Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Часть 1. Причинные и онтологические "корни" новой философии

Истина где-то там…

Приведенная в эпиграф цитата, по нашему мнению, как нельзя лучше характеризует сегодняшнюю ситуацию в отечественной философии. Наши исследователи нынче готовы в поисках заповедных крупиц знания до умопомрачения копаться в манускриптах давно прошедших эпох, преданно заглядывать в рот зарубежным основателям и лидерам многочисленных узколокальных и узкоспециальных школ, с завидным рвением штудировать западных маргиналов, покорно погружаться в мир замысловатых восточных психотехник, при этом совершенно игнорируя лежащий "перед носом" современный отечественный конструктивный материал.

Примером этому может служить полное отсутствие внимания к обнаруживающей весьма высокий потенциал философского синтеза теории кольцевого (или вихревого) детерминизма, к которой автор данной статьи лет пятнадцать безуспешно пытается привлечь внимание общественности [1-12], и к его страстному призыву поддержать начинание в построении грандиозного здания синтезирующего реализма.

Впрочем, оказались проигнорированы и другие подобные призывы и публичные заявления. В частности, не вызвало обсуждения заявление, что "в современной культуре существует общая атмосфера нарастания разного рода синтезов, создающая благоприятную почву для развития философии неовсеединства" [13]. Осталась без сочувствия констатация того факта, что характеризующий текущую эпоху разнузданный "плюрализм философских взглядов не безграничен, не хаотичен, а носит систематический характер, что дает возможность произвести со временем "собирание" философского знания в единое целое" [14]. Гласом вопиющего в пустыне повисло в воздухе прямое заявление: "сегодня мы остро нуждаемся в новом, так сказать пост-постмодернистком философском синтезе. И я полагаю, что это будет неоклассический синтез" [15]. Нет пока откликов на приглашение оценить "проект синтезирующего реализма… на предмет соответствия идее "всеединства" и статусу специфической "российской философской идеи" [16].

Дело, по-видимому, в том, что наши ученые в массе своей слишком привыкли идти вслед за уже сложившимся лидером по уже кем-то основательно проторенной дорожке, не рискуя ступать на новые тропы из боязни "получить по рукам", оказаться незамеченными или прослыть маргиналами. Следовать известному "бренду", конечно, всегда легче. Что ж, по всей видимости, авторам высказанных идей самим придется испить до дна свою чашу. Будем сами торить свою тропу и давать "разгон" идеям. На том, помолясь, и приступим.

Для начала вновь акцентируем внимание на проигнорированных философской общественностью работах, где были акцентированы причинные и онтологические основания, а также методология построения синтезирующего реализма. Возможно, обойденность вниманием прежних работ отчасти объясняется их появлением в тяжелый период развития отечественной науки, а также труднодоступностью и даже, может быть, экзотичностью мест их публикации ( в Интернет-журнале В.Бабина [1-4], в разделе "Новые идеи" на "Интернет-Куличках" [1,3], в "Интернет- библиотеке Ихтика" [7,8,9,11] и печатном издании "Вестник научно-промышленного общества" [7,8,9,10]. Как бы то ни было, автор не теряет надежды исправить ситуацию.

В нескольких словах напомним суть вопроса. Традиционный детерминизм хорошо объясняет природу взаимосвязей и взаимовлияний между отдельными полями, предметами, организмами и людьми. С его помощью легко понять, почему все они меняются с течением времени под давлением внешних сил. Однако невозможно объяснить причину и онтологию их собственного возникновения, долговременного стабильного или квазистабильного существования. Эта ситуация не случайно явилась поводом для написания Кантом его знаменитой третьей антиномии.

Не будет преувеличением утверждать, что принцип "универсального взаимодействия" или принцип всеобщей взаимосвязи, избранный в качестве единственного системообразующего начала бытия, порождал модель мира, страдающую причинным "тоталитаризмом". В этой модели отсутствовал принцип индивидуализации, свободы в отдельных звеньях всеохватывающей причинной паутины.

Было невозможно объяснить феномен изоляции разных природных образований друг от друга, феномен автономного и автопоэзного развития организмов, активного сохранения ими своих жизненно важных параметров (гомеостазис) и преследования ими своих частных целей. Не было четкого серьезного причинного объяснения свободе воли, активности, случайности, синергетических явлений, относительной независимости физиологии, психики и сознания человека от внешнего мира и друг от друга.

Это лишь малая часть очень большого списка весьма серьезных недостатков и принципиальных мировоззренческих проблем. И до сих пор эти недостатки сильно подрывали авторитет детерминизма и базирующихся на нем философских учений. Но теперь, с появлением теории кольцевого детерминизма, все они могут быть успешно преодолены, третья антиномия Канта получает блестящее разрешение, и обновленный расширенный детерминизм предоставляет возможность для мощного продвижения конструктивной философской мысли.

Основная идея теории кольцевого детерминизма состоит в том, что в фундаменте любой отдельности, изолированности, автономности, синергетичности и автопоэзности лежит особый внутренний причинный поток, который непрерывно циркулирует внутри тела (природного образования) по замкнутому пути (контуру). Примером может служить простой атмосферный вихрь. Здесь причинный поток движется по близкой к кругу спирали и имеет механическую вращательную природу. Он-то и обеспечивает самопроизвольное непредсказуемое поведение вихря. В других случаях природа потока может быть электромагнитной, химической, биофизической, ядерной и т.д.

Принципиальным моментом является тот факт, что этот поток, в силу его замкнутости, является причиной самого себя (causa sui), сам себя в силу специфической инерции собственного движения постоянно возобновляет и поддерживает, стремится сохранить свой автономный онтологический статус, а вместе с этим и автономный физический статус контролируемого им тела. При этом он специфически детерминирует не только "свое" тело, но и прилегающую область окружающего мира. Таким образом, он выступает в качестве отдельного локального природного фактора, источника и носителя особого типа детерминизма, который и предложено выделить в особый разряд под названием "кольцевого".

Таким образом, жизнь ставит перед философами задачу вычленения в традиционном детерминизме двух принципиально не сводимых друг к другу равноправных разновидностей: прямолинейной(поступательной) и кольцевой(круговой). Методологически речь идет всего лишь о "подтягивании" учения о детерминизме до уровня классической механики, где подобное принципиальное расчленение типов движения тел было сделано несколько столетий назад (!). Так что предлагаемую "модернизацию" можно трактовать, как философское расширение элементов механики Ньютона на общее учение о детерминизме.

Так же, как и атмосферный вихрь, любое отдельное природное формирование живет в течение ограниченного промежутка времени, насколько позволяет инерция внутреннего причинного вихря. Однако живые организмы приспособились значительно продлевать срок своего существования за счет оптимизации внутреннего циркулирующего потока и комфортизации прилегающей среды обитания.

Внутри нас с Вами также "сидят" такие скрытые вихревые причинные потоки. Именно они нас сохраняют, ведут по жизни и обеспечивают нашу неповторимую индивидуальность и судьбу.

В то время как множество движимых ослабевающими детерминирующими вихрями тел и прочих природных образований прекращает свое существование, в недрах турбулентной природной среды происходит спонтанное или специально спровоцированное замыкание массы новых причинных контуров, порождающих новые автономные природные образования. При этом, следует особо подчеркнуть, в каждом таком случае не просто рождается новое материальное тело. На свет фактически появляется локализованный на определенном участке пространства и в определенном временном промежутке новый, особенным образом организованный в причинном отношении, обладающий свойством замкнутости-обособленности оригинальный мир.

Пространство этого мира характеризуется особым полем, на котором, кроме всеобщих, действуют собственные специфические законы и проявляются иные особенные свойства. Ситуация здесь находится под особым причинным контролем, что дает основания считать этот выделяющийся участок мира особой причинной зоной. Эту особую причинную зону вполне уместно называть внутренним физическим миром: последний ограничен собственными рамками и имеет собственное особенное внутреннее мироустройство. В случае, когда в качестве рассматриваемого природного образования берется человек, этот внутренний мир допустимо назвать термином Гуссерля - "трансцендентальное Я", разумеется, в расширенном физическом его толковании.

Разумеется, всякий такой внутренний мир не отрицает полностью общие свойства и закономерности внешнего мира. Он лишь частично их замещает и дополняет собственными. Например, в армии, которая являет собой в известной степени обособленную структуру, люди живут как по общечеловеческим гражданским, так и по специфическим уставным-казарменным правилам с безусловным приоритетом последних.

Однако элемент причинной самостоятельности обычно не мешает внутреннему миру гибко строить взаимоотношения с внешним миром: где-то отрицая его, а где-то ассоциируясь с ним. Факт определенной причинной независимости внутреннего мира от внешнего неизбежно порождает феномен онтологического равноправия этих двух миров. А это уже не шутки. Это уже с необходимостью требует от философии новизны подхода, лишенного прежнего легкомыслия. Прежние трюки редукционистов и элиминативистов уже не проходят. Внутренний физический мир, в столь же степени материальный, как и внешний, теперь уже нельзя сбрасывать со счетов. Как любое другое физическое поле, он, как оказывается, является вполне строгой материальной реальностью, обладающей вполне объективными особенными свойствами. В связи с этим учение о детерминизме с необходимостью требует дополнения, расширения.

Внутренний физический мир каждого отдельного природного образования - это особый системно-организованный мир, отличный от мира остальной природы. Следует констатировать, что существование любого отдельного образования сопряжено с сосуществованием двух принципиально отличающихся миров: особого внутреннего с замкнутой самодетерминацией и обычного внешнего с его традиционным детерминизмом. В связи с этим жизнь заставляет нас принять вполне определенные методологические новации. А именно, для адекватной интерпретации ситуации с очевидностью потребуется бикаузальная и биметрическая система представлений.

Бикаузальная - ввиду соседства и наложения двух разных типов детерминизма. Биметрическая - потому, что в отличие от обычного однородного и линейного поля, характерного для окружающего мира, внутреннему замкнутому миру, локализованному в пространстве и времени, природой уготовано (из курса классической физики) нелинейное и неоднородное поле центральных сил. Это два разных силовых поля, в которых действуют разные законы взаимодействия и движения. Центральное силовое поле, в частности, быстро ослабевает с удалением от центра. На некотором удалении его действие уже становится неактуальным, поэтому в целом его можно считать довольно компактно локализованным в пространстве. Из сложного взаимодействия двух этих миров, двух различных типов детерминизма и двух разных силовых метрик и рождается масса феноменов, волнующих воображение и запутывающих сознание философов самых разных направлений.

Причем, до сих пор эти самые философы акцентировали внимание на тех или иных узколокальных онтологических, эпистемологических, антропологических, психологических, социальных, культурных и прочих аспектах действительности совершенно хаотично, по мере спонтанного их обнаружения тем или иным увлекающимся автором. Теперь же, как мы покажем ниже, открывается счастливая возможность освещать все эти аспекты организованно, по мере систематического вскрывания новых причинно-онтологических пластов действительности и открывания новых граней бытия в рамках методологии "многогранного монизма" [1]. Примером систематического подхода в рамках такой методологии может служить работа [6].

Обнаружив две разновидности детерминизма, сталкивающиеся на субстрате каждого отдельного природного образования, мы должны выяснить, как они взаимодействуют друг с другом, в какие взаимоотношения и движения вовлекают данное образование с другими (внешними) образованиями. Здесь наука дает нам однозначный ответ: имеет место принцип суперпозиции причин [17]. Другими словами, внутреннее и внешнее причинные воздействия в каждой точке ареала исследуемого образования алгебраически суммируются. Причем, в зависимости от соотношения силы и направлений их векторов, воздействия эти могут усиливать, ослаблять или полностью подавлять друг друга.

Наличие двух разновидностей детерминизма не может не наложить весьма серьезный методологический отпечаток на структуру практически всех специальных наук о живых организмах, человеке и социуме. Фактически идет речь о необходимости четкого разделения материала каждой из этих наук на две составляющие: внутренне - и внешнеаспектную. Ранее нами уже указывалось на некоторые обстоятельства такого разделения [5]. Кроме того, особое внимание должно быть приковано к проблеме взаимодействия этих двух составляющих, механизму сопоставлений и взаимных трансляций их частных трактовок явлений и событий.

До сих пор мы вели речь о внутреннем мире живого организма и человека в коробящем философов физическом контексте. Философы привыкли употреблять термин "внутренний мир" исключительно в отношении психики или сознания. Мы же концентрируем внимание на причинных и онтологических физических "корнях" самоорганизации, в том числе человеческой самоорганизации. Это как раз и дает нам в качестве следствия строгие основания к объяснению элементов самоорганизации на уровне человеческой психики и человеческого сознания. Другими словами, физическая самостоятельность организма человека первична и является базой самостоятельности его психики и сознания. Отсюда и вытекает, что конечный объем, органическая целостность и системная замкнутость внутреннего физического мира человека в полной мере характерны и для его психической составляющей.

Несмотря на разнородность материала специальных наук, история их становления обнаруживает некие общие элементы и закономерности, побуждающие находить единые методологические приемы исследования. Являющийся составной частью синтезирующего реализма принцип многогранного монизма рассматривает все специальные науки в качестве слагаемых общего человеческого познания, имеющего четкие признаки системности, на которых в свое время настаивал Кант (разумеется, в терминологии своего времени) с его "единством трансцендентальной апперцепции".

Сознание человека (разум - в интерпретации Канта [18]) , воспринимающего мир через призму своего специфического локального, в значительной степени причинно замкнутого на себя внутреннего мира, послушно осуществляет "трансцендентальный синтез - "Я мыслю" [19], демонстрируя тем самым свой неотъемлемый системообразующий атрибут. Свойство системности всего внутреннего психического мира человека справедливо акцентировал позднее В.Дильтей в его концепции "переживания": "Переживание - фундаментальная данность сознания, сложное целостное образование, воспринимаемое не как множество атомарных фактов, а как совокупность элементов "потока жизни", как их взаимосвязь" [20].

Интересные определения системности сознания можно встретить и в современных эссе. Например, А.Буровский пишет : "Система деятельности, система поведения, информационное поле - специфичны для [обитаемого] пространства… Модель: вселенский централизм - особенность нашего сознания" [21].

А коль скоро мы признаем наличие системного единства на уровне всего человеческого психического бытия, сознания и порождаемого им знания, следует признать (в пику позитивистам) также и необходимость развития освещающей и изучающей эти общие системные свойства особой науки - философии.

Вышеуказанную бикаузально-биметрическую причинно-онтологическую модель мира предлагается рассматривать в качестве фундамента для построения синтезирующего реализма. Принятие на вооружение данной модели действительности, как будет показано ниже, устраняет принципиальные мировоззренческие "перегородки" между познавательными подходами и приемами сторонников прежде антагонистических учений. Появляется счастливая возможность построения учения, нацеленного на синтез, систематизированное включение в свое лоно всего конструктивного философского знания, наработанного за всю историю человечества в рамках множества частных философских учений.

Отталкиваясь от данной строгой модели, теперь можно выстроить причинно и онтологически обоснованный путь до любой занимающей наши умы философской концепции, будь то давняя или ближняя история или самая свежая современность. Выявив же твердое причинно-онтологическое основание интересующей нас концепции, мы сможем ее аргументировано классифицировать в рамках многогранного монизма, определить ей заслуженное место в строящейся системе философского знания, а также легко сможем определить, что в изложении ее автора "от бога", а что "от лукавого". Вот такая предлагается несложная методика. С ее помощью, мы надеемся, со временем удастся загнать всю анархично-хаотическую философию нашего времени в строго научное системное онтологическо-методологическое стойло.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)