Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 7.

ПРИМЕЧАНИЯ

ФИЗИКА

В дошедших до пас рукописных списках «Физика» имепу-ется Physiks akroasis (по-латыни — Naturalis auscultatio), что точнее всего переводится словосочетанием «Лекции по физике». «Физика» является наиболее объемистым из четырех трактатов, помещенных в настоящем томе: она состоит из восьми книг, по традиции обозначаемых греческими буквами от А до в. Ссылаясь на отдельные книги «Физики», сам Аристотель именует их по-разному: первые обычно как книги «О природе», последующие — «О движении». Как указывает комментатор «Физики» Симплиций, Аристотель и его ближайшие ученики —. Феофраст и Евдем — объединяли первые пять книг общим заглавием «О физических началах», а последние три— «О дви* гкении». Впрочем, другие авторы (например, неоплатоник Пор-фирий) относили пятую книгу к циклу книг о движении, что представляется более логичным.

«Физика» неоднократно комментировалась в древности и в средние века. До нас дошли греческие комментарии Феми>. стия (IV в.), Симплиция (VI в.) и Иоанна Филонова (VI в.)| их изучение крайне облегчает понимание «Физики», в особен* ности же некоторых наиболее трудных ее мест. В более позд-> нее время «Физику» комментировал арабский философ Авер-роэс (XII в.) и знаменитый глава схоластической школы Фома Аквинский (XIII в.). Из комментариев недавнего времени наи« более важными следует считать комментарии РгапЙ'я (1854) я Koss'a (1936). Подробными комментариями оснащен новый не« мсцкий перевод Wagner'a (1967).

На русский язык «Физика» была переведена В. П. Карповым (Аристотель. Физика. М., 1936); это перевод, заново отредактированный и в ряде мест исправленный, положен в основу публикуемого в данном томе текста.

Книга первая (А)

1 Знание — to eidenai. Научное познание, т. е. знание точ-пое, основанное на уяснении причин или на доказательствах to epistasthai (he episteme — наука). Определение научного познания дано Аристотелем во «Второй аналитике» (1, 2). — 61.

2 Ср. сходные соображения во «Второй аналитике»: «Первичное и более понятное имеют двоякий смысл, ибо не одно и то же первичное по своей природе и первичное для нас, а также более понятное вообще и более понятное нам. Первичным и более понятным для нас я называю то, что ближе к чувственному восприятию; первичным и более понятным во-

559

обще — то, что находится дальше от него» (I 2,71 в 33—72 а к). —61.

3 Обычно термины «katholou», «kath'hekasta», когда ом и противопоставляются друг другу, означают у Аристотеля «общее» и «частное». Но в даином случае выражение «ek ton katholou epi ta kath'hekasta» нельзя переводить как «от общего к частному»; здесь эти термины обозначают, скорее, соответственно: 1) непосредственное восприятие вещи в ее конкретной целостности и нерасчлененности и 2) рассмотрение ео «по частям», т. е. уяснение элементов, из которых она состоит. — 61.

4 Аристотель противопоставляет здесь учение элеиской школы (Парменид, Зенон, Мелисс), согласно которому истинно сущее едино, неподвижно, неизменно и познается только мышлением, воззрениям ранних «физиков»; к последним относились, в частности, милетские мыслители — Фалес, Анаксимандр и Апаксимен. Как известно, источником и первоначалом всего существующего у Фалеса была вода, а у Анаксимена — воздух. - 62.

5 Имеется в виду, очевидно, Анаксагор, принимавший первичное существование бесчисленного множества качественно* определенных веществ и фундаментальных противоположностей типа теплое — холодное, сухое — влажное и др. — 62.

6 Ср. сходную классификацию у Платона в «Софисте» (242—244). — 62.

7 Тезис о тождестве противоположностей, который утверждается в ряде фрагментов Гераклита (папример: «В одну и ту же реку входим и не входим, существуем и не существуем» ДК 22, В49а). Аристотель относился к этому тезису резко отрицательно, считая его противоречащим основным положении м логики и поэтому абсурдным. «Конечно, не может кто бы то ни было считать одно и то же существующим и не сущест-нующим, как это, по мнению некоторых, утверждает Гераклит» («Метафизика» IV 3,1005 в 23—25). — 62.

8 Эристикой в Греции называлось искусство спорить, умение опровергать доводы противника и защищать свои положения независимо от их внутренней состоятельности. — 62.

8 Последние несколько строк буквально повторяются в па-чале следующей, 3-й главы, 186 а 7—10. Высказывалось предположение, что это повторение явилось результатом объединения двух различных версий «Физики». В связи с этим B'ok-Ьег предлагал исключить из текста 2-й главы весь кусок: «именно такое... совсем нетрудно». Наоборот, Ross исключает соответствующее место из 3-й главы — «так как принимают.., совсем нетрудно». — 62.

10 Буквально: «из индукции»—ex epagogPs. — 62.

11 В комментарии Симплиция к этому месту указывается, что Аристотель имел в виду «теорему о луночках», дока-ванную Гиппократом Хиосским и в которой кое-кто усматривал путь к решению проблемы квадратуры круга. Строи,е исследование вопроса, проведенное лишь в XX в. и. э., показало ошибочность такой точки зрения (см. «История математики», т. 1. М, 1970, с. 85). — 63.

12 Решение квадратуры круга, предложенное софистом V п. до н. э. Аптифонтом, состояло в следующем. Для любого пра-

560

пильного многоугольника, вписанного в круг, можно с помощью циркуля и линейки построить равновеликий квадрат. Производя последовательно удвоение сторон вписанного многоугольника, мы будем получать правильные многоугольники со все большим числом сторон. В конце концов мы получим многоугольник с очень большим числом сторон, которые можно будет считать совпадающими с соответствующими им дугами окружности; площадь этого многоугольника и, следовательно, равновеликого ему квадрата будет равна площади круга. Хотя у Антифонта в явном виде еще не было предельного перехода к многоугольнику с бесконечно большим числом сторон, тем но менее предложенная им процедура была важным шагом на пути к созданию «метода исчерпания» Евдокса. — 63.

13 Выяснение того, к какой из категорий следует отнести рассматриваемый термин,— обычный прием Аристотеля. В сочинении «Категории» дается полное перечисление десяти основных категорий: «Каждое слово, взятое вое всякой связи е другими, обозначает сущность, или количество, или качество, или отношение, или положение, или состояние, или действие, или страдание («Категории» IV 1 в 25—27). — 63.

14 «Суть бытия» (по-латыни quidditas) — термин, которым передают трудно переводимое греческое выражение «to ti en einai», буквально «быть для какого-нибудь предмета тем, что он был». Это выражение ближе других к современному термину «понятие», которого во времена Аристотеля еще не существовало. В другом месте Аристотель указывает, что «суть бытия имеется в тех предметах, словесным выражением которых является определение» («Метафизика» VII 4, 1030 а). — 63.

15 См. прим. 7. — 64.

16 Ликофрон — софист из школы Горгия; о нем Аристотель упоминает еще в «Политике» (IV 9). — 64.

17 Здесь, впервые в «Физике», мы встречаемся с понятиями возможности (dynamis) и действительности — энтелехии (ente-iecheia), которые играют очень важную роль в философии природы Аристотеля. Наряду с термином «энтелехия», и даже чаще, Аристотель пользуется термином «анергия» (energeia), имеющим почти то же значение, однако с несколько иным оттенком. «Энергия» есть процесс реализации возможного, деятельность, акт; «энтелехия»—завершение этой деятельности, то конечное состояние, к которому она приводит. В дальнейшем термины «энтелехия» и «энергия» мы будем передавать соответственно русскими словами «действительность» и «деятельность» («актуализация»). В данном случае Аристотель хочет показать, что в действительности (в своем актуальном бытии) ни одна вещь не может иметь исключающих друг друга свойств или определений, но последнее допустимо, когда она существует в возможности (потенциально). — 64.

15 См. прим. 9. — 65.

19 Аристотель обвиняет Мелисса в двух грубых ошибках. Первая (если все возникшее имеет начало, то невозникшее его не имеет) является элементарным нарушением логики. Вторая состоит в утверждении, что любой процесс имеет начало не только во времени, но и в пространстве (скажем, если вещь меняет цвет, то это изменение должно начаться в какой-либо точке). Заметим, что среди дошедших до нас фрагментов

5С1

Мелисса мы не находим подобного рода соображений. После этого Аристотель переходит к опровержению известного тезиса Мелисса о том, что пустота является необходимым условием возможности движения; при этом он ссылается на перемещения, происходящие в непрерывных средах, и на качественные изменения, которые могут происходить без наличия пустых промежутков между вещами. — 65.

20 Последующая аргументация Аристотеля против основных положений философии Парменида может показаться не-" подготовленному читателю бессодержательной казуистикой. Для того чтобы разобраться в ней, необходимо хорошо усвоить значение основных понятий аристотелевской философии, в том числе понятия сущности (he oysia) и того, что является ее более или менее случайным атрибутом или привходящим свойством, или, как мы будем говорить в дальнейшем, свойством «по совпадению» (to sumbebekos). В позднейшей схоластической литературе эти понятия стали обозначаться латинскими терминами «субстанция» и «акциденция» (см. также прим. 25). — 65.

21 По поводу этого места среди исследователей нет един-' ства мнений. Одни, следуя Александру Афродисийскому, утверждают, что Аристотель имеет в виду Платона, а относительно неделимых величин — его ученика Ксенократа. Однако Ross и другие считают более вероятным, что на самом деле здесь речь идет об атомистах. Что касается дихотомического деления (деления пополам), то оно было излюбленной процедурой многих греческих философов, начиная с Зенона, который с его помощью доказывал невозможность движения (см. VII, 9). -67.

22 О точке зрения, согласно которой в основе всего сущего лежит нечто, занимающее промежуточное положение между огнем и воздухом (или между воздухом и водой), Аристотель говорит в ряде своих сочинений, однако приписать ее какому-либо конкретному мыслителю (или группе мыслителей) пе удается. — 68.

23 В настоящее время почти все исследователи согласны с тем, что термином «подобочастные» или «гомеомерии» (ta homoiomers) сам Анаксагор не пользовался. — 68.

24 Эмпедокл принимал четыре элемента, которые у него именовались «корнями» всех вещей: огонь, воздух, воду и землю, а также две движущие силы: Любовь (Philia), соединяющую элементы, и Вражду (Neikos), разъединявшую их. Попеременное преобладание той или другой из этих сил обусловливало смену различных состояний мира. — 70.

25 Здесь необходимо пояснить смысл аристотелевского термина «сущность» (he oysia). Латинский перевод этого термина — substantia — может только затемнить суть дела для современного читателя. Под сущностью у Аристотеля понимается реальная вещь, подверженная изменениям под действием внешних или внутренних факторов и рассматриваемая в ее конкретной целостности. Живые существа — вот этот (конкретный) человек, эта лошадь, это дерево и т. д. — являются сущностями. Но к сущностям относятся также и продукты человеческой деятельности: вот этот дом, эта статуя, этот плащ и пр. Задача состоит в том, чтобы найти такую пару

562

противоположностей, которую можно было бы считать началами для любых сущностей, ибо противоположности, имеющие частный характер,— такие, как светлое и темное, редкое и плотное, сладкое и горькое,— характеризуют лишь отдельные группы сущностей, но не могут служить началами для всего рода (genos), каковым является сущность. (Подробно о сущностях см. «Метафизика» VII, VIII, IX.) — 73.

26 См. прим. 22. — 74.

27 Мы пользуемся терминами «субстрат» или «основа» для перевода греческого to hypokeimenon, буквально означающего «подлежащее». — 74.

28 Здесь, как бы мимоходом, впервые упоминается термин «материя» (he hyle). В дальнейшем окажется, что материя — это как раз и есть субстрат, лежащий в основе всякого возникновения. — 76.

29 Своеобразие аристотелевской концепции трех начал состоит в том, что «лишенность», т. е. отсутствие формы, также оказывается действующим началом. — 77.

30 В рукописи стоит: «когда собака родится от лошади». Ross предложил исправить это невразумительное место следующим образом: «например, когда собака родится от собаки и лошадь от лошади». Это исправление, принятое многими исследователями, вошло и в русское издание «Физики» 1936 года. - 79.

31 В девятой книге «Метафизики», где излагается учепно о возможности и действительности. — 79.

32 В этой главе речь идет о Платоне и его школе, на это указывает, в частности, то обстоятельство, что отдельные выражения, которыми пользуется здесь Аристотель, являются отзвуками фразеологии «Тимея». Основное возражение Аристотеля состоит в том, что сторонники критикуемой им концепции не заметили второй природной основы, а именно лишенности. — 80.

33 Отсылка к тем книгам «Метафизики», в которых излагается учение о форме (VII—IX). — 81.

Книга вторая (В)

1 См. прим. 25. — 83.

2 Термины «форма» (morphe) и «вид» (eidos) употребляются Аристотелем почти как синонимы. Строго говоря, форма есть то, что обусловливает видовое отличие, которому можно дать словесное определение (logos).—84.

.'. 3 Термин techne, который в целях единообразия переводится здесь русским словом «искусство», имеет более широкое значение, чем искусство в нашем обычном понимании: он включает в себя ремесло и вообще любую человеческую деятельность, требующую профессионального мастерства. — 84.

4 Первичное значение слова physis (природа) — рождение, возникновение. — 84.

5 Этот вопрос разрабатывается в трактате «О возникновении и уничтожении» (I 3) — 85.

в Физик (physikos) у Аристотеля — человек, занимающийся изучением природы. — 85.

563

7 Выпад в адрес платоновского учения об идеях. Абстрагирование математических соотношений от предметов, в которых эти соотношения проявляются, представляется Аристотелю вполне законной операцией. Иное дело — физические свойства, в принципе не отделимые от их носителей; тем не менее сторонники учения об идеях фактически пытаются осуществить такое отделение. — 85.

8 Согласно Филопону, это — строка из Еврипида, однако большинство исследователей считают ее принадлежащей какому-то поэту-комедиографу (Ueineke. Frag. Comic. Graec. V, p. 123). — 86.

9 Конечная цель (telos), по Аристотелю, наиболее совершенное состояние, достигаемое природным существом в его развитии; именно поэтому она и должна быть наилучшей. — 80'.

10 Диалог Аристотеля «О философии» (Peri philosophias) до нас не дошел. — 86.

11 Интерпретация последних фраз, завершающих главу, представляла значительные трудности уже для античпых комментаторов. О солнце, как об одной из причин, порождающих человека, говорится также в «Метафизике» (XII 5, 1071 а 13— 17); в более общем плане роль солнца как источника всякого возникновения разъясняется в трактате «О возникновении и уничтожении» (В 10). — 87.

12 Развиваемое здесь учение о четырех причинах излагается Аристотелем и в других сочинениях («Метафизика» I 3; V 2; VIII, 4; «О частях животных» I 1 и др.). Учение это получило широкое распространение у средневековых схоластов, которые дали четырем причинам обозначения, сохранившиеся и до нашего времени: причина материальная (causa materialis), формальная (causa formalis), действующая (causa efficiens) и конечная, или целевая (causa finalis).— 88.

13 Случай — tych 6, самопроизвольность (или спонтанность, от латинского spontaneitas) — to automaton. Из последующего изложения явствует, что Аристотель различал эти два понятия. — 90.

14 Аристотель имеет в виду, по-видимому, известную фразу Левкиппа: «Ни одна вещь не возникает попусту, но все [происходит] по закону и в силу необходимости» (DK 67, В 2). — 91.

15 DK 31, В 53. - 91.

16 Имеются в виду, очевидно, атомисты, так как только в их учеппи мы находим концепцию самопроизвольного зарождения вихрей, из которых образуются бесчисленные миры. — 91.

17 В этой трактовке случай оказывается эквивалентным счастливому стечению обстоятельств или «везению».—94.

18 Неясно, о каком Протархе здесь идет речь. Может быть, о Протархе, сыне Каллия, который фигурирует в платоновском «Филебе».— 94.

19 Аристотель нередко прибегает к этимологическим экскурсам, не всегда, впрочем, удачным. — 95.

20 К первой области отпосится «первая философия» — наука о вечных неподвижных сущностях; ко второй — астрономия, изучающая хотя и движущиеся, но вечпые и неизменные сущности — небесные светила, к третьей — физика. — 96.

21 DK 31, В 61.-98.

22 Под знаком Пса солнце находится в августе. — 98.

53 Смысл утверждения состоит в следующем: если треугольником мы называем фигуру, составленную из трех прямолинейных отрезков, и если при этом сумма углов треугольника не будет равна двум прямым, то это будет равносильно отрицанию одного из основных геометрических определений — определения прямой линии. —101.

Книга третья (Г)

1 Некоторые приводят эту фразу в соответствие с аналогичным местом из «Метафизики» (XI 9, 1065 в 5—7), дополняя ее следующим образом: «...одно существует только в действительности, другое — в возможности, иное — в возможности и действительности...» (так, например, в русском издании «Фи-эики» 1936 года). В этом, однако, нет необходимости: третья альтернатива, когда вещь существует только в возможности, не переходя в действительность, ничего не дает для решения проблемы движения. —103.

2 Здесь и в дальнейшем необходимо учитывать, что понятие движения (kinesis) у Аристотеля включает в себя не только перемещение в пространстве, но и прочие возможные изменения, происходящие с вещью. — 103.

3 «...в физическом смысле» (physikos) означает, что речь идет о вещах нашего подлунного мира. Иная ситуация имеет место в мире небесных светил, которые, по Аристотелю, приводятся в движение некими божественными агентами, остающимися при этом неподвижными и неизменными. —105.

4 Прежде всего имеется в виду восьмая книга «Физики», где развивается концепция первичного неподвижного двигателя. —105.

6 Деятельность — energeia; см. прим. 16 к кн. I. — 105.

6 В несколько сокращенном виде эта глава вошла в «Метафизику» в качестве 9-й главы XI кн. Аналогично 10-я глава той же книги «Метафизики» представляет собой монтаж из 3-й, 4-й и особенно 5-й глав данной книги «Физики». —105.

7 Имеются в виду два ряда пифагорейских противоположностей: в первом ряду помещались такие понятия, как «предел», «единое», «нечетное», «прямое», «мужское» и др.; во втором — «беспредельное», «многое», «четное», «кривое», «женское» и т. д. —106.

8 Омонимы — одинаковые названия различных вещей. Омонимами «называются те предметы, у которых только имя общее, а соответствующая этому имени речь о сущности разная» («Категории» 1, 1а 1—4). — 107.

9 Гномоном в Древней Греции назывался угольник —¦¦ инструмент, служивший строителям и плотникам для измерения прямых углов. (Существовали и другие значения этого термина, например этим словом обозначались солнечные часы.) В своих числовых изысканиях пифагорейцы имели обыкновение моделировать числа с помощью геометрических фигур, составленных из нескольких точек. Последовательность т. наз. «квадратных» чисел — 1, 4, 9, 16 и т. д. изображалась путем накладывания гномонов вокруг единицы; при этом получались квадраты, т. е. фигуры «одного вида». В качестве исходной фигуры здесь использовалась единица, которая, вообще говоря, не считалась числом, а только «началом», из которого образовывались числа. Если исключить единицу и начать построение с двойки или тройки, то при этом будут получаться прямоугольники «различного вида», у которых отношение сторон при каждом наложении очередного гномона меняется. —110.

10 Панспермия (panspermia) — смесь всевозможных семян. Термин «семена» (spermata) встречается в фрагменте сочинения Анаксагора, где он служит для обозначения мельчайших частиц качественно определенных веществ (аристотелевских «подобочастных»), входивших в состав первичной смеси, из которой образовался мир. Таким образом, правильнее было бы называть панспермией первичную смесь Анаксагора, однако Аристотель пользуется этим термином для обозначения многообразия атомов Демокрита, обладавших всевозможными фигурами (schemata). —110.

11 Термины «физиологи» и «физики» были для Аристотеля синонимами, служившими обычно для обозначения мыслителей досократиков (от Фалеса до Демокрита), занимавшихся изучением «природы» (physis). — 111.

12 DK, В 63—66. Неясно, впрочем, придерживался ли Гераклит концепции «мирового пожара» как определенной стадии в циклическом развитии Вселенной (позднее эту концепцию развивали стоики), или он просто хотел сказать, что каждая отдельная вещь когда-нибудь (но не обязательно в одно и то же время) должна превратиться в огонь. —114.

13 Современному читателю бросается в глаза, что у Аристотеля отсутствует понятие пространства. В качестве эквивалента этого понятия он пользуется словосочетанием «все место» (ho pas topos), т. е. место в целом, включающее в себя все отдельные места. —115.

14 Учение о неделимых линиях приписывается ученику Платона Ксенократу (критика этого учения дается в шестой книге «Физики» гл. 1—2).—117.

п. Почти буквальное повторение одной и той же мысли на протяжении нескольких строк объяснимо, если рассматривать текст как запись лекций Аристотеля. —118.

16 Производные имена (паронимы) отличаются от основных изменением слогов (флексий), чем и обуславливается изменение их значения. В данном случае Аристотель хочет сказать, что наименование каждого числа является производным от единицы; неясно, впрочем, как можно было бы обосновать втот тезис. —121.

Книга четвертая (Д)

1 «Козлоолень» (tragelaphos) —излюбленный пример Аристотеля для обозначения несуществующего предмета. Изображения козлооленей встречаются на греческих вазах того времени. —123.

1 Гесиод «Теогония» 116—117.-* 124.

3 DK 29, А 24. Исходной формулировки этой апории мы не знаем. Кроме Аристотеля о ней писал Евдем, о чем сообщает Симплиций в комментариях к «Физике» (563, 17).—125.

4 «Тимей», 52А, —126,

568

5 В своих биологических трактатах Аристотель рассматривает сердце как источник тепла для тела, а мозг как орган, служащий для охлаждения крови. Надлежащее равновесие между теплом и холодом в организме является, по его мнению, необходимым условием здоровья. —127.

6 По-видимому, перефразировка общеизвестной поговорки, имевшей в виду персидского царя, с которым греки вели постоянные войны. —127.

7 Слова в угловых скобках отсутствуют в рукописях «Фи-вики», но добавлены Дильсом на основе комментариев Симпли-ция и Фемистия. —132.

8 «О возникновении и уничтожении» (II, 4). — 134.

9 Клепсидра — водяные часы в виде сосуда с отверстиями, через которые вытекала вода. Опыты с клепсидрой проводили Анаксагор (DK 59, 68—69) и Эмпедокл (DK 31, В 100). —135.

10 Отрицатели пустоты — Анаксагор и (возможно) Эмпедокл, которые, по мнению Аристотеля, вообще не касаются существа дела. Утверждающие существование пустоты — атомисты; дальнейшие рассуждения Аристотеля в значительной степени представляют собой полемику с их аргументами. —135.

11 Впервые это соображение было высказано Анаксиманд-ром (DK 12, А II и др.). —138.

12 Взаимное круговое давление — antiperistasis — происходит, по мнению Аристотеля, в воздухе или воде, когда движущееся тело толкает находящуюся перед ним среду, и этот толчок, распространяясь как бы по кругу, ъ конце концов возвращается к исходному телу, но уже с обратной стороны. С помощью такого кругового движения Аристотель считал возможным объяснить полет брошенного тела, когда оно продолжает двигаться в воздухе, уже не находясь в соприкосновении с агентом, вызвавшим его движение. —139.

13 Греческая математика эпохи Аристотеля еще не знала понятия нуля. Математическое «ничто» (meden), о котором пишет Аристотель, в каком-то смысле предвосхищает это понятие. —140.

14 Некоторые исследователи (Bekker, Prantl) подвергали сомнению подлинность последней фразы (начиная с «Далее, должно быть видно...»). Смысл ее, однако, совершенно ясен: осязание основывается на различии в плотности, и если бы рыбы были железными, вода воспринималась бы ими как воздух человеком, т. е., будучи чем-то, казалась ничем. —142.

15 Ксуф — по-видимому, пифагореец, о котором мы больше ничего не знаем (DK 33). —143.

16 Буквально «экзотерических рассуждений» (exoterikon logon). Смысл этого выражения разъясняется комментаторами Аристотеля — Филопоном и Симплицием: это были рассуждения, не основанные на строгих доказательствах и понятные не только специалистам, но и более широкому кругу слушателей. —145.

17 Первая точка зрения принадлежит, очевидно, Платону, вторая — пифагорейцам. —146.

18 В рукописных списках «Физики» заключенная в скобки фраза помещается в конце 10-й главы, но по смыслу ясно, что она должна быть отнесена к началу 11-й. —147,

19 По поводу того, какую именно легенду имеет здесь в виду Аристотель, среди комментаторов нет согласия. Симплиций полагает, что речь идет о девяти детях Геракла, рожденных от дочери Феспия, тела которых в неизменном виде, подобно спящим, сохранялись в Сардинии вплоть до времени Аристотеля (и даже Александра Афродисийского). — 147.

20 По-видимому, имеется в виду 2-я глава третьей книги (202а 3-5). -153.

21 Ни в каких источниках мы не находим никаких сведений о пифагорейце Пароне; ничего не знали о нем и древние комментаторы Аристотеля, — 156.

22 Следующего абзаца, начинающегося словами «Правильно также говорится...» (224а 2—15), не было в рукописи, которой пользовался Фемистий, да и по содержанию он выпадает из о5щего контекста (о времени в нем нет ни слова). Скорее всего, он представляет собой интерполированный в основной текст комментарий к ранее сделанному замечанию о том, что «каждая вещь подлежит счету родственной ей единицей: монады монадой, лошади лошадью» (223 в 13—14). — 158.

Книга пятая (Е)

1 См. III \. — 161.

1 Поставленная в скобки фраза считается примечанием, попавшим в текст при переписке. —161.

3 Противостоящее или противоположное в широком смысле слова (antikeimenon, лат. oppositum) Аристотель делил на противоположное в узком смысле (enantion, лат. contrarium), имеющее обычно реальный, физический характер, и логически противоречивое (antiphatikon от antiphasis, лат. contradictio). Между реальными противоположностями, напр., такими, как теплое и холодное, белое и черное, верх и низ и т. д., могут быть промежуточные состояния. А «противоречие есть антитеза, в которой самой по себе нет ничего промежуточного; одна часть противоречия есть утверждение чего-нибудь относительно чего-нибудь, другая — отрицание» («Вторая аналитика» I 2, 72а 12—14). — 161.

* «Из индукции» — ex epagoges. — 161.

5 Имеется в виду слово metabole (изменение), первая часть которого — meta — означает «после», «вслед» за чем-нибудь. — 162.

6 Из этого замечания следует, что в данном случае термин «субстрат» (hypokeimenon) употребляется не в смысле материальной основы изменения или возникновения (см. I 7), а просто в смысле «подлежащего», т. е. субъекта любого утвердительного суждения, будь то предмет, или величина, или свойство. —162.

7 Обычно переводят буквально: «из белого в черного», что применительно к человеку абсурдно. Но у греков прилагательные leukos и melanos означали не только «белый» и «чер-пый», но имели ряд других значений: светлый, ясный, яркий, сияющий, бледный, седой и т. д., соответственно тесный, мрачный, тусклый и т. д. По этой причине единообразный перевод этих, прилагательных недопустим. — 163,

8 См. гл. 1 (224 в 26—27). —165.

9 Все учение Аристотеля об изменении и движении можно представить в виде следующей таблицы:

Изменение (metabole) (Движение в широком смысле)

А. По принципу противоречия: В. По принципу противоположности (движение в соб-ственнон смысле — kinesis):

1. Возникновение и уничтоже- 1. По категории качества — ка-> иис (genesis kai phthora). чественное изменение (аШмб-

sis).

2. По категории количества — рост и убыль (auxesis kai phthisis).

3. По категории места — перемещение (рпога). —166.

10 Последняя фраза (начиная с «Так как») в рукописях стоит значительно ниже (после 227 а 7), что явно нарушает логический ход изложения. Ми переставили ее согласно предложению Boss'a и Cornford'a (и в соответствии с комментариями Фемистия). —166.

11 Текст, по-видимому, испорчен. У Фемистия вместо золота вдесь стоит «звезда» (to astron). — 169.

12 Так Аристотель трактует известные ему явления ускорения и замедления тел, падающих вниз или соответственно брошеппых вверх. —176.

13 Последние два абзаца (опущенные в русском издании «Физики» 1936 года) представляют собой явпое добавлепие к уже законченной главе. Но по своему содержанию эти абзацы находятся в согласии с предшествующими рассуждепиямгг, поэтому пет никаких оснований считать, что они не принадлежат Аристотелю. Симплиций отметил, что эти абзацы имеются не во всех рукописях; тем не менее он сопроводил их своими комментариями. С другой стороны, в комментариях Фемистия эти абзацы отсутствуют. — 178.

Рис. 1. За время ZH тело А проходит путь ГА, а тело 13 путь ГЕ. За время ZK тело А проходит путь Г8. —181.

Рис. 2. Тело А проходит путь ЛВ за время П2 и путь ЛМ за время ПР. Тело В проходит путь ЛН за время ПХ. —182.

Рис. 3. Доказательство безграничной делимости длины и вре-< мени. —182.

Рис. 4. —185.

6 См. IV 13 (222а 12 и далее).— 185.

8 Проблема единства движения была рассмотрена в 4-й главе пятой книги. —187.

7 «Состояние движения» — так, вероятно, лучше всего передается смысл отглагольного существительного kineisthai (термин «движимость», фигурирующий в издании «Физики» 1936 года, сам по себе достаточно непонятен). Надо сказать, что уже древние комментаторы недоумевали, что именно имел в виду Аристотель, употребляя термин kineisthai наряду с kinesis (движение). Приводим попытки перевода этого термина в современных изданиях: Bewegtwerden (Prantl), Veranderung (Wagner), mouvoir (Carteron), being-in-motion (Hardie, Gaye), actual being-inmotion (Wicksteed, Cornford). —188.

8 Понятие первого времени у Аристотеля аналогично понятию первого места (см. IV 4): это тот интервал, в течение которого собственно и совершается рассматриваемый процесс,

570

а не какой-нибудь более длинный период, включающий этот интервал в качестве одной из своих частей. —192.

9 Четыре знаменитых апории Зенона известны нам главным образом из этой главы «Физики»; они носят названия: 1) Дихотомия; 2) Ахиллес и черепаха; 3) Стрела; 4) Ристалище (или Стадион). Первые две апории основаны па том соображении, что любой отрезок длины может быть представлен в вида бесконечно большого числа частей, которые не могут быть пройдены в конечное время; третья апория исходит из допущения, что время состоит из отдельных моментов времени (отдельных «теперь», как пишет Аристотель). Иной характер имеет четвертая апория, вызывавшая большие споры среди комментаторов и исследователей; некоторые усматривали в ней элементарный паралогизм, другие же находили в ней первую в истории человечества постановку проблемы относительности движения. Апории Зенона породили в дальнейшем огромную литературу и до сих пор продолжают привлекать внимание философов и математиков. —199.

Рис. 5. Четвертая апория Зенона (согласно интерпретации Ross'a). — 200.

Книга седьмая (Н)

1 Седьмая книга занимает особое положение среди прочих книг «Физики». Главы 1—3 этой книги дошли до нас в двух вариантах, различающихся не по содержанию, но по изложению и некоторым деталям. Bekker в большом издании трудов Аристотеля (Берлин, 1931) поместил в качестве основного текста один из этих вариантов; однако в последующее врем

(в частности, в изданиях РгапО'я) предпочтение стало оказываться второму варианту; этот последний и был положен а основу перевода А. П. Карпова. Подлинность седьмой книги всегда подвергалась сомнению — как на том основании, что она содержит некоторые обороты и конструкции, не свойственные самому Аристотелю, так и в силу того, что Евдем, ближайший ученик Аристотеля, по свидетельству комментаторов, не включил ее в свою обработку «Физики». Из работ, посвященных разбору седьмой книги, укажем на недавнюю монографию: Bernd Manuwald. Das Buch H der Aristotelischen Physic. Eine Untersuchung zur Einheit und Echtheit. Meisenheim am Glan, 1971 г., — в которой также приводится подробная библиография этого вопроса. — 205.

2 Хотя это рассуждение имеет общий характер, однако несомненно, что Аристотель имеет в виду, в первую очередь, движение небесных сфер, из которых каждая подвергается воздействию со стороны соседней внешней сферы и в свою очередь воздействует на ближайшую к ней внутреннюю сферу. Самая внешняя сфера -г- сфера неподвижных звезд — играет роль «первого движущего и движущегося» (см. ниже 242 в 35), и она приводится в движение уже неподвижным перводвигатолем, т. е. богом. — 206.

3 Отступление, взятое нами в скобки, вкратце повторяет соображения 4-й главы пятой книги. — 206.

4 Единственный во всей «Физике» намек на идею инер-диального движения. Обращает на себя внимание также то обстоятельство, что классификация различных видов перемещения не включает здесь «естественного» движения элементов. — 208.

6 На этимологическое родство слов episteme (наука, знание) и stenai (останавливаться) обращал внимание еще Платон («Фсдон» 96 В и «Кратил» 437 А). См. также «Вторую аналитику» И 19, 100 а 6 и далее. — 214.

6 См. VI 8. — 214.

7 Аналогичную мысль мы находим в «Тимее» Платона, 43 а — 44 Ь. — 214.

8 Рассуждение Зенона, известное под названием «просяное верно», воспроизводится Симплицием в форме диалога между Зепопом и софистом Протагором (DK 29, А29). — 219.

Книга весьма (в)

1 Имеются в виду атомисты — Левкипп и Демокрит. — 221.

2 DK 31, В 26, строки 8—П. —222. 8 См. III I. — 222.

4 «Тимей» 38 Ь. Впрочем, последователи Платона утверждали, что рассказ о творении мира Демиургом является всего лишь «мифом» и что на самом деле Платон считал видимую нами Вселенную и время не имеющими начала. — 223.

6 См. II 1, 192 в 13—23 и IV 1, 200 в 12—13. — 228.

6 Симплиций (1196.8) упоминает в связи с этим замечанием последователей Гераклита; Александр же полагал, что речь здесь идет об атомистах. И то и другое может быть в одинаковой степени верно. — 228.

572

7 О различных значениях выражения «в возможности» подробно говорится в первых пяти главах девятой книги «Метафизики». — 232.

8 В 1-й главе этой же книги. — 236.

9 DK 59, В О, —236.

10 Весь этот абзац, начиная со слов «И это оказалось вполне обоснованным», находится явно не на своем месте: здесь прерывается логический ход рассуждений, и совершается преждевременный переход к идее неподвижного перводвигате-ля, которая должна явиться выводом из всей главы в целом. В связи с этим комментаторами предлагались различные варианты перестановок текста; наиболее разумным представляется предложение Фемистия, который переносит указанный абзац в конец главы (после 253 в 9). — 236.

" Это доказательство содержится в 4 й главе шестой книги (234 в 10—21). Странно, однако, что Аристотель относит это место к «общему учению о природе» (katholou peri physeOs), a ue к книгам «о движении» (peri kineseos). — 238.

12 См. Ill I. —238.

13 См. V 4. — 249.

14 IS

Рис. 7. — 250.

Рис. 6. — 249.

16 Первая апория Зенона (VI 9, 239 в 10—14). —251.

17 VI 2, 233а 21—31. — 251.

13 О состояниях покоя, противостоящих определенным видам движения, речь шла в 6-й главе пятой книги. — 251.

19 Так, например, движения по диаметру от точки А к В и соответственно от В к А будут не только противостоящими, по и противоположными, ибо точки А и В лежат па противоположных концах одного и того же диаметра. Движения же пдоль дуги окружности (от А к С и от С к А) будут только противостоящими, но не противоположными. О противостоящем (antikeimenon) и противоположном (enation) см. прим. 3 к пятой книге. — 255.

20 Атомисты — Левкипп и Демокрит. — 257.

21 Это, прежде всего, Анаксимеп, по также и другие «мо-яиеты» (а из более поздних — Диоген из Аполлонии). — 258.

22 Платон и его школа. — 258. 83 См. III 5. — 262.

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь