Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Аль-Ани Н.М. Обладает ли синергетика философским статусом. 2000

д.ф.н., профессор кафедры философии СПбГУ ИТМО

Последнее десятилетие ушедшего века было отмечено в нашей стра-не повышенным интересом к синергетике и ее проблемам. За это время появилось огромное количество работ, посвященных различным аспектам синергетики и особенно ее методологическому статусу, были предприняты практические меры по созданию центров синергетических исследований, стали регулярно проводиться семинары по синергетике. Такой необычный интерес к синергетике нельзя, конечно, объяснить одним лишь "неисто-вым" желанием утолить длившийся десятилетиями "информационный го-лод", после того как с развалом СССР были опрокинуты (хочется верить, всерьез и надолго!) цензура и все те идеологические барьеры, которые преграждали путь информационным потокам с Запада и со всего остально-го мира, и страна, вследствие этого, оказалась в настоящем "информаци-онном потоке".

Нет сомнений в том, что одним из своих оснований указанный инте-рес имел крайне амбициозные притязания синергетики на роль теории, от-ражающей и выражающей собой всю сложность бытия и способной, по-этому, отвечать чуть ли ни на все вопросы и решать любые проблемы. К сожалению, приходится констатировать, что благоприятную почву для по-добных притязаний подготовили некоторые из создателей и ведущих представителей современной теории динамических систем и физики неравновесных состояний. Так, например, известно, как И.Пригожин весьма категорично и однозначно относился не только к классической физике, но и к теории относительности и квантовой механики как наукам, полностью игнорирующим проблему необратимости времен, т.е. отвергающим, по сути дела, "стрелу" времени. Он, в частности, не просто говорил о наивном реализме классической физики1, но и прямо утверждал, что "ньютоновский детерминизм утрачивает силу" и "будущее перестает определяться настоящим"2, поскольку оно в нем не содержится.3 На фоне этих и им подобных высказываний И.Пригожин всячески стремился подчеркивать исключительность создаваемой им (и другими учеными) теории диссипативных структур или физики неравновесных состояний, ее принципиальное отличие от всей прежней физики. Именно ее он и предлагает рассматривать как науку, "отражающую всю сложность реального мира"4. При такой жесткой установке крайне трудно удержаться от искушения представить дело та-ким образом, будто наука прежде "заблуждалась" и что она начинала "прозревать" лишь недавно вместе с созданием современной теории дина-мических систем или физики неравновесных состояний, т.е. вместе с появ-лением синергетики.

Однако столь резко противопоставляя синергетику5 всей прежней физике, И.Пригожин не до конца отдает себе отчет в том, что, согласно выдвинутому Н.Бором еще в 1913 году "принципу соответствия", нельзя признать вполне научной новую теорию, претендующую на более широкую область применимости, чем старая научная теория, если она не включает в себя эту последнюю в качестве своего предельного случая.6 Следовательно, новая научная теория не просто отрицает старую научную теорию, но и снимает или "удерживает" ее в себе, сохраняя с ней, таким образом, определенную преемственность, которую можно с математической точностью установить и вырезать.

Справедливости ради необходимо заметить, что у И.Пригожина мы встречаем и другие высказывания, где в противовес вышеприведенным взглядам, все же, утверждается, что ньютоновский детерминизм не совсем утрачивает силу и что в известной мере допускается существование некой детерминистической связи между прошлым и настоящим. Так, например, мы читаем у него, что "в природе встречаются как обратимые, так и необ-ратимые процессы", или, говоря иначе: "обратимые процессы, описывае-мые фундаментальными законами физики", столь же реальны, как и необратимые7 и, поэтому, действительно существуют такие "состояния, в которых обнаруживаются как детерминистическое поведение, так и непредсказуемость"8; что ньютоновская динамика "описывает… часть наших физических данных", поскольку "классическая динамика выполняется в определенных пределах"9; что начальные условия любой сложной системы "перестают подчиняться нашему произволу, но возникают как исход предшествующей эволюции системы"10, что, естественно, не может быть истолковано иначе как прошлое (в данном случае "сложной системы") все же определяет некоторым образом (ее) настоящее и т.д. Однако все эти и им подобные суждения не могут сглаживать то общее впечатление об "исключительности" синергетики как науки, отражающей "всю сложность реального мира", которое производят работы И.Пригожина.

Вместе с тем следует, однако, отметить, что только при таком вос-приятии и интерпретации синергетики становится естественным и понят-ным стремление многих наших исследователей превратить ее во всеохва-тывающую теорию, а, следовательно, и в общем методологическую основу для объяснения всех сложных процессов реального мира, начиная с порождения физическим вакуумом элементарных частиц и кончая развитием человеческого познания и метаморфозами социокультурной реальности. Поэтому не приходится удивляться, когда одни авторы говорят о синергетике познания11, а другие - о синергетической концепции бытия12. Находятся и такие, которые, наделяя синергетику полным философским статусом, пытаются охарактеризовать ее не иначе как философию надежды13.

С подобными взглядами вряд ли можно согласиться. Дело в том, что стремление придать синергетике на современном этапе ее развития статус философской теории (концепции) является, как нам представляется, не просто преждевременным, но и весьма проблематичным. В подтверждение данного тезиса укажем, в частности, на следующие обстоятельства. Во-первых, синергетика как современная теория динамических систем, как физика неравновесных состояний, находится еще на стадии своего формирования и поэтому представляет собой далеко еще не завершенную научную теорию, какой является, например, теория относительности. В пользу подобного взгляда говорит не только то, что по сей день еще отсутствует единое, общепринятое, определение синергетики, но и то, что математический аппарат так называемой неравновесной физики не является еще настолько развитым и совершенным, что можно было бы из нее вывести законы классической динамики в качестве предельного случая14. Это последнее обстоятельство делает, в известной мере, не совсем корректной и не до конца уместной ту аналогию или параллель, которую И.Пригожин пытается проводить между своей программой, исходящей из второго начала термодинамики в качестве фундаментального постулата, и теорией относительности А.Эйнштейна, полагающей принцип постоянства скорости света в качестве одного из двух своих постулатов15.

Во-вторых, синергетика и философия довольно четко отличаются друг от друга по своему предмету и по своим методам и функциям. Поэто-му, в каком бы конкретном содержании ни понималась сегодня синергети-ка, в любом случае она остается за рамками философской рефлексии как таковой.

В настоящее время в литературе существуют многочисленные опре-деления синергетики, которые можно, как нам представляется, сгруппиро-вать вокруг двух главных (основных) значений самого термина или поня-тия "синергетика" - узкого и широкого. В узком своем значении этот термин обозначает неравновесную физику, т.е. сугубо научную тео-рию. В таком своем понимании, т.е. именно как специально-научная тео-рия или как точная наука, синергетика явно не имеет никакого прямого от-ношения к философской рефлексии и поэтому, естественно, она не может быть отнесена к ней.

В широком своем значении понятие "синергетика" обозначает так называемую общую теорию самоорганизации сложных систем, которая, как нам кажется, также не может быть причислена к разряду философского знания. Нет, конечно, сомнений в том, что в своем широком понимании синергетика теряет свой строгий (точный) специально-научный характер. Однако это еще не значит, что она, вследсвие этого, приобретает статус философской теории. Дело в том, что синергетика в указанном понимании фактически еще не покидает пределы самого научного познания и не переступает, таким образом, границу или демаркационную линию, разделяющую научное и философское знания друг от друга. Поэтому было бы правильнее рассматривать ее в данном случае как целое движение в науке или как общенаучный метод, что, несомненно, сближает ее и с общей теорией систем, и с кибернетикой, которые, невзирая на все попытки придать им в период их расцвета в 50-х - 70-х годах ХХ столетия философское измере-ние, оставались, все же, лишь формами так называемого междисциплинарного знания. Следовательно, синергетику как общая теория самоорганизации можно в лучшем случае рассматривать как новую, более развитую форму этого знания. Поэтому она может быть представлена как результат развития системного подхода или, точнее говоря, как новая веха на пути развертывания той тенденции в развитии научного познания, которая была обозначена созданием общей теории систем и кибернетики.

Итак, можно сказать, что вместе с разработкой в середине ХХ столе-тия основных идей общей теории систем и кибернетики, научное познание окончательно вступило в качественно новую фазу своего развития - фазу формирования междисциплинарного знания. Вместе с формированием этого знания наступает новый этап во взаимоотношении между наукой и философией, который характеризуется постепенным переходом интегри-рующей и синтезирующей научные знания функции (во всяком случае, части ее) от философии к науке. Следовательно, вместе с появлением меж-дисциплинарного знания наука начинает постепенно как бы "отбирать" у философии функцию синтеза научного знания, которую она до тех пор почти единолично выполняла. Однако отсюда не следует делать поспеш-ный вывод о том, что путь к этому синтезу либо уже, либо будет совсем перекрыт для философии. Как раз наоборот, философия играла, играет и будет играть важную роль при формировании целостной общенаучной картины мира. Вопрос здесь может быть поставлен лишь в том плане, что философия будет действовать в этом процессе, а, следовательно, и в синте-зе научного знания не в качестве "единоличного монополиста", как дело обстояло прежде, и даже не как главное "действующее лицо", а будет уча-ствовать в нем наравне или, точнее, наряду с другими "действующими ли-цами". Таким образом, вместе с формированием междисциплинарного знания философии приходится отказываться от роли "первой скрипки" в синтезе научного знания, точно так же как она была вынужденной ранее отказаться от такой же роли в непосредственном изучении и исследовании природы вместе с зарождением и развитием естествознания.

В свете сказанного можно придти к выводу, согласно которому си-нергетику, как общую теорию самоорганизации, следует рассматри-вать в качестве целого направления в методологии научного позна-ния. Она формирует новый общенаучный метод или подход - синергетический, который включает в себя такие существенные аспекты или принципы, как, например, открытость, неравновесность, нелинейность, необратимость, иерархичность и т.д. Ввиду этого она, несомненно, может выполнять некую общеметодологическую функцию в научном познании и это, пожалуй, единственный существенный момент, сближающий ее с философией. Однако некорректно и, во всяком случае, преждевременно делать из данного факта далеко идущие обобщения и говорить о философском статусе синергетики. Мы говорим: преждевременно, ибо нельзя исключить возможность формирования в будущем на базе синерге-тического метода синергетической философской концепции подобно тому, как герменевтический метод в свое время привел к созданию философской герменевтики, а на базе психоанализа, который возник как метод лечения неврозов, появилась впоследствии философия неофрейдизма.

Литература

1. См.: Пригожин И. От существующего к возникающему. М., 1985, с.216.

2. Пригожин И. Конец определенности. Время, Хаос и новые зако-ны природы. Ижевск, 1999, с.12.

3. См.: Пригожин И. От существующего к возникающему, с.252.

4. См.: Пригожин И. Конец определенности…, с.14.

5. Следует заметить, что сам И.Пригожин упорно игнорирует став-ший почти общепризнанным термин "синергетика" и предпочи-тает вместо него оперировать понятиями "теория диссипативных структур", "современная теория динамических систем", "физика неравновесных состояний" и т.д.

6. Нетрудно видеть, что "принцип соответствия" Н.Бора с философ-ской точки зрения выражает собой "диалектическое снятие" как важнейший момент восхождения знания от абстрактного к кон-кретному, а, следовательно, и его движения от истин относитель-ных в сторону истины абсолютной.

7. Пригожин И. Конец определенности…, с.30.

8. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение. М., 1990, с.8.

9. Пригожин И. От существующего к возникающему, с.24.

10. Там же, с.251.

11. См., например: Князева Е.Н. В эволюционных лабиринтах знания: синергетическое видение научного прогресса //Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. М., 1999, с.73.

12. См., например: Делокаров К.Х. Социосинергетика и управление //Синергетика и социальное управление. М., 1998, с.20.

13. См., например: Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Принцип коэволюции сложных систем и социальное управление //Синергетика и социальное управление. М., 1998, с.17-19.

14. В связи с этим интересно отметить, что сам И.Пригожин признает, - "что обычная формулировка классической (и квантовой) механики оказывается "погруженной" в более широкую теоретическую схему, также допускающую описание необратимых процессов". Пригожин И. От существующего к воз-никающему, с.164.

15. См.: Пригожин И. Там же, с.220.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)