Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Гл.6.

Глава 6. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРОЦЕССОВ ВОСПРИЯТИЯ И ОТОБРАЖЕНИЯ

Как уже отмечалось, одной из основных, специфических функций ИС, а

следовательно и ЖС, является отображение, восприятие окружающей ее сре-

ды. Начиная с некоторого уровня сложности ЖС (в основном имеется в виду

уровень человеческого сознания), в результате этого процесса в соот-

ветствующих подсистемах субъект-системы формируется некий образ (модель)

отображаемого объекта или явления. Основой, субстратом, любого восприя-

тия являются ощущения, образующие непрерывный комплекс в пространстве и

(или) во времени. Ощущения, в свою очередь, есть отображение элементар-

ных свойств (качеств) объективной реальности, возникающие в результате

воздействия соответствующих сигналов на рецепторы или непосредственно на

нервные центры субъект-системы. Ощущение - исходный пункт познани

объективного мира. В общем случае у ИС может быть несколько групп (ви-

дов) ощущений. Каждая группа ощущений обладает совокупностью непрерывно

переходящих друг в друга качеств, несравнимых с качествами других групп.

Специфическая модальность группы ощущений определяется специфическими

характеристиками, качествами (параметрами) соответствующих рецепторов

(анализаторов, датчиков). В частности, рецепторы могут быть зрительными,

слуховыми, вкусовыми и т.д.

Каждый познаваемый объект - есть некая система качеств в принципе с

бесконечной членимостью. А образ (модель) объект-системы можно предста-

вить как некую систему качеств с конечным числом возможных членений.

Систему качеств, состоящую на каждом уровне членения из элементов, в ка-

честве которых могут быть элементарные ощущения, элементарные понятия,

представления и понятия разной степени обобщения. Системообразующие свя-

зи между элементами этой системы обладают разной "мощностью", величина

которой отражает уровень "достоверности" и "повторяемости во времени"

данной связи. С увеличением мощности связи, при равных прочих условиях,

увеличивается ее приоритет. Мощность связи существенно зависит от целе-

полагающих установок субъект-системы в момент процесса отображения. Сла-

бые связи могут быть уничтожены или изменены подсистемой анализа и реше-

ния (ПО) субъект-системы.

Но образ - есть результат процесса восприятия, т.е. приема и преобра-

зования информации, а этот процесс, как уже отмечалось, невозможен без

определенного множества исходных образов, т.е. образов ранее воспринятых

или созданных продуктивным воображением. Последние образы определяютс

как представления. Воображение можно определить как способность созда-

вать новые чувственные или мыслительные образы на основе преобразовани

уже имеющихся, в частности полученных от действительности, впечатлений.

Принято считать, что воображение свойственно только человеческому созна-

нию.

Следовательно, ЖС генетически, наряду с программой функционировани

подсистемы ПО, передается некоторое множество элементарных ощущений,

представлений и понятий. В зависимости от уровня сложности ЖС, это мно-

жество может образовывать или конечное количество исходных (генетически

переданных), жестко фиксированных образов, или же количество этих обра-

зов, как и сами образы, могут изменяться в некоторых пределах под управ-

лением программы функционирования ПО, которая, в свою очередь, у высоко-

развитых ЖС, может в какой-то степени модифицироваться.

Комплекс воспринятых элементарных ощущений, впечатлений и понятий

формируется в образ объекта в процессе сопоставления этого комплекса с

ранее накопленными образами и образами, которые ЖС может "вообразить". В

этом процессе заключается суть восприятия, отображаемого объекта. Иначе

говоря, статическое или динамическое множество исходных образов можно

представить как некоторое информационное пространство, а образ восприни-

маемого объекта, как его "проекцию" на это пространство. Сопоставление

идет в направлении от наиболее общих структур, к более детальным. В на-

чале сопоставляется некоторое минимальное число элементов, имеющих в

данный момент максимальный приоритет для субъект-системы, а потом поэ-

тапно добавляются элементы с меньшими приоритетами. Такое наращивание

сопоставляемых элементов идет до некоторого порогового уровня, при дос-

тижении которого, совокупность совпавших элементов и образует систему

впечатлений, которая и является образом отображаемого объекта. Если ко-

личество совпавших элементов не достигло этого порогового уровня, то

объект не "узнается" субъект-системой. Приоритет сопоставляемых элемен-

тов, как и "пороговое значение", не являются фиксированными, а меняютс

в зависимости от текущей цели субъект-системы.

Как уже отмечалось, на любом этапе познавательного процесса опреде-

ленное количество образов, отношений, формируется не в результате самого

процесса отображения, а в итоге переработки в тезаурусе субъект-системы

ранее сформированных образов, которая выполняется по заложенной в тезау-

рус программе, способной в каких-то пределах модифицироваться. Эти ис-

ходные образы и отношения воспринимаются субъект-системой как определен-

ные предположения. При фиксации (наверное уместнее сказать: при соот-

ветствующей "настройке" субъекта) объектов, с определенной точностью со-

ответствующих этим предположениям, эти образы переходят в категорию зна-

ния (формализованного или неформализованного). Предположения, для кото-

рых ожидается "опытное" подтверждение, называются гипотезами, а для ко-

торых не предполагается или не ожидается такого подтверждения, называют-

ся верой. Поэтому можно несколько упрощенно считать, что в тезаурусе су-

ществуют "образы-знания", "образы-гипотезы" и "образы-вера". Очевидно,

что в процессе познания образы могут переходить из одной группы в дру-

гую.

Любой объект в принципе обладает бесконечным множеством качеств, а

модель или образ объекта, сформированный субъект-системой - это принци-

пиально конечное множество качеств, значимых, приоритетных для отобража-

ющей системы, которое является некоторым регулярным подмножеством исход-

ного отображаемого множества. Очевидно, что модель никогда не может быть

тождествена познаваемому объекту, а субъект не может оценить степень

приближения. Выделение упомянутого подмножества происходит всегда на ос-

новании приоритетных оценок субъекта. Причем существенность выделяемого

качества определяется не сутью объекта, а зависит от целевых установок

субъекта.

Но с другой стороны, интуитивно чувствуется (понимается), что "объек-

тивная" сущность объекта может быть такой, что для формирования его

"адекватного" образа, т.е. образа, в котором будут отражены все его спе-

цифические существенные качества, понадобится такой объем отображаемого

подмножества элементов, который окажется намного больше отображающего

"пространства". В этом случае сформируется принципиально ложная модель.

Казалось бы можно получить некоторый "обобщенный" образ такого объекта,

используя отображаемое подмножество меньшего объема. Но известно, что

процедура обобщения есть выявление минимального числа самых специфичес-

ких, имеющих наибольший приоритет, качеств, совокупность которых наибо-

лее адекватно отражает суть (сущность) отображаемого объекта. Отсюда

следует, что, во-первых, вся процедура обобщения делается с позиций

субъекта; во-вторых, для этой процедуры, чтобы она была корректной, надо

исходить из уже отображенного подмножества, которое содержит макси-

мальное количество специфических качеств отображаемого объекта. Следова-

тельно, если тезаурус субъект-системы не достаточен для сформировани

такого адекватного подмножества, то не может сформироваться и адекватный

обобщенный образ объекта. Процедуру обобщения в какой-то степени можно

сравнить с известной процедурой свертки (сжатия) информации. Но для то-

го, чтобы свертку осуществить корректно, без потери существенной инфор-

мации, исходный объем информации должен быть достаточно полным и четко

известны критерии, по которым оценивается упомянутая существенность.

Субъект-система с малым тезаурусом может воспринять обобщенный образ

объекта, если этот образ ей будет передан от ЖС, имеющей необходимый

объем тезауруса. Но в этом случае субъект-система эту информацию может

воспринять только на веру, так как осознать (детально проанализировать)

этот обобщенный образ она все равно не сможет. Да и человек в процессе

воспитания и обучения таким образом воспринимает обобщенные образы

большинства сущностей, объектов, явлений и понятий. Если бы ему приходи-

лось все эти образы формировать самому, то никакого прогресса в развитии

знаний об объективном мире не могло бы происходить, не возможно было бы

специализировать, дифференцировать познавательную и любую другую дея-

тельность человека.

Для того чтобы субъект-система (СИС) адекватно восприняла некоторый

объект, явление необходимо, чтобы одновременно выполнялась группа усло-

вий.

Во-первых, природа сигналов, несущих информацию о существенных ка-

чествах объекта, должна соответствовать характеристикам, параметрам оп-

ределенных рецепторов СИС. Или же должны быть известны характеристики

этих сигналов и известны способы их регистрации и соответствующего пре-

образования.

Во-вторых, СИС должна быть готова принять информацию об объекте, т.е.

эта информация должна быть актуальной для субъект-системы и иметь макси-

мальный приоритет по отношению к другой, поступающей в данный момент,

информации. В противном случае информационные сигналы, поступающие от

объекта, будут восприняты как информационный шум.

В-третьих, СИС в процессе восприятия объекта должна суметь сформиро-

вать "эталонный" образ, а для этого она должна иметь в своем тезаурусе

комплекс соответствующих исходных образов. Иначе совокупность полученных

об объекте впечатлений будет или восприниматься как информационный шум,

или же будет сформирован ложный образ объекта, ложность которого не бу-

дет осознаваться субъект-системой.

Накопленный достаточно большой объем знаний в области информатики

позволяет с достаточной обоснованностью утверждать, что ИС с определен-

ным уровнем сложности не может в принципе адекватно осознать "нечто",

имеющее такую же и тем более большую сложность. Причем, это можно ут-

верждать даже если полностью отвлечься от самого принципа функционирова-

ния ИС, главное, чтобы эта система была информационной.

Как уже отмечалось, сущность ИС определяется ее тезаурусом. Поэтому,

для того чтобы ИС могла бы адекватно воспринять ИС-объект (ОИС), необхо-

димо, чтобы СИС могла сформировать адекватный образ тезауруса ОИС, а дл

этого, естественно, должна обладать большим и более сложным тезаурусом.

Если обозначить тезаурус ОИС через t0, а тезаурус СИС - через tc , то

истинность образа t0 возрастает по мере роста отношения:

?t = tc/t0.

Причем, при некоторых значениях ??t << 1, ОИС вообще не будет воспри-

ниматься субъект-системой как информационная, т.е. как система, обладаю-

щая некоторым тезаурусом.

С другой стороны очевидно, что ИС i-того уровня членения сложнее ИС

(i +1)-го уровня, некоторой Мета-ИС. Отсюда следует, что познаваемость

ИС имеет строгую направленность:

информационная система в принципе может адекватно познать только те

ИС, как информационные, которые расположены на более "низких" уровнях

иерархии (членения).

Таким образом, ИС не может адекватно познать другую ИС своего и более

высокого уровня иерархии, а может познать или некоторый фрагмент позна-

ваемого тезауруса, или же сформировать "поверхностный", упрощенный его

образ, получить в некоторых общих чертах модель познаваемого тезаурусаю

С увеличением разницы в уровнях иерархии, уменьшается размер познаваемо-

го фрагмента, или увеличивается "упрощенность" модели всего познаваемого

тезауруса. Здесь можно провести аналогию с потерей четкости с уменьшени-

ем разрешающей способности регистратора визуальной информации. В ре-

зультате такой потери вместо качественного изображения может получитьс

смазанное пятно.

На познаваемость ИС субъект-системами, которые находятся на более

низких уровнях иерархии, накладывает определенные ограничения и величина

временных циклов, характерных для каждого уровня иерархии. Формирование

образа любого объекта (или явления) происходит в результате многократной

"регистрации" субъект-системой необходимого множества соответствующих

сигналов, поэтому познаваемость всегда требует воспроизводимости позна-

ваемого объекта или явления. К тому же, это требование является одним из

основных принципов методологии точных наук. Поэтому достоверными счита-

ются данные о воспроизводимых явлениях. Согласно традициям статистичес-

кой обработки данных, все нерегулярные (редкие) отклонения от математи-

ческого ожидания, как правило, относят к грубым ошибкам эксперимента и

их исключают из статистической обработки. Из-за существенной разницы в

значениях характерного времени, для разных уровней иерархии ИС, вполне

реальные, но весьма редкие (с точки зрения ИС нижнего уровня иерархии)

явления могут восприниматься как "невоспроизводимые", или даже не будет

восприниматься динамика такого явления. В то же время, как уже отмеча-

лось, идентификацию ИС, как информационной системы, можно осуществить

только "наблюдая" ее поведение. Здесь надо также учесть, что при наблю-

дении поведения некоторой ИС, определенная "невоспроизводимость" может

быть обусловлена и самой природой поведения, как явления имеющего инфор-

мационную причинность. В то же время познать ИС - это значит познать ее

цель (цели) и способы, при помощи которых она их достигает, т.е. познать

множество способов поведения, на которые способна познаваемая ИС.

Адекватная познаваемость ИС методами точных наук затруднена также

из-за того, что, как уже отмечалось, ИС практически невозможно рассмат-

ривать как изолированную систему или учесть все внешние факторы, сущест-

венно воздействующие на ИС, из-за чрезвычайной, характерной "открытости"

ИС. Поэтому, с точки зрения методики точных наук, при изучении ИС сплошь

и рядом наблюдаются "невоспроизводимые", "случайные" явления, которые и

воспринимаются как недостоверные.

Из всего вышеизложенного следует, что адекватная познаваемость Ме-

та-ИС и ГПЭ в полном их объеме полностью исключена!

Для описанного в данном разделе возможного механизма процесса отобра-

жения безусловно характерна большая общность, но уровень знаний в этой

области не позволяет с достаточной обоснованностью детализировать описа-

ние этого процесса. Последние достижения в области информатики, киберне-

тики и других наук, которые занимаются вопросами восприятия и переработ-

ки информации в ИС, в частности человеком, с достаточной степенью досто-

верности выявили, что помимо формализованных знаний, контролируемых соз-

нанием человека, и которые составляют незначительную часть всех знаний

индивида, существует намного больший объем неформализуемых знаний, обра-

батываемых подсознанием человека, природа и закономерности функциониро-

вания которого в настоящее время совершенно неизвестны. По некоторым

оценкам [6] на уровне подсознания перерабатывается в секунду 109 бит ин-

формации, в то время как на сознательном - только 102 бит. По данным

нейрофизиологии не более 15% всех действий человека управляются сознани-

ем, остальное же приходится на подсознательную и бессознательную сферу.

Поток информации от органов чувств (рецепторов) в подсознание предпо-

ложительно может быть во много тысячи раз превышать поток в область соз-

нания. Их разница, а также часть неформализованных знаний, переданных

генетически, и дает величину неосознаваемой информации, которая никак не

регистрируется сознанием. Генетически передается не только некая потен-

ция к отображению и мышлению, но и определенный (если не больший) объем

неформализуемых знаний подсознания. Так называемое внечувственное восп-

риятие можно объяснить как поток неосознаваемой информации, получаемой

подсознанием, в том числе, может быть, и с помощью пока неизвестных ре-

цепторов.

Считается, что в области сознания может формироваться лишь постановка

задачи, а процедура исследования, поиск метода решения задачи и само ре-

шение выполняются в подсознании. И уже потом готовые решения выдаются в

область сознания. Польский математик Тарский отмечает, что сперва ка-

ким-то образом "понимают" правильность теоремы, а потом "соображают" как

доказать ее "истинность"; что вообще понятие истинности логически (т.е.

на уровне сознания) не выразимо: истина не определяется логически, ее

нельзя "вычислить".

В случае тезауруса человеческого индивида, помимо сознания и подсоз-

нания, есть смысл ввести понятие надсознаия, отдельной "части" тезауру-

са, т.е. психики человеческого индивида как системы (подсистемы), от-

ветственной за способность человека к рефлексии или самосознанию, т.е. -

за способность осознавать свое сознание, чем человек и отличается от ос-

тального животного мира. По всей вероятности, только и только этим ка-

чеством человек принципиально ("качественно") отличается от животного.

По крайней мере это качество необходимое условие, но, конечно, недоста-

точное.

Такое членение психики человека как информационной системы на три ос-

новные подсистемы: сознание, подсознание и надсознание или самосознание,

- находится в примерной аналогии с выделением трех ипостасей в единном

"Я" по З.Фрейду: ОНО (неосознанные элементы психики), ЭГО (осознанные

элементы психики) и СУПЕРЭГО (моральные, этические нормы личности).

Принято считать, что сознание - это "высшая человеческая способность,

связанная с речью, функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенап-

равленном отображении действительности" [1]. Под сознанием определенно

понимается формализованное мышление. Поэтому эта способность связываетс

с речью. Речь есть знаковая основа, алфавит процесса формализации инфор-

мации, а грамматические правила и законы логики можно считать за алго-

ритм этой процедуры формализации. Посредством речи (любой формы: устной,

письменной, произносимой про себя и т.д.) происходит переход от восприя-

тий и представлений к понятиям, протекает процесс оперирования этими по-

нятиями. Все это так, но не зная совершенно сущности неформализованной

способности отображения, по всей вероятности, нет никакого основания ут-

верждать, что сознание - есть "высшая" способность отображения.

Наконец, надо еще обратить внимание на одно очень интересное обстоя-

тельство. С одной стороны, самосознание, сознание и подсознание являютс

взаимно дополняющими частями тезауруса, т.е. психики индивида, а с дру-

гой - находятся в определенном противоречии друг с другом. В частности

известно, что по мере развития сознания и при активном его функциониро-

вании наблюдается определенное подавление функций подсознания. Для мак-

симальной активизации деятельности подсознания надо уметь ослаблять

функции сознания, если не "отключать" его полностью на какое-то время.

Интересно, что наука до сих пор не только не знает как человек мыс-

лит, но оказывается не знает и чем он мыслит. Традиционно считается, что

мышление, память, самые простые реакции все эти функции являются ре-

зультатом деятельности нейронных клеток мозга, число которых по прибли-

зительным оценкам доходит до 1011. Между тем, нейроны не самые многочис-

ленные из клеток, составляющих мозг. Есть в нем такие, число которых

приблизительно на порядок больше - это, так называемые, клетки глии. В

основном считалось, что глиальные клетки поддерживают и скрепляют нерв-

ную ткань мозга. Правда почти четверть века тому назад американский ней-

рофизиолог Р.Галабос предположил, что как раз глиальные клетки выполняют

основную роль в высших функциях мозга, но эта гипотеза не получила тогда

популярности. Но уже где-то к началу семидесятых годов начала смутно вы-

рисовываться ответственность этих клеток за память, обучаемость и за пе-

реработку информации, и все же до сих пор ситуация с глиальными клетками

не прояснилась. Получается, что наука пока не знает какую роль в перера-

ботке информации играет девять десятых мозга!

Приходится согласиться, что в настоящее время однозначно можно только

отметить парадоксальную ситуацию: человечество в течение буквально тыся-

чилетий в основном "занято обработкой информации", а в последние десяти-

летия наблюдается "бум" наук, изучающих информацию и информационные про-

цессы, но до сих пор человечество не знает строго формализованно как эта

обработка происходит в тезаурусе человека, чем он мыслит и что в итоге

обрабатывается.

Те сложности, с которыми сталкивается наука при изучении человеческо-

го мозга, отчасти, если не в основном, объясняются тем, что это как раз

типичный случай попытки субъект-системы познать информационную систему,

сложность которой буквально тождествена сложности самой познающей систе-

мы: тезаурус пытается познать самого себя!

Из всего вышеизложенного следует, что когда речь идет о непознавае-

мости Мета-ИС и ГПЭ, имеется в виду непознаваемость сознанием, т.к. поз-

наваемость в современном понимании есть процесс приобретения формализуе-

мых знаний сознанием. Но это утверждение не исключает возможность приоб-

ретения подсозанием неизвестными пока способами адекватных обобщенных

неформализуемых знаний о Мета-ИС и ГПЭ или более детальных, также нефор-

мализуемых знаний, об их некоторых фрагментах.

Безусловно, приведенное выше описание механизма формирования образа

объекта в тезаурусе субъект-системы, очень поверхностно и не аргументи-

ровано. Более детальное описание этого механизма выходит за рамки данной

работы, а для более аргументированного описания у науки, к сожалению,

пока нет достаточно объективной информации, даже для описания формализо-

ванного процесса отображения, который как раз специфичен для научной ме-

тодологии. Но то, что известно позволяет с достаточной достоверностью

утверждать следующее.

Во-первых, тезаурус субъект-ИС некоторого уровня сложности принципи-

ально неспособен получить адекватный образ более сложного объекта, в

частности более сложного тезауруса объект-ИС. Это положение уже отмеча-

лось ранее.

Во-вторых, принципиально невозможно в образе объекта отделить субъек-

тивное от объективного.

Надежда на возможность адекватного выполнения этой процедуры с ис-

пользованием общечеловеческих знаний, совершенно необоснованна. Общече-

ловеческие знания, как знания любой субъект-ИС, также субъективны. Но

конечно, на другом уровне иерархии. Как видим, мы и здесь имеем дело с

иерархической системой. Надо всегда не упускать из виду, что речь идет о

субъективизме любой СИС, а не отдельного индивида или некоторой группы

людей.

Если действительный механизм отображения хоть в какой-то степени со-

ответствует описанному, то вполне допустима, если не обоснованна, следу-

ющая последовательность рассуждений.

На уровне современных знаний мы можем только утверждать, что в Бытие,

независимо от отображающей системы, в частности нашего сознания (индиви-

дуального и общественного), существует Нечто, что с позиций СИС, есть

бесконечное множество некоторых качеств, конечно при условии бесконеч-

ности самого Бытия (Мира), а не нашей "локальной" Вселенной. Более непо-

нятный вариант конечного Бытия рассматривать не будем. Нужно согла-

ситься, что утверждение о "независимости" этого Нечто, тоже достаточно

условно, но все-таки, для упрощения ситуации будем считать, что это Неч-

то - независимо, т.е. абсолютно объективно. Далее, также достаточно про-

извольно, примем, что это Нечто есть некоторая система, в нашем понима-

нии этого понятия, и поэтому обладает всеми атрибутами, свойственными

системам, в частности - состоит из бесконечного числа элементов (подсис-

тем) или частей.

Уже на этом этапе рассуждений приняты два произвольных утверждения:

Нечто абсолютно объективно и обладает структурой. Но без этих утвержде-

ний были бы невозможны дальнейшие рассуждения.

В процессе отображения (отображения любого типа: пассивного или ак-

тивного) эти элементы, части, выступают в роли определенных качеств, од-

на часть которых для СИС значима, т.е. так или иначе фиксируетс

субъект-системой, а другая - незначима, воспринимается системой как ин-

формационный шум, или же вообще не воспринимается. Значимость, специфич-

ность качества устанавливается субъект-системой, а не присуща имманентно

этим качествам объекта, т.е. эти понятия в принципе субъективны.

Определенное регулярное, конечное множество этих значимых качеств мо-

жет быть осознано субъект-системой как некоторый объект или явление.

Причем, множество, как некоторая конечная совокупность элементов (в дан-

ном случае - качеств), не объективно существующее, а сформированное в

отображающей системе. Следовательно, отсюда вытекает, что мы судим о су-

ществовании объекта, на основании субъективной информации о нем. Но,

благодаря принятому выше утверждению об объективности Нечто как системы

(но только из-за этого!), это не значит, что объект, точнее комплекс вы-

деленных качеств, не существует. Сама процедура выделения объекта из

этого Нечто по своей сущности субъективна.

Таким же образом, в зависимости от методики познания, от выбранного

метода выделения конечного количества объектов и явлений, со взаимными

связями, также выделенными субъект-системой, мы познаем "объективную ре-

альность". эта реальность "объективна", она существует, но она в то же

время - результат нашего субъективного подхода, метода познания Бытия.

Изменив исходную методику, мы будем наблюдать другие "объективные" сущ-

ности Бытия. Они все объективны, но в то же время их "нет" - это выделе-

ние из бесконечного множества является результатом нашего субъективного

подхода к Бытию. В такой ситуации даже бессмысленно ставить вопрос: а

что есть на самом деле? Есть Нечто, что поворачивается к нам той сторо-

ной, из бесконечного множества своих сторон, какую мы выбираем! Но в

пределах выбранной стороны, можно предположить, что действуют определен-

ные законы, которые не зависят от нашего сознания, т.к. выделялись ка-

чества, со своими взаимосвязями, объективно существующие. Процесс же вы-

деления был принципиально субъективным. На этом обстоятельстве остано-

вимся несколько подробнее.

Во-первых, необходимо четко различать индивидуальную субъективность,

свойственную каждому человеческому индивиду, и субективность обществен-

ного сознания, характерную для знаний, накопленных в течение всего раз-

вития человеческой цивилизации. Если отвлечься от субъективности, выз-

ванной теми или иными явными или неявными, но неизбежными погрешностями

регистрации и обработки информации, то субъективность любого процесса

отображения реальности обусловлена основными, "базовыми" принципами (или

методами), лежащими в основе этих процессов. Что называть основными

принципами сейчас конкретно трудно сформулировать, но интуитивно

чувствуется, что такая основа существует. В выборе этих основ у челове-

чества или есть определенная (или полная?) свобода, или же эти основы

заложены в его тезаурусе генетически, т.е. выбор основ осуществлен зара-

нее. Большей частью, если не в основном, этот выбор основ принципов

отображения обусловлен, по всей вероятности, физической природой отобра-

жающей ИС. Но после того, как выбраны эти основные принципы отображения,

по мере удаления последующих способов, закономерностей от основных, сте-

пень свободы выбора уменьшается и, начиная с какого-то уровня, совершен-

но исчезает. С этого уровня не допускаются никакие альтернативные вари-

анты формирования деталей образов реальных сущностей. Любые отклонени

этих деталей от соответствующих характеристик объективной реальности яв-

ляются ошибочными. Но нельзя исключить и такой крайний (буквально "фан-

тастический") вариант, что сущность всего процесса отображения, начина

с его основ и кончая мельчайшими частностями, заложена в тезаурус любой

ИС, в том числе человеческого индивида, извне и извне осуществляетс

непрерывное управление этими процессами.

Базовые основы процессов отображения фактически формируют "метрику",

структуру отображающего пространства тезауруса ИС, которая, в свою оче-

редь, обуславливает характер конкретной "проекции", т.е. образа, модели

отображаемой сущности. Под этими базовыми основами, по всей вероятности,

нужно понимать следующие основные факторы:

- "элементарные", базовые качества, регистрируемые рецепторами ИС;

- совокупность критериев, по которым осуществляется отбор значимых

качеств;

- совокупность правил или закономерностей (в том числе и логических,

т.е. формализованного сознания), на основе которых формируется образ тех

или иных связей между отображаемыми качествами.

Очевидно, что сущность двух последних совокупностей факторов абсолют-

но невозможно обосновать логически, т.е. формализованным сознанием. Они

нам даны изначально и они определяют характер отображаемых образов. Оче-

видно также, что все перечисленные факторы и возможное множество других

неосознаваемых факторов формируют основные принципы неформализованной

обработки информации в тезаурусе ИС, которые, в свою очередь, по всей

вероятности, формируют характер деятельности формализованного сознания.

Описанная выше закономерность формирования образа объекта из некото-

рого Нечто объясняет возможность сочетания реальных достижений "конкре-

тых, частных" знаний, благодаря которым возможен технологический прог-

ресс человечества, с невозможностью объективного познания сути, фунда-

ментальных закономерностей Бытия. Но одновременно отсюда вытекает прин-

ципиальная возможность существования бесконечного числа возможных вари-

антов этого "технологического прогресса". Поэтому можно считать вполне

допустимым предположение, что прогресс науки, путь ее развития, путь

развития вообще всех форм познания Бытия, есть как бы "извилистая тро-

пинка" на бескрайнем поле непознанных, но в то же время вполне реальных,

вариантов этого Бытия. Иначе говоря, мы при любом процессе отображени

реального Бытия наблюдаем (воспринимаем) некоторую "дхарму", из которой

выделяем нечто, понятное для нас, выделяем то, к чему мы подготовлены

изначально и всем предыдущим опытом - большего мы виделить и понять не

можем! А.Л.Зельманов отмечал, что мы являемся свидетелями процессов

(скорее сущностей, К.В.) определенного типа потому, что процессы другого

типа протекают для других свидетелей. Т.Шибутин в [37] заметил "...что

люди обычно называют "реальностью" есть рабочая ориентация, относительно

которой существует высокая степень согласия", - и далее: "Мир организо-

ван с точки зрения предположений, которые делают люди о различных объек-

тах и классах объектов, причем эта организация скорее всего навязываетс

чувственным данным, чем отвлекается от них". Существует даже такая пре-

дельно крайняя точка зрения, согласно которой "...исследователи находят

в природе то, что хотят найти".

По всему этому на любом уровне развития науки суммарные знания о Бы-

тие всегда будут представлять собой только конечный срез (из бесконечно-

го множества возможных срезов) бесконечного разнообразия Бытия, обуслов-

ленный всей совокупностью принятых на веру (или заложенных изначально

генетически?) определенных исходных предпосылок, на которых основываетс

весь фундамент науки. А это означает, что научные картины и конкретные

формы технологического процесса разных космических цивилизаций могут не

только не совпадать, но даже и не пересекаться. Характер этих исходных

предпосылок, если они не заложены генетически, зависит в основном от

внешних условий и физической основы ЖС, определяющих, в свою очередь,

характер информационных взаимодействий. Но не исключено, что определен-

ную роль играет и фактор случайности.

Конечно все предыдущие рассуждения в какой-то степени правомочны,

только в том случае, если Бытию действительно свойствено бесконечное

разнообразие. Если же нет, то количество возможных вариантов реализаций

цивилизаций ЖС естественно уменьшается и в пределе может свестись к од-

ному единственно возможному варианту. Но надо согласиться, что имманент-

но человеку более близка версия Бытия с бесконечным разнообразием, чем

Бытия в чем-то ограниченным.

Субъективность образов, моделей отображаемых сущностей вытекает также

из основополагающих принципов системного подхода. Поскольку с позиций

ОТС любой объект, а точнее любая сущность, есть система, то ее образ,

сформированный субъект-системой, существенно, если не в основном, зави-

сит от выбранного уровня членения и выбранных, в качестве элементов

структуры, ее параметров или свойств. Отсюда следует, что образ отобра-

жаемой сущности, который осознается как сама сущность, на самом деле яв-

ляется проявлением "объективно" присущей ей некоторой "ипостаси" из бес-

конечного числа возможных. Конечно если пренебречь неизбежной индивиду-

альной и коллективной погрешностью процесса отображения. В такой ситуа-

ции утверждать, что образ в какой-то степени объективно соответствует

отображаемой сущности совершенно бессмысленно. Более того, бессмысленно

утверждать, что объективно существует "нечто", с определенной точностью

соответствующее сформированному образу. Это "нечто" проявляет себя, ско-

рее формируется в некий образ, только в результате процесса отображения.

Осознанная сущность является результатом процесса отображения, т.е. яв-

ляется "продуктом" определенного взаимодействия субъект-системы с отоб-

ражаемым объектом.

Конечно, все что было сказано выше об отношении субъективного к

объективному тоже, в свою очередь, некоторое субъективное суждение, но с

достаточной степенью достоверности можно утверждать, что с позиций онто-

логии такая точка зрения более "продуктивна", чем альтернативная, с по-

зиций которой считается, что процесс накопления "объективных" знаний ре-

ализуется в единственно возможном, объективно правильном, направлении.

В настоящее время выделяют два типа науки, как формы общественного

сознания:

- наука, в компентенцию которой входят исследования некоторых, но

многочисленных "частных" сущностей: объектов, явлений, закономерностей

("сущее" по М.Хайдеггеру), на основе которых и развивается "технологи-

ческий" прогресс человечества;

- наука, которая занимается исследованием и изучением фундаментальных

сущностей Бытия.

Назовем науки первого типа "точными", а второго - онтологией (онтоло-

гические науки).

По традиции точные науки имеют дело с "простыми" системами, т.е. с

такими, которые можно рассматривать как изолированные, или же для кото-

рых можно учесть все основные, значащие, факторы, влияющие на эти систе-

мы, а также позволяющие процесс их изучения свести к последовательному

изучению подсистем, входящих в эти системы. Это обстоятельство очень

важное и принципиальное! Факторы, влияющие на изучаемую систему, но ко-

торые невозможно учесть, являются источником "шумов". Иначе говоря, при

наличии таких факторов, связи отображаемой системы превращаются дл

отображающей системы из функциональных в корреляционные. По мере увели-

чения количества неучтенных факторов - возрастает вклад стохастической

компоненты и в предельном случае связь становится чисто вероятностной. В

точных науках всегда выполняется процедура "линеаризации" связи, т.е.

принимается определенная направленность этой связи, устанавливается од-

нозначность причины и следствия. И наконец, в точных науках предполага-

ется, что процесс исследования не изменяет, по крайней мере неконтроли-

руемо, сущности познаваемого объекта. Это предположение можно считать

частным случаем проявления принципа линеаризации.

В случае сложных, больших, систем абсолютно все перечисленные выше

допущения, предположения, не срабатывют. Это обстоятельство уже доста-

точно хорошо известно в науке. С количественной оценкой нелинейных явле-

ний точная наука пока не может справиться. Без процедуры линеаризации

явления, связи невозможно использовать методику исследований точных на-

ук. Следовательно, изучение сложных, больших систем не может входить в

компентенцию точных наук пока не будут принципиально изменены соот-

ветствующим образом основополагающие принципы методологии этих наук. Он-

тология, а также все науки, изучающие живые системы, имеют дело с прин-

ципиально большими системами. Системами, принципиально нелинейными, пре-

дельно открытыми, и изучение которых принципиально нельзя свести к изу-

чению их подсистем.

Ясно, что эти два типа науки изучают, познают, сущности, находящиес

на разных уровнях иерархии Бытия, как некоторой иерархической системы

глобального множества сушностей. Это очень важное обстоятельство!

Априорно считается, что сущности, находящиеся на разных уровнях этой

иерархии, подчиняются одинаковым основополагающим, "базовым", закономер-

ностям, а при их изучении можно использовать одну и ту же методологию,

один и тот же принцип формализации. Поэтому разработанные методики поз-

нания точных наук практически без всяких изменений распространяют на он-

тологию и науки изучающие живые системы. В частности, современная онто-

логия по этой традиции основывается на трех фундаментальных презумпциях

(В.Н.Тростников):

- редукционизм, т.е. низшие формы более реальны, а высшие сводятся к

ним;

- эволюционизм, т.е. сложные формы создаются под действием объектив-

ных законов (без цели) из простых, низших форм;

- рационализм, т.е. можно познать все на уровне формализованных зна-

ний (сознанием).

На каком-то раннем этапе развития общественного сознания человечества

может быть использование одних и тех же принципов познания во всех нау-

ках было единственно возможным и даже эффективным, но не с точки зрени

адекватного познания Бытия, а с позиций развития самой научной онтоло-

гии. Но в настоящее время этот, явно ошибочный подход, уже тормозит раз-

витие онтологии и науки о живом. Ошибочный - уже потому, что не учитыва-

ется такой важный и принципиальный момент, что эти два типа науки иссле-

дуют, познают, сущности, находящиеся на разных уровнях иерархии Бытия.

Это утверждение, в частности, подтверждается наблюдаемым сочетанием не-

вероятно большого прогресса "технологических" знаний человечества с

практически полным отсутствием существенного прогресса в философии, он-

тологии, чуть ли не со времен Древней Греции и Рима, а также с очень

медленным продвижением в изучении живых систем. В частности, если де-

тально разобраться, то не очень трудно установить, что все основополага-

ющие знания в области логики, философии, этики и т.д. были осознаны и

сформулированы на самой заре человеческой цивилизации и дошли до настоя-

щего времени без существенных изменений. Но надо не упускать из виду и

другой альтернативный вариант объяснения этого обстоятельства. Вполне

возможно, что все эти основополагающие знания о Бытие мало прогрессиру-

ют, если вообще прогрессируют, потому что они изначально заложены в те-

заурусе человека и передаются генетически от поколения к поколению! Мо-

жет точнее было бы сказать, что генетически передаются не сами эти зна-

ния, а некая "матрица", которая направляет определенным образом формиро-

вание этих знаний в процессе обучения.

Проблемы прогресса онтологии и наук о живом безусловно объясняютс

также и тем, что сложность, познаваемых этими науками, сущностей соизме-

рима, а то и намного больше, сложности познающего их тезауруса.

Можно считать, что принципиальная субъективность любого образа (моде-

ли), любых индивидуальных знаний, вытекает, в частности, из предположе-

ния, что основные знания у человека неформализованы, и за них от-

ветственно его подсознание. Субъективность знаний индивида тесно связана

с таким интересным понятием буддийской культуры, как - дхарма. По

Ю.Шрейдеру [34], Л.Э.Мелль определяет понятие дхармы, как текст, порож-

дающий при его чтении новые тексты, причем всегда сугубо субъективные.

Иначе говоря, дхарма - формирует некоторую субъективную модель (образ),

которую субъект ставит в определенное соответствие с воспринимаемой

дхармой. Следовательно, дхарму можно считать источником определенной со-

вокупности сигналов, семантика которых воспринимается каждым отдельным

субъектом по-своему, что находит отражение в формировании у субъекта

упомянутой выше субъективной информационной модели наблюдаемой дхармы.

Доля субъективности растет с уменьшением "общекультурного, одинакового

для всех смысла". Здесь надо уточнить, что фактически речь идет о доли

индивидуальной субъективности, которая противопоставляется общечелове-

ческой субъективности. Л.Э.Мелль утверждает, что формирование только

этой субъективной (индивидуальной, К.В.) "части" модели обусловлено

творческим актом ("поступком") сознания (точнее - тезауруса, К.В.). Дл

формирования "объективной, общепринятой" части модели не требуется ни

сознания, ни творчества. Ю.Шрейдер отмечает, что "...так как акт осозна-

ния принципиально невоспроизводим и непредсказуем (ибо он всегда личный

и всегда в первый раз), он не может быть описан теоретически. Мало того,

он не может быть описан вообще".

Принципиальную субъективность наших знаний, как индивидуальных, так и

общечеловеческих, в последнее время пытаются учитывать, в какой-то мере,

и в "точных" науках. Так например, в работе [35] предлагается ввести по-

нятие модели вместо закона при изучении "диффузных" систем (име.тся в

виду сложные, большие системы, К.В.). Отмечается, что понятие модели от-

личается от понятия гипотезы. Наличие нескольких гипотез всегда рассмат-

ривается, как некоторое временное явление - предполагается, что рано или

поздно из нескольких конкурирующих гипотез удасться выбрать одну. Модели

же не всегда нужно считать конкурирующими друг с другом. Различные исс-

ледователи могут предлагать существенно различные модели для описани

одной и той же сложной (диффузной) системы, и здесь нельзя указать прос-

того и четкого критерия для их дискриминации. Выбор одной из множества

моделей будет основываться на существенно субъективных критериях. Иногда

сама постановка задачи о строгой проверке модели, по утверждению автора,

теряет смысл.

В этой же работе отмечается, что все большее развитие получает так

называемый необейесовский подход к проверке гипотез, который характери-

зуется стремлением включить интуитивную вероятность в обоснование мате-

матической статистики. Интуитивную вероятность иногда называют также

субъективной, или персональной, вероятностью, т.е. имеется в виду неко-

торая мера персональной уверенности исследователя. Как в научной, так и

в повседневной деятельности человек всегда оценивает субъективные веро-

ятности различных событий. Это, в частности, вызванно и тем, что челове-

ку все время приходиться принимать решения при принципиальной неполноте

знаний, основываясь на догадках и интуиции.

Как уже отмечалось, с позиций описанного механизма процесса отображе-

ния, следует, что СИС не может адекватно воспринять сущность (объект,

явление), если в ее тезаурусе нет подходящего образа (модели), с опреде-

ленной степенью приближения, "похожего" на отображаемую сущность. С уве-

личением уровня "рассхождения" - увеличивается степень неадекватности

образа, а после некоторого порогового значения - сущность вообще не

воспринимается, а вся информация о ней для СИС является просто "шумом".

Еще раз подчеркнем, что описанный механизм отображения относится к соз-

нанию, т.е. формализованному мышлению. Что и как происходит в подсозна-

нии в настоящее время даже приблизительно предположить невозможно. Сле-

довательно, для того чтобы СИС адекватно осознала некоторую, "новую" дл

нее сущность необходимо подготовить ее тезаурус к этому акту. Иначе го-

воря, нужно, исходя из уже имеющихся в ее тезаурусе исходных образов,

постепенно и последовательно, "ознакамливать" СИС с сущностями так, что-

бы "новизна" этих сущностей лежала в допустимых для ее тезауруса преде-

лах. Чересчур "новая" сущность не может быть осознана системой.

Теперь, что касается исходных образов. Ясно, что здесь без подсозна-

ния не обойтись. Большая часть этих образов безусловно находится в под-

сознании. Причем часть из них передается СИС генетически, а другая фор-

мируется в процессе ее онтогенеза. О количественном соотношении этих

частей мы пока ничего, даже приблизительно, сказать не можем. Ясно

только, что генетически передаются те образы, те знания, которые крайне

необходимы для существования СИС, как "организма", в частности, знания о

некоторых адекватных поведенческих актах, связанных с физиологией, разм-

ножением и т.д. Причем таких поведенческих актов, которые остаются адек-

ватными в течение длительного периода филогенеза СИС, как вида. Знания,

которые ответственны за действия, поступки СИС, т.е. ЖС, в ответ на

быстро меняющиеся, по своему характеру, воздействия внешней среды, пере-

даются в процессе воспитания, обучения ЖС, для лучшей ее адаптации в из-

менившихся условиях существования. Эти знания в основном (но только в

основном) социальные, а также и все знания, приобретенные общественным

сознанием (общечеловеческие знания). Но есть предположение, что часть

социальных знаний также передается генеически на уровне подсознания.

Так например, К.Г.Юнг считает, что за порогом сознания, т.е. в под-

сознании, лежат вечные некие праформы Они хранятся в подсознании и пере-

даются по наследству. Бессознательные процессы автономны, они выходят на

поверхность в особых состояниях - трансах, видениях, в образах, создава-

емых поэтами и художниками. К.Г.Юнг разграничивает комплексы личного

бессознательного и архетипы коллективного бессознательного. Он считает

что коллективное бессознательное - слой психики более глубокий нежели

личное бессознательное. Этот слой существовал задолго до появления соз-

нания и продолжает преследовать свои "собственные" цели, несмотря на

развитие сознания. Коллективное бессознательное есть результат родовой

жизни, и служит фундаментом духовной жизни индивида.

Архетипы есть прообразы, праформы поведения и мышления. Это система

установок и реакций, которая незаметно определяет жизнь человека.

К.Г.Юнг сравнивает архетипы с системой осей кристалла, которые формируют

кристалл в растворе, выступая как поле, распределяющее частицы вещества

в пространстве. Будучи "непредставимым" архетип в чистом виде не входит

в сознание. Подвергнутый сознательной переработке, он превращается в

"архетипический образ", который ближе всего к архетипу в сновидениях,

галлюцинациях, мистических видениях. Он рассматривает несколько уровней

архетипов. Наиболее глубокий уровень наделяет жизнь индивида смыслом,

это своего рода имманентное божество, адекватно говорить о котором можно

только на языке религиозной символики. Вместе с развитием сознания эта

символика все в большей степени превращается в догматы религии или кате-

гории философии. Догматы уже не переживаются, не осознаются фор-

мально-логическим мышлением, т.е. сознанием, а в них просто верят. Надо

отметить, что К.Г. Юнгом была разработана методика экспериментального

"тестирования", при помощи которой он смог выявить некоторую часть "со-

держания" архетипов отдельных индивидов.

Когда речь идет о архетипах или других знаниях, хранящихся в неформа-

лизованном виде в подсознании, всегда надо иметь в виду, что по всей ве-

роятности, генетически передается или некая "потенция" определенной час-

ти этих знаний, или же некоторая их часть передается в таком виде, кото-

рый требует определенной процедуры их "инициализации" в процессе соот-

ветствующего воспитания и обучения индивида. Причем очень важным обстоя-

тельством является тот безусловный факт, что эта "инициализация" сраба-

тывает для разных знаний подсознания - на разных, но строго определен-

ных, этапах онтогенеза индивида. В основном - это самые ранние этапы.

Нужно обратить внимание на то, чтоб в отличие от формализованных зна-

ний, для передачи приобретенных некоторым образом неформализованных зна-

ний в процессе воспитания и обучения очень важна преемственность. Эти

знания могут передаваться только от индивида к индивиду непосредственно.

Если они в итоге передаются в этих процессах, то чаще всего неизвестно

как для обоих сторон. Поэтому, если по какой-то причине эта преемствен-

ность будет нарушена, то вместе с источником неформализованных знаний,

пропадут и они сами. Это обстоятельство вроде давно и достаточно хорошо

известно, но в последнее время часто упускается из виду, из-за чрезмер-

ной "увлечености" формализованными знаниями. Такая преемственность очень

важна в творчестве любого типа, в самом воспитании, в религиозной дея-

тельности, да и вообще в искусстве человеческого общения, т.е. во всем,

где неформализованные знания имеют определяющее значение.

Наконец, хотелось бы обратить внимание на то, что субъективность при-

роды человеческих знаний делает относительными даже такие понятия как

случайность и закономерность, хаос и порядок (упорядоченность, структу-

ра). Например, если в одном отображающем пространстве имеется некоторое

множество случайных величин, а в другом - регулярное множество функцио-

нально взаимосвязанных величин, то в принципе никогда нельзя исключить

возможность существования такого отображающего пространства, в котором

первое множество станет регулярным, а второе превратиться в множество

случайных величин! Тем более очевидна субъективность процедуры выделени

из некоторого "хаоса" определенного "порядка" или структуры. То что од-

ной субъект-системой воспринимается как некая структура, другой системой

вполне может быть воспринято полным хаосом. Но если согласиться с этими

умозаключениями, то надо признать, что в этом случае теряют "четкие кон-

туры" и такие понятия как энтропия и негэнтропия.

Ясно, что при полном и абсолютном "релятивизме" принципиально невоз-

можен процесс познания в современном его понимании. Поэтому необходимо

задаться определенной совокупностью исходных предположений, приняв на

веру их абсолютную истинность, и с позиций этих предположений уже разви-

вать в дальнейшем сам процесс познания. Но тут возникает вопрос (доста-

точно фундаментальный!): имеет ли человек или человечество в этой проце-

дуре задания исходных предположений полную "свободу", или же некая "мат-

рица" таких предположений закладывается в его тезаурус генетически?

Вряд ли сегодня можно найти ответы на эти вопросы. Но изучение этой

проблемы имеет очень большое значение как с позиций онтологии, так и

гносеологии.

Как уже отмечалось, весь процесс отображения в целом однозначно обус-

ловлен характером целеполаганий субъект-системы. Некоторые аспекты про-

цедуры познания, особенно связанные с целеполаганием системы, будут

рассмотрены в следующих разделах.

назад содержание далее



ПОИСК:





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)