Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 9.

борьбы. Тогда-то и встает вопрос, от которого все здесь зависит: нужно ли рассматривать пышно разрастающийся в современном обществе пу-эрилизм как игровую функцию или нет?

На первый взгляд кажется, что ответ будет: да, - и в этом смысле я интерпретировал это явление в моих прежних рассуждениях о связи между игрой и культурой4. Но теперь я считаю, что должен более резко очертить понятие игры и на этом основании отказать пуэрилизму в подобной квалификации. Играющее дитя ведет себя не по-детски. Ребячливость проявляется лишь тогда, когда игра ему надоедает или когда ребенок не знает, во что играть. Если бы всеобщий пуэрилизм нашего времени действительно был игрою, тогда мы видели бы перед собою общество, устремленное вспять, к архаическим формам культуры, где игра была живым творческим фактором. Вероятно, многие склонны приветствовать в этой продолжающейся “рекрутизации” общества первый этап такого пути назад. И как нам кажется, совершенно ошибочно. Во всех этих явлениях духа, добровольно жертвующего своей зрелостью, мы в состоянии видеть лишь знаки грозящего разложения. В этих явлениях отсутствуют существенные признаки настоящей игры, пусть даже пуэрильные манеры и соответствующее поведение большей частью внешне выступают в игровой форме. Чтобы вернуть себе вновь ос-вященность, достоинство, стиль, культура должна идти другими путями.

Все больше и больше напрашивается вывод, что игровой элемент культуры с XVIII в., где мы еще могли наблюдать его в полном расцвете, утратил свое значение почти во всех областях, где он раньше чувствовал себя “как дома”. Современную культуру едва ли уже играют, а там, где кажется, что ее все же играют, игра эта притворна. Между тем различать между игрой и не-игрой в явлениях цивилизации становится все труднее, по мере того как мы приближаемся к нашему времени. Еще совсем недавно организованная политическая жизнь в ее парламентар-но-демократическом виде была полна несомненных игровых элементов. В дополнение к отдельным разрозненным замечаниям из моей речи 1933 г.5 недавно одна из моих учениц в своей работе о парламентском красноречии во Франции и Англии6 убедительно показала, что дебаты в Нижней палате с конца XVIII в. весьма существенно отвечали нормам игры. На них постоянно оказывают воздействие моменты личного состязания. Это нескончаемый матч, в ходе которого те или иные мастера своего дела время от времени пытаются объявить друг другу шах и мат - не затрагивая при этом интересов страны, службу которой несут они с полной серьезностью. Атмосфера и нравы парламентской жизни в

196

Англии всегда были вполне спортивными. Равным образом все это еще действует в странах, которые до некоторой степени сохраняют верность английскому образцу. Дух товарищества еще и сегодня позволяет даже самым ожесточенным противникам обмениваться дружескими шутками сразу же после дебатов. Лорд Хью Сесил, с юмором заявив о нежелательности епископов в Верхней палате6', как ни в чем ни бывало продолжал приятную беседу с архиепископом Кентерберийским. В игровой сфере парламентаризма пребывает и фигура gentlemen's agreement [джентльменского соглашеяия], иной раз понимаемая превратно одним из джентльменов. Не кажется диким видеть в этом элементе игры одну из самых сильных сторон ныне столь поносимого парламентаризма, по крайней мере для Англии. Это обеспечивает гибкость отношений, допускающую напряжения, которые иначе были бы невыносимы; отмирание юмора - именно оно-то и убивает. Вряд ли нужно доказывать, что наличие игрового фактора в английской парламентской жизни не только явствует из дискуссий и из традиционных форм организации собраний, но связано и со всей системою выборов.

Еще более ярко, чем в британском парламентаризме, игровой элемент проявляется в американских политических нравах. Задолго до того, как двухпартийная система в Соединенных Штатах приняла характер почти что двух противостоящих спортивных команд, чье политическое различие едва ли уловимо для постороннего, предвыборная кампания здесь уже напоминала по своему облику большие национальные игры. Президентские выборы 1840 г. задали тон всем последующим. Кандидатом тогда был популярный генерал Харрисон. Программы у его сторонников не было, но случай снабдил их символом - log-cabin, грубой бревенчатой хижиной пионеров, и с этим знаком они победили. Выдвижение кандидата силою большинства голосов, то есть всей мощью крика, завершилось инаугурацией на выборах 1860 г., когда Линкольн получил пост президента. Эмоциональный характер американской политики заложен уже в самых истоках национального темперамента; да никогда и не скрывалось, что своим происхождением он обязан примитивным отношениям среди пионеров. Слепая верность партии, тайные организации, массовый энтузиазм в сочетании с ребяческой жаждой внешних символов придают игровому элементу американской политики нечто наивное и непосредственное, чего лишены более молодые массовые движения Старого Света.

Менее простой, чем в обеих названных странах, выглядит игра в политике Франции. Несомненно, есть повод рассматривать под знаком игры практику многочисленных политических партий, которые большей частью представляют интересы отдельных личностей или групп и, вопреки всяким государственным интересам, своей тактикой свержения кабинетов то и дело подвергают страну опасностям политических кризисов. Однако слишком очевидные корыстные цели коллективной или индивидуальной выгоды в деятельности партий, видимо, плохо согласуются с сущностью настоящей игры.

197

Если следы игрового фактора достаточно заметны во внутренней политике нынешних государств, то их внешняя политика на первый взгляд дает мало поводов думать о сфере игры. И все же сам по себе факт, что политические отношения между нациями пали до неслыханных крайностей насилия и самого опасного риска, еще не является основанием заранее исключать здесь фактор игры. Мы уже видели, что игра может быть жестокой и кровавой, а также что она нередко бывает притворной. Всякое правовое или политическое сообщество по своей природе обладает рядом признаков, которые связывают его с сообществом игровым. Система международного права поддерживается взаимным признанием принципов и правил, которые, сколь бы ни были основания их укоренены в метафизике, на практике действуют как правила игры. Выразительное утверждение pacta sunt servanda [договоры должны выполняться]7* фактически содержит в себе признание, что целостность системы покоится лишь на воле к совместному участию в общей игре. Как только одна из причастных сторон перестает соблюдать правила этой системы, тогда или рушится вся система международного права (пусть даже временно), или нарушитель должен быть как шпильбрехер изгнан за пределы сообщества. Соблюдение норм международного права всегда в высокой степени зависело от следования понятиям чести, приличия и хорошего тона. Не зря в развитии европейского военного права значительная доля принадлежала кодексу рыцарских понятий о чести. В международном праве действовало молчаливое допущение, что побежденное государство должно вести себя как good loser - джентльмен, умеющий “красиво проигрывать”, - хотя делало оно это достаточно редко. Обязанность официального объявления войны, хотя она нередко и нарушалась, входила в нормы поведения воюющих государств. Одним словом, старые игровые элементы войны, которые нам повсюду встречались в архаические эпохи и на которые в значительной части опиралась безусловная обязательность правил ведения войн, в какой-то степени существовали вплоть до недавнего прошлого и в европейских войнах Нового времени.

Обиходное немецкое словоупотребление наступление состояния войны именует Ernstfall [серьезным случаем]. В чисто военном понимании это можно считать совершенно правильным. Мнимым сражениям на маневрах и военной муштре настоящая война действительно противостоит так, как игре противостоит серьезность. Иное дело, если термин Ernstfall понимать политически. Ибо тогда он должен означать, что, собственно, вплоть до начала войны деятельность в сфере внешней политики не достигает полной серьезности, целесообразности в собственном смысле слова. И действительно, некоторые придерживаются именно такой точки зрения7. Для них все дипломатические сношения между государствами, пока они протекают в русле переговоров и соглашений, расцениваются лишь как введение к состоянию войны или как переходный период меж двумя войнами. Логично, что приверженцам теории, считающим серьезной политикой только войну, включая, разумеется, и ее

198

подготовку, приходится тем самым отказывать ей в каком бы то ни было характере состязания, то есть игры. В прежние эпохи, говорят они, агональный фактор мог быть в войне мощным и действенным, - современная же война носит такой характер, который возвышает ее над поединками древности. Она держится на принципе “друг - или враг”. Согласно этому взгляду, все реальные политические отношения между государствами подчиняются этому принципу8. Другие - всегда или ваши друзья, или ваши враги. Враг - это не inimicus, ?????? (эхтрос), то есть лично ненавидимый, тем более злой, но лишь hostis, ???????? (полемиос), то есть чужой, тот, кто стоит у вас на пути или хочет вам помешать. Шмитт8* не хочет рассматривать врага даже как партнера или соперника. По его мнению, это противник, противостоящий в самом буквальном смысле слова, то есть тот, кого нужно убрать с дороги. Если этому принудительному сведению понятия вражда к почти механическим взаимоотношениям сторон и в самом деле что-либо как-то соответствовало в истории, то это именно архаическое противостояние фратрий, кланов или племен, в котором игровой элемент имел столь преобладающее значение и над которым постепенно мы сумели подняться с ростом культуры. Если в этой бесчеловечной бредовой идее Шмитта и есть проблеск истины, то вывод должен быть следующий: не война - Ernstfall, а мир. Ибо лишь преодолевая это горестное отношение “друг - или враг”, человечество оказывается вправе претендовать на полное признание своего достоинства. Война, со всем тем, что ее вызывает и ей сопутствует, неизменно оказывается опутанной демоническими сетями игры.

Здесь еще раз обнажается ошеломляющая неразрешимость проблемы: “игра - или серьезность”. Мы шли исподволь к убеждению, что культура укоренена в благородной игре и что она не должна утрачивать свое игровое содержание, если желает развивать свои лучшие качества в рамках стиля и достоинства. Ведь нигде не является столь необходимым придерживаться установленных правил, как в общении между народами и государствами. Нарушение их ввергает общество в варварство и хаос. С другой стороны, именно в войне должны мы, казалось бы, видеть возврат к тому агональному поведению, которое наделяло формой и содержанием первобытную игру во имя престижа.

Однако именно современная война, кажется, утратила всякое сопри-косновенье с игрою. Высокоцивилизованные государства полностью покинули сообщество тех, кто уважает международное право, и бесстыдно исповедуют принцип pacta поп sunt servanda [договоры не должны выполняться]. Мир, собственное устройство которого все более вынуждает страны искать политические пути для того, чтобы договориться друг с Другом, не прибегая к высшим мерам разрушительных средств насилия, не может существовать без спасительных ограничительных условий, которые в случае конфликта отвращают опасность и поддерживают возможность сотрудничества. Благодаря совершенству применяемых средств война из ultima ratio [крайнего довода] превратилась в ultima rabies [крайнюю дикость]. В политике наших дней, которая основывает-

199

ся на крайней степени подготовленности и - если придется - крайней степени готовности к войне, едва ли можно узнать даже намек на игровое поведение в древности. Все, что связывало войну с культом и празднеством, исчезло из войн нашего времени, и с этим отчуждением от игры война также утратила и свое место в качестве элемента культуры. И все-таки она остается тем, чем назвал ее Чемберлен9* в своем выступлении по радио в первые дни сентября 1939 г., - азартной игрой, а gamble.

Мысль об игре не может прийти в голову, если стать на позицию подвергшихся нападению, тех, кто борется за свои права и свободу. Но почему нет? Почему в этом случае невозможна ассоциация между борьбой и игрою? - Потому что здесь борьба обладает нравственной ценностью и потому, что именно нравственное содержание является тем пунктом, где квалификация игры теряет свое значение. Разрешить извечное сомнение “игра - или серьезность” можно в каждом отдельном случае лишь с помощью критерия этической ценности. Тому, кто отрицает объективную ценность права и нравственных норм, никогда не удастся разрешить это сомнение. Политика всеми своими корнями глубоко уходит в первобытную почву состязательно-игровой культуры. Освободиться от нее и подняться над нею политика может лишь через этос, который отвергает правомочность подхода “друг - или враг” и не принимает притязаний собственного народа за наивысшую норму.

Шаг за шагом мы приблизились к заключению: подлинная культура не может существовать без некоего игрового содержания, ибо культура предполагает определенное самоограничение и самообуздание, определенную способность не воспринимать свои собственные устремления как нечто предельное и наивысшее, но видеть себя отгороженной некоторыми добровольно принятыми границами. Культура все еще хочет, чтобы ее в некотором смысле играли - по взаимному соглашению относительно определенных правил. Подлинная культура требует всегда и в любом отношении fair play [честной игры], a fair play есть не что иное, как выраженный в терминах игры эквивалент добропорядочности. Шпильбрехер разрушает самоё культуру. Чтобы это игровое содержание культуры было культуросозидающим или -способствующим, оно должно оставаться чистым. Оно не должно состоять в оболванивании или в отступничестве от норм, предписываемых разумом, человечностью или верой. Оно не должно быть ложным фантомом, маскирующим замысел осуществления определенных целей с помощью намеренно культивируемых игровых форм. Подлинная игра исключает всякую пропаганду. Ее цель - в ней самой. Ее дух и ее настроение - атмосфера радостного воодушевления, а не истерической взвинченности. В наши дни пропаганда, которая хочет проникнуть в каждый участок жизни, действует средствами, рассчитанными на истерические реакции масс, и поэтому - даже там, где она принимает игровые формы - не в состоянии выступать как современное выражение духа игры, но всего лишь - как его фальсификация.

200

В обсуждении нашей темы мы старались так долго, как только возможно, придерживаться понятия игры, которое исходит прежде всего из позитивных и вполне очевидных ее признаков. Другими словами, мы брали игру в ее наглядном повседневном значении и хотели удержаться от короткого замыкания ума, все объясняющего с позиций игры. Тем не менее к концу нашего изложения именно это подстерегает нас и понуждает к отчету.

“Игрою детей называл он людские мнения”, - гласят в позднейшем изложении слова Гераклита9. В начале нашего рассмотрения10 мы приводили слова Платона, достаточно важные, чтобы прозвучать еще раз. “Хотя дела человеческие не стоят большой серьезности, но приходится быть серьезным, пусть и нет в этом счастья”. Найдем же наиболее подходящее применение этой серьезности. “Серьезным следует быть в том, что серьезно, а не наоборот. По самой природе вещей Божество достойно всяческой благословенной серьезности. Человек же сотворен, дабы служить игрушкою Бога, и это, по существу, самое лучшее для него. Посему должен он проводить свою жизнь, следуя своей природе и играя в самые прекрасные игры, хотя полагать это и противоречит тому, что ныне принято”. Поскольку игра есть наисерьезнейшее, “следует проводить жизнь, играя в определенные игры, с жертвоприношениями, пением и танцами, дабы снискать милость богов и победить в битвах”. Поэтому “люди должны жить согласно свойствам своей природы, ибо во многих отношениях они куклы и лишь в малой степени причастны истине”11.

“Ты полностью принижаешь род человеческий, чужеземец”, - возражает другой. На что тот отвечает: “Прости меня. Взирая на Бога и взволнованный этим, сказал я эти слова. Если тебе угодно, не будем считать наш род ничтожным, но достойным некоторой серьезности”

Из заколдованного крута игры человеческий дух может вырваться, устремляя взгляд в наивысшее. Продумывая вещи чисто логически, слишком далеко он не уйдет. Когда человеческая мысль проникает во все сокровища духа и испытывает все великолепие его могущества, на дне всякого серьезного суждения она всякий раз обнаруживает некий остаток проблематичного. Любое высказывание решающего суждения признается собственным сознанием как не вполне окончательное. В том пункте, где суждение колеблется, исчезает сознание полной серьезности. И старинное “все - суета” вытесняется, пожалуй, более позитивно звучащим “все есть игра”. Это кажется дешевой метафорой и каким-то бессилием духа. Но это - мудрость, к которой пришел Платон, называя человека игрушкой богов. В чудесном образе мысль эта возвращается в Книге притчей Соломоновы12. Там Премудрость, источник справедливости и владычества, говорит, что прежде начала творения, играя пред Богом, была она Его радостью и, играя в земном кругу Его, разделяла радость с сынами человеческими.

201

Тот, у кого голова пойдет кругом от вечного обращения понятия игра - серьезное, найдет точку опоры, взамен ускользнувшей в логическом, если вернется к этическому. Игра сама по себе, говорили мы в самом начале, лежит вне сферы нравственных норм. Сама по себе она не может быть ни дурной, ни хорошей. Если, однако, человеку предстоит решить, предписано ли ему действие, к которому влечет его воля, как нечто серьезное - или же разрешено как игра, тогда его нравственное чувство, его совесть незамедлительно предоставит ему должный критерий. Как только в решении действовать заговорят чувства истины и справедливости, жалости и прощения, вопрос лишается смысла. Капли сострадания довольно, чтобы возвысить наши поступки над различе-ниями мыслящего ума. Во всяком нравственном сознании, основывающемся на признании справедливости и милосердия, вопрос “игра - или серьезное”, так и оставшийся нерешенным, окончательно умолкает.

ПРИМЕЧАНИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ-ВВЕДЕНИЕ

1 Haarlem, Tjeenk Willink, 1933 [Verzamelde Werken, V, p. 3 vg.].

I

1 Обзор этих теорий см.: Zondervan H. Het Spel bij Dieren, Kinderen en Volwassen Menschen, Amsterdam, 1928; Buytendijk P. J. J. Het Spel van Mensch en Dier als openbaring van levensdriften. Amsterdam, 1932.

2 Cranet M. Fetes et chansons anciennes de la Chine. Paris, 1914. P. 150, 292; Idem. Danses et legendes de la Chine ancienne. Paris, 1926. P. 351 sq.; Idem. La civilisation Chinoise. Paris, 1929. P. 231.

3 “As the Greeks would say, rather methectic than mimetic” [“Как сказали бы греки, скорее метектическая, нежели миметическая”]1*. - Hamson J. E. Themis, A study of the social origins of Greek religion. Cambridge, 1912. P. 125.

4 Marett R. R. The Threshold of Religion. London, 1912. P. 48.

5 Buytendijk. Loc. cit. P. 70-71.

6 Cambridge, 1912.

7 Frobenius L. Kulturgeschichte Afrikas, Prolegomena zu einer historischen Gestalt-lehre. Phaidon Verlag, 1933; Idem. Schiksalskunde im Sinne des Kulturwerdens. Leipzig, 1932.

8 Loc. cit. S. 23, 122.

9 Kulturgeschichte... S. 21.

10 Ibid., S. 122. “Ergriffenheit” как момент детской игры, S. 147; ср. заимствованный Бёйтендейком у Эрвина Штрауса термин “анормальная (pathisch) установка”, “захваченность” как основа детской игры. Loc. cit. S. 20.

11 Schicksalskunde... S. 142.

12 Leges [Законы], VII, 803с.

13 ???' ??? ??????... ???' ?? ??????? (ут ун пайдиа... ут ?y пайдейа) [“итак, это и не игра... и вовсе не воспитание”].

14 Ср.: Leges [Законы], VII, 796, где Платон говорит о священных танцах Куретов как о ???????? ??????? ??????? (Куретон эноплиа пайгниа) [“вооруженных играх Куретов”]. Внутренние взаимосвязи между священной мистерией и игрой тонко отмечены Романо Гуардини в главе Die Liturgie als Spiel [Литургия как игра] его книги Vom Ceist der Liturgie [O духе литургии], S. 56-70 (Ecclesia orans / Hrsg. von Dr. Ildefons Herwegen. I. Freiburg i. В., 1922). He упоминая Платона, Гуардини почти вплотную приближается здесь к вышеприведенному высказыванию. Он приписывает литургии ряд признаков, которые мы выделяем как характерные признаки игры. В ко-

203

нечном итоге литургия также “zwecklos, aber doch sinnvoll” [“не имеет цели, но полна смысла”].

15 Vom Wesen des Festes. Paideuma, Mitteilungen zur Kulturkunde. I. Heft 2 (Dec. 1938). S. 59-74. Ср. его же: La Religlone antica nelle sue linee fondamentale. Bologna, 1940. Cap. II: II senso di festivlta (Чувство праздника].

16 Loc. cit. S. 63.

17 Loc. cit. S. 65.

18 Loc. cit. S. 63.

19 Loc. cit. S. 60, no: Preuss К. Th. Die Nayarit-Expedition, I. 1912. S. 106 ff.

20 Stuttgart, 1933.

21 Loc. cit. S. 151. У Йенсена/здесь, естественно, Weihnachtsmann [Рождественский дед].

22 Loc. cit. S. 156.

23 Loc. cit. S. 158.

24 Loc. cit. S. 150.

25 Boas. The Social Organisation and the Secret Societies of the Kwakiuti Indians. Washington, 1897. P. 435.

26 Volkskunde von Loango. Stuttgart, 1887. S. 345.

27 Loc. cit. S. 41-44.

28 Loc, cit. S. 45.

29 Argonauts of the Western Pacific. London, 1922.

30 Ibid. P. 240.

31 Jensen. Loc. cit. S. 152. К этому способу истолкования церемоний инициации и обрезания как намеренного обмана вновь прибегает, как мне кажется, отвергаемая Йенсеном психоаналитическая теория.

32 Loc. cit. S. 149-150.

II

1 Лузус, сын или спутник Вакха и основатель рода лузитанов, является, конечно же, позднейшим измышлением1*.

2 Самое большее, здесь можно предположить некоторую связь с -?????, а на основе этого отнести окончание -???? ((инда)) к праиндогерманской, эгейской языковой группе2*. Как отглагольный суффикс это окончание встречается в ??????, ???????, со значением «валяться, возиться», близким к ???? и ?????. Значение, связанное с игрой, присутствует здесь, видимо, в ослабленном виде.

3 Bolkestein H. De cultuurhistoricus en zijn stof. Handelingen van het Zeventien-de Nederlandsche Philologen-congres. 1937. P. 26.

4 Связи с dyu. светлое небо, мы здесь касаться не будем.

5 Может ли здесь идти речь о влиянии английской техники на японский язык, я установить не берусь.

6 В нынешнем эпистолярном стиле это выражение большей частью понимают превратно: словно именно та персона, коей что-то угодно, является субъектом по отношению к глаголу gelieven [соблаговолить, соизволить].

7 Что касается глагола geruhen, то ruhen возникает здесь лишь на втором плане. Ceruhen [изволить] первоначально никак не связано с ruhen [отдыхать], но со-

204

ответствует средненидерландскому roecken [быть озабоченным], - ср. roekeloos [беспечный].

8 Подобные слова есть также в каталанском, провансальском и ретороманском3*.

9 Вспомним предположение Платона, что игра ведет свое происхождение от потребности детенышей животных резвиться (Leges, II, 653).

10 древнеисландское leika, так же как нидерландское spefen [играть], охватывает широкий диапазон значений. Оно употребляется в значении: свободно двигаться, схватывать, совершать, обходиться, чем-либо заниматься, проводить время, в чем-либо упражняться.

11 Форму spel в kerspel [сельский приход], dingspel [судебный округ] обычно рассматривают как производную от корня spell - что дает spellen [составлять, называть слово по буквам], английское spell и gospel [евангелие], немецкое Beispiel [пример] - и отличают от spel [игра].

12 Van Wijk. Etymologisch Woordenboek der Nederlandsche taal2. Den Haag, 1912, s. v. plegeir, Wdb. d. Ned. taal. XII. I. (G. J. Boekenoogen & J. H. van Lessen), idem.

13 Hadewych. XL. 7 / Ed. Joh. Snellen. Amsterdam, 1907. P. 49 ff. [Plegen можно без всяких сомнений понимать здесь как spelen]

«Der minnen ghebruken dat es een spel Dat niemant wel ghetonen en mach, Ende al mocht die spleghet iet toenen wel, Hine const veistaen dies noeit en plach» [«Любовные страсти - сие есть игра, Явить же ее никому не дано, Игра в сем явлении сколь ни стара - Искусно сколь, столь же невнятно оно»].

14 Рядом с ним - pleoh, древнефризское4* pl?, опасность.

15 Ср. с pledge в этих последних значениях англосаксонское baedeweg, beadoweg- poculum certaminis, certamen - состязание.

16 В Септуагинте здесь: ??????????? ?? ?? ???????? ??? ?????????? ??????? ????.

17 Заметим, кстати, что странные состязания Тора и Локи у Утгарда-Локи в Видении Гюльви, 955*, названы leika -игра.

18 Deutsche Mythologie4, ed. E. H. Meyer. I. Gottingen, 1875, S. 32; Ср.: De Vries J. Altgermanische Religlonsgeschichte. I. Berlin, 1934. S. 256: Stumpfl R. Kultspiele der Germanen als Ursprung des Mittelalterlichen Dramas. Bonn, 1936. S. 122-123.

19 Новофризский делает различие между boartsje в отношении детских игр и spylje - игрой на музыкальных инструментах, - последнее, вероятно, заимствовано из нидерландского.

20 Итальянский пользуется словом sonare, испанский - tocar.

21 Loc. cit. P. 95. Ср. р. 27-28.

22 Для wooing в нидерландском языке нет эквивалента; vrijen, по крайней мере, в современном нидерландском языке ему более не соответствует.

III

1 S. 23.

2 С. 47, 55.

3 Pauly Wissowa, XII с. 1860.

4 Ср. Harrson. Themis. P. 2213, 323, где, с моей точки зрения, необоснованно признается правота Плутарха в том, что эта форма противоречит агону.

205

5 Ср. взаимосвязь между понятиями ???? [агон] - и ?????? [агония],сначала означавшей борьбу-состязание, а затем душевную борьбу, страх.

6 Прямой связи между героем сказаний, который хитростью и обманом достигает своей цели, и божественным персонажем, одновременно благодетелем и обманщиком, я не могу обнаружить. См.: Kristensen W. В. De goddelijke bedrieger // Mededeelingen der К. Akad. v. Wetensch., afd. Let-terk. 1928. № 3. 66b; Josselin de Jong J. P. B. De oorsprong van den goddelijken bedrieger // Ibid. 1927. № 1. 68b.

7 Van Neulighem A. Openbaringhe van 't Italiaens boeckhouden. 1631. P. 25, 26, 77, 86 ff., 91 ff.

8 Veractiter. Inventaire des Chartes d'Anvers. № 742. P. 215; Coutumes de la ville d'Anvers. II. P. 400; IV. P. 8; ср.: Bensa E. Histoire du contrat d'assurance au moyen fige. 1897. P. 84 ff. - в Барселоне, 1435, в Генуе, 1467: decretum ne assecuratio fieri possit super vita(m) principum et locorum mutationes [по закону страхование теряет силу в случае ухода из жизни правителя либо перемены места].

9 Ehrenberg R. Das Zeitalter der Fugger. Jena, 1912, II. S. 19 ff.

10 Granet M. Fetes et chansons anciennes de la Chine. Paris, 1919; Danses et le-gendes de la Chine ancienne. Paris, 1926; La civilisation chinoise, la vie publique et la vie privee. Paris, 1929. (L'evolution de 1'humanite, № 25).

11 Granet M. Civilisation... P. 241. Эту же тему очень сжато развивает также Хосе Ортега-и-Гассет в своей статье: El origen deportivo del Estado, 1924 // El Espectador, [Madrid]. 1930. T. VII. P. 103-141.

12 Granet M. Fetes et chansons... P. 203.

13 Cranet M. Petes et chansons... P. 11 - 154.

14 Nguyen Van Huyen. Les Chants altemes des gargons et des filles en Annam. These. Paris, 1933.

15 Culm Stewart. Chess and Playing-cards. Ann. Report Smithsonian Inst., 1896. Ср. Held G. I. The Mahabharata, an Ethnological Study. Лейденская диссертация 1935 г. Эта работа представляет также большой интерес с точки зрения взаимосвязи игры и культуры.

16 Held. Loc. cit. P. 273.

17 Mhb„ 13, 2368, 2381.

18 De Vries J. Altgermanische Religionsgeschichte. II. Berlin, 1937. S. 154-155.

19 Liiders H. Das Wurfelspiel im alten Indien // Abh. K. Gesellsch. d. Wissen-schaften Gottingen. 1907. Ph. H. Kl. IX, 2, S. 9.

20 Loc. cit. S. 255.

21 О значении слова, которое выбрано как наименование рассматриваемого явления среди множества различных терминов в языках индейцев, см.: Davy G. La Foi juree. These. Paris, 1923; Idem. Des Clans aux Empires // L'Evolution de 1'humanite. 1923. № 6; Mauss M. Essai sur la Don. Forme archanque de 1'echange // L'annee sociologique. N. S. I. 1923/4.

22 Davy С. La Poi juree. P. 177.

23 Danses et legendes, I. P. 57; Civilisation chinoise... P. 196, 200.

24 Freytag G. Lexicon arabico-latinum. Halle, 1830, i. v. 'aqara: de gloria certavit in incidendis camelorum pedibus [состязались в славе, перерезая ноги верблюдам].

206

25 Essai sur la Don. S. 143.

26 Цит. по: Davy G. Loc. cit. P. 119- 120.

27 Leiden, 1932.

28 Maunier R. Les echanges rituels en Afrique du nord // L'annee sociologique, 1924/5. N.S. П. P.811.

29 Essai sur la Don. S. 102'.

30 Davy С. La Foi juree. P. 137.

31 Loc. cit. P. 252, 255.

32 Livius, I, VII, 2, 13.

33 London,1922.

34 Предметы кулы можно, по-видимому, отдаленно сравнить с тем, что этнологи называют Renommiergeld [престижные траты].

35 Jaeger W. Paideia. I. Berlin; Leipzig, 1934. S. 25 ff.; ср.:Livingstone R. W. Greek Ideals and Modem Life. Oxford, 1935. P. 102 sq.

36 Arist. Eth. Nic., IV, 1123b, 35.

37 Ibid., I, 95b, 26.

38 Ilias, VI, 208.

39 Granet. Civil. P. 317.

40 Ibid. P. 314.

41 Argonauts... P. 168.

42 Granet. Civil. P. 238.

43 Granet. Danses et legendes... I. P. 321.

44 По ошибке я счел возможным отнести это жан в первом издании, р. 96, к словам, относящимся к игре. Явление это, впрочем, несет на себе многие черты благородной игры.

45 См. Herfsttij der Middeleeuwen, гл. II [Осень Средневековья, т. I настоящего издания].

46 Ср. относительно последующего: Bichr Pares. L'honneur chez les Arabes avant 1'Islam. Etude de sociologie. Paris, 1932; idem, Encyclopedic de 1'Islam, s. v. mofakhara.

47 Freytag G. Einleitung in das Studium der arabischen Sprache bis Mohammed. Bonn, 1861. S.184.

48 Kifab al-Agham, IV, 8, VIII, 109 sq„ XV, 52, 57.

49 Ср.: Jaeger. Paideia. I. S. 168 ff.

50 Lib. I, c. 24.

51 Edda I. Thule, I, 1928, № 29; ср.: X. Р. 298, 313.

52 Ibid. II, № 9.

53 Ibid. II, № 8.

54 Altgerm. Religionsgesch. II. S. 153.

55 Пример такого рода gilp-cwida [хвастливой песни] XI в. мы находим в: Gesta Herwardi / Ed. Duffus Hardi & С. T. Martin (как приложение к Geffrei Gaimar. Lestorie des Engles), Rolls Series, 1888, I. P. 345.

56 Le Pelerinage de Charlemagne (XI в.) / Ed. E. Koschwitz. Paris, 1925. Vs. 471-481.

57 Michel F. Chroniques Anglo-Normandes. I. P. 52; ср. также: Wace. Roman de Rou. Vs. 15038 sq.; William of Malmesbury, IV, 320.

58 Tournoi de Chauvency / Ed. M. Delbouille. Vs. 540, 1093-1158, etc.; Le Dit des herauts. Romania. XLIII. P. 218 ss.

207

59 Varillas A. de. Histoire de Henry III. Paris, 1694, I, p. 574; это место частично воспроизводится в кн.: Godefroy. Dictionnaire, s. v. gaber, р. 197, 3.

60 Griechische Kulturgeschichte / Hrsg. von Rudolf Marx, III.

61 Schaefer H. Staatsform und Politik. 1932; Ehrenberg V. Ost und West. Studien zur geschichtlichen Problematik dcr Antike // Schriften der Phil. Fak. d. deutschen Univ. Prag. 1935. Bd. 15.

62 Griech. Kulturgesch. III. S. 68.

63 Loc. cit. S. 93, 94, 90.

64 См. выше, с. 56.

65 Loc. cit. III. S. 68. 86 Loc. cit. S. 65, 219.

67 Ibid. S. 217.

68 Ibid. S. 69, 218.

69 Burckhardt. Loc. cit. S. 26, 43; Ehrenberg. Loc. cit. S. 71, 67, 70, 66, 72.

70 Burckhardt. Loc. cit. S. 69; ср.: Ehrenberg. Loc. cit. S. 68.

71 Jaeger. Paideia. I. S. 273.

72 Pindanis. Olymp., VIII, 92 (70).

73 Loc. cit., III. S. 85.

74 Согласно Chares. См.: Pauly Wissowa s. v. Kalanos, c. 1545. 75 Loc. cit. P. 91.

76 Loc. cit. P. 80.

77 Ibid. P. 96.

IV

1 Davy С. La foi juree.

2 Ost und West. P. 76; ср. 71.

3 Ilias, XVIII, 504.

4 См. выше, с. 79. Ср.: Jaeger. Paideia. S. 147: “die Dike (schafft) erne Plattform des offentlichen Lebens, auf der Hoch und Gering sich als "Gleiche" gegenuberstanden” (“Дике'' создает такую платформу общественной жизни, на которой высокое и низкое противостояли друг другу как "равные"”].

5 Nieuwe Rotterdamsche Courant (NRC). 1936. 20 июня, утрений выпуск, С.

6 Wellhausen. Reste arabischen Heidentumes. 2. Ausg. Berlin, 1927, S. 132.

7 VIII, 69 sq„ ср.: XX, 209; XVI, 658; XIX, 223.

8 XVIII, 497-509.

9 Paideia. I. S. 14.

10 oт того же корня, видимо, и упомянутый выше ипт.

11 Hanison J. E. Themis. P. 528.

12 Слово noodlottig [роковой] указывает, по-видимому, своим двойным t на иной корень, чем в словах lot, loten [жребий, бросать жребий], но, вообще говоря, может рассматриваться как результат неправильного словообразования.

13 См. выше, с. 69.

14 Paulus Diaconus. I, 20, Predegar, IV, с. 27 (SS. гег. Merov. II, p. 131). Об ордалиях с метанием жребия см. также: Brunner H. Deutsche Rechtsgeschichte. 2. Aufl. Bd. 11. S. 553 ff.

15 Die Rechtsidee im fruhen Griechentum, S. 75.

208

16 Davy. La foi juree. P. 176, 126, 239 etc.

17 В средненидерландском wedden еще означает жениться: “hets beter wedden dan verbranden” [“уж лучше жениться, чем сгореть при пожаре”].

18 Соответственно - англосаксонское bryбhlеaр, древнеисландское bryбhlаир, древневерхненемецкое brutlouft.

19 Ср. Hanison J. E. Themis, p. 232. Пример из нубийского рассказа в кн.: Frobeniiis. Kulturgeschichte Afrikas. S. 429.

20 В Fjo1svinnsmal [Речах Фьёльсвинна]2* этот мотив вроде бы смещен еще дальше, поскольку здесь юноша, пустившийся в опасное сватовство, задает вопросы исполину, стерегущему деву.

21 Blackstone. Commentaries / Ed. Kerr. III. P. 337 sq.

22 Uttmann E. Abessinien. Hamburg, 1935. S. 86.

23 Thalbitzer. The Ammassalik Eskimo. Meddelelser om Gr0nland, 1914, p. 39; Smith B. The Caribou Eskimo's. Copenhagen, 1929; Rasmussen K. Fra Gr0nland til Stille Havet. I-II. 1925/6; The Netsilik Eskimo. Report of the Fifth Thule Expedition. 1921/4. VIII, 1.2; Konig H. Der Rechtsbruch und sein Ausgleich bei den Eskimos // Anthropos. 1924/5. XIX/XX.

24 Биркет Смит (Loc. cit. P. 264), на мой взгляд, слишком резко устанавливает границу judicial proceedings [судебных разбирательств], утверждая, что у эскимосов карибу3* песенные состязания вовсе не являются таковыми, а служат лишь a simple act of vengeance... or for purpose of securing quiet and order [простым актом мести... либо целям обеспечения тишины и порядка].

25 Thalbitzer. V. P. 303.

26 Stumpfl. Kultspiele, S. 16.

27 Paideia. S. 169.

28 Plato. Sophistes, 222c, d.

29 Cicero. De Oratore, I, 229 sq. Можно вспомнить адвоката, что на процессе Ха-уптмана4* бил кулаком по Библии и размахивал американским флагом, или его нидерландского собрата, который в ходе одного нашумевшего уголовного дела разорвал пополам заключение психиатрической экспертизы. - Ср. описанное у Литтманна (Loc. cit., р. 86) судебное заседание в Абиссинии: “In sorgfaltig studierter, gewandter Rede entwickelt der Anklager seine Anikage. Humor, Satire, trenende Sprichworter und Redensarten, beiBende Anspielungen, heftiger Zom, kalte Verachtung, lebhaftestes Mienenspiel, bald drohnend herausfordemdes Geb-riill... muB herhalten, die Anklage zu bekraftigen und den Angeklagten in Grund und Boden zu bohren” [“В тщательно выученной, ловко построенной речи разворачивает обвинитель свои обвинения. Юмор, сатира, меткие пословицы и обороты речи, язвительные намеки, яростный гнев, холодное презрение, самая оживленная мимика, порою угрожающий рев... все это должно придать еще большую силу обвинению и полностью доконать обвиняемого”].

V

1 См. с. 55, 56.

2 Не вполне ясно, как следует понимать происхождение слова oorlog [война], но во всяком случае оно, вероятно, все же же принадлежит сфере сакрального. Значение древнегерманских слов, корреспондирующих со словом oorlog, ко-

209

леблется между борьбой, роком, предназначенной кому-либо далей и состоянием, когда теряет силу скрепленный клятвой союз, хотя и нельзя быть вполне уверенным, что во всех этих случаях дело касается одного и того же слова.

3 См. Wakidi. / Ed. Wellhausen. P. 53.

4 Granet. Civilisation. P. 313; ср. De Vries. Altgerm. Religionsgesch. I. S. 258.

5 Gregor. Tur. II, 2.

6 Fredegar, I, IV, c. 27, MG. SS. rcr. Mer. II, 131.

7 См. Herfsttij der Middeleeuwen4, 1935. P. 134 (Verz. Werken. HI. P. 115) - [Осель Средневековья, т. I настоящего издания, с. 103].

8 К приведенным здесь сведениям добавим: Erasmus Schets aan Erasmus v. Rotterdam, 14, VIII. 1528, Alien № 2024, 38 sq„ 2059, 9.

9 Bninner H., Schwerin C. von. Deutsche Rechtsgeschichte. II. 1928. S. 555.

10 Schroder R. Lehrbuch der Deutschen Rechtsgeschichte. S. 89.

11 Heifsttij der Middeleeuwen. P. 136-138 (Verz. Werken. III. P. 117-119) -[Осень Средневековья, т. 1 настоящего издания, с. 104- 106).

12 Commentaries on the Laws of England /. Ed. R. M. Kerr. III. P. 337 sq.

13 Harrson. Themis. P. 528.

14 Herodotus, VIII, 123- 125.

15 Loc. cit. IX, 101, VII. 96.

16 Civilisation... P. 320/321.

17 Подобное же искушение воспользоваться своим преимуществом встречается и в распре Сяна и Чжоу, ibid., 320.

18 Loc. cit. P. 311.

19 Granet. Loc. cit. P. 314.

20 Ibid. P. 316.

21 Erben W. Kriegsgeschichte des Mittelalters, 16. Beiheft zur Hist. Zeitschrift. Munchen, 1929, S.95.

22 Stoke, III, vs. 1387.

23 См. далее также: Erben, loc. cit. P. 93 sq. и Herfsttij der Middeleeuwen. P. 141 (Verz. Werken. III. P. 121) - [Осень Средневековья, т. I настоящего издания, с. 107-108].

24 Согласно японскому агентству печати Домей, после взятия Кантона японский главнокомандующий послал вызов Чан Кайши, предлагая провести на Южно-Китайской равнине решающий бой, дабы спасти свою воинскую честь, и после поединка на мечах сложить оружие (NRC. 1938. 13 дек.)1'.

25 Ср. Erben. Loc. cit. Р. 100 и Herfsttij der Middeleeuwen. P. 140 (Verz. Werken. III. P. 120) - [Осень Средневековья, т. I настоящего издания, с. 106- 107].

26 Ср. о Китае: Granet. Loc. cit. P. 334.

27 Nitobe. The Soul of Japan. Tokyo, 1905. P. 98, 35.

28 The Crown of Wild Olive. Four Lectures on Industry and War. Ill: War.

29 Herfsttij der Middeleeuwen, гл. II-X (Verz. Werken, III) - [Осень Средневековья, т. I настоящего издания].

VI

1 Ср.: Lieder des Rgveda / fJbers. von A. Hillebrandt. Gottingen, 1913. S. 105 (I, 164, 34). (Quellen z. Religionsgesch. VII. 5).

2 Loc. cit. S. 98 (VIII, 291-292).

210

3 Allgemeine Geschichte der Philosophic. I. Leipzig, 1894. S. 120.

4 Ueder des Rgveda. S. 133.

5 Atharvaveda, X. 7. 5. 6. Буквально столп, здесь в мистическом значении основы всего сущего или чего-то подобного.

6 Atharvaveda, X. 7-. 37.

7 Piaget Jean. Le langage et la pensee chez Г enfant. Neuchatel-Paris, 1930. Chap. V. Les questions d'un enfant.

8 Winternitz M. Geschichte der Indischen Literatur. I. Leipzig, 1908. S. 160.

9 Adriani N; Kruyt A. C. De baree-sprekende Toradja's van Midden-Celebes. Bat., 1914. III. P. 371.

10 Adriani N. De naam der gierst in Midden-Celebes // Tijdschr. Bat. Gen. 1900. 51. P. 370. Об исполнителях некоторых народных игр в Граубюндене говорилось также, “daB sie ihre thorechten abenteur trieben, daB ihnen das Kom destobas gerathen solle” [“что они затевали свои дурацкие фокусы, чтобы хлеб еще лучше родился”], - Stumpfl. Kultspiele. S. 31.

11 К этому же склонялся и Ольденберг: Oldenberg H. Die Weltanschauung der Brahmanatexte. Gottingen, 1919. S. 162, 182.

12 Satapatha-brahmana, XI. 6. 3. 3, Brhadaranyaka-upanishad, II, 1 -9.

13 Strabo, XIV, с. 642; Hesiodus, fragm. 160; ср.: Ohiert. Ratsel u. Ratselspiele. S. 28.

14 Wilcken U. Alexander der Grofie und die indischen Gymnosophisten // Sitzungs-ber. PreuB. Akad. 1923. 33. S. 164. В рукописи есть лакуны, приводящие к неясностям, которые Вилькен, на мой взгляд, толкует не вполне убедительно.

15 Atharvaveda, XX, 133, 134.

16 Mahabhirata, III, 313.

17 Bartholomae Chr. Die Gatha's des Awesta, IX, SS. 58-59.

18 См.: Isis. 1921. IV. 2. № 11; Harvard Historical Studies. 1924. 27; Натре К. Kaiser Friedrich II als Fragesteller. Kultur- und Universalgeschichte (Festschrift Walter Goetz). 1927. S. 53-67.

19 Pranti C. Geschichte der Logik im Abendlande. I. S. 399.

20 Aristoteles. Physica, IV, 3, 21 Ob, 22 sq.; Capelle W. Die Vorsokratiker. S. 172.

21 Jaeger. Paideia. S. 243-244.

22 Capelle W. Die Vorsokratiker. S. 216. Поразительное сходство фантазии у Моргенштерна: “Ein Knie geht einsam durch die Welt...” [“Колено по миру бредет...”].

23 См.: Capelle W. Die Vorsokratiker, S. 102.

24 Paideia. S. 220.

25 Capelle W. Die Vorsokratiker. S. 82.

26 Jaeger. Paideia, S. 154; Capelle W. Die Vorsokratiker. S. 82b.

27 32, fr. 30, in: Capelle W. Die Vorsokratiker. S. 200.

VII

1 Ср.: Auerbach E. Giambattista Vico und die Idee der Philologie // Homenaje a Antonio Rubi6 i Lluch. Barcelona, 1936. I. P. 297 sq.

2 Я имею в виду работы, подобные статьям В. Б. Кристенсена или К. Кере-ньи в сборнике: Apollon. Studien uber antike Religion und Humanitat. Wien, 1937.

3 Ср.: Jaeger. Paideia. S. 65, 181, 206, 303.

211

4 Vogt W. H. Stilgeschichte der eddischen Wissensdichtung. I // Der Kultredner. Schriften der baltischen Komission zu Kiel. 1927. IV. I.

5 Доклад под названием Восточно-индонезийская поэзия, прочитанный проф. Де Йосселином де Йонгом в Королевской нидерландской академии наук (отделение литературы) 12 июня 1935 г.

6 Ср.: Djajadimngrat Hoesein. De magische achtergrond van den Maleischen pantoen. Batavia, 1933; Idem, Przyluski. Journal asiatique, 1924, t. 205, p. 101.

7 Haikai' de Basho et de ses disciples / Trad. de K. Matsuo et Steinsilber-Oberlin. Paris, 1936. 8 Ср.: Vogt W. H. Der Kultredner. S. 166.

9 Книга: Rosenberg Melrich V. Eleanor of Aquitaine, Queen of the Troubadours and of the Courts of Love. London, 1937, - отстаивающая реальность этого обычая, к сожалению, грешит недостаточно научным подходом к предмету.

10 Исходная форма английского слова jeopardy [риск].

11 Nguen. Loc. cit. P. 131.

12 Ibid. P. 132.

13 Ibid. P. 134.

14 De Vierentwintig Landrechten / Ed. v. Richthoven. Friesische Rechtsquellen. S. 42 ff.

15 Сходное положение описывает Де Йосселин де Йонг относительно о. Буру.

16 Thule, XX, 24.

17 Предположение, что первоначальный источник kenningar [кеннингов] следует искать в области поэтического, вовсе не исключает связи с понятием табу. Ср.: Portengen Alberta J. De Oudgermaansche dichtertaal in haar etymologisch verband. Leiden, 1915.

VIII

1 Космогонический миф всегда вынужден ставить primum agens [перводви-гатель] впереди всего сущего.

2 Theog., 227 sq., 383 sq.

3 Ср.: Миrrу Gilbert. Anthropology and the Classics / Ed. R. R. Marett. 1908. P. 75.

4 Empedocles, 176 fr. 121; Capelle. S. 242.

5 Ibid., S. 242, fr. 122. Ср.: Diels. Fragm. Der Vorsokratiker. II. S. 219. Schwarz-haarige [черноволосая], в последующих изданиях - schwarzaugige [черноокая].

6 Mauss. Essai sur le Don. P. 112.

7 Mededeelingen der Kon. Akad. v. Wetenschappen, aid. Letterk. 1932, 74. В. №6. Р. 82 sq. (Verz. Werken. IV. P. 64 vg.).

8 Loc, cit. P. 89 (Verz. Werken. IV. P. 69).

9 Loc. cit. P. 90 (Verz. Werken. IV. P. 70).

10 Трехлетняя девочка мечтает о шерстяной обезьянке. “Какой величины должна она быть?” - “До неба”. Пациент рассказывает психиатру: “Доктор, меня тут же увезли в экипаже”. Доктор: “Это был не простой экипаж?” Пациент: “Он был золотой”. Доктор: “А как он был запряжен?” Пациент: “Сорока миллионами алмазных оленей” (устное сообщение доктора И. Ш. примерно в 1900 г.). Подобные же количества и качества используются в бумистских преданиях.

212

11 Gylfaginning [Видение Гюльви\, 45; ср. ловлю Midgardslang [Мирового змея], 48.

12 ??? ????????... т? ?????????????? ??????, Sophistes, 268d.

13 См. с. 46 и далее.

14 Berlin, 1936.

15 Ср.: Jaeger. Paideia. S. 463-474.

16 Symp., 223d, Phileb., 50b.

IX

1 Kl. Hippias, 368-369.

2 Euthydemos, ЗОЗа.

3 ???????. Ibid., ЗОЗЬ, е.

4 Protag., 316d; Cratylus, 386d.

5 Paideia. S. 221.

6 Comperz H. Sophisten und Rhetoren, 1912. S.17, 33.

7 Подобно: Capelle W. Die Vorsokratiker. S. 344.

8 Подобно: Jaeger. Loc. cit. S. 398.

9 Ср.: Livingstone R. W. Greek Ideals and Modem Life. P. 64.

l0 Ср.: Sophistes, 261b. Prantl.

11 Prantl. Gesch. Der Logik. I. S. 492.

12 Euthydemos, 293с.

13 Cratylus, 386d.

14 Euthydemos, 278b, 283b.

15 Sophistes, 235a.

16 Parmenides, 137b.

17 142b, 155e,165e.

18 См.: Prantl. I. S. 9.

19 Poetica, 1447b.

20 Reich. Der Mimus. S. 354.

21 Sophistes, 242c, d; ср.: Cratylus, 440.

22 Cratylus, 406с.

23 Ibid., 384b.

24 Ibid., 409d.

25 Parmenides, 128e.

26 Gorgias, 484с. Ср.: Menexenus (Bude, p.52).

27 Prantl. Loc. cit. P. 494.

28 Gorgias, 483a-484d.

29 См.: Mieville H. L. Nietzsche et la Volonte de puissance. Losanne, 1934; Andler Charles. Nietzsche, sa vie et sa pensee. T. I. P. 141; III. P. 162.

30 De doctrina Christiana. II. 31.

31 При переводе с латинского острота выражения определенно теряется, ибо comua non perdidisti подразумевает не терял своих рогов.

32 Richter. Historia. II. IV. III. С. 55-65.

33 Оба термина следует понимать в их средневековом значении.

34 Sint Victor Hugo van. Didascalia // Migne. T. 176, 173 d., 803; De vanitate mundi / Ibid. 709; Salisbury Job. van. Metalogicus, I, c. 3; Policraticus, V, c. 15.

35 Abaelard. Opera, I. p. 7, 9, 19; II, р. 3.

213

36 Loc. cit., I, p. 4.

37 Сообщение покойного проф. К. Снаук Хюргронье (С. Snouck Hurgronje).

38 Alien. Opus epist. Erasmi, t. VI, № 1581, 621 sq., 15Juni 1525.

X

1 Leges, II, 653.

2 Ibid., II, 667d, e.

3 Politica, VIII, 4, 1339a.

4 Ibid., 1337b, 28.

5 ????????? ????????? ?????.

6 ???? т?? ?? ?? ????? ????????.

7 Politica, 1339a, 29.

8 Ibid., 1339b, 35.

9 Plato. Leges, II, 668.

10 Anstoteles. Politica, VIII, 1340а. 11 RespubL, X, 602b.

12 ????? ??????? ???? ??? ?? ??????? ??? ???????.

13 Я видел газетное сообщение о международном конкурсе, впервые состоявшемся в 1937 г. в Париже, на соискание учрежденной покойным сенатором Анри дё Жувенелем премии за лучшее исполнение Шестого фортепианного ноктюрна Габриеля Форе.

14 Schiller. Uber die asthetische Erziehung des Menschen. Vierzehnter Brief.

15 The Story of Ahikar // Ed. by P. C. Conybear etc. Cambridge, 1913. P. LXXXIX, 20-21.

16 Granet. Civilisation. P. 229, 235-239.

17 Ehrenberg. Ost und West. S. 76.

18 Album de Vfflard de Honnecourt // Ed. Н. Omont. PI. XXIX. Fol. 15; id. Pol. IX.

XI

1 См. выше, с. 135 и далее.

2 По Ростовцеву: Rostowtzeff. Social and Economic History of the Roman Empire.

3 Herfsttij der Middeleeuwen (Verz. Werken, II) - [Осень Средневековья, т. I настоящего издания].

4 Я. Ван Леннеп еще хорошо помнит обычаи старшего поколения, когда заставляет своего Фердинанда Хёйка надеть парик лишь по возвращении из долгого плавания1*.

5 О парике как символе правосудия в Англии см. выше, с. 86.

6 Согласно учению Руссо и многих других.

7 См. выше, с. 41 и далее.

8 Даже у женщин входят в моду спутанные волосы: см., например, скульптурный портрет Луизы, королевы Пруссии, работы Шадова2*.

XII

1 In de Schaduwen van morgen1 [В тени завтрашнего дня]. Р. 159- 174 (Verz. Werken. VII).

214

2 Ср., например, в: Herfstty der Middeleeuwen, hoofdstuk XVII: De Denkvormen in bet praktische leven (Veiz. Werken. III. P. 279 ff.) - [Осень Средневековья, т. I настоящего издания, гл. XVII: формы мышления в практической жизни, с. 228-246].

3 Террорист Бернар (Адриан Антуан) де Сент заменил свое второе и третье имя, воспользовавшись атрибутами двух этих святых - киркой (pioche) и подковой (for), - как это уже было сделано в революционном календаре со св. Адрианом и св. Антонием, на Пьошефер1*.

4 См.: Over de grenzen van spel en emst in de cultuur. P. 25 (Verz. Werken. V. P. 24); In de schaduwen van morgen (Verz. Werken. VII).

5 Over de grenzen van spel en emst in de cultuur (Verz. Werken. V. P. 3 sq.).

6 Oudendijk J. K. Een cultuurhistorische vergelijking tusschen de Fransche en de Engelsche parlementaire redevoering. Utrecht, 1937. 7 См.: In de schaduwen van morgen. P. 104- 113 (Verz. Werken. VII).

8 Sctimitt Carl. Der Begriff des Politischen. 3e Ausg. Hamburg, 1933 (le Ausg. 1927).

9 Fragm. 70.

10 См. выше, с. 37.

11 Leges, 803, 804; ср. также: 685. Слова Платона, неоднократно подхваченные другими, приобрели мрачный оттенок у Лютера: “Alle Creaturen sind Gottes Larven und Mummereien” [“Все твари суть личины и маски Господа”]. Erianger Ausg. XI. S. 115.

12 Притч. 8, 30-31.

КОММЕНТАРИИ. HOMO LUDENS

При подготовке комментария были использованы примечания В. В. Ошиса (Хёйзинга Й. Homo ludens. М.: Прогресс-Академия, 1992), которому комментатор приносит искреннюю благодарность.

Предисловие - введение

1* Речь идет о XVIII в., эпохе Просвещения. Присущая этой эпохе безграничная вера в человеческий разум основывалась на том, что законы природы, законы общественного развития и законы разума считались идентичными и одинаковыми во все времена и у всех народов. Для познания мира, для правильной организации человеческого общества полагалось достаточным, в сущности, познать законы собственного мышления и действовать в соответствии с ними. Идеологи Просвещения были полны радостным ожиданием расцвета наук и искусств и улучшения нравов в результате повсеместного торжества идей разума.

2* Мана - безличная, приносящая блага (удачу) магическая сила, которой, согласно верованиям многих архаических народов, обладают отдельные категории предметов, духов, людей (например, мана вождей), что придает этим предметам, людям и т. п. повышенную значимость. Слово чана заимствовано из меланезийских языков, поскольку этнологи впервые зафиксировали подобные верования в Меланезии, хотя сам феномен известен у народов Полинезии, Африки, Северной и Южной Америки и др.

I

1* Sub specie ludi - лат, букв. “под видом (формой) игры”, т. е. “под углом зрения игры”, “с точки зрения игры”. Эти слова представляют собой парафраз известного выражения Спинозы: “Sub specie aetemitatis” - “под видом (формой) вечности”, т. е. “с точки зрения вечности”.

2* Хёйзинга, водимо, имеет в виду либо платоновское сравнение людей с куклами-марионетками, которыми играют боги (Законы, I, 644d-645a; VIII, 803с-804b - ср. ниже, с. 37), либо его же взгляд на общественное устройство идеального государства как на трагедию:

“...мы и сами - творцы трагедии, наипрекраснейшей, сколь возможно, и наилучшей. Ведь весь наш государственный строй представляет собой подражание самой прекрасной и наилучшей жизни. Мы утверждаем, что это и есть наиболее истинная трагедия” (Там же, VII, 817b).

3* Vanitas - лат. “суетность, тщетность”. Аллюзия на библейское “Vanitas vanitatum et omnia vanitas” - “Суета сует и все - суета” (Еккл. 1, 2).

4* Ratio - здесь: разумное начало, принцип, смысл.

5* Petitio principii (лат. “предвосхищение основания”) - распространенная логическая ошибка, когда доказательство строится на предпосылке, которая сама нуждается в доказательстве.

6* Шпильбрехер (нем. Spielbrecher, букв. “ломающий игру”) - неологизм Хёпзинги, произведенный по образцу слова Streikbrecher - “штрейкбрехер” (букв. “ломающий забастовку”).

7* Pair - чрезвычайно многозначное английское слово, здесь означающее “честный, справедливый, беспристрастный, законный”. Хёйзинга подразумевает весьма важное для его дальнейших рассуждений одно из ключевых понятий английской культуры -

345

“a fair play”, “игра по правилам”, т. е. честная игра, без мошенничества, запрещенных приемов, с уважением к противнику и т. п.

8* Латинское слово illusio (архаический вариант inlusio) - “насмешка, ирония”, а также “обман, заблуждение” - образовано от глагола illudo (в архаической форме inludo из “in-” - “в-” и “ludo”), весьма многозначного слова, включающего значения “играть”, “шутить, веселиться”, “насмехаться”, “обманывать, дурачить”.

9* Outlaw - англ. “человек вне закона (букв.), изгой, изгнанник, беглец”.

10* фратрия - группировка нескольких родов одного племени, фратрии имели свои наименования. между входившими в них родами предполагалось тесное сотрудничество, общий культ. Возрастные классы - группы, на которые делилось первобытное племя; обычно таких классов было четыре: дети, молодежь, взрослые, старики; у некоторых народов каждый из классов подразделялся на два по половому признаку. О мужских союзах см.: Осень Средневековья (т. I настоящего издания), примеч. 1* к гл. VI.

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь