Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 21.

558 НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

изображении не чемто чуждый духу, а вообще проекцией последнего в предметный способ бытия.

Нужно указать далее, что Шеллинг благодаря этому стал родоначальником новой философии природы, так как он начал раскрывать природу как созерцание или выражение понятия и его определений. Философия природы не есть новая наука, мы с нею всегда имели дело, например при изложении Аристотеля и т. д. Английская философия есть также лишь облечение явлений природы в мысли; силы, «законы» природы суть ее основные определения. Противоположность между физикой и философией природы не есть, следовательно, противоположность между Heмышлением и мышлением природы. Философия природы означает в целом не что иное, как мыслительное рассмотрение природы; но такова также и обычная физика, так как ее определения: силы, законы и т. д. суть мысли. Только в физике мысли суть формальные рассудочные мысли, более частный материал и содержание которых не могут быть определены самой мыслью, а должны быть заимствованы из опыта; однако конкретная мысль содержит в себе свое определение и содержание, и единственно лишь внешний способ их явления принадлежит внешним чувствам. Если же теперь философия пошла дальше формы рассудка и постигла спекулятивное понятие, то она должна изменить определения мысли, категории рассудка относительно природы. Кант уже положил этому начало, и Шеллинг стремился, вместо того, чтобы давать обычную метафизику природы, формулировать понятие последней. Природа есть для него не что иное, как внешний способ существования системы форм мыслей, точно так же как дух есть существование этой системы в форме сознания. Заслуга Шеллинга, стало быть, состоит не в том, что он внес мысль в понимание природы, а в том, что он изменил категории мышления природы; он ввел для понимания природы формы разума и поставил их, например формы умозаключения в магнетизме, на место обычных рассудочных категорий. Он не только показал наличие этих форм в природе, но и стремился, исходя из таких начал, показать ход развития природы.

В «Дальнейших изложениях из системы философии», которые Шеллинг дает в «Новом журнале спекулятивной физики», он избрал другие формы, ибо он вследствие неразработанности формы и отсутствия диалектики бросался от одной формы в другую, так как ни одна из них не была удовлетворительна. Вместо «равновесия субъективности и объективности» он теперь говорит: «тождество сущности и формы», «всеобщего и особенного», «конечного и бесконечного», «положительного и отрицательного», и определяет абсолютное безразличие случайно то в той, то в другой из этих форм противоположности. Все эти

НОВЕЙШАЯ НЕМЕЦКАЯ ФИЛОСОФИЯ 559

противоположности можно применять; они, однако, лишь абстрактны и находятся в связи с различными ступенями развития самых логических категорий. Форму н сущность Шеллинг различает таким образом, что форма, рассматриваемая сама по себе, есть особенное или, иначе говоря, выступление различия, субъективности. Но сущность есть непосредственно в себе же самой абсолютная форма или абсолютное познание, самосознательная сущность в смысле мыслящего познания, — точно так же как она у Спинозы имела форму предметного или мыслимого. Спекулятивная философия состоит в этом утверждении, но не как само по себе существующем, а есть ее чистая организация; познание стоит внутри абсолютного. Таким образом, Шеллинг сообщил снова трансцендентальному идеализму значение абсолютного идеализма. Это единство сущности и формы есть, таким образом, ..согласно Шеллингу, абсолютное; или, если мы рассматриваем сущность как всеобщее, а форму как особенное, то оно есть абсолютное единство всеобщего и особенного или, иначе говоря, бытия и познания. Различные, субъект и объект, или всеобщее и особенное, суть только идеализованные противоположности, в абсолютном они всецело едины. Это единство как форма есть интеллектуальное созерцание, полагающее мышление и бытие абсолютно равными и, выражая абсолютное формально, становится вместе с тем выражением его сущности. Кто не обладает силой воображения, чтобы представить себе это единство, тот лишен философского органа. Но истинная абсолютность всего и вся состоит в том, что она сама познается не как всеобщее и особенное, а всеобщее в самой этой своей определенности познается как единство всеобщего и особенного, и точно так же особенное познается как единство их обоих. Конструкция именно и состоит в том, чтобы привести обратно в абсолютное каждое особенное, определенное, или, иначе говоря, рассматривать его так, как оно есть в абсолютном единстве. Его определенность есть лишь его идеализованный момент, истину же его составляет его бытие в абсолютном. Три момента или степени: внедрение (Einbildung — буквально воображение — Перев.) сущности (бесконечного) в форму (в конечное) и внедрение формы в сущность, каковые оба внедрения суть относительные единства, и третий момент, абсолютное единство, — эти три момента возвращаются, таким образом, снова в каждой единичной вещи, так что природа, реальная сторона, как внедрение сущности в форму или всеобщего в особенное, сама в свою очередь имеет в себе эти три единства, и точно так же имеет в себе эти три момента идеальная сторона, — каждая степень, таким образом, сама по себе взятая, в свою очередь абсолютна. В томто именно и состоит всеобщая идея научного построения вселенной, чтобы ту тройственность, которая составляет схему

560 НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

целого, повторять также и в каждом единичном, этим показать тождество всех вещей, и темто именно рассматривать их в их абсолютной сущности таким образом, что все они выражают одно и то же единство'.

Более подробное разъяснение этой общей идеи носит у Шеллинга в высшей степени формальный характер: «Так как форма, взятая сама по себе, есть особенное (конечное), то сущность впечатлевается в форму благодаря тому, что привходит бесконечное, что единство вбирается в множество, безразличие в различие». Другое определение таково: «форма впечатлевается в сущность благодаря тому, что конечное вбирается в бесконечное, различие — в безразличие». Но внедрять (einbilden), «вбирать» суть лишь чувственные выражения. «Выражая это иначе, скажем: особенное превращается в абсолютную форму благодаря тому, что всеобщее становится единым с ним; всеобщее превращается в абсолютную сущность благодаря тому, что особенное становится с ним единым. Но эти два единства суть в абсолютном не вне друг друга, а друг в друге, и поэтому абсолютное есть абсолютное безразличие формы и сущности», как единство этого двойного образования единства (inEinsbildungen). «Этими двумя единствами определяются две различные степени, но в себе обе суть совершенно одинаковые корни абсолютного» 2. Это — голое заверение, постоянное возвращение после каждого различения, которое (различение) все снова и снова удаляется из бесконечного.

«В являющейся природе мы видим отображения первого абсолютного внедрения и, значит, природа, рассматриваемая в себе, есть не что иное, как вышеуказанное внедрение, как оно есть в абсолютном (нераздельно друг от друга). Ибо благодаря тому, что бесконечное внедряется в конечное, сущность внедряется в форму. Так как форма достигает реальности лишь через сущность, то ввиду того, что сущность внедряется в форму, причем последняя (согласно предположению) не внедряется равным образом в сущность, — ввиду этого сущность может оказаться (sich darstellen) только возможностью или основанием реальности, а не безразличием возможности и действительности. Но то, с чем обстоит таким образом, а именно то, что есть сущность, поскольку она есть только основание реальности, следовательно, хотя и внедрена в форму, но форма не внедрена в свою очередь в нее, — есть то, что представляется как природа. Сущность светит (Scheint) в форму, но форма в свою очередь также светит обратно в сущность; это — другое единство», это —

1 Schilling, Neue Zeitschrift fur speculative Physik, Bd. I, St. I, S. 1—77, Si. II, S. 1—38.

2 Ibid., Bd. I, St. П, S. 41—50.

561

духовное. «Последнее полагается благодаря тому, что конечное принимается в бесконечное; этим форма как особенное пробивается в сущность и сама становится абсолютной. Форма, внедряемая в сущность, представляется в противоположности к сущности, которая является в форму и является лишь как основание, как абсолютная деятельность и положительная причина реальности. Внедрение абсолютной формы в сущность есть то, что мы мыслим как бога, и от этого внедрения (EinBildung — воображение и единообразование. — Перев.) получаются отображения в идеальном мире, который поэтому в своем «в себе» есть второе единство'. Каждое из этих двух внедрений есть вся целостность, но не положенная, не являющаяся как таковая, а с перевесом одного или другого фактора. Каждая из этих двух сфер в свою очередь имеет, значит, в самой себе эти различия, и, таким образом, в каждой сфере встречаются каждая из трех степеней.

Основание, природа только как основание, есть материя, тяжесть как первая степень. Это внедрение формы в сущность, в реальном мире, представляет собою всеобщий механизм, необходимость. Но второй степенью является свет, сияющий во тьме, впечатленная в сущность форма. Абсолютное внедрение воедино (inEinsbildung) обоих единств в реальном, так что материя есть всецело форма, а форма — всецело материя, есть организм, высшее выражение природы, как она есть в боге, и бога, как он есть в природе, в конечном». На идеальной стороне знание есть впечатленная в ясность (in den Tag) формы сущность абсолютного — и действование есть внедрение формы как особенного в сущность абсолютного; подобно тому, как в реальном мире отождествленная с сущностью форма сияет в качестве света, так в идеальном мире сияет сам бог в собственном образе, как прорвавшаяся во внедрении формы в сущность живая форма, так что во всех отношениях идеальный и реальный мир опятьтаки относятся как подобие и символ. Абсолютное взаимное внедрение воедино обоих единств в идеальном, создание из них единого единства, так что материя есть всецело форма, а форма есть всецело материя, есть произведение искусства, и та сокрытая в абсолютном тайна, которая представляет собою корень всяческой реальности, выступает здесь в самом рефлектированном мире, в наивысшем соединении бога и природы, как сила воображения». Искусство, поэзия представляются, таким образом, Шеллингу наивысшим потому, что в них имеет место это взаимопроникновение, но на самом деле искусство есть абсолютное только в чувственной форме. Где и каким образом мы нашли бы произведение искусства, которое соответствовало бы идее духа? «Вселенная образована в абсолютном как совершеннейшее

1Ibid., Bd. I, St. П, S. 41—50.

562 НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

органическое существо и как совершеннейшее произведение искусства, — для разума, который познает ее в нем, она образована в нем в абсолютной истине; для силы воображения, которая изображает ее в нем, она образована в нем в абсолютной красоте. И разум, и сила воображения выражают одно и то же единство, только» рассматриваемое «с различных сторон, и оба входят в абсолютную точку безразличия, в познании которого вместе с тем заключается начальный пункт и цель науки». Как эта высшая идея, так и все эти различия понимаются здесь очень формально.

3. Отношение природы к духу, к богу, к абсолютному Шеллинг указал в другом месте, а именно только в позднейших изложениях своего учения. Он определяет сущность бога — поскольку последний в качестве бесконечного созерцания делает сам себя основанием — как природу, и последняя есть, таким образом, отрицательный момент в боге, так как интеллект и мышление существуют лишь через противопоставление некоего бытия. В особенности, в написанном по особому случаю произведении против Якоби (1812) Шеллинг определеннее высказался о природе бога и его отношении к природе. Он говорит там следующее: «Бог или, точнее, та сущность, которая есть бог, есть основание, — вопервых, основание самого себя как нравственного существа. Но он» — затем также и «делает себя основанием», — не причиной. Интеллекту должно чтото предшествовать, должно предшествовать бытие, — «так как мышление есть прямая противоположность бытия. То, что есть начало некоего интеллекта, не может быть в свою очередь интеллектом, так как в таком случае не было бы никакого различения; но оно не может быть безусловно не интеллектом, именно потому, что оно есть возможность некоего интеллекта. Таким образом, оно будет чемто средним, т, е, оно будет действовать мудро, но как бы руководимое врожденной, инстинктообразной, слепой, еще несознательной мудростью, подобно тому, как нам часто приходится видеть вдохновенных, изрекающих слова полные рассудительности, но не обдуманно, а как бы по наитию». Стало быть, бог, как эта основа самого себя, есть природа, природа, какова она в боге; так рассматривается природа в философии природы2. Абсолютное же состоит в том, чтобы снять это основание и сделать само себя интеллектом. — Позднее стали поэтому называть философию Шеллинга также и философией природы,

1 Ibid.. Bd. I, St II, S, 41—50.

2 Schelling, Denkmal der Schrift von den gottiichen Dingen (Памятниксочинению [Якоби] о божественных вещах), S. 94, 85—86; «PhilosophischeUniemichungen iiber des Wesen der menachlichea Freiheit» (Философские

исследования о сущности человеческой свободы) в «Phllosophlsche Schriften», Bd.

1. Landshul, 1809, S, 429, 89—93.

563

натурфилософией. и притом в смысле общей философии, между тем как философия природы должна в точном смысле составлять лишь часть целого.

Здесь не место ни излагать подробности шеллинговой философии, ни указывать те стороны, которые не могут нас удовлетворить в данных Шеллингом до сих пор изложениях своей философии. Эта система представляет собою последний интересный, истинный образ среди тех образов философии, которые мы должны были рассмотреть. Вопервых, мы должны подчеркнуть у Шеллинга самое ту идею, что он понимал истинное как конкретное, как единство субъективного и объективного. Таким образом, главным в шеллинговской философии является то, что в ней идет речь о глубоком спекулятивном содержании, являющемся в качестве содержания тем содержанием, о котором и должна была идти речь после того, как развернулась вся история философии. Свободно для себя сущее, не абстрактное, а внутри себя конкретное мышление постигает себя внутри себя как интеллектуально действительный мир, и этот мир есть истина природы, природа в себе. Второе великое деяние Шеллинга заключается в том, что он обнаружил и доказал наличие форм духа в природе: магнетизм, электричество и т. д. представляют собою для него лишь внешние способы проявления идеи. Недостаток его философского учения заключается в том, что в нем эта идея, ее различение на идеальный и природный миры, а затем целостность определений не показаны и не развиты как внутри себя необходимые через понятие. Так как Шеллинг не осмыслил этой стороны, то мы у него не находим мышления; таким образом, получается, что произведение искусства оказывается наивысшим и единственным видом существования идеи для духа. Но наивысшим видом существования идеи является скорее ее собственная стихия; следовательно, мышление, постигнутая идея выше произведения искусства. Идея есть истина и все истинное есть идея. Систематизация идеи, ее развертывание в мир должно быть доказано, как необходимое раскрытие и откровение. Напротив, у Шеллинга форма превращается скорее во внешнюю схему и метод есть у него наклеивание этой схемы на внешние предметы. Эта привнесенная извне схема занимает место диалектического поступательного движения; благодаря этому философия природы больше всего повредила себе в общем мнении, так как она рассуждала совершенно внешним образом, клала в основание готовую схему и подводила под нее созерцаемую природу. Эти формы назывались у Шеллинга степенями, но другие вместо таких математических форм или математического типа мысли клали в основание чувственные формы; Яков Беме, например, клал в основание серу, ртуть. Шеллинг определяет магнетизм,

564

электричество и химизм в природе как три степени, а затем он, говоря об организме, снова называет воспроизведение химизмом, раздражимость электричеством и чувствительность магнетизмом. Таким образом, в философию природы вкрался чрезвычайный формализм. Она представляла все как ряд, а это является поверхностным определением, не имеющим в себе необходимости, так как мы здесь находим формулы вместо понятий. Это — блестящая сила воображения, как у Герреса. Эта непристойность, применение форм, заимствованных из одной сферы природы, к совершенно другой сфере, заходила очень далеко; у Окена, например, называвшего волокна древесины нервами, мозгом растения, это граничит с сумасшествием. Философия, таким образом, сделалась игрой чисто аналогического рефлектирования, но в философии нужны, важны мысли. «Нервы», это — не мысли, и точно так же не являются мыслями выражения: «полюс сжатия, полюс расширения», «мужское», «женское» и т. д. Этот формализм, эта манера наклеивать внешнюю схему на ту сферу природы, которую намерены подвергнуть рассмотрению, является тем внешним приемом, который применяется философией природы, и сама она заимствует этот способ оперирования у фантазии. Это — самая плохая манера; уже сам Шеллинг также отчасти слишком облегчал себе задачу; другие же окончательно стали злоупотреблять этой манерой. Все это делается для того, чтобы избавиться от мысли, а мысль ведь и есть то последнее простое определение, которое нужно иметь в виду.

Поэтому больше всего следует отличать от философии Шеллинга образ действия его поклонников; последние, с одной стороны, стали извергать нелепый, безвкусный словесный поток об абсолютном. С другой стороны, вследствие превратного своего понимания интеллектуального созерцания они отказались от постижения, отказываются тем самым от основного момента познания и высказывают руководясь созерцанием, т.е. пялят именно глаза на вещь, схватывают налету поверхностную аналогию и определенность, и полагают, что они этим выразили ее природу, на самом же деле изгоняют всякую научность. Вся эта тенденция противопоставляет себя прежде всего рефлективному мышлению или, иначе сказать, такому движению рассуждения, которое держится фиксированных, прочных, неподвижных понятий. Но вместо того, чтобы оставаться в области понятия и познать его как беспокойное «я», они впали в противоположную крайность покоящегося созерцания, непосредственного бытия, неподвижного «в себе», и полагают, что этот недостаток, эта неподвижность, исправляется глядением, и что

1 Ср. Schelling, Erster Entwurf der Naturphilosophie, S. 297.

565

это глядение они превращают в интеллектуальное, определяя его в свою очередь посредством какогонибудь фиксированого понятия. Или же они приводят созерцаемое в движение тем, что говорят: страус есть рыба среди птиц, потому что у него длинная шея, — «рыба» становится чемто всеобщим, но не понятием. Вся эта манера, проникшая как в естественную историю и науку о природе, так и в медицину, представляет собою такой жалкий формализм, такое бессмысленное смешение обыденнейшей эмпирии и поверхностнейших идеальных определений, какой только когдалибо существовал. Локковское философствование не так плохо» ибо вышеуказанное философствование по своему содержанию и форме не лучше, да еще, кроме того, связано с нелепым самомнением. Философия, благодаря этому, пала очень низко, сделалась предметом пренебрежения и презрения, разделяемого чаще всего теми, которые уверяют, что они находятся в обладании философией. Вместо серьезного отношения, свойственного постижению, вместо спокойной обдуманности, характеризующей мысль, выступает игра с взбредшими на ум нелепыми выдумками, которые считаются глубокими созерцаниями, высокими предчувствиями, а также и поэзией, причем представители этой манеры полагают, что находятся в самом центре вещей; на самом же деле они скользят по поверхности. Двадцать пять лет тому назад и с поэзией тоже обстояло дело так: ею овладела гениальность и творила в поэтическом вдохновении свои произведения прямотаки слепо, из нутра, как выстрел из пистолета. Продукты этого творчества были либо безумствами, либо, если они не были безумными, представляли собою такую плоскую прозу, что содержание являлось слишком плохим для прозы. То же самое явление мы встречаем в указанных философских учениях. То, что в них не является совершенно бессмысленной чепухой, болтовней о точке безразличия и полярности, о кислороде, святом, вечном и т. д., представляет собою такие тривиальные мысли, что может возникнуть сомнение в том, правильно ли мы их поняли, вопервых, потому, что последние излагаются с таким заносчивым, притязательным бесстыдством, вовторых, потому, что полагаешь, что всетаки не будут же они высказывать такую тривиальщину. И подобно тому, как в философии природы они забывают о понятии и рассуждают как совершенно покинутые духом, так они и вообще совершенно забывают о духе. Это — ложный путь, так как, согласно выставляемому ими принципу, понятие и созерцание составляют единое единство, а на деле это единство, этот дух сам выступает непосредственно, следовательно, находится в области созерцания, а не в области мысли.

566 НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

РЕЗУЛЬТАТ

Теперешняя стадия философии характеризуется тем, что идея познана в ее необходимости, каждая из сторон, на которые она раскалывается, природа и дух, познается как изображение целостности идеи, и не только как в себе тождественная, но и как порождающая из самой себя это единое тождество, и последнее благодаря этому познается как необходимое. Природа и духовный мир или история суть эти две действительности; существующее как действительная природа есть образ божественного разума, формы сознательного разума суть также и формы природы. Окончательной целью и окончательным устремлением философии является примирение мысли, понятия с действительностью, и легко находить полное удовлетворение в других, низших точках зрения, в тех или других видах созерцания и чувства. Но чем глубже дух погружается сам в себя, тем интенсивнее становится противоположность, тем шире становится богатство, направленное во вне; глубину мы должны измерять степенью потребности, жажды, с которой дух направляет свои поиски вовне, чтобы найти себя. Мы видели, как выступила мысль, постигающая самое себя; она стремилась сделать себя конкретной внутри самой себя. Ее первая деятельность носит формальный характер; только Аристотель впервые говорит, что нус (разум) есть мышление мышления. Результатом истории философии является мысль, которая находится у себя и вместе с тем охватывает универсум, превращает его в интеллектуальный мир. В постижении, в понятиях (im Begreifen) духовный и природный универсумы проникают друг друга, как единый гармонизирующий универсум, который внутри себя бежит от себя, развивает в своих сторонах абсолютное в целостность, чтобы именно этим в единстве этой целостности, в мысли достигнуть осознания самого себя. Таким образом, философия, а не искусство и религия с выдвигаемыми ими чувствами, есть подлинная теодицея, — примирение духа, и притом духа, постигшего себя в своей свободе и в богатстве своей действительности.

До этой стадии дошел мировой дух. Каждая ступень имеет в истинной системе философии свою собственную форму; ничто не утеряно, все принципы сохранены, так как последняя философия представляет собою целостность форм. Эта конкретная идея есть результат стараний духа в продолжение своей серьезнейшей, почти двадцати пятив ековой работы стать для самого себя объективным, познать себя:

Tantae molis erat se ipsam cognoscere mentem

(Так трудно было духу познать самого себя).

Требовалось столь продолжительное время для того, чтобы была создана философия нашего времени, так лениво и медленно

567

работал мировой дух над тем, чтобы довести себя до этой цели. То, что мы в нашей памяти обозреваем быстро, протекает в действительности, растягиваясь на такой длинный промежуток времени. Ибо в последней понятие духа, обладающее внутри себя (in sich angetan) всем своим конкретным развитием, своим внешним существованием, своим богатством, стремится дообразовать его и продолжить себя, родиться для себя из него. Оно идет все вперед и вперед к своей цели, потому что лишь дух есть движение вперед. Часто кажется, что он забыл и потерял себя; но внутренне противоположный самому себе, он есть внутренняя беспрерывная работа. О нем можно сказать так, как Гамлет говорят о духе своего отца: «Хорошо работаешь, честный крот», — и эта работа продолжается до тех пор, пока он, окрепши в себе, не оказался теперь в состоянии толкнуть земную кору, чтобы она раздалась и перестала отделять его от его солнца, его понятия. В такое время, когда она рушится подобно бездушному подгнившему зданию, дух являет себя в новой юности, он надел на себя сапогискороходы. Эта работа духа, направленная к самопознанию, эта деятельность, направленная к самообретению, есть жизнь духа и сам же дух. Результатом этой работы является понятие, которое он получает о себе; история философии есть ясное усмотрение, что дух этого хотел в своей истории; она, следовательно, есть самое внутреннее во всемирной истории. Эта работа человеческого духа в области внутреннего мышления совершается параллельно со всеми ступенями действительности, и поэтому никакая философия не идет дальше своего времени. Что определения мысли обладали таким важным значением, это — дальнейшее познание, дать которое не является задачей мирового духа, а в своем более конкретном виде они являются историей.

Мы, следовательно, не должны, вопервых, оценивать низко приобретенное духом и приобретенное им именно теперь. Старое мы должны почитать, почитать его необходимость, должны иметь в виду, что оно является звеном в этой священной цепи, во вместе с тем мы должны помнить, что оно — только звено; настоящее представляет собою наивысшее. Определенные философские учения суть, вовторых, не модные философские системы а т. п., не случайные явления, не нечто мимолетное, подобно огню горящей соломы, не возникающие то тут, то там извержения, а духовное, разумное шествие, движение вперед, — они необходимо являются одной философией, находящейся в процессе развития, раскрытием бога, каковым он себя знает. Где одновременно выступают несколько философских учений, то это — различные стороны, составляющие единую целостность, которая лежит в их основании, и вследствие их односторонности мы видим, что одна философия опровергает другую. Эти философии

568

не суть также, втретьих, ничтожные, слабые усилия, выискивание ошибок в той или другой подробности, а каждая выставляет новый принцип, и этотто именно принцип мы должны познать. Чтобы сразу обозреть главные эпохи всей истории философии и резюмировать вкратце необходимую последовательность ступеней, те главные моменты, каждый из которых выражает определенную идею, скажем, что после восточного опьянения субъективности, не доходящей до рассудка (Verstand) и тем самым не достигающей устойчивости (Bestand), свет мысли воссиял у греков.

1. Философия древних греков мыслила абсолютную идею, и реализация или, другими словами, реальность последней состояла в том, что их философия постигала наличный мир и рассматривала его так, как он есть сам по себе. Эта философия исходила не из самой идеи, а из предметного, как чегото данного, и превращала его в идею — бытие Парменида.

2. Абстрактная мысль, vous, открылась себе как всеобщая сущность, а не как субъективное мышление — всеобщее Платона.

3. У Аристотеля появилось понятие, появилось свободно, не задумываясь (unbefangen), как постигающее мышление, причем это понятие проходит, одухотворяя их, через все формации вселенной.

4. Понятие как субъект, его становление для себя, внутрисебябытие, абстрактное разделение представляют собою стоики, эпикурейцы, скептицизм: здесь перед нами не свободная, конкретная форма, а абстрактная, внутри себя формальная всеобщность.

5. Мысль о целостности, умопостигаемый мир, есть конкретная идея, как мы ее видели у еоплатоников. Этот принцип представляет собою вообще идеальность во всякой реальности, но не знающую себя идею, — он представлял собою таковую идеальность до тех пор, пока в нее не ворвался принцип субъективности и дивидуальности, пока дух не стал действительным как самосознание.

6. Но делом новейшего времени является понимание этой идеи как духа, как знающую себя идею. Чтобы перейти от знающей идеи к знанию идеи себя, требуется наличие бесконечной противоположности, требуется, чтобы идея пришла к сознанию своей абсолютной раздвоенности. Таким образом, тем, что дух мыслил предметную сущность, философия довела до завершения интеллектуальный характер мира и породила этот духовный мир, как некий, имеющийся по ту сторону настоящего времени и действительности предмет, породила его как представляющего собою некую природу; это — первое создание духа. Работа духа состояла теперь в том, чтобы снова привести это

569

потустороннее к действительности и в самосознание; это дело совершено тем, что самосознание мыслит само себя и дознает абсолютную сущность как мыслящее само себя самосознание. Об этом раздвоении чистое мышление впервые дало себе отчет в лице Декарта. Самосознание мыслит себя, вопервых, как сознание; в нем содержится всяческая предметная действительность и положительное, созерцающее отношение его действительности к другой. Мышление и бытие противоположны и тождественны у Спинозы; у него мы находим субстанциальное воззрение, но познание внешне субстанции. Затем следует начинающий с мышления, как такового, принцип примирения, чтобы снять субъективность мышления, как это происходит в лейбницевой представляющей монаде.

7. Вовторых, самосознание мыслит, что оно есть самосознание; благодаря этому оно есть для себя, но оно есть для себя пока что еще в отрицательном отношении к другому. Это — бесконечная субъективность; последняя выступает перед нами отчасти у Канта — как критика мышления, отчасти у ихте — как стремление к конкретному. Абсолютно чистая, бесконечная форма выражена как самосознание, «я».

8. Эта молния ударяет в духовную субстанцию, и, таким образом, абсолютное содержание и абсолютная форма оказываются тождественными — субстанция тождественна внутри себя с познанием. Самосознание познает, таким образом, втретьих, свое положительное отношение как свое отрицательное отношение и свое отрицательное отношение как свое положительное отношение, — или, иначе говоря, познает эти противоположные деятельности как тождественные, т. е. познает чистое бытие как равенство самому себе и последнее как раздвоенность. Это — интеллектуальное созерцание; но для того, чтобы оно было поистине интеллектуальным, требуется, чтобы оно не было не посредственно созерцанием, как это обыкновенно говорят, вечного и божественного, а абсолютно познающим. Непознающее само себя созерцание есть тот начальный пункт, из которого исходят, как из абсолютно предпосланного; оно самость, таким образом, созерцающее лишь как непосредственное познание, а не как самосознание, или, иначе сказать, оно ничего не познает, и созерцаемое им есть не некое познанное, а, самое большее,

прекрасные мысли, но не познания.

Познано же интеллектуальное созерцание, когда, вопервых, несмотря на отделенность всякого противоположного от другого противоположного, всякая внешняя действительность все же познается как внутренняя действительность. Если оно познается по своей сущности таким, каково оно есть, то оно оказывается не устойчиво существующим, а обнаруживается, что его сущность есть движение перехода. Это гераклитовское или скептическое

570

положение, гласящее, что нет ничего покоящегося, должно быть показано относительно всего и всякого, и, таких образом, в этом сознании, в сознании, что сущность каждой вещи состоит в определенности, есть ее противоположность — рождается постигнутое ее единство с ее противоположностью. Но, вовторых, следует познать также и само это единство в его сущности; его сущность как это тождество состоит также в том, что оно переходит в свою противоположность или, иначе говоря, реализует себя, становится для себя иным, и, таким образом, его противоположность возникает через само же него. Втретьих, мы должны опятьтаки сказать о противоположности, что она не существует в абсолютном; это абсолютное есть сущность, вечное и т. д. Но последние сами суть абстракции, в которых понимают его лишь односторонне, а его противоположность лишь как идеальное; на самом же деле эта противоположность есть форма как существенный момент движения абсолютного. Последнее не есть покоящееся, равно как противоположность не есть незнающее остановки понятие, а идея в ее безостановочности покоится и удовлетворена внутри себя. Чистое мышление двинулось дальше, перешло к противоположности между субъективным и объективным; истинное примирение противоположности есть усмотрение, что эта противоположность, доведенная до своей абсолютной крайности, разрушает самое себя, что, как говорит Шеллинг, в себе противоположности тождественны — и не только в себе, а вечная жизнь и состоит в вечном порождении противоположности и вечном примирении. Знать в единстве противоположность и в противоположности единство, — в этом заключается абсолютное знание, и наука состоит в том, чтобы знать указанное единство во всем его развитии само через себя.

Это теперь общая потребность времени и философии. Настала в мире новая эпоха. Мировому духу, повидимому, удалось теперь сбросить с себя всякую чуждую, предметную сущность и постигнуть себя, наконец, как абсолютного духа, порождать из себя то, что становится для него предметным, и, оставаясь по отношению к последнему спокойным, удержать его в своей власти. Борьба конечного самосознания с абсолютным самосознанием, которое казалось первому находящимся вне его, теперь прекращается. Конечное самосознание перестало быть конечным, и благодаря этому абсолютное самосознание получило, с другой стороны, ту власть, которой ему раньше недоставало. Эту борьбу изображает вся протекшая всемирная история, и в особенности история философии, и эта история, повидимому, доходит до своей цели там, где это абсолютное самосознание, представлением о котором она обладает, перестало быть чемто чуждым, где, следовательно, дух действителен как дух. Ибо он таков лишь тогда, когда он знает самого себя как абсолютного духа, и это

571

он знает в науке. Дух производит себя как природу, как государство. Первая есть его бессознательное деяние, в которой он есть для себя некое другое, а не дух; в государстве, в делах и жизни истории, равно как и в искусстве он, правда, производит себя сознательным образом, знает о некоторых видах своей действительности; однако и в них он также знает только ее виды. Лишь в науке он знает о себе как об абсолютном духе, и единственно только это знание, дух, есть его истинное существование. Это — точка зрения нашего времени, и ряд духовных формаций этим теперь завершен.

Этим мои лекции по истории философии закончены. Я хотел бы, чтобы вы из них убедились, что история философии не есть вслепую набранная коллекция (cine blinde Sammlung) взбредших в голову мыслей, ни случайное движение вперед. Я, наоборот, старался показать необходимое возникновение философских учений друг из друга, так что каждое из них непременно предполагает предыдущее. Общим выводом яэ истории философии является, вопервых, что во все времена существовала только одна философия, одновременные расхождения которой составляют необходимые стороны единого принципа; второй вывод заключается в том, что последовательность философских систем не случайна, а представляет собою необходимую последовательность ступеней этой науки; третий вывод заключается в том, что последняя философия данной эпохи представляет собою результат этого развития, его истину, воплощенную в том высшем образе, который сообщает себе самосознание духа о себе. Последняя философия содержит поэтому в себе предыдущие, включает в себя все предшествующие ступени, есть продукт и результат всех прежних философий; нельзя уже больше быть теперь, например, платоником. Нужно, далее, раз навсегда подняться выше мелочного стремления видеть только отдельные мнения (die Kleinlichkeiten einzelner Meinungen), мысли, возражения, трудности, а затем надо также стать выше своего собственного тщеславия, внушающего нам представление, будто мы мыслили нечто особенное. Ибо постигнуть внутренний субстанциальный дух — вот в чем состоит точка зрения индивидуума; в рамках целого похожи они на слепых, гонимых внутренним духом этого целого. Согласно этому, нашей точкой зрения является знание этой идеи как дух, как абсолютный дух, противопоставляющий себе, таким образом, другой дух, конечный дух, принципом которого служит познание абсолютного духа, дабы последний возник для него. Я попытался развернуть перед вами эту процессию духовных формаций философии в их поступательном движении, заставить их продефилировать перед вашей мыслью, указывая при этом их связь. Этот ряд представляет собой истинное царство духов, единственно существующее царство

572

духов, — ряд, который не остается ни множеством, ни также рядом как следованием друг за другом, а который как раз в познании самого себя делает себя моментом единого духа, одним и тем же наличным духом. Эта длинная процессия духов суть отдельные биения пульса, в которых проявляется его жизнь; они суть организм нашей субстанции, всецело необходимое поступательное движение, которое ничего другого не выражает, кроме природы самого духа, и которое живет во всех нас. К его настойчивому требованию — когда крот продолжает рыть там внутри — мы должны прислушиваться и дать ему осуществление. Я хотел бы, чтобы эта история философии служила для вас призывом уловить тот дух времени, который пребывает в нас природно, сознательно извлечь его, каждый на своем месте, из его природности, т. е. из его безжизненной замкнутости, и вывести его на свет дня.

За внимание, которое вы мне оказали при этой попытке, я должен высказать вам свою благодарность; выражение этой благодарности сделалось для меня величайшим удовлетворением, и этим я также обязан вам. И мне было приятно, что я находился в этой общей с вами духовной жизни и, вернее, не находился. с вами в этой связи, а, как я надеюсь, соединился с вами духовными узами, которые да останутся между нами. Желаю вам всех благ.

(Лекции закончены 22 марта 1817 г.; 14 марта 1818 г.; 12 августа 1819 г.; 23 марта 1821 г.; 30 марта 1824 г.; 28 марта 1828 г.; 26 марта 1830 г.)

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

Абеляр Петр (1079—1142) 197,

202, 210, 211, 213

Абен Адди 171

Абубацер см. Туфейль

Абулфараджи (ум. в 1286} 172

Август Гай Цезарь Юлий Октавнан

(63 до н. э. — 14 в. э.) 106 Августин Блаженный (354—430)

203, 207, 373, 375

Аверроэс (1126—1198) 176, 216,

255

Авиценна (980—1037) 176 Адриан (римск. император с 117—

138 н. э.) 101

Акиба. равви (II в. н. з.) 101, 102 Александр Афродисийский 108,

235 Александр Гальский (ум. в 1245)

207

Алеман Николай 146 Альберт Великий (1193—1280)

205, 208, 209, 210, 216 Альгазаля (Альгазель) (1059—

1111) 176

Алькенди (800—870) 176 Альмамун (калиф с 813—833) 171,

176

Альмотавакил 171 Альфараби (ум. в 950) 176 Альфред (король англосаксов с

871 по 901) 196

Амальрих вз Бенна (ум. в 1207)

205, 208

Аммоний Саккас (ум. в 243 н. э.)

108, 109

Андроник Родосский (учил в Риме ок. 70 до н. э.) 108

Ансельм Кентерберийскнй (1033— 1109) 197, 198, 200—202, 225, 330, 494

Апион 95

Аристотель (384—322 до н. э.) 90, 92, 106, 108, 111, 116, 129, 131, 146, 147, 172, 175—184, 195, 196, 205—209, 212, 214, 216, 220, 226, 235, 236, 242, 249, 256, 260, 271, 272, 289, 292, 386, 404, 418, 425, 451, 506, 566, 568

Аристофан (ок. 450—380 до н. э.) 237

Арнольд Брепгаанскнй 263

Асклепегения, дочь Плутарха 132

Атталйя (Ахалня) 209

БарКохебас (БарКохба) 101 Баумгартеп Александр Готлнб

(1714—1762) 423 Беза Теодор (1519—1605) 242 Бейль Пьер (1647—1706) 257,

358, 402 Беккер Балтазар (1634—1698)

345 Беме Яков (1575—1624) 274,

294—315, 333, 359, 372, 399,

400, 418, 563 Бен Иохаи, равви 102 Беркли Джордж (1684—1753)

429—433, 488

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

574

Бессарион из Трапезунда (1403—

1472) 236 Битги Джемс (1735—1802) 437,

438

Бейненбург 401 Боккачио Джовашш (1313—1375)

238 Больштедт фон см. Альберт

Великий

Боинэ Шарль (1720—1793) 463 Боэций (475—535) 178, 207,

345 Бруккер (Brucker) ИоганнЯкоб

(1696—1770) 100, 105, 106,

108, 110, 130, 146, 170, 176,

196, 201, 202, 204, 206, 208,

210, 214, 235—237, 240, 241,

243, 261 Бруно Джордано (1548—1600)

223, 241—254, 268 Букингем 282 Буле (Buhle) ИоганнГотлиб

(1763—1821) 100, 107, 110,

129, 130, 170, 196, 207, 208,

214, 216, 234, 240, 250, 251

257, 283

Буридан Иоанн (XIV в.) 216 Бутервек Фридрих (1766—1828)

539, 540 Бэкон Роджер (1214—1294) 221,

222 Бэкон Френсис (1561—1626)

281—284, 286—295, 372, 376

Валентин, гностик (II в. я. э.) 104 Вальтер Монтаньский (у и. в 1174)

212 Ванннн, Юлий Цезарь Лючнлио

(1585—1639) 241, 255—258,

269

Варлаам, монах 234 Василия (Василий), гностик (II в.

н. э.) 103

Вейгель Эрхард (1625—1699) 400 Вендт 464, 520 Виклиф Джон (ок. 1320—1384)

263

Вильгельм Голландский, граф голландский, король германский

(1227—1256) 209

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

Вольф Христиан (1679—1754) 318, 342, 388, 417—423, 475

Ворчестерскнй епископ: 323, 383

Галилей Галнлео (1564—1641)

257, 392 Галлиен (римск. император с 253

по 268) 109

Ганс Сакс (1494—1576) 219 Гарве Христиан (1742—1798) 437 Гарвей Вильям (1578—1657) 209 Гарун Аль Рашид (калиф, 786—

809) 171, 172

Гассендн Пьер (1592—1655) 236 Гауннлон (XI в.) 201 Геллерт Христиан Фгорхтегот

(1715—1769) 449 Гельвеции 455 Гельмонт Иоанн Баптист ваи

(1577—1644) 236, 237 Гераклит (540—480 до и. э.) 107,

252 Герберт Чербери, лорд (1581—

1648) 380 Гермес Трисмегист (конец III в,

н. э.) 132 Геррес Иосиф фон (1776—1848)

564 Геснод (кон. VIII—нач. VII в, до

н. э.) 210 Гете ИоганВольфганг (1749—

1832) 516 Геттасон Френсис (1694—1747)

439

Гиппократ (сер. V в. до н. э.) 172 Гоббс Томас (1588—1679) 390—395 Говеан 260 Гольбах Поль, барон (1723—1789)

450

Гомер 96

Гонайн (ум. в 876) 172 Гордиан ИГ (римск. император с

238 по 244) 109 Григорий IX (папа римский с 1227

по 1241) 208 Граций Гуго (1583—1645) 390—

397

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ 575

Гус Ян (1369—1415) 263

Гюйгенс Христиан (1629—1695) 401

Давид Динант (ум. ок. 1200) 205,

208

Д'Аламбер Жан Лерон (1717—

1783) 446, 450

Дамасцнй (VI в. н. э.) 145

Данте Алигъери (1265—1321) 231,

238

Декарт Ренэ (Картезий) (1596—

1650) 278, 312, 319—350, 379,

386—388, 405, 425, 444, 520,

521, 543, 569

Дидро Дени (1713—1784) 446,

450. 463

Диоген Лаэрций (ок. 240 до н. э.)

105, 106

Дионисий Ареопагнт (ПсевдоДионисий, 2я пол. V в. н, э.)

195, 209

Дунc Скот Иоанн (1265—1308)

179, 195, 206, 207, 212, 213

Иоанн Скот Эригена (810—877) 195, 196, 197, 207, 220

Иоанн Шарлье из Жерсона (1363—1429) 220

Исидор из Газы (VI в.) 145

Калигула (римск. император с 27

по 41 н. э.) 95

Кальвин Жан (1509—1564) 242

Кампанелла Фома (1568—1639)

241 Кант Иммануил (1724—1804)

198, 201, 292, 335, 423, 433,

437, 461. 463, 468, 472—516,

519, 524, 531, 535, 539, 553,

558 Кардан Иероюш (1501—1576)

239, 241, 255 Карл Великан (король франков,

император с 800 ш 814) 180

Карл Лысый, король и император

(843—877) 196

Карл Людвиг, курфюрст

Пфальцскин 345 Карл I (король английский с 1625

по 1649) 282 Карпентарий 261 Картезий см. Декарт Касснодор (477—550) 207 Кедворт Ральф

Евгений Савойский, принц

Каряньянский (1663—1736)

401, 402

Евнаяий из Сард (ок. 400 н. э.)

146

Елизавета (королева Англии с 1558

по 1603) 282

Жуффруа Теодор Симон (1796— 1842) 440

Зенон Эяейскяй (ок. 490—430 до

н. э.) 116

Зульцер Иоганн Георг (1720—

1779) 458

Иоанн Фшгопон (Грамматик) из Александрии (ок. 550 н. э.) 171

Иоанн Мезуе из Дамаска (IX в.) 171

Иоанн Сальсберийский (1110/ /1120—1180)

(1617—1688) 395

Кеплер Иоган (1571—1630) 392 Клавдий (рямск, император с 41

по 54 н. э.) 95

Кларк Самюэль (1675—1729) 395 Климент VI 236 Коген Ирира, равви 102, 103

Коз рои (царь персидский) 146

Колерус (Келер), биограф Спинозы 345

Коперник Николай (1473—1543)

392

Коцебу АвгустФридрих фон

(1473—1543) 535 Крейцер 133

Круг Вильгельм Траугот (1770—

1842) 526, 539

Крузий Христиан Август (1712—

1775) 423

Ксенофан (ок. 580—470 до н. э.)

451

576

Кузен Виктор (1792—1867) 133, 146, 320

Ламберт Данией 179

Ламетри Жюльен Оффруа (1709—

1751) 455

Ланге Иоганн Иоахим (1670—

1744) 419, 420

Лейбниц Готфряд Вильгельм

(1646—1716) 318, 336, 372,

378, 400—417, 425, 431, 460

Леон Африканский (ок. 1488—

1550) 176

Леон X (папа с 1513—1521) 235,

236

Лессиаг Готгольд Эфраим (1729—

1781) 458, 464

Липсвй Юстус (1547—1606) 236,

237

Локк Джон (1632—1704) 294,

318, 336, 372, 374, 376—390,

400, 402, 403, 428—431, 434,

476

Лонгин Дионисий Кассий (213—

273 н. э.) 108

Луллий см. Раймунд Луллий Людвиг Баварский (император германский с 1327—1346) 214

Людовик Благочестивый (римск.

император, 814—840) 196

Людовик XI, король Франции 216

Лютер Мартин (1483—1546) 159,

238, 263, 271, 444

Мавриций 208

Майер фон 101

Маймоиид Моисей (1135—1204)

170, 171, 173, 175, 177

Макиавелли Никколо (1469—

1527) 261

Максим Тирский (II в. н. э.) 108

Малала Иоанн 146 Мальбранш Николай (1638—

1715) 318, 334, 372—376, 379,

388, 454

Мани (218—277) 164

Марин из Снхема (V в. н. э.) 132,

145

Марк, гностик 103

Медичи (династия во Флоренции

XV а.) 236

Меланхтон Филипп (1497—1560)

238

Мендельсон Моисей (1729—1786)

423, 458, 459, 464

Мирабо см. Гольбах Михаил II Балб (император

Византийский с 820—829) 196

Монтень Мишель де (1533—1592)

261

Монтескье Шарль, барон де

(1689—1755) 446, 450

Наполеон I Бонапарт (1769—

1821) 474

Неандер 103, 163, 165

Нерон (римск. император с 54 по

68 н. э.) 364

Николай Дамаскский (род. ок. 64

до н. э.) 108

Николаи ХристофорФридрих

(1733—1811) 458, 464

Новаляс (Фридрих фон Гарден

берг) (1777—1811) 539

Нунений из Аламеи (2я пол. II

в. н. э.) 108

Ньютон Исаак (1642—1727) 275,

398—400, 401

Окен Лоренц (1779—1851) 564

Оккам Вильгельм (12701347)

213,214

Олъденбург Генрих (1620—1678)

400

Ориген из Алессандрии (1я нал.

III в. н. э.) 108

Освальд Джемс (ум. в 1793) 437,

439

Парацельс Теофраст Бомбаст из

Гогенгейма (1493—1541) 297

Парменид (ок. 540—480 до н. э.)

98, 107, 116, 568

Пасхазвй Радберт (ум. ок. 860) 218

Паулус, издатель Спинозы 346

Петр Ломбард (ум. в 1164) 204, 205,

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

57578 Тилли Иоанн Церклас (1559—

1632) 320

Томазий Христиан (1655—1728)

417, 419

Туфейль (Абубацер ибн Тофанль)

(1100—1185) 176

Цезарь Юлий (100—44 до н. э.) 256

Цицерон Марк Туллий (106—43 до

н. э.) 86, 179, 210, 285, 336, 437

Чирнгаус Эренфрид Вальтер, граф фон (1651—1708) 417, 419

УолластонУильям (1659—1724) 395 Уччилио Помпено см. Ваншш

Фалес (624—548 до н. э.) 151

Ферпоссоп Адам (1724—1816) 439

Филов Александрийский (ок. 25 до

н. э.—ок. 40 н. э.) 95—101,

103, 117, 177

Фихте Иогак Готлиб (1762—1814)

324, 326, 341, 461, 515—536,

540, 546, 548, 553

Фичино (филин) Марсилио

(1433—1499) 235

Фома Аквинский (1225—1274)

179, 205, 209, 212, 216

Фома Сграсбургекий (ум. в 1357) 219

Франке 418 Фридрих I (король Пруссии с 1701

по 1713) 401

Фридрих II (король Пруссии с

1740 по 1786) 418, 448, 449

Фридрих III Гогенштауфен (император германский с 1215 по

1250) 208

ФридрихВильгельм I (король Пруссии с 1713 по 1740) 418, 419

Фридрих V, курфюрст Пфальцскнй

(1596—1632) 320

Фрис Симон де (1633—1667) 345

Фрис Якоб Фридрих (1773—1843)

468, 478

Хоттингер 176 Хризолар 234

Христнпа (королева Швеции 1644 по 1654) 320

Шаррон Пьер (1541—1603) 261

Шекспир Вильям (1564—1616) 300

Шеллинг Фридрих Вильгельм

Иосиф (1775—1854) 356, 461,

498, 515, 540—565 Шефтсбери, граф (1621—1683) 378

Шлегель Фридрих фон (1772—

1829) 536, 537

Шлейермахер Фридрих Эрнст

Даниэль (1768—1834) 537

Эбергард Иоганн Август (1739—

1809) 458

Эбн Адда (ум. 1286) 172

Эпикур (342—271 до н. э.) 295

Эразм Роттердамский (1467—

1536) 237

Эссекс, граф (1567—1601) 282

Юлиан, архиепископ толедский 217

Юм Давид (1711—1776) 428, 429,

433—437, 460, 476

Юстиниан Великий (император

византийский) (483—565) 146

Якоби Фридрих Генрих (1743— 1819) 242, 245—247, 248, 367, 463—474, 476, 497, 512—514, 535, 539, 546

Яков I (король Англии с 1603 по 1625) 282

Яков II (Король Англии с 1685 по 1688) 378

Ямвлих (ум. ок. 330 и. э.) 113, 130, 131

СОДЕРЖАНИЕ

К. А. Сергеев, Ю. В. Перов Гегель и современное историческое соз

нание 5

Часть перва

История греческой философии (Окончание)

Глава Ш. Третий период: Неоплатоники 85

A. Фклон 95

B. Каббала и гностицизм 101

1. Каббалистическая философия 101

2. Гностики 103

C. Александрийская философия 105

1. Аммоний Саккас 108

2. Плотин 109

3 Порфирий н Ямвлих 130

4. Прокл 131

5. Преемники Прокла 145

Часть втора

Средневековая философи

Предварительные заметания 151

Глава1, Арабская философия 170

A. Философия Медаберим 173

B. Комментаторы Аристотеля 175

C. Еврейские философы 177

Глава II. Схоластическая философия . 178

А. Отношение схоластической философии к христианству 185

СОДЕРЖАНИЕ

B.Общие исторические точки зрения 197

1.

Построение вероучения на метафизических основах 197

a) Анселъм 197

b) Абеляр 202

2. Методическое изложение совокупности церковных догматов 203

a) Петр Ломбард 204

b) Фома Аквинский 205

c) Иоанн Дуне Скот 206

3. Знакомство с сочинениями Аристотеля . 207

a) Александр Гальский 207

b) Альберт Великий 208

4. Противоположность между реализмом и номинализмом . . 210

a) Росцелин 210

b) Вальтер Моктаньский 212

c) Вильгельм Оккам 213

d) Буридан 216

5. Формальная диалектика ……… 216

a) Юлиан, архиепископ толедский 217

b) Паслаэий Радберт 218

6. Мистики 220

a) Иоанн Чарлье 220

b) Раймунд Сабундский 221

c) Рожер Бэкон 221

d) Раймунд Луллий 221

C. Общая точка зрения схоластиков 223

Гласа ГО. Возрождение наук 233

A. Изучение древних авторов 234

1. Помпонаций , , . ,. 235

2. Еессарион, Фицин (Фичино), Пико 236

3. Гассенди, Липсий, Рейхлин, Гельмопт 236

4. Цицероновская популярная философия 237

B. Своеобразные философские устремления 238

1. Кардан 239

2. Кампанелла 241

3. Бруно 242

4. Ванини 255

5. Петр Рамус 259

C. Реформация 262

Часть треть» Новая философи

Предварительные замечания 271

Глава I. Возвещение новой философии 281

СОДЕРЖАНИЕ 581

A. Франциск Бэкон 281

B. Яков Беме 294

Глава П. Период мыслительного рассудка 316

Раздел первый. Рассудочная метафизика 318

A. Первый отдел 318

1. Декарт 318

2. Спиноза 344

3. Мальбранш 372

B. Второй отдел 376

1. Лоюс 376

2. Гуго Греции 390

3. Томас Гоббс 391

4. Кедворт, Кларк, Уолластон 395

5. Пуффендорф 396

6. Ньютон 397

C. Третий отдел 399

1. Лейбниц 399

2. Вольф 417

3. Немецкая популярная философия 423

Глава III. Переходный период 427

A. Идеализм и скептицизм 428

1. Беркли 429

2. Юм 433

B. Шотландская школа 437

1. Томас Рид 438

1. Джемс Бнтти 438

3. Джемс Освальд 439

4. Дегальд Стюарт 439

C. Французская философия 440

1. Отрицательное направление 446

2. Положительное направление 449

a) Sysieme de la nature 449

b) Робине 449

3. Идея конкретного всеобщего единства 453

a) Противоположность между ощущением и мышлением .... 454

b) Мышление 455

c) Гельвеции 455

d) Руссо 456

4. Немецкое просвещение 457

Глава IV. Новейшая немецкая философия 462

A. Якоби 463

B. Кант,. 473

C. Фихте 515

1. Первоначальная философия Фихте 517

СОДЕРЖАНИЕ

2. Преобразованная система Фихте 535

3. Основные формы, находящиеся в связи с фихтевской философией 536

a) Фридрих фон Шлегель 536

b) Шлейсрмахер 537

c) Новалис 539

d) Фрис, Бутервек, Круг 539

Д. Шеллинг 540

Е. Результат 566

Именной указатель 573

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)