Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЧАСТЬ III. Половой подбор в примнении к человеку и зключение

ГЛАВА XIX. Вторичные половые признаки у человека.

У человека половыя различия значительнее, чтм у большинства че-

тыреруких и), но не так велики, кав у нкоторых, напр., у мандрилла.

Мужчина, и среднем, значительно выше, тяжелее и. сильнее женщины:

его плечи шире, мускулы более развиты. Бследстме соотношешя суще-

ствующаго между мускульным развипем и выступами на лбу, надбров-

ныя дуги обыкновенно боле выдаются у мужчины, нежели у женщины.

Туловище мужчины, и особенно его лицо, болве волосато, а толос болте

низюй и сильный. У нвкоторых племен женщины, говорят, слегка

отличаются от мужчин по цввту кожи. Так Швейнфурт, говоря об

одной негритянка из племени монбуттов, живущих во внутренней

Африка, на несколько граду сов к северу от экватора, пишет: "По-

добно всем женщинам ея расы, она обладала кожей, значительно бол4е

свтлой, чм у ея мужа; это было нвчто в род жаренаго кофе 2)". Так

как женщины работают в полях и совершенно не едтты, то неве-

роятно, чтобы он4 отличались ло цвту кожи по той причина, что под-

вергались меньшему влияшю погоды. Европейсшя женщины, быть может,

свтле окрашены, чвм мужчины, что можно видйть, когда т"е и друпе-

подвергаются одинаковым влияниям.

Мужчина болве слхл, задорен и энергичен, чим женщина, и

обладает большею изобретательностью. Мозг его абсолютно больше, но

боле ли он велик по отношешю к росту, это, я думаю, не было

еще вполнте проверено. У женщины лицо врупгве, челюсти и основание

черепа меньше, очерташе туловища круглее, в нкоторых частях боле

выдаются; таз шире, чм у мужчины 3); но эта последняя особенность,

быть может, должна быть разсматриваема скоре как первичный, ч4м

494

вторичный половой признак. Женщина раньше достигает зр&юети, не- "

жели мужчина.

Как у животных всвх классов,. так и у человека, отличитель-

ные признаки мужского пола не вполн развиваются, пока он не дости-

гает почти полной зрелости, а в случай оскоплешя, признаки эти не

появляются вовсе. Борода, напр., представляет!, вторичный подовой при-

знак и мальчики безбороды, хотя уже в раннем возрасти голова у

них обильно покрыта волосами. Причина, почему мужсюе признаки пе-

редаются одному лишь мужскому полу, зависит, вероятно, от того, что

послдовательныя измтнешя, приведппя к появяешю этих признаков,

наступали в сравнительно позднем возрасти. Мальчики и девочки зна-

чительно похожи друг на друга, подобно дтенышам многвх других

животных, у которых взрослые обоего пола значительно различаются

между собою. Дти похожи также на взрослую женщину гораздо бодее,

чм на взрослаго мужчину. J Женщина, однако, поздне принимает! не-

которые отличительные признаки, и по форм черепа, как утверждагот,

занимает среднее мсто между дитятей и мужчиной и). Дали>е; известно,

что дтеныши близко родственных, но все же отдльных видов, далеко

не так различны между собою, как взрослые; но то же справедливо для

дйтей у различных человеческих рас. Некоторые увтряли даже, что

;расовыя различия не могут быть обнаружены на череп младенца 2). Что

касается цвта кожи, новорожденное негритянское дитя красновато-opBxo-

ваго цвта, вскорй становящагося аспидно-срым; черный циет вполн4

развивается к концу перваго года в Суданв, но в Египгв не раньше

трех лт. Глаза негра сначала голубые, а волосы первоначально скорте

каштановые, чм черные, и курчавы только на конц. Дти австралй-

цев немедленно поели рождешя жедтовато-бураго цвта и становятся

черными в болте позднем возрасти. У парагвайских гварани новорож-

денные бдовато_-желтаго цввта, но в течете немногих недель npio6pt-

тают желтовато-бурую окраску родителей. Подобныя же наблюдеюя были

произведены в других частях Америки 3).

Я указад на предыдущая различия между мужским и женским по-

лом у человека, потому что они представляют любопытное сходство с

тм, что мы видим у четыреруких. У этих животных самка дости-

гает зрелости раньше, чм самец; это наверное справедливо, по край-

ней мр, для Cebus Azarae i). Самцы большей части обезьян крупнее

Hi сильнте самок: общеизвестный примйр предетавляет горилла. Даже

такой маловажный признак. как боле значительный выступ надбровных

495

.дуга, отличает самцов нкоторых обезьян от самов и), в чем они

сходятся с людьми. У гориллы и нкоторых других обезьян череп

взрослаге самца представляет рзкб выраженный стрельчатый костный гре-

бень, отсутствующий у самки; Эккер нашел слйды подобнаго же различия

между обоими полами у австрал!йцев 2). У обезьян, если существу ет

какое-либо различие голоса, то голос самца всегда болве силен. Мы ви-

дели, что некоторые самцы у обезьян обладают хорошо развитою бо-

родою, совершенно отсутствующей или гораздо мене развитой у самки.

Неизвестно ни одного примжра, чтобы борода, бакенбарды или усы были

крупнее у самки обезьяны, нежели у самца. Даже в окраск! бороды

существуешь любопытный параллелизм между человком и четверорукими.

У человека, когда борода различается по пв-вту от головных велось,

что обыкновенно и бывает, я полагаю, она почти всегда свтлве и часто

рыжевата. Я часто наблюдал это в Англш, но два лица недавно на-

писали мне, что они составляют исключеше из правила. Один из

моих корреспондентов обясняет этот факт чрезвычайным различием

двйта волос-с отцовской и с материнской стороны в его семь. Оба

давно заметили эту особенность (одного из них неосновательно обвиняли

в том, что он будто красить бороду) и стали наблюдать других, при

чем убедились, что нримтры такого рода очень ридви. Д-р Гукер

произвел для меня наблюдешя по этому маленькому вопросу в Poccin и

,9 не нащел ни одного исключешя из общаго правила. В Еалькутгв,

Дж. Скотт, из Ботаническаго сада, был так любезен, что произвел

цаблгодешя над многими здешними племенами, а также присмотримся в

нвкоторых других чаетях Индш, а именно наблгодад два племени в

Оикимй, затм бхотов, индусов, бирманцев и китайцев: у большей

части этих рас на лиц очень немного водос, и всегда оказывалось, что

сли было какое-либо различие в овраскБ волос на головв и в бородв,

то борода неизменно была сввтдде. У обезьян, как уже было сказано,

города часто значительно отличается по цввту от головы и в таком

случав она всегда свтлве, а именно нервдко чисто блая, иногда желтая

или рыжеватая 3).

Что касается общей волосатести твла, то у всдх племен, женщины

менве волосаты, чвм мужчины 4). Наконец, самцы у обезьян, подобно

496

мужчинам, смелее и свирепее самок. Они ведут стадо, и если грозить,

опасность, выступают вперед. Мы вйдим, таким образом, какой

близки параллелизм существует между половыми раздичиями человека и

обезьян. У немногих видов, напр., у икоторых пагаанов, у оранга

и гориллы, существует различие между обоими полами, как напр., по

величине клыков, по развит!(r) и окраскв волос и особенно по окраски

обнаженных частей кожи значительно больше даже, чвм у людей.

Bet вторичные половые признаки человека в высшей степени измен-

чивы, даже в предйдах одной и той же расы, а у разных рас мы

встрйчаем значительный различия. Оба эти правила подтверждаются во

всем животной царств. Превосходный наблюдешя, произведенныя на

боргв "Новары" и) над аветралйпами, показали, что мужчины лишь на

65 меллиметров выше женщин, тогда как у яванпев среднее превыше-

ние в пользу мужчин составляло 2и8 мм.: таким образом, у этой по-

слдией расы различие роста между обоими полами боле чм втрое пре-

вышает то, какое существует у аветралийцев. Для разных рас были

произведены многочисленныя тщательныя измерения роста, обхвата шеи и

груди, длины спинного хребта и рук; почти вс эти измрешя показы-

вают, что мужчины гораздо боле отличаются друга от друга, нежели

женщины. Этот факт указывает, что, насколько речь идет о таких

признаках, видоизмнеше постигло, главным образом, мужчину, с тх

пор, как мноия расы уклонились от своего общаго корня. Развитие

породы и волосатость гвла замечательно различаются у мужчин разных

рас и даже у разных племен и семейетв одной и той же расы. Мы,

европейцы, вйдим это у себя. На o-вв С. Еильда, по Мартину 2), муж-

чины прюбртают бороды лишь в 30 лтнем возрасте и даже старте,

да и тогда их бороды очень жидки. На европейско-азиатском материк

бороды преобладают, пока мы не пройдем дале Индш; впрочем у ту-

земцев Цейлона часто нет бороды, что было замчено еще в древно-

сти Дюдором 3). К востоку от Индш бороды исчезают, как напр.,

у сиамцевь, малайцев, калмыков, китайцев, японцев; тйм не менее,

айносы 4), населяюище крайние северные о-ва Японскаго архип&дага, самые

волосатые люди во всем Mipfe. У негров борода скудна или отсутствует

и рдко бывают бакенбарды; у обоих полов гвло часто лишено тонкаго

пушка 0). С другой стороны, папуасы Малайскаго архипелага,-почти

497

TiiBie же черные, как негры, и обладагот хорошо развитыми бородами и).

На Тихом Океан* жители архипелага Фиджи обладают большими косма-

тыми бородами, тогда как на недалеки отстоящих архипелагах Тонга

и Самоа безбородые; но эти люди принадлежать к разным расам. На

о-вах Эллис жители принадлежать к одной и той же pact; однако,

только на одном остров, именно Нунема, "мужчины ИМБЮТ велийо-

лпныя бороды", тогда как на других ю-вах "у них, обыкновенно

.дюжина торчащих волосков вместо бороды" 2). На всем обширном

американском материки мужчины, можно сказать, безбороды; но ночти у

всйх племен очень коротше волосы порою появляются на лицв, особенно

в старости. У сверо-американских племен, по опредлешго Кэтлина,

и8 из 20 мужчин от природы совершенно безбороды, но иногда можно

видть мужчину, не позаботившагося вырвать волосы избороды в эпоху

наступлешя зрлости, и пмющаго мягкую бородку в дюйм или два

длины. Гварани в Парагвай отличаются от всх окружающих племен

твм, что имют бородку и даже кое-какие волосы на туловищт, но не

имвют бакенбард 3). Мнв сообщает Д. Форбс, спещальпо занимав-

пийся этим вопросом, что аймары в квичуа на Кордильерах замеча-

тельно безволосы, однако, в старости несколько растрепанных волос

порой появляются на подбородка. Мужчины этих двух племен имют

очень мало волос на разных эастях твла, гдв у европейцев волосы

растут обильно, а у женщин вовсе нт волос на соотвтствующих

частях. Волосы на голов, однако, достигают чудовищной длины у обоих

полов, часто хватая почти до земли; это справедливо также для ндкото-

рых из сверо-американских племен. По обилто волос и общей форм

твла, оба пола у американских туземцев не так значительно разли-

чаются между собою, как у большинства других .рас 4). Этот факт

аналогичен с тм, что встречается у нкоторых близко родственных

обезьян; так оба пола у шимпанзе не так различны между собою, как

у оранга и гориллы 5).

В предидущих главах мы видели, что у млекопитающих, птиц,

рыб, наежкомых и т. д., мнопе признаки, которые, следовало бы думать

первично были прюбртены путем полового подбора одним полом, пе-

редавались другому полу. Так как эта самая форма передачи, невиди-

мому, сильно преобладала у человческаго рода, то, во избСжаше безпо-

лезных повторешй, мы разсмотрим происхождение признаков, свойствен-

ных мужскому полу, заодно с некоторыми другими признаками, общими

обоим полам.

498

Закон боя. У дикарей, кав напр., у австралийцев, женщины

являются постоянной причиной войны между членами одного племени и

между разными племенами Так без сомнния было и в древности:

паш fait ante Helenam mulier teterrima belli causa (потому что еще до

Елены женщина была ужаснейшей причиной войны). У некоторым, из ,

свероамерикаиских индтйпев состязаше возведено в систему. Прево-

сходный наблюдатель, Гирн, говорит: "у этих людей существовал! даже

обычай, чтобы мужчины боролись за любую женщину, которую они по-

любили и, конечно, сильнйпцй всегда овладввает добычей. Слабый, если

только он не отличный охотник и не очень любим, рдко успвает

удержать жену, которую сильнйпий считает стоющей своего внимашя.

Этот обычай господствует! у всех племен и приводит к сильному

духу соревновашя между парнями, которые, при всяком удобном случай,

с самаго дтства испытывают свою силу и искусство в борьбй". У

гуанов Ю. Америки, по показание Азары, мужчины рдко женятся до

20-лвтняго возраста или болте, так как раньше неспособны одолевать

соперников!.

Можно было бы привести и друпе подобные факты. .Но даже если бы

мы не имвли прямых доказательства мы могли бы почти питать уверен-

ность, судя по аналогш с высшими четырерукими и), что закон боя

преобладад у человека в течете ранних стадий его развит. Появлеше

иногда в наше время влыков, выдающихся над другими зубами, со

следами промежутка для помщешя клыков челюсти, по всей вероятности,

есть случай возврата к прежнему состояиж, когда предки человека были

наделены этим оружием, подобно многим живущим теперь сампам

четыреруких. В одной из прёдыдущих глав было замечено, что, по

м4р того, как человтк постепенно приобретал прямостоячее подожение

и постоянно пользовался руками для того, чтобы драться палками или кам-

нями, а также для других жизненных пвлеи, он все мене стал поль-

зоваться челюстями и зубами. Челюсти, вмтстт. с их мускулами, умень-

шились затм BcnCTBie неупражнешя; уменьшились и зубы вслдствие

еще мало изученных принпипов соотношения и экономя роста, потому

что мы всюду видим, что части, боле не приносяпця пользы, уменьшаются.

Таким образом, первоначальное неравенство между челюстями и зубами

у мужчин и женщин, в Konirh конпов,. должно было изгладиться.

Прим4р этот почти сходен с примвром самцов многих жвачных,

у которых клыки сократились до простых рудиментов или вовсе исчезли,

повидимому, как поелдствие развитая рогов. Так как огромное разли-

чие между черепами у обоих полов оранга и гориллы находится в

тйсном соотиошенш с развиием чудовищных клыков самца, то от-

сюда можно вывееть, что уменыпеше челюстей и зубов у древних муж-

ских предков человека должно было привесть к самому поразительному

499

и и благоприятному измнешю его наружности. и). Не ножет быть особаго со-

мнзша в том, что болышй рост и сила мужчины, по сравнен!" с

"женщиной, а также его болве шаровия плечи, болте развитые мускулы

Л бодве грубыя очерташя твла, превосходство в мужеств! и в драчли-

flp вести, все это зависит, главным образом, от унаслдовашя свойств

; Дего полу человеческ их мужских потомков. Эти признаки, однако, могли

"Д<!охраниться иди даже увеличиться в течеше долгих ввков, когда че-

уловйк был в диком еостояаш, вслвдетвие ycnixa боле сильных и

Ц. болве храбрых, как в общей борьб!" за жизнь, так и в двле со-

стязашя из-за жен; успх этот выражался в оегавдеши боде мао-

гочисленнаго потомства, до сравнен!" с потомками их братьев, нахо-

:. дящихся в худшем положенш. Невероятно, чгобы большая сила муж-

чины первоначально была приобретейа по той причин, что он выпол-

нял боле тяжелыя работы, нежели женщина, для своего собствевнаго

существовашя или для существовашя семьи, что могло бы привести к ре-

зультатам, передаваемых по наследству; но на самом длй женщины

у всх варварских народов вынуждены работать по крайней мврв так

же тяжело, кагг мужчины

Различие душевных способностей у обоих полов.-Отно-

сительно различий этого рода между мужчиной и женщиной, возможно, что

половой подбор играл в высшей степени важную роль. Я знаю, что

вкоторкн авторы сомневаются, существует ли какое-либо природное раз-

личие этого рода; но это, по крайней мСр-в, вероятно, судя по аналогш с

низшими животными, представляющими друпе вторичные половые признаки.

Никто не сганет оспаривать, что бык отличается по нраву от коровы,

кабан от свиньи, жеребеп от кобылы и, что хорошо ИЗВЕСТНО сторо-

> жам в звтринцах, самцы крупных обезьян от самок. Женщина,

невидимому, отличается от мужчины по душевному складу, главным обра-

. зом по большей н-вжности и меньшему себялгобио; и это оправдывается

даже для дикарей, как напр., из общеизветнаго разсказа Мунго-Парка

в его, "Путешествиях", а также из показали других путешественни-

ков. Женщина, благодаря своим материнеким инсгинктам, обнаружи--

вает эти качества по отношен!" к своим двтям в высочайшей сте-

пени; поэтому возможно, что она часто станет растрострааять их и на

своих ближних. Мужчина соперничает с другими мужчинами; он на-

слаждается борьбою, а это приводить к честолюэию, слишвом легко пе-

реходящему в себялюме. Эги послдшя качества, невидимому, состовдяют

его природное, злополучное прирожденное право. Вообще допускатогь. что

у .женщины способное гь к интуицш, к быстрому BocnpiaTito и, вероятно.

Б подражанию, болво рвзво выражена, чвм у мужчины; но, по крайней

Mtpi, нвкоторыя из этих способностей свойственна низшим расамь и,

стало быть, прежнему, низшему уровню цивилизапш.

500

Главное различие умственных способностей обоих полов внка-

зывается в том, что мужчина достигает высшаго превосходства во.

всем, за что он берется, по сравнемю с женщиной; требуете ли это

глубокаго мышдешя, разума, воображешя, или просто употреблетя чувств-

и рук. Если бы составить два списка наиболее знаменитых мужчин и

женщин в области поэзш, скульптуры, .музыки (включая как компо-

зиторство, так и выполнеше), исторш, науки и философш, подобрав QO

полдюжины имен для кяждаго предмета, то между обоими списками нельзя

было бы даже провести сравнсшя! Мы должны также заключить, на осно-

ванш закона уклонешя от средних чисел, превосходно , поясненнаго

Гальтоном в его еочиненш о "Наследственности таланта", что если

мужчины способны в решительному превосходству пад женщинами во-

многих отяошешях, то стало быть средшй уровень душевных способ-

ностей мужчины должен стоять выше, чтм у женщины.

У получелов-вческих предков человека t и среди дикарей происхо-

дили, в течете многих. покодшй, драки между мужчинами из-за обла-

дания самками. Но простая гвлееная сила и рост имвли бы мало значе-

шя для победы, если бы не соединялись с мужеством, настойчивостью.

и энергичной решимостью. У общественных животных молодые самцы

вынуждены подвергнуться ряду состязашй, прежде ч4м добудут самку,.

а старйппе самцы должны удерживать за собою самок, постоянно всту-

пая в новыя драки. У людей мужчины вынуждены также защищать жен-

щин и дтей от врагов всякаго рода и охотиться для добывашя об-

щих средств существовашя. Но избжате врагов или успешное напа-

дете на них, ловля диких животных, выделка оружия требует содтй-

ствия высших душевных способностей, а именно, , наблюдешя, разума

изобретательности или воображения. Эти различныя способности, таким.

образом, постоянно будут подвергаться испытамю и дйствиго подбора

в пору возмужалости; он, сверх того, будут усиливаться употребле-

шем в течете того же перюда жизни. Поэтому, согласно с принци-

пом, на который часто было указываемо, мы вправ4 ожидать, что эти

особенности будут, по крайней мерв, имть склонность к передаче,,

главным образом мужскому потомству в соответственном возрасти.

Представим себ теперь состязаше между двумя мужчинами ияи ж&

между мужчиной и женщиной. Пусть оба обладают ВСЕМИ душевными

качествами в одинаковой степени совершенства, но с т*м различиему

что у одного т двух больше энергш, настойчивости и мужества. Он,.

вообще говоря, достигнет превосходства во всем и одержит верх и).

Можно сказать, что он обладает гешем, так как один великий авто-

ритета .провозгласил, что генй есть терпвше; а терпще в этом смысл

501

обозначает вепобйдимую, несокрушимую настойчивость. Но такой взгляд

та гешальность, :быть"может, вддостаточен, потому что без высших

способностей воображешя и разума, нельзя добиться во многих случах

никакого -прочнаго" успеха. Воображеше и разум, как и настойчивость,

развились у мужчины частью путем полового подбора, т. е. посредством

состязашя соперничагощих самцов, частью же путем естествениаго под-

бора, т. е. вслвдствие успеха вь общей борьбе за жизнь, а так как в

обоих случаях борьба происходила в пору зрелости, то добытые та-

вим образом признаки должны были передаваться полнее мужскому

потомству, нежели женскому. С этим взглядом на видоизменеше и уси-

леюе многих из наших душевных свойств путем полового подбора

поразительно согласуются некоторые факты. Так, напр., общеизвестно,

чго свойства эти подвергаются значительной перемене в эпоху насту-

пдешя зрелости и); затем евнухи во всю жизнь отстают от нормаль-

дых мужчин во всех этих отношешях. Таким образом мужчина,

в конце концов, одержал верх над женщиной. Действительно, сле-

дует признать счастливыми то обстоятельство, что у млекопитающих

закон одинаковой передачи признаков обоим подам, вообще, одер-

живает верх; в противном случа, возможно, что мужчина, по ду-

шевным способностям, стал бы настолько выше женщины, насколько

лавлин, по украшающему оперенью, выше павы.

Необходимо помнить, что стремление к передач признаков, npio6-

ритеиных тйм или другим полом в позднем возрасти, исключи-

тельно тому же полу, не составляет безусловнаго правила. Точно также,

"сть исключешя и из общаго правила, по которому признаки, приобре-

тенные в молодости, передаются обоим подам. Если бы оба эти пра-

вила всегда оправдывались, то могу сказать (хотя я здсь переступаю

яастояпце предлы моего изслдовашя), что наследственные результаты

ранняго воспиташя мальчиков и двочек передавались бы равномерно

обоим полам. Таким образом, ныншнее неравенство душевных спо-

собностей у обоих полов не могло бы ни изгладиться одинаковыми

воспиташем, ни явиться посддствием такого воспитания. Для того, что-

бы женщина достигла того же уровня, как и мужчина, следовало бы ее

воспитывать, когда она почти достигла зрелости, приучая к энергш и

настойчивости и упражняя ея разум и воображеше до высочайшей сте-

пени: тогда она, быть может, передала бы эти качества, главным обра-

зом, евоим взрослым дочерям. Однако, не вс женщины могли бы

получать такое воепиташе, если не допустить, что в течеше многих

поколшй, тд, которыя отличались в этих мужествннных добродвте-

лях, выходили замуж и производили боле многочисленное потомство,

чвм другая женщины. Как было сказано выше относительно гвлесной

силы, хотя мужчины теперь не сражаются за женщин и этот способ

подбора боле не применяется, однако, по наступлеши возмужалости, муж-

502

чииам обыкновенно приходится подвергачься суровой борьб* с п-едь"

п оддержки существовашя-своего и своей семьи; а это приводить к под-

д ержашю" и даже к уеилешю их душевных способностей и в вид

слдствия,-к усилений ныншняго неравенства между* подами и).

Голос и музыкальныя способности. У нвкоторых,видов

четыреруких существуете замечательное различие между взрослыми обоего

пола относительно силы голоса и развитая годосовых органов. Мужчина,

повидимому, унаслйдовад это различие от своих ранних предков. Его

голосовыя связки ва ,одну треть длиннее, чм у женщин или у маль-

чиков, а оскоплеше оказывает! на него такое же влияше, как и на>

низших животных, так как "останавливает тот усиленный рост

щитовидной железы и проч., который сопровождаете удлинеше голосовых

связок 2)". .и

Относительно причины этого различия между полами, ще нечего

добавлять Е замвчашям, приведенным в предыдущей главв, о в4ро-

ятных послвдствиях продолжительнаго упражнения голосовых органов

самцами, под вдияшем возбуждешя любовью, яростью иревностью. По

Денкан Джиббу 3), голос и форма гортани различны у разных чело-

вческих рас, но у татар, китайпев и др. голос мужчины, гово-

рят, не так отличается от голоса женщины, как у большинства дру-

гих племен. Способность и любовь к пешю и к музык, хотя не

составдяют подового признака у мужчины, не могут быть здсь пропу-

щены. Хотя звуки, испускаемые всякими животными, служат для многих

ц4дей, можно привести еильныя доказательства в пользу того, что голо-

совые органы первоначально применялись и совершенствовались в связи

с размножешем вида. Насвкомыя и немнопе пауки-самыя низппя из

животных, добровольно лроизводящих какой-либо звук, и это обыкно-

венно достигается с помощью превосходно построенных стрекочущих

органов, часто существующих только у самцов. Звуки, производимые

таким образом, состоять, я полагаю во всх случаях, из одного и

того же тона, повторяемаго ритмически 4); а это порою нравится даже

человеческому слуху. Главная, а в нкоторых случаях и исключитель-

ная цль состоит или в призывв, или в очароваши другого пола.

Звуки, производимые рыбами, говорят, иногда производятся только

самцами в пору размножешя. Bet дышащш воздухом позвоночныя не-

обходимо обладают аппаратом для вдыхашя и выдыхания воздуха, с

трубкой, способной запираться с одного йонца. Поэтому, когда древше

503

представители этого Класса сильно возбуждались и их мускулы сильно

сокращались, то почти наверное производились ненамеренные звуки, и ока-

Г; завшись почему-либо пригодными, могли легко видоизменяться иди усили-

ваться путем сохранешя наддежащих измнешй. Самыя низом позво-

[ ночныя, из вдыхающих воздух. это земноводныя иди амфибш; из

, них. лягушки и жабы обладают голосовыми органами, безпрестанно

применяемыми в пору размиожешя и часто гораздо боле развитыми у

самца, ЧБМ у самки. У черепах только самец испускаете звук, и

только в пору размножешя. Самцы аллигаторов ревут или мычать в

ту же пору. Каждый знает, насколько пользуются птицы своими голосо-

выми органами, как средствами ухаживанья, а некоторые виды исполняют

также то, что можно назвать инструментальной музыкой.

В класс млекопитающих, который здсь всего ближе нас ка-

сается, самцы почти всх видов пользуются голосом в пору размно-

жешя, в гораздо большей степени, чм в любое иное время; некото-

рые же абсолютно немы всегда, исключая этой поры. У других видов,

оба пола, или только, самки, пользуются годосом, как любовным при-

зывом. Принимая во внимаше эти факты, слвдует также помнить, что

голосовые органы нткоторых четверено гах гораздо более развиты у самца,

чм у самки, если не постоянно, то хоть временно в пору размножены.

Если сверх того сообразить, что у большинства животных низших клас-

сов, звуки, производимые самцами, служат не только для призыва, но

и для возбуждешя или привдечешя самок, та, изумительно, что. мы не

имем еще достаточно хороших доказательств, чтобы и у млекопи-

тающих голосовые органы служили самцам для очаровыватя самок.

Американская Mycetes caraya, кажется, представляет исклгочение, как и

гиббон Hylobates agilis, обезьяна, родственная человеку. Гиббон этрт

отличается необычайно громким, но музыкадным голосом. По сло-

вам Уотерхауса и): "]Цнй показалось, что при движеши вверх и вниз,

интервалы постоянно оказывались полутонами и я уврен, что самый

высоки тон представлял точную октаву самаго низкаго. Качество нот

чрезвычайно музыкально, и я не сомневаюсь, что хороши скрипач был

бы способен дать точное понятае о композицш гиббона, исключая развй

силы звука". Загем Уотерхаус приводит даже ноты. Проф. Оуэн,

сам музыканта, подтверждает предыдущее показаше и замйчает, хотя

ошибочно, что "из встх млекопитаюших только об одном этом

гиббон можно сказать, что он поет". Поели выполнетя своей музыки

гиббои приходит в видимо возбужденное состояше. По несчастью, нравы

этой обезьяны никогда не были хорошо наблюдаемы в диком состояши,

но, судя по аналопи с другими животными, возможно, что он поль-

зуется своими музыкальными способностями по преимуществу в пору

ухаживанья.

504

Этоть габбон, однако, не единственный вид из рода гиббонов,

способный к.пиью. Мой сын, Фрэнсис Дарвин, внимательно прислу-

шавшись в Зоодогическом саду к голосу другого вида гиббона, Н. leu-

ciscus, услышал каданс из трех нот, с настоящими музыкальными

интервалами и чистыми музыкальными нотами. Болве удивителен тот

факт, что никоторые грызуны испускают- музыкальные звуки. Часто упо-

минали о поющих мышах и часто показывали их, но обыкновенно

зддсь подозревался обман. Теперь у нас есть, наконеп, ясное сооб-

щеке извйстнаго наблюдателя, С. Локвуда и), о музыкальных способ-

ностях одного американскаго вида Hesperomys cognatus, принадлежа-

щаго к роду, отличающемуся от того, куда относится англйская мышь.

Маленькое животное держали в неволв и ея исполнеше часто слышали.

В одной из ея главных псен последняя пауза часто продолжалась

на дв4 или три ноты; пвунья порою переходила от до-диэз и ре к

простому до и ре, зат-вм пвла некоторое время трели на этих нотах

и заканчивала быстрым чириканьем на до-дгэз и ре. Различие между

полутонами было очень рвзко и легко замечалась при хорошем слух.

Локвуд приводить обе п4сни в музыкальном обозначеши и добавдяет,

что хотя эта маленькая мышь не "имвла слуха для соблюдешя такта, но

за то твердо удерживалась, напр., в ключе си и в строго мажорном

тон... Ея нужный чистый голос брал низкую октаву с чрезвычайной

. точностью; но затм, повернув лазад, быстро поднимался до очень

быстрой трели на до-диэз и ре".

Один критикь спросил, вакщгь образом слух человка-следо-

вало бы прибавить и других ,жХво?ных - мог приспособиться, путем

подбора, к различен!" музыкальннх звуков. Но, этот вопрос доказы-

вает никоторое смвшеше поняйй. Шум есть ощущеше, происходящее

от совмстнаго существовашя нскольких "простых колебания в рпз-

ные периоды; но каждое из этих колебашй смвняется так часто, что

его отдельное существоваше не может быть воспринято. Лишь отсутствие

непрерывности таких вибращй и отсутствие их гармонии между собою

производить различие ума от музыкальнаго звука. Таким образом ухо,

способное к различешю шумов, - а .высокое значаще этой способности

для ВСБХ животных будет каждым допущено,--должно, быть чувстви-

тельно к музыкальным тонам. -У нас существует доказательство в

пользу этой способности даже для животных, стоящих на низкой сту-

пени развитая; так, ракообразныя снабжены слуховыми волосками разной

длины, н удалось наблюдать их колебаше при звучаши надлежащих

музыкальных тонов 2). Как было показано в одной из предыдущих

глав, подобнаго рода наблюдения были произведены и над волосками

на усиках (antennae) комаров. Xopomie наблюдатели положительно утвер-

ждают, что пауковь привлекает музыка. Общеизвестно также, что HBKO-

505

рюрые собаки воют, слыша определенные тоныи). Тюлени видимо ЦБНЯТ

музыку и их любовь к музык "била отлично известна древним и

I-часто с успхом применяется в настояще время охотниками 2)".

{ Итак, пока речь идет о простом весирият№ музыкальных зву-

: ков, едва-ли представляется какая-либо особая трудность, идет-ли речь

: о человек! или о любом ином животном. Гелынгольц обяснил,

исходя из физюлогических приндипов, почему аккорды или созвучия

приятны, а диссонансы или несозвучия неприятны человеческому слуху; но

нас это мало касается, так как музыкальная гармошя есть позднее

изобретете. Более касается нас мелодия; здесь снова, по Гельмгольпу,

понятно, почему мы пользуемся тонами нашей музыкальной гаммы. Ухо

анализируете всё звуки на их сдагаемыя "простыл вибрацш", хотя этот

анализ безсознателен. В музыкальном ТОНБ самый низшй из соста-

вдяющих его простых звуков обыкновенно преобладаегь, а друпе, ме-

не рзюе, представлягот октаву, дуодециму, вторую октаву и т. д., -

все это гармони ческий ряд звуков по отношен!" к основному господ-

, отвующе.му звуку; любые два тона нашей гаммы имгот много общих

гармонических верхних тонов или "обертонов". Поэтому совершенно

ясно, что, если какое-либо животное всегда желало повторять в точности

одну и ту же птсню, оно стало руководствоваться звучанием твх после

довательных тонов, которые обладают многими общими обертонами,

а это и значить, другими словами, что оно изберет для пнья тоны,

принадлежа inie к нашей музыкальной гамме.

Но если дале зададут вопрос, почему музыкальные тоны, сле-

дую щие известному порядку и ритму, доставляют удовольствие человеку

и другим животным, то на это мы точно также не можём дать отвита,

как и на вопрос о причина, почему приятны известные вкусы и запахи.

Удовольствие, доставляемое животным звуками, обнаруживается из того,

что эти звуки производятся в пору ухаживанья многими насекомыми,

пауками, рыбами, амфиб]ями и птицами. Действительно, если только самки

ве способны к оцнкв таких звуков, к возбуждешю и ечаровашго

ими, то настойчивыя усилия самцов и сложныя строешя, часто им одним

свойственныя, были бы безполезны; но это невозможно допустить.

Вообще подагают, что человеческое п4ние является основашем

или началом инструментальной музыки. Так как ни наслаждеше, ни

способность производить музыкальные тоны не представляют качеств,

сколько-нибудь полезных человеку для его повседневной жизни, то их

t: слвдует причислить к самым таинственным из его способностей.

f Хотя и в очень .грубом состоянии, качества эти существуют у людей

вд4х рас, даже у грубвйшах дикарей; но вкус так различен у раз-

506

ных рас, что наша музыка не доставляв га дикарям удовольствия, а их

музыка для нас в большинства случаев отвратительна и-беземысленна.

Д-р Зееман, в несколких дюбопытных замечашях по этому во-

просу и), "выражаете сомнеше, даже для народов западной Европы,

как ни значительна связь между ними по причини близких и частых

сношешй, чтобы музыка одного народа истолковывалась в одном и том

же смысли другими. Путешествуя по Востоку, мы замечаемо, что там

музыкальный язык совсем иной. Веселый песни и аккомпанимент к

танцам там бывают не в мажорном тоне, как у нас, но всегда

в минорном". Мы не знаем, обладали ли наши получеловечесюе предки,

подобно поющим гиббонам, способность(r) производить музыкальные звуки,

а стало быть, без сомнешя, и способностью ценить их; но мы знаем,

что человеке обладал этими способностями в необычайно отдаленную

эпоху. Ларте описад двв флейты, выделанныя из костей и рогов се-

вернаго оленя, найденный в пещерах вместе с кремневыми орудиями

и остатками вымерщих животных. Искусство пешя и пляски также

очень древне и теперь существуете у всех или почти всех низших

человческих рас. Поэзия, которую можно считать отпрыском, песни,

также настолько- древня, что мнопе изумлялись, как она могла возни-

кнуть в ташя отдаденнейппя времена. Мы видим, что. музыкальныя спо-

собности, не вполнй отсутствуюнця у какой бы то ни было расы, спо-

собны к быстрому и высокому развит!", потому что готтентоты и негры

нередко становились превосходными музыкантами, хотя в своих род-

ных странах они редко занимаются чм-либо, что мы назвали бы

музыкой. Швейнфурт, однако, говорите, что ему понравились нкоторыя

- из простых мелодй, которыя он услышал во внутренней Африка.

Нт, впрочем, ничего необыкновеннаго в том, что у человека Нахо-

дятся в скрытом состояши извстныя музыкальный способности. НТЕО-

торые виды птиц, никогда не поюпце от природы, выучиваются этому

без труда; так один домашшй воробей научился пть от коноплянки.

Так как эти два вида близко родственны и принадлежат к отряду

Inssesores, включающему почти всх пвчих птиц земного шара, то

возможно, что предок воробья быд пвчей птицей. Воле замечательно,

что попугаи, принадлежащее к rpynnt, отличающейся от Insessores и

имющие иначе построенные голосовые органы, научаются не только гово-

рить, но и высвистывать псни, выдуманныя человком,-доказательство

обдадашя некоторыми музыкальными способностями. Тм не мене, было

бы очень опрометчиво допустить, что попугаи произошли от некоторой

древней певчей формы. Можно привести много примеров органов и ин-

стинктов, первоначально приспособленных к одной цели, но впослед-

ствш применявшихся к какой-нибудь иной цели а). Поэтому способность

507

к высокому музыкальному развит(r), которою обяадают диюя племена,

может зависать или от того, что наши получеловйчесюе предки выпол-

няли какую-либо грубую музыку, или же просто от того, что они npio-

бр*ли надлежапце голосовые органы для иной цвли. Но в этом послвд-

нем случай мы все же должны допустить, как и в вышеприведенном

примврв попугаев и, невидимому, многих других животных, что они

уже обладали нвкоторым музыкальным чуветвом.

Музыка возбуждает- в нас разный душевныя волнемя, но не са-

мыя потрясаюпця, в род4 ужаса, страха, ярости и т. п. Она возбуждает

боле кротюя чувства нежности и любви, легко переходяпця в благого-

вше. В китайских дтописях сказано: "Музыка обладает способ-

ностью низводить небеса на землю". Она также шевелит в нас чув-,

ства торжества и честолюбивый воинственный пыд. Эти могущественныя

и смешанный чувства могут легко дать начало чувству возвышеннаго.

По замчатю д-ра Зеемана, в одной единственной музыкальной ноте

мы можем сосредоточить большее напряжеше чувства, чм во многих

исписанных страницах. Возможно, что почти те же душевныя волне-

шя, но боде слабыя и гораздо мене сложныя, испытываются птицами,

когда самеп пропоет. птедый ряд пвсен, соперничая с другими сам-

цами, с цлью очаровать самку. Любовь и теперь еще - самая обыкно-

венная тема в наших пснях. По замчашю Герберта Спенсера: "Му-

зыка возбуждает спящия чувства, хотя мы не сознавали их возмож-

ности и не знаем их значешя; или, по словам Рихтера, она говорить

нам о вещах, воторых мы не виддли и не увидим". Обратно, когда

сильное душевное волнеше испытывается и выражается оратором или даже

в обыкновенной разговорной рчи, то музыкальные кадансы и ритм

применяются инстинктивно. Негр в Африк, в состоянш возбуждешя,

часто внезапно запвает; "другой отвйчает песнью, тогда как толпа,

как бы охваченная волною музыки, подхватываешь хором совершенно

в унисон и)". Даже обезьяны выражагот сильныя чувства разными

звуками - пгвв и нетерпйше низкими звуками, страх и боль - высо-

кими 2). Чувствовашя и идеи, таким образом возбуждаемыя в нас

музыкой или выражаемый кадансами рчи, по своей смутности и в то

же время глубин, представляются как бы психическими возвратами к

душевным волнешям и мыслям отдаленнаго прошлаго.

Bet эти факты, относягареся к .музык* и к взволнованной рчи,

508

станут до ИЗВБСТНОЙ степени понятными, если мы допустим, что музыкаль-

ные звуки и ритм применялись нашими получеловтческими предками в

пору ухаживанья, когда животныя всякаго рода возбуждаются не только

любовью, но и сильными страстями-ревностью, соперничеством и торже-

ством побды. Глубоко укоренивпийся принцип насдвдственных ассо-

щащй приведет здвеь к тому, что музыкальные звуки будут способны

вызывать смутным и неопредтленным образом сильныя волнешя давно-

прошедших времен. У нас есть полное основаше предподагать, что чле-

нораздельная рчь есть одно из позднтйшим искусств, прюбртенных

человвком,-во всяком случай, это величайшее из искусств; так как

инстинктивная способность производить музыкальные звуки и ритм развита

у животных, стоящих на очень низкой ступени, то было бы совер-

шенно противно принципу эволюпш, если бы мы допустили, что музы-

кальныя способности человека развились из звуков, употребляемых

во время взволнованной рчи. Необходимо, наоборот, предположить, что

ритмы и кадансы рдчи произошли из предварительно развитых музы-

кальных способностей и). Таким образом становится понятным,

откуда произошло, что музыка, пляска, пнье и поэзия - ташя древшя

искусства. Мы можем идти даже дальше этого, и, как было замчено

в одной из прежних гдав, можем допустить, что музыкальные звуки

доставили одно из основами для развит рчи й).

Так как самцы различных четыреруких имют голосовые органы,

гораздо боле развитые, чм у самов, и так как гиббон, одна из

человкообразных обезьянь, издает птдую октаву музыкальных зву-

ков и, можно, сказать, поет, то очень вероятно, что предки человека,

мужского или женскаго пола или обоих полов, прежде чм прюбрли

способность выражешя взаимной любви с помощью членораздельной рчи,

пытались очаровывать дуг друга музыкальными звуками и ритмом.

Немногое известно об употребленш голоса четырерукими в пору любви,

а поэтому у нас нвт средств судить, была ли привычка пть npio6pt-

тена сначала нашими мужскими или женскими предками. Принято думать,

509

что женщины вообще обладают болйе приятиыми голосами, чм муж-

чины. Поскольку это мнтше может служить руководством!, отсюда сле-

довало бы вывесть, что женщины первыя прюбрли музыкальный способ-

ности с плью привлечешя другого пола и). Но если так, это должно

было бы случиться очень давно, прежде чм наши предки стали доста-

точно "человеческими", чтобы обращаться с своими женщинами просто

кав с полезными рабынями и цнить их как рабынь. Вдохновенный

оратор, ПБвец или музыканта, возбуждающи разнообраз!ем звуков и

кадансов сильнвйшее волнеше в своих слушателях, мало подозрвает,

ЯКУОН пользуется тми же самыми средствами, посредством которых

его яолучеловчесше предки давно возбуждали взаимныя пылюя страсти

во время ухаживанья и соперничества.

Влияте красоты брачные союзы улюдей. В цивилизо-

ванной жизни мужчина значительно, но ни в каком случай не исключи-

тельно, подвергается, при выбор жены, впечатлшю наружности; но нас

касаются, главным образом, первобытныя времена и наш единственный

способ составить себ суждеще по этому предмету состоит в изучеши

нравов, существующих теперь полуцивилизованных и диких народов.

Если можно доказать, что мужчины разных рас предпочитают жен-

щин, отличающихся тми или иными особенностями, или если то же

справедливо для женщин по отношешю к мужчинам, то затвм при-

дется изслдовать, производить ли такой выбор, продолжаюпцйся в те-

чеме многих покол;вшй, сколько-нибудь замтное влияше на расу и при

том на один под или же на оба, смотря по господствующей форм

наслдственности.-

Сначала умстпо выяснить с некоторою подробностью, что дикари

обращают величайшее внимаше на свою собственную внешность 2). Обще-

известна их страсть к украшешям, и один аншйсшй философ, за-

ходить даже далеко, доказывая, что одежда была сначала, придумана для

украшешя, а не для тепла. По замчанто проф. Вайпа, "как бы ни был

бтден и жалок человйк, он находить удовольствие в том, чтобы

наряжаться". До какой расточительности дохояят голые индйцы Ю. Аме-

рики, украшая свое твло, видно из сддующаго: "рослый мужчина с

трудом зарабатываете работая цдлыя ДВБ недйли, столько, чтобы добыть

в обмн достаточное количество краски сЫса, необходимой, чтобы

510

выкрасить себя в красный ЦВБТ и)". Древше европейеме варвары, в

перюд свернаго оленя; тащили в свои пещеры net блестяща иди

; странные предметы, каше им попадались. В настоящее время, дикари

всюду украшагот себя перьями, ожерельями, браслетами, серьгами и т. п.

Они красятся самыми разнообразными способами. По замйчаюю Гумбольдта,

"если бы красяпцяея племена были изучены с таким же внимашем,

вак т, кеторыя носят одежду, то было бы замечено, что самое плодо-

витое воображеше и самая капризяая фантазия создала моды краситься,

как и моды на одежду".

В одной части Африки красят вки в черный пввт; в другой

красят ногти в желтый или пурпурный цвт. Во многих мтстах,

красят волосы в разные цвта. В разных странах красят зубы в

черный, красный, голубой ПВБТ и т. п., а на Малайском архипелаг!"

считается постыдным имть 6елые зубы, "как у собаки". Нельзя на-

звать ни одной большой страны, от полярных областей на свере до

Новозеландш на юге, где бы туземцы не татуировались. Обычай этот

существовал у древних евреев и у древних бритов. В Африке н-

которые из туземцев татуируются, но гораздо болве распространен обы-

чай производить возвышешя, втирая соль в надртзы, сделанные в раз-

ных частях ила; ташя искусственныя возвышешя, по мнвнпо жителей

Кордофана и Дарфура, представляют "превосходное украшеше". В араб-

ских землях никакая красота не признается совершенною, пока щеки "или

виски не исполосованы рубцами 2)". В Ю. Америке, по замчатго Гум-

больда, "мйть подверглась бы обвинешю в преступном равнодуппи к

дтям, если бы не употребила искусственных средств изуродовать их

икры по местной мод" В Старом и в Новом Свит4 форма черепа

прежде искусственно видоизменялась в младенчества самым чудовищным

образом, да и теперь кое-гдй это длают, и тaкiя уродства признаются

красотою. Так напр., дикари Колумбш э) считают сильно сплющенную

голову "существенным условием красоты".

Волосы подвергаются особому уходу в разных странах: им дают

вырасти до полной длины, так что они хватают до земли, или же "их

причесывагот в виде густой косматой швабры, составляющей гордость и

славу папуаса 4)". В Св. Африки "мужчина требует времени от 8

, до и0 лт до полнаго усовершенствованы своей прически". У других

народов голову брют, а в нкоторых частях Ю. Америки и Африки

выдергивагот с корнями даже брови и рвсницы. Туземцы Верхняго Нила

выбивагот четыре передних зуба, говоря, что не желают походить на

скотов. Далве к югу, батоки выбивают себе два верхних р4зца, что,

511

по замвчанию Ливингстона и), придает лицу отвратительный вио,, так

как нижняя челюсть при этом выдается; но этого мало, они признают

присутствие р4зцов крайне некрасивым; увидв нвскольких европей-

цев, они закричали: "Болыше зубы!". Вождь Себитуани напрасно ста-

рался изменить эту моду. В разных частях Африки и на Малайском

архипелаги, туземцы подпиливают рзцы, придавая им вид зубьев

пилы или продыравливают в них дыры, куда продтвают палочки. Как

у нас всего боле восхищаются красотой лица, так у дикарей лицо является

главным предметом! изуродоваюя. Во всх частях земного шара, но-

совая перегородка или, рэже, крылья носа, т. е. боковыя сгенки ноздрей,

продыравливаются; кольца, палочки, перья и друпя украшешя продеваются

в дыры. Уши всюду прокалываются и украшаются подобным же образом,

а у южно-американских ботокудов и ленгвасов дыра постепенно до

того расширяется, что нижшй край касается плеча. В С. и Ю. Америка

и в Африкв прокалыватот то верхнюю, то нижнюю губу, а у ботоку-

дов дыра в нижней губв так велика, что в нее продвают дере-

вянный кружок 4 дюймов в диаметр. Мантегацца приводить любо-

пытный разсказ о стыдв, испытанном одним южно-американским ту-

земцем, и о насмшках, которым он подвергся, когда продал свою

тембету- большой окрашенный кусок дерева, продаваемый сквозь губу.

В Центральной Африки женщины продыравливают нижнюю губу и носят в

ней кристалл, который от движешя .языка "дергается в разный стороны

во время разговора, что необычайно смшно". Жена вождя Латуки ска-

зала Бэкеру 2), что лэди Бэкер "была бы гораздо красивйе, если бы

согласилась вырвать четыре передме зуба из нижней челюсти и носить

длинный, остроконечный шлифованный криеталл в нижней губ". Дал4е

к югу, у макалоло, верхняя губа продыравливается, а в дыру продв-

вается большое металлическое и бамбуковое кольцо пелеле. "По этой при-

чине, в одном случай губа выдавалась на два дюйма дал4е кончика

носа, и когда туземная дама смеялась, то от сокращешя мускулов губа

поднималась выше глаз. Почтеннаго вождя Чинсурди спросили: "Зачвм

женщины носят эти вещи?" Очевидно, пораженный таким глупым во-

просом, он отв4тил: "Ради красоты. Это все, что есть у женщины

красиваго. У мужчин борода, а у женщин нтт. Хороша бы она была

без neлeлe Она совсм не, была бы похожа на женщину, если бы

рот был как у мужчины, но без бороды 3)".

Едва ля хотя одна часть твла, которую можно изуродовать, избежала

этой участи. Страдаюя, причиняемый таким образом, должны порою быть

очень велики, потому что мнопя операцш требуют для полнаго завершения

нскольких лт, так что убждение в их необходимости должно быть

вполне повелительным. Мотивы различны. Мужчины красят ттло, чтобы

иметь грозный вид в бою; изввстныя изуродовашя связаны с рели-

512

позными обрядами или же ртметают наступлеше половой зрелости, ,обоз"

начают сословие или служат для различемя племен. У дикарей одни

и те же моды господствуют в течете продолжительных перюдов вре-

мени и) и такпм образом, изуродовашя, какова бы ни была произведшая

их причина, BCKOpt начинают цениться как отличительные знаки. Но

простое украшеше своей особы, тщеславие и восхищеше других людей,

повидимому, сдужат обыкновеннейшими мотивами. Относительно татуировки,

миссюнеры в Новой Зеландш сказали мнв, что когда они пытались убе-

дить нкоторых двушек отказаться от этого обычая, т4 ответили:

"Нам непременно надо имть несколько полос на губах; иначе, когда

мы состаримся, то будем очень безобразными". Относительно новозеланд-

ских мужчин, вполн компетентный автор 2) говорит: юноши очень

добивались татуировать лицо, как для того, чтобы понравиться женщи-

нам, так и для военнаго наряда". Нататуированная зввзда на лбу и

пятно на подбородки, по мншю женщин в одной части Африки, пред-

ставляют неотразимую прелесть 3). В большинства стран, хотя и не

всюду, мужчины болйе наряжаются, чм женщины и часто в другом

род4, чм они; порою, хотя и рдко, женщины почти совсм не носят

украшешй. Так как у дикарей женщины вынуждены выполнять значи-

тельную долю работы и им не дозволяется 4сть лучших сортов пищи,

то ясно, что отличительная черта мужчин-их себядгобие-не дозволить

женщинам пользоваться и наилучшими нарядами. Наконеп, замйчателен

факт, доказываемый предидущими замчаниями, что одн4 и т4 же моды,

при видоизмнеши формы головы, украшении волое, окрашиваши т4ла,

татуировк, прокалываиии носа, губ или ушей, выдергивании или подпи-

дивашй зубов и т. д., преобладают теперь и давно преобладали в

наиболее разобщенных между собою частях земного шара. Чрезвычайно

невероятно, чтобы эти обычаи, выполняемые многочисленными, настолько

различными между собою народами, зависали от традищи из нкотораго

общаго источника. Они указывают на близкое сходство душевных свойств

человека, какой он бы ни был расы, совершенно таким же образом,

как указашем на это служат почти всеобцце обычаи пляски, мacкa

рада и грубаго рисованья. После этих предваритедьных замчаний о вос-

хищеши, испытываемом дикарями при вид4 различных украшений," по-

смотрим, насколько мужчин привлекает наружность их женщин и

каковы их поняпя о красот. Я слышал мнйние, что дикари, будто бы

совершенно равнодушны к красотв своих женщин, цня их только

как рабынь. Слйдуетт, поэтому, заметить, что такой вывод нисколько

не согласуется с тою заботливостью, которую обнаруживают женщины

в своих нарядах, а также с их тщеславием. Берчелль 4) приводить

513

забавный разсказ об - одной бушменк, которая тратила столько жиру,

красной охры и бдестящаго порошка, что "могла бы разорить кого угодно,

кромв очень богатаго мужа". Она обнаруживала также "много тщеславия

и слишком очевидное сознаше своего превосходства". Уинвуд Рид

сообщает мни, что негры на Западном Берегу часто говорят о красот

своих женщин. Некоторые компетентные наблюдатели приписывали распро-

страненный в ужасающих размрах обычай д4тоубийства отчасти желашю

женщин сохранить свжесть и). В нвкоторых странах женщины

носят талисманы и употребляют любовные напитки, чтобы приворожить

мужчин: Браун перечисляет четыре растешя, употребляемыя с этой

цйлью женщинами северо-западной Америки 2). .

Гирн 3), превосходный наблюдатель, проживши много лт среди

американских индйцев, говорить о женщинах: "Спросите сйвернаго

инд4йп.а, что такое красота? Он ответить: широкое, плоское лицо, малень-

юе глаза, выдающееся скулы, три или четыре широюя черныя полосы по-

перек каждой щеки; низюй лоб; крупный, широшй подбородок; толстый

крючковатый нос, мдно-красная кожа и груди, висяпця до пояса". Пал-

лас, постивпий свверныя части Китайской имперш, говорить: "Здсь

предпочитаются женщины маньчжурскаго типа, т. е. с широким лицом,

выдающимися скулами, очень широким носом и огромными ушами 4)".

Фогт замчает, что косое распрложеше глаз, свойственное китайцам и

японпам, "преувеличивается в произведешях их живописи, кажется,

для того, чтобы обнаружить красоту этих глаз, по сравнешю с гла-

зами рыжеволосых варваров". Общеизвестно, и ндсколько раз под-

тверждено Гюком, что китайцы внутренних провинций <читают евро-

пейцёв безобразными за их бтлую кожу и длинные носы. По на-

шим поняиям, у туземцев Цейлона носы вовсе не длинные; однако, в

VII столвтш китайцы, привыкппе к плоским чвртам лица монгольских

рас, были изумлены длинными носами сингалезцев, и Пзан (Thsang)

писал, что они "с птичьими клювами на туловищ* человека".

Финлейсон, подробно описав жителей Кохинхины, замчает, что

круглыя головы и лица представляют главную их особенность. Он до-

бавляет: "круглота лица особенно поразительна у женщин, которыя счи-

таются тм красивее, чм у них лицо круглее". У сиамцев носы ма-

лепьше с растопыренными ноздрями, широким ртом, довольно толстыми

губами, замечательно широким лицом, очень выдающимися и широкими

скулами. Поэтому не удивительно, что "красота, сообразная с нашими

514

поняиями, представляет для них нвчто чуждое. Своих женщин они J

считают гораздо боле красивыми, чм европейских и)".

Отлично известно, что у многих готтентоток задняя часть тла

выдается нзумительным образом: онв отличаются так наз. стеатопипей.

Эндрью Смит положительно уврен *), что эта особенность приводить

в восхищеше их мужчин 2). Он однажды видйл женщину, считав-

шуюся красавицей, которая была до того чудовищно развита сзади, что

когда сидела на ровной аемде, то не могла встать и должна была ползти,

пока не попадала на склон. Нкоторыя женщины у различиых негри-

тянских плешен отличаются тою же особенностью, а по Бертону, муж-

чины"сомали, "как говорят, выбирают жен, ставя их в ряд, и

берут ту, которая .всего более выдается a tergo. Ничто не противне

для негра, нежели противоположная форма 3)".

Что касается цвта кожи, негры насмехались над Мунго-Парком

за белизну его кожи и длину носа; то и другое они признавали "некра-

сивым- и неестеетвенным уродством". Он взамн того восхвалял

лоснящуюся черноту их кожи и их прелестные приплюснутые носы;

они называли его "медовыми устами", однако давали ему за это пищу.

Африкансые мавры также хмурили брови и невидимому ужасались, видя

бдизну его кожи. На восточном берегу, негритянсме мальчики, увидя

Вертона, кричали: "Посмотрите на 6влаго человека! Не похож ли он

на блую обезьяну?" На западном берегу, как мнв сообщает Уинвуд

Рид, негры восхищаются очень черной кожей боде, чиж сравнительно

светлой. Но их отвращеше к 6влизнв. может быть отчасти приписано,

по словам того же путешественника, убжденио, разделяемому большин-

ством негров, что черти и призраки - благо пвта, частью же тому,

что они считают 6влизну признаком нездоровья. На болде южной части

материка, баньяи-также негры, но "большая часть их свтдаго цвета,

в род4 кофе с молоком, и этот цвт считается, действительно, краси-

вым во всей странй", так что здсь мы видим другое мирило красоты.

У каффров, значительно отличающихся от негров, "кожа, исключая

племеи подл бухты Делагоа, обыкновенно не черна; преобладающи цвйт

ея составляет смйсь чернаго с красным, и самый обыкновенный отге-

нок это шоколадный. Темные отттнки, самые распространенные, в то

же время естественно в болыпом почеге. Сказать каффру, что он

свтлаго цвта или похож на бйлаго человека, было бы, с его точки

зрБшя, очень дурным комплиментом. Я сдышал об одном несчастном,

515

который был так бл<вден, что ни одна девушка не хотела выйти за

вето замуж>. Один из титулов короля зулусов означает: "ты чер-

ный" и). Гальтон, говоря* со мною о туземцах Ю. Африки, замтил,

что их поняяя о красот, невидимому, совершенно отличаются от на-

ших; потому что в одном племени двв тошпя, стройныя и прелестныя

девушки вовсе не нравились туземцам.

Обратимся к другим частям свита. На островт Яв, желтая, а

не блая девушка, по словам г-жи Пфейфер, признается красавицей.

Один мужчина в Кохинхин "презрительно отзывался о жене англй-

скаго посланника, говоря, что у нея зубы бтдые,- как у собаки, а ру-

мян ец, как у цвтков кортофеля". Мы видли, что китайцы терпть

не могут нашей -бвлой кожи, а сверо-американсме индийцы восхищаются

мдно-красной кожей. В Ю. Америки, юракары, живупце по дсистым,

сырьш склонам восточных Кордильер, зам-ечательно свттло окрашены,

что даже выражается их назвашем на их собетвенном ЯЗЫКЕ; ТБМ

не мен4е, они признают европейских женщин гораздо мене краси-

выми, 4вм своих 2).

У разных племен СБВ. Америки, волосы на голов4 растут до

изумительной длины. Кятлин приводить любопытное доказательство того;

насколько это ценится, потому что вождь племени Вороны (Crow) был

избран за то, что имел самые длинные волосы во всем племени, а

именно в и0 фут. и 7 дюймов. Аймары и квичуа в Ю. Америки

также имют очень длинные волосы. Форбс сообщает мн, что это

считается таким украшешем, что обрезать волосы было жесточайшим

наказашем, какому он мог бы их подвергнуть. Как в Сив., так

и в Ю. Америк, туземцы порою увеличивагот видимую длину йолое,

вплетая в них волокнистый вещества. Хотя волосы на годов! таким

образом цнятся, но волосы на лиц* признаются у св.-американских

индйцев "очень некрасивыми", и каждый волосок тщательно выдер-

гивается. Обычай этот господствует на всем американском, материки

от острова Ванкувер на ctBept до Огненной Земли на югб. Когда

иорк Минстер, огиеземелец, бывппй на корабл! Бигль, возвратился на

родину, туземцы сказали ему, что он должен выдернуть немнопе ко-

ротюе волоски, выросппе у него на лиц. Они также угрожали молодому

миссюнеру, оставленному у них на"время, что разд4нут его до-гола и

выдернуть у него волосы на лиц4 и т4лв, хотя он далеко не был

очень волосатым. Этот обычай заходйт так далеко, что парагвайсые

индейцы выдергивают с корнями брови и рвсницы, говоря, что не

желают походить на лошадей s).

516

Замечательно, что на всем земном inapt племена, почти совершенно

лишенный бороды, не дюбят волос на лицд и. на твл и стараются

истребить их. Калмыки безбороды, и известно, что они, подобно амери-

канским индйцам, выдергивают всв волоски, где-либо торчапце на лиц!);.

то же относится к полинезийцам, нкоторым малайцам и сиамцами...

Вейч утверждает!, что act японсюя дамы "возставали против наших.

бакенбард, признавая их очевь безобразными, и говорили нам, что мы

должны их обрезать, чтобы походить на японских мужчин". Новозе-

ландцы ИМБЮТ коротюя, курчавый бороды; но прежде они выдергивали

волосы на липе. У них была пословица: "нт женщины для волосатаго-

мужчины", но мода, повидимому, изменилась на Новой Зеландш, может-

быть по причини присутствия европейцев, и меня увтряют, что теперь.

маори (т. е. туземцы Новой Зеландш) восхищаются бородами и).

С другой стороны, бородатыя расы восхищаются своими бородами и

очень цнят их. У англосаксов каждая часть тла имла установлен-

ную ценность. "Потеря бороды ценилась в двадцать шиллингов!, тогда

как перелом бедра только в двенадцать 2)". На Восток мужчины тор-

жественно клянутся своею бородою. Мы уже видли, что Чинсурди, вождь.

племени макалоло в Африкв, признавал бороду прекрасным украше-

шем. На Тихом океан, у фпджЙца борода густая и курчавая и со-

ставляет его величайшую гордость; тогда как -жители сосдних архи-

педагов, Тонга и Самоа "безбороды и ненавидят колючи подбородок"

Лишь на одном остров из группы Эллис "мужчины имтют больш!"

бороды и не мало гордятся ими s)". Итак, мы видим, как значительно.

различаются между собою разныя чедоввчесюя расы относительно вкуса,

к прекрасному. У каждаго народа, достаточно подвинувшагося, чтобы

выдлывать изображешя богов или обоготворенных властителей, скульп-

торы, без сомншя, пытались выразить свой высочайвпй идеад красоты

и величия 4). С этой точки зрвшя, следует мысленно сравнить греческаго

Юпитера или Аполлона с египетскими или ассирийскими статуями, а эти

послзддшя с безобразными барельефами на развадинах, встречающихся

в Центральной Америке. Я встрСтил очень мало показашй, противорС-

чащих приведенному выводу. Однако, Уинвуд Рид, имввший множество

удобных сдучаев для наблюдешя, не только относительно негров с.

Зап. берега Африки, но и тх туземцев внутренней Африки, которые-

никогда не встречались с европейцами, убжден в том, что их по-

нятая о красоте в общем тС-же, что и наши: а д-р Рольфс пишет.

517

мие в том ае <ядысле относительно Борну и стран, населенных пле-

менами пулло. Рид находить, что его суждеше о красот* туземных

двушек сходилось с мняем негров, и что оценка красоты еврепей-

<ких женщин неграми сходится с нашей. Негры эти восхищаются

длинными волосами, употребляя искусственная средства, чтобы прическа

-казалась как можно бол4е густою; они восхищаются также бородою, хотя

у них самих борода очень рдка. Рид сомневается относительно того,

-какой нос ценится всего болве; он слышад, что одна дввушка ска-

зала: "Я не выйду замуж за него, он безносый"; это показываете что

-сдишком приплюснутый нос не нравится. Необходимо, однако, помнить,

что приплюснутые, широюе носы и выдающаяся челюсти негров Зап.

берега , представляют среди жителей Африки исключительный тип. Не-

смотря на предидупця показашя, Рид допускает, что неграм "не нра-

дится цвт нашей кожи; они смотрят с отвращешем ни голубые глаза

и полагают, что носы у нас слишком длинные, а губы слишком

-донюя". Он не признает .вроятным, чтобы негр предпочел самую

прекрасную европейскую женщину, единственно на основами простого вос-

хшцешя ея физическими качествами, красивой негритянк ии).

Истинность принципа, на котором давно наетаивал, Гумбольд 2),

а именно, что человдк восхищается любыми признаками, какими наде-

лила его природа, часто стараясь усилить их, подтверждается разными

путями. Обычай у безбородых рас выдергивать всяшя слды бороды, а

лорою и всв волосы на туловищ*, доставдяет один примр. Череп

подвергался значительным уродовашям в древния и новтйшия времена

у многих народов, и не может быть особаго сомнтшя в том, что

так поступали,, особенно в С. и Ю. Америки, с пйлыо довести до край-

аости икоторыя природный, высоко пнимыя особенности. Мнопе амери-

кансюе индийцы, как известно, восхищаются годовой, до того сплющенной,

что нам она кажется годовою идюта. Туземцы свверозападнаго берега

сплющивают голову в остроконечный конус, и у них существует

постоянный обычай собирать волосы в узед на темени, для того, как

замвчает д-р Уильсон, чтобы "увеличить видимое возвышеше любимой

конической формы". Жители Аракана "восхищаются широким, гладким

лбом и, чтобы произвести его, прикрепляют свинцовую пластинку к

головам новорожденных младенцев". С другой стороны, "широкий,

хорошо округленный затылок считается чрезвычайно красивым" у ту-

земцев на о-вах Фиджи 3).

518

Что сказано о череп*, то можно повторить о Hoci. Древвие гунны

времен Аттиды имвли обычай сплющивать носц младенцев помощью повя-

зок, "чтобы усилить естественную особенность". У таитян назвать кого-

либо носатым считается оскорблешем, и они сдавливают носы и лбн

дтей ради красоты. Тоже подтверждается относительно малайцев Суматры,

готтентотов, нткоторых негров и туземцев Бразилш и). Китайцы от

природы обладают необычайно малыми ногами 2), и общеизвестно, что.

китаянки высших классов уродугот себй ноги, чтобы сделать их еще

меньше. Наконец, Гумбольдт думает, что американсюе индийцы предпо-

читают окрашивать свои тла именно красной краской с цлью усилить

свою природную окраску; и до недавних времен европейской женщины

усиливали свой природный ярюй цвт лица румянами и белилами: можно,

однако, сомневаться, чтобы варварсюе народы, вообще говоря, имйли в

виду таюя цвли при окрашиванш своего твла. В наших собственных

модах мы видим тот же самый принцип и то же желаше довести каж-

дую черту до крайности; мы проявляем также тот же дух соревновашя.

Но моды дикарей гораздо постояннее наших, и это неизбежно так бы-

вает, когда двло идет об искусствеином видоизмднеши твлесных осо-

бенностей. Арабская женщины у Верхняго Нила употребляют около трех

дней на прическу головы. ОНБ никогда не подражают другим племенам,

"но просто состязаются между собою относительно превосходства, хотя у

всх прическа в одном туземном стилд". Уильсон, говоря о спдю-

щенных черепах разных американских племен, добавляет: "Таше

обычаи принадлежать к числу наимене легко искоренимых и надолго

переживают потрясения, смйняющия двнастш и изглаживающш бол4е важ-

ныя нащональныя особенности 3)". Тот же принцип играет роль в

искусств скотовода и .садовода; понятно, послв того, как я показад

в другом мст4 ft), изумительное развитие многих пород животных

и растен{й, которых держали только ради украшешя. Любители всегда

желают, чтобы каждый признак немного усилился; они не восхищаются

посредственностью. Конечно, они не желают крупной ,и внезапной пере-

мены в признаках ттх или иных пород; они восхищаются только.

т4м, к чему привыкли, но пламенно желают, чтобы каждая характе-

ристическая черта развилась немного бол4е.

Чувства человека и низших животных, повидимому, так устроены,.

что блеетяпце цв4та и извстныя формы, так же, как и гармоничесюе

519

и ритмичесше звуки, доставляют удовольствие и называются прекрасными;

но почему это так, мы не знаем. Разумеется несправедливо, чтобы в

дупге человека существовало какое-либо всеобщее мерило красоты, отно-

сящееся к человеческому гвлу. Возможно, однако, что нкотоыре вкусы

с течешем времени становятся наследственными, хотя нт прямых

доказательств в пользу этого мнвшя; но если вд.к, то каждая раса

должна была бы обладать своим собственным врожденными идеальным

мрилом красоты. Утверждали и), что бёзобразие соетоит в приближеши

к строению низших животных, и бсз сомнйшя, это частью справедливо

для боле цивилизованных народов, у которых высоко цтнится ум;

но такое обяснеше едва-ли применимо ко всм видам безобразия. Люди

каждой расы предпочитают то, кчему привыкли; они не выносят ни-

какой значительной перемены, но любят разнообразие и восхищаются

каждой чертой, доведенной до умеренной крайности. Люди, привыкппе

к аочти овальному лицу, к прямым и правильным чертам и светлой

окраска, восхищаются, как известно по опыту нам, европейцам, зна-

чительным развиием именно этих особенностей. С другой стороны,

люди, привыкпие к широкому лицу, с выдающимися скулами, приплю-

снутым носом и черной кожей, восхищаются особеннымразвиием этих

признаков. .Без сомншя, признаки всякаго рода могут слишком раз-

виться, чтобы считаться красивыми. Поэтому, совершенная красота, тре-

бующая особаго видоилмтнешя сразу многих иризнаков, во всякой pact

считается диковинной. Как давно замтил велимй аватом Биша, если

бы act были вылиты по одному образцу, то не существовало бы вещи,

называемой красотою. Если бы всА наши женщивы стали прекрасны, как

Венера Медицейская, то мы на время были бы очарованы; но вскоре

явилось бы желаше перемены, а как только мы достигаем новаго, то

жедаем видеть некоторое усшйе извстных признаков по сравнешю

с сущезтвующим в данное время средним уровнем.

ГЛАВА XX.

Вмяте непрерывного подбора женщин на различное

мп>рило красоты у каждой расы. Мы" видели в предидущей глав4,

что у всх варварских рас, украшешя, одежда и наружность высоко

ЦЕНЯТСЯ и что мужчины судят о красот женщин на основанш чрезвы-

чайно раздичнаго мерила. Необходимо теперь изслдовать, как повлияло

это предпочтете и чего достиг вытекагопцй отсюда подбор. В течение

многих поколшй, нкоторыя женщины представлялись мужчинам каждой

520

данной расы наиболее привлекательными. Являетвя вопрос: изменился ли

от этого тип однх только женщин или обоих полов? Для млеко-

питающих можно счесть общим правидом, что признаки всякаго рода

наследуются равномерно самцами и самками. Следует, поэтому, ожидать,

что и для человческаго рода, любые признаки, прюбртенные женщинами

или же мужчинами путем полового подбора, обыкновенно будут переда-

ваться потомству обоего пола. Если таким путем было достигнуто какое

бы то ни было изменеше, то почти достоверно, что различныя расы видо-

изменялись разным образом, так как каждая обладает своим собствен-

ным мрилом красоты. У человеческих рас, особенно у дикарей, мнопя

причины являются помехой половому подбору, насколько рчь идет соб-

ственно о телесной красоте. Цивилизованные люди в значительной сте-

пени привлекаются душевными качествами женщин, их богатством и. осо-

бенно, общественным подожешем: мужчины редко женятся на женщинах,

стоящих значительно ниже их по сословному положешю. Мужчины, ко-

торым удается прюбресть самых прекрасных женщин, не прюбретают

лучШих шансов оставить длинный ряд потомков, по сравнен!" с

другими мужчинами, у которых жены менее красивы; исклгочеше соста-

вдяют разве немнопе, получаюнце соетояше в силу права первородства.

Что касается обратнаго процесса, а именно, подбора боле привлекатель-

ных мужчин женщинами, то хотя у цивилвзовинных нащй женщины

обладают полною или почти полною свободою выбора, чего нвт у вар-

варских. племен, однако и у них выбор зависит, в значительной мр!,

от их умственных способностей и энергш, или от плодов тех же спо-

собностей, существовавших у их предков. Н4т надобности извиняться

в том, что этот предмет будет разобран с нткоторою подробностью.

Как замчает н4мецюй фидосов Шопенгауэр: "Конечная цль всйх

любовных интрига, как комических, так и трагических, в действи-

тельности, бол4е важна, чм вс друпя цвли человеческой жизни. То,

вокруг чего все это вертится, есть ни болве, ни мене, как воспроиз-

ведете ближайшаго поколйшя... Не благо и не муки какой-либо одной

особи, но участь всей грядущей человеческой расы поставлена здсь на

карту" и).

Есть, однако, основаше думать, что у известных цивилизованных

и полуцивидизованных народов, i половой подбор лроизвел кое-что в

д4д4 видоизменения наружности некоторых членов общества. Мнипе

убеждены, и, мн4 кажется, основательно, что наша аристократ, включая

под этим назван!ем вс богатыя фамилш, где долго господствовало

право первородства,-по причиняв выбора, в течёте многих поколюй,

из всх классов общества, красивйших женщин, - стала красивее,

судя по европейскому мрилу, чм средюе классы. А между тем средние

классы поставлены в таюя же благоприятныя условия жизни для физи-

ческаго развитая. Кук замчает, что превосходство наружности, "наблю-

521

даемое у вельмож всвх других островов (Тихаго Океана), замечается

и на Сандвичевых о-вах". Но это может зависать, главными образом,

от лучшей пищи и образа жизни.

Старинный путешественник Шарден, описывая персов, говорить,

что их "кровь теперь в значительной мврв облагорожена частым смф-

шешем с грузинами и черкесами, двумя народами, превосходящими кра-

сотою вей остальные. Едвади есть хотя один мужчина высшаго сословия

Персш, не рожденный от грузинки иди черкешенки". Он добавляет,

что дтти наслддуют красоту "не от предков, потому что, без ука-

занной примси, люди высшаго сословия в Персш, .т. е. потомки татар,

были бы чрезвычайно безобразны" и). Вот боле любопытный прим-ер.

Жрицы, прислуживавппя при храмв Венеры Эрицинской (в ныншнем

Сан-Джул!ано в Сипилш), избирались из красавиц всей Грецш. Оне

не были дивами врод вестадок. Еатрфаж 2), приводящей этот факта,

говорить, что в Сан-Джулиано и теперь женщины славятся, как кра-

сивйпия на всем остров, так что их ищут художники. Очевидно,

однако, что убедительность всх вышеприведенных примров сомни-

тельна. Слдуюпцй пример, хотя относящйся к дикарям, вполн" стоить

внимания, как крайне любопытный. Уинвуд-Ридп сообщает мн, что

иолофы, негритянское племя на зап. берегу Африки, замечательны своей

красивой наружностью. Один его приятель спросил однажды одного из

этих людей: "Откуда происходить, что всв, кого я встречаю, так хо-

роши собою, не только мужчины, но и женщины?" иодоф отвтил:

"Обяснить очень легко. У нас всегда быд обычай выбирать самых

некрасивых рабынь и продавать их". Едва ли стоить пояснять, что у

ВСБХ дикарей, рабыни служат наложницами. Что этот иегр припи-

сал, справедливо иди ошибочно, красоту своего племени продолжительному

исключен!" безобразных женщин, это вовсе не так удивительно, как

может показаться с перваго взгляда. Я показал в другом MBCTB 3),

что негры вполн! ЦБНЯТ значеше подбора в ДЛБ разведешя домашних

аивотных, и мог бы привести, со слов Рида, еще новыя доказательства

в пользу этого.

Причины, предупреждающая или задерживающая дчй-

cmeie полового подбора у дикарей.-Гдавныя причины это, во-пер-

вых, так называемые, коммунальные браки или безпорядочное половое

сожительство; дале, послвдствия убйства младенцев женскаго пола; за-

тм, ранше браки и, наконец, низкая оцвнка женщин, которых счи-

тают просто рабынями. Эти четыре "вопроса должны быть разсмотрйны с

Мвоторою подробностью.

Очевидно, что пока союзы у людей, или у любого другого живот-

наго, предоставлены простой случайности, без всякаго выбора со стороны

522

того иди другого пода, до тех пор не может быть и полового под-

бора. При таких ycAOBinxi не будет оказано никакого влияшя на по-

томство тм, что известныя особи имели преимущество над другими в

дСлС ухаживанья. Утверждают, что есть и в настоящее время племена,

придержяваюпцяся того, что Леббок, ради вежливости, называет "ком-

мунальным браком", т. е. BCS мужчины и женщины племени друг

другу мужья и жены. Разврата у многих дикарей, без сомншя, пора-

зитеден, но, мни кажется, требуются боде основательный доказательства,

прежде чм мы допустим всецело, что союзы у них в каком-либо

случай имют характер безпорядочнаго смСшешя подов. Однако, вси

близко изучивпие этот предмет и) и способные высказать суждение, имею-

щее значительно болышй ввс, нежели мое, полагают, что коммуналь-

ный брак (вместо этого выражешя употребляюттакже разныя друпя)

быд всюду первоначальной и всеобщей формой брачных отношешй. вклю-

чая сюда брачныя сношешя между братьями и сестрами. Однако, Эндрью

Смит, много путешествовавши в южной Африки и мнто изучавши

нравы здшних и иных дикарей, выразил мнв свое сильнйшее уб-

ждеюе, что не существует ни одного племени, гд4 бы женщина призна-

валась собственностью общины.

Полагаю, что это суждеше в значительной степени определялось

тм, что обыкновенно подразумевается под словом брак. В посддую-

щем paзcyждeнiи я употреблю это выражеше в том же самом смысле,

какой ему приписывается натуралистами, когда они называют животных

однобрачными, подразумевая под этим, что самец принимается только

одною самкой иди выбираешь только одну самку и живет с нею или в

течете перюда размножешя или весь год, обладая ею по праву сильнаго;

иди же, когда натуралист говорить о полигамичных видах, подразуме-

вая под этим, что самец живет со многими самками. Именно такой

брак нас только и касается, так .рак его достаточно для д4йетвия

полового подбора. Но я знаю, что некоторые из названных выше писа-

телей подразумвагот под словом брак признанное право, охраняемое

племенем.

Косвенныя доказательства в пользу убдждеюя, что раньше всюду

преобладали коммунальные браки, очень сильны. Они основываются глав-

иым образом на назвашях степеней родства, примСняемых между чле-

нами одного и того же племени, при чем в этих назвашях подразу-

мевается связь с пдеменем, а не с км-дибо из родителей. Но пред-

523

мет слишком обширеи и черезчур сдожен для того, чтобы дать сжатый

очерк, и я ограничусь немногими замАчашями. Очевидно, что при подоб-

ных браках, или гд брачные союзы очень не прочны, родство ребенка

по отношешю к отцу не можеТ быть узнано. Но почти невероятно,

чтобы родство дитяти с матерью всегда оставалось совершенно неизвст-

ным, особенно в виду того, что женщины у большей части диких пле-

мен кормят детей грудью очень долгое время. Стало быть, во многих

случаях, родословныя лиши могут быть прослежены только по матерям,

с исключешем отцов. Однако, в иных случаях, примдняемыя выра-

ясешя обозначают связь, только е племенем, с исключеюем даже ма-

терей. Возможно, что у варварских племен, связь между их членами,

подверженными всякаго рода опасностям и нуждающимися в взаимной

охранй и помощи, гораздо важнее, нежели связь между матерью и ребен-

ком; а это и приводить к исключительному употреблешю выражешй,

обозначающих племенное родство. Но Морган убвжден, что этот

взгляд ни в каком случав не выясняешь двла. Обозначешя родства,

примвняемыя в разных странах, могут быть подразделены, согласно

с мнвшем только что названнаго автора, на дав главный группы: клас-

сификащонныя и описательныя-послйдня система, употребительна у нас.

Именно классификационная система и приводить к такому сильному y6t-

ждешю, что коммунальныя и иныя необычайно непрочный формы брака

раньше были всеобщими. Но насколько я способен судить, вовсе нет

необходимости на этом основаши допускать абсолютно безпорядочное сме-

шеше полов, и я рад видть, что таково мнше также Леббока. Муж-

чины и женщины, подобно многим низшим животным, могли некогда

вступать в стропе, хотя временные союзы для каждаго рождешя; в

таком случав произошла бы такая же путаница в обозначенш степеней

родства, как и при совершенно безпорядочном половом сожительства.

Насколько вопрос касается полового подбора, все что требуется, сводится

к тому, что выбор должен производиться до союза между родителями

и вовсе не важно, длятся ли союзы всю жизиь или только в течёте н-

скольких мсяцев.

Помимо доказательства вытекающих из назвашй для степеней

родства, существуют и друпя доказательства в пользу прежняго преобла-

дашя коммунальнаго брака. Лёббок обясняет странный и широко распро-

страненный обычай эксогамш (состоянии в том, что мужчины всегда бе-

рут жен из другого племени) ТБМ, что первоначальной формой поло-

вого сожительства быд коммунальный брак, так что мужчина никогда

не мог добыть жены исключительно для себя, если не брал ея в плн

из сосдияго враждебнаго племени, при чем она естественно становилась

его нераздельной ценной собственностью. Таким образом мог возникнуть

обычай похищать жен, а веддствие почета, доставляемаго этим подви-

гом, он мог стать всеобщим. По Лёббоку и), это выяеняет и "необхо-

524

димость искуплешя брака, Еак нарушешя верховных прав племени, Со-

тому что, по древним поняяям, мужчина не имл права присваивать

себ4 то, что принадлежало целому племени". Лёббок далве приводить

любопытные факты, показываюпце, что в старину особым почетом поль-

зовались женщины, предававпияся необычайному распутству; это, по его

словам, понятно, если допустить, что безпорядочное подовое сожительство

было древним и поэтому долго уважаемым пдеменным обычаем и).

Способ развиш брачных союзов представляет очени> темный вопрос,

о чем можно судить по различию мнкй относительно разных пунктов

между тремя авторами, всего ближе изучившими вопрос, а именно Морга-

ном, Мак Леннаном и Лёббоком. Однако, основываясь на предыдущих

и нткоторых других доказательствах, приходится признать вроятным2),

что обычай брака, в сколько-нибудь строгом СМЫСЛБ слова, развивался

постепенно. Другими словами, нткогда на всем земномп inapt было чрез-

вычайно распространено почти безпорядочное или очень непрочное сожи-

тельство. Но сильное чувство ревности, наблюдаемое во всем животном

царства, и аналопя с низшими животными, особенно ближайшими к

человеку, не позволягот мне допустить, чтобы абсолютно безпорядочное

сожительство преобладало даже в давнопрошедппя времена, именно не-

задолго перед тим, как человтк достиг своего ныншняго положешя

на занимаемой им теперь ступени зоологическаго развитая. Человк,

как я пытался показать, наверное произошел от нкотораго обезьяно-

подобнаго существа. Что касается живущих теперь четыреруких, - на-

сколько, вообш.е, извстны их нравы, - самцы нкоторых видов одно-

брачны, но живут лишь в течёте части, года с самками: примром

может служить оранг. Некоторые виды, напр., нкоторыя индвйсшя и

американсшя обезьяны, строго однобрачны и цлый год живут со своими

женами. Друпе многоженцы, как напр., горилла и некоторые американ-

сше виды, и у них каждое семейство живет отдельно. Даже в этих

случаях, семьи, населяющия одну область, вероятно нисколько склонны

к общественности; так напр. шимпанзе порою встречаются значительными

толпами. Далйе, никоторые виды полигамичны, но нвсколько самцов, каж-

дый со своими собственными женами, живут в сообществв, цлым ста-

дом, как напр. у видов павианов 3). Из того, что известно о рев-

ности всвх самцов у четвероногих, вооруженных, как часто бывает,

особым оружием для драки с соперниками, можно вывесть, что безпо-

525

рядочное сожительство в диком состояши для них в высшей степени

невероятно. Брачные союзы могут длиться не всю жизнь, но .дишь для

каждаго рождены; однако, если сильнтйние самцы, всего болте способные

защищать Ссщок и детенышей в, вообще, помогать им, способны изби-

рать наиболее привлекательных самок, то этого вполн! достаточно для

полового подбора. Поэтому, оглядываясь довольно далеко назад в глубь

прошедшаго и судя на основаши обществен в ых привычек ныншняго

человека, придется сказать, что наиболее вероятный взгляд это слФдуюпцй:

люди первоначально жили малыми общинами, каждый с одной женой, или,

кто посильнте, с многими, ревниво охраняя их от других мужчин.

Или же человвк мог быть и не общественным животным, а все-таки

жить с несколькими женами, подобно горилл4; вей туземцы "согласно

утверждають, что в стад горилл всегда можно видеть лишь одного

взрослаго самца. Когда молодой самец выростет, тотчас начинается

борьба за господство и СИЛеНБЙШЙ, убив или выгнав других, становится

во главй общины и)". Бол*е молодые самцы, изгнанные из стада, блуж-

дают сами по себв и когда им, наконец, удается добыть подруг, они

избгают слишком близкаго кровосмтшеюя.

Хотя дикари теперь крайне развратны, и хотя коммунальные браки

могли прежде имйть значительное распространеше, однако у многих пле-

мен есть род брака, правда гораздо боле непрочнаго, чйм у цивили-

зованных нащй. Многоженство, как только что было указано, почти

всюду распространено среди вожаков у дикарей. ивм не меиее, есть

племена, стояпця почти на самой низкой ступени и отличающаяся строгой

моногамией. Это справедливо для цейлонских веддов; по Леббоку, у них

есть поговорка, что "только смерть может разлучить мужа и жену 2)".

Один смышленый кандьянскй вождь, разумеется многоженец, "был со-

вершенно скандализовать варварским обычаем веддов жить с одной

только женой и не разлучаться до смерти". "Это, сказал он, совершенно,

как у обезьян уандеру". Откуда явился обычай брака у ндкоторых

дикарей, как многоженцев, так и одноженцев - удержан ли он с

первобытных времен или же они обратились к никоторой формй брака,

пройдя чрез стадию безпорядочнаго смвшемя, атого я не берусь решить.

Дчтоубтство. Обычай этот теперь очень обыкновенен на всем

земном шарт, и есть основаше думать, что он никогда был распро-

странен гораздо боле 3). Варвары находят трудным поддерживать

себя и своих д4тей, а убивать младенцев-д4ло нехитрое. В южной

Америк!) нткоторыя племена, по словам Азары, прежде истребляли столько

двтей обоего пола, что были близки к вымирашю. На о-вах Полинезй,

женщины порою убивали от 4-5 даже до и0 дтей; и Эллис не мог

найти ни одной, которая не убила бы, по крайней мврв, одного ребенка;

526

Нри пропввтанш двтоубйства, борьба за существовате становится меве

суровой, и act члены племени обладают почти равными шансами воспи-

тать немногих переживагощих двтей. В большинства случаев, убивагот

болве двочек, чм мальчиков, потому что очевидно, что эти поелтдше

представляют боле значительную ценность для племени, так как, вы-

росши, будут помогать в зашить племени и будут сами содержать себя.

Но хлопоты, испытываемыя женщинами в дд воспиташя двтей, выте-

кающая отсюда утрата красоты, боле высокая птна, придаваемая женщи-

нам, когда их мало, и. их болйе счастливая доля--все это указывается

самими женщинами и различными наблюдателями, как добавочное побуж-

деке к детоубийству. В Австралш, гдв убйство дввочек все еще очень

распространено, Грей опредБдяет пропорщю туземных женщин по отно-

шешю к мужчинам, как и:3; но друпе утверждают, как 2 : 3. В

одной деревнв на восточной границ Индии, полковник Мэк Кедлок не

нашел ни одной девочки и).

Когда, по причин убийства дйвочек, женщины р"вдки в данном

племени, то естественно является обычай похищать жен у соседних пле-

мен. Леббок, однако, как мы видли, приписывает этот обычай, глав-

ным образом, прежнему существовашю коммунальнаго брака и тому, что

мужчины, в вид слтдствия, похищали женщих из других племен,

чтобы сделать их своей исключительной собственностью. Можно было бы

присоединить сюда и друпя причины, в род той, что общины очень малы,

почему часто не хватает способных к браку женщин. Значительное

распространеме обычая похищешя в прежшя времена, даже у предков

пивилизованных наций, ясно доказывается сохранением многих любо-

пытных обычаев и обрядов, о которых можно найти интересныя еве-

дшя у Мак-Леннана. В наших собственных свадьбах, дружка или

шафер, невидимому, был первоначально гдавным пособником жениха

при похищенш невсты. Пока мужчины обыкновенно доставали жен си-

лою и хитростью, они были довольны похитить любую женщину и не вы-

бирали самых привлекательных. Но как только явился обычай доставать

жен от сосдняго племени путем менового торга, что и теперь встре-

чается во многих мвстах, то, вообще говоря, стали покупать самых

привлекательных. Впрочем, безпрестанное скрещиванье между племенами,

необходимо вытекающее из какой бы то ни было формы этого обычая,

стремилось сделать .весь народ, населяюпцй данную область, почти одно-

образным, и это являлось помехой для дифференщащи племен путем

полового подбора. Недостаток! в женщинах, составляюпцй послтдствие

убйства двочек, приводит! также к другому обычаю, а именно к

полиандрш, т. е. многомужто, которое все еще в обыча во многих

странах, а в прежшя времена, по Мак-Леннану, господствовало почти

527

повсеместно; но этот послдяй вывод представляется сомнительным

Моргану и Лёббоку и). Если выходите так, что двое или более мужчин

вынуждены жениться на одной женщина, то наверное act женщины дан-

наго племени вайдут мужей и стало быть не произойдет подбора наи-

более привлекатедьных женщин мужчинами. Но при этих обстоятель-

ствах, без сомквшя, женщины будут имвть возможность выбора и

предпочтут наиболее привлекательных мужчин. Азара, напр., описывает

как тщательно торгуется женщина у гуанов, требуя веякаго рода пре-

имуществ, прежде чм примет одного или боле мужей, и мужчины

по этой причини необыкновенно заботятся о своей наружности. У тода

в Индии, при господств!" полиандрии, девушки могут принять или отвер-

гнуть любого мужчину2). Очень безобразный мужчина при этих усло-

виях, вероятно, с трудом добудет жену или добудет разв только

в позднем возрасти, но боле красивые мужчины, хотя более успваю-

цце в дли> добывашя жен, насколько, мы способны судить, не оставят

боле многочисленнаго потомства, способнаго унаследовать их красоту, и

в этом смысл не получать преимущества перед мене красивыми

мужьями тх же женщин.

Рантя помолвки и рабство женгцин. У многих дикарей

существует обычай помолвки девочек еще в младенчеств, и это послу-

жит серьезною помехою для предпочтешя с той или с другой стороны

на основаны той или иной наружности. Но такой обычай не помшает

похищен!" или насильственному отнятта болйе привлекательных женщин

болте сильными мужчинами, что часто случается в Австрадш, Америк и

других частях сввта. Т-же посл4дствия по отношен!" к половому под-

бору явятся, до известной степени, если женщины цнятся почти только

как рабыни или вьючныя животныя, что мы видим у многих дикарей.

Мужчины, однако, во вей времена предпочитали самых прекрасны.х ра-

бынь, сообразно со своим мрилом красоты.

Мы, таким образом, видим, что у дикарей господствуют мнопе

обычаи, которые должны оказать значительное препятствие или даже поло-

жить конеп дййствгю полового подбора. С -другой стороны, жизненный

условия дикарей и некоторые из их обычаев благоприятны действие

естественнаго подбора, влияющаго одновременно с подовым. Дикари, как

известно, жестоко терпят от повторяющихся голодовок; они не умно-

жают запасов пищи искусственными средствами; они рвдко воздержи-

ваются от брака 3) и обыкновенно женятся молодыми. Стало быть, они

должны порою подвергаться суровой борьб4 за существоваюе и только

особенно выдающаяся особи будут способны выжить,

528

В очень древнюю эпоху, прежде ч4м человвк достиг своего ны-

нешняго зоологическаго уровня, мнопя условия могли отличаться от йх,

каким теперь подвержены дикари. Судя по аналогш с низшими живот-

ными, мужчина тогда либо жил с одной женщиной, либо был много-

женцем. Наиболее сильные и способные мужчины успевали скорее

добывать привлекательных женщин. Они одерживали верх в общей

борьб за жизнь, а также в дд защиты своих самок и потомства

от врагов всякаго. рода. В тот перюд, предки человека не могли

быть настолько развиты умственно, чтобы предусмотреть отдаленныя

стечешя обстоятельств; они не предвидели, что воспиташе всСх дтей,

особенно двочек, сддает борьбу за существоваше боле упорною для

игвлаго племени. Они руководствовались боле инстинктами и менйе разсуд-

ком, чм нынйшше дикари. В то время они еще не могли отчасти

утратить сильнйшаго из всх инстинктов, общаго всм низшим жи-

вотным, а именно любви к своему молодому потомству, и поэтому не

могли убивать двочек. Женщины не становились таким образом

редкими и полиандрия не могла явиться, так как едвали какая-либо при-

чина, исключая недостатка в женщинах, может быть достаточной для

того, чтобы победить естественное и широко распространенное чувство рев-

ности и желаше каждаго самца обладать самкою для себя. Многомужие

могло быть естественною ступенью к коммунальным бракам или почти

безпорядочному половому сожительству; хотя лучппе авторитеты полагагот,

что этот послдшй обычай предшествовал лолиандрии. В первобытные

времена не могло быть ранних помолвок, так как это подразумтвает

предусмотрительность. Женщины не могли еще цениться просто как полезныя

рабыни или вьючныя животныя. Оба пола, допуская, что женщины могли

проявлять какой-либо выбор, избирали супругов не ради душевных ка-

честв, не ради богатства или общественнаго положешя, но почти исклю-

чительно по наружности. Bet взрослые женились или образовали пары и все

потомство, насколько была возможность, вскармливалось родителями, так

что борьба за существовавие перюдически становилась необычайно суровою.

Таким образом, в т4 времена, act ycnoBin для полового подбора были

болйе благоприятны, чм позднее, когда человек повысился в умствен-

ных способностях, но в то же время утратил часть инстинктов.

Поэтому, каково бы ни было влияше полового подбора на производство

различи между человеческими расами и между человком и высшими че-

тырерукими, это влияние должно было оказаться болйе могущественным

в отдаленную эпоху, чйм теперь, хотя, по всей вероятности, еще и.

теперь не совершенно утратилось.

Способ дчьйствгя полового подборо, на человека. У перво-

бытных людей, при только что указанных благоприятных условиях, а.

также у дикарей, которые теперь вступают в какую бы то ни было

брачную связь, половой подбор, вероятно, дМствовал сл4дующим обра-

зом, при большей или меньшей пом4хв со стороны убийства дйвочек,,

ранних помолвок и т. д.

529

СильнМппе и наиболее крпие мужчины, способные всего лучше

защищать свои семьи я охотиться для них, снабженные наидучшим

оружием и обдадавппе наибольшим имуществом, напр., бодыпим числом

собак и др. животных, успвали, в среднемт, воспитать большее ко-

личество потомства, нежели елаб-вйпие и б-вдквйпие члены того племени.

Не может быть также сомншя, что таюе мужчины вообще были в

состоянш избирать самых привлекательных женщин. В настоящее время

вожди почти встх племен на всем земном шарв успвают добыть

боле одней жены. Mnt сообщает м-р Мантелль, что, до недавняго вре-

мени, почти каждая девушка в Новой Зеландш, сколько нибудь красивая

или обещавшая стать красивою, становилась tapu (то же, что табу в

других мстах), т. е. неприкосновенной собственностью какого-либо вождя.

У каффров, по показашю Ч. Гамильтона и) "вожди обыкновенно имют

право выбора женщин по всей окрестности за много миль, и упорно

стараются установить или отстоять эту привилепю". Мы видим, что у

каждой расы есть свой идеал красоты, и знаем, что человеку свой-

ственно восхищаться каждой характеристичной чертой у домашних жи-

вотных, а также в одежд, украшешях и наружности, если только

псе это несколько превышает средшй уровень. Итак, допустив пред-

идупце выводы,-а я не вижу поводов для сомнвния в их правиль-

ности,-пришлось бы изумиться, если* бы подбор наиболее привлекатедь-

ных женщин самыми сильными мужчинами, в среднем способными

вскормить большое количество двтей, не привел, в течеше многих по-

колешй к некоторому видоизменение племенных особенностей. Когда

в новую страну ввозится иностранная порога домашних животных или

когда туземная порода подвергается, ради пользы или ради украшешя,

долгому и тщательному уходу, то чрез несколько поколтшй, если только

существуют способы сравнешя, оказывается, что данная порода подверглась

большему или меньшему измнешю. Результат этот вытекает из без-

сознательнаго подбора в течете длиннаго ряда покол-вшй, т. е. зависит

от сохранешя наиболе цнных особей, без всякаго желашя или джи-

дания того или иного измнешя со стороны скотовода. Точно также, если

в течеше многих лт два искусных скотовода разводить животных

одной и той же породы, не сравнивая их между сооою или с помощью

какого-либо общаго мрила, то животныя становятся, к изумлешю обла-

дателей, слегка различными 2). Каждый скотовод, по удачному выражение

Натузиуса, напечатлл характер своего еобственнаго душевнаго склада-

вкуса и соображешя - на своих животных. Спрашивается, какое же

можно привести основаше, если вздумаем утверждать, что подобные же

результаты не могут явиться последствием продолжительнаго подбора я"ен-

щин, возбуждавших наибольшее восхищеше? Женщин этих выберут

как раз rt мужчины каждаго племени, которые способны воспитать

наибольшее количество дтей. А это и будет безсознательный подбор,

530

потому что результат явится независимо от всякаго желашя или ожи-

дамя со стороны мужчин, просто предпочитавших извстных жен-

щин-другим.

Допустим, что члены племени, у котораго существует известная

форма брака, разорялись по еще незанятому материку. Они вскоре раздро-

бятся на отдльныя орды, раздленныя между собою разнаго рода пре-

градами и еще боле, - безирестанными войнами, существующими между

всми варварскими народами. Эти орды, таким образом, подвергнутся

несколько раздичным условиям и привычкам и раньше или позднее

станут несколько различаться между собою. Как только это произой-

дет, каждое отдельное племя образует для себя свое мирило красоты,

несколько отличающееся от прочих и); затм, безсознательный подбор

станет действовать таким образом, что наиболее сильные мужчины, и

вообще вожаки стпнут предпочитать однх женщин другим. Таким

образом, различия между племенами, сначала очень ничтожпыя, постепенно

и неизбежно болве или менте усилятся.

У животных в диком состояши, мнопя черты, свойственныя сам-

цам, в род* роста, силы, особаго оружия, смелости и драчливости, были

прюбртены на основаши закона боя. Получеловчесюе предки человека,

подобно своим родственникам, четыреруким, почти наверное видоизме-

нились таким же образом; а так как дикари и теперь еще дерутся

за обладаше женщинами, то подобнаго же рода процесс подбора, вроятно,

происходил и происходить в большей или меньшей степени до настоя-

щих дней. Друпе признаки, свойственные самцам, низших животвых,

как, напр., яркая окраска и разныя украшешя, были приобртены наибо-

ле привлекательными самцами, предпочитаемыми самками. Существугот,

однако, исключительные случаи, когда самцы играют роль дйствующих

диц в подбор, вмсто того, чтобы самим подвергаться подбору. Таше

случаи обнаруживаются, когда самки гораздо болде украшены, чм самцы,

при чем их украшаюпце признаки передавались исключительно или глав-

иым образом их женскому потомству. Один такой случай был опи-

сан для отряда, к которому принадлежит человк, а именно для

обезьяны Hhesus (бундера).

Мужчина физически и психически сильнее женщины и в диком

состояши удерживает ее в далеко боле отвратительном рабствт, чтм

самец любого животнаго; поэтому неудивительно, что мужчина прюбрл

возможность подбора. Женщины везд сознают ценность своей красоты, и

если у них есть средства, он, украшая себя всякаго рода нарядами,

боле наслаждаются этим, нежели мужчины. Оне надвают перья сам-

цов птиц, которыми Природа покрыла этих особей другого пола с

пвльго очаровывать самок. Так как женщины долго подвергались под-

531

бору ради красоты, то не удивительно, что нйкоторыя из их послйдо-

вательных измнеши передавались исключительно тому же полу; слйд-

<;твием было то, что out передавали красоту внесколько болве высокой

степени своему женскому, нежели мужскому потомству и таким образом,

согласно с общим мншем, стали красивее, ЧБМ мужчины. Женщины,

однако, наверное передают большую часть своих признаков, включая

некоторую красоту, своему потомству обоего пола; таким образом, по-

стоянное предпочтете, оказываемое мужчинами каждой расы болте при-

влекательным женщинам, сообразно с их мрилом вкуса, стремилось

видоизменить сходным образом всх особей обоего пола, принадлежа-

щих к данной pact.

Относительно другой формы полового подбора (которая у низших

животных встречается гораздо чаще), а именно, когда самки играют

деятельную роль в подбор, принимая лишь ттх самцов, которые всего

<шее их возбуждают или прельщают, мы имем основан думать,

что эта форма раньше влияла и на наших предков. Мужчина, по всей

вероятности, обязан своей бородой, а, быть может, и другими признаками,

наслтдовашю от древняго предка, прюбрвшаго свои украшешя только

что указанным способом. Но эта форма подбора могла порою действо-

вать и в боле поздния времена, потому что у крайне варварских пле-

мен женщины обдадают гораздо большей возможностью выбирать, отвер-

гать и испытывать своих любовников, или позднее перемнять мужей,

чм можно было бы думать. Так как это довольно важный вопрос,

,я приведу т4 подробности, катая мог собрать.

Гирн описывает. как одна женщина в одном из племен аркти-

ческой Америки нскодько раз убгала от мужа и присоединялась к

любовнику; а у чарруа Ю. Америки, по словам Азары, развод совер-

шенно легок. У абипонов, мужчина, выбирая жену, торгуется с роди-

телями относительно пны. Но "часто случается, что двушка расторгнет

уговор между родителями и женихом, упорно не- желая даже слушать о

замужеств". Часто она убгает, прячется и таким образом избавляется

от жениха. Капитан Мэстерс, живши среди патагонпев, говорить, что

у них браки всегда бывагот по взаимной склонности. "Если родители

устраивагот napriro против воли дочери, она отказывается и ее никогда

не принуждают". На Огненной Земл молодой человвк сначала зару-

"ается согласием родителей, оказав им какую-либо услугу, а затБм

пытается увести двушку. "Но если она не хочет, то прячется в л-

сах, пока обожателю не надост ее разыскивать и пока он не отка-

жется от преслдовашя, хотя это рдко случается". На островах Фиджи,

.Мужчина похищает женщину, на которой хочет жениться, насильно на

<!ацем двле или притворно; но "когда достигнуть дома похитителя, если

она на желает принадлежать ему, то убгает к какому-либо покрови-

телю, если же она довольна, то дло сейчас улаживается". У калмы-

ков происходить правильная погоня жениха за невестой; последней дают

впредь порядочное разстояние, и Кларка уверяли, "что не бывает при-

532

мира поимки девушки, если она не имвет склонности к преследователю".

У диких племен Малайскаго архипелага также уетраивают род по-

гони, и, по замчашю Леббока, из разсказа Буриена оказывается, что

"погоня удается не проворному и победа достается не сильному, а тому"

юнонгв, которому посчастливилось понравиться суженой невеств". Подоб-

ный же обычай, с такими же результатами, господствует у коряков.

в сев.-в. Азш.

Обр:итимся к Африка. Каффры покупают жен и отцы жестоко

бьют дочерей, если он не хотят принять назначеннаго им мужа:

но, очевидно, судя по многим фактам, приводимым Шутером, что все-

таки онв имют значительную возможность выбора. Так, очень безо-

бразные, хотя богатые мужчины порою не успввают добыть жен. Д-

вушки, прежде чм дать cornacie на помолвку, требуют, чтобы муж-

чины показали им себя, сначала спереди, потом сзади и "показали им,

свои шаги", т. е. походку. Известны случаи, что женщины предлагали

брак мужчин и нердко oat у6вгают с избранным возлгоблен-

ным. Точно также, Лесли, отлично изучивппй каффров, говорить;

"Ошибка воображать, что двушка продается отцом таким образом а

с такою же властью, с какою он распорядился бы коровой". У гру-

бых бушменов в Ю. Африк "если двушка достигла зрелости, остав-

шись непомолвленною, что, однако, не часто случается, то ея любовник-

должен добиться ея согласия, как и согласия родителей и)". Уинвуд

Рид произвед для меня разспросы относительно негров Зап. Африки и

увдомляет меня, что "женщины, по крайней мрй у боле развитых

из языческих племен, не испытывают никакого затруднешя выйти за

тйх мужей, каких желагот, хотя для женщины считается неприлич-

ным просить мужчину жениться на ней. Он4 вполнй способны влюбляться

и питать нвжныя, страстныя и врныя привязанности". Можно было бы

привести и друпе подобные факты.

Мы видим, таким образом, что у дикарей, женщины вовсе не в.

таком ужасном положеши ло отношении к браку, как часто предпо-

лагалось. Онв могут ипытывать, мужчин, которых предпочитают, и

порою отвергают нелюбимых до или поелв брака. Предпочтете со сто-

роны женщин, постоянно действуя в каком-либо одном направлеши.

в KOHirB-концов повдияет на тип племени, потому что женщины во-

обще будут выбирать не только красивей ших мужчин, согласно со

своим мрилом красоты, но и гех, которыя в то же время всего

способне защищать и поддерживать их. Таюя подходящая четы вообще-

воспитагот боле многочисленное потомство, чм менве подходякця..

533

Тот же результата, очевидно, произойдет, еще боле в резкой формй,

если был свободный подбор с обих сторон, т. е. если бол4е привле-

кательные и в то же время боде сильные мужчины -предпочитали наи-

боле привлекательный. женщин и предпочитались ими. А этот двойной

подбор, кажется, действительно происходил, особенно в боле древяе

перюды нашей продолжительной исторш.

Теперь разсмотрим нисколько ближе некоторые из признаков,

уазличающих разный человческия расы между собою и от низших

-животных, а именно большее или меньшее отеутствие волос Па твл

и цвт кожи. Нечего говорить о значительном разнообразш черт лица

&i черепа у разных рас, так как мы видли в предидущей главй,

гак различно мерило красоты в этом отношены. Эти признаки, по-

этому, взроятно подверглись дйствио полового подбора; но мы не имтем

возможности судить, происходило-ли вдияще, главным образом, с муж-

ской или с женской стороны. Музыкальныя способности человека также

были уже разсмотрБны.

Отсутствие волос на тгьлгь и paseumie гш на лицчь и

еоловч. Присутствие -шерстистых волос или пушка (lanugo) у челов-

ческагД зародыша и рудиментарные волосы, появляющееся по всему тлу

в эпоху зрелости, заставляют думать, что человк произошел от нв-

аотораго животнаго, рождавшагоея волосатым"и оставшагося таким в

течете всей жизни. Утрата волос есть неудобство и, быть может, при-

адняет вред человку, даже в жарком климатв, потому что таким

образом он подвергается дйствж палящих лучей солнца и внезапной

простуд, особенно в сырую погоду. По замечание Уоллеса, дикари всх

<тран рады, когда могут покрыть свои обнаженныя спины и плечи хотя

бы легким покрывалом. Никто не допустить, чтобы обнажеше кожи при-

несло какую-либо прямую пользу человеку; его твло поэтому не могло

лишиться волос от двйствия естественнаго подбора и). Как показано в

одной из предидущих глав, - у нас нвт иикаких доказательств

того, чгобы это могло зависать от прямого дйствия климата или быть

результатом соотносительнаго развитая.

Отсутствие волос на тлв представляет, до извстной степени, вто-

ричный половой признак, потому что во всвх странах земного шара

jaeHiHHHbi мене волосаты, чвм мужчины. Поэтому мы можем с основа-

шем допустить, что этот признак был прюбртен путем полового

подбора. Мы знаем, что лицо у .разных видов обезьян и болышя

доверхности на задней части тда у других видов лишились волос,

534

и это мы можем с основашем приписать половому подбору, так кав

ташя поверхности не только вообще ярко окрашены, но порою, как напр.

у самцов мандрилла и бундера (Khesus), гораздо .болте ярко окрашены

у одного пола, чм у другого, особенно в пору размножешя. Мнт со-

общает Бартлет, что, по мр того, как эти животныя постепенно до-

стигают зрелости, обнаженный поверхности становятся больше, сравнительно

с величиною туловища. Волосы, однако, повидимому, удалены не ради ого-

лешя, а ради того, чтобы мог полнее обнаружиться цвт кожи. Точно

также у многих птиц, голова и шея, повидимому, лишились перьев

путем полового подбора, именно для обнаружешя ярко окрашенной кожи.

Так как гвло у женщины менве волосато, чм у мужчины, в

этот признак общ жстм расам, то отсюда можно вывести, что наши

женсше получедоввчесше предки прежде лишились волос и что это про-

, изошло в необычайно отдаленный перюд, прежде чм из одного об-

щаго корня возникли различныя племена.-- Постепенно прюбртая новый

признак-обиажеше, наши предки женскаго пола должны были передавать

его почти равномерно молодому потомству обоего пола. Таким образом

передача этих признаков, подобно украшешям многих млекопитаю-

щих и птиц, не ограничивалась ни полом, ни возрастом. Нт ничего-

изумительнаго в том, что частичная утрата водос признавалась нашими:

обезьяно-подобными предками украшешем: мы видли, что очень мноп&

странные признаки ценятся животными и, стадо быть, были прюбрдтенд

поередством полового подбора. Не удивительно и то, что таким образом

мог быть прюбр-етен признак отчасти вредный, так как мы знаем,.

что то-же справедливо для украшающих перьев нкоторых птиц и

для рогов нвкоторых оленей. Самки нкоторых из человкообразных

обезьянь, как было сказано в одной из предидущих глав, на ниж-

ней поверхности несколько менте волосаты, чтм самцы,-здсь мы на-

ходим, стало быть, то, что могло дать начало процессу обнажешя. Отно-

сительно завершешя этого процесса поередством полового подбора, уместно

помнить новозеландскую пословицу: "НБТ женщины для волосатаго муж-

чины". Каждый, кто видтл фотографы сиамскаго волосатаго семейства,.

поймет, до чего отвратительно см4шна противоположная крайность-не-

обычайная волосатость. (Яамскому королю пришлось подкупить одного муж-

чину; чтобы женить его на первой волосатой женщин в этом семейств;

она передала этот признак молодому потомству обоего пола и). Нвкото-

рыя племена гораздо болте волосаты, чм другая, особенно-мужчины; но-

не слдует думать, что боле волосатыя расы, напр. .европейская, удержали

свое первобытное состояше боле полно, нежели, обнаженный расы, каковы

калмыки и американсюе туземцы. Болве вероятно, что волосатость европей-

цев и др. завиеит от частнаго возврата к древнему состояшю, потому

что признаки, некогда долго переходивпие по наследству, всегда способны

возвращаться. Мы видели, что идиоты часто очень волосаты и что они

535

способны также и в других отношемях возвращаться к низшему жи-

вотному типу. Холодный климата, невидимому, не оказал влияшя на этот

род возврата, исключая развй негров, воспитывавшихся в течете н-

скольких поколыши в Соединенных Штатах и), а быть может и

айнов, населяющих св. острова Японскаго архипелага. Но законы на-

следственности так сложны, что мы рдко можем понять их д4йствие.

Если боле значительная волосатость нкоторых рас представдяет сл*д-

ствие возврата, не встрвчагощаго помехи от какого-либо подбора, то не-

обычайная ИЗМЕНЧИВОСТе этого признака, даже в предлах одной и той

же расы, перестанет казаться замечательной 2).

Что касается бороды у человека, то, обратившись к нашим луч-

шим руководителям четыреруким, мы найдем, что бороды одинаково

развиты у обоих полов многих видов, но у нкоторых или только

встречаются у самцов, или развиты у них больше, чм у самок. Этот

факт, а также любопытное расположеше и яркая окраска волос вокруг

головы у многих обезьяв, длает в высшей степени вроятным, как

было раньше выяснено, что самцы сначала npio6pto бороды как укра-

шешя полового подбора, передав их в большей части сдучаев, одина-

ково или почти одинаково, потомству обоего пола. От Эшрихта 3) мы

узнаем, что у людей как женсшй, так и мужской утробный плод

снабжен значитедьным количеством волос на лиц, особенно вокруг

рта, а это указывает, что мы произошли от предков, у которых оба

пола были бородаты. Поэтому, на первый взгляд представляется возмож-

ным, что мужчина удержал бороду с очень - давняго времени, тогда

как женщина, утратила бороду в то самое время, тогда все ея туловище

почти лишилось волос. Даже цвт нашей бороды, невидимому, унасл-

дован от некотораго обезьяноподобнаго предка; так как, если суще-

ствует какое-либо различие" в окраски между волосами на головв и бо-

род, эта последняя окрашена свтле у всх обезьяи и у чедовка.

У ТБХ четыреруких, у которых самец имет боле развитую бороду,

536

ч4м самка, борода эта развивается полнее только в зрелости, как и

у человека; возможно, что только поздшя стадии ея развитая были удер-

жаны человком. Взгляду, что борода удержалась с древняго перюда,

противоречить факт крайней изменчивости ея у разных рае и даже в

одной и той же pact: факт этот указывает скорее на возврата, так

как давно утраченные признаки, при появленш вновь, очень склонны к

изменчивости.

Не слдует также забывать о той роли, какую мог играть в

боле поздшя времена половой подбор, так как мы знаем, что у

дикарей мужчины безбородых рас необычайно тщательно искореняют

каждый волосок на своем лицте, как нчто отвратительное, тогда как

мужчины боролатых рас необычайно гордятся своими бородами. Жен-

щины, без сомншя, сочувствуют этому, а если так, то половой под-

бор едва ли мог не оказать нйкотораго влияния в боле недавшя эпохи.

Возможно также, что продолжительный обычай выдергивашя волос мог

дать результаты, способные передаваться по наследству. Сроун-Секар

показал, что если над некоторыми животными произвести особый опе-

рацш, то их потомство наследует эти влиякя. Дальнейшее доказательство

доставлять примеры наслдственнаго влияшя вншних повреждешй; но

один факт, недавно удостоверенный Сальвином и), имет более прямое

отношеше Е настоящему вопросу. Действительно, Сальвин показал, что

мотмоты [Eumomota superciliaris), как известно, обыкновенно обкусы-

ваюнце бородки двух средних хвостовых перьев, имСют и от при-

роды несколько уменыпенныя бородки этих самых перьев 2). ТСм не

менСе, у чедовСческаго рода, обычай искоренять бороду и волосы на Tint,

вероятно, мог возникнуть не ранее, чм эти волосы уже уменьшились

каким-либо путем.

Трудно составить кокое-либо еуждеше о том, каким образом во-

лосы на ГОЛОВБ развилась до их настоящей значительной длины у мно-

гих рас. Эшрихт 3) утверждает, что у человчеекаго зародыша волосы

на лшгв на пятом мтсяц длиннее, чм на голове, а это указывает

,на то обстоятельство, что наши получедовйчесше предки не были снаб-

жены длинными косматыми волосами, и что длинные волосы были upio6pt-

тены поздне. На это указывает также необычайное различие длины волос

у разных рас. У негров волосы образуют простой курчавый войлок

в родж шапки; у нас они очень длинны, а у американских туземцев

нертдко достигагот земли. У нкоторых семнопитеков головы покрыты

умеренно длинными волосами и это, вероятно, служить украшешем и-

было прюбртено путем полового подбора; тот же взгляд, вероятно,

может быть распространен и на человека, потому что мы знаем, что

537

длинные волосы теперь очень нравятся и нравились прежде, в чем убж-

дают произведешя почти каждаго поэта. Св. Павел говорить, что когда

женщина имвет длинные волосы, это ей слава (аще жена власы растит-

слава ей есть), и мы видели, что в С. Америк! одного вождя выбрали

единственно за длину его волос.

Цвтып кожи.-Доказательства, в пользу того, что у человека

цвт кожи был видоизмнен путем полового подбора, довольно скудны;

действительно, у большей части рас оба пола не различаются между

собою в этом отношеши, а у других, как мы видели, различаютси

незначительно. Мы знаем, однако, из многих уже приведенных фак-

тов, что цвтт кожи признается людьми всздх рас в высшей степени

важным элементом красоты; так что это признак, который легко мо-

жет измениться подбором, судя по безчисленным примрам, встречаю-

щимся у низших животных. На первый взгляд кажется чудовищным

предположеше, чтобы черная как смоль кожа негра могла быть npio6pt-

тена путем полового подбора; но этот взгляд поддерживается различ-

ными аналопями, и мы знаем, что негры восхищаются цвтом своей

кожи. У мдекопитающих, если оба пола различаются по цвту кожи, то

самец часто чернаго или гораздо боде темнаго цвйта, чм самка.

Исключительно от формы наследственности зависит, передается ли та или

другая окраска обоим полам или только одному. Сходство чертовой

обезьяны (Pithecia satanas) с его черною, как смоль, кожей, выпучен-

ными глазными будками и торчащими на темени волосами, с негром в

жшатюр, почти комично.

Двт лица гораздо болйе различается у разных пород обезьянь,

чм у человческих рас, и у нас есть некоторое основаше думать,

что красные, сише, оранжевые, почти бтлые и черные отттнки их кожи,

даже если они общи обоим полам, а также и яркая окраска их мха

и украшаюпце пучки волос на голов-все это было прюбртено путем

полового подбора. ИЗВЕСТНЫЙ порядок развитая во время роста обыкно-

венно указывает на порядок, в котором развились или изменились

видовые признаки в ряду предшествующих поколыши. Новорожденные

младенцы у разных человческих рас далеко не настолько различаются

по цвету кожи, как взрослые, хотя их тло совершено лишено волос.

Поэтому мы располагаем ндкоторым слабым доказательством в пользу

того, что окраска у разных рас была прюбртена в перюд, боле

поздшй, чтм утрата волос, которая должна была произойти в очень

раннюю эпоху исторш человечества.

06щие выводы.-Мы можем прйти к заключен!", что превосходство

роста, силы, мужества, драчливости и энергш у мужчины, по сравнешю с

женщиной, было прюбртено в первобытныя времена и впослСдствш уси-

лилось, гдавным образом, вслвдствие состязашя соперничающих самцов

из-за обладания самками. Большая умственная энерпя и изобретательность

мужчины, вероятно, зависит от естественнаге подбора, в связи с на-

538

следственными результатами привычки, потому что наиболее способные муж-

чины всего легче должны имть успх в защит* и добывашя средств

жизни для себя, своих жен и д4тей. Насколько позволяет судить край-

няя запутанность этого вопроса, оказывается, что наши мужсюе обезьяно-

подобные предки прюбрвли бороды в качеств!} украшешя, с плью оча-

ровывать или возбуждать другой пол, и передали этот признак только

своему мужскому потомству. Женщины сначала, повидимому, лишились во-

лос также ради полового украшешя; но он передали этот признак почтя

равномерно обоим подам. Возможно, что самки видоизменились также

в других отношешях для той же цли и ими же способами, так что

женщины прюбрли боле нужные голоса и стали прекраснее мужчин.

Заслуживает внимашя то обстоятельство, что у людей уеловия были во

многих отношешях гораздо благоприятнде для подового подбора в те-

чение очень древняго перюда, когда человк только что достиг ранга

человека, нежели в позднйпия времена. Действительно, в т времена,

как мы можем предположить с достаточною уверенностью, человтк

руководствовался в большей мврБ инстинктивными страстями и мене -

предусмотрительностью и разсудком. Он ревниво оберегад свою жену

или жен. У него еще не существовало дтоубйства; жены не ценились

только как полезныя рабыни и не было еще помолвок в младенческом

возрастС. Отсюда можно заключить, что, насколько вопрос касается поло-

вого подбора, человСчесшя расы дифференцировались" главным образом,

в крайне отдаленную эпоху, а этот вывод проливает свСт на тот

замечательный факт, что в самый древшй перюд, о котором мы еще

имем кашя-либо сввдвния, человтчесшя расы уже достигли почти или

совсем такого же различия, как и в настоящее время.

Высказанным зд4сь взгдядам относительно той роли, которую играл

половой подбор в исторш человека, не достает научной точности. Кто не

допускает этого деятеля для низших животных, тот пренебрежет и

всм, написанным мною в послдних главах о чедоввк. Нельзя

положительно сказать, что именно этот признак, а не другой, был ви-

доизмнен таким образом. Было, однако, показано, что челов4ческия

расы различаются между собою и от своих ближайших родственников

никоторыми признаками, безполезными для них в их повседневной

жизни и при том такими, что видоизмнеше их путем полового под-

бора становится очень вйроятным. Мы видтли, что у самых грубых

дикарей, люди каждаго племени восхищаются своими собственными харак-

теристичными качествами-формою головы и лица, выдающимися скулами,

длинным или приплюснутым носом, цвтом кожи, длиною волос на

голов, отсутствием волос на ЛИЦБ и тудовипгв или присутствием длин-

ной бороды и т. д. Поэтому эти и друпя подобныя черты едва ли могли

избежать медленнаго и постепеннаго усилешя таким путем, что в

каждом племени наиболее сильные и способные мужчины, успйвавппе

воспитывать наибольшее число потомков, выбирали, в течёте многих

поколшй, наибол-ве рвзко типичных и поэтому наиболее привлекатель-

539

ных женщин. Что касается меня лично, я прихожу к заключений, что

из всего, что привело к различиям вь наружности между человеческими

расами, а также, до известной степени, между человком и низшими

животными, половой подбор был наиболее деятельною причиною.

ГЛАВА XXI. Общий обзор и заключение.

Достаточно будет краткаго обзора для возобновлешя в памяти

читателя наиболее выдающихся черт этого труда. Мнопе из взглядов,

здсь высгавленных, имСют в высшей степени умозрительный характер

и некоторые из них, без сомншя, окажутся ошибочными; но во вся-

ком отдтльном случай я ириводил оеновашя, заетавивпия меня пред-

почесть один взгляд другому. Казалось, во всяком случай, стогощим

внимашя испытать, насколько принцип эволющи способен пролить свет

на икоторыя из сложнйших задач в естественной исторш человека.

Ложные факты в высшей степени вредны для прогресса науки, так как

они часто долго признаются истинными; но ложные взгляды, если они под-

держаны некоторыми доказательствами, приносят мало вреда, потому что

каждому доставляет спасительное удовольствие доказывать, в свою очередь,

их ошибочность; а когда это сделано, то один из путей к заблужде-

шю закрывается, и часто в то же время открывается путь к истин*.

Главное закдючеше, здсь достигнутое, и теперь усвоенное многими

натуралистами; вполне способными к здравому суждешю, состоит в том,

что человк произошел от некоторой мене высоко организованной

формы. Основашя, на которых покоится это утверждеше, никогда не бу-

дут потрясены: близкое сходство между человтком и низшими животными

в эмбрюнадьном развиты, а также в безчисленных чертах строешя и

тлосложешя, как важных, так и самых мелких, вмст с удержан-

ными им рудиментами и ненормальными возвратами, которым он порою

подвержен,-все это факты, не подлежапце спору.

Факты эти давно были известны, но до недавняго времени они ни

чего нам не говорили относительно происхождения человека. Теперь, когда

мы разсматриваем их при СВТБ нашего знашя о цлом органическом

Mipt, в их значены невозможно ошибиться.

Велики принцип эволюцш устанавливается ясно и прочно, когда

эти группы фактов разсматриваются в связи с другими, каково взаимное

сродство между членами одной и той же группы, их географическое рас-

предлеше в прошлом и в настоящем и их геологическая последова-

тельность. Невозможно повврить, чтобы вс эти факты лжесвидетельство-

вали. Каждый, кто не довольствуется, подобно дикарю, взглядом на явле-

540

шя природы, как на собыия, не связанный между собою, не будет

болве в состоянш допустить, что человек есть произведете отдвльнаго

акта сотворешя. Он будет вынужден признать, что близкое сходство

утробнаго плода человека, напр., с утробным зародышем собаки, по-

етроение его черепа, конечностей и всего организма по одинаковому плану

сь прочими млекопитающими, независимо от употреблешя, которое модсет

быть сделано из этих частей, затем случайное появлеше вновь разных

особенностей, напр., разных мускулов, нормально не встречающихся у

человека, но обыкновенных у обезьян - массы подобных фактов при-

водят ясквйшим образом к выводу, что человСк и все друпя млеко-

питаюпця оказываются потомками от общаго предка.

Мы видли, что человек безпрестанно проявляет индивидуальным

различия во всх частях тла и в душевных способностях. Эти раз-

личия или уклонешя, повидимому, производятся одинаковыми причинами и

подчиняются тм же общим законам, как и у низших животных.

В обоих случаях господствуют сходные законы наследственности. Че-

довк стремится размножиться в прогрессш, боле быстрой, чм его

средства к жизни; по этой причин, он порою подвергается суровой

борьбв за существование, и естественный подбор произведет все, что в

его власти. Ни в каком случай не требуется послидоватедьяый ряд

рвзких и одвородных уклонешй; малыя колеблюпцяся измнения у особи

достаточны для д4йствия естественнаго подбора, и вовсе нтт оеновашя

предполагать, что у одного и того же вида, act части организацш стре-

мятся измениться в одинаковой степени. Мы можем быть уверены, что

наслвдственныя влияшя продолжительнаго упражнешя или неупражнешя ча-

стей сделали многое в одном направлеши с естественным подбором.

Видоизмвнешя, некогда важныя, хотя боле не приносящия никакой осо-

бой пользы, долго передаются по наследству. Когда одна часть видо-

изменяется, друпя также изменяются на основами принципа соотношешя,

примеры котораго мы находима во многих любопытных случаях соотно-

сительных уродств. Кое что может быть приписано прямому и опреде-

ленному дСйствш окружающих жизненных условий, как, напр., обильной

пищи, теплотй и влажности; наконеп, мнопе признаки, физиологически

маловажные, а некоторые и значительно болСе важные, были добыты пу-

тем полового подбора.

Без сомнСны, человйк, как и всякое другое животное, пред-

ставляет строения, которыя при нашем ограниченном знаши кажутся

теперь совсем безполезными или никогда не приносившими ему пользы,

ни для общих условй жизни, ни во взаимных отношешях между

полами. Ташя строешя не могут быть обяснены никакою формою под-

бора и никакими наследственными влияшями упражнешя или неупражнемя

частей. Мы знаем, однако, что мнопя странныя и рвзюя особенности в

строении порою появляются и у наших домашних пород, и есди-бы

неизвестныя причины этих измБнешй могли действовать болСе однообразно,

то, быть может, эти черты стали бы общими всвм особям даннаго

541

вида. Есть, поэтому, надежда понять кое-что относительно причин таких

редких видоизменешй, особенно если станем изучать уродливости; по-

этому работы экспериментаторов, в род* Еамилля Дареста, много обещают

в будущем. В общем, мы можем только сказать, что причина каждаго

малаго изменемя и каждой уродливости заключается гораздо более в

телосложеши самого организма, нежели в природе окружающих условий;

хотя новыя, изменивппяся условия несомненно играгот важную роль, воз-

буждая органичесюя перемены разнаго рода.

Только что указанными способами - быть может, при содействш

других, еще не открытых - человеке повысился до своего нынешняго

состояшя. Но с тех пор, как он достиг ранга человека, он обра-

зовал отдельный расы или, как их можно было бы назвать с боль-

шим основашем, разные подвиды. Некоторые из них, как, напр.,

негр и европеец, настолько различны, что если-бы натуралисту прислали

-два подобных экземпляра без дальнейших пояснешй, он несомненно

счел бы их настоящими видами. Тем не менее вс расы согласуются

между собою в мелких подробностях строешя и в душевных особен-

ностях в такой мере, что эти сходства могут быть обяснены только

унаследовашем от общаго предка, и лредок с такими признаками

вероятно засдужил бы нааваше человека.

Не следуете предполагать, что укдонеше каждой расы от других

рас, а всх их от общаго корня, может быть прослежено до какой-

либо одной пары предков. На каждой ступени процесса видоизмнешя,

всв особи, сколько-нибудь лучше приспособленныя к своим жизненным

уеловиям, хотя и в разной степени, должны были выживать в болыпем

числ, нежели мене приспособленныя. Процесс этот мог быть подо-

бен тому, который выполняется человком, когда он не подбирает

намеренно особей с точно определенными признаками, но разводить по-

томство от всх вообще лучших особей, пренебрегая худшими. Этим

способом он медленно, но уверенно, видоизмняет старую породу и

безсознательно образует новую.

Так, бывают видоизмвнен)я, приобртенныя независимо от под-

бора и зависяпия от измнешй в природй организма и в окружающих

условиях, или от измнешя привычек. В этих случаях, ни одна

отдельная пара не видоизменяется в значительно большей мврт, нежели

друпя пары, населяющия ту же область, потому что вс4 постоянно сме-

шиваются путем свободнаго скрещиванья.

Разсматривая эмбрюлогическое строение человека, гомологш, представ-

ляемыя им с. низшими животными, рудименты, у него сохранивппеся,

возвраты, которым он подвержен, мы можем отчасти вызвать в

вообраэкеши прежнее состояше наших древних предков и приблизи-

тельно поместить их на надлежащем м-вств в зоодогическом ряду.

Мы узнаем, таким образом, что человек произошел от волосатаго,

хвостатаго четвероногаго, вероятно водившагося на деревьях и жив-

шаго в Старом Свете. Это существо, если-бы все его строеше было

542

наследовано натурадистом, было бы причисиено к четыреруким, так

же несомненно, как и еще более древшй предок обезьян Стараго и

Новаго Света. Четыреруия и всё выспия млекопитаюпця вероятно про-

изошли от древняго сумчатаго животнаго, а это. последнее,-пройдя длин-

ный ряд изменившихся форм,-от нСкотораго существа в роде амфибш;

это животное, в свою очередь, произошло от нСкотораго животнаго,

лодобнаго рыбе. В сумраке прошедшаго мы можем усмотреть, что древ-

шй предок всСх позвоночных должен был представлять некоторое

водяное животное, снабженное жабрами, гермафродитное и у котораго

ваши важнСйпие органы тела, как напр. мозг и сердце, были несо-

вершенные или вовсе не развитые. Это животное, из всздх ИЗВБСТНЫХ

форм, невидимому, всего ближе походило на личинок живущих теперь

морских аспидий.

Высоки уровень наших умственных способностей и нравственнаго

характера лредставляет величайшее затруднеше для такого вывода отно-

сительно происхождешя человека. Но каждый, кто допускает принцип

эволгощи, должен видвть, что душевныя способности высших живот-

ных, принадлежапця к тому же роду, как и способности человека,

хотя весьма отличаюпцяся от них по степени, способны к совершен-

ствоваяю. Так, напр., огромно разстояше между душевными способно-

стями какой-либо из высших обезьян и рыбы, или муравья и червеца,

однако, развиие таких способностей не представляет никакой особой

трудности, потому что мы знаем, что у наших домашних животных

душевныя снособности, наверное, изменчивы, а измвнешя наследственны.

Никто не сомневается в том, что эти способности чрезвычайно важны

животным в диком состояши; поэтому условия благоприятны для их

развития путем естественнаго подбора. То же заключеше может быть

распространено и на человека. Ум должен был играть для него перво-

степенную роль, даже в очень древнюю эпоху, так как позволил ему

ивобрБСТи и применять членораздельную ри>чь, выделывать оружие, орудия,

ловушки и т. д. Вот почему, при содСйствш своих общественных при-

вычек, человвк с давних пор стад самым господствующим из

всвх живых существ.

Значительный шаг был сддлан в развитш ума, как только

стала применяться речь, которую можно назвать полу-искусством, поду-

шстинктом. Действительно, безпрестанное употреблеше речи должно было

воздействовать на мозг и производить наследственное влияше на него,

а это в свою очередь воздействовало на усовершенсгвоваше рСчи. По

основательному замёчашю Чоунси Райта и); значительная величина чело-

вСческаго мозга, по отношениго к тСлу, сравнительному с низшими живот-

ными, может быть приписана, главным образом, давнему употреблеюю

некоторой простой формы членораздельной речи - этого удивительнаго

механизма, сочетающаго знаки со всСми родами обектов и качеств и

543

возбуждающего ряды мыслей, который никогда .не произошли бы от про-

стого впечатлСшя чувств,-да если бы и произошли, то не могли бы быть

прослежены. Выснпя умственным способности человека, как напр. спо-

собность разсуждешя, отвлечешя, самосознашя и проч., вероятно выте-

кагот из непрерывнаго удучшешя и упражнешя других душевных

способностей.

Развитае нравственных качеств представляет болте интересную

задачу. Основаше их заложено в общественных инстинвтах, включая

под этот термин и семейныя связи. Эти инстинкты в высшей степени

сложны, и когда идет р"ечь об низших животных, они доставлягот

особенныя стремлешя к изввстным опредленным двйствиям; но болве

важными элементами являются любовь п особое чувство симпатш. Животныя,

одаренныя общественными инстиктами, н;>ходят удовольствие в обществе,

предостерегатот друг друга об опасности, оказывают товарищам раз-

ными способами защиту и помощь. Эти инстинкты не распространяются

на всх особей даннаго вида, но только на чденов одной и той же

общины. Так как общественные инстинкты в высшей степени благоде-

тельны для вида, то, по всей вероятности, они были прюбрФтены посред-

ством естественнаго подбора.

Нравственное существо-это такое, которое способно размышлять о сво-

их прошлых двйствиях и их мотивах, об одобрены одних и неодобренш

других; а тот факт, что человк есть единственное существо, несомненно

заслуживающее назвашя моральнаго субекта, составляет величайшее из

всх различий между ним и низшими животными. Но в четвертой глав!

я старался показать, что нравственное чувство вытекает, во-первых, из

прочной и всегда наличной природы общественных инстинктов; во-вторых,

из того, что человвк пвнит одобреше или неодобреше своих ближних;

в-третьих, из высокой деятельности его душевных способностей, вслвд-

ствие чего прошлыя впечатлшя у него в высшей степени живы. В этом

последнем-6 отношенш, он отличается от низших животных. Благо-

даря таким душевным свойствам, человвк невольно заглядывает как

назад, так и вперед и сопоставляет прошлыя впечатлюя с новыми.

Вот почему, посл того, как некоторое временное желание или страсть

одержали верх иад его общественными инстинктами, он размышляет

и сравнивает ослабленныя теперь впечатлшя прежних импудьсов с

вчно присутствующими социальными инстинктами. Тогда он испытывает

то неудовольствю. которое оставляют поели себя все неудовлетворенные

мстинкты, а поэтому решается действовать иначе на будущее время,-но

это и есть совсть. Любой инстинкта, постоянно сильнСйппй или более

упорный, чвм другой, даеть начало чувству, которое мы выражаем,

говоря, что этому инстинкту следовало бы повиноваться. Собака, напр.,

если бы она была способна размышлять о своем прежнем поведеши,

сказала бы самой себе: "я должна была (мы сами часто выражаемся

так о ней) сделать стойку над этим зайпем, а не уступить времен-

ному искушешю погнаться за ним". Общественныя животныя побуж-

544

даются порою жедашем помочь членам своей общины каяим-бы то ни

было образом, но болте часто испытывают побуждеюя к вподн6 опре-

дйденным действиям. Человк побуждается тдм же самым общим же-

лашем помочь ближним, но у него мало или вовсе нтте сиещальных

инстивктов. Сверх того, он отличается оте низших животных способ-

ностью выражать свои желашя словами, которыя таким образом стано-

вятся руководством для требуемой и оказываемой помощи. Побуждеше к

подан!" помощи также значительно ВИДОИЗМЕНИЛОСе у человека: оно Hfr

, состоите боле в слпом инстинктивном импульс*, но подвергается зна-

чительному влияшго похвалы или порипашя ближних. ДЕНЯТ и раздают

похвалу и порипаше одинаково в силу симпатш; а это чувство, кав мы

видели, является для общественных инстинктов одним из важнйших

элементов!. Симпаия, хотя приобрвтенная, как инстинкт, также значи-

тельно усиливается упражвешем и привычкою. Так как вс4 люди же-

лают своего собственнаго счастья, то похвала или порицаше относятся

к поступкам и мотивам, сообразно CT) твм, ведут ли к этой ЦБЛИ; но

так как счатье есть существенная составная часть общаго блага, то

принцип "наиболыпаго счастья" косвенным образом служить почти вер-

ным мтрилом правды и неправды. По мврв повышешя разсудочных

способностей и ло мврв приобрйтешя опыта, замечаются боле отдаленный

влиян]я извстнаго рода поведетя на характер особи и на общее благо,

и тогда личныя добродетели подвергаются обсуждеюго, входят в область

общественнаго мншя и заслуживаюсь похвалы; противоположныя же

качества порицаются. Но у менве цивилизованных ллемен разум часто

заблуждается, мнопе дурные обычаи и ниакия суеврия также одобряются

общественным мндн!емь и признаются высокими добродетелями, а их

нарушеше считается тяжким преступлешем. Нравственны" качества во-

обще справедливо ставятся выше, ч-ем умственныя способности; но необ-

ходимо помнить, что та психяческая деятельность, которая состоит в

живом воспоминанш прошлых впечатлений, составляете один из основ-

ных, хотя вторичных, элементов! совСсти. Это доставляете .сильнСйшй .

довод в пользу воспиташя и возбуждепия, всми возможными способами,.

умственных способностей каждаго человческаго суи<ества. Без СОМНБШЯ,

тупой человк, если его общественныя привязанности и симпатш хорошо

развиты, будете побуждаться к хорошим поступкам и сможете иметь

достаточно чуткую совесть. Но все, что дйлает воображеше болте живым

и усиливает привычку возобновлять в памяти и сопоставлять прошдыя

впечатлшя будет дздать совесть болве чуткой и сможете порою даже

НЕСКОЛеКО заменить отсутствие сильных общественных привязанностей

и симпапй.

Нравственвая природа человека достигла своего нынвшняго уровня

частью посредством повышения его разсудочных способностей, а следо-

вательно и правильнаго общественнаго мнйшя. но главным образом тав,

что его симпатш стали боле НЕЖНЫМИ и значительно расширились вслвд-

етвие влияния привычки, примра, поучешя и размышлекя. Возможно, что

545

в силу продолжнтелБЯаго упражнешя, добродйяьныя наклонности могус

становиться. наследственными. У бодее цивилйвовавных рас, убждеме

в сущеетвованш всевидящаго божества оказало, могущественное влияше

на повышение нравствености. В кони! концов, человек не признает

похвалы иди порицанм бдижних своим единственным рукаводетвом,

хотя вемнопе избгают этого влияиия; но его привычныя убеждения, про-

веряемыя разумом, доставляют ему надежнйвпя правила. Его совесть

тогда становится верховным судьей и наставником. Тем не меифе,

первое основание или начало нравственнаго чувства заложено в обще-

стаенных инстинктах, включая симпаию; а- эти инстинкты без сомнвшя

били первоначально приобртены, как у низших животных, посред-

ством естествеинаго подбора. Вра в Бога часто указывалась как не

только величайшее, но, и полнейшее из всвх различий между человком

и низшими животными. Однако, как мы видли, невозможно утверждать,

что эта вра врождена или инстинктивна у человека. С другой стороны,

вра в повсемстно находящихся духовных деятелей, кажется, всеобща,

и очевидно является посддствием значительнаго повышения разума чло-

вка и еще бодьшаго повышешя его способностей воображешя, любопыт-

ства Е удивления. Я знаю, что предполагаемая инстинктивная ввра в

Бога приводилась многими, как довод в пользу Его существовашя. Но

это опрометчивый довод, так как тогда пришлось бы также врить

в существоваше многих свирпых злых духов, лишь немногим

боле могущественных, чм чедовк, потому что в4ра в таких ду-

хов гораздо боле всеобща, нежели вра в благое божество. Идея везде-

сущаго, всебдагаго Творца, невидимому, не возникает в душ! человека,

пока ум не возвысится вслйдствие весьма продолжительной культуры.

Тот, кто убжден, что чедов4к развился йз некоторой низко

оргавизованной формы, естественно спросить: какое отношеше имет это

мнню к вр4 в безсмертие души? Варварския племена, как показано

Леббовом, не обдадают яеным вровашем этого рода; но доводы,

заимствованные от первобытийх ввровашй дикарей, как мы только

что видели, ймйют мало цны или вовсе ея не имвют. Немнопе чув-

ствуют какую бы то ни было тревогу по иричин невозможности опре-

делить, в какую именно эпоху развит особи, начиная с перваго слйда

крошечиаго зародышеваго пузырька, человк становится безснертным

существом. Не болйе прйчин для тревоги и по той причмгв, что, ве-

роятно, не может быть опредвлен перюд и для постепенно восходящей

гветниды органичесКих существ и). ,

Я знаю, что выгоды, достигнутые в этом еочинеши, многими бу-

дуть названы крайне нередипозньтми; но тот, кто пытается очернить их,

обязан показать, почему боле нерелипозно выводить происхождение чело-

века, нак особаго вида, от некоторой низшей формы,путем закеиов

546

изменчивости и естественнаго подбора,. нежели обяснять роауйв<>"и9воби

законами обыкновеннаго воспроазведешя? Рождеше, как вида, тави

особи, одинаково составдяюгь часть той великой последовательности со-

бытай, в которой наша мысль отказывается видеть результата слвпого

сдутая. Разсудок возмущается таким заключешем,унезависимо от того,

допускаем ли мы или квт, что каждое малое измвнеше строешя, брачный

союз каждой пары, посв каждаго семени и вей подобдыя собьтя были

предопределены для некоторой спещальной цли.

Половой подбор был разсмотрдн в этом сочиненш сэ";значитедь-

ными подробностями, потому что он как я старался показать, иград важ-

ную роль в исторш органического uipa. Знаю, что многое остается сомвитель-

ным; но я старался дать безпристрастный обзор всх сторон вопроса.

В низших отдйлах животнаго царства, половой ,подбор, певидимому,

не произвел ничего. Ташя животныя часто прикрвплены на всю жизнь

к одному месту, или же оба пола соединены в одной особи или, что

еще бол4е важно, их восприятия и умственныя способности недостаточно

развиты, чтобы допустить чувство любви и ревности, или же примнеше

выбора. Когда, однако, мы достигнем членистоногих и позвоночных,

то даже в самых низших клаесах этих двух крупных подпарств

окажется уже, что половой подбор произвел очень многое.

В разных обширных клаесах животнаго царства, у млекопи-

тающих, птиц, пресмыкающихся, рыб, насйкамых и даже у рако-

образных, различия между полами слдуют приблизительно одинаковым

иравилам. Самцы почти всегда ищут самок, они одни вооружены осо-

быми оружиями для драки ,с соперниками. Вообще они сильнве и крупнее

самок и одарены требуемыми качествами-мужеством и драчливостью.

Самцы наделены, или исключительно, или в гораздо высшей степени, не

жели самки, органами для вокальной иди инструментальной музыки и па-

хучими железами. Они украшены чрезвычайно разнообразными придатками

и самою яркою и замтною окраской, часто расположенною изящными

узорами, тогда как самки неукрашены. Если оба пода различаются между

собою в боле важиых чертах строешя, то в этих слутаях самец

надлен, особенными органами чувств для отыскашя самки, органами

перемщешя для достижешя, а часто хватательными органами для удер-

жашя ея. Эти различный строешя для очаровашя или захватывашя самки

часто бывают развиты у самца в течете только части года, а имеияо

в пору размножешя. Строешя эти во многих случаях болте или мене

передавались самкам, а в этом послднем случай они часто про-

являются у самки, как простые рудименты; они утрачиваются или ни-

когда не npioop-втаются .самцами посл охолощешя. Вообще говоря, эти

строешя не развиты у самца в ранней молодости, но появляются за ко-

роткое время до наступлешя полевой зртлости. Поэтому в большинства

слу-чаев детеныши обоего пода похожи друг на друга, а самка несколько

похожа на свое юное потомство в течёте всей жизни. Почти во вся-

ком крупном классй встречаются немнопе ненормальные случаи, где

547

наблюдается почти полная перестановка " пряйаай&ЗД, СвбЙственных обоим

полам; самки принимагот при этом признавй, собственно действенные

самцам. Это поразительное однообразие законов, регулирующих раз-

личия между-полами у многочислеиных и так значительно несходных

"между собою классов, становится понятным при допушеши ДБйствия

одной общей причины, а именно полового подбора. Половойподбор за-

висит от успеха извСстных особей, по сравнение с другими того же

пода, в дтлт размножешя потомства; тогда как естественный подбор

зависать от ycnixa особей обоего пола и всех возрастов, по отио-

дешю к общим жизненным условиям. Половая борьба бывает двоя-

каго рода: .между особями одного пола, обыкнновенно--самцами,, с пвлью

прогнать или убить соперников, при чем самки остаются пассивными;

или же также между особями того же пола, с цлью возбудить или

очаровать особей другого пола, обыкновенно-самок, при чем, однако,

эти послдшя не остаются пассивными, но избирают наиболее нравя-

щихся им самцовт,. Этот посдвдшй род подбора близко сходен с

гем, который ненамеренно, но с ускехом применяется человтком к

его домашним породай, когда- он сохраняет в течеше долгагв перюда

наиболве нравящихся ему или полезных особей, без веякаго желашя

видоизменить породу. :

Законы наследственности опредСляют. передачу признаков, приобр-

тенных путем полового подбора, тому же самому полу или обоим, а

также пору развитая этих признаков в том или другом возраст.

Оказывается, что измйнешя, возникающая в позднем возраст", обыкно-

венно передаются тому же самому полу. ИЗМЕНЧИВОСТе есть необходимое

основаше для двйствия подбора и представляет начало, совершенно не-

зависимое от подбора. Отсюда слдует, что измнешя одного и того-де

рода часто подхватывались и накоплялись половым подбором по их

отношен!" к размножен!" вида, а в то же время и естественным под-

бором по отношение к общим двлям жизни. Поэтому, вторичные по-

довые признаки, когда они равномерно передаются обоим полам, исклю-

чительно на .основанш аналогш могут быть отличены от обыкновенных

видовых прзнаков. Видоизменены, прюбрСтенныя путем полового под-

бора, часто так рзко выражены, что оба пода нердко причислялись к

разным видам или даже родам. Ташя рвзко выраженныя различия

должны представлять какое-либо важное значеше; мы знаем, что вн4-

которых случаях они были прюбртены не только на счет удобства,

но и под опаеешем подвергнуться серьезной опасности.

Убждеяе в сил полового подбора основывается, главными обра-

зом; на сдвдующих соображешях. Известные признаки ограничены

одним только полом; одно это двлает ввроятным, что большинстве

елучаев они связаны с актбм воспроизведения. В безчиелениых слу-

чаях эти признаки вполнд развиваются только в зрелости, чаето только

в течеше части года, всегда в пору размножешя. Если оставить в сто-

роне немиогю исключительные случаи, то всегда самцы играют более

548

активную роль в ухаживаньи:. ойи лучдге .вооружены и разными спосо-

бами стали болве привлекательными. Особенно йгвдует заметить, что

самцы тщательнб и заботливо выказывают свои украшешя в присутствш

в пору любви. Невероятно, чтобы все это было безц4дьно. Наконец, мы

располагаем прямыми доказательствами относительно икоторых млеко-

. питающих и птиц, что особи одного дола способны чувствовать силь-

, ное отвращена или, наоборот, предпочтете к изввстнымособям дру-

гого пола. ~ -

Помня эти факты, а также явные результаты безеознатедьнагбподбора,

применяемого человком к домашним животным и растешям," при-

~ зяаю почти доствйрным следующее. Если особи одного пола, и течевд-е

длиннаго рода поколыши, предпочитали спариваться с известными особями

другого пола, имеющими каше-либо особенные признаки, то потомство

медленно, но с уверенностью, должно было видоизмениться, т. е. npi-

обрСсть именно эти признаки. Я не старался скрыть того обстоятельства,

что если исключить случаи, когда самцы бол4е многочисленны, ч4м самки,

или когда преобладает многоженство, то является сомнйше, каким обра-

зом болйе привлекательные самцы успвагот оставлять боле многочис-

ленное потомство, способное унаследовать их превосходство в украше-

шях и других признаках. Но я показал, что это, вероятно, является

посдидствием предпочтения, оказываемаго самками-особенно самыми здоро-

выми, ранее всх плодящимися-яе только болйе привлекательным, но

в тоже время и- наиб<"дйе кртпким и побдоносным самцам. . :,,,. ,

Хотя мы располагаем некоторыми положительными фактами, дока-

зывающими, что птицы, как напр., анстралийеше плащеносцы, ц-енять бле-

стящие и красивые предметы и хотя наверное он цОнят пние, однако,

я и сам готов признать изумительным, что самки миогих птиц и

нвкоторых мдекопитающих могут быть одарены вкусом, достаточным

для оцнки украшенй, с извстным основашем приписываемых нами

половому подбору. Это еще болзде .изумительно, если рчь идет о пресмы-

кающихся, рыбах и насйкомых. Но мы в сущности знаем немногое о

душевных споеобностях низших животных. Нельзя предположить, напр.,

чтобы самцы райских птиц или павлины столько трудились, поднимая и

распуская свои прекрасный перья и потрясая ими перед самками-все что s

без всякой пвли. Слйдует припомнить факт, приведенный в одной из

предидущих глав на основами показашя одного превоеходнаго наблю-

дателя, что несколько пав, лишившись любимаго самца, предпочли вдов-

ство в течете цдаго лета спариваиью с другою птицей.

Тм не мекбе я не знаю ни одного факта в естественной исторш,

столько изумительнаго, как тот, что самка фазана-аргуса должна быть;

способною к оцнке превосходных оттнков орнамента, в вид4 шара

в гвйзд и изящных узоров на крыловых перьях самца. Кто ду-

мает, что самец был создан-такимь, каков он теперь, тот должен

допустить, что болышя украшенный перья, препятствуюиця употреблешю

549

крыьев для полета и показываемая во врёА: ладВиваяья-и только в

это время, да еще споеобом, евойственным тоаьйв: этому виду, -были

дарованы именно кав украшеше. Если так, то придется также допустить,

что и самка была! создана и одарена способностью оценки таких укра-

шешй. Я не еогдаеен с этим мнздшем лишь в том смясл"в, что, по

моему убвждетю, самец аргуса прюбрйд свою красоту иоетёиеино, велд-

<"гвие предвочтения, которое оказывалось, в течете многих поколыши,

самками-наиболее украшенным самцам. Эстетическая способность яа-

мок повышалась путем упражнешя или привычки, совершенно таким же

образом, как постепенно совершенствуется наш вкус. У самца, поль-

зуясь тою счастливою случайностью, что нкоторыя перья остались неиз-

менными, мы можем ясно проследить, каким образом простыя пятна,

<"ь слегка жедтоватым оттвнКом на одной сторонд, могли развиться, пу-

тем постёпенных переходов, в чудесныя украшешя в вид! шара в

гивздв; и возможно,, что, дййствительно, таков был ход развитая.

Всямй, кто допускает принцип эволгощи и, тм не менйе, испы-

тывает значительное затруднеше, когда приходится допустить, что самки

млекопитающих, дтиц, пресмыкающихся и рыб могли прио6ртсть высо-

лоразвитый вкус, подразумтваемый красотою самцов и вообще совпадаю-

щ{й с нашим мрилом красоты,-доджен подумать о том, что нерв-

иыя клтки мозга как высших, так и иизших позвоночных, произо-

шли от кдток общаго предка этого обширнаго царства. Таким обра-

зом ставовится ясным, как это могло произойти, что извтстныя душев-

ныя способности у раздичных, далеко друг от друга отстоящих групп

животных, развивались, примрно, одинаковым образом и до приблизи-

тельно одинаковой степени.

Читатель, давши себй труд прочитать несколько глав, поевящен-

ных половому подбору, будет способен судить, в какой мерв вы-

воды, мною достигнутые, подкрепляются (рактами, достаточно убедитель-

ными. Если он приметь эти выводы, то, я думаю, смСло сможет рас-

пространить их на человека; но было бы здсь издишним повторять то,

что я недавно сказал относительно способа двйствия полового подбора на

человека, как с мужской, так и с женской стороны; мы виляли, что

половой подбор стал причиною различия между обоими подами в тлес-

ном и в душевном отношенш, а также причиною различия между ра-

зами и уклонешя их от древних, низко организованных предков.

Тот, кто допустить принцип полового подбора, придет к заме-

чательному выводу, что нервная система не только регулирует большую

часть существующих функщй организма, но, косвенно повлияла на прогрес-

сивное развиие разных телесных строешй и изввстных дущевных ка-

чествд Мужество, драчливость, настойчивость, сила и рост т4ла, воору-

жешя всякаго рода, музыкальные органы-как вокальные, так и инстру-

ментальные-ярюе цвБта и украшаюпце придатки, все это было косвен-

ным путем приобр4тено тм или другим полом, посредством выбора,

550

любви, ревности, оценки красоты, проявляющейся в звуках, пветагь в

формах; а эти душевныя способности очевидно- зависят от развитая мозга.

Человвк изслвдует с щепетильной тщательностью признаки и ро-

дословную своих лошадей, рогатаго скота и собак, прежде чвм соеди-

няет пары; но когда рвчь- идет о его собственном бракв, он редко,,

или никогда не заботится о чем-либо подобном. Им.управляют почти

тв же мотивы, как ,и низшими животными, когда онвйпредоставлены соб-

ственному свободному выбору, хотя он настолько превосходить их, что

высоко птнит душевныя прелести и добродетели. С другой стороны, че-

ловк сильно привлекается также одним богатством или -положешем.

Однако он мог бы, путем подбора, сделать кое-что не только для т"е-

досложешя и внвшних форм своего потомства, но и для умствеиных и

нравственных качеств. Оба пола должны были бы воздерживаться от

брака, если они обладают сколько-нибудь значительными телесными или

душевными недостатками; но тат надежды утопичны и ,онв никогда, даже

отчасти, не осуществиться, пока законы наследственности не станут

вполн4 известными. Каждый, кто содействуешь этой цСли, оказывает доб-

рую услугу. Когда принципы размножен!" и наследственности будут лучше

поняты, мы уже не услышим о невСжественных-в членах нашей законода-

тельной власти, с негодовашем отвергающих проекта изследовашя,

вредны ли или безвредды человеку браки в близких степенях родства.

Повышеше благосостояшя человечества представляет в- высшей сте-

пени запутанную задачу. От брака должны были би воздерживаться всС,

не могупое избежать позорной нужди для своих дСтей. Бедность не

только большое зло, но она стремится к самоувеличешю, приводя к

легкомысленному заключен!" браков. С другой стороны, вак замСтил

Гальтощь, если благоразумные станут избегать браков, в то время как

легкомысленные будут жениться, то худнпе члены общества будут стре-

миться к вытСснешю лучших. ЧеловСк, подобно всякому другому жи-

вотному, без сомнСшя ловысился до своего настоящаго высокаго положе-

шя посредством борьбы - за существоваше, составляющей последствие его

быстраго размножения; и если ему суждено повыситься еще болде, то надо

желать, чтобы он попрежнему подвергался суровой борьбе. Иначе он

впадет в безпечность, и тогда более способные люди будут иметь не

болСе успеха в борьбе за жизнь, нежели менее одаренные. Поэтомул

естественная прогрессия размножешя, хотя и приводящая ко многим оче-

видным бСдствшм, не должна быть значительно понижаема никакими

способами. ВСБМ людям должна быть открыта арена для состязашя;

наибол4е способным не слвдует ни законами, ни обычаями препятство-

вать в дестиженш наилучшаго успеха; не надо им также мешать во-

спитывать наибольшее количество потомков. Как ни велико было и те-

перь еще остается значеше, борьбы за существоваше, однако, насколько

д*до касается высочайшей стороны человеческой природы, существуют

друпе деятели, болСе важные. Действительно нравственныя качества по-

вышаются, прямо или косвенно, в гораздо большей мйрС двйствием при-

551

диви, размышлекя, наставлешя, религж я т. у,., нежели путем есте-

ственнаго подбора; хотя этому последнему влияшю см4ло можно припи-

сать общественные инстинкты, доставивппе основу для развитая нравствен-

наго чувства Главный вывод, к которому мы пришли вэтом труд*

а "именно, что человвк произошел от некоторой низко организованной

формы, будет, к моему прискорбие, в высшей степени неприятен мно-

гим. Но едва ли возможно сомневаться в том, что мы произошли от

варваров. Изумлеше, испытанное мною, когда я в первый раз увидед

группу огнеземельцев на диком обрывистом берегу, никогда не изгла-

дится из моей памяти, потому что тотчас у меня тогда мелькнула мысль:

таковы были наши предки. Люди эти были совершенно голы и вымазаны

краской, их длинные волосы были спутаны, рот покрыт от возбужде-

шя птной, выражеше лица было дикое, ошеломленное, недоверчивое. У

этих людей едва ли существовали катя-либо искусства и, подобно ди-

ким жйвотным, они кормились ттм, что могли поймать. У них не

было никакого правительства, и они были безпощадны ко всякому, не при-

надлежавшему к их маленькому племени. Кто видвл дикаря в его

родной землд, тот не слишком устыдится, если будет вынужден при-

знать, что в жилах его течегь кровь н4котораго болве низкаго существа.

Что меня касается, я по крайней мдр в такой же Mtpt хотвл бы

быть потомком той героической обезьянки, которая бросилась на вву-

шавшаго ей страх врага, с цйлью спасти жизнь своего сторожа, или же

того стараго павиана, который, спустившись со скал, с торжеством вы-

хватил молодого товарища из толпы ошеломленных собак, как и по-

томком того дикаря, который наслаждается, пытая врагов, приносить

кровавая жертвы, без угрызешя соввсти совершает двтоубийетво, обра-

щается с своими женами, как с рабынями, не знает стыдливости и

находится под игом грубйших суев4рий.

Можно извинить чувство некоторой гордости, испытываемое человт-

ком при мысли, что он доетиг, хотя и не собственными усилиями, до

самой вершины лестницы, образуемой ступенями органическаго развитм;

именно тот факт, что ор поднялся, а не был поставден сразу на

такую высоту, позволяет ему надеяться на еще лучпий удл в отда-

ленном будущем. Но здвсь нас не касаючтя ни ll;lДlla>.;l,ы,. н" опасе-

шя; мы ищем только истины, насколько нашь разум позг.олягт нам

раскрыть ее; и я привел доказательства, по мври своих сил и способ-

ностей. {Мы должны, однако, мн кажется, признать, что человк, со

всйми его благородными качествами-симпатией, относящейся даже к низко

падшим, милосердием, распространяющимся не только на других людей,

но и на последнее живущее существо, богоподобным умом, постигшим

движен{я и устройство солнечной системы,-со всйми этими возвышенными

способностями, -человйк все еще носит, на своей телесной организацш,

неизгладимую печать низкаго происхождешя.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)