Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





предыдущая главасодержаниеследующая глава

В.Е. ЧИРКИН Легализация и легитимация государственной власти. 1995.

Многие поворотные события последних лет в России (противоборство законодательной и исполнительной власти. Договор об общественном согласии 1994 г., неоднозначное отношение к чеченской войне 1994-1995 гг. и др.) остро ставят в обществе вопрос о государственной власти, ее легальности и легитимности. т. е. ее юридической обоснованности, с одной стороны, и справедливости, признании, поддержке ее населением - с другой. Острота проблемы усугубляется условиями формирования в некоторых сферах номенклатурно-мафиозного капитализма, нерасчлененностью в ряде случаев коммерческих, административных, а то и криминальных структур, противодействием со стороны местной номенклатуры, федеральной власти, частой некомпетентностью последней, авторитаристскими чертами федеральной конституции и некоторыми другими, в том числе персональными, факторами. Существует и теоретическая неясность: в работах юристов, политологов, политических деятелей термины "легализация" и "легитимация" нередко употребляются в неверных значениях.

Легализация и легитимация: общее и особенное

Термин "легализация" происходит от латинского слова "Legalis", что значит законный. Ссылки на легализацию как основание власти и должного поведения уже в IV-III вв. до н. э. использовались школой китайских легистов в споре с конфуцианцами, требовавшими такого поведения, которое соответствовало бы вселенской гармонии. Элементы своеобразной легализации присутствовали в противоборстве светской и духовной властей в Западной Европе в средние века, на нее ссылались в новое время сторонники "легитимной монархии" Бурбонов, выступая против "узурпатора" Наполеона.

В современных условиях легализации государственной власти как юридическое понятие означает установление, признание, поддержку данной власти законом, прежде всего конституцией, опору власти на закон. Однако, во-первых, конституции и законы могут быть приняты, изменены, отменены различными способами. Создававшиеся в результате военных переворотов во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки военные и революционные советы декретировали отмену (часто - приостановление) конституций и нередко без каких-либо особых процедур провозглашали новые временные конституции. В действительности в Ираке такая временная конституция сохраняет свою силу с 1970 г. до настоящего времени, в ОАЭ временная конституция, принятая эмирами, - с 1971 г. В отдельных странах конституции заменялись институционными актами (Бразилия), прокламациями (Эфиопия). Монархи единолично "даровали" конституции "своему верному народу" (Непал, Саудовская Аравия и др.). В России в 1993 г. действие Конституции 1978 г. (с поправками) было приостановлено указом президента. Во-вторых, иногда конституции и законы, принятые в соответствии с установленными процедурами, по своему содержанию легализовали открыто диктаторскую, антинародную власть, тоталитарную систему. Таковы были конституционные акты фашистской Германии, расистское законодательство ЮАР (до принятия в 1994 г. временной конституции), "партии-государства" Гвинеи или конституции африканского Заира (их было несколько), провозглашавшие, что в стране существует единственный политический институт - правящая партия-движение, а законодательные, исполнительные органы, суды являются органами этой партии. Конституции России и СССР, принятые в период советского строя и провозглашавшие принадлежность власти трудовому народу, на деле легализовали тоталитарный и даже временами террористический режим.

Конечно, в условиях авторитарных и тоталитарных режимов конституции могут приниматься внешне демократическими способами (Учредительным собранием, Верховным Советом в СССР в 1977 г., референдумом на Кубе в 1976 г.), они могут содержать демократические положения, права граждан (в Конституции СССР 1936 г. закрепился широкий перечень социально-экономических прав) и т.д. Но эти моменты нужно оценивать лишь в комплексе с реальной действительностью, Так, сами выборы парламента, принимающего конституцию, в условиях тоталитарного режима не свободны, а фразы о демократии служат прикрытием подлинной ситуации. Таким образом, при нарушении демократических процедур принятия конституции, иных актов конституционного значения, при несоответствия таких процедур возможностям народа осуществлять учредительную власть при принятии основного закона, при противоречии законов обще гуманным ценностям человечества формальный (юридический) закон не соответствует праву. Юридическая легализация государственной власти в таких условиях будет иллюзорной, т.е. лжелегализацией.

Более сложным представляется понятие легитимации государственной власти. Legitimus тоже означает законный, узаконенный, но данное понятие не юридическое, а фактическое, хотя его составной частью могут быть юридические элементы. По существу из этого исходили конфуцианцы в споре с упомянутыми легистами, его имели в виду сторонники и светской, и духовной властей, по-разному интерпретируя "волю бога". Современное значение этого понятия связано с исследованиями политологов, прежде всего немецкого ученого Макса Вебера (1864-1920 гг.).

Легитимация нередко вовсе не имеет отношения к закону, а иногда и противоречит ему. "Это процесс не обязательно формальный и даже чаще всего неформальный, посредством которого государственная власть приобретает свойство легитимности, т.е. состояние, выражающее правильность, оправданность, целесообразность, законность и другие стороны соответствия конкретной государственной власти установкам, ожиданиям личности, социальных и иных коллективов, общества в целом. Признание государственной власти, ее действий легитимными складывается на основе чувственного восприятия, опыта, рациональной оценки. Оно опирается не на внешние признаки (хотя, например, ораторские способности вождей могут оказать значительное воздействие на публику, способствуя установлению харизматической власти}, а на внутренние побудительные мотивы, внутренние стимулы. "Легитимация государственной власти связана не с изданием закона, принятием конституции (хотя и это может входить в процесс легитимации), а с комплексом переживаний и внутренних установок людей, с представлениями различных слоев населения о соблюдении государственной властью; ее органами норм социальной справедливости, прав человека, их защитой.

Не легитимная власть опирается на насилие, иные формы принуждения, в том числе психического воздействия, но легитимацию нельзя навязать людям извне, например силой оружия или откроированием "хорошей" конституции монархом своему народу. Она создается преданностью людей определенному общественному строю (иногда определенной личности), который выражает непреложные ценности бытия. В основе такого рода преданности лежит вера людей в то, что их блага зависят

от сохранения и поддержки данного порядка, данной государственной власти, убеждение в том. Что они выражают интересы народа. Поэтому легитимация I государственной власти всегда связана с интересами людей, различных слоев населения. А поскольку интересы и потребности различных групп в силу ограниченности \ ресурсов и других обстоятельств могут быть удовлетворены только частично или удовлетворены полностью лишь запросы некоторых групп, легитимация государственной власти в обществе, за редчайшими исключениями, не может иметь всеобъемлющего, универсального характера: то, что является легитимным для одних, предстает как не легитимное для других. Поголовная "экспроприация экспроприаторов" -явление, не обладающее легальностью ибо современные конституции предусматривают возможность национализации лишь определенных объектов только на основе закона и с обязательной компенсацией, размеры которой в спорных случаях устанавливаются судом), и крайне не легитимное не только с точки зрения собственников средств производства, но и других слоев населения. В представлениях же люмпен-пролетариата всеобщая экспроприация обладает высшей степенью легитимности. Можно привести множество других примеров разных интересов тех или иных слоев населения и их неодинакового, нередко противоположного отношения к мероприятиям государственной власти и к самой власти. Поэтому ее легитимация связана не с одобрением всего общества (это крайне редкий вариант), а с принятием се большинством населения при уважении и защите прав меньшинства. Именно это, а не диктатура класса делает государственную власть легитимной. - Легитимация государственной власти придает ей необходимый авторитет в обществе. Большинство населения добровольно и сознательно подчиняется ей, законным требованиям ее органов и представителей, что придает ей устойчивость, стабильность, необходимую степень свободы в осуществлении государственной политики. Чем выше уровень легитимации государственной власти, тем шире возможности руководства обществом с минимальными "силовыми" издержками и затратами "управленческой энергии", с большей свободой для саморегулирования общественных процессов. Вместе с тем легитимная власть вправе и обязана в интересах общества применять меры принуждения, предусмотренные законом, если иные способы пресечь антиобщественные действия не дают результатов.

Но арифметическое большинство не всегда может служить основой подлинной легитимации государственной власти. Большинство немцев при гитлеровском режиме приняли политику по "очищению расы" и в отношении территориальных притязаний, что в конечном счете, привело к огромным бедствиям для немецкого народа. Следовательно, не всякие оценки большинства делают государственную власть подлинно легитимной. Решающим критерием является ее соответствие общечеловеческим ценностям.

Легитимация государственной власти оценивается не по словам ее представителей (хотя и это имеет значение), не по текстам принятых ею программ и законов (хотя и это важно), а по практической деятельности, по способам решения ею коренных вопросов жизни общества и каждой личности. Население видит разницу между лозунгами о реформах и демократии, с одной стороны, и авторитарными способами принятия важнейших для судеб страны, народа решений с другой. Отсюда, как свидетельствуют систематические опросы населения, проистекает эрозия легитимности государственной власти в России (легитимность была высокой после августа 1991 г.) при сохранении ее легализации: все высшие органы государства созданы по Конституции 1993 г. и действуют в принципе в соответствии с ней, но по опросам, организованным в конце марта 1995 г. по заданию телеканала НТВ, 6% опрошенных доверяют Президенту России, 78% - не доверяют, 10% одновременно доверяют и не доверяют, 6% затруднились ответить. Конечно, данные опросов не всегда дают верную картину, однако эти данные нельзя недооценивать.

Выше уже говорилось о том, что легитимация государственной власти может включать и, как правило, включает ее легализацию. Но легитимация находится в противоречии с формальной легализацией, если юридические законы не соответствуют нормам справедливости, общедемократическим ценностям, установкам, сложившимся у большинства населения страны. В этом случае легитимация либо отсутствует (например, население отрицательно относится к установленным властью тоталитарным порядкам), либо в ходе революционных событий, национально-освободительных движений происходит легитимация иной. Антигосударственной, повстанческой, цредгосударственной власти, сложившейся в освобожденных районах, которая. становится затем государственной властью. Так развивались события в Китае, Вьетнаме, Лаосе, Анголе, Мозамбике. Гвинее-Бисау и некоторых других странах".

Подобно отмеченной выше ложной легализации возможна и ложная легитимация, когда под воздействием пропаганды, разжигание националистических настроении, использования личной харизмы и других приемов (в том числе запрещения оппозиции и свободной прессы, в результате чего население не имеет должной информации)! значительная часть, а то и большинство населения поддерживает государственную власть, удовлетворяющую его некоторые текущие интересы в ущерб его коренным чаяниям.

Проблемы верификации легализации и легитимации (в том числе ложной) очень сложны. В научной литературе, в том числе зарубежной, они разработаны недостаточно. Легитимация обычно связывается с юридическим анализом подготовки и принятия конституции, с изучением решений конституционных судов и других органов конституционного контроля, анализом данных выборов и референдумов... Меньше внимания уделяется содержанию конституционных актов, характеру деятельности государственной власти, сопоставлению программ политических партий и той политики, которую проводят стоящие у власти. Совсем редким является научный анализ программ в сопоставлении с действиями различных высоких должностных лиц.

Еще более сложно определить индикаторы легитимации. В данном случае используются также результаты выборов и референдумов, но в первом случае нередки фальсификации, а вторые не всегда отражают подлинных настроений народа, так как эти результаты бывают обусловлены преходящими факторами. Во многих развивающихся странах с однопартийной системой (Гана, Бирма, Алжир и др.) на выборах парламента и президента правящая партия получала подавляющее большинство голосов, но это же население осталось совершенно безучастным к военным переворотам, свергшим эту власть. На референдуме 1991 г. по вопросу о сохранении Союза ССР большинство избирателей дали утвердительный ответ, но через несколько месяцев СССР распался при безразличии значительной части тех же избирателей. Таким образом, формальные оценки, применяемые при легализации, требуют глубокого и всестороннего анализа при определении легитимности государственной власти.

Конституция как инструмент легализации государственной власти

Как уже отмечалось, легализация государственной власти связана с юридическими процедурами, которые весьма многообразны. В данной статье мы остановимся только на роли конституции как формы легализации государственной власти, ибо демократический способ подготовки и принятия конституции, ее гуманистическое содержание, соответствие деятельности государственных органов ее нормам рассматриваются как главные доказательства процедуры легализации государственной власти. Хотя само по себе принятие конституции свидетельствует, как правило, об определенной стабильности государственной власти, не всегда способы подготовки и принятия основного закона соответствуют требованиям подлинной легализации.

Подготовка проекта конституции осуществляется разными способами. В редких случаях проект создается самим Учредительным собранием, специально избранным для принятия конституции Италия при подготовке Конституции 1947 г., Индия при разработке Конституции 1950 г.) или парламентом (Конституция Шри Ланки 1978 г.).

Во всех названных случаях ведущую роль играет специальный (конституционный) комитет, формируемый представительным органом. В России важную роль в разработке проекта Конституции 1993 г. сыграло Конституционное совещание, состоявшее из назначенных указами Президента РФ представителей федеральных государственных органов, выделенных ими функционеров политических партий, предпринимателей, субъектов федерации и др. Во многих пост социалистических странах (Болгария, Венгрия, Польша, Чехословакия и др.) в разработке новых принципов конституции или изменений, вносимых в прежние конституции (новая редакция), принимали участие "круглые столы", "гражданские ассамблеи" представителей государственных органов, различных партий, профсоюзов и общественных движений.

В большинстве стран проект новой конституции разрабатывает конституционная комиссия, создаваемая представительным органом, президентом, правительством Проект Конституции Франции 1958 г. (помимо этого текста в Конституцию Франции входят еще два документа - Декларация прав человека и гражданина 1789 г, и преамбула Конституции 1946 г.) был подготовлен конституционной комиссией... назначенной правительством, и вынесен на референдум, минуя парламент. В; ФРГ проект действующей Конституции 1949 г. был подготовлен парламентским советом, состоявшим из представителей региональных парламентов (ландтагов земель), и одобрен командованием западных оккупационных войск. В Алжире проект Конституции 1989 г., вынесенный на референдум, подготовила группа советников президента. После военных переворотов проект постоянной конституции нередко разрабатывается назначенными правительством комиссиями, затем он обсуждается в Учредительном ном собрании, частью избранном, а частью назначенном военными (Турция в 1982 г. Нигерия в 1989 г. и др.).

При предоставлении независимости бывшим колониальным странам проекты конституций готовились министерством колоний (Нигерия в 1964 г.) местными властями с участием советников метрополии (Мадагаскар в 1960 г.), на заседаниях "круглых столов", где присутствовали представители партий или национально освободительных движений, а руководили заседаниями высокопоставленные чиновники метрополии (Зимбабве в 1979 гг.).

В странах тоталитарного социализма использовалась иная процедура подготовки проекта. Он разрабатывался по инициативе Центрального комитета (Политбюро) коммунистической партии. Этот же орган создавал конституционную комиссию, которая обычно утверждалась парламентом, устанавливал основные принципы будущей конституции, одобрял проект и представлял его для принятия парламентом или на референдум. В социалистических странах, а также в так называемых странах социалистической ориентации (Южный Йемен, Эфиопия и др.) проект до его принятия выносился на общенародное обсуждение. Обычно проводилось много собраний обсуждение освещалось в средствах массовой информации. Практические же результате таких обсуждений были, как правило, весьма незначительны, поскольку принципы конституции предопределены правящей партией. Но в некоторых странах (СССР, Куба, Бенин, Эфиопия и др.) по результатам обсуждения народом в проект вносились существенные, а в отдельных случаях весьма важные поправки.

o С точки зрения легализации государственной власти стадия обсуждения не имеет существенного значения (для легализации важно, чтобы конституцию принимал законно уполномоченный на то орган), но с точки зрения легитимации всенародное обсуждение проекта может иметь огромное значение. Этот процесс внедряет в сознание населения сопричастность в подготовке основного закона, убеждение, что устанавливаемый конституцией порядок отражает его волю.

В наибольшей степени вопрос о легализации государственной власти связан не с подготовкой проекта, а с процедурами принятия конституции и ее содержанием Одним из наиболее демократических способов считается принятие конституции специально избранным для этой цели Учредительным собранием. Первым собранием такого рода был Филадельфийский конгресс США, принявший действующую до сих пор Конституцию 1787 г. Учредительными собраниями в последние годы приняты конституции Бразилии 1988 г., Намибии 1990 г., Болгарии 1991 г.. Колумбии 1991 г., Камбоджи 1993 г., Перу 1993 г. и др. Однако Учредительное собрание не всегда, как отмечалось, формируется путем выборов, а иногда состоит из частично назначенных членов. Кроме того, Учредительное собрание нередко играет роль консультативного органа, поскольку принятие им конституции утверждалось военными властями, которые иногда вносили в текст поправки (Гана. Нигерия, Турция и др.). Все это снижает степень легализации государственной власти, ее органов, создаваемых в соответствии с такой конституцией.

Легализация государственной власти может быть осуществлена конституциями, принятыми обычными парламентами, избранными для текущей законодательной работы. Так была принята Конституция СССР 1977 г., Нидерландов 1983 г. Папуа - Новой Гвинеи 1975 г. Однако некоторые из таких парламентов для целей принятия конституции объявляют себя Учредительными собраниями (например, в Танзании в 1977 г.), а затем продолжают работать как обычные парламенты. Такое преобразование призвано повысить степень легализации государственной власти,

Все чаще конституции в современных условиях принимаются путем референдума. Теоретически прямое голосование избирателей обеспечивает наибольшую легализацию государственной власти. Так были приняты Конституции Франции 1958 г., Египта 1971 г. Кубы 1976 г., Фнллипин 1967 г., России 1993 г. На практике, однако, референдум может использоваться по-разному. Без предварительного обсуждения проекта в парламенте, населением избирателям бывает трудно разобраться в таком сложном документе, как конституция. Нередки случаи использования референдума или для принятия реакционных конституций (например, в Греции в 1978 г. при режиме "черных полковников"). Иногда конституции тоталитарных режимов (Бирмы 1974 г., Эфиопии 1987 г. и др.) после референдума утверждались (или подтверждались) избранными на основе этих конституций парламентами. Формально такой двойной процесс легализации надежно узаконивал государственную власть, но по своему содержанию она не соответствовала демократическим принципам.

Некоторые способы принятия конституций даже формально не влекут за собой легализацию государственной власти. Таковы конституционные акты военных режимов, конституции, утверждавшиеся военными правительствами в Турции, Нигерии и других странах, конституции, принятые съездами и другими высшими органами правящих партий в 70-х годах и Конго, Анголе, Мозамбике, октроированные монархом или метрополией конституции!)

Легализация государственной власти неразрывно связана с содержанием конституций. Реакционные конституции, принятые даже с соблюдением необходимых процедур, на деле могут создать лишь лжелегализацию. Это объясняется не только тем, что принятие таких конституций иногда осуществляется в обстановке обмана и насилия, но и тем что определенным силам удается включить в конституции положения, противоречащие общедемократическим принципам, выработанным человечеством и закрепленным в основополагающих международно-правовых актах (Устав ООН 1945 г Пакты о правах человека 1966 г. и др.). Конституции многих стран признают, что такие принципы имеют приоритет по отношению к внутреннему праву страны. Положения конституций, нарушающие права человека (например, в ЮАР до 1994 г.), провозглашающие единственно допустимую идеологию (например, мобутизм по Конституции Заира 1980 г.), противоречащие суверенитету народа (положения Конституции Алжира 1976 г. о принадлежности политической власти единственной разрешенной партии - Фронту национального освобождения) и т.д., исключают подлинную легализацию государственной власти, так как противоречат общепринятым международным нормам и принципам. Они являются одновременно не легитимными, ибо противоречат демократическому сознанию народов.

Формы легитимации государственной власти

Между легализацией и легитимацией государственной власти нет "китайской стены": правовые акты и процедуры могут быть составной частью легитимации, а последняя создает необходимые предпосылки для прочной легализации государственной власти. Вместе с тем легитимация играет важную роль в обществе, ибо любая государственная власть не может опираться только на провозглашаемые ею законы или только на насилие. Чтобы быть устойчивой. прочной, стабильной, она должна искать поддержки общества, определенных групп, средств массовой информации и даже определенных влиятельных личностей. В современных условиях представители авторитарной и тоталитарной но своему характеру власти нередко устраивают встречи и совещания с выдающимися представителями интеллигенции, влиятельными журналистам организуют посещения различных районов страны, встречи с коллективами предприятий и т.д. Цель эти мероприятий - найти поддержку, прежде всего действиями, но также настроениями, чувствами.

-Со времен М. Вебера принято различать три "чистых" типа легитимации власти, которые могут быть применены и к легитимации государственной власти. Это - традиционная харизматическая и рациональная легитимация.

Традиционная легитимация представляет собой господство на основе традиционного авторитета, коренящееся в уважении обычаев, вере в их преемственность, в то, что власть "выражает дух народа", соответствует обычаям и традициям принятым в обществе в качестве стереотипов сознания и поведения. Традиции имеют огромное значение для укрепления власти монарха в мусульманских странах Персидского залива (Кувейт, Саудовская Аравия. Бахрейн и др. в Непале, Бутане, Брунее. Они определяют вопросы престолонаследия структуру органов государства. В тех мусульманских странах, где есть парламенты, они иногда создаются в соответствии с традициями аш-шуры (совещания при монархе) как консультативные парламенты. Традиции определяют принятие решений в парламенте Индонезии главным образом путем консенсуса. Вместе с религиозными догмами традиции во многом регулируют государственную жизнь в ряде развивающихся стран. Традиции имеют важное значение для легитимации государственной власти в странах, где действует система англосаксонского права. Судебный прецедент - одно из выражений силы традиций. Британский монарх по традиции является главой англиканской церкви (составная часть его титула - Защитник веры). Аналогичная ситуация имеет место и в некоторых других европейских странах, где одна из церквей объявлена государственной (например, лютеранство в Дании).

Харизматическая легитимация - это господство, основанное на вере в личные дарования вождя (реже - узкой правящей группировки), в исключительную миссию вождя. Харизматическая легитимация не связана с рациональными суждениями, а опирается на гамму чувств, это сенсорная по своей природе легитимация. Харизма, как правило, индивидуальна. Она создаст особый образ. В прошлом - это вера в "доброго царя", способного избавить народ от притеснений со стороны бояр и помещиков. В современных условиях харизматическая власть встречается гораздо реже, чем в прошлом, но она распространена в странах тоталитарного социализма, будучи связанной с определенной идеологией (Мао Цзе Дун. Ким Ир Сен, Хо Ши Мин и др.) В сравнительно либеральной Индии с харизмой связано занятие важнейшего государственного поста премьер-министра представителями семейства Ганди - Неру (отец. затем дочь, а после ее убийства - сын). Такое же поколение стояло и стоит у власти в Шри Ланке (отец Бандеранаикс, затем жена, ныне президент - их дочь, а мать-премьер-министр).

Для укрепления харизмы широко используются специальные обряды: факельные шествия демонстрации в поддержку власти в особой униформе, коронация монарха. Рациональная легитимация государственной власти основана на рациональной оценке связана с формированием убежденности в разумности существующего порядка, законов, привил, принятых в демократическом обществе для управления им. Этот вид легитимации относится к числу основных в современных условиях демократического правового государства.

Рациональная легитимация предполагает, что население поддерживает (или отвергает) государственную власть, исходя прежде всего из собственной оценки действий этой власти. Не лозунги и обещания (они имеют сравнительно кратковременный эффект), не имидж мудрого правителя, часто даже не справедливые законы (в современной России многие хорошие законы не исполняются), а прежде всего практическая деятельность органов государственной власти, должностных лиц, особенно высших, служит основой рациональной оценки.

На практике редко используется только одна из указанных форм легитимации, обычно они применяются в комплексе. Гитлеризм использовал традиционное почтение немцев к закону, харизму вождя, прививал населению убеждение в правильности "тысячелетнего рейха". В демократической Великобритании главным является способ рациональной легитимации, но, например, деятельность премьер-министров У. Черчилля и М. Тетчер имела элементы харизма, а традиции играют важную роль в деятельности парламента и кабинета. Роль де Голля во Франции в огромной степени была связана с его харизмой как лидера Сопротивления в борьбе против фашистских оккупантов, власть В.И. Ленина и в еще большей мере И.В. Сталина и россии была освящена идеологическими факторами и т.д.

В отличие от харизмы, которая может быть приобретена довольно быстро, стабильная рациональная легитимация требует известного периода времени. Однако существует ряд способов для приобретения первоначальной рациональной легитимации, процедура которой не столь длительна и зависит от определенных событий. Прежде всего это выборы высших органов государства. Наибольшее значение имеют прямые выборы, когда тот или иной орган государства, высшее должностное лицо получают мандат непосредственно в результате голосования избирателей. В Китае, однако, парламент (Всекитайское собрание народных представителей) избирается многостепенными выборами, президенты многих стран избираются парламентами (Турция, Израиль и др.), выборщиками (США) или специальными избирательными коллегиями (Германия, Индия).

Верхние палаты парламентов тоже нередко избираются косвенными выборами (Франция), а иногда и назначаются (Канада). Это конечно, не ставит под вопрос легитимацию названных органов, речь идет лишь о формах легитимации, установленных конституциями, тем более, что и при прямых выборах, особенно при мажоритарной системе относительного большинства, возможны искажения воли избирателей. В Индии партия Индийский национальный конгресс стояла у власти несколько десятилетий, имея большинство в парламенте, но при этом они ни разу не получила большинства голосов избирателей по стране. Такие же факты имели место в Великобритании: партия, получавшая меньше голосов по стране, имела больше мандатов в парламенте. В Венгрии в 1994 г. на выборах в парламент Венгерская социалистическая партия получила 33% голосов избирателей, но 54% мест в парламенте.

Голосование избирателей на референдуме по предложенной формуле может иметь огромное значение для легитимации государственной Власти, а референдум решающим или консультативным, но в любом случае, если избиратели одобряют конституцию или высказываются в поддержку мероприятий правительства, референдум легитимирует власть. Сила референдума и в том, что обычно но решение признается состоявшимся при участии не менее 50% избирателей и при положительном ответе не менее 50% голосов (по Конституции ЮАР 1984 г. требуется 2/3 голосов), тогда как выборы в ряде стран признаются состоявшимися при явке 25% избирателей (Франция, Россия) и допускается мажоритарная система относительного большинства (Великобритания, США, Индия и др.), при которой можно быть избранным, получив незначительное большинство голосов, но больше по сравнению с другим кандидатом.

( Важное значение для легитимации государственной власти имеет подписание общественного договора между государственной властью, важнейшими политическими партиями, общественными организациями, иногда представителями различных частей государства (в федерациях, в странах с автономными образованьями) После падения режима Франко такой договор был подписан в Испании и во многом способствовал стабилизации положения в стране. В 1994 г. Договор об общественном согласии, определяющий мероприятия государственной власти, взаимные права и обязанности сторон, был подписан в России, но его осуществление идет с большими сложностями, есть попытки отзыва своих подписей из договора. В 1995 г. конституционный договор между парламентом и президентом подписан на Украине. Он призван уменьшить трения между ветвями власти и тем самым придать ей большую легитимацию в оценках населения

В последние годы все чаще для легитимации политической власти используется, как это ни парадоксально, роль оппозиции. Мы уже упоминали о "круглых столах" в пост социалистических странах, на которых вырабатывались новые правила организации государственной жизни. В Конституции Португалии 1976 г. впервые было сказано о роли политической оппозиции, в Великобритании лидер парламентской оппозиции с 1937 г. получает жалованье из казны в размере министра кабинета. Конституция Колумбии 1991 г. содержит целую главу о правах политической оппозиции (право на реплику в средствах массовой информации, право доступа ко всем официальным документам и др.). Конституция Бразилии 1988 г. вводит лидера оппозиции наряду с некоторыми высшими должностными лицами в Совет республики при президенте. Лидер оппозиции назначает определенное число сенаторов в Ямайке и некоторых других странах. Институционализация оппозиции укрепляет стабильность государственной власти.

На международной арене способы рациональной легитимации государственной власти могут быть связаны с признанием государств и правительств, с принятием тех или иных государств в международные организации и другими обстоятельствами.

©1995г. В.Е. ЧИРКИН

предыдущая главасодержаниеследующая глава



ПОИСК:





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)