Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 9.

14* Об Оссиане см. Homo ludens, примеч. 22* к гл. XI. Пользовавшиеся колоссальной по­пулярностью по всей Европе романы родоначальника «чувствительной» литературы Сэмюэля Ричардсона Памела, или Вознагражденная добродетель, серия писем при­гожей девицы к родителям, в назидание юношам и девицам (1746), Кларисса, или Не­вознагражденная добродетель, в восьми частях (1748) и История сэра Чарлза Грандиссона (1754) привлекали внимание глубоким и тонким анализом мыслей и чувств, явно в ущерб сюжету. По словам знаменитого писателя, критика, лексикографа и острослова доктора Сэмюэля Джонсона, «если читать романы Ричардсона, интересу­ясь фабулой, то можно повеситься от нетерпения». Роман Кларисса на протяжении восьми частей излагает события одиннадцати месяцев из жизни добродетельной де­вицы Клариссы Харлоу, ставшей невинной жертвой гнусного соблазнителя Лавлейса (принятая у нас устаревшая транскрипция - Ловелас - стала именем нарицатель­ным), причем действие постоянно останавливается. Этому способствует избранный Ричардсоном для всех названных творений жанр - роман в письмах. Одно письмо описывает происшедшее, затем другое лицо в письме к третьему комментирует слу­чившееся и т.д. и т.п. Но острый интерес публики вызывало как раз столь присталь­ное внимание к помыслам и чувствованиям, а также нравоучения.

15* В 1508-1517 гг. (с перерывами) Рафаэль с учениками создал так называемые Вати­канские станцы (ит. stanza - «комната»), росписи внутренних покоев Ватиканского дворца. В 1508-1511 гг. (некоторые работы, впрочем, производились и позднее - например, в 1514 г.) им были расписаны стены Станцы делла Сеньятура (Stanza d?lia Segnatura - ит. «комната подписей», т. е. помещение, где папа подписывал докумен­ты) - шедевр фресковой живописи Высокого Возрождения. Росписи на стенах должны были, по мнению историков искусства, являть аллегории наук и искусств. Общеупотребительные названия фресок даны во второй половине XVI в. Джорджо Вазари, и хотя искусствоведы единодушно настаивают на произвольности этих на­именований, к которым Рафаэль не имел никакого отношения, они утвердились в мировой искусствоведческой традиции: Афинская школа (аллегория философии), Спор о причастии, он же Диспут (часто употребляется итальянизированная форма - Диспута) (аллегория богословия), Парнас (аллегория поэзии), Мера, мудрость и сила (аллегория юриспруденции).

16* Итальянские мастера, чье творчество приходится на середину XVI - первую поло­вину XVII в., - живописец Гвидо Рени, архитектор Андреа Палладио (настоящая фамилия - ди Пьетро), скульптор и ювелир Бенвенуто Челлини - современными искусствоведами относятся к маньеризму или раннему барокко; впрочем, в истории искусств до сих пор не проведена (наверное, это и невозможно) четкая граница ме­жду поздним Ренессансом, маньеризмом и ранним барокко.

17* Речь идет о популярном с конца XVIII в. и особенно в XIX в. направлении в истори­ческой науке, сосредоточивавшем внимание на идеях прогресса, развития и - одно­временно - завершения, упадка. Звучит намек на известную книгу Эдуарда Гиббона The History of fall and decline of Roman Empire - История упадка и разрушения Рим­ской империи (т. 1 - 6, 1771 - 1788), а также на различные труды, включающие в свои названия слова «происхождение, истоки, начала», например, История происхожде­ния христианства Эрнеста Ренана (т. 1 - 8, 1863-1883) или Происхождение совре­менной Франции Ипполита Тэна (т. 1 - 6, 1877- 1894).

18* Граф Гулельмо Брут Ицилио Тимолеоне Либри, итальянский математик, профессор университета в Пизе, в 1832 г. по политическим причинам покинул родину и посе­лился во Франции. Несомненный талант графа привлек к нему внимание француз­ской научной общественности, и уже в 1833 г. он был избран во Французскую ака­демию наук. Академия поручила ему инспекцию местных библиотек и архивов, с чем Либри прекрасно справился, но вскоре поползли слухи, что граф живет не по сред­ствам, а на рынке книжных и рукописных раритетов стали появляться редкие изда­ния, следы которых вели к Либри. Против него было возбуждено дело, многие из его коллег с возмущением отвергли инсинуации против известного ученого, но Либри бежал в 1847 г. в Англию и в 1850 г. был заочно приговорен к десятилетнему заклю­чению за кражу редкостей. В 1860 г. жена Либри и ряд членов Академии предприня­ли попытку пересмотра приговора, но он был оставлен в силе. Судя по оставленному графом Либри наследству - 1,5 млн франков, - этот, безусловно, очень талантли­вый человек все же, скорее всего, был нечист на руку.

19* Мишле упоминает здесь основателей новой медицины. Основоположник анатомии, естествоиспытатель из Нидерландов Андрей Везалий активно ввел в медицину экспе­риментальный метод в противовес предшествовавшей науке, базировавшейся сугубо на изучении текстов, признанных каноническими, - трудов Галена и Гиппократа; основной труд - О строении человеческого тела (т. 1 - 7, 1543). Известный вольно­думец, уроженец Испании, врач Мигель Сервет, скитавшийся по всей Европе, пре­следуемый католической инквизицией, бежавший от нее в оплот протестантизма - Женеву и сожженный там как еретик по настоянию Кальвина, в конце 30-х гг. XVI в.

406

скрывался под вымышленным именем в Лионе, занимаясь там медицинской практи­кой, и открыл малый круг кровообращения.

20* Речь идет о французских юристах XVI в., предложивших новое видение права, ори­ентированное на индивида. Жак Кюжас, последователь итальянского правоведа Анд­реа Альчиато, сторонника исторического изучения римского права, и издатель его трудов, предпринял колоссальную работу по приспособлению римского права к французской действительности XVI в.; слово «кюжас» стало во Франции нарица­тельным для обозначения юриста-теоретика. Старший современник Кюжаса Шарль Дюмулен совершил, не без влияния своего младшего коллеги, ту же попытку по от­ношению к французскому обычному праву.

21* С XVIII в. слово cicerone, т. е. Цицерон как имя нарицательное, как обозначение че­ловека весьма красноречивого, стало шутливым наименованием итальянского гида. 22* Слово «тирания» в ренессансном словоупотреблении не носило резко негативного оттенка и означало форму политического устройства итальянских городов-государств во второй половине XIII - первой половине XVI в., при которой вся полкота воен­ной и гражданской власти сосредотачивалась в руках единоличного правителя - сеньора, или тирана, овладевшего этой властью экстраординарным путем - силой (чаще) или с помощью инспирированного народного выступления. Сначала устанав­ливалась пожизненная диктатура, затем она становилась наследственной (например, Висконти в Милане или Медичи во Флоренции). Первоначально тираны не носили каких-либо монархических титулов, иногда даже не занимали официальных должно­стей и сохраняли некоторую видимость республиканских институтов. Со временем многие из сеньоров основали графские, герцогские и другие династии в подвластных им государствах.

23* Непотизм (от лат. nepos, род. п. nepotis - «племянник») - широко распространен­ная в Средние века и эпоху Возрождения практика раздачи высшими церковными иерархами, преимущественно папами, церковных должностей, званий, земель бли­жайшим родственникам, чаще всего - племянникам, ввиду отсутствия по причине обета безбрачия собственных законных детей.

24* Буркхардт повторяет формулу, печатно обнародованную впервые Мишле в седьмом томе его Истории Франции (см. выше, с. 314); насколько можно судить, впервые произнесено это определение Ренессанса было тем же Мишле в его лекционном кур­се новой (т. е. с XV в.) истории Франции в Парижском университете в 1839- 1840 гг.. 25* Первая часть Божественной Комедии Данте.

26* Личное знакомство Буркхардта и Ницше, тем более прямое ученичество второго у первого, не подтверждается современными исследованиями. Ницше преподавал в Базельском университете с 1869 по 1879 г., тогда как Буркхардт - в 1881 - 1897 гг. Дру­гое дело, что труды Буркхардта, особенно поздние (например, Всемирноисторические рассуждения) весьма повлияли на Ницше, но это, скорее, объясняется общим для обоих авторов увлечением индивидуализмом.

27* Йозеф Исраелс (Израэльс) - признанный и весьма популярный в XIX - начале XX в. голландский художник-жанрист, увлекавшийся и увлекавший зрителей поэзией скромного повседневного быта.

28* Имеются в виду те или иные стили в литературе и искусстве, имеющие мирской ха­рактер и наполненные античными реминисценциями. Мозаика Космати (название, согласно легенде дано потому, что многие мастера, работавшие в этой технике, носи­ли имя Косма, или Козимо), применявшаяся в XII - начале XIV в. при облицовке зданий в Риме и Лации, отличалась ясным и чистым рисунком; сам метод ее созда­ния из прямоугольных и треугольных кусков разноцветного мрамора восходил (скорее всего, через Византию) к древнеримским образцам. Тосканская архитектура XIII в. существенно отличалась от синхронной ей готической архитектуры заальпий­ской Европы: готика не привилась в Тоскане, строения там возводились под сильным влиянием предыдущих романских образцов, византийских и античных; тосканская архитектура лишена «готического безумия», здания уравновешены, имеют четкое го­ризонтальное членение и цветную наружную облицовку. XII-XIII вв. явились рас­цветом так называемой «вагантской» лирики. Вагантами (от лат. vaganti -«бродяги»), или голиардами (этимология неясна, то ли от лат. gula - «глотка», то ли от библейского Голиафа, чье имя было в Средние века ходовым ругательством по отношению к еретикам) именовали бродячих безместных клириков и, специально, школяров, переходивших по всей Европе из университета в университет (хотя далеко не все авторы, относящиеся к этому течению, были вагантами в собственном смыс­ле). Основные темы поэзии голиардов: любовь, кабацкий разгул, но также обличе­ния, часто политического свойства, моральные резиньяции и даже (редко) религиоз­ные медитации и молитвы. Основным источником вдохновения поэтов-вагантов была не только и (как показали исследования последних десятилетий) не столько разгуль­ная действительность их жизни, сколько библейские и античные влияния: Песнь

407

песней и Овидий для любовной лирики, Пророки и Ювенал для моральных и поли­тических инвектив и т. д. Слог вагантской поэзии отличался от классического латин­ского стиха и восходил к религиозной поэзии X-XI вв. с ее четкими ритмом и риф­мой. До нас дошел ряд сборников вагантской поэзии, самый полный и известный - так называемые Carmina Burana - Буранские (видимо, Баварские) песни, рукопись, обнаруженная в Бенедиктбейренском монастыре в 1803 г. и изданная впервые в 1847 г. Составлен этот сборник то ли в 20-е, то ли в 90-е гг. XIII в. в южной Баварии или Швейцарии; содержит свыше 200 стихотворений, распределенных по определен­ному плану: сперва морально-сатирические стихи (предполагается, что в несохра­нившемся начале рукописи им предшествовали стихи чисто религиозные), потом лю­бовные (более половины объема), затем застольные, игрецкие и бродяжные и в кон­це драма-мистерия о Рождестве и Страстях Господних.

29* Выражение «норвежские саги» не совсем точно. Собственно саги, т. е. прозаические фольклорные повествования, создавались только в Исландии, видимо, в XI -XIII вв. (записываться начали в XIII в.). Хёйзинга, скорее всего, имеет в виду одну из разно­видностей саг - так называемые «королевские» саги, также создавшиеся в Ислан­дии - повествования о норвежских королях IX -XII вв. Наиболее известный свод этих саг - Хеймскрингла (Круг Земной) составлен в XIII в. исландцем Снорри Стурлуссоном.

30* Буркхардт явно преувеличивает (и Хёйзинга четко подмечает это) индивидуализм средневековых итальянцев в противовес их заальпийским современникам. Лиутпранд Кремонский в своем сочинении Антаподисис, или Воздаяние, являющем собой опи­сание европейской и особенно итальянской и германской истории с 887 по 949 г., нарисовал целый ряд ярких фигур, боровшихся за власть над Римом и Италией: здесь знатные римлянки Теодора и ее дочь Мароция, чье владычество над Вечным Городом позднейший церковный историк кардинал Бароний назвал «порнократией», их мно­гочисленные сменявшие друг друга мужья, фавориты и любовники, сын Мароции папа Иоанн XI, посаженный ею на престол первосвященника, другой ее сын Альберик, заточивший мать и брата в тюрьму, изгнавший очередного отчима короля Ита­лии Гуго Прованского и правивший римлянами с титулом «патриций и сенатор Ри­ма», маркграф Иврейский Беренгарий, ставший в конце концов королем Италии Беренгарием II (собственно, Воздаяние представляет собой инвективу против него). Но в этой борьбе, проявляя не меньшие, нежели италийцы, ловкость, беспринципность, ум, характер, участвовали упомянутый король Гуго, родом из Прованса, и, правда, уже за пределами времени, описанного в Антаподисисе, но именно во время написа­ния этой книги (958 - 962) в борьбу вмешался германский король Оттон I, ставший в 951 г. королем Италии, а в 962 г. императором, - тоже яркая личность.

Заметные фигуры высветились во время происходившей с середины XI по начало XII в. борьбы за инвеституру (право назначать епископов) между папой Григори­ем VII и императором Генрихом IV. Эта борьба всколыхнула всю Европу, поставив перед ней вопрос: кто является главой всех христиан: духовный руководитель (папа) или светский (император)? Но кроме итальянцев, таких, как сам папа и его верный соратник (называвший тем не менее Григория «святым сатаной»), аскет и богослов, сын свинопаса кардинал Петр Дамиани, в этой борьбе участвовали и другие, напри­мер, буйный и непокорный враг-союзник папы, завоеватель Южной Италии, выхо­дец из Нормандии Роберт Гвискар. Да и сам император вряд ли лишен неповторимо­го индивидуального облика: достаточно вспомнить, как он, добиваясь снятия папско­го отлучения, трое суток стоял босиком на снегу перед закрытыми вратами замка Каносса, где пребывал Григорий VII.

Конфликт Фридриха I Барбароссы (здесь имеется в виду именно он, первый вен­чанный император из династии Гогенштауфенов, ибо основателем рода являлся гер­цог Швабский Фридрих Старый, дед Барбароссы, а дядя и предшественник последне­го, германский король Конрад III, был лишь провозглашен императором, но не коро­нован) с папством был уже не только борьбой двух универсальных сил - Империи и Церкви, - но и национально-политической схваткой: папу поддерживали северо­итальянские города, выступавшие за независимость от германской имперской власти и за муниципальные свободы против правления императорских наместников. Фрид­рих I столкнулся в Италии с пламенным трибуном, религиозным реформатором, про­тивником светской власти пап и основателем недолговечной (1145-1154) Римской республики Арнольдом Брешианским (впрочем, Арнольд скорее пытался опереться на германского короля против папы и даже предлагал ему императорскую корону от имени Римского сената, но был схвачен воинами Фридриха и выдан папе), с несги­баемым папой Александром III, с вождями мятежных городов - безусловно неорди­нарными личностями. Но в самой Германии Барбароссе противостоял могучий про­тивник - герцог Баварский и Саксонский Генрих Лев из рода Вельфов, который произвел на итальянцев столь глубокое впечатление, что его родовое имя в итальяни­зированной форме (гвельфы) стало названием итальянской антиимператорской пар­тии, просуществовавшей до XVI в.

408

31* Окассен и Николетт - небольшая французская повесть (позднейшие филологи на­звали ее «песня-сказка»), написанная в начале XIII в. прозой, перемежающейся большими стихотворными вставками. На фоне подвигов, сражений, приключений разворачивается трогательная история любви графского сына Окассена и пленницы-сарацинки Николетт, соединению которых мешают родители Окассена. После пре­одоления многочисленных препятствий влюбленные обретают друг друга. В отличие от рыцарских романов единственная доблесть Окассена - его любовь к Николетт, единственная заслуга Николетт - ее верность Окассену, иные рыцарские и куртуаз­ные достоинства просто не замечаются, феодальная героика явно пародируется. По­весть имеет явный антиклерикальный оттенок: Окассен, полагая, что его возлюблен­ной нет в живых, желает покончить счеты с жизнью и на угрозы адом отвечает, что не стремится в рай, где одни нищие и святоши, а хочет в ад, где роскошь, красота, любвеобильные дамы и где ждет его нежная Николетт.

32* К пизанской школе скульпторов обычно относят Никколо Пизано (основное произ­ведение - кафедра баптистерия в Пизе, ок. 1260 г.), его сына Джованни (кафедра в церкви Сан-Андреа в Пистойе, ок. 1301 г.), Андреа Пизано, которого раньше считали сыном Никколо и говорили о братьях Пизано (рельефы южных дверей баптистерия во Флоренции, 1330- 1336), и сына Андреа - Нино, архитектора. Антикизирующее искусство пизанцев специалисты относят к Проторенессансу.

33* Подъем мистической религиозности, зачастую, но далеко не всегда, принимавшей внецерковные и даже антицерковные формы, иные исследователи считают предпо­сылкой или даже началом Ренессанса. Сторонники таких взглядов обычно относят Иоахима Флорского к предтечам Возрождения потому, что он в своих писаниях Со­гласование Ветхого и Нового Заветов и Комментарий к Апокалипсису развивал про­низанную идеями возрождения и обновления систему последовательного развития истории (подробнее см. ниже, с. 331): эпоха Бога-Отца и Ветхого Завета (от сотворе­ния мира до Христа), эпоха Бога-Сына и Нового Завета (от Христа до 1260 г., через 70 лет после написания указанных трудов, когда должно наступить преображение мира, его обновление - removatio) и - с этого времени - эпоха Св. Духа и «вечного евангелия», являющегося высшей формой откровения. Последователи калабрийского мистика - иоахимиты - считали «вечным евангелием» писания самого Иоахима, в XIV в. появилось сочинение с тем же названием, но основатель учения, видимо, полагал, что Вечное Евангелие должно быть не писаным текстом, а прямым сверхчувственным познанием истины. Мистический историзм Иоахима во многом восходит к Библии и, включая идею «вечного евангелия», к знаменитому еретику III в. Оригену. Идеи Иоахима оказали большое влияние на позднесредневековых ере­тиков и на радикальные течения во францисканстве (см. примеч. 47* к настоящей статье). Франциск Ассизский также считается многими исследователями провозвест­ником Ренессанса, в основном ввиду радостного и активного приятия земного мира, земной природы. Впрочем, в отличие от ренессансных неоязычников, особая цен­ность материального мира для Франциска в том, что мир есть прекрасное творение Божье.

34* Chansons de geste (фр.) - Песни о деяниях, французские героические поэмы X - XIII вв. (встречаются поздние варианты второй половины XIII - XIV в.). Поэмы эти восходят к фольклорной традиции, и их книжные памятники хранят следы устного исполнения. Герои данных поэм - типичные эпические богатыри, цельные характе­ры, все помыслы которых направлены на исполнение воинского долга и рыцарские подвиги. Chansons de geste, как и любые другие эпические памятники, принципиаль­но антипсихологичны, и лишь грандиозность свершаемых героями подвигов побуж­дает Мишле считать подобные произведения возвещением Ренессанса.

35* Об Абеляре см. Homo ludens, примеч. 26* к гл. IX. Весьма неординарный характер Абеляра, человека, склонного к индивидуализму (в бытовом, а не культурно-философском смысле), если не сказать к эгоизму, заставлял Мишле, в соответствии с его концепцией, считать Абеляра одним из провозвестников Возрождения.

36* Всеобщее увлечение Платоном в гуманистических кругах началось в середине XV в., когда в Италии появились аутентичные греческие тексты великого философа. Платон показался гуманистам учителем некой новой или, точнее, возрожденной теологии, заключенной в мистическом единении с Богом (флорентийские гуманисты, несмотря на знакомство с подлинным Платоном, воспринимали его через призму позднеантичных неоплатоников III -V вв. и их византийских последователей XV в.). В 1459 г. гу­манист и философ Марсилио Фичино основал Платоновскую Академию в явном стремлении продолжить традиции школы самого Платона, Академия которого суще­ствовала в Афинах с 387 г. до н. э. по 579 г. н. э. Во флорентийской Академии царил культ Платона в буквальном смысле, ему возносились молитвы, перед бюстом фило­софа возжигали лампады; по некоторым данным, Фичино просил Лоренцо Велико­лепного повлиять на папу, дабы тот причислил Платона к лику святых.

409

37* Споры о Северном Возрождении (термин не вполне точен, подразумевается Возрож­дение вне Италии, но к нему относят искусство не только Германии или Нидерлан­дов, лежащих к северу от Альп, но и Испании, расположенной на тех же широтах, что и Италия) не прекращаются и поныне. Иные искусствоведы, следуя мнению ука­занного бельгийского историка искусств Ипполита Фиренс-Хеваарта, относят к Се­верному Возрождению бургундское (нидерландское) искусство XV в., другие - по­добно австрийскому искусствоведу Отто Бенешу - настаивают, что говорить о Се­верном Возрождении можно лишь применительно к тем внеитальянским мастерам, которые, как Дюрер, испытали прямое воздействие итальянского Ренессанса.

38* Bel esprit (фр.) - здесь: претензия на остроумие. - Примеч. пер.

39* В собственном смысле маньеризм (от итал. maniera - «манера, стиль») - направле­ние в западноевропейском (или уже - в итальянском) искусстве (или уже - только изобразительном искусстве) XVI в. Маньеризм отразил крушение идеалов Высокого Возрождения, ощущение неустойчивости и трагизма бытия. Творения маньеристов, формально следовавших мастерам Высокого Возрождения, отличаются напряженно­стью формы, зачастую остротой и необычностью художественных решений. Иногда под маньеризмом в расширительном смысле (именно это имеется здесь в виду; одна­ко ср. ниже, с. 325) понимается любое искусство, отличающееся перечисленными признаками или хотя бы частью их. Именно поэтому маньеристическим названо поздневизантийское, так называемое палеологовское искусство (вторая половина XIII - середина XV в.).

40* В результате Итальянских войн (см. примеч. 12* к настоящей статье) значительная часть Италии - Неаполитано-Сицилийское и Сардинское королевства, герцогство Миланское - перешли к Империи, а после раздела владений Карла V в 1556 г. между братом, императором Фердинандом, и сыном, королем Испании Филиппом II - к Испании. Активная испанизация происходила в первую очередь в религиозной сфере - распространение сурового и одновременно страстного, даже экстатическо­го, благочестия, аскетизма в сочетании с пышностью культа. Тот же тип религиозно­сти - с особым вниманием к богатству и роскоши богослужения и всего связанного с ним (церковная архитектура, скульптура, живопись, утварь) с целью воздействия на массы верующих - культивировали иезуиты, члены ордена Иисуса, основанного в 1534 г. (утвержден в 1540 г.) испанцем Игнатием Лойолой. Некоторые искусствове­ды полагают, что стиль барокко с его пышностью, неуравновешенностью, экзальта­цией был результатом испано-иезуитского воздействия на искусство Ренессанса, - отсюда даже возник термин «иезуитское барокко».

41* Сестра короля Франциска I, писательница и поэтесса, королева Наваррская Марга­рита держала свой двор в Нераке в графстве Арманьяк (наваррские короли из дина­стии д'Альбре обладали значительными владениями на юге Франции). При этом дво­ре сложилась группа христианских гуманистов, которым покровительствовала сама Маргарита, склонявшаяся к реформационным идеям. Поэт Клеман Маро, писатель и публицист Бонавентюр Деперье, теолог, переводчик Библии на французский Жак Лефевр д'Этапль в разное время находились у Маргариты на службе, Рабле (как и всех остальных упомянутых гуманистов) она защищала от обвинений в ереси. За ис­ключением Маро, впрочем, никто из перечисленных лиц не примыкал непосредст­венно к протестантизму. Вообще христианские гуманисты, сочетавшие гуманистиче­ские штудии со стремлением к обновлению христианства в апостольском духе, в большинстве своем полагали возможной реформу католической Церкви изнутри, оставаясь в ее лоне.

42* Первоначально члены так называемой «Плеяды», поэтического кружка, группиро­вавшегося с приблизительно 1519 г. вокруг Пьера де Ронсара и Жоашена Дю Белле, были достаточно индифферентны в конфессиональных вопросах, критически на­строены по отношению к папству и отрицательно - к любому, католическому или протестантскому, фанатизму. Но религиозные войны (начало их датируется 1559 г. - первым выступлением протестантов, либо 1562 г. - нападением отряда солдат во главе с герцогом Франсуа де Гизом на процессию безоружных гугенотов в местечке Васси) заставили Ронсара и большинство его собратьев по «Плеяде» занять прокатолические позиции. В своих Рассуждениях (1562-1563) он резко выступил в защиту господствующей Церкви, более, правда, из политических, нежели религиозных резо­нов: для него единство веры есть необходимая предпосылка единства и величия Франции.

43* Теологические различия между лютеранством и более радикальными течениями в протестантизме заключались в том, что Лютер полагал необходимым исключить из вероучения и религиозной практики лишь то, что, с его точки зрения, прямо проти­воречило Писанию, а Кальвин и крайние сектанты - все, что прямо не предписано Писанием. В лютеранстве, в частности, за таинствами признается определенное са­краментальное значение, в кальвинизме и анабаптизме - только символическое:

410

причастие есть воспоминание о Тайной Вечере, крещение - акт вступления в общи­ну, причем требующий сознательного решения (кальвинисты не сделали из этого окончательного вывода и практиковали крещение новорожденных, но анабаптисты совершали этот обряд лишь над взрослыми, а первое поколение подвергалось по­вторному крещению, откуда и их название, значащее «перекрещенцы»). Лютеране признавали необходимость единой церковной организации, вполне централизован­ной, хотя - в отличие от католиков - и не универсальной, а в рамках государства и подчиненной этому государству; кальвинисты требовали полной независимости от светских властей и общин друг от друга; анабаптисты настаивали на примате религи­озного над мирским и признавали необходимость и возможность установления Цар­ства Божьего (фактически - теократического государства) даже и насильственным путем. При всех разногласиях, однако, единым для всех протестантов было призна­ние возможности спасения исключительно верой (любые добрые дела вытекают из искренней веры, а без нее бессмысленны), опора на Писание и отрицание Предания Церкви, право каждого христианина толковать Библию, отказ от признания верхо­венства папы над Церковью, папской непогрешимости, целибата, монашества, культа святых и Богоматери, поклонения иконам и мощам, пышного богослужения, боль­шинства таинств. Религиозная жизнь понималась как внутреннее переживание веры и исполнение Божьих заповедей в повседневном быту.

44* Об аверроизме и эпикурействе см. Осень Средневековья (т. I настоящего издания), примеч. 17* к гл. XII. В аверроизме, проводником которого в западном христианском мире был Сигер Брабантский, современные и позднейшие мыслители и исследовате­ли выделяли две стороны. Во-первых, учение о двойственной истине: научное и рели­гиозное знания о любом предмете или явлении могут не совпадать, но быть равно верными. Во-вторых, аверроисты считали разум вечной несотворенной нематериаль­ной субстанцией, общей для всего человечества, проявляющейся в каждой персоне в качестве индивидуальной души и возвращающейся после смерти человека ко всеединству, поэтому личного бессмертия души не существует. Неясно, насколько обитатели шестого круга Дантова ада - места мучений еретиков - Фарината дельи Уберти, флорентийский политический деятель и военачальник, Кавальканте деи Кавальканти, отец первого друга Данте, поэта Гвидо Кавальканти, а также сам Гвидо, в 1300 г., к которому относится дей­ствие Божественной Комедии, бывший еще живым, были знакомы с учением аверроистов, но то, что они отрицали загробное воздаяние (Гвидо, насколько мы знаем, - опираясь на мало, впрочем, ему известного Эпикура), - несомненно.

45* Сиенская школа - итальянская школа живописи, существовавшая в Сиене в конце XIII - середине XIV в.; отличалась тонким, изящным стилем, изысканностью линей­ного ритма и цвета. Главные представители: Дуччо ди Буонинсенья, Симоне Марти­ни, братья Амброджо и Пьетро Лоренцетти. Современные искусствоведы иногда от­носят сиенскую школу к более широкому течению поздней, так называемой «интернациональной готики». Следует отметить, что основатель гуманизма, первый (в том числе и по времени) поэт Ренессанса Петрарка восторженно отзывался о твор­честве своего старшего современника Симоне Мартини.

46* О XIX Вселенском Соборе католической Церкви, происходившем в итальянском го­роде Тренто (лат. Tridentum) см. Осень Средневековья (т. I настоящего издания), примеч. 5* к гл. IX. Ср. также примеч. 40* к настоящей статье.

47* О спиритуалах см. Осень Средневековья (т. I настоящего издания), примеч. 10* к гл. VIII. Спиритуалы, особенно итальянские, были настроены весьма оппозиционно по отношению к господствующей Церкви, обвиняя ее в обмирщении. Поэтому среди них было популярно учение Иоахима Флорского, для которого падение и порча Церкви были знамениями конца второго периода (см. примеч. 33* к настоящей ста­тье). Окончательно устройство спиритуалов было утверждено папой в 1517 г.

48* В первой песни Божественной Комедии Данте встречает пантеру, льва и волчицу. В соответствии с аллегорическим толкованием пантера символизирует Флорентийскую республику, лев - французского короля Филиппа IV Красивого, волчица - папскую курию. Явившийся позднее Вергилий разъясняет, что волчица принесет неисчисли­мые беды Италии, но придет Пес, который освободит Италию и принесет ей мир. Большинство филологов, от самых первых комментаторов, полагает, что под Псом Данте разумел императора Генриха VII, на которого поэт возлагал большие надежды как на умиротворителя своей родины, раздираемой партийными распрями и междо­усобными войнами. Генрих VII вторгся в 1310 г. в Италию, но его призывы к единст­ву не были услышаны, большинство городов во главе с Флоренцией выступили про­тив него, папа, находившийся в Авиньоне, хотя и распорядился короновать его в Ри­ме императорской короной, тоже не поддержал его. Генрих завяз в Италии и в 1313 г. умер там от болезни.

49* В 42 - 39 гг. до н. э. во время гражданских войн, раздиравших Римскую республику, Вергилий писал свои Буколики, они же Эклоги (см. Homo ludens, примеч. 10* к гл. XI

411

и Об исторических жизненных идеалах, примеч. 17*), в которых безмятежное суще­ствование пастухов являет трагический контраст с реальностью междоусобиц. Имен­но жестокая действительность заставляла Вергилия мечтать о скором конце страшно­го железного века, искуплении человечества, обновлении мира и наступлении нового цикла времен, нового, золотого века, Сатурнова царства (см. Об исторических жиз­ненных идеалах, примеч. 9* и 10*). Эти чаяния, исполнение которых Вергилий связы­вал с Октавианом, будущим Августом, отразились в написанной в 40 г. до н. э. Чет­вертой Эклоге, откуда приведена цитата. Весьма характерны следующие за цитиро­ванными строки: «Мальчика лишь сохрани, рожденного, с коим железный / Кончит­ся век, золотой же возникнет для целого мира...» Это место с древности подверга­лось различным толкованиям. По одному, дева - богиня справедливости Дике, ис­чезнувшая с началом войн, мальчик - символ возрождения; по другому, дева - Скрибония, с которой Октавиан незадолго до того вступил в брак, мальчик - их ожидавшийся ребенок. Средневековье с уверенностью видело здесь пророчество о Деве Марии и Христе и поэтому почитало Вергилия почти как святого.

50* См. Осень Средневековья (т. I настоящего издания), примеч. 1* к гл. IV. Бескровный переворот 1347 г. привел Риенцо к власти в Риме, опустевшем, ввиду пребывания папского престола в Авиньоне. Трибун Римской республики, как называл себя Риен­цо, смирив римскую знать и улучшив правосудие и городское управление, задумал объединить Италию и восстановить величие Рима, выпустил монеты с надписью «Рим глава мира», созвал собрание делегатов от всех коммун и монархий Италии, ко­торое объявил единственно правомочным избирать императора, вызвал на суд соб­рания соперничающих претендентов на трон Священной Римской империи. Само­возведение Риенцо в рыцарское достоинство, произошедшее 13 сентября 1347 г., со­провождалось коронацией его шестью коронами и принятием скипетра и державы. Мятежи знати он сначала удачно подавлял, но 15 декабря 1347 г. был вынужден бе­жать ввиду восстания аристократов и их сторонников, тайно поддержанных папой, который сначала одобрил действия трибуна, но затем счел, что тот забрал слишком много власти. Изгнанный Риенцо скитался по Европе, уговаривая то императора, то папу восстановить Римскую республику. В конце концов папа Иннокентий IV, стре­мясь замирить Рим, назначил Риенцо в январе 1354 г. сенатором Рима и дал войско. Снова захватив в начале лета того же года власть в Вечном городе, Кола ди Риенцо стал править как заурядный и довольно жестокий тиран, против него вспыхнуло всеобщее восстание 8 октября 1354 г., и трибун, сенатор и диктатор был растерзан толпой.

51* Многие сторонники Реформации, особенно на раннем ее этапе, не чурались гума­низма, в частности, основатель Реформации в Швейцарии Ульрих Цвингли и близкий друг и помощник Лютера Филипп Шварцерде, по гуманистическому обычаю при­нявший псевдоним на греческий лад - Меланхтон (нем. Schwarzerde и греч. ????????? значат «черная земля»).

52* Известный французский архитектор, реставратор, теоретик и историк искусства XIX в. Эжен Виолле-ле-Дюк одним из первых выдвинул положение о том, что архитектура есть наиболее полное выражение средневекового духа, о принципиальной коллективности (и потому - анонимности) средневекового искусства. Английский поэт, художник и теоре­тик искусства Уильям Моррис идеалом трудовой деятельности объявил средневековое ре­месло, которое было неразрывно связано с искусством: каждый предмет, выхоливший из рук ремесленника, даже и предмет утилитарного назначения, был уникален, а потому яв­лялся произведением искусства. Моррис призывал, дабы преодолеть отчуждение и экс­плуатацию трудящихся, к созданию кооперативов-мастерских, где вручную должны были создаваться бытовые предметы - мебель, утварь и т. п. Подобные мастерские были соз­даны, но их продукция, при всей ее красоте, была ввиду отсутствия механизмов столь до­рога, что оказывалась по карману лишь «праздным и богатым», которых Моррис, известный социалист, друг дочери Маркса, презирал.

53* Хёйзинга дает здесь перечень неординарных фигур Средневековья. Упомянуты: Абе­ляр (см. Homo ludens, примеч. 26* к гл. IX, и примеч. 35* к настоящей статье); знат­ный сеньор, поэт Бертран де Борн, воспевавший войну более, чем любовь, возбуди­тель раздоров в семье английского короля Генриха II, чьим вассалом он был; писа­тель, клирик Кретьен де Труа, чьи стихотворные рыцарские романы почитались об­разцом жанра; аббат Гвиберт Можайский, известный не только своей историей Кре­стовых походов Деяния Бога через франков, но и весьма интересной автобиографи­ей (Monodiarium), показывающей всю сложность его натуры; поэт-рыцарь Вольфрам фон Эшенбах, автор Парцифаля, архитектор Виллар де Оннекур (см. Homo ludens, примеч. 17* к гл. X).

54* О теории Карла Лампрехта см. Осень Средневековья (т. I настоящего издания), при­меч. 2* к гл. XVI.

412

55* О периодизации истории см. там же, примеч. 13* к гл. XVII.

56* Декарт выдвинул принцип: все подвергать сомнению, т. е. не следовать слепо авто­ритетам. В одной из поздних его работ - Начала философии (латинское издание 1644 г., автоперевод на французский - 1647 г.) первый раздел первой части Об ос­новах человеческого познания озаглавлен: О том, что для разыскания истины необ­ходимо раз в жизни, насколько это возможно, поставить все под сомнение.

57* Имеются в виду слова немецкого гуманиста Ульриха фон Гуттена: «О saeculum, о literae! juvat vivere!» - «О век! О словесность! О радость жизни!» О контексте, в ко­тором были написаны эти слова, см. Осень Средневековья (т. I настоящего издания), с. 41-42.

58* Vrouwe (нидерл.) - титул перед именем великосветской дамы. - Примеч. пер.

59* Лудовико Ариосто большую часть своей жизни был связан с правящим двором гер­цогства Феррарского. С 1503 по 1517 гг. Ариосто находился на службе у самого влия­тельного лица в Ферраре, брата герцога Альфонсо I, кардинала Ипполито д'Эсте. Кардинал выделялся своими злодействами даже на фоне множества аморальных пра­вителей итальянского Ренессанса. Ипполито увлекся Анджелой Борджа, двоюродной сестрой и фрейлиной знаменитой Лукреции Борджа, дочери папы Александра VI и жены Альфонсо I. Побочный брат Ипполито и Альфонсо, Джулио д'Эсте также пре­тендовал на благосклонность прелестной Анджелы, и та однажды похвалила публич­но красивые глаза Джулио. После этого кардинал приказал своим слугам ослепить брата, и это было проделано. Ариосто понимал всю гнусность Ипполито и более чем резко отзывался о нем в своих сатирах, другие персонажи которых обрисованы ско­рее с юмором, чем с неприязнью. Однако эти сатиры были опубликованы лишь по­сле смерти Ариосто в 1533 г., хотя он и пережил Ипполито на 13 лет. В прославлен­ной же поэме Неистовый Орландо Ариосто безудержно льстит своему покровителю: так, в XXXV песни поэмы сам апостол Иоанн пророчествует о будущем явлении кардинала д'Эсте.

60* Дух серьезности, стоицизма и твердой воли для Хёйзинги воплощен в людях XVI в., какими они предстают на портретах немецкого живописца и графика Ханса Хольбайна (Гольбейна) Младшего и нидерландского художника Антониса Мора ван Дасхорста, прозванного на итальянский лад Антонио Моро.

Дмитрий Харитонович1

1 Четыре примечания к Homo ludens (примеч. 7* к главе II, примеч. 15* к главе III, при­меч. 3* к главе IX, примеч. 3* к главе XII) и примеч. 38* к Проблеме Ренессанса при­надлежат Д. Сильвестрову.

Йохан Хёйзинга

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь