк 216

Куэн-Лонг (Цянь-Лун) (1736—1799) - китайский император манчжурской династии 174

Ламенэ Фелисите Роберт (1782— 1854) — аббат, знаменитый писатель-публицист и общественный деятель 107

Лев X (Джованни Медичи) — папа с 1513 по 1521 г. 362

Лейбниц Готфрид — Вильгельм (1646— 1716) — знаменитый немецкий философ 423, 457

Лже-Смердис — персидский самозванец, маг Гаумато 223

Ливии Тит (59 до н. э.—17 н. э.) —знаменитый римский историк 299, 308, 319, 320, 321,340

Ликург — легендарный римский законодатель, живший по преданию в IX в. дон. э. 280, 287

Лициний Столон — народный трибун (IVв. дон.э.) 312, 324,325

Лукумон — этрусский вельможа, отец римского царя Тарквиния Древнего 308

Людовик V (966—987) — король Франции 385

Людовик IV Баварский (1287—1346) — немецкий король 407

Людовик Благочестивый (778—840) — западный римский император 381

Людовик IX Святой (1226—1270) — король Франции 411

Людовик XIV — король французский 433

Лютер Мартин (1483—1546) —известный религиозный реформатор 362, 390,420,421,422,441

Мазарини Жюль (1602—1661) — первый министр и выдающийся дипломат 433

Макартней, лорд 224

Макиавелли Николо (1496—1527) — известный политический писатель 411

Манефон — первосвященник египетских храмов в эпоху Птолемеев I и II 231

Мардоний — персидский полководец 283

Марий (156—86дон.э.) — римскийпол-ководец, неоднократно избирался консулом 331

Марко Поло (1254—1323)—венецианский путешественник 160

Марций Анк — четвертый из римских царей, царствовавший, по преданию, 24 года 320

Махмуд Великий (998—1030) — султан Газневидского государства, основанного тюрком Альп-Тегином в Афганистане 217

Медичи — знаменитый род флорентийских банкиров 427

Менений Агриппа — римский политический деятель VI в. до н. э.

Мильтиад — известный афинский полководец 280,282

Митридат (132—63 гг. до н. э.) — понтийский царь и полководец 331

Монтескье Шарль Луи (1689—1755) 278

Мориц Саксонский (1521—1553) — курфюрст 433,435

Мюллер Иоганн (1752—1809) — немецкий историк и публицист 60

Мюллер Карл Отфрид (1797—1840) — известный исследователь Греции 288

Наполеон I (1769—1821) 303, 305, 334, 448,450

Нарзес — полководец императора Юстиниана 365

Нерон (37—68) — римский император 317,336

Нехао — египетский фараон (610—594 дон. э.) 234

Нибур Бартольд Георг (1776—1831) — выдающийся немец кий историк 305, 320,325

Николай II — римский папа в 1058—1061 гг. 388

Нин — мифический основатель Ассирийского государства, живший, по преданию, около 2000 года до н. э. 217, 218

НумаПомпилий — по преданию, второй из семи римских царей, родом сабинянин 319,320

Одоакр — правитель Италии в конце V в. 354

Омар-Ибн-Хаттаб — второй мусульманский халиф (634—644) 238, 374

Павзаний — спартанский правитель и полководец 258, 280

Пелопид — выдающийся греческий деятель эпохи гегемонии Фив 291

Перикл — знаменитый афинский государственный деятель 280, 285, 286, 297

Персей (212—166 до н. э.)—сын Филиппа III Македонского, последний македонский царь 300

Петр Амьенский, или Пустынник (1050—1116) - монах 402

Пизистрат — афинскийтиран, младший современник Солона 282,284

Пипин Короткий (714—768) —первый король из Каролингского дома 375, 376

Пифагор (580—кон. VI до н. э.) — известный греческий философ 237,245

Платон (род.ок. 430—427гг. дон. э.,ум. в347г.дон.э.) — греческий философ 237,286, 288, 293,333, 348, 349,416

Плутарх (род. в 50 г., ум. ок. 135 г.) — греческий писатель и моралист 287, 299, 325,332

Полибий (род. ок. 210—205 гг. до н. э., ум. ок. 128—123 гг. до н. э.) — греческий историк, автор первой всеобщей истории в 40 книгах, охватывающей период с 220 г. до н. э. до разрушения Карфагена, Коринфа и умиротворения Греции 300, 327

Полиоркет Деметрий — см. Деметрий Полиоркет

Помпеи (106—48 гг. до н. э.) —крупнейший римский полководец 331, 332

Порсена — царь одной из двенадцати общин Этрурии 322

Прокл (410—485) —философ неоплатонической школы 249

Псамменит — египетский фараон 235

Псамметих 1 (664—610 до н. э.) — египетский фараон 234

Птолемей Филадельф (295—247 до н. э.) —египетский царь из греко-македонской династии 231

Рамзес II Великий — египетский фараон, живший примерно в XIII в. до н. э. 233

Рафаэль Санцио, или Санти (1483— 1520)—великий итальянский художник 415

Рем — брат Ромула 310

Ремюза Жан Пьер Абель (1788— 1832)—французский ориенталист 167

Ришелье Арман Жан Дюплесси (1585— 1642) — герцог-кардинал 433, 437

Робеспьер, Максимиллиан Мария Исидор (1758—1794) — известный деятель Великой французской революции, глава якобинцев 288, 373, 429

Ромул — первый легендарный царь римлян, основавший, по преданию, вместе со своим братом Ремом г. Рим 310,319,320,323

Руссо Жан Жак (1712—1778) -французский публицист и мыслитель эпохи Просвещения 364

Сандоракотт (или Чандрагубта) — индийский политический деятель 200

Сарданапал — легендарный последний царь Ассирии 219,220

Севострис — см. Рамзес

Семирамида — по преданию, дочь богини Деркет и супруга Нина (см.)

Сен-Мартен, маркиз (1743—1833) — теософ 107

Сервий Тулий (575—535 до н.э.) — шестой римский царь 319,320,321

Серторий Квинт — римский политический деятель и полководец I в. до н. э.331

Сид Кампеадор (1040—1099) — национальный герой средневековой Испании 403

Сократ (469—399 до н. э.) — знаменитый греческий философ, учитель Платона 266, 281, 286, 293, 294, 362

Солон (около 638—558 до н. э.) — афинский реформатор и законодатель, один из семи мудрецов 278, 280, 284,285

Софокл (495—406 дон. э.) — греческий драматург 283, 286

Спартак —известный вождь восставших в Риме рабов в 73—71 гг. дон. э. 332

Спе Фридрих, фон (1591 —1635)—с 1610г. иезуит, с 1621 г. — профессор философии в Кельне 429

Спиноза Барух-Бенедикт (1632—1677 гг.) —философ 229

Стефан II — папа с 752 по 757 г. до н. э. 376

Стилихон Флавий — римский полководец 354

Страбон (64/63 до н. э. — 23/24 н. э.) — греческий историк и географ 235

Сулла (138—178 до н. э.) —римский полководец 331

Тамерлан (Тимур) (1336—1405)—завоеватель 134

Тарквиний Гордый (534—510дон.э.) — по преданию седьмой и последний римский царь 320, 321

Тарквиний Древний — по поеданию, римский царь, правивший в период 615—578гг. дон э. 320, 323

Тацит (55—210) — выдающийся римский историк и писатель 322, 364

Теодорих Великий (454—526) —король остготов 365

Тиберий — римский император (14— 37) 335

Тигран II Великий — армянский царь (95—36 до н.э.) 331

Тит Флавий Веспасиан (41—81) — римский император 337

Томазий Христиан (1655—1728) —немецкий философ 429

Траян (53—117) —римский император 337

Фалес из Милета — отец греческой философии (VII—VI в. до н. э.), современник Солона 220,278

Фемистокл (прибл. 514—450 гг. до н. э.) — крупнейший государственный деятель и полководец Афин 280

Фенелон Франсуа де Салиньяк (1651 — 1715) — французский писатель 95

Феодосии I (346—395) — последний император единой римской империи 353, 354

Филипп IV Красивый (1268—1314) — французский король 412

Филипп II (382—336 до н. э ) 217, 295, 450

Филипп II (1527—1598)—испанский король 431

Филон Иудей, или Филон Александрийский (род. ок. 30— 10 гг. до н. э., ум. в 50 г. н. э ) —еврейский философ-мистик 348

Филопемен (253—183 до н. э.) —греческий полководец 299

Фирдоуси (Фирдуси) (935—1020) - персидский поэт 217

Франциск Ассизский (1182—1226) — основатель ордена францисканцев — нищенствующих монахов 405

Фридрих I Барбаросса (1123—1190) — император св. Римской империи 399

Фридрих II Великий — король прусский (1740—1786)368,438,440

Фукидид(род.ок.460—455 г. дон.э.,ум. ок. 399—396 гг. до н. э.) — греческий историк, современник Перикла 58, 59, 256, 258, 261, 262, 280, 286, 289, 290

Фуси — китайский мудрец, живший примерно в V в. до н. э. 161

Хеопс — египетский фараон 233

Херемон — философ-стоик, учитель Нерона 238

Хефрен — пятый египетский фараон четвертой династии 233

Хильдерих III — последний король Ме-ровингской династии 375

Хлодвиг (466—511) — основатель франкского государства, объединивший под своей властью все франкские племена 365, 366, 369, 375, 385

Христос - 276, 344, 345, 346, 347, 349, 350,356, 389, 390,400,401, 402,403, 406, 420,421

Цезарь Гай Юлий (102—44 до н. э.) -один из величайших полководцев и государственных деятелей римской истории 59,81,83,116,133,323,332, 333,334,364

Цицерон Марк Тулий (106—64 до н. э.) — выдающийся оратор, крупный государственный деятель и писатель древнего Рима 325,332,333,333, 440

Чингисхан (1155—1227) — монгольский вождь 134

Чуди Эгидий (1505—1572)—швейцарский историк и крупный политический деятель 62

Шабак — первый египетский фараон эфиопской династии, царствовавший в VIII—VII вв. до н.э. 233

Шампольон Жан Франсуа (1790— 1832) — основательегиптологии232, 232,233

Шиллер Иоганн Фридрих (1759— 1805) — немецкий поэт 276

Шлегель Фридрих (1772—1829) —немецкий критик, филолог и философ 106,107,197

Шорель (Скорель) Ян (1495—1562) — голландский художник и архитектор 180

Эврипид (480—406 до н. э.) — известный греческий драматург 283, 286

Эгеберт — первый король Англии 381

Экштейн фон, барон (1790—1861) —деятель эпохи Реставрации 107

Эратосфен (276—196 до н. э.) —греческий математик, географ, астроном, геолог и философ 240

Эпаминонд — величайший греческий полководец IV в. до н. э. 291,295

Эпикур (342—271) — греческий философ 66

Эсхил (526—456) — греческий драматург 257, 275, 283,286

Югу рта — ну индийский царь 331

Юлиам — римский император (с 361 по 363 г.) 349,353

ЮнгТомас(1773—1825) -физик, врач и египтолог 232

Юстиниан Великий (527—565) — восточноримский император 355

Ямблих — греческий философ, живший в эпоху Константина Великого 240

Яо (2356—2258 до н. э.) — легендарный китайский император 159

СОДЕРЖАНИЕ

Стр. Ю. В. Перов, К. А. Сергеев. «Философия истории» Гегеля: от субстанции к

историчности................................................ 5

ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ

Введение......................................................... 57

Географическая основа всемирной истории — (Новый свет. — Старый

свет. — Африка. — Азия и Европа)............................ 126

Деление истории ................................................ 147

Часть первая Восточный мир

Отдел первый. Китай. .............................................. 159

Отдел второй. Индия............................................... 179

Буддизм........................................................ 204

Отдел третий. Персия .............................................. 209

Глава первая. Зендский народ...................................... 212

Глава вторая. Ассирийцы, вавилоняне, мидяне и персы................. 216

Глава третья. Персидское государство и его составные части............. 221

Персия........................................................ 222

Сирия и семитическая Передняя Азия.............................. 224

Иудея......................................................... 227

Египет........................................................ 230

Переход к греческому миру....................................... 248

Часть втора я Греческий мир

Отдел первый. Элементы греческого духа ............................. 255

Отдел второй. Формы проявления прекрасной индивидуальности.......... 269

Глава первая. Субъективное художественное произведение ............. 269

Глава вторая. Объективное художественное произведение .............. 271

Глава третья. Политическое художественное произведение ............. 277

Войны с персами................................................ 282

Афины........................................................ 284

Спарта....................................................... 287

Пелопоннесская война........................................... 290

Македонское царство............................................ 295

Отдел третий. Упадок греческого духа................................. 298

Часть третья Римский мир

Отдел первый. Рим до Второй пунической войны........................ 307

Глава первая. Элементы римского духа.............................. 307

Глава вторая. История Рима до Второй пунической войны............... 319

Отдел второй. Рим от Второй пунической войны до империи............ 328

Отдел третий...................................................... 335

Глава первая. Рим в императорский период........................... 335

Глава вторая. Христианство ....................................... 339

Глава третья. Византийская империя................................ 353

Часть четвертая Германский мир

Отдел первый. Элементы христианско-германского мира ............... 366

Глава первая. Переселение народов................................. 366

Глава вторая. Магометанство....................................... 373

Глава третья. Государство Карла Великого ........................... 377

Отдел второй. Средние века.......................................... 382

Глава первая. Феодализм и иерархия................................ 383

Глава вторая. Крестовые походы.................................... 402

Глава третья. Переход от феодальной системы к монархии.............. 409

Искусство и наука как элементы разложения средневекового миросозерцания ................................................... 417

Отдел третий. Новое время.......................................... 420

Глава первая. Реформация-........................................ 420

Глава вторая. Влияние реформации на формирование государств ........ 432

Глава третья. Просвещение и революция............................. 440

Приложени

Предисловие издателя (Эдуард Ганс)............................. 459

Предисловие ко второму изданию (Карл Гегель).....................469

Именной указатель...........................................472

Г. В. Ф. ГЕГЕЛЬ

Лекции по философии истории

Публикуется по изданию: Гегель. Сочинения. Т. VIII. М.; Л.: Соцэкгиз, 1935

назад содержание далее



ПОИСК:







© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)