Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 6.

«Критику» и плохо в ней разобравшись, Федер отложил ее в

сторону. Но как раз в это время в Гёттинген прибыл Гарве (Chr.

Garve), которому Федер и поручил написать рецензию на труд

Канта. Однако рецензия Гарве оказалась слишком обстоятель-

ной. Сокращая ее для своего издания, Федер снабдил ее вставка-

ми, которые, как он надеялся, дадут читателям книги Канта

необходимую историко-философскую ориентировку. Например,

к словам Гарве относительно того, что один из устоев системы

Канта — его учение об ощущениях как о простых модификациях

наших состояний и о понятиях пространства и времени, Федер

вставил слова: «на чем главным образом основывает свой идеализм

также и Беркли». По поводу суждений Гарве о теории категорий

Канта Федер добавил, что эти категории — общеизвестные ос-

новные положения логики и онтологии лишь с некоторыми идеа-

листическими ограничениями в духе взглядов самого Канта и т. д.

Рецензия Гарве с поправками Федера казалась читателям,

несмотря на небольшой объем (всего девять страниц), довольно

обоснованной и удачной. Такой она представлялась, например,

Гаману. В ней не было только одного: совершенно отсутствовало

понимание своеобразия трансцендентальной точки зрения Канта.

Не удивительно поэтому, что рецензия не только огорчила

Канта, но и вызвала в нем серьезное опасение, как бы его труд не

остался непонятым в своей наиболее существенной тенденции.

Рецензия ошибалась в том, что она утверждала о его «Критике»,

и умалчивала о том, о чем прежде всего следовало сказать. Кант

едва узнавал в рецензии собственные мысли. В ней совершенно

обходилась центральная, согласно Канту, часть «Критики» —

постановка и разрешение вопроса трансцендентальной дедукции—

как возможно, чтобы понятия априорно относились к предметам,

или каким образом субъективные условия мышления могут иметь

объективную значимость, т. е. быть условиями возможности вся-

кого познания предметов. Именно над ответом на этот вопрос

Кант так напряженно и так долго трудился вплоть до 1780 г.,

когда, как ему казалось, пришло, наконец, долго не дававшеес

ему решение. Как представлялось ему, он уяснил, что априор-

ное отношение понятий к предметам возможно потому, что априор-

ные понятия составляют условия возможности всякого опыта,

что они не что иное, как условие мышления в возможном опыте.

Рецензия шла наперекор всему смыслу трансцендентальной

дедукции, направленной против метафизики рационализма, и

превращала в основную тенденцию кантовской системы идеалис-

тическую тенденцию трансцендентальной эстетики. Вопрос о

возможном отношении категорий к предметам опыта совершенно

отодвинулся в рецензии на задний план. Так как категории не

допускают никакого трансцендентального применения, рассуждал

автор рецензии, то вещи в себе не реальны, не существуют, ме-

жду ними и явлениями нет причинного отношения. Но тем самым

предпосылка всех исследований Канта толковалась только в

идеалистическом смысле.

Хотя Кант подал своим читателям достаточный повод ду-

мать, что в этом толковании «Критики» был повинен не кто иной,

507

как он сам, тем не менее само толкование представлялось ему

основанным на грубом непонимании. Недоразумение требовало

выяснения.

Обдумывая создавшееся положение, Кант пришел к мысли,

что недостатки его изложения не могут быть устранены одним

лишь разъяснением ошибки, содержавшейся в отзыве Гарве.

Необходимо было дополнить «Извлечение» более обстоятельным

изложением хода мыслей, приведшего Канта к учению критициз-

ма. Только таким образом можно было предотвратить и устранить

новые ошибки в его понимании.

Так случилось, что «Популярное извлечение» преврати-

лось в «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей

появиться как наука» (пролегомены — предварительные заме-

чания, разъяснения). Это сочинение было опубликовано в 1783 г.

Харткнохом в Риге. Изменить первоначально предполагавшеес

название было решено Кантом в начале 1782г. Расширить содер-

жание он задумал в те же первые месяцы 1782 г. Ко времени, когда

решение о дополнениях было принято, первоначальный текст

«Извлечения» был доведен приблизительно до 52-го параграфа бу-

дущих «Пролегоменов». Сочинение было готово к печати в самом

начале осени того же 1782 г.

В августе 1782 г. появилась вторая рецензия на «Критику

чистого разума». Она была напечатана в «Gothaische gelehrte

Zeitungen». Автором ее был некий Эвальд (Ewald) из Готы. И этот

рецензент обнаружил полную неспособность разобраться в слож-

ном и оригинальном содержании «Критики». Он ограничилс

лишь некоторыми извлечениями из «Введения» и из «Трансцен-

дентальной эстетики».

Таковы обстоятельства, вызвавшие написание «Пролегоме-

нов». Излагая их, Б. Эрдман отметил, что еще никем не было

обращено должное внимание на один важный факт. Состоит он

в том, что и по своему происхождению, и по своей тенденции

«Пролегомены» составились из двух весьма различных частей.

Поэтому различение их «есть первое требование правильной

оценки отношения этого сочинения к первому изданию «Критики

чистого разума»» (Op. cit., S. X). К счастью, само происхожде-

ние «Пролегоменов» облегчает это различение. Нет сомнения, что

к числу позднейших добавлений принадлежат все разъяснения,

непосредственно относящиеся к гёттингенской рецензии. Таковы

приложение «О том, что может быть сделано, чтобы превратить

в действительность метафизику как науку», примечания II и

III к первой части главного вопроса: «Как возможна чистая мате-

матика?», а также «Приложение к чистому естествознанию. О

системе категорий». Именно здесь Кант опровергает утвержде-

ние Федора, будто его категории попросту общеизвестные основ-

ные положения логики и онтологии.

Кроме опровержения ошибочных утверждений гёттингенской

рецензии Кант поясняет вопросы, которых рецензия не косну-

лась вовсе. Сюда относится, например, примечание I к первой ча-

сти главного вопроса, выясняющее значение трансцендентальной

эстетики для теории математики. Особенно важны пояснени

508

Канта, направленные против суждения Гамана, а также по по-

воду замалчиваемого рецензией кантовского взгляда на значе-

ние трансцендентальной дедукции категорий и кантовского от-

ношения к постановке вопроса у Юма. Сюда относятся: введение

ко всему произведению и сравнение результата дедукции с уче-

нием Юма.

Существенны отклонения «Пролегоменов» от текста первого

издания «Критики чистого разума» в той их части, которая соот-

ветствует разделу о трансцендентальной дедукции категорий.

Здесь проблема возможности априорного познания природы вы-

ражена в форме вопроса: как возможно познать необходимую

закономерность вещей как предметов опыта? («Пролегомены»,

§ 17).

На русском языке «Пролегомены» были впервые изданы в

1893 г. («Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей

возникнуть в смысле науки», перев. Вл. Соловьева, М., 1893;

второе издание — М., 1899; третье — М., 1905). При подготовке

настоящего тома за основу был взят перевод Вл. Соловьева,

исправленный в последующих двух советских изданиях (М.,

1934 и 1937).

1 «Тот крестьянин, что ждет, чтоб река протекла, а она-то

Катит и будет катить волну до скончания века» (Гораций.

Полное собрание сочинений. Перевод Ф. А. Петровского. Аса-

demia, M.— Л., 1936, стр. 290).— 71.

2 Кант имеет в виду «Опыт о человеческом разуме» Дж. Локка

(1690) и «Новые опыты о человеческом уме» Лейбница, написан-

ные в 1704 г., но изданные в 1765 г. В своем «Опыте» Локк развил

критику учения о существовании прирожденных человеческому

уму идей, а также исследовал возникновение чувственного и рас-

судочного знания. Лейбниц полагал, что всеобщий и необходи-

мый характер научных истин не может быть объяснен с точки зре-

ния эмпиризма, из ощущений может быть выведено все в знании,

кроме самого ума, и в уме существуют если не изначально дан-

ные истины, то, во всяком случае, прирожденные задатки их по-

стижения.— 71.

s Кант указывает здесь на критику метафизики, которую Юм

развил в своих трудах «Трактат о человеческой природе» (1739—

1740) и «Исследование о человеческом познании» (1748).— 71.

4 Рид (Reid, Thomas, 1710—1796) — шотландский философ,

глава так называемой шотландской школы философии здравого

смысла, отстаивал познаваемость предметов, отвергнутую скеп-

тической критикой, доказывая достоверность их ссылками на

свидетельства «здравого рассудка» и на данные непосредственно-

го, или интуитивного, познания. Главное его сочинение —

«An Inquiry into the Human Mind on the Principles of Common

Sense», 1764 («Исследование человеческого ума о принципах

здравого смысла»; немецкий перевод — 1782 г.).

Освальд (Oswald, James, 1715—1769) — писатель упомяну-

той шотландской школы; применял ее учения для обосновани

богословия в сочинении «An Appeal in Common Sense in Behalf

509

of Religion» (1766—1772) («Обращение к здравому смыслу на поль-

зу религии»; немецкий перевод -— 1774 г.).

Битти (Beattie, James, 1735—1803) — представитель той

же школы; искал в «здравом смысле» основу эстетики и твердую

опору для всех теоретических и практических понятий. Главное

сочинение — «An Essay on the Nature and Immutability of Truth»,

1770 («Опыт исследования природы и непреложности истины»;.

немецкий перевод появился в 1772 г.).

Пристли (Priestley,  Joseph, 1733—1804) — английский

философ и ученый-химик. Материалист в психологии и в пси-

хофизике, Пристли, однако, выводил необходимость веры в бога

из совершенства механизма вселенной.— 72.

5 Аналитический метод. Кант имеет в виду аналитический

метод исследования, состоящий в том, что известные положени

философии возводят к положениям, лежащим в их основе. Ана-

литический метод есть, по Канту, нечто совершенно иное, чем

простая сумма аналитических положений. Это метод перехода от

одних истин к другим; он означает, что исходят из искомого как

из данного и восходят к условиям, при которых оно возможно.

Кант даже предлагает (см. ниже примечание Канта к § 5, стр. 91)

называть этот метод не аналитическим, а регрессивным. Он предпо-

читает это название, чтобы не возникало недоумения, обусловлен-

ного тем, что при аналитическом методе вполне возможно ис-

пользование не только аналитических, но и синтетических поло-

жений. Именно так обстоит дело в математическом анализе.

Синтетический способ — метод изложения, состоящий в

том, что из данных положений извлекаются их следствия. «Кри-

тика чистого разума» была изложена синтетическим методом,

«Пролегомены» — аналитическим.— 78.

" «Они отгоняют от ульев трутней — ленивых животных» —

строка из «Георгик» Вергилия (IV, 168).— 78.

7 Здесь и дальше Кант отсылает читателя к соответствующим

страницам первого издания своей «Критики чистого разума»

(Riga, Hartknoch, 1781). Поскольку нет русского перевода этого

издания, мы будем указывать страницы соответствующих мест

второго издания «Критики» по т. 3 Сочинений (М., 1964). В дан-

ном случае это стр. 600 и ел.— 80.

8 Зегнер (Segner, Johann, 1704—1777) — немецкий матема-

тик, автор труда «Anfangsgrьnde der Arithmetik, Geometrie...»,

2. Auflage, Halle, 1773.— 83.

9 Текст последующих пяти обзацев, в согласии с обоснован-

ным Фаингером предположением, перенесен сюда из четвертого

параграфа. По своему содержанию и смысловой связи абзацы эти

прямо примыкают к данному — второму — параграфу. Переста-

новка эта принята такими авторитетными исследователями тек-

ста сочинений Канта, как К. Форлендер и Э. Кассирер.— 84.

10 Учение Канта о роли конструкции понятий, или о кон-

структивном синтезе понятий, в математике отличает Канта от

Лейбница и Юма. Лейбниц, а вслед за ним и Юм считали суждени

математики аналитическими. Отрицая опытное происхожде-

ние суждений математики, Лейбниц полагал, что все ее сужде-

510

ния могут быть получены в результате логического анализа по-

нятий о предметах математики при посредстве логических зако-

нов — противоречия и тождества. Вразрез с ним Кант, согла-

шаясь с тем, что философское познание есть познание разумом из

понятий, полагает, что математическое познание есть познание

не посредством понятий, а «познание посредством конструиро-

вания понятий» (настоящее издание, т. 3, стр. 600; на эту страни-

цу и ссылается Кант). Конструировать понятие — это значит

«показать a priori соответствующее ему созерцание» (там же).

Такое созерцание не эмпирическое. В качестве созерцания оно

есть единичный объект. В то же время, будучи конструирован-

ным понятием, оно есть общее представление. Оно служит выраже-

нием чего-то такого, что общезначимо для всех возможных созер-

цаний, подходящих под одно и то же понятие. Математика, по

Канту, ничего не может достигнуть посредством одних лишь

понятий и тотчас спешит перейти к созерцанию (интуиции),

рассматривая понятие в его конкретности (in concreto). В мате-

матической конструкции то, что следует из общих условий кон-

струирования, должно иметь общее значение также и в отноше-

нии к объекту конструируемого понятия.— 84.

11 Закон достаточного основания (lex rationis sufficientis)

был впервые провозглашен в качестве главного основоположе-

ния знания и науки Лейбницем — как закон, гласящий, что ни

об одном факте нельзя утверждать его истинность или наличие

без достаточного основания, в силу которого он существует так,

а не иначе. Включив этот закон, вслед за Лейбницем, в число

основных онтологических и — соответственно — логических за-

конов, Вольф (Wollt, Christian, 1679—1754) пытался дать анали-

тическое обоснование его, выводя его из закона противоречия.—

87.

12 Евклид (IV—III в. до н. э.) — древнегреческий матема-

тик. Кант имеет здесь в виду знаменитый написанный Евклидом

свод математических наук («Начала», ок. 300 до н. э.), по которым

учились математике, особенно геометрии, вся поздняя антич-

ность, средние века и новое время.— 88.

13 Вопрос об априорных синтетических суждениях — основ-

ной вопрос своей философии — Кант ставит по-разному: в за-

висимости от того, идет ли речь о науке (математике и естествозна-

нии) или о метафизике. В первом случае само существование та-

ких суждений Кант считает бесспорно установленным: речь идет

не о том, существуют они в науке или нет, а о том, каким образом

они возможны, т. е. об их познавательных источниках, о функ-

циях сознания, в которых они нам даны, и т. д. Во втором слу-

чае существование в метафизике априорных синтетических су-

ждений вовсе не очевидно, оно еще должно быть доказано.

Здесь подлежащий решению вопрос есть вопрос о том,

существуют ли вообще в метафизике такие суждения, иначе —

вправе ли метафизика рассматриваться как наука, обладающа

априорными синтетическими суждениями. Этим различением уже

подготовляется в известной мере ответ Канта на им самим постав-

ленный вопрос: метафизика как теоретическое достоверное зна-

511

ние, располагающее априорными синтетическими суждениями,

невозможна. Существование ее объектов — предмет не знания, а

веры.— 90.

14 «Я не поверю тебе, и мне зрелище будет противно»

(Гораций. Полное собрание сочинений. Перевод Ф. А. Петровско-

го. Academia, M.— Л., 1936, стр. 346). — 92.

15 Трансцендентальная философия — систематическое ис-

следование вопроса о возможности и об условиях возможности

априорных знаний (априорных синтетических суждений) — дл

чувственности, для рассудка и для разума. Как исследование

самой возможности априорных знаний в метафизике, трансцен-

дентальная философия должна предшествовать метафизике.— 94.

16 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 600.— 96.

17 Здесь Кант дает ответ на уцрек, высказанный ему автором

гёттингенской рецензии. В этой рецензии, как было указано выше,

не усматривалось никакой существенной разницы между идеализ-

мом Канта, изложенным в «Критике», и субъективным идеализ-

мом Беркли, основанным на отождествлении вещи с суммой на-

ших «идей», или ощущений вещи. Кант разъяснял, что он при-

знает и обосновывает только «трансцендентальный» идеализм,

но отвергает «материальный идеализм», т. е. сомнение или от-

рицание существования предметов вне нас в пространстве. Он

отрицает как идеализм Декарта, так и идеализм Беркли. Сущест-

вование внешних вещей вне нас удостоверяется, как полагает

Кант, непосредственным опытом. Свои возражения против упре-

ков рецензента в идеализме Кант изложил не только в данном

месте «Пролегоменов», но и в специальном «Опровержении идеализ-

ма», добавленном во втором издании «Критики чистого разума».

Кант весьма чувствительно реагировал на обвинение в идеализме,

полагая, что обвинители не поняли главной и вполне оригиналь-

ной черты его учения: он выводит необходимость своего —

«трансцендентального» — идеализма из исследования вопроса об

источниках, условиях и границах априорного знания в математи-

ке, в теоретическом естествознании и в теоретической философии

(метафизике).—105.

й8 Кант называет идеализм Декарта в отличие от собствен-

ного «эмпирическим», так как Декарт выводит свой идеализм не из

анализа условий достоверного априорного познания, а из найден-

ной в опыте противоположности между мыслящей и материаль-

ной (протяженной) субстанцией. Этот так называемый картезиан-

ский идеализм считает несомненной первичной достоверностью

достоверность ясного самосознания («я мыслю, следовательно,

существую») и уже из нее выводит различие между достоверно

существующим и недостоверным.— 110.

18 Кант ставит Беркли в вину то, что его субъективный

идеализм обосновывается не на критическом исследовании границ

и компетенции знания, а на фантастических утверждениях, при-

нимавшихся догматически.— 110.

20 Идеализм кантовской теории познания и теории науки

сказывается и в том, что Кант объективность знания полностью

сводит к его всеобщему и необходимому значению. Идея эта не

512

нова и ясно может быть обнаружена у И. Клауберга, последова-

теля Декарта,— 116.

21 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 217 и ел.— 124.

22 Сомнение Юма. Кант имеет в виду сомнение Юма в том,

что причинная связь явлений, например явлений А и В, может

быть установлена на основании одного лишь логического анализа

явления А — как логически необходимый элемент его содержа-

ния, из которого логически следует В. Отношение А к В как при-

чины к ее действию есть, по Юму, не логическое отношение осно-

вания и следствия, а фактическое отношение, и найдено это отно-

шение может бить только в опыте, эмпирически. Между причиной

А и ее действием В не может быть, согласно Юму, никакой необ-

ходимой связи. После этого не значит по причине этого. Так как

связь А та. В лишь эмпирическая, т. е. лишена необходимости,

то нет никакой гарантии, что при дальнейшем расширении опыта

за возникновением А последует возникновение В. И если мы все

же говорим, что А есть причина В, то оправдано это утверждение

может быть лишь в том смысле, что в опыте одна и та же последо-

вательность (смена) явлений может многократно повторяться.

Наблюдение этой повторяемости закрепляется в сознании при-

вычкой и ведет к представлению об А как о причине и о В как о

ее действии. — 129.

23 Кант имеет в виду различение являющегося и истинно су-

щего бытия, которое в древнегреческой философии ясно высту-

пает уже у Парменида, а еще яснее и полнее у Платона. Однако,

различая явления и их сущность, древние и Кант совершенно

противоположны в оценке их познаваемости. Согласно Парме-

ниду и Платону, только об истинно сущем может быть позна-

ние; явления — предмет не познания, а недостоверного мнения.

Наоборот, по Канту, познание и наука возможны только относи-

тельно явлений; сущности («вещи в себе») не познаваемы. — 134.

24 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 217 [и ел.] и 300.— 136.

25 ... man как sa пределами чувственности нет никакого

созерцания. Здесь Кант выразил свое убеждение в том, что дл

человека непосредственное познание, или созерцание (Anschau-

ung), или интуиция, возможно лишь как чувственное созерцание

(чувственная интуиция). Интеллектуальная интуиция, непосред-

ственное усмотрение ума, в понятии о котором, впрочем, нет ни-

какого противоречия, может быть, по Канту, достоянием высше-

го, но не человеческого ума. Человеческий рассудок не интуити-

вен, а дискурсивен, его познание всегда опосредствовано поня-

тиями.— 136.

26 ... как возможна природа в формальном смысле. Уче-

ние Канта не есть учение, согласно которому природа есть поро-

ждение, или продукт сознания, взятый в материальном смысле,

т. е. в содержательной основе своих явлений. Наше сознание, со-

гласно Канту, предписывает предметам природы законы только в

отношении формы нашего познания этих предметов и законов,

но отнюдь не в отношении их природы.— 138.

27 Крузий (Crusius, Christian August, 1715—1775) — не-

мецкий философ, противник философских учений Лейбница и

513

17 Иммануил Кант, т. 4, ч. 1

Вольфа, автор сочинения о пути К достоверности человеческого

познания («Weg zur Gewissheit und Zuverlдssigkeit der menschli-

chen Erkenntnis», 1747). — 140.

28 Систематизация учения о категориях дана Аристотелем в

трактате «Категории», отдельные части которого, как полагают,

принадлежат не самому Аристотелю.— 143.

26 ... понятия чувственности. Здесь Кант называет про-

странство и время понятиями. Обычно он избегает именовать их

таким образом, так как, согласно его взгляду, пространство и

время не категории, или чистые понятия рассудка, а априорные

формы чувственности (или созерцания, интуиции).— 144.

30 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 370 и 396.— 143.

31 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 335.— 146.

32 Correlata (лат.) — соотносительные суждения. В этой

рубрике соотносительны у Канта: субстанция и акциденции

(свойства); причина и ее действие; взаимодействие.

Opposita (лат.) — противоположные суждения. По модаль-

ности противоположны у Канта: суждения о возможности и не-

возможности; о действительности и недействительности; о необ-

ходимости и случайности.— 146.

33 Предикабилии — производные понятия рассудка в от'

личие от предикаментов, или категорий.— 146.

34 Онтология, т. е. учение о бытии, излагалась Баумгарте-

ном в его заслужившей известность «Метафизике» (1739).— 146.

36 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 314—315.—147.

3в a parte ante (лат.) — со стороны предшествующей, т. е.

основываясь на том, что предшествует. Таков способ доказатель-

ства начала мира, основанный на том, что каждое данное состоя-

ние мира обусловлено каким-то предшествующим ему состоянием,

а это последнее в свою очередь — состоянием, ему предшествую-

щим, и т. д., пока не дойдем до мысли о первоначальном состоя-

нии, которому уже ничто не предшествует и которое будет на-

чальным для всех состояний, за ним следующих.— 152.

37 Излагаемый здесь и повсюду агностицизм Канта обуслов-

лен, как хорошо видно из комментируемого места, взглядом Канта

на границы чувственного познания («чувственного созерцания»)

и на отношение между категориями, как чисто логическими функ-

циями, и чувственными созерцаниями (интуициями). Категории—-

так думает Кант — не способны дать никакого определенного

познания о вещи как она существует сама по себе, так как кате-

гориям не соответствует никакое чувственное созерцание, способ-

ное сообщить им конкретный смысл. Пространство и время только

формы чувственности, категории только формы чистого рассудоч-

ного познания.— 153.

38 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 368 и ел.— 154.

3" Аналогии опыта — третий, по Канту, класс в системе

основоположений чистого рассудка, на которых основываетс

возможность всех опытных знаний. Имеются три аналогии опы-

та: основоположение постоянности субстанции, основоположе-

ние временной последовательности согласно закону причинности

и основоположение сосуществования согласно закону взаимодей-

514

ствия всех субстанций. Взятые вместе, аналогии опыта высказы-

вают следующее: все явления заключаются в единой природе, так

как без этого априорного единства не было бы возможно никакое

единство опыта. Стр. 182— ср. настоящее издание, т. 3, стр. 252—

253.-- 156.

40 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 389 и ел. — 159.

41 Диалектическими утверждениями, как видно отсюда,

Кант считал пары соответственно противоположных друг другу

утверждений, основывающиеся (однако, по Канту, лишь мнимым

образом) на принципе чистого разума. Пример диалектических—

в кантовском смысле — утверждений: «все в мире состоит из про-

стого» и «нет ничего простого, все сложно».— 160.

42 Заявление Канта проливает полный свет на то, что Кант

называет «диалектикой чистого разума». Под этой диалектикой

Кант разумеет исследования абсолютной (или безусловной) це-

лостности для всего обусловленного. Такое применение термина

вызвано тем, что, согласно Канту, исследования эти необходимо

приводят разум к противоречащим друг другу утверждениям.

Диалектика Канта не выражает действительной объективной про-

тиворечивости бытия, или природы. Необходимость этой диалек-

тики — необходимость не истины, а заблуждения, причина кото-

рого — в попытке применить формы познания к исследованию не-

познаваемых вещей в себе. Кант полагает, что для обычного че-

ловеческого сознания, не просвещенного критической филосо-

фией, заблуждение это неустранимо. Но разум, просвещенный

кантовской философией, снимает-де антиномию и тем самым

избавляет себя от нависшей над ним угрозы самопротиворечиво-

сти. «Вещи в себе» не познаваемы. С отказом от попытки их по-

знания диалектика чистого разума полностью разреша-

ется.—J62.

43 Здесь вместо двусмысленного термина «умопостигае-

мые сущности» Кант пользуется свободным от этой двусмыслен-

ности понятием «сущности чистого рассудка».— 166.

44 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 501 и ел.— 170.

45 Платнер, Эрнст (Plainer, Ernst, 1744—1818) — немец-

кий философ, профессор медицины и философии в Лейпциге,

эклектик, испытавший влияние Лейбница, автор двухтомного со-

чинения «Philosophische Aphorismen» (1776—1782).— 173.

и Регулятивное (единство) — единство, соответствующее

регулятивному применению «трансцендентальных идей». Под

этим применением Кант разумеет правомерное применение идей,

задача которых — приведение к целостному единству всего, что

познается рассудком. Состоит ото применение в том, что единство

это рассматривается в качестве идеала, к которому должно стре-

миться и который в высшей степени способен наводить ум на ги-

потезы, но на который нельзя смотреть как на реальность, утвер-

ждаемую a priori. Понятие регулятивного применения «трансцен-

дентальных идей» Кант разъясняет в «Критике чистого разума» —

в разделе восьмом второй главы второй книги «Трансценденталь-

ной диалектики».

Конститутивное (единство) — единство, соответствующее

17·                                                                                                          515

конститутивному применению идей. Под таким применением Кант

понимает применение, благодаря которому нам были бы даны по-

нятия тех или иных предметов. По Канту, трансцендентальные

идеи никогда не имеют конститутивного применения, так как

предметы их никогда не могут быть даны нашему чувственному

созерцанию,— 173.

47 Диалоги Юма. Имеется в виду сочинение Юма «Dialo-

gues concerning Natural Religion» («Диалоги о естественной рели-

гии»), изданное в Лондоне в 1779 г. и появившееся в немецком

переводе в 1781 г. (есть русские переводы: С. М. Роговина — М.,

1908, и С. Церетели — Юрьев, 1909. Этот труд входит во второй

том Сочинений Юма, М., 1965).— 174.

48 Деистическое понятие. Деизм — философское учение О

боге, развитое рядом прогрессивных философов XVI—XVII вв.

Деизм был одновременно и критикой так называемой «положи-

тельной» религии с ее верой в личного бога, открывающегося лю-

дям, с ее вероисповедной исключительностью и нетерпимостью,

и философским рационалистическим учением, «религией Ра-

зума», сохранявшей веру в бога как в безличное высшее начало,

будто бы давшее миру законы, по которым мир в дальнейшем су-

ществовал и существует независимо от божественной воли и бо-

жественного вмешательства.— 179.

49 Теизм — учение о боге как о высшем личном существе,

творце мира. Теизм, указывает Кант, верит, будто природа бога

может быть постигнута или определена на основе аналогии. Теизм

противостоит в истории мысли деизму, утверждавшему, что по-

средством разума возможно познать только существование бога,

но не его свойства, или атрибуты.— 180.

50 Антропоморфизм в религии — наделение бога свойства-

ми, подобными свойствам человека. Кант находит аргументы

Юма об антропоморфизме «опасными», так как Юм считает ан-

тропоморфизм одновременно и неотделимым от теистической фор-

мы религии, и несостоятельным по существу, т. е. подрывающим в

конечном счете религиозную веру. Напротив, Кант хотел потес-

нить знание, чтобы дать место вере.— 180.

6! Как если бы (als ob) — важное и неоднократно использу-

емое Кантом понятие в его философии. В обсуждении вопроса о

религии этим понятием выражается, во-первых, мысль о том,

что положение о сотворении мира высшим разумом и волей бога

никогда не может стать достоверно доказанным положением нау-

ки, и, во-вторых, мысль о том, что для нас существует необходи-

мость представлять (не познавать!) мир так, как если бы он был

именно таким творением, хотя положение это никогда не может

стать знанием. Такова необходимая, по Канту, фикция, обосно-

вываемая «критической» («трансцендентальной») философией.—

181.

52 Филон и Нлеант — персонажи в сочинении Юма «Диалоги

о естественной религии».— 182.

83 В этих рассуждениях Канта ясно обнажается ход мысли,

при помощи которого Кант надеется, опираясь на учения кри-

тической философии, подготовить место вере: вслед за деисти-

516

ческим понятием о боге'вводится понятие, приписывающее богу

разумную причинность по отношению к миру, т. е. вводится уже

теистическое понятие о разумной причинности. При этом, однако,

разумность переносится не на бога как на «вещь в себе», а только

на отношение бога к чувственно воспринимаемому миру. Таким

образом, думает Кант, антропоморфизм, который представлялс

Юму как неотвратимое пугало, совершенно устраняется.— 184.

54 Последнее предложение осталось у Канта грамматически

(и логически) незаконченным. В примечании Форлендера к этому

месту (Sдmtliche Werke, dritter Band, Lpz., 1920, S. 137) приве-

дены предложенные различными исследователями текста Канта

восполнения недостающих слов. Мы полагаем, что наиболее точно

выражает мысль Канта вставка, предложенная Б. Эрдманом в

издании Прусской Академии наук: «могли быть приняты по край-

ней мере как возможные».— 187.

55 Эти рассуждения Канта не только показывают связь

его теории познания с этикой и религией, но и выражают главен-

ство — в глазах Канта — разума практического (нравственного)

над теоретическим. Естественная способность разума к трансцен-

дентальным идеям устраняет, согласно Канту, притязания мате-

риализма, натурализма и фатализма и выводит нравственные идеи

на простор вне области умозрения.— 188.

56 Схолия — пояснительное примечание, присоединенное к

тексту, в дедукции — примечание, добавленное автором вслед

за доказательством теоремы с целью или поставить вопрос о ме-

тоде, или пояснить доказанное положение, или отметить связь

его с другими положениями.— 188.

67 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 551—569.— 189.

58 Из этого места видно, что Кант отрицает не метафизику,

как таковую (в духе XVIII в.), а только догматическую метафи-

зику. Иначе говоря. Кант выступает за критическую метафизику,

т. е. основанную на критическом исследовании функций и гра-

ниц разума. Свою эпоху Кант определял как эпоху, когда упадок

«догматической» метафизики уже наступил, но когда еще не при-

шло время основательной и законченной «критической» метафи-

зики, т. е. критики разума. «Критическая» метафизика может быть

доведена, по убеждению Канта, до полной завершенности.— 191.

69 Рецензия, напечатанная в «Gцttingische Anzeigen von

gelehrten Sachen», была озаглавлена «Kritik der reinen Vernunft.

Von Imman. Kant. 1781. 856 S. Oktav.». Текст ее перепечатан в

Сочинениях Канта, изданных К. Форлендером (/. Kant, Sдmtli-

che Werke, dritter Band, Leipzig, 1920, S. 175—182).— 198.

в0 Элеатская школа — школа древнегреческой философии

в V в. до н. э. в южноиталийском греческом городе Элея. Глав-

ные представители — Парменид и его ученик Зенон. Кант слиш-

ком резко характеризует учение элеатской школы как «настоя-

щий идеализм». В учении элеатов о мире налицо материалисти-

ческие воззрения. Тенденция идеализма сказывается у них только

в противопоставлении разумного познания чувственному. По-

нятия «чистого рассудка», о котором здесь говорит Кант, у элеа-

тов нет вовсе.— 200.

517

в1 Кант называет здесь свой идеализм формальным, так

как для него существенно учение об идеальности (априорности)

форм познания: чувственных (пространство и время) и рассудоч-

ных (формы понятий, или категорий, формы основоположений

рассудка, формы связи чувственности и рассудка, форма транс-

цендентального единства самосознания).— 201.

ва Интеллектуальное созерцание — см. примечание 25 к

стр. 136.— 201.

•3 Ср. настоящее издание, т. 3, стр. 404—431.— 205.

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)