Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Гл.7-8.

Глава 7. СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНДИВИДА

Из всех известных нам живых систем наиболее сложной системой являетс

очевидно человеческий индивид. Его тезаурус, т.е. его психика, обладает

рядом специфических качеств или функций, часть которых свойствена всем

высшим живым организмам, а другая только человеческому индивиду. Обсуж-

дение этих специфических функций психики, как особых способов обработки

информации, начнем с беглого обзора наиболее загадочных, совершенно не

поддающихся формализованному осознанию, функциий развитых представителей

животного мира и человека, каковыми являются чувства или эмоции, т.е.

способность реагировать эмоционально. Эта тема тем более неисчерпаема и

в рамках данной работы рассматривать и обсуждать ее более или менее де-

тально совершенно бессмысленно. Но, в то же время нельзя не упомянуть

хотя бы вкратце, буквально в двух, трех словах, об этих свойствах психи-

ки человеческого индивида.

Известно какое значение для человека имеет именно эмоциональная реак-

ция на то или иное событие, явление. Эмоции, особенно сильный эмоцио-

нальный настрой, чаще всего имеют подавляющее преимущество перед любыми

осознанными формализованными знаниями. Эмоции имеют сильное влияние не

только на деятельность психики, но и на физиологию, на весь организм ин-

дивида в целом. Но, с другой стороны, и деятельность сознания, самосоз-

нания, а также, скорее всего, подсознания (вернее результат деятельности

подсознания), в свою очередь может быть причиной определенной эмоцио-

нальной реакции.

Так что же такое эмоции? То ли своеобразное проявление процессов пе-

реработки информации на подсознательном уровне, или же это совершенно

другое свойство психики индивида, отличное не только от сознания, но и

от подсознания. Некоторые считают эмоции самым "глубинным разделом" пси-

хики, но вряд ли они являются самым "древним" ее свойством. Ведь способ-

ность эмоционального реагирования увеличивается по мере усложнения теза-

уруса живого организма и максимально развита у человека. этому феномену

посвящено бесчисленное множество трудов еще с древних времен. Благодар

ему сформировался такой специфический вид общественного сознания, как

искусство. Есть специальные науки и разделы философии, изучающие эмоцио-

нальную деятельность психики человека. Но природа и генезис чувств, эмо-

ций до сих пор совершенно непонятны.

В настоящее время, по всей вероятности, достаточно обоснованно можно

считать, что в результате обработки неформализуемой информации, в общем

случае неконтролируемой сознанием и самосознанием индивида, в тезаурусе

может сформироваться опосредственная информация двух принципиально раз-

ных типов: в виде тех или иных понятий, поддающихся впоследствии форма-

лизованной обработке сознанием или самосознанием; или же результат такой

неформализованной обработки осознается как некоторое чувство, проявление

определенной эмоциональной реакции индивида. Результат, полученный в та-

кой форме, принципиально не поддается формализованному определению. Мы

можем в лучшем случае, с той или иной степенью четкости, осознать воз-

никшее чувство, но часто не можем дать исчерпывающего объяснения почему

мы испытываем те или иные чувства, также как не можем дать четкого опре-

деления этим чувствам. Поэтому представляется вполне обоснованным выде-

лить два разных типа функций психики индивида, ответственных за неформа-

лизованную обработку информации: подсознание, отвественное за неформали-

зуемую обработку информации, но формирующее понятия, которые сознание и

самосознание могут использовать при формализованной обработке информа-

ции, и некий эмоциональный центр, обуславливающий возникновение тех или

иных чувств и эмоций.

Иначе говоря, если рассматривать психику человека, как некую информа-

ционную систему, то в ней можно, в частности, выделить подсистему, осу-

ществляющую обработку неформализуемой (с точки зрения сознания) информа-

ции, и которую, в свою очередь, можно представить состоящей из двух под-

систем. Одна подсистема: подсознание, которая функционирует, взаимо-

действуя самым тесным образом с сознанием, активно учавствуя на разных

этапах выполнения алгоритмов, реализуемых сознанием. Образно говоря,

подсознание выполняет некоторые "подпрограммы", используемые в алгорит-

мах сознания, причем в этих подпрограммах обрабатывается неформализуема

информация. Другая подсистема, условно названная эмоциональным центром,

реализует независимые от сознания алгоритмы обработки неформализуемой

информации, результат выполнения которых, в лучшем случае, воспринимает-

ся сознанием как некоторое чувство, которое может влиять на ход дея-

тельности сознания, но никаким образом не может "вписаться" в структуру

алгоритма формализованной обработки информации.

Как только человек появляется на свет, еще совершенно не осознава

окружающий Мир, себя, он уже способен реагировать эмоционально. Это

единственный способ проявления младенцем своего отношения к окружающему

миру. И в старости, когда начинают постепенно отмирать разные функции

психики, начиная с сознания, способность реагировать эмоционально или

сохраняется до самой смерти индивида, или же атрофируется в самую пос-

леднюю очередь. Уже только это обстоятельство говорит о чрезвычайной

важности эмоций для человека.

Радость, грусть, гнев, страх, горе, удивление, любовь,... Сколько ва-

риантов проявления чувств и сколько возможных оттенков. Казалось бы эмо-

циональная реакция, в основном, нужна для общения, т.е. для реализации

социальных связей, но эмоции также, если не в большей степени, нужны са-

мому индивиду, проявляющему их. Язык эмоций, в отличие от вербального,

практически универсален: он понятен, в основном, не только всем людям,

невзирая на языковые барьеры, но и животным. Как уже неоднократно отме-

чалось, по всей вероятности, индивиду, как и любой ИС, генетически пере-

дается информационная матрица: структура исходных понятий и алгоритмов,

которая формирует своего рода "метрику" информационного "пространства"

отображения и, тем самым, предопределяет характер образов, формируемых в

тезаурусе в процессах отображения окружающего мира и продуктивного вооб-

ражения. Эта структура, скорее всего, представляет собой некоторое не-

четкое множество и поэтому может в какой-то степени видоизменяться, но

контуры основного его "ядра", переданного генетически и сформированного

окончательно в процессе обучения на ранних этапах онтогенеза, остаютс

неизменными до конца жизни человека.

Психика человека приспособлена функционировать в условиях непрерывно-

го поступления извне различных информационных сигналов. хорошо известно,

что если каким-нибудь способом полностью прервать поступление этих сиг-

налов, то происходит самое серьезное нарушение деятельности психики. По-

ка человек живет его тезаурус должен непрерывно перерабатывать информа-

цию, поступающую извне. Он буквально нуждается в непрерывном информаци-

онном потоке, в непрерывных процессах осознания, формирования "смысло-

вых" образов и особенно в непрерывном эмоциональном реагировании. Можно

утверждать, что эмоции каким-то образом управляют деятельностью всей

психики человека. Эмоциональный фон является своего рода организующим

полем, которое и направляет определенным образом функционирование всей

психики человека, всего его тезауруса. Как отмечает Э.Фромм, "Мысль мо-

жет быть пустой оболочкой, всего лишь мнением, которое высказывается,

поскольку представляет собой мыслительный штамп, легко принимаемый и

легко отбрасываемый в зависимости от мнения сообщества. С другой сторо-

ны, мысль может быть выражением человеческих чувств и подлинных убежде-

ний, в этом случае в ее основании вся личность в целом, мысль имеет эмо-

циональную матрицу. Человеческое действие по-настоящему определяетс

лишь такого рода мыслями...Иначе говоря, человеческая реальность лежит

за системами мышления в области подсознания, даже на уровне архетипов".

К.Д.Ушинский писал: "Ничто ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши не

выражают так ясно и верно нас самих и наше отношение к миру, как наши

чувствования, в них слышен характер не отдельной мысли и отдельного ре-

шения, а всего содержания души нашей и ее строя".

Даже функционирование формализованного сознания происходит более эф-

фективно, когда сопровождается теми или иными эмоциями, особенно положи-

тельными. Считают, что без развитой сильной способности удивляться, ко-

торая возможна только при развитой способности вообще к эмоциональной

реакции, невозможны любые формы творческого мышления. Не может быть та-

лантливым индивид с ущербными, недоразвитыми эмоциями. И наоборот, эмо-

циональная личность всегда внутренне, потенциально талантлива, даже если

талант, по тем или иным причинам, внешне не проявился. Скорее всего, в

данном случае эмоциональность является необходимым, но не достаточным

условием. Для того, чтобы талант проявил себя нужны еще и другие факто-

ры, в частности знания, трудолюбие, благоприятное сочетание внешних обс-

тоятельств и т.д., но без необходимого условия талант невозможен. По

всей вероятности, только обостренные эмоциональные способности позволяют

человеку "уловить" каким-то образом возникшие в тезаурусе (скорее всего

в подсознании) новые "знания" и вывести их на уровень сознания. Амери-

канский психолог Л.С.Кьюби утверждает, что "творческая личность это та-

кая, которая некоторым, сегодня еще случайным образом (для нашего пони-

мания,К.В.) сохраняет способность использовать свои подсознательные

функции более свободно, чем другие люди...".

Любые органы чувств, т.е. рецепторы могут передавать индивиду не

только "смысловую" информацию, но еще и такую, которая, минуя сознание,

непосредственно воздействует на ту часть психики, которая ответственна

за его эмоциональные функции, т.е. на эмоциональный центр. Скорее всего

можно предположить, что сам этот центр производит определенную селекцию

и выделяет из поступающей информации ту часть, которая и воздействует на

него, оставляя "смысловую" для сознания и подсознания. Человечество соз-

дало особбый вид искусства: музыку, которая непосредственно воздействует

на эмоциональный центр психики человека и практически совершенно не не-

сет "смысловой" информации для сознания. Некоторые индивиды обладают

способностью воспринимать и визуальную информацию чисто эмоционально,

"не замечая" смысловой компоненты.

Человек эмоционально реагирует практически мгновенно и, чаще всего,

безошибочно для себя. Если же он попытается эту реакцию проверить фор-

мально-логическим сознанием, то такая проверка займет у него очень много

времени и, в основном, получается ошибочной из-за обилия разных информа-

ционных частностей, среди которых очень трудно выделить сознанием значи-

мые и второстепенные. В то же время эмоциональный центр такую дискрими-

нацию делает каким-то образом безошибочно и мгновенно. Трудно даже по-

нять какого типа информацию больше перерабатывает непрерывно тезаурус

индивида: смысловую или эмоциональную. Человек непрерывно реагирует на

ту или иную воспринимаемую информацию.

Что-то воспринимается красивым. Можно ли гармонию разложить на форму-

лы? Вряд ли. Красота, чувство красивого это эмоциональная реакция, сле-

довательно не является прерогативой сознания. Сознание, скорее самосоз-

нание, может только фиксировать результат эмоциональной реакции, а не

управлять ею или понять алгоритмы функционирования эмоционального цент-

ра. Почему в природе столько красивого, т.е. вызывающего соответствующие

положительные реакции? Подавляющее большинство живых организмов красиво.

Все это буйство красок в природе красиво и нигде нет и намека на безвку-

сицу. В то время как, пытаясь создать нечто красивое, конечно в основном

с помощью сознания, человек часто создает безвкусицу. Только особым об-

разом талантливые люди, умеющие, минуя свое сознание, прислушаться к

своему эмоциональному центру, могут создать нечто красивое и оно тогда

красиво для всех людей без исключения. Почему же в природе нет безвкуси-

цы? Значит все естественное неким образом "созвучно" нашему эмоцио-

нальному центру, упомянутой информационной матрице, и поэтому восприни-

мается красивым, вызывает самые положительные эмоции и, тем самым, бла-

гоприятно действует на нашу психику, на весь наш организм. Этим объясня-

ется имманентная тяга человека к Природе и благоприятное ее влияние на

всего человека в целом, и особенно на его психику. То, что близко, соз-

вучно самой глубинной сущности человека всегда вызывает у него самые по-

ложительные эмоции, а чуждое только отрицательные. И эта реакция совер-

шенно не зависит от знаний на уровне сознания. Чем ближе, "родственнее"

(родство душ) для нас человек, тем сильнее чувство любви к нему, невзи-

рая на любые "сознательные" знания. Более того, хорошо известно, что

сильное чувство любви или подавляет все нежелательные знания, или же да-

же искажает их. И все для того, чтобы сохранить это чувство. Из всех по-

ложительных эмоций чувство любви самое необходимое для человека. У него

всегда существует мощное имманентное стремление любить и быть любимым.

Без такой двусторонней эмоциональной связи происходит притупление дея-

тельности его эмоционального центра, или же вызываются отрицательные

эмоции, что в обоих случаях негативно действует на всю психику человека,

включая деятельность сознания. Это обстоятельство объясняется тем, что

человек является социальным существом, что социальность, как и самосоз-

нание является наиболее специфическим качеством человека. Поэтому в нем

заложена доминантная интенция существовать ради кого-то и быть нужным

кому-то. Особенно когда глубинная информационная матрица психики этого

кого-то максимально "созвучна" с его матрицей. Имманентное стремление к

"служению" (по Э.Фромму), т.е. интенция быть полезным другому, существо-

вать ради другого, присущее психике человека, является проявлением опре-

деленных доминантных свойств подсознания, а скорее всего эмоционального

центра психики. Свойств, стремящихся сформировать на эмоциональном уров-

не смысл существования индивида. Любовь и есть осознание на уровне

чувств этого стремления к "служению", осознание объекта, образ которого

и сформировал это стремление. Но интенция к "служению" более "универ-

сальное" свойство психики, чем чувство любви, возникающее между людьми.

Поэтому человеку свойствено стремление к "служению" не только кому-то,

но и чему-то, т.е. существовать ради чего-то, также созвучного с "базо-

вой" матрицей его психики. Такими объектами могут быть религиозные сим-

волы, определенные идеи, образы, информация о которых может поступать в

тезаурус индивида извне, или же формироваться внутри него. В.Франкл в

[22] отмечает, что "...человеческое бытие всегда ориентировано вовне на

нечто, что не является им самим, на что-то или на кого-то: на смысл, ко-

торый необходимо осуществить, или на другого человека, к которому мы тя-

немся с любовью. В служении делу или любви к другому человек осуществля-

ет сам себя. Чем больше он отдает себя делу, чем больше он отдает себ

своему партнеру, тем в большей степени он является человеком и тем в

большей степени он становится самим собой. Таким образом, он, по сути,

может реализовать себя лишь в той мере, в какой он забывает про себя, не

обращает на себя внимание".

Значимость чувства любви, имманентного стремления к "служению", дл

психики человека учитывается всеми мировыми религиями, которые всеобъем-

лющую форму этого чувства ставят в основу того идеала, к которому должен

непрерывно стремиться каждый индивид в процессе реализации своего жиз-

ненного пути.

Все положительные эмоции, особенно жизнерадостность, любовь оказывают

буквально исцеляющее воздействие на человека, повышают его жизненный то-

нус. Отрицательные эмоции убивают его. Психика человека защищает, стре-

мится сохранить все возникшие положительные эмоции, как крайне необходи-

мые для человека факторы. Направляет подсознательно всю деятельность че-

ловека на поиск факторов, которые могут вызвать и поддержать положи-

тельные эмоции. И в то же время, всегда активно старается убрать причи-

ны, которые могут вызвать или вызывают отрицательные эмоции, буквально

старается "не видеть" их. Эмоции обладают свойством "подпитывать" самих

себя, т.е. усиливать соответствующую реакцию эмоционального центра. Без

эмоций функции этого центра начинают затухать и, в итоге, могут пол-

ностью деградировать. Эмоции значимы для всего живого, особенно для вы-

сокоразвитых живых организмов. Эмоциональное восприятие для человека

имеет подавляющий приоритет над любыми формализованными знаниями.

Что значит обсуждать проблему сущности эмоций? Это фактически попытка

изложить в формализованном виде субъективное понимание неформализованных

знаний, сущностей. В такой ситуации конечно говорить о какой-то адекват-

ности такого обсуждения не приходится. Это равносильно попытке переска-

зать словами суть понимания музыкального произведения. О чувствах можно

говорить только посредством чувств. Чувства, эмоции, как и любая нефор-

мализуемая информация, воспринимаются только в том случае, если подсоз-

нание, эмоциональный центр психики индивида настроены соответствующим

образом на восприятие этих чувств, этой информации, аналогично тому, как

камертон отзывается только на звук определенной частоты. Но обсуждать

эту проблему все-таки необходимо. Поэтому, не надеясь на полную адекват-

ность, все-таки нужно в форме формализованных рассуждений (может быть

многократных) попытаться передать понимание этого феномена.

Когда речь идет об отдельных частях тезауруса, в частности психики

человека, по всей вероятности надо иметь в виду, что это скорее не от-

дельные "части", а в какой-то степени отдельные функции, комплексы соот-

ветствующих алгоритмов, реализуемых психикой, которые мы воспринимаем

как самосознание, сознание, подсознание, инстинкты, эмоции. Вряд ли этим

функциям можно поставить в соответствие какие-то четко выделенные в

пространстве структурные части, элементы тезауруса, как некоторой инфор-

мационной системы. Используя для упрощения термин "часть", надо всегда

иметь в виду, что речь идет о соответствующем комплексе алгоритмов, ко-

торый и реализует функции, характерные для этой "части". Иначе говор

речь идет о "части", элементе структуры тезауруса в информационном

пространстве, включая алгоритмы обработки, содержащиеся в нем. В то же

время, как уже было принято, под тезаурусом понимается не только вся со-

вокупность информации, содержащейся в нем, но и все физические носители

этой информации.

Как уже отмечалось, основной функцией самосознания является осознание

всех остальных функций тезауруса, модернизация, изменение алгоритмов

функционирования сознания, а в очень редких (может быть пока) случаях и

других "частей" тезауруса. Последнее обстоятельство является очень инте-

ресным, но практически необъяснимым пока явлением. Известно, что от-

дельные личности обладают способностью усилием самосознания, по всей ве-

роятности, минуя сознание, воздействовать на подсознание и бессосзна-

тельные функции психики таким образом, что могут достаточно эффективно

управлять и нужным образом активизировать определенные их функции, а,

тем самым, вызывать яркие галлюцинации, управлять деятельностью внутрен-

них органов, вызывать даже физиологические и частично анатомические из-

менения своего организма. По всей вероятности и такие феномены, как гип-

ноз, "чтение" чужых мыслей, феноменальная память, способность "мгновен-

ного" счета и т.д. все это способность неформализовано управлять функци-

ями своего подсознания и подсознания партнера или партнеров.

В итоге проведенного, самого беглого, анализа функций тезауруса чело-

веческого индивида можно, по всей вероятности, прийти к следующему выво-

ду. То, что принято называть формализованным сознанием и, отчасти, само-

сознанием являются те процедуры обработки информации, которые выполняют-

ся в тезаурусе строго последовательным образом. Неформализованные про-

цессы обработки информации, характерные для подсознания и эмоционального

центра, явно выполняются непоследовательно, каким-то "распараллеленным"

образом, а скорее всего вообще неизвестным пока для науки способом.

Теперь уточним понятия формализованных и неформализованных процессов

обработки информации и знаний, являющихся результатом этих процессов.

Формализованные знания это такие знания, которые могут быть в принци-

пе переданы от одного индивида к другому посредством устной речи или

письменно и, как предельный вид формализации, в виде математических фор-

мул или текстов программ для ЭВМ.

Формализованная обработка информации всегда может быть осознанна в

виде достаточно строгой последовательности логических рассуждений или

представлена в виде четкого алгоритма.

Неформализованная, интуитивная обработка информации не поддается та-

кому осознанию, в крайнем случае, на уровне формально-логического мышле-

ния можно только "уловить", осознать результат такой обработки.

Неформализованная информация это такая информация, которую субъект

непонятным для себя образом использует в своей деятельности, но не может

"членораздельно", сознательно описать ее любыми доступными на сегодн

человеку способами.

М.Г.Ярошевский (по [38]) считает, что есть определенная аналогия меж-

ду физическим принципом дополнительности и отношением между формализуе-

мыми (объективно отчуждаемыми от субъекта) и неформализуемыми, интим-

но-личностными, неотчуждаемыми от субъекта компонентами мышления, т.е.

обработки информации. Как отмечает Г.Р.Громов [38], "процесс формализа-

ции знаний, как правило, сводится к тому, чтобы попытаться из всего мно-

гообразия сведений в избранной области человеческой деятельности выде-

лить небольшую, но логически определяющую достаточно многое зону доступ-

ного математическим методам формализуемого ядра". И далее: "В задачах

относительно простых для данной предметной области (знаний, К.В.) фор-

мальная логика "прокладывает" трассу решения, для наиболее сложных обос-

новывает пройденный путь". Г.Р.Громов достаточно обоснованно считает,

что в любой предметной области знаний (по всей вероятности достаточно

формализуемой, К.В.) устно можно передать компетентному субъекту не бо-

лее 10 - 20% от общего объема знаний, пользуясь естественно языковыми

текстами, письменно можно передать уже не более 1%, а на строго формали-

зованном языке: математические формулы, языки программирования и т.д.,

еще на несколько порядков меньше. К этому надо еще добавить, что есть и

такие области знаний, в которых соответствующая информация вообще не

формализуется ни в каком виде.

Г.Р.Громов предлагает рассматривать структуру накопленных человечест-

вом знаний в виде быстро сужающейся по высоте пирамиды, едва различима

верхушка которой и является всеми формализуемыми знаниями человечества,

а в основании этой "пирамиды знаний" лежит самый значительный по общему

объему слой интуитивно накопленных (а также заложенных генетически,

К.В.) принципиально неотчуждаемых традиционными методами формализации

неформализованных знаний.

Таким образом, информация, которой в основном оперирует тезаурус че-

ловека, является принципиально неформализуемой и алгоритмы обработки ин-

формации, реализуемые тезаурусом, также, большей частью, неформализуемы

для сознания. Часть неформализованной информации после последовательных

попыток формализации, с использованием "подпрограмм" подсознания, в ито-

ге может быть в какой-то степени формализована, но основная часть нефор-

мализованной информации безусловно не поддается формализации и она, в

лучшем случае, может обрабатываться на уровне подсознания или же эмоцио-

нальным центром. Поэтому человек должен уметь активно и широко использо-

вать свои имманентные способности неформализованной обработки информа-

ции, эффективно "запускать", инициализировать эти способности сознанием

и самосознанием, а также уметь четко фиксировать, на их уровне, ре-

зультаты неформализованной обработки. Человек не осознает подавляющую

часть информации, которую он использует в процессе своей жизнедея-

тельности, и способы ее обработки в своем тезаурусе.

К наиболее специфическим функциям или качествам психики человеческого

индивида относятся такие, тесно взаимосвязанные функции, как самосозна-

ние, продуктивное воображение, вера, воля, свобода воли, речь о которых

пойдет, в основном, в следующих разделах. Здесь же начнем предвари-

тельное обсуждение такого качества, как вера, которое, наряду с самосоз-

нанием, является наиболее специфическим качеством тезауруса человеческо-

го индивида, делающим его принципиально отличным от всех других извест-

ных нам живых, т.е. информационных систем.

Под понятием веры подразумевается способность психики индивида восп-

ринимать образ некой сущности, выработанный продуктивным воображением,

как реально существующий в Бытие, но пока, или в принципе, не восприни-

маемый, отображаемый на практике. Отсюда ясна тесная взаимосвязь и взаи-

мообусловленность веры и продуктивного воображения, которые в совокуп-

ности являются факторами, обуславливающими формирование сугубо субъек-

тивных образов в тезаурусе индивида. Вера может проявить себя как на

формализованном, сознательном уровне, так и на неформализованном, под-

сознательном. Вера, способность верить, как известно, широко использует-

ся в процессах почти любого типа обработки информации, реализуемых теза-

урусом индивида. Сущность способности верить, значимость ее для индиви-

да, будут многократно обсуждаться под разными ракурсами, т.к. без веры

нельзя реализовать продуктивное воображение, а без них невозможно само-

сознание, без которого не может быть человеческого индивида. Вся методо-

логия научного познания окружающего мира неизбежно основывается на вере

в определенные исходные предпосылки, правомочность которых принципиально

недоказуема. С позиций этой же методологии признаются существующими

только те объекты и явления, т.е. сущности, которые так или иначе позна-

ваемы: непосредственно или косвенно. Более того, эти сущности должны

быть многократно фиксируемы или воспроизводимы. Кроме веры в исходные

предпосылки элемент веры в науке принципиально не допускается.

В то же время, круг познанных сущностей непрерывно расширяется, т.е.

в него включаются ранее не познанные сущности. Как же они осознаются?

Здесь, по всей вероятности, возможны два основных варианта. Новая сущ-

ность может быть зафиксирована случайно, что является достаточно типич-

ным явлением. Но существование некой новой непознанной сущности может

также приниматься вначале на веру, а потом уже тем или иным научным спо-

собом доказывается ее существование, если конечно она существует. Скорее

всего результат такого доказательства не столько зависит от "существова-

ния" этой сущности, сколько от выбранного или используемого способа ее

поиска. Следовательно, на каком-то начальном этапе научного познания ис-

пользуется элемент веры. Если все-таки на некотором этапе познания до-

пускается элемент веры, а "этап" веры в исходные предпосылки сам по себе

достаточно продолжителен, то для того, чтобы быть в этом вопросе до кон-

ца последовательным, нужно признать, что есть множество сущностей, вера

в существование которых оправдана и неизбежна в течение очень длительно-

го, даже бесконечно длительного, времени. К этому обстоятельству нужно

быть подготовленным психологически.

В то же время понятно, что если допустить на равных правах веру с

точными знаниями (экспериментально многократно зафиксированными знания-

ми, допускающими количественные оценки) от науки (имеются в виду точные

науки), в современном ее виде, ничего не останется. Следовательно, надо

знать в каких областях познания можно допустить элемент веры, а в каких

нет. Точнее, нужно признать, что существуют разные виды (или формы поз-

нания):научные, не допускающие элемент веры и основанные на строго фор-

мализованном принципе обработки информации; а также другие виды позна-

ния, которые широко используют элемент веры и, в основном, основываютс

на неформализованной обработке информации. Эти виды познания нельзя про-

тивопоставлять. Они безусловно взаимно дополняют друг друга.

Нужно признать, что есть множество сущностей, образы которых человек

может сформировать только и только на уровне веры. Поэтому, нужно уметь

верить, уметь развить в себе веру необходимой доминантности. Потенция к

такой вере в человеке заложена генетически, а вот развить ее до нужного

уровня необходимо в процессе воспитания индивида некоторым неформализо-

ванным способом.

Вера, неформализованные знания, все это в настоящее время чрезвычайно

трудно воспринимаемые на уровне формализованного сознания понятия. Раз-

витое в современной форме формализованное сознание или мышление пре-

пятствует проявлению заложенных в психике человека способностей верить и

не позволяет должным образом осознать неизбежную необходимость опериро-

вать принципиально неформализованными знаниями.

Из всего сказанного следует, что необходимо таким образом формиро-

вать, воспитывать психику человека, чтобы обеспечивалось бы адекватное и

бескомпромиссное функционирование всех свойств, качеств психики челове-

ка. И весь этот комплекс отображающих свойств психики, методов обработки

информации, должен адекватным образом основываться, базироваться на

сильной, мощной вере в существование высшего, значимого смысла,

"сверхсмысла" жизни человека, сущность которого будет подробнее обсуж-

даться в следующих разделах.

Глава 8. ЦЕЛЬ И ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Как уже отмечалось, любой информационный процесс, т.е. процесс, имею-

щий информационную причинность, является целенаправленным. Только неко-

торая цель, которая и является основной причиной информационного процес-

са, может инициализировать и поддерживать такой процесс, в частности,

поведение или любое "элементарное" действие ИС, т.е. ЖС. При реализации

практически любого информационного процесса, осуществляется последова-

тельное достижение некоторого множества "промежуточных" целей, совершае-

мое в итоге для достижения определенной, конечной для данного информаци-

онного процесса, цели. Очевидно, что каждое, самое "элементарное"

действие, на которое способна ЖС, совершается для достижения строго

конкретного результата или цели. Но, в зависимости от состава очередной

совокупности этих элементарных действий, реализуется то или иное более

сложное действие или поведение, в результате которого достигается опре-

деленный результат или же определенная цель, находящаяся на более высо-

ком уровне иерархии. Таким образом можно проследить и другие более высо-

кие уровни иерархии целей или результатов, которые в принципе может дос-

тичь та или иная ЖС, совершая необходимое сложное действие или поведе-

ние, которое в итоге сводится к определенной последовательности "элемен-

тарных" действий.

Ранее уже высказывалось предположение, что вся совокупность действий,

поведений, совершаемых любой ЖС в течение ее онтогенеза, выполняется, в

основном, для достижения главной или же единственной цели, которая в об-

щем случае является обеспечением ее стабильности в условиях термодинами-

ческой неравновестности. Отсюда ясно, что для каждой ЖС характерна сво

индивидуальная иерархическая система целей ИСЦ, а также соответствующа

ей иерархическая система поведений (действий, поступков) - ИСП. Причем,

в основном, система целей обуславливает параметры системы поведений.

Для достаточно сложных ЖС наличие цели всегда предполагает акт реше-

ния, т.е. реализацию процесса выбора способа достижения цели из набора

альтернативных вариантов этих способов. Очевидно, что в общем случае на

каждом уровне ИСЦ существует определенное множество целей этого уровня и

адекватность выбранной из этого множества цели всегда может быть оценена

только с позиций эффективности достижения ранее выбранной цели более вы-

сокого уровня иерархии, выбор которой, в свою очередь, оценивается с по-

зиций достижения уже выбранной цели еще более высокого уровня иерархии и

т.д. Оценка выбранной цели каждого уровня осуществляется с позиций эф-

фективности достижения выбранной цели не только следующего уровня иерар-

хии, но и всех обозримых более высоких уровней. Выбранная таким образом

цель имеет наибольший приоритет относительно всех других целей данного

уровня иерархии.

Следовательно, выбор способа достижения цели, находящейся на некото-

ром i-том уровне ИСЦ, есть процесс последовательного выбора наиболее

приоритетных целей на всех уровнях ИСЦ, лежащих ниже i-того, начиная с

(i+1)-го до самого нижнего. Иначе говоря, процедура выбора всегда начи-

нается с цели, находящейся на самом верхнем уровне ИСЦ, так или иначе

осознаваемом информационной системой. это очень важное положение, кото-

рое никогда нельзя упускать из виду.

Еще раз рассмотрим процедуру выбора цели. Из множества целей данного

уровня иерархии выбирается, та единственная цель, при достижении которой

создаются наиболее адекватные условия для достижения наиболее приоритет-

ной цели следующего уровня ИСЦ. эта выбранная цель и будет иметь в дан-

ном случае наибольший приоритет на текущем уровне ИСЦ. Из этого механиз-

ма определения приоритетности цели на любых уровнях ИСЦ однозначно выте-

кает, что приоритеты целей увеличиваются с ростом уровня иерархии, на

котором они находятся, а также, что приоритеты всегда устанавливаются,

начиная с самого верхнего уровня ИСЦ. Только при таких условиях возможна

корректная оценка целей и выбор соответствующего действия или поведения.

Здесь и далее в тексте под понятием "самого верхнего уровня ИСЦ" всегда

подразумевается самый верхний уровень, осознаваемый субъектом, или

как-то иначе зафиксированный в его тезаурусе, а не верхний абсолютно.

Таким образом, можно считать очевидным, что для совершения действи

(поступка) ЖС должна осуществить выбор цели из множества целей рассмат-

риваемого ею в данный момент уровня иерархии. Для такого выбора ЖС долж-

на иметь возможность оценить эффективность выбора текущей цели. Но неко-

торую цель можно оценить только относительно эффективности достижени

другой цели, находящейся на более высоком уровне иерархии. Другого спо-

соба корректной оценки цели не существует, а без оценки цели ЖС не может

осуществить ее выбор и, следовательно, совершить определенное действие

или поступок, или же эффективно реализовать свое поведение. Иначе гово-

ря, должна существовать некоторая шкала приоритетов (ценностей) целей,

которую невозможно реализовать на каждом уровне иерархии без более высо-

кого уровня. Кроме этого условия, для адекватного функционирования ЖС

как системы, необходимо, чтобы эта шкала приоритетов целей была ста-

бильна в процессе онтогенеза ЖС, а для ЖС как вида ее стабильность долж-

на обеспечиваться в течение всего филогенеза данного вида ЖС.

Очевидно, что самый нижний уровень иерархии целей определяется харак-

тером самых элементарных действий, на которые способна ЖС, как информа-

ционная система. Что касается самого верхнего уровня иерархии, то здесь

такой определенности не существует. Для ЖС, расположенных на нижних

уровнях иерархии, т.е. не обладающих сознанием, этот уровень, как и вс

иерархия целей со своими приоритетами, в основном закладывается генети-

чески, что и реализуется по всей вероятности. У ЖС, обладающих сознани-

ем, а тем более самосознанием, т.е., в частности, у человека, определен-

ная часть этой иерархической системы целей со своими приоритетными шка-

лами ценностей, формируется в процессе воспитания, формирования личнос-

ти. В этом случае приоритетность целей, находящихся на самом высоком

уровне иерархии, осознаваемом индивидом, должна закладываться в его те-

заурус на уровне веры. Не существует принципиально другой возможности

"сознательно присвоить" приоритеты этим целям, т.к. "нет"(т.е. не осоз-

нается) более высокого уровня иерархии, без которого, как мы видели, не-

возможно осуществить оценку целей, а следовательно и их выбор. Поэтому,

можно считать, что постановка вопроса: "для чего", необходима для поиска

более "высшей" цели, позволяющей адекватно выбрать цель на текущем уров-

не иерархии целей.

Нельзя также исключить возможность, что абсолютные приоритеты некото-

рых наивысших целей все-таки закладываются в тезаурус, точнее в подсоз-

нание индивида и передаются из поколения в поколение генетически. Но

здесь однозначно утверждать ничего нельзя, т.к. для этого пока нет ника-

ких объективных фактов. Есть только некоторое "интуитивное" чувство, что

приоритетность каких-то "высших" целей, как и сами эти цели, все-таки

закладываются (в виде некоторой "потенции") в подсознание индивида гене-

тически, т.е. они свойствены имманентно человеку. Конечно здесь имеютс

в виду не те цели, которые обуславливают поведение и любые действия,

поступки индивида, направленные на сохранение его, как живого организма.

эти цели безусловно передаются генетически, как и у любого животного,

живого организма.

Количество уровней ИСЦ различно у разных ЖС и можно достаточно обос-

нованно считать, что с ростом уровня сложности ЖС количество этих уров-

ней увеличивается, начиная с какого-то минимума. С усложнением ЖС, в об-

щем случае, увеличивается и возможное количество целей на каждом уровне

ИСЦ. Можно также предположить, что начиная с некоторого уровня, число

целей на каждом уровне уменьшается с увеличением самого уровня и на са-

мом верхнем уровне данной ИСЦ может быть даже только одна цель. Коли-

чество целей на каждом уровне ИСЦ и число этих уровней обуславливают

многообразие поведения ЖС.

Исходя из всего вышеизложенного, можно попробовать более четко сфор-

мулировать понятие сложности информационной системы и принять, что

сложность ИС есть сумма всех целей ее ИСЦ с учетом "веса" уровней

ИСЦ, т.е. сложность ИС равна двойной сумме (по i, j) слагаемых Ki и Цji,

где Цji есть j-тая цель i-того уровня, а Кi есть некий "вес" целей i-то-

го уровня. Причем,

Кi > K(i+1), а j = 1,2,...,Qi.

Наверное, по такому же принципу можно оценить и сложность любого ал-

горитма, а также программы, реализующей этот алгоритм (именно сложность,

а не объем), т.е. считать, что

сложность алгоритма пропорциональна числу всех "ветвлений", содержа-

щихся в алгоритме.

Уже отмечалась определенная аналогия между энергией и информацией.

Точно также можно провести некотору. аналогию между потенциальной энер-

гией (физической) и сложностью ИС. Тогда кинетической энергии будет со-

ответствовать сложность той части тезауруса ИС, которая активизирована

для достижения текущей цели, т.е. реализующая текущее поведение,

действие ИС. Если принять правомочность такой аналогии, то по всей веро-

ятности целесообразно ввести и такие понятия, как мощность сложности и

плотность сложности.

Но как только мы ввели эти понятия, сразу проявляется очень интерес-

ное обстоятельство. Известно, что за всю многовековую "технологическую

цивилизацию", несмотря на все созданные суперкомпьютеры, человечество не

смогло создать ничего такого, чтобы по сложности могло сравниться хот

бы с насекомым, не говоря уже о более сложных живых организмах. А вот по

такому параметру как "плотность сложности", любые человеческие творени

не могут сравниться даже с клеткой!

Вот только по "мощности сложности" может быть и можно конкурировать,

да и то в этом еще надо хорошо разобраться. Ведь известно, что скорость

реализации алгоритма зависит не только от скорости выполнения "базовых"

команд или процедур, но и от степени распараллеливания этого алгоритма.

Каким-то образом, отдельные личности, так называемые "счетчики", умудря-

ются же выполнять вычислительные процедуры быстрее любой, самой быстрой

ЭВМ, хотя эти процедуры как раз самые "естественные" для ЭВМ.

Наконец, надо отметить, что такое определение понятий сложности, мощ-

ности сложности и плотности сложности допускает в какой-то степени коли-

чественную оценку этих качеств.

Теперь вернемся к проблеме целеполагания и напомним одно важное обс-

тоятельство: поведение, информационное действие, и цель, ради достижени

которой оно совершается, определенным образом взаимно обусловлены. Поэ-

тому в ЖС "программно" может быть заложена не цель, которую надо дос-

тичь, совершая те или иные действия, поступки, а программа самого

действия или поведения, выполнение которой и приведет к достижению необ-

ходимой цели.

В связи с тем, что в общем случае, любая ЖС есть иерархическая систе-

ма одного и того же рода, до некоторого, самого нижнего уровня членения,

где происходит смена рода системы (в известном для нас случае это уро-

вень клетки), каждая ИСЦ любой ЖС, в свою очередь, входит в структуру

иерархической системы некоторого множества ИСЦ. Причем, в этом случае

можно говорить о приоритете ИСЦ в целом. Вследствие принципиальной гете-

рогенности ЖС, как и любой системы, приоритет ИСЦ ЖС более низкого уров-

ня должен быть выше приоритета ИСЦ ЖС предыдущего уровня. Детальный ана-

лиз этой иерархии ИСЦ чрезвычано сложная и емкая проблема. Здесь есть

смысл остановиться только на некоторых моментах этой проблемы.

Поведение, как информационный процесс, имеет естественно свой некото-

рый уровень сложности. Поэтому для адекватного осознания, отображени

этого процесса, совершаемого некоторым ЖС-объектом, субъект-ЖС должна

обладать соответствующим уровнем сложности тезауруса. В противном случае

сущность поведения ЖС-объекта не будет осознана, а отсюда, не будет

осознана и цель, которую стремится достичь ЖС-объект, реализуя наблюдае-

мое поведение. По всему этому можно считать, что ЖС некоторого уровн

иерархии не могут адекватно осознать или даже в принципе понять поведе-

ние ЖС более высокого уровня иерархии.

В случае иерархической системы множества ИСЦ, о которой речь шла вы-

ше, вполне возможна ситуация (и по всей вероятности реализуется), когда

цель (или цели) наиболее высокого уровня иерархии некоторой ИСЦ являет-

ся, в свою очередь, целью одного из нижнего, если не самого нижнего,

уровня ИСЦ предыдущего (более высокого) уровня иерархии ЖС. В дальнейшем

все цели, которые могут быть так или иначе осознаны конкретной ЖС, будем

считать принадлежащими ее ИСЦ. Очевидно, что если принять предположение

о существовании иерархической системы множества ИСЦ, то после наболее

"высшей" цели каждой ИСЦ, осознаваемой живой системой, которой принадле-

жит эта ИСЦ, должна существовать как минимум одна цель, находящаяся на

более высоком уровне, которая одновременно принадлежит ИСЦ живой системы

более высокого уровня и, поэтому, эта цель не может быть адекватно, а то

и вообще, осознана данной ЖС. Назовем эту цель условно Мета-целью. Ясно,

что Мета-цель должна ориентировать всю ИСЦ рассматриваемой ЖС и, в то же

время, не может быть ею адекватно, а то и вообще, осознана на формализо-

ванном уровне, т.к. она принадлежит ИСЦ ЖС более высокого уровня иерар-

хии.

Для ЖС, не обладающих сознанием, а точнее самосознанием, эта ситуаци

не создает проблем, т.к. такие ЖС получают "программы" своего поведени

генетически и выполняют их инстиктивно. Человек же обладает имманентным

стремлением "все" осознать, понять, а тем более понять смысл и значи-

мость своего поведения и своих целей. А высшие цели, которые фактически

формируют всю приоритетную шкалу ценностей всех его целеполаганий, т.е.

его ИСЦ, из всего вышеизложенного, он понять принципиально не может.

Следовательно, их существование и уровень их приоритетности он может

воспринять только основываясь на вере. Без глубокой, сильной веры в на-

личие и значимости этих целей, веры, зафиксированной на уровне подсозна-

ния, шкала приоритетов всех нижних уровней его ИСЦ буквально вырождаетс

и человек, как индивид, оказывается неспособным на реализацию адекватных

поступков, поведений и вообще адекватной реализации всего процесса свое-

го онтогенеза, и даже филогенеза.

Отсюда можно сделать вывод, что: человек должен верить в существова-

ние конечной, высшей цели (смысла) своего онтогенеза, своей жизни!

Что касается конкретного содержания этой веры, то она должна быть та-

кой, чтобы в итоге сформировалась такая шкала приоритетов целей и спосо-

бов их достижения, которая способствовала бы наиболее адекватному су-

ществованию самого человека как индивида, человечества как вида и су-

ществованию всей биосферы, органической частью которой является человек

и все человечество.

Затронутые вопросы чрезвычайно важны, поэтому целесообразно еще раз

их рассмотреть, но несколько с другой точки зрения.

Итак, мы знаем, что любая ЖС в процессе реализации совокупности пове-

дений, действий, на которые она способна, всегда стремится достичь той

или иной цели. Но человек, как ЖС, обладающая самосознанием, в отличие

от других живых существ, осознает, что любые его действия совершаютс

целенаправленно. Как цели, так и различные действия, поступки, имеют

очевидно разную значимость, разные приоритеты для ЖС. Вполне естествен-

но, что сама жизнь индивида, как итоговая сумма всех его действий и пос-

тупков, есть некое "глобальное" действие или поведение, имеющее для ин-

дивида наибольший приоритет. Здесь направленность приоритетов однознач-

на! По всему этому вполне объяснимо и то чрезвычайно сильное чувство,

или потребность, индивида с развитым самосознанием осознать цель этого

"действия", т.е. цель, суть своей жизни. это чувство и самосознание

жестко взаимосвязаны. Чем сильнее развито самосознание, тем сильнее пот-

ребность осознать цель своего существования. И наоборот, чем четче инди-

вид осознает цель своей жизни, тем более развито его самосознание, т.к.

оно существует (можно сказать, что дано человеку) именно для того, чтобы

"контролировать" сознание, поступки, поведение, с позицй достижени

адекватной целенаправленности всех жизненных процессов индивида, с по-

зицй цели его существования.

Если тем или иным способом изъять у индивида знание, чувство жизнен-

ной цели, его самосознание в обязательном порядке начнет деградировать,

и в итоге, если не пропадет совсем (т.е. если человек не превратится в

животное), то его самосознание будет существовать в некотором чрезвычай-

но усеченном, "зачаточном", состоянии (как у младенца) или же, из-за

возникшего "экзистенциального вакуума" (по В.Франклу), неизбежно насту-

пают самые серьезные нарушения психики индивида. Если же у индивида из-

менить жизненное целеполагание, то естественно изменится и "программа"

функционирования самосознания. Поэтому, очень важно в процессе воспита-

ния индивида, когда формируется его личность, его самосознание, находя-

щееся при его рождении в "зачаточном" состоянии (скорее можно сказать,

что генетически передается только некоторая потенция самосознания),

ввести в его сознание, подсознание (вообщем в тезаурус), "знание" цели,

смысла его существования, тем самым способствовать эффективному развитию

самосознания индивида, т.е. способствовать развитию его как адекватной

личности.

Индивиду не достаточно "знать" основную цель своей жизни, находящуюс

на самом осознаваемом верхнем уровне его ИСЦ, а также Мета-цель, ориен-

тирующую его ИСЦ, ему нужно знать и наиболее приоритетные промежуточные

цели, на всех уровнях его ИСЦ, достижение которых наибольшим образом

способствует формированию нужной целенаправленности всей его жизни в ус-

ловиях, когда основная цель его жизни, т.е. Мета-цель, по самой ее сути

должна восприниматься, как недостижимая в пределах онтогенеза (жизни)

индивида. Или же индивид должен знать способы выбора этих промежуточных

целей. Поэтому в тезаурус индивида чаще всего закладывается не совокуп-

ность всех этих приоритетных промежуточных целей, а совокупность адек-

ватных поступков, поведений, выполнение которых наилучшим образом спо-

собствует реализации истинной целенаправленности его жизни, можно ска-

зать его "онтогенеза" как личности, а также способствует истинной целе-

направленности "филогенеза" всего человечества, как живой системы более

высокого порядка.

При анализе любых проблем, связанных с личностью человека, всегда не-

обходимо учитывать, что человек, как личность, есть общественное сущест-

во, обладающее самосознанием. Исключение любого из этих качеств, приво-

дит к вырождению понятия личности.

Надо еще раз подчеркнуть, что цель, целенаправленность жизни индиви-

да, да и цель существования всего человечества в целом, а тем более нап-

равленность "прогрессивной" его эволюции это системные качества, той

системы, в которую входит человечество и каждый индивид в отдельности, в

качестве некоторой подсистемы, элемента. Исходя из положения, что ИС с

тезаурусом данного уровня сложности не может адекватно понять тезаурус

более сложной ИС, а система обычно всегда сложнее любой из подсистем,

входящей в ее состав, вытекает, что человечество в принципе не может са-

мо "выработать" формализованные знания об истинной целенаправленности

своего существования, а тем более сознательно "регулировать", направ-

лять, свое развитие. Целенаправленность существования некоторой ИС, а

следовательно и ЖС, может быть адекватно определена и задана только бо-

лее сложной ИС.

Если истина считается категорией не логической, то значимость, цен-

ность цели в итоге также нельзя полностью определить на основании фор-

мально-логического мышления. Эти категории также не логические. Это по-

ложение следует из утверждения, что цели, которые ориентируют или же

должны ориентировать ИСЦ любой ЖС, находятся вне этих ИСЦ и являютс

сущностями, принадлежащими ЖС более высокого уровня иерархии и поэтому

система, которой принадлежит ИСЦ, не может осознать их на формализован-

ном уровне, а приоритетная шкала целей, как уже отмечалось, формируетс

только сверху вниз! Нужно согласиться с тем фактом, что при заданном

уровне сложности тезауруса есть принципиальный предел осознаваемой слож-

ности, характерный для данного тезауруса. И все сущности, сложность ко-

торых выше этого предела для ИС, с данным уровнем сложности тезауруса,

непознаваемы. Но, по мере усложнения тезауруса субъект-системы, естест-

венно этот порог будет повышаться.

Конечно можно предположить, что Мета-ЖС, тем или иным способом, пере-

дает определенную неформализованную информацию о необходимой целенаправ-

ленности функционирования всех ЖС, входящих в ее состав в качестве под-

систем, т.к. она "заинтересована" в нормальном функционировании всех ее

составляющих "частей". В частных случаях, может быть, так и происходит,

но возводить это в общий принцип пока нет достаточных оснований. Дело в

том, что здесь может работать и другой, альтернативный вариант. В систе-

ме могут оставаться те подсистемы, функционирование которых адекватно

для этой системы, а подсистемы, которые не удовлетворяют этому условию

просто выпадают, исключаются из нее.

С позиций целеполагания человека, а также проблемы познания сути Бы-

тия, очень интересно направление в философии, которое называется экзис-

тенциализмом, особенно в интерпретации М.Хайдеггера. Он считает, что

предметом философии должно быть Бытие, в то время как предметом науки

"сущее", подразумевая под последним понятием все относящееся к эмпири-

ческому миру, от которого необходимо отличать само Бытие. Бытие же, по

М.Хайдеггеру, постигается не опосредственно, т.е. через рассудочное,

формализованное мышление, а лишь непосредственно, открываясь человеку

через его личное существование, т.е. через экзистенцию способности су-

ществовать с ощущением предельного смысла человеческого бытия. Только

обретая себя как экзистенцию, человек обретает и свою свободу. Эта сво-

бода состоит в том, что человек не выступает как вещь, формирующаяся под

влиянием естественной или социальной необходимости, а "выбирает" самого

себя, формирует себя каждым свом действием и поступком. Тем самым сво-

бодный человек несет полную ответственность за все свершенное им, а не

оправдывает себя "обстоятельствами". Чувство вины, по Н.А.Бердяеву, это

чувство свободного человека. Как, кажется, сказанно в Библии: Мы одиноки

в этом мире, и нет нам извинения, т.е. за все, что происходит с каждым

из нас в отдельности, отвечаем только и только мы сами!

Экзистенция это центральное ядро человеческого "Я", благодаря которо-

му оно выступает не просто как отдельный эмпирический индивид и не как

"мыслящий разум", т.е. нечто общечеловеческое, а именно как конкретна

неповторимая личность.

Хотелось бы здесь еще раз подчеркнуть, что по всей вероятности про-

цесс "выбора самого себя" происходит конечно, в основном, на базе "по-

тенций" индивида, заложенных генетическию Но "инициализацию" этих "по-

тенций" в определенной степени обуславливают внешние факторы во врем

воспитания и обучения индивида на ранней стадии его онтогенеза. Иначе

говоря, можно считать, что в результате формирования индивида как лич-

ности, реализуются некоторые его "потенции", а другие не реализуются,

т.е. человек "выбирает" некоторый вариант своей возможной реализации из

определенного множества вариантов, заложенных в него изначально, но

только из этого множества. Но результат "выбора" все-таки обусловлен в

определенной мере и внешними факторами. Иначе говоря, характер человека

обусловлен внешними обстоятельствами жизненного пути человека, но после

определенного этапа его онтогенеза сами обстоятельства создаются и изме-

няются в результате его поступков, так что поступки человека и обстоя-

тельства, их обуславливающие, достаточно взаимосвязаны.

В течение всего своего жизненного пути человек буквально каждое мгно-

вение осуществляет выбор цели, поведения, из их множества текущего уров-

ня соответствующей иерархической системы. Выбор всегда подразумевает

процедуру оценки, он возможен только при наличии свободы воли, благодар

самосознанию, и он всегда осознаваем. Поэтому считается, что свобода во-

ли проявляется как свобода выбора в процессе принятия человеком решений

о своих собственных поступках.

В основе выбора прежде всего лежит оценка вероятности достижения тре-

буемой цели. Всегда выбирается тот вариант поведения, который увеличива-

ет эту вероятность, при наименьших затратах сил. Но такой выбор нередко

осуществляется вопреки насущным потребностям индивида и выполняется с

позиций адекватного достижения цели, принадлежащей более высокому уровню

ИСЦ индивида. Такой выбор невозможно осуществить, если индивид не обла-

дает таким качеством как воля. Принятие волевого решения требует неред-

ко, если не чаще всего, определенных, существенных психологических уси-

лий. Поэтому только максимальная доминантность этих высших целей способ-

на стимулировать такие волевые усилия, особенно когда они не только су-

щественны по своей силе, но и должны быть длительными во времени. Из-за

этого принято считать, что человек, благодаря самосознанию, обречен или

осужден на свободу выбора. Человек всегда одинок в своем выборе! Помочь

человеку может только он сам и никто другой. Никто не может заставить

его измениться, принять решение, если он этого не хочет.

Человек, как Личность, реализующая себя, не может существовать без

свободы выбора, но в то же время эта свобода неизбежно вызывает опреде-

ленную нагрузку на психику индивида, которая под силу не каждому.

Ф.М.Достоевский писал: "...спокойствие и даже смерть человеку дороже

свободного выбора в познании добра и зла. Нет ничего обольстительнее дл

человека, как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее...".

Выбор всегда обусловлен внутренней структурой психики человека, но и

она, в свою очередь, в какой-то степени формируется в результате всей

цепи предыдущих выборов. Можно считать общепринятым, что вообще наши ре-

шения, влияя в той или иной степени на ход событий, тем самым делают на-

шу судьбу зависимой от нас самих. А выбор того или иного решения обус-

ловлен нашей собственной природой, т.к. вытекает из внутренней структуры

нашей личности. По этому поводу А.А.Ухтомский отмечал: "Совершая тот или

иной поступок, мы становимся тем чем мы хотели бы быть, но это, в свою

очередь, вызывает ответную реакцию других, которая также не может не оп-

ределять нашу дальнейшую линию поведения. Таким образом, принимая реше-

ния и осуществляя их в актах нашего внешнего поведения, мы самоопределя-

емся, "уточняем" сами себя и, тем самым, определяем поведение других лю-

дей в отношении нас, провоцируя в них те или иные аспекты их собственной

природы". Это обстоятельство он называл "законом возмездия".

Таким образом, совершая процедуру выбора текущей цели или поведения,

индивид в какой-то степени формирует самого себя и свой жизненный путь

(судьбу). Чаще всего это формирование происходит постепенно и достаточно

медленно. Но изредка один единственный выбор может существенно изменить

всю дальнейшую судьбу человека. Этот выбор, точнее выбранную цель или

поступок, поведение можно представить как некоторую бифуркационную точку

на жизненном пути человека. Как отмечает А.Моруа:"...во многих случаях

наступает такой момент, причем лишь однажды, когда свободно принятое ре-

шение определяет вашу жизнь."то я называю "минутой, решающей судьбу".

Почему только минутой? Потому что такова жизнь. Благоприятный случай

повторяется редко".

Если генезис общественных знаний в области точных наук достаточно по-

нятен и хорошо осознается, то этого совершенно нельзя сказать об общече-

ловеческих знаниях, связанных с проблемами Бытия, о таких сущностях как

общечеловеческие ценности, идеалы и т.д. Происхождение и формирование

этих неформализуемых "знаний" наукой пока не прослеживается. Например,

как заметил М.Мамардашвили, никто не может эмпирически вывести происхож-

дение совести. Как, когда она произошла. Он подчеркивает: "Я считаю

что-то добром и могу определить добро, только потому, что оно во мне уже

есть".И далее, "...человек никогда не назвал бы ничего "Богом", если бы

в нем уже не действовала сила, которую вне себя он назвал Богом".

Поэтому и существует предположение, что понятия всех общечеловеческих

ценностей и идеалов, каким-то образом введены в архетипы (по К.Г.Юнгу)

человека и тем самым заложена возможность (подчеркнем еще раз, что зало-

жена некая "потенция" этих возможностей и понятий) реализоваться каждой

индивидуальности, исполниться в качестве Человека, Личности. Как считают

некоторые философы, в частности тот же М.Мамардашвили, человеческое

предназначение это исполниться в качестве Человека". Предназначение че-

ловека состоит в том, чтобы исполниться по образу и подобию Божьему. Об-

раз и подобие Божье это символ, соотнесенно с которым человек исполняет-

ся в качестве Человека...человек не создан природой и эволюцией. Человек

создается. Непрерывно снова и снова создается. Создается в истории, с

участием его самого, его непосредственных усилий". Выполняя свой

нравственный долг "исполниться Человеком", каждый преодолевает множество

препятствий и, эволюционируя, сам влияет на развитие других.

Так или иначе, в процессе своего исторического развития, каждый инди-

вид (и все человечество в целом), в итоге непрерывной цепи поступков,

действий формирует самого себя. Каждое действие и каждый поступок совер-

шается в результате выбора из некоторого множества альтернативных целе-

полаганий. Причем, этот выбор всегда происходит в условиях "дефицита"

необходимой информации. В частности, при формализованном, логическом

умозаключении на уровне сознания. Что касается принятия решения на уров-

не подсознания, то тут невозможно произвести оценку достаточности инфор-

мации, имеющейся в подсознании. Интуитивно каждый индивид и общественное

"сознание" чувствуют неизбежность этого "дефицита" и "субъективность"

принятых решений. Поэтому путь исторического развития каждого индивида и

всего человечества в целом можно представить в виде "узкой тропинки" на

громадном поле неосуществленных возможностей, с неизбежной проблемой

оценки правильности выбранного или реализованного пути. Без такой оценки

человек, как ЖС, наделенная самосознанием, принципиально не может адек-

ватно "функционировать", т.е. существовать. Человек имманентно стремитс

найти или осознать некую высшую, абсолютно значимую цель, которая позво-

лила бы ему должным образом сориентировать весь его жизненный путь,

цель, в правильности которой он был бы абсолютно убежден.

Уже было показано, что оценку выбора цели можно осуществить тогда и

только тогда, когда от достижения выбранной цели зависит эффективность

достижения последующей цели, находящейся на более высоком уровне ИСЦ.

Точно так же, оценка каждого поведения, поступка, адекватна и необходи-

ма, если результат этого поведения, влечет за собой следующее поведение.

Если же результат некоторого поведения конечен, т.е. это поведение "пос-

леднее", то его оценить в принципе невозможно! Вроде бы любое поведение,

действие можно оценить с позиций эффективности достижения ожидаемого ре-

зультата или поставленной цели. Но, очевидно, что наиболее полная, адек-

ватная оценка поведения возможна только при одновременной оценке самого

достигнутого результата или достигнутой цели, а такую оценку, как мы уже

видели, невозможно осуществить без цели следующего уровня иерархии, т.е.

без следующего действия или поведения. Наиболее важна оценка результата

любого действия, но, конечно, важна и оценка способа его достижения.

Оценка способа достижения это фактически оценка всех промежуточных ре-

зультатов и целей, которые достигались в процессе реализации рассматри-

ваемого действия или поведения. Очевидно, что в первую очередь нужно

оценить ответ на вопрос для чего выполнялось действие, а потом уже оце-

нивать ответ на вопрос каким образом выполнялось это действие. Из всего

сказанного однозначно следует, что об оценке некоторого поведения, пос-

тупка или выбора цели, можно говорить тогда и только тогда, когда выпол-

няются следующие условия: есть из чего выбирать; есть возможность выбо-

ра; есть стимул и смысл выбора, т.е. если реализуемое "поведение" не

последнее.

Ясно, что для такой оценки, при одновременном выполнении всех пере-

численных условий, индивид должен "видеть", "осознавать" всю свою ИСЦ. В

то же время, как уже отмечалось, "самостоятельно" осознать и оценить Ме-

та-цель, он принципиально не может. Поэтому, чтобы индивид мог бы вообще

адекватно реализовать себя, свою жизнь, он должен иметь готовую оценку

Мета-цели, т.е. фактически иметь готовую основу шкалы приоритетов, полу-

чаемую каким-то образом "извне", а не сформированную в сознании, иначе

говоря, он должен верить этим оценкам, или же эта шкала приоритетов

должна быть заложена в него генетически. Поскольку человек осознает, что

правильность выбора этой внешней цели он не способен самостоятельно оце-

нить на уровне сознания, то он стремится получить эту оценку реализован-

ного им жизненного пути от "Того", кто, с точки зрения индивида, спосо-

бен осознать и оценить эту целью Если жизнь индивида представить как не-

которе единственное, глобальное (с позиций индивида) "поведение", а это

"поведение" первое и последнее и после него ничего нет, то во всех вари-

антах, процедура оценки этого "поведения" теряет всякий смысл! Как писал

И.Крывелев, "...духовность невозможна без вечности в запасе, и когда ру-

шится картина мира, в которой было место бессмертию, человек начинает

искать замену вере, ибо сознание его никогда не примирится со смертью.

Замена может дать что угодно и хорошо, когда то будет вера в человечест-

во, в гуманные основы Бытия...". Но к сожалению практика показала, что

очень редко такая замена дает что-нибудь "гуманное".

Следовательно, необходимы еще условия для адекватной реализации чело-

веком своего жизненного пути, а именно: абсолютная уверенность или вера

в существование абсолютных приоритетов высших целей, недоступных его

формали зованному сознанию; того, кто осознает эти абсолютные высшие це-

ли; действенной (а не пассивной), но самой благожелательной, оценки "вы-

полненного индивидом жизненого цикла".

Только абсолютная убежденность в существовании всех перечисленных вы-

ше условий создает тот "стержень", который позволяет адекватно реализо-

ваться Человеку - Личности, на фоне всех многочисленных внеших и внут-

ренних факторов, которые стремятся деформировать личность Человека. Дру-

гой вопрос, каким образом формируется эта убежденность: закладываетс

генетически (в виде некой "потенции") или является целиком результатом

воспитания и обучения индивида. Но что все перечисленные условия являют-

ся необходимыми это можно считать практически достоверным фактом.

Известный специалист по вопросам психологии личности и психотерапии

В.Франкл разработал теорию логотерапии, призванной помочь людям с невро-

зами, вызванными утерей или изначальным отсутствием так или иначе осоз-

нанного смысла их жизни. В.Франкл намечает возможные пути, посредством

которых человек может сделать свою жизнь осмысленной и выделяет три

группы соответствующих ценностей: творчество, переживания и отношения.

По его трактовке приоритет принадлежит ценностям творчества, основным

путем реализации которых является труд, причем труд как вклад в жизнь

общества. Из числа ценностей переживания В.Франкл выделяет чувство люб-

ви. Под ценностями отношений он подразумевает то, что при любых обстоя-

тельствах человек всегда свободен занять осмысленную позицию по отноше-

нию к ним и придать своему страданию глубокий жизненный смысл и тем са-

мым сделать свою жизнь осмысленной. В.Франкл подчеркивает, что смысл не

изобретается, не создается самим индивидом, смысл жизни нужно искать и

находить. В этом ему помогает его совесть ("подсознательный Бог"). Со-

весть он определяет как смысловой "орган", как интуитивную способность

отыскать единственный смысл, кроющийся в каждой жизненной ситуации.

В.Франкл ввел понятие "сверхсмысла", с позиции которого каждая челове-

ческая жизнь приобретает смысл. Под сверхсмыслом он подразумевает смысл

Вселенной, Бытия, Истории. Как он отмечает этот смысл безусловно транс-

цендентен человеческому сознанию, поэтому никакой ответ на вопрос о

сверхсмысле на формализованном уровне получить невозможно. В то же врем

он утверждает, что в жизни не существует ситуаций, которые были бы

действительно лишены смысла, что всегда можно найти тот или иной смысл

для своего существования.

По всей вероятности с последним утверждением нельзя полностью согла-

ситься. Это скорее поиск некой иммитации смысла, призванной заменить ис-

тинный (существующий, но не познанный) смысл с целью психотерапии, но не

более. Вряд ли такой "смысл" позволит до конца исцелить невроз, вызван-

ный экзистенциальным вакуумом. Скорее всего под такими смыслами, которые

можно всегда найти сознательно, имеются в виду некоторые осознанные це-

ли, безусловно принадлежащие не самым верхним осознаваемым уровням ИСЦ

индивида. А корректная оценка любых "промежуточных" целей, как уже отме-

чалось, невозможна без самых предельно высших целей, т.е. без

"сверхсмысла", т.е. без Мета-цели. Что касается упомянутых выше трех

групп ценностей, выделенных В.Франклом, то скорее всего, в норме каждый

индивид должен иметь одновременно все виды соответствующих "смыслов",

причем в обязательном порядке основанных на так или иначе осознаваемом

"сверхсмысле"Ю Только в этом случае все эти ценности приобретают адек-

ватный смысл. Если же смысл существования человека входит только в одну

из этих групп ценностей и к тому же не основывется на "сверхсмысле", то

скорее всего такую ситуацию можно рассматривать все-таки как паталоги-

ческую.

Очевидно, что из всех проблем, обсуждаемых в данной работе, проблема

смысла человеческой жизни наиболее значима, поэтому в следующем разделе

продолжим обсуждение проблемы целеполагания во взаимосвязи с таким спе-

цифическим качеством человека, как самосознание.

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь