Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 3.

II. Обязанности перед семьей

§ 49

Получив образование, человек имеет возможность действовать. Если он действительно действует, он по необходимости находится в отношениях с другими людьми. Первые необходимые отношения, в которые индивид вступает с другими, это семейные отношения. Эти отношения, правда, имеют и правовую сторону, но они подчинена стороне моральной, принципу любви и

67

Пояснение, Семья по существу составляет только одну субстанцию, только одно лицо. Члены семьи не являются лицами по отношению друг к другу. Она вступают и такое отношение лишь тогда, когда моральная связь по несчастью распалась. У древних это умонастроение семейной любви, равно как и соответствующее поведение, называлось pietas. Пиетет имеет с благочестием, каковое тоже обозначается этим словом, то общее, что они предполагают некоторую абсолютную связь, в cede и для себя существующее единство внутри духовной субстанции, связь эта не скреплена особым произволом или случаем.

§ 50

Такое умонастроение, далее, заключается в том, что сущность каждого плена семьи не есть его лицо, но лишь семья как целое составляет личность.

§ 51

Связь двух лиц различного пола, называемая браком, это не просто естественный, животный союз и не просто гражданский договор, а прежде всего моральный союз, возникающий па основе взаимной любви и доверия и превращающий супругов в одно лицо.

§ 52

Долг родителей перед детьми — заботиться об их прокормлении и воспитании; долг детей — повиноваться, пока они не стали самостоятельными, и чтить родителей всю свою жизнь; долг братьев и сестер вообще — обходиться друг с другом с любовью и в высшей степени справедливо.

Ш. Обязанности перед государством

§ 53

Природное целое, каковым является семья, разрастаясь, превращается в целое народа и государства,

68

которое для индивидов, взятых по отдельности, представляет собой некую самостоятельную волю.

Пояснение. Государство стремится, с одной стороны, к тому, чтобы не считаться с умонастроением граждандан, коль скоро ему нужно сделаться независимым от воли отдельных людей. Поэтому оно точно указывает отдельным людям их обязанности, т. е. долг каждого перед целым. Государство не может полагаться только на умонастроение, так как последнее точно так же может быть своекорыстным и может противоречить интересам государства. На атом пути государство превращается в машину, в систему внешних зависимостей. Но с Другой стороны, оно не может не считаться с настроением граждан... Правительственное предписание может содержать только всеобщее. Действительный же поступок, выполнение государственных целей включает в себя особенные способы деятельности. Источником последних может быть только индивидуальный рассудок, умонастроение человека.

§ 54

Государство не только скрепляет общество правовыми отношениям», но и, будучи в моральном отношении действительно более высокой всеобщей сущностью, способствует единству в нравах, образовании и во всеобщем образе мыслей и действий (так как каждый духовно созерцает и познает в другом свою всеобщность).

§ 55

Дух парода составляет духовную субстанцию каждого отдельного гражданина. Не только сохранение отдельного человека основано на сохранении этого живого целого, но последнее представляет собой также и духовную природу, плаче говоря, сущность каждого вопреки его единичности. Сохранение этого целого имеет, поэтому большее значение, чем сохранение индивида, и все должны обладать таким умонастроением.

69

§ 56

Если смотреть ид дело только с правовой точки зрения, то, поскольку государство охраняет частные нрава отдельных людей, а отдельный человек имеет в виду прежде всего свое имущество, по отношению к государству вполне возможно пожертвование части собственности ради сохранения остального. Патриотизм, однако, основывается, то на таком расчете, а на сознании абсолютности государства., Такое умонастроение, готовность отдать свое достояние и жизнь ради целого в народе тем больше, чем больше отдельный человек может ради общего дела действовать по собственной воле и самостоятельно и чем большее доверие испытывает он к государству. (Прекрасный патриотизм греков.) (Различие между гражданами как bourgeois [буржуа] и ciloyen [гражданин]8.)

§ 57

Повиновение распоряжениям правительства, преданность особе государя и государственному строк», а также чувство национальной чести — это добродетели гражданина всякого упорядоченного государства.

§ 58

Государство отнюдь не покоится па каком-либо прямом договоре одного со всеми и всех с одним или же отдельного человека и правительства между собой, и всеобщая воля полого не выражает волю отдельных людей, но она есть абсолютно всеобщая воля, в себе и для себя обязательная для каждого.

IV. Обязанности по отношению к другим

§ 59

Обязанности по отношению к другим — это в первую очередь правовые обязанности, которые нужно соединять со стремлением поступать справедливо ради

70

справедливости. Остальные обязанности основываются на таком умонастроении, которое требует считать других равными тебе самому не только в качестве абстрактных лиц, но и в их особенности, а также рассматривать их горести и радости как свои и доказывать это деятельной помощью.

§ 60

Этот моральный образ мыслей и действий выходит за рамки нрава. Но именно честность, строгое соблюдение обязанностей по отношению к другим ость тот первый долг, из которого следует исходить. Поступки могут быть благородными и великодушными и вместе с тем не быть честными. Основу их в этом случае составляют самолюбие и стремление сделать что-то особенное; напротив, то, что требует честность, есть распространяющаяся на всех, отнюдь не произвольная обязанность.

§ 61

Из всех особенных обязанностей по отношению к другим первейшей является правдивость в словах и делах. Она состоит в соответствии того, что есть и что ты сознаешь, с тем, что ты высказываешь и проявляешь по отношению к другим. Неправдивость же — это несоответствие и противоречие между сознанием и тем, каков ты по отношению к другим, следовательно, между твоим внутренним миром и твоей действительностью и тем самым почто само по себе ничтожное.

§ 62

К неправдивости главным образом и относятся те случаи, когда намерения человека или его умонастроение, судя по его словам, должны быть хорошими, а делает он, напротив, что-нибудь дурное. (Такое несоответствие между намерением и тем, каков поступок сам по себе, следовало бы считать по меньшей мере неумелостью, по вместо этого, если только человек отвечает на свои поступки, нужно считать, что тот, кто делает или, имеет также и дурные намеренья.).

71

§ 63

Для того чтобы получить право сказать кому-либо правду о его поведении, необходимо прежде всего установить с ним особые отношения. Если это делают, не имея на то никакого права, то это ошибка, ибо здесь предполагается такое отношение к другому, которое не имеет моста а действительности.

Пояснение. Говорить правду, если знают, что это правда, является отчасти первым долгом. Неблагородно ли говорить правды, когда уместно ее сказать, ибо это унижает в самого себя, л других. Однако следует также не говорить правду, если к этому не имеют призвания или права. Если правду говорит только для того, чтобы настоять па своем, по без дальнейшего успеха, то это является но меньшей мере излишним, ибо это нужно делать по для того, чтобы о деле только высказались, но и для того, чтобы оно было совершено. Слова не представляют собой дела или высокого поступка. Правда бывает сказана к месту и во — время, когда она служит осуществлению дела. Речь — удивительно сильное средство, но нужно иметь много ума, чтобы пользоваться им.

§ 64

С клеветой, которая есть действительная ложь, родственно злословие: рассказы о таких вещах, которые пятнают честь кого-либо третьего и которые сами по себе не очевидны для рассказывающего. Злословие обычно бывает связано с негодованием по поводу не-моральных поступков и с оговорками, что нельзя быть уверенным в рассказе и что ничего не хотят сказать. Однако и этих случаях клевета соединяется с недобросовестностью, ибо здесь на самом дело распространяют рассказы, о которых утверждают, что их не желают распространять. В других случаях сюда примешивается ханжество, т. е. желание говорить морально, а в действительности поступать зло.

Пояснение. Ханжество состоит в том, что люди поступают зло, но перед другими создают видимость, что

72

их намерения добры и что они желают совершить нечто хорошее. Однако внешний поступок не отличается от внутреннего. В злой деле и намерение по существу тоже бывает злым, а не добрым. При этом, впрочем, может быть и такой случай, что человек хотел достигнуть чего-либо хорошего или по меньшей мере позволительного. В таких случаях нельзя желать превращения того, что в себе и для себя есть зло, в средство для блата. Цель или намерение не оправдывают средств. Моральный принцип преимущественно относится к умонастроению или намерению. Но здесь существенно также и то, чтобы не только намерение, но и поступок был хорошим. Человек не должен также убеждать себя в том, что он имеет превосходные намерения, совершая самый обыкновенный поступок, важный для его индивидуальной жизни. Как только человек начинает подгонять свои собственные поступки под добрые намерения и свои сами по себе незначительные действия пытается посредством рефлексии превратить во что-то великое, то по отношению к другим дело происходит наоборот: великодушным пли по меньшей мере добрым поступкам других пи хочет приписать благодаря своему своекорыстному намерению что-нибудь нехорошее.

§ 65

Намерение сознательно и с желанием вредить другим есть зло. Разрешение нарушать обязанности по отношению к другим и по отношению к себе, вызванное слабостью к своим склонностям, представляет собой бурное умонастроение.

Пояснение. Доброму противостоят злое л дурное. Зло предполагает, что оно совершается по решению воли. Оно, следовательно, предполагает в отличие от дурного формальный момент — силу воли, причем последнее является также и условием доброго. Дурное же представляет собой нечто лишенное волн. Дурной человек следует своим склонностям и из-за них забывает своп обязанности. Дурной человек считал бы нужным выполнить свои обязанности, однако у пего нет воли, чтобы управлять сдоями склонностями и привычками.

73

§ 66

Услуги, которые мы оказываем или хотим оказать другим людям, .зависят от случайных отношений, в которых мы состоим с ними, и от особых обстоятельств, окружающих нас самих. Если мы в состоянии оказать услугу другому, то мы обращаем внимание только на

то, что он человек, и на то, что он нуждается.

Пояснение. Первое условие, при наличии которого мы можем оказывать другому помощь, состоит в том, чтобы мы имели на это право, т. е. имели бы право рассматривать его как нуждающегося и действовать по отношению к нему как нуждающемуся. Таким образом, помощь должна совершатся не против воли того, кому помогают. Это же предполагает известное знакомство или до норме. Неимущий, как таковой, не равен имущему. От его ноли зависит, следовательно, хочет ли он явиться в качестве неимущего. Он захочет этого только в том случае, если он будет убежден, что я буду считать его равным и обращаться с ним как с равным, несмотря на существующее неравенство. Затем я должен иметь в руках средства помочь ему. Наконец, могут быть и такие случаи, где его нужда очевидна, и в ней выражено его желание, чтобы ему помогли.

§ 67

Долг всеобщего человеколюбия распространяется ближайшим образом на тех, с кем мы состоим в отношениях знакомства или дружбы. Первоначальное единство людей должно быть добровольно превращено в такую близкую связь, из которой возникает определенный долг.

Дружба основывается на сходстве характеров и интересов в общем совместном деле, а не на удовольствии, которое получаешь от личности другого. По отношению к своим друзьям необходимо быть как можно менее тягостным. Деликатнее всего — это не требовать от своих друзей никаких услуг. Нельзя избавляться от дел, сваливая ах на других.

74

§ 68

Долг благоразумия проявляется прежде всего как долг по отношению к самому ceбe, когда ты имеешь дело с другими, так как целью его является собственник польза. Однако истинная собственная польза достигается лишь нравственным поведением, которое вместе с тем есть и истинное благоразумие. Благоразумие предполагает, что собственная польза не рассматривается как цель морального поведения, хотя она и может быть его следствием.

§ 69

Поскольку собственная польза заключается в моральном поведении но непосредственно и зависит от личного и в целом случайного доброжелательства других, мы оказываемся здесь в сфере всего лишь расположения друг к другу. Поэтому благоразумие состоит в том, чтобы не разрушать расположения других и сохранять его ради его самого. Но с этой точки зрения полезное представляет собой также я то, чему надлежит быть, как таковому, самому но себе, именно — предоставлении другим свободы там, где у нас нет ни обязанности, ни права лишать ее других, и завоевание нашим поведением их расположения.

§ 70

Вежливость есть знак благосклонности и готовности к услугам, особенно по отношению к тем, с кем мы еще не стоим в близких отношениях знакомства или дружбы Она является фальшью, если, выказывая ее, имеют противоположное умонастроение. Истинную вежливость необходимо рассматривать именно как долг, ибо мы вообще должны питать благосклонность к другим. Свидетельство этой благосклонности откроет путь для более близких связей. (Оказать незнакомому услугу, одолжение или доставить ему удовольствие — значит проявить вежливость. То же самое должны мы делать и по отношению к нашим знакомым и друзьям. Вежливость по отношению к незнакомому или к тому, с

75

кем мы не состоим в близкой связи, необходима ради видимости благосклонности и исключительно ради этой видимости. Тактичность, деликатность заключаются в том, чтобы не делать и не говорить того, чего не позволяют окружающие условия. — Греческая гуманность а воспитанность (Urbauiliil) у Сократа и Платона.)

ТРЕТИЙ РАЗДЕЛ

Учение о религии

§ 71

Моральный закон внутри нас — что вечный разумный закон, который мы должны неукоснительно соблюдать и которым мы чувствуем себя неразрывно связанными. Но столь же непосредственно мы сознаем и несоответствие ему нашей индивидуальности и признаем его чем-то более высоким, чем мы, некоей не зависящей от нас, самостоятельной, абсолютной сущностью.

§ 72

Эта абсолютная сущность присутствует в нашем чистом сознании и открывается нам в нем. Знание о ней, будучи внутри нас опосредствовано ею, для нас непосредственно и поэтому может быть названо верой.

§ 73

Возвышение над чувственным и конечным является, правда, негативно, с нашей стороны, опосредствованием этого знания, по лишь постольку, поскольку, исходя из чувственного и конечного, вместе с тем отказываются от всего подобного и познают его в его ничтожности. Лишь такое знание об абсолютном само является как абсолютным, так и непосредственным знанием. Его позитивной основой не может быть что-либо конечное, другими словами, его нельзя опосредствовать (как доказательством) чем-либо таким, что но есть оно само.

76

§ 74

Это знание должно определить себя точнее и не оставаться внутренним чувством, верой в неопределенное существо вообще, а должно стать познанном этого существа. Познание бога отнюдь не недоступно разуму, ибо разум это лишь отблеск бога и по сути дела есть знание об абсолютном: по познание бога недоступно лишь рассудку — знанию о конечном и относительном.

§ 75

Сама религия состоит в занятости и чувств и мыслей абсолютным существом и в представлении себе его образа, с чем необходимо связаны по отношению к абсолютному существу как самозабвение своей особенности в таком возвышении духа, так и соответствующие поступки.

§ 76

Бог — это абсолютный дух, т. е. он есть чистая сущность, превращающая себя в предмет, но созерцающая и нем лишь себя самое: другими словами, это такая сущность, которая в своем превращении в другое просто возвращается в себя самое и остается равной самой себе.

§ 77

Бог, согласно моментам его сущности, 1) абсолютно свят, так как он есть внутри себя совершенно всеобщая сущность. Он есть 2) абсолютное могущество, так как он осуществляет всеобщее и во всеобщем сохраняет единичное, т. е. является вечным творцом Вселенной. Он есть 3) мудрость, так как его могущество — только снятое могущество, 4) доброта, так как единичное о своей действительности получает от него полную свободу действий, и 5) справедливость, так как он вечно возвращает единичное ко всеобщему.

§ 78

Зло ость отчуждение (Entfremdung) от бога, коль скоро в силу своей свободы единичное отделяется от

77

всеобщего и, отрываясь от пего, стремится существовать абсолютно для себя. Если природа конечного свободного существа состоит в том, чтобы рефлектировать себя в эту единичность, природу этого существа нужно рассматривать как злую.

§79

Однако сама но себе свобода единичного существа в то же время состоит и в равенстве этого существа самому себе, другими словами, сама по себе она божественной природы. Это знание о том, что человеческая природа на самом деле не чужда божественной природе, удостоверяет человека в божественной милости и позволяет ему воспользоваться ею, благодаря чему и осуществляется примирение бога с миром, иначе говоря, исчезает отчужденность мира от бога.

§ 80

Богослужение есть определенная занятость мыслей и чувства богом, посредством которой индивид стремится осуществить свое единение с богом и приобрести как сознание этого единения, так и уверенность в нем. Это согласие своей воли с божественной волей индивид должен доказать как умонастроением, так и образом действий в своей действительной жизни.

78

ВТОРОЙ КУРС.

СРЕДНИЙ КЛАСС

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА И ЛОГИКА

ПЕРВЫЙ ОТДЕЛ

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА, ИЛИ НАУКА О СОЗНАНИИ

ВВЕДЕНИЕ

Наше обычное занятие представляет себе лишь предмет, который оно знает, но в то же время не представляет себе себя, т. е. самого знания. Целое же, которое налицо в знании, это не только предмет, но и Я, которое знает, а также взаимоотношение между мной и предметом — сознание.

§2

В философии определения знания рассматриваются не односторонне, только как определения вещей, а вместе с знанием, которому они принадлежат по меньшей мере настолько же, насколько и вещам; иначе го-корн, они берутся не только как объективные, но и как субъективные определения, или скорее как определенные виды отношения объекта и субъекта друг к другу.

Поскольку в знании находятся вещи и их определения, то, с одной стороны, возможно представление, что пни существуют вне сознания сами по себе и даются сознанию просто как нечто чуждое и готовое. С другой же стороны, поскольку для знания настолько же

79

существенно и сознание, становится возможным также и представление, что сознание само создает себе этот свой мир и само своими действиями и своей деятельностью целиком либо отчасти производит или модифицирует определения этого мира. Первый способ представления называется реализмом, второй — идеализмом. Здесь следует рассматривать всеобщие определения нотой только вообще как определенное отношение объекта к субъекту.

Субъект, мыслимый более определенно, есть дух. Дух проявляет себя, существенно соотносясь с каким-либо существующим предметом, в этом смысле он есть сознание. Учение о сознании есть поэтому феноменология духа.

§ 5

Дух же в плане его самодеятельности внутри себя самого и по отношению к себе независимо от отношения к чему-либо другому рассматривается в специальной науке о духе, в психологии.

§ 6

Сознание есть, собственно говоря, знание о каком-либо предмете, безразлично, внешний он или внутренний, предстает ли он перед духом без участия духа или же произведен этим духом. Дух рассматривается в плане его деятельности, если определения его сознания приписываются ему самому.

§ 7

Сознание есть определенное отношение Я к пред- мету. Если исходить из предмета, то можно сказать, что сознание различается в соответствии с различием предметов, которыми оно обладает.

80

§ 8

В то же время, однако, и предмет по сути дела определен соответственно сознанию. Различие предмета можно поэтому, наоборот, рассматривать как зависящие от развития сознания. Эта обоюдность выступает в сфере явлений самого сознания и не решает упомянутого выше (§ 3) вопроса о том, как само по себе обстоит дело с этими определениями.

§ 9

Соответственно различию своего предмета сознание вообще имеет три ступени. А именно предмет есть либо противостоящий Я объект, либо сами Я, либо нечто предметное, которое столь же принадлежит и Я,— мысль. Эти определения не взяты эмпирически извне, то они суть моменты самого сознания. Таким образом, существуют:

1) сознание вообще,

2) самосознание,

3) разум.

Первая ступень

СОЗНАНИЕ ВООБЩЕ

§ 10

Сознание вообще бывает 1) чувственным, 2) воспринимающим и 3) рассудочным.

А. Чувственное сознание

§11

Простое чувственное сознание — это непосредственная достоверность некоторого внешнего предмета. Выражением непосредственности такого предмета, является то, что он есть, и притом есть предмет этот, существующий теперь, во времени, и здесь, и пространство, совершенно отличный от всех остальных предметов и вполне - определенный в себе самом.

81

§ 12

Как это теперь, так и это здесь суть нечто исчезающее. «Теперь», существуя, уже не существует больше, потому что его уже сменило другое «теперь», которое, однако, исчезло столь же непосредственно. Тем не менее «теперь» остается, Это остающееся «теперь» есть всеобщее «теперь», есть и то, и это «теперь», и ни одно из них. Это «здесь», которое я имею в виду и на которое показываю, имеет правую и левую стороны, верх и низ, заднюю и переднюю, часть и т. д. до бесконечности; иными славами, показанное «здесь» не есть простое и, следовательно, определенное «здесь», а представляет собой совокупность многого. Таким образом, поистине существующим является не абстрактная чувственная определенность, а всеобщее.

В. Восприятие

§ 13

Восприятие имеет предметом уже не чувственное, поскольку оно непосредственно, а чувственное, поскольку оно существует одновременно и как нечто всеобщее. Восприятие — это смесь чувственных определений и определений рефлексии.

§14

Предмет этого сознания, поэтому вещь с ее свойствами. Чувственные свойства а) даны сами по себе и непосредственны в чувстве, и в то же время определены благодаря соотношению с другими и опосредствованы; в) они принадлежат одной вещи и в этом смысле, с одной стороны, заключены в ее единичности, с другой же стороны, обладают всеобщностью, вследствие которой выходят за пределы этой единичной лещи и одновременно являются независимыми друг от друга.

§ 15

Поскольку свойства сущностно опосредованы, они зависят в своем существовании от чего-то другого

82

и изменяются. 0ни суть только акциденции. Вещи же в силу того, что их свойства составляют их суть, так как именно свойствами она как раз и отличаются друг от друга, прекращают свое существование вместе с. изменением их свойств и представляют собой чередование возникновения и исчезновении.

§16

В этом изменении не только вот это нечто снимает себя и становится чем-то иным, но исчезает и это иное. По иное иного, или изменение изменчивого, есть становление постоянного, существующего по себе и внутреннего.

С. Рассудок

§ 17

Итак, предмет полупил то определение, что он обладает а) некоторой совершенно акцидентальной стороной, но b) обладает также и существенной стороной, постоянными свойствами. Сознание, поскольку для него предмет обладает этим определением, представляет собой рассудок, считающий вещи в восприятии лишь явлениями и рассматривающий внутреннее в вещах

§ 18

Внутреннее в вещах то в них, что отчасти не зависит от явления, именно от его многообразия, представляющего собой нечто но отношению к самому себе внешнее, отчасти же то, что своим понятием связано с явлением. Поэтому внутреннее есть 1) простая сила, ко¬торая переходит к наличному бытию, к проявлению.

§ 19

2) При этом различении сила остается тождественной во всей чувственной разности явлений. Закон явлении есть его спокойное, всеобщее отражение. Он представляет собой некоторое отношение всеобщих

83

постоянных определений, различие которых сперва выступает в законе как внешнее различие закона. Хотя из всеобщности и устойчивости этого отношения вытекает его необходимость, но ото развлечение не оказывается таким определенным в себе и внутренним различением, при котором одно из определений непосредственно содержится в понятии другого.

§ 20

Это понятие, примененное к самому созданию, дает следующую ступень сознания. До сих пор в отношении к своему предмету сознание было чем-то чуждым и безразличным. Теперь же, когда различие вообще сделалось различием, которое в равной мере не является таковым, существовавший до сих пор способ отличения сознания от его предмета теряет силу. Теперь сознание имеет предмет и относится к иному, которое, однако, не является непосредственно иным. Оно, таким образом, имеет в качестве предмета себя самого.

§ 21

Иными словами, непосредственно: внутреннее в вещах есть мысль, или же понятие о вещах. Когда сознание имеет своим предметом внутреннее, оно имеет этим предметом мысль, или, что то же, свою собственную форму или рефлексию, т. е. вообще самого себя.

Вторая ступень

САМОСОЗНАНИЕ

§ 22

Как самосознание Я созерцает само себя, и выражением его в его чистоте является Я=Я, или: Я семь Я.

§ 23

Этот принцип самосознания лишен всякого содержания. Стремление самосознания в том и состоит, чтобы

84

реализовать свое понятие и полностью осознать себя. Самосознание является поэтому 1) деятельным: снимает инобытие предметов и отождествляет их с собой, 2) отчуждает само себя и тем сообщает себе предметность и наличное бытие. II то и другое представляет собой одну и ту же деятельность. Ныть определенным для самосознания то же самое, что самому определить себя, и наоборот. Оно само себя порождает как предмет.

§ 24

В своем образовании, пли движении, самосознание проходит три ступени: 1) вожделение (Begierde), связанное с направленностью самосознания на другие вещи; 2) отношение господства и рабства, связанное с направленностью самосознания на другое, не равное ему самосознание; 3) всеобщее самосознание, узнающее себя в других самосознаниях, и притом признающее себя равным им, как и они признают себя равными ему самому.

А. Вожделение

§ 25

Итак, обе стороны самосознания, полагающая и снимающая, непосредственно соединены друг с другом. Самосознание, полагая себя через отрицание инобытия, является практическим сознанием. Таким образом, если внутри подлинного сознания, которое называется также теоретическим, его собственные определения и определения предмета изменялись сами по себе, то теперь это происходит благодаря деятельности самого сознании, и притом для пего. Оно создает, что эта снимающим деятельность принадлежит ему. Б понятии самосознания заключается определение еще не реализованного различия. Поскольку в общем-то это различно делается самосознании заметным, самосознание ощущает внутри самого себя некоторое инобытие, какое-то отрицание самого себя, иначе говоря, чувствует какой-то недостаток, испытывает некоторую потребность.

85

§ 26

Это ощущение своего инобытия противоречит равенству самосознания с самим собой. Ощущаемая необходимость снять это противоречие есть побуждение. Перед самосознанием как сознанием отрицание, или инобытие, предстает в виде внешней, отличной от него вещи, которая, однако, уже определена самосознанием 1) как нечто соответствующее побуждению и 2) как нечто негативное в себе, чье существование (Bestehen) должно быть снято этой самостью и приведено в равенство с нею.

§ 27

Таким образом, деятельность вожделения снимает инобытие предмета, его существование вообще, и соединяет предмет с субъектом, вследствие чего вожделение удовлетворяется. Последнее, стало быть, обусловлено: 1) внешним, безразлично по отношению к нему существующим предметом, иначе говоря, сознанием;

2) деятельность вожделения приводит к удовлетворению только посредством снятия предмета. Самосознание приходит, следовательно, только к своему самоощущению.

§ 28

На ступени вожделения самосознание относится к себе как единичное самосознание. На :»той ступени оно связано с лишенным самости предметом, который в себе и для себя является иным предметом, нежели самосознание. Последнее поэтому достигает своего равенства с самим собой в отношении предмета только путем снятия предмета. Вожделение, собственно говоря, 1) разрушительно; 2) удовлетворяя его, самосознание приходит поэтому только к самоощущению того, что субъект как единичный существует для себя, т. е. к неопределенному понятию о субъекте, связанном с объективностью.

86

В. Господство и рабство.

§ 29

Понятие о самосознании как некотором субъекте, который в то же время существует объективно, указывает на то обстоятельство, что для этого самосознания существует некоторое другое самосознание.

§ 30

Самосознание, существующее для некоторого другого самосознания, существует не как простои объект последнего, а как его другая самость. Я отнюдь не является абстрактной всеобщностью, в которой, как таковой, нет никакого различия, никакого определения. Поскольку Я выступает как предмет Я, оно существует для пего с этой стороны как то же самое. В другом оно созерцает самого себя.

§ 31

Это самосознание одного [Я] в другом есть 1) абстрактный момент их тождественности; 2) по каждое Я имеет также и то определите, что для другого Я оно выступает как внешний объект и в этом смысле как непосредственное, чувственное и конкретное наличное питие; 3) каждое [Я] существует абсолютно для себя и особняком по отношению к другому [Я] и требует того, чтобы и для другого быть таким же и считаться том же, созерцать в другом свою свободу как свободу чего-то существующего для себя, иначе говоря, быть им признанным.

§ 32

Чтобы сделать себя значимым в качестве свободною и быть признанным, самосознание должно представить себя другому как свободное от природного наличного бытия. Этот момент необходим как и момент свободы самосознания внутри себя. Абсолютное равенство Я с самим собой по существу не непосредственно, но оно создается снятием чувственной непосредственности,

87

вместе с чем самосознание превращается для другого в свободное и независимое от чувственного. Так оно выказывает себя соответствующим своему понятию, и, благодаря тому что оно придает Я реальность, оно должно быть признано.

§ 33

Но самостоятельность является свободой не столько

вне и от непосредственного чувственного, непосредственно наличного бытия и свободой от него, сколько

скорее внутри последнего. Оба этих момента одинаково необходимы, однако ценность их не одинакова. Когда появляется неравенство, заключающееся в том, что для одного из двух самосознаний имеет существенное значение свобода, а не чувственное наличное бытие, для другого же это последнее, а не свобода, то при обязательном взаимном признании в определенной деятельности между ними возникает отношение господства и рабства или вообще служения и покорности. Это различие самостоятельности дано как непосредственное отношение природы.

§ 34

Поскольку каждое из двух противостоящих друг другу самосознаний, несомненно, стремится к тому, чтобы по отношению к другому самосознанию и для другого самосознания доказать и утвердить себя и качестве некоторого абсолютное» для-себя-бытия, то самосознание, которое свободе предпочитает жизнь, вступает в отношении рабства и том самым показывает, что оно не способно в себе самом абстрагироваться для своей независимости от своего наличного бытия.

§ 35

Эта чисто негативная свобода, состоящая в абстрагировании от своего природного наличного бытия, не соответствует, однако, понятию свободы, ибо последняя есть равенство самому себе в инобытии и заключается отчасти в созерцании своей самости в другой самости,

88

а отчасти в свободе не от наличного бытия вообще, но внутри наличного бытия. Истинная свобода сама обладает наличным бытием. Услужающий лишен самости. В качестве своей самости он имеет другую самость. Он Отчужден от себя, снят в господине как единичное Я в созерцает свою существенную самость как нечто иное. Господин же, напротив, в услужающем созерцает другое Я как снятое, а свою собственную единичную волю как сохраненную. (История Робинзона и Пятницы.)

§ 36

Но собственная личная и отдельная воля услужающего, если присмотреться как следует, совершенно исчезает в страхе перед господином, во внутреннем чувстве собственной негативности. Его труд услужения другому есть в себе отчасти известное отчуждение своей воли, отпасти же он представляет собой одновременное с отрицанием собственных желаний и позитивное формирование внешних вещей посредством труда, если посредством него самость превращает свои определения в форму вещей и в слоем произведении созерцает себя как определенную, Отчуждение несущественного произвола является моментом истинного. повиновения. (Писистрат учил афинян повиноваться. Том самым он претворил в действительность законы Солона, а после того как афиняне научились этому, господа для них уже были не нужны.)

§ 37

Это отчуждение отдельности как самости есть момент, посредством которого самосознание совершает переход к тому, чтобы быть всеобщей волей, совершает переход к позитивной свободе.

С. Всеобщность самосознани

§ 38

Всеобщее самосознание есть взгляд на себя но как на какую то особенную, отличную от других, а как на

89

существующую по себе, всеобщую самость. Такою самостью оно признает само себя и другие самосознания в себе, и таким оно признается ими.

§ 39

В плане этой своей существенной всеобщности самосознание для себя реально лишь тогда, когда оно сознает в другом свое отражение (я знаю, что другим знают меня в качестве самих себя) и, принадлежа как чистая духовная всеобщность семье, отечеству и т. д., знает себя как существенную самость. (Это самосознание —основа всяких добродетелей, любви, чести, дружбы, храбрости, всякой самоотверженности, всякой славы и т. д.)

Третья ступень

РАЗУМ

§ 40

Разум — это высшее соединение сознания и самосознания, т. е. знания о предмете и знания о себе. Он есть достоверность того, что его определения являются столь же предметными определениями, определениями сущности вещей, сколь и нашими собственными мыслями. Он столь же есть достоверность его самого, субъективность, сколь и бытие, или объективность, в одном и том же мышлении.

§ 41

Или же то, что мы постигаем посредством разума, представляет собой 1) содержание, которое не только состоит из наших чистых представлений или мыслей, созданных нами для себя, но и заключает существующую в себе и для себя сущность предметов и обладает объективной реальностью, 2) созерцание, которое не является чуждым для Я, данным ему, но проникнуто последним, усвоено им, тем самим столь же и произведено.

90

§ 42

Знание разума есть поэтому не только субъективная достоверность, но и истина, так как истина заключается в соответствии или скорее в единстве достоверности и бытия или предметности.

ВТОРОЙ ОТДЕЛ

ЛОГИКА

ВВЕДЕНИЕ

Предметом науки логики является мышление и совокупность его определений. Естественной логикой насыпают естественный рассудок, которым человек, собственно говоря, наделен от природы, и то, как он им непосредственно пользуется. Наука же логики —это знание о мышлении в его истине.

Пояснение. Логика рассматривает области мысли вообще. Мышление есть его собственная сфера. Оно представляет собой целое для себя. Содержавшем логики являются специфические определения самого мышления, не имеющие никакого другого основания, кроме мышления. Все гетерономное для мышления — это вообще данное представлением. Логика, таким об-

разом, представляет собой великую науку. Необходимо, разумеется, отличать чистую мысль от реальности, тем

не менее реальность, если понимать под ней истинную действительность, присуща также и мысли. Если же под реальностью понимается только чувственное, внешнее наличное бытие, то мысль имеет даже гораздо более высокую реальность. Мышление, следовательно, включает в себе некоторое содержание, а именно себя самого, автономным образом. Благодаря занятиям логикой изучаются также более правильно мыслить, ибо, мы мыслим мышление о мышлении, дух достигает тем самым своей силы. Зная природу мышления, можно уследить когда мышление захочет дать себя ввести в

91

заблуждение. Мы должны быть в состоянии дать себе отчет в действиях мышления. Благодаря этому мы приобретаем умение не давать другим сбить нас с толку.

§ 2

Мыслить — значит, собственно говоря, постигать и выражать многообразие в единстве. Многообразие, как таковое, принадлежит вообще внешнему, чувству и чувственному созерцанию.

Пояснение. Мышление состоит в том, чтобы все многообразное приводить в единство. Дух, мысля о вещах, приводит их к простым формам, представляющим собой чистое определение духа. Все многообразное прежде всего внешне для мышления. Постигая это чувственно-многообразное, мы еще не мыслим; только соотнесение ого есть мышление. Непосредственное пости¬жение многообразного ,мы называем чувствованием или ощущением. Только тогда, когда я чувствую, я просто знаю о чем-то, созерцая же, я созерцаю нечто как внешнее мне в пространстве и во времени. Чувство, становясь в пространственном и временном отноше¬нии определенным, становится созерцанием.

§ 3

Мышление представляет собой абстракцию, если интеллект (Inleiligenz) 10 начинает с конкретных созерцаний, затем какое-нибудь из этих многообразных определений опускает, а другое выделяет и придает ему простую форму мышления.

Пояснение. Если я опущу все определения какого-нибудь предмета, то не останется ничего. Если же я опущу одно определение, я какое-то другое подчеркну, то это определение будет абстрактным. Я, например, есть абстрактное определение. Я буду знать о Я лишь в том случае, если отделю себя от всех определений. Это, однако, негативное средство. Я отрицаю присущие мне определения и оставляю себя только как такового, Абстрагирование есть лишь негативная сторона мышления.

92

§ 4

Содержание представлений взято из опыта, но сама форма единства и все остальные определения представлений имеют своим источником не непосредственность, а мышление.

Пояснение. Я вообще значит мышление. Если я скажу: я мыслю, то это представляет собой нечто тождественное. Я совершенно просто. Я есть мыслящий, и притом всегда. Но мы не можем сказать: я мыслю всегда. Как таковое, пожалуй, однако, мысль не всегда является нашим предметом. Но в том смысле, что мы суть Я, мы можем сказать, что мы мыслим всегда, ибо Я есть, собственно говоря, простое тождество с собой, а это и есть мышление. Как Я мы представляем собой основание всех наших определений. Если предмет мыслится, он получает форму мышления и становится мысленным предметом. Его делают равным Я, т. е. его мыслят.

§ 5

Этого не следует понимать так, будто это единство лишь благодаря мышлению привходит к многообразию предметов и что связь вносится туда лишь извне, но единство в той же мере принадлежит объекту и даже составляет вместо со своими определениями природу самого объекта.

Мысли существуют троякого рода: 1) категории, 2) определения рефлексии, 3) понятия. Учение о двух мерных составляет объективную логику в метафизике11, учение о понятиях — логику в собственном смысле слово иначе говоря, субъективную логику. Пояснение. Логика заключает в себе систему чистого мышления. Бытие бывает 1) непосредственным, 2) внутренним; определения мышления снова возвращаются внутрь себя. Предметы обычно метафизики — это пещь, мир, дух и бог, откуда и возникают различные метафизические науки: онтология, космология, ревматология и теология.

93

3) То, что представляет собой понятие, есть нечто сущее, а также и нечто сущностное. Бытие, будучи непосредственным, относится к сущности как к опосредствованной. Вещи существуют вообще, однако их бытие состоит и том, чтобы проявлять свою сущность.

Бытие прекращается в сущность, что можно выразить и таким образом: бытие предполагает сущность. Но хотя сущность в сравнении с бытием и выступает как опосредствованная, все же она первоначальна. В ней бытие возвращается в свое основание; бытие снимает себя в сущности. Сущность бытия является, таким образом, ставшей, иначе говоря, произведенной, но то, что выступает как ставшее, и есть первоначальное. Преходящее имеет в качество своей основы сущность и возникает из нее.

Мы создаем понятия. Последние суть нечто положенное нами, но именно понятие-то и содержит вещь такой, какова она сама по себе и для себя. В сравнении с понятием сущность опять-таки является положенной, том не менее это положение проявляет себя как истинное. Понятие отчасти субъективно, отчасти объективно. Идея представляет собой соединение субъективного и объективного. Если мы говорим: это всего лишь понятие, значит, мы не находим в нем реальности. Голая объективность, напротив, есть нечто лишенное понятия. Идея же показывает, как реальность определена понятием. Все действительное есть некоторая идея.

§7

Наука предполагает, что отделения самого себя от истины больше нет, иначе говоря, что дух в отличие от того, как он рассматривается в учения о сознании, уже не принадлежит к явлению. Достоверность самого себя охватывает все, что служит предметом сознания, будь то внешняя вещь или же порожденная духом мысль, поскольку оно не содержит в себе всех моментов в себе и для-себя-бытия, а именно: бытие в себе или простое равенство с самим собой; наличное бытие, или обладание определенностью, бытием для другого; бытие для себя, т. е. простое возвращение

94

в инобытии в себя и пребывание в нем у себя. Наука не ищет истину; наука есть в истине и есть сама истина.

Первая часть БЫТИЕ

ПЕРВЫЙ РАЗДЕЛ

Качество

§ 8

Качество есть непосредственная определенность, изменение которой есть переход в нечто противоположное.

А, Бытие, ничто, становление

§ 9

Бытие есть простая бессодержательная непосредственность, имеющая свою противоположность в чистом Ничто, а ах соединение представляет собой становление: как переход от ничто к бытию — это возникновение, наоборот — прохождение.

<3дравый человеческий рассудок, как часто называет себя односторонняя абстракция, отрицает соединение бытия и ничто. Либо бытие есть, либо его нет. Третьего не дано. То, что есть, не начинается. То, чего нет, — тоже. Именно поэтому рассудок и утверждает невозможность начала.>

В. Наличное бытие .

§ 10

Всякое наличное бытие есть возникшее, определенное бытие, т. е. бытие, обладающее вместе с тем отношением к чему-то другому, следовательно, к своему небытию.

95

§11

а) Всякое наличие бытие есть поэтому некоторое внутри себя разделенное бытие. С одной стороны, оно существует само по себе, с другой стороны, обладает отношением к другому. Наличное бытие, мыслимое с этими двумя определениями, есть реальность.

§ 12

b)Нечто налично существующее обладает отношением к иному. Иное же есть налично существующее как' небытие нечто. Последнее поэтому имеет прежде всего некоторую границу или предел и является конечным. То, каким нечто должно быть само по себе, есть его определение.

§ 13

Каково нечто для иного, как оно взаимосвязано с иным, а стало быть, само но себе также непосредственно положено иным, таков его характер (Beschaf-fenheit).

§ 14

Каково нечто как по себе, так и для иного в себе, такова его определенность или же качество. Граница не есть лишь простое прекращение, но она принадлежит этому нечто самому по себе.

§ 15

c) Благодаря своему качеству, т. с. благодаря тому, что оно есть, нечто подвержено изменению. Оно изменяется, поскольку его определенность в связи с иным становится устроенностью.

С. Для-себя-бытие

§ 16

Поскольку характер вещи вследствие изменения вообще снимается, снимает себя и само это изменение.

96

Тем самым бытие вернулось в себя самого и исключает из себя иное. Оно есть [теперь] для себя.

§ 17

Оно есть одно, соотносящееся только с самим собой, а по отношению ко всему иному отталкивающее.

§ 18

Это исключение есть вместе с тем и некоторое отношение к иному и, следовательно, действует вместо с тем притягивающе. Нот отталкивания без притяжения, и наоборот.

§ 19

Иными словами, отталкиванием одного непосредственно положены многие одни. Но все эти одни не отличены друг от друга. Одно — то же, что другое. Тем самым в равной мере положено и ах снятие, притяжение.

§ 20

Одно есть для-себя-сущее, абсолютно отличающее себя от других. Но так как различие между ними, их отталкивание снимается в притяжении, то это различие положено как снятое различие и тем самым перешло в другое определение, в количество.

(Нечто без своей; границы ничего не значит. Если я изменю границу нечто, то оно перестает быть тем, что есть. Если я изменю границу поля, то поле останется полем и станет только больше. Но я изменил тут его границу не как поля, а как некоторого ограниченного количества (Quantum). Изменить его границу как поля означало бы превратить его, например, в лес.)

ВТОРОЙ РАЗДЕЛ

Количество

§ 21

Нечто есть то, что оно есть благодаря качеству. С изменением качества изменяете» не просто какое-то

97

из определений, присущих этому нечто или же атому конечному, а само это конечное. Количество же, напротив, представляет собой определение, составляющее уже не природу самой вещи, а некоторое безразличное отличие, с изменением которого вещь остается тем, что есть.

§ 22

Количество есть снятое для-себя-бытие или же Одно. Внутри себя самого оно есть, следовательно, ничем не нарушаемая непрерывность. Но так как в количество содержится также и Одно, то в нем есть и момент дискретности.

§ 23

А) Величина либо непрерывна, либо дискретна. Однако каждому из этих двух видов величины присуща как дискретность, так и непрерывность с той лишь разницей, что у дискретной величины принципом является дискретность, а у непрерывной — непрерывность.

§ 24

B) Величина, или количество как ограниченное количество, есть некоторое «сколько» (Quantum). Так как эта граница но своей природе не есть нечто определенное, то всякое ограниченное количество можно увеличивать или уменьшать до беспредельности.

§ 23

Граница ограниченного количества в форме его в-себе-бытия дает интенсивную величину, в форме же внешнего существовании — экстенсивную величину. Но нет такого интенсивного, что не имело бы формы экстенсивного наличного бытия, и наоборот.

§ 26

C. Ограниченное количество само по себе не имеет определенной границы. Нет, следовательно, такого ограниченного количества, сверх которого нельзя было бы взять какого-нибудь большего или меньшего количества. Ограниченное количество, о котором говорят, что

98

оно последнее, и сверх которого уже не берут ничего большого или меньшего, называют обычно бесконечно большим или бесконечно малым.

§ 27

Но тем самым оно вообще перестает быть ограниченным количеством и для себя = 0. Оно сохраняет еще значение только как определение некоторого отношения, и котором оно для себя не имеет уже никакой величины и служит только определением по отношению к некоторому другому ограниченному количеству. Это и есть более точное понятие математического бесконечного.

§ 28

Бесконечное в общем-то выступает в бесконечной прогрессии сначала как процесс устранения границы, будь она качественной или количественной, когда граница эта рассматривается как нечто позитивное и поэтому вопреки отрицанию возникает все вновь и вновь. По истинно бесконечное, если понимать границу как отрицание, является отрицанием отрицания. В истинно бесконечном выход за пределы конечного уже не приводит к установлению какой-то новой границы, напротив, снятие границы приводит к восстановлению наличного бытия в равенстве с собой.

§ 29

Тот факт, что ограниченное количество снимает себя в бесконечном, означает, что безразличное внешнее определение, каким является ограниченное количество, снимает себя и становится внутренним, качественным определением.

назад содержание далее



ПОИСК:






© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)