Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 9.

которая, по нашему воображению, возможна или случайна(по т. 11, ч. IV). Но воображать какую-либо вещь свобод-ной значит воображать ее просто, не зная причин, которы-ми она определяется к действию (по показанному нами всх. т. 35, ч. II). Следовательно, аффект к вещи, которую мывоображаем просто, при прочих условиях равных, сильнее,чем аффект к вещи необходимой, возможной или случай-ной, и, следовательно, этот аффект есть самый сильный;что и требовалось доказать.

Теорема 6

Поскольку душа познает вещи как необходимые, онаимеет тем большую власть над аффектами, иными сло-вами, тем менее страдает от них.

Доказательство. Душа познает, что все вещи необходи-мы (по т. 29, ч. I) и определяются к существованию и дей-ствию бесконечным сцеплением причин (но т. 28, ч. I), ичерез это она (по пред, т.) менее страдает от аффектов,возникающих из них, и (по т. 48, ч. III) менее волнуетсяими; что и требовалось доказать.

Схолия. Чем больше это познание (именно, что все ве-щи необходимы) простирается на единичные вещи, кото-рые мы воображаем отчетливее и живее, тем больше бы-вает эта власть души над аффектами, что Свидетельствуеттакже и опыт. В самом деле, мы видим, что неудовольст-вие вследствие потери какого-либо блага утихает, как ско-ро человек, потерявший его, видит, что это благо никоимобразом не могло быть сохранено. Мы видим также, чтоникто не жалеет о ребенке, что он не умеет говорить, хо-дить, умозаключать и, наконец, столько лет живет, как быне зная о самом себе. Но если бы большая часть людейрождалась взрослыми и только некоторые детьми, тогдакаждый сожалел бы о детях, так как тогда смотрели бы надетство не как на вещь естественную и нео&ходимую, а какна недостаток или погрешность природы. Можно было быуказать и много другого в этом роде.

567

Часть пята

Теорема 7

Аффекты, возникающие или возбуждающиеся из разу-ма, если обращать внимание на время, сильнее, чем те, ко-торые относятся к единичным вещам, по нашему вообра-жению не существующим в наличности.

Доказательство. Мы смотрим на какую-либо вещь, какна несуществующую в наличности, не вследствие аффекта, скоторым мы ее воображаем, но вследствие того, что нашетело подвергается какому-либо другому аффекту, исключаю-щему существование этой вещи (по т. 17, ч. II). Поэтому при-рода аффекта, относящегося к вещи, на которую мы смотрим,как на несуществующую в наличности, не такова, чтобы онпревосходил остальные действия и способность человека(о которых см. т. 6, ч. IV), но, наоборот, такова, что он так илииначе может быть ограничен состояниями, исключающимисуществование внешней причины этого аффекта (по т. 9,ч. IV). Аффект же, возникающий из разума, необходимо отно-сится к общим свойствам вещей (см. определение разума всх. 2, т. 40, ч. II), на которые мы всегда смотрим, как на на-личные (ибо не может быть ничего, что исключало бы ихналичное существование), и которые мы (по т. 38, ч. II) все-гда воображаем одинаково. Поэтому подобный аффект все-гда остается тем же, и, следовательно (по акс. 1), аффекты,которые противоположны ему и которые не поддерживаютсясвоими внешними причинами, должны будут все более и бо-лее приспособляться к нему до тех пор, пока не перестанутбыть ему противными; в силу этого-то аффект, возникаю-щий из разума, сильнее; что и требовалось доказать.

Теорема 8

Чем большим стечением причин возбуждается какой-либо аффект, тем он сильнее.

Доказательство. Большее число причин (по т. 7, ч. III)может произвести одновременно более, чем меньшее, А по-тому (по т. 5, ч. IV), чем большим стечением причин воз-буждается какой-либо аффект, тем он сильнее; что и тре-бовалось доказать.

568 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Схолия. Эта теорема явствует также из акс. 2 этойчасти.

Теорема 9

Аффект, относящийся ко многим различным причинам,созерцаемым душой вместе с этим аффектом, менее вре-ден, и мы менее страдаем от него и питаем меньшийаффект к каждой отдельной из его причин, чем в случаекакого-либо другого аффекта, одинакового с ним по вели-чине, но относящегося только к одной причине или мень-шему числу их.

Доказательство. Аффект лишь постольку бывает дуренили вреден, поскольку он препятствует душе в ее способ-ности мыслить (по т. 26 и 27, ч. IV). И потому тот аффект,которым душа определяется к одновременному созерца-нию нескольких причин, менее вреден, чем другой, одина-ковый с ним по величине, но привязывающий душу к со-зерцанию только одного объекта или меньшего числа ихтаким образом, что она делается неспособной мыслить одругих; это — первое. Далее, так как (по т. 11, ч. II) сущ-ность, т. е. (по т. 7, ч. III) способность души состоит в од-ном только мышлении, то, следовательно, душа менее стра-дает через аффект, определяющий ее к одновременномусозерцанию нескольких объектов, чем через аффект, оди-наковый по величине, но привязывающий ее к созерцаниютолько одного объекта или меньшего числа их; это — вто-рое. Наконец, этот аффект (по т. 48, ч. III), относясь к боль-шему числу внешних причин, по отношению к каждой от-дельной из них будет слабее; что и требовалось доказать.

Теорема 10

Пока мы не волнуемся аффектами, противными на-шей природе, до тех пор мы сохраняем способность приво-дить состояния тела в порядок и связь сообразно с поряд-ком разума (intellectus).

Доказательство. Аффекты, противные нашей природе,т. е. (по т. 30, ч. IV) дурные, дурны постольку, поскольку

569

Часть пята

они препятствуют душе познавать (по т. 27, ч. IV). Следо-вательно, пока мы не волнуемся аффектами, противныминашей природе, до тех пор способность души, вследствиекоторой она (по т. 26, ч. IV) стремится к познанию вещей,не находит для себя препятствия. А потому душа сохра-няет способность образовывать ясные и отчетливые идеии выводить их одни из других (см. сх. 2, т. 40 и сх. т. 47,ч. II); и следовательно (по т. 1), до тех пор мы сохраняемспособность приводить состояния тела в порядок и связьсообразно с порядком разума; что и требовалось доказать.Схолия. Благодаря этой способности приводить состоя-ния тела в правильный порядок и связь мы можем дос-тигнуть того, что нелегко будем поддаваться дурным аф-фектам. Ибо (по т. 7) для того, чтобы воспрепятствоватьаффектам, приведенным в порядок и связь сообразно с по-рядком разума, требуется большая сила, чем для аффек-тов неопределенных и беспорядочных. Таким образом, са-мое лучшее, что мы можем сделать, пока еще не имеемсовершенного познания наших аффектов, это принять пра-вильный образ жизни или твердые начала для нее, всегдапомнить о них и постоянно применять их в единичныхслучаях, часто встречающихся в жизни, дабы таким обра-зом они широко действовали на наше воображение и все-гда были у нас наготове. Так, например, в числе правилжизни мы поставили (см. т. 46, ч. IV с ее сх.) побеждатьненависть любовью и великодушием, а не отплачивать занее взаимной ненавистью. Однако для того, чтобы это пред-писание разума всегда иметь перед собой, где только онопотребуется, должно часто думать и размышлять об обык-новенных обидах людей и о том, каким образом и какимпутем всего лучше можно отвратить их от себя посредст-вом великодушия. Таким путем образ обиды мы соеди-ним с воображением такого правила, и (по т. 18, ч. II) онобудет восставать перед нами всегда, как только нам будетнанесена обида. Если точно таким же образом мы всегдабудем иметь перед собой начало нашей истинной пользыи блага, вытекающего из взаимной дружбы и общего еди-нения, и, кроме того, будем помнить, что правильный образжизни дает (по т. 52, ч. IV) высшее душевное удовлетворе-

570

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть пята

571

ние и что люди, как и все остальное, действуют по естест-венной необходимости, то обида, или ненависть, обыкно-венно возникающая благодаря ей, будет занимать в на-шем воображении самую малую часть, и ее легко будетпобедить. Точно так же, если гнев, обыкновенно возникаю-щий вследствие самых больших обид, и нельзя будет иобе-дить так же легко, однако он все-таки будет побежден,хотя и не без некоторого душевного колебания, гораздо вменьший срок времени, чем если мы бы не размышлялиуже об этом таким образом, — как это ясно из т. 6, 7 и 8.Точно так же должно думать о мужестве при избавленииот страха. Именно, должно перечислять и чаще воспроиз-водить в своем воображении обыкновенные в жизни опас-ности и способы, как всего лучше можно избежать и побе-дить их присутствием духа и мужеством. Но должнозаметить, что, приводя в порядок наши мысли и образы,всегда должно обращать внимание на то, что в каждойвещи составляет хорошую сторону, дабы таким образомвсегда определяться к действию аффектом удовольствия(по кор. т. 63, ч. IV, и т. 59, ч. III). Если, например, кто-либо заметит, что он слишком увлекается славой, пусть онподумает, в чем ее истинная польза, с какой целью должнок ней стремиться и какими средствами можно приобрестиее, а не думает о злоупотреблениях ею, о ее пустоте, непо-стоянстве людей или другом в том же роде, о чем думаюттолько вследствие болезненного расположения духа.

Такими ведь мыслями более всего волнуются честолюб-цы, когда они отчаиваются достигнуть того почета, которыйстараются снискать, и желают казаться мудрыми, изрыгаягнев. Поэтому очевидно, что всего более алчными к славеявляются те, которые наиболее кричат о злоупотребленияхею и о суетности мира. И это свойственно не одним често-любцам, но вообще всем, кому судьба враждебна, и кто бес-силен духом. Так, даже нищий-скряга не перестает толко-вать о злоупотреблениях деньгами и пороках богатых, черезчто он только сам себя мучит и показывает другим, что оннеравнодушен не только к своей бедности, но и к чужомубогатству. Точно так же и те, которые были дурно принятысвоей любовницей, думают только о непостоянстве женщин,

их лживой душе и других прославленных их пороках; новсе это они тотчас же предают забвению, как только сновабудут приняты ею. Поэтому-то тот, кто старается умерятьсвои аффекты и влечения из одной только любви к свободе,должен, насколько возможно, стараться познавать добродете-ли и их причины и наполнять свой дух радостью, возникаю-щей из истинного их познания, всего же менее обращатьвнимание на людские пороки, унижать людей и забавлятьсяложным призраком свободы. Кто будет тщательно наблю-дать это (ибо это вовсе не трудно) и упражняться в этом, тотв короткое время будет в состоянии направлять большинст-во своих действий по предписанию разума.

Теорема 11

Чем к большему числу вещей относится какой-либообраз, тем он постояннее, иными словами — тем чаще онвозникает и тем более владеет душой.

Доказательство. Чем к большему числу вещей относит-ся какой-либо образ или аффект, тем более причин, которы-ми он может возбуждаться и поддерживаться и которые душа(по предположению), находясь под влиянием этого аффек-та, созерцает вместе с ним. А потому этот аффект тем по-стояннее, иными словами, тем чаще он возникает и (по т. 8)тем более владеет душой; что и требовалось доказать.

Теорема 12

Образы вещей легче соединяются с образами, относя-щимися к таким вещам, которые мы познаем ясно и от-четливо, чем с какими-либо другими.

Доказательство. Вещи, ясно и отчетливо познаваемыенами, составляют или общие свойства вещей, или что-либовытекающее из них (см. опр. разума в сх. 2, т. 40, ч. II), иследовательно (по пред, т.), чаще воспроизводятся в на-шей душе. А потому другие вещи нам легче будет созер-цать вместе с этими вещами, чем с какими-либо другими, и,следовательно (по т. 18, ч. II), они легче будут соединятьсяс ними, чем с другими; что и требовалось доказать.

572

Этика, доказанная в геометрическом порядке.

Часть пята

573

Теорема 13

Чем с большим числом других образов соединен какойлибо образ, тем чаще он возникает.

Доказательство. Ибо чем с большим числом другихобразов соединен какой-либо образ, тем больше (до т. 18,ч. II) причин, которыми он может быть возбужден; что итребовалось доказать.

Теорема 14

Душа может достигнуть того, что все состояния те-ла или образы вещей будут относиться к идее Бога.

Доказательство. Нет ни одного состояния тела, о кото-ром душа не могла бы составить какого-либо ясного иотчетливого представления (по т. 4). А потому (по т. 15,ч. I) она может достигнуть того, что все они будут отно-ситься к идее Бога; что и требовалось доказать.

Теорема 15

Познающий себя самого и свои аффекты ясно и отчет-ливо любит Бога, и тем больше, чем больше он познаетсебя и свои аффекты.

Доказательство. Познающий и себя и свои аффектыясно и отчетливо (по т. 53, ч. III) чувствует удовольствие, ипритом (по пред, т.) в сопровождении идеи о Боге. А по-тому (по опр. 6 аффектов) он любит Бога, и (на том жеосновании) тем больше, чем больше он познает себя исвои аффекты; что и требовалось доказать.

Теорема 16

Такая любовь к Богу должна всего более наполнять

душу.

Доказательство. Эта любовь (по т. 14) находится в связисо всеми состояниями тела, которые все способствуют ей(по т. 15). А потому (по т. 11) она всего более должнанаполнять душу; что и требовалось доказать.

Теорема 17

Бог свободен от пассивных состояний и не подвер-жен никакому аффекту ни удовольствия, ни неудоволь-ствия.

Доказательство. Все идеи, поскольку они относятся кБогу, истинны (по т. 32, ч. II), т. е. (по опр. 4, ч. II) адекват-ны. Следовательно (по общ. опр. аффектов), Бог свободенот пассивных состояний. Далее, Бог (по кор. 2 т. 20, ч. I)не может переходить ни к большему совершенству, ни кменьшему; и потому (по опр. 2 и 3 аффектов) не подвер-жен никакому аффекту ни удовольствия, ни неудовольст-вия; что и требовалось доказать.

Королларий. Бог, собственно говоря, никого ни любит,ни ненавидит. Ибо Бог (по пред, т.) не подвержен никако-му аффекту ни удовольствия, ни неудовольствия, и, следо-вательно (по опр. 6 и 7), он ни к кому не питает ни любви,ни ненависти.

Теорема 18

Никто не может ненавидеть Бога.

Доказательство. Существующая в нас идея Бога аде-кватна и совершенна (по т. 46 и т. 47, ч. II). А потому(по т. 3, ч. III), поскольку мы созерцаем Бога, мы активны,и, следовательно (по т. 59, ч. III), не может существоватьникакого неудовольствия, сопровождаемого идеей о Боге,т. е. (по опр. 7 аффектов) никто не может ненавидетьБога; что и требовалось доказать.

Королларий. Любовь к Богу не может обратиться в не-нависть.

Схолия. Но могут возразить, что, познавая Бога как при-чину всех вещей, мы тем самым видим в нем и причинунеудовольствия. На это я отвечу, что, поскольку мы Дозна-ем причины неудовольствия, оно (по т. 3) перестает бытьсостоянием пассивным, т. е. (по т. 59, ч. III) перестает бытьнеудовольствием; а потому, даже поскольку мы познаемБога как причину неудовольствия, мы подвергаемся удо-вольствию.

574

Этика, доказанная в геометрическом порядке...Теорема 19

Кто любит Бога, тот не может стремиться, чтобы иБог в свою очередь любил его.

Доказательство. Если бы человек стремился к этому, тозначит (по кор. т. 17) он желал бы, чтобы Бог, которого онлюбит, не был Богом, и, следовательно (по т. 19, ч. III), же-лал бы подвергнуться неудовольствию; а это (по т. 28, ч. III)нелепо. Следовательно, кто любит Бога и т. д.; что и тре-бовалось доказать.

Теорема 20

Эта любовь к Богу не может быть осквернена ни аф-фектом зависти, ни аффектом ревности; наоборот, она ста-новится тем горячее, чем больше других людей, по нашемувоображению, соединено с Богом тем же союзом любви.

Доказательство. Эта любовь к Богу (по т. 28, ч. IV) со-ставляет самое высшее благо, к которому мы можем стре-миться по предписанию разума и которое обще для всехлюдей (по т. 36, ч. IV), и мы желаем, чтобы все наслажда-лись им (по т. 37, ч. IV). А потому она не может бытьосквернена ни аффектом зависти (по т. 23 опр. аффектов),ни аффектом ревности (по т. 18 и опр. ревности в сх. т. 35,ч. III). Напротив (по т. 31, ч. III), она должна становитьсятем горячее, чем больше других людей, по нашему вообра-жению, наслаждаются ею; что и требовалось доказать.

Схолия. Точно таким же образом мы можем показать,что нет никакого аффекта, который был бы прямо проти-вен .этой любви и которым она могла бы быть уничтоже-на. А потому мы можем заключить, что эта любовь к Богуесть из всех аффектов самый постоянный и, поскольку онотносится к телу, может уничтожиться только вместе ссамим телом. Какова его природа, поскольку он относитсяк одной только душе, это мы увидим далее.

Таким образом в сказанном мною я изложил все сред-ства против аффектов, иными словами — все, к чему душаявляется способной против аффектов, будучи рассматри-ваема сама в себе. Отсюда ясно, что способность души к

575

Часть пята

укрощению аффектов состоит: 1) в самом познании аф-фектов (см. сх. т. 4); 2) в отделении аффекта от пред-ставления внешней причины, смутно воображаемой нами(см. т. 2 и ее сх. и т. 4); 3) в том, что аффекты, относящие-ся к вещам, которые мы познаем, превосходят по времените аффекты, которые относятся к вещам, воспринимаемымнами смутно или искаженно (см. т. 7); 4) в количествепричин, благоприятствующих аффектам, относящимся к об-щим свойствам вещей или к Богу (см. т. 9 и II); 5) нако-нец, в порядке и связи, в которые душа может привестисвои аффекты (см. сх. т. т. 10 и 12, 13 и 14).

Но, дабы лучгпе уразуметь эту силу души над аффектами,должно прежде всего заметить, что мы называем аффектысильными, или сравнивая аффекты одного человека с аф-фектами другого и замечая, что тем же самым аффектомодин волнуется более, чем другой, или сравнивая аффектыодного и того же человека и находя, что один аффект дейст-вует на него или возбуждает его сильнее, чем другой. Всамом деле (по т. 5, ч. IV), сила каждого аффекта определя-ется соотношением могущества внешней причины с нашейсобственной способностью. А способность души определя-ется одним только познанием; бессилие же или пассивноесостояние ее — одним только недостатком познания, т. е.тем, вследствие чего идеи называются неадекватными. От-сюда следует, что всего более страдает та душа, наибольшуючасть которой составляют идеи неадекватные, так что онахарактеризуется более через свои пассивные состояния, чемчерез активные. Наоборот, всего более действует та, наи-большую часть которой составляют идеи адекватные, такчто, хотя ей, может быть, присуще столько же неадекватныхидей, как и первой, однако для нее более характерным яв-ляется то, что считается человеческой добродетелью, чем то,что указывает на человеческое бессилие. Далее, должно за-метить, что душевные беспокойства и неудачи главнейшимобразом берут свое начало от излишней любви к вещи, под-верженной многим изменениям, и которой мы никогда об-ладать не можем. Ибо всякий тревожится и беспокоитсялишь о той вещи, которую он любит, и все обиды, подозре-ния, враждебные отношения и т. д. возникают единственно

576

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть пята

577

вследствие любви к предметам, истинное обладание которы-ми никому не доступно.

Таким образом, из сказанного мы легко можем себе пред-ставить, какую силу имеет над аффектами ясное и отчетли-вое познание и в особенности тот третий род его (о котор.см. сх. т. 47, ч. II), основание которого составляет самоепознание Бога. Это познание, если и не совершенно уничто-жает аффекты, составляющие пассивные состояния (см. т. 3со сх. т. 4), то, по крайней мере, достигает того, что онисоставляют наименьшую часть души (см. т. 14). Далее, онорождает любовь к вещи неизменной и вечной (см. т. 15),которой мы в действительности обладаем (см. т. 45, ч. II),вследствие чего эта любовь не может быть запятнана ни-какими пороками, присущими обыкновенной любви; но,наоборот, может (по т. 15) возрастать все более и более,занять наибольшую часть души (по т. 16) и оказать нанее широкое воздействие.

Я изложил таким образом все, относящееся к этой на-стоящей жизни нашей. И всякий, кто обратит вниманиена сказанное в этой схолии и на определения души и ееаффектов и, наконец, на т. 1 и т. 3, ч. III, легко может ви-деть, что то, что я изложил в начале этой схолии, обнимаетвкратце все средства против аффектов. Поэтому пора пе-рейти теперь к тому, что касается временного продолже-ния (duratio) души безотносительно к телу.

Теорема 21

Душа может воображать и вспоминать о вещах про-шедших, только пока продолжает существовать ее тело.

Доказательство. Душа выражает действительное (ак-туальное) существование своего тела и представляет егосостояния как действительные (актуальные), только покапродолжается его существование (по кор. т. 8. ч. II), и, сле-довательно (по т. 26, ч. II), она не представляет никакоготела как действительно (актуально) существующего ина-че, как пока продолжает существовать ее собственное те-ло. Поэтому душа может воображать (см. опр. воображе-ния в сх. т. 17, ч. II) и вспоминать о вещах прошедших

(см. опр. памяти в сх. 18, ч. II), только пока продолжаетсуществовать ее тело; что и требовалось доказать.

Теорема 22

Однако в Боге необходимо существует идея, выражаю-щая сущность того или другого человеческого тела подформой вечности.

Доказательство. Бог составляет причину не только су-ществования того или другого человеческого тела, но также иего сущности (по т. 25, ч. I), которая поэтому необходимо долж-на быть представляема через самую сущность Бога (по акс. 4,ч. I) и притом (по т. 16, ч. I) с некоторой вечной необходимо-стью, и такое представление необходимо должно существо-вать в Боге (по т. 3, ч. II); что и требовалось доказать.

Теорема 23

Человеческая душа не может совершенно уничтожить-ся вместе с телом, но от нее остается нечто вечное.

Доказательство. В Боге (по пред, т.) необходимо суще-ствует представление или идея, выражающая сущность че-ловеческого тела и вследствие этого (по т. 13, ч. II) необхо-димо составляющая нечто, относящееся к сущности чело-веческой души. Но мы приписываем человеческой душепродолжение, которое может быть определено временем,лишь постольку, поскольку она выражает действительное(актуальное) существование тела, которое выражается вовременном продолжении и может быть определено време-нем, т. е. (по кор. т. 8, ч. II) мы приписываем ей временноепродолжение, только пока продолжает существовать тело.Однако так как (по пред, т.) тем не менее существуетнечто, что представляется с некоторой вечной необходимо-стью через самую сущность Бога, то это нечто, относящеесяк сущности души, будет необходимо вечно; что и требова-лось доказать.

Схолия. Эта идея, выражающая сущность тела под фор-мой вечности, составляет, как мы сказали, некоторый мо-дус мышления, относящийся к сущности души и необхо-

578

Этика, доказанная в геометрическом торядке.

Часть пята

579

димым образом вечный. Однако невозможно, чтобы мыпомнили о своем существовании прежде тела, тис как втеле не существует никаких следов его и так как вечностьне может ни определяться временем, ни иметь ко временикакое-либо отношение. Но тем не менее мы чувствуем ивнутренне сознаем, что мы вечны. Ибо душа те вещи, кото-рые она представляет, сознавая их разумом, чувствует неменее тех, которые она помнит. Ведь очами для души, ко-торыми она видит и наблюдает вещи, служат самые дока-зательства. Поэтому хотя мы и не помним о своем суще-ствовании прежде тела, однако мы чувствуем, что душанаша, поскольку она заключает в себе сущность тела подформой вечности, вечна и что существование ее яе можетбыть определено временем или выражено во временномпродолжении. Следовательно, сказать про нашу душу, чтоона существует во временном продолжении, и определитьее существование известным сроком можно лишь постоль-ку, поскольку она заключает в себе действительное (акту-альное) существование тела; и лишь постольку она имеетспособность определять существование вещей временем ипредставлять их во временном продолжении.

Теорема 24

Чем больше познаем мы. единичные вещи, тем большемы познаем Бога.

Доказательство. Это ясно из кор. т. 25, ч. I.

Теорема 25

Высшее стремление души и высшая ее добродетель со-стоят в познании вещей по третьему роду познания.

Доказательство. Третий род познания ведет от адек-ватной идеи каких-либо атрибутов Бога к адекватномупознанию сущности вещей (см. опр. его в сх.2, т. 40, ч. II),и чем больше познаем мы вещи по этому способу, тембольше (по пред, т.) мы познаем Бога. Поэтому (по т. 28,ч. IV) высшая добродетель души, т. е. (по опр. 8, ч. IV)способность или природа ее, иными словами (по тт. 7, ч. III),

высшее ее стремление, состоит в познании вещей по треть-ему роду познания; что и требовалось доказать.

Теорема 26

Чем способнее душа к познанию вещей по третьемуроду познания, тем более она желает познавать вещи поэтому способу.

Доказательство. Ясно, что это так. Ибо, представляя,что душа способна к познанию вещей по третьему роду, мытем самым представляем ее определенной к познанию ве-щей по этому роду познания, и, следовательно (по опр. 1аффектов), чем способнее душа к этому, тем более онаэтого желает; что и требовалось доказать.

Теорема 27

Из этого третьего рода познания возникает высшее-душевное удовлетворение, какое только может быть.

Доказательство. Высшая добродетель души состоит в по-знании Бога (по т. 28, ч. IV), иными словами — в познаниивещей по третьему способу (по т. 25), и эта добродетель быва-ет тем больше, чем больше душа познает вещи по этомуспособу (по т. 24). А потому познающий вещи по этому спосо-бу переходит к высшему человеческому совершенству и, следо-вательно (по опр. 2 аффектов), получает высшее удовольствиеи притом (по т. 43, ч. П) в сопровождении идеи о самом себе исвоей добродетели; и потому (по опр. 25 аффектов) из этогорода познания возникает высшее душевное удовлетворение,какое только может быть; что и требовалось доказать.

Теорема 28

Стремление или желание познавать вещи по треть-ему способу не может возникать из первого рода позна-ния, из второго же рода возникнуть может.

Доказательство. Эта теорема ясна сама собою. Ибо все,что мы познаем ясно и отчетливо, мы познаем или самочерез себя, или через что-либо другое, представляемое нами

580

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть пята

581

само через себя; т. е. ясные и отчетливые идеи наши, илитакие идеи, которые относятся к третьему роду познания(см. сх. 2 т. 40, ч. II), не могут вытекать из идей искажен-ных и смутных, относящихся (по той же сх.) к первомуроду познания, но только из идеи адекватных, иными сло-вами (по той же ex.), из второго и третьего рода познания.И потому (по опр. аффектов) стремление или желание по-знавать вещи по третьему способу не может возникать изпервого рода познания, из второго же рода возникнуть мо-жет; что и требовалось доказать.

Теорема 29

Все, что душа познает под формой вечности, она познаетне вследствие того, что представляет настоящее действи-тельное (актуальное) существование тела, но вследствие то-го, что представляет сущность тела под формой вечности.

Доказательство. Душа представляет длительность, ко-торая может быть определена временем лишь постольку,поскольку она представляет настоящее существование сво-его тела, и лишь постольку она и имеет способность пред-ставлять вещи с отношением ко времени (по т. 21 этойч. и т. 26, ч. II). Но вечность не может быть выраженавременным продолжением (по опр. 8, ч. I и его объясне-нию). Следовательно, представляя таким образом, душа неспособна представлять вещи под формой вечности. Но таккак природе разума свойственно представлять вещи подформой вечности (по кор. 2, т. 44, ч. II), а к природе душиотносится равным образом представление сущности телапод формой вечности (по т. 23), и так как к сущностидуши ничего кроме этих двух вещей не относится (по т. 13,ч. II), то, следовательно, такая способность представлятьвещи под формой вечности принадлежит душе лишь по-стольку, поскольку она представляет сущность своего телапод формой вечности; что и требовалось доказать.

Схолия. Мы представляем вещи как действительные(актуальные) двумя способами: или представляя их суще-ствование с отношением к известному времени и месту,или представляя их содержащимися в Боге и вытекающй-

ми из необходимости Божественной природы. Вещи, кото-рые мы представляем истинными или реальными по этомувторому способу, мы представляем под формой вечности, иих идеи обнимают вечную и бесконечную сущность Бога,как мы показали это в т. 45, ч. II (см. также ее схолию).

Теорема 30

Душа наша, поскольку она познает себя и свое телопод формой вечности, необходимо обладает познанием Богаи знает, что она существует в Боге и через Бога пред-ставляется.

Доказательство. Вечность составляет самую сущность Бо-га, поскольку последняя заключает в себе необходимое су-ществование (по опр. 8, ч. I). Следовательно, представлятьвещи под формой вечности значит представлять их, по-скольку они представляются как реальные существа черезсущность Бога, иными словами — поскольку они заключа-ют в себе существование через посредство сущности Бога.А потому душа наша, поскольку она представляет себя исвое тело под формой вечности, необходимо обладает по-знанием Бога и знает и т. д.; что и требовалось доказать.

Теорема 31

Третий род познания зависит от души, как от своейформальной причины, поскольку сама душа вечна.

Доказательство. Душа представляет что-либо под фор-мой вечности, только представляя под формой вечности сущ-ность своего тела (по т. 29), т. е. (по т. 21 и 23) лишь по-стольку, поскольку она вечна. А потому (по пред, т.), по-скольку она вечна, она обладает познанием Бога, и это по-знание (по т. 46, ч. П) необходимо адекватно; и, следовательно,душа способна к познанию всего того, что только может выте-кать из этого познания Бога (по т. 40, ч. II), т. е. к познаниювещей по третьему способу (см. его опр. в сх. 2 т. 40, ч. П)постольку, поскольку она вечна. Поэтому душа составляетадекватную или формальную причину этого познания, посколь-ку она вечна (по опр. 1, ч. III); что и требовалось доказать.

583

582 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Схолия. Следовательно, чем сильнее каждый в этом родепознания, тем лучше он знает себя самого и Бога, т. е. темон совершеннее и блаженнее, и это еще яснее будет видно изпоследующих теорем. Но здесь должно заметить, что, хотямы уже знаем, что душа, поскольку она представляет вещипод формою вечности, вечна, однако, дабы легче раскрыть илучше уразуметь то, что мы хотим показать, мы будем рас-сматривать ее, как и до сих пор делали, так, как будто бы онаначинала существовать и познавать вещи под формой вечно-сти; это мы можем сделать безо всякой опасности впасть взаблуждение, если только будем остерегаться делать какие-либо заключения иначе, как из очевидных посылок.

Теорема 32

Все, что мы познаем по третьему роду познания, достав-ляет нам удовольствие, и притом сопровождаемое идеейо Боге как его причиной.

Доказательство. Из этого рода познания (по т. 27) воз-никает высшее, какое только может быть, душевное удов-летворение, т. е. (поопр. 25 аффектов) удовольствие, и при-том сопровождаемое идеей о самом себе, а следовательно(по т. 30), также и идеей о Боге как его причиной.

Королларий. Из третьего рода познания возникает не-обходимо познавательная любовь к Богу (amor Deiintellectualis). В самом деле, из этого рода познания (попред, т.) возникает удовольствие, сопровождаемое идеей оБоге как его причиной, т. е. (по 6 опр. аффектов) любовь кБогу, не поскольку мы воображаем его существующим внастоящее время (по т. 29), но поскольку мы познаем, чтоБог вечен; а это и есть то, что я называю познавательнойлюбовью к Богу.

Теорема 33

Познавательная любовь к Богу (Amor Dei intellectualis),возникающая из третьего рода познания, вечна.

Доказательство. Третий род познания (по т. 31 этойчасти и акс. 3, ч. I) вечен; а потому (по той же акс., ч. I) и

Часть пята

любовь, возникающая из него, также необходимо вечна;что и требовалось доказать.

Схолия. Хотя эта любовь к Богу (по пред, т.) не имеетначала, однако она имеет все совершенства любви, точнотак же как если бы она возникала так, как мы описали вкоролларий предыдущей теоремы. Различие состоит здесьтолько в том, что душа теми совершенствами, которые мыпредставили привходящими к ней, владела уже от вечности,и притом в сопровождении идеи о Боге как вечной причиныих. Так что, если удовольствие состоит в переходе к больше-му совершенству, то блаженство должно состоять, конечно, втом, что душа уже владеет самим совершенством.

Теорема 34

Душа подвержена аффектам, относящимся к пассивнымсостояниям, только пока продолжает существовать тело.

Доказательство. Воображение есть идея, через которуюдуша созерцает какую-либо вещь как находящуюся нали-цо (см. его опр. в сх. т. 17, ч. II). Однако эта идея болеепоказывает настоящее состояние человеческого тела, чемприроду вещи внешней (по кор. 2 т. 16, ч. II). Следователь-но, аффект (по общ. опр. аффектов), поскольку он показы-вает настоящее состояние тела, есть воображение, а потому(по т. 21) душа подвержена аффектам, относящимся к пас-сивным состояниям, только пока продолжает существо-вать ее тело; что и требовалось доказать.

Королларий. Отсюда следует, что кроме познаватель-ной любви никакая другая любовь не вечна.

Схолия. Если мы обратим внимание на обычное мне-ние людей, то найдем, что хотя они и сознают вечностьсвоей души, однако смешивают ее с временным продолже-нием и приписывают ее воображению или памяти, кото-рые, как они думают, остаются и после смерти.

Теорема 35

Бог любит самого себя бесконечной познавательнойлюбовью.

584 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Доказательство. Бог (по опр. 6, ч. I) абсолютно бесконе-чен, т. е. (по опр. 6, ч. II) природа Бога наслаждается бес-конечным совершенством, и притом сопровождаемым (нот. 3, ч. II) идеей о себе, т. е. (по т. 11 и акс. 1, ч. I) идеей освоей причине; а это есть то, что мы назвали в кор. т. 32познавательной любовью.

Теорема 36

Познавательная любовь души к Богу есть самая любовьБога, которой Бог любит самого себя, не поскольку он бес-конечен, но поскольку он может выражаться в сущностичеловеческой души, рассматриваемой под формой вечности,т. е. познавательная любовь души к Богу составляет частьбесконечной любви, которой Бог любит самого себя.

Доказательство. Эта любовь души должна быть отнесе-на к ее действиям (по кор. т. 32 этой ч. и т. 3, ч. III), и,следовательно, она есть действие, через которое душа со-зерцает самое себя в сопровождении идеи о Боге как своейпричиной (по т. 32 и ее кор.), т. е. (по кор. т. 25, ч. I, и кор.т. 11, ч. II) действие, через которое Бог, поскольку он можетвыражаться в человеческой душе, созерцает самого себя всопровождении идеи о самом себе. А потому (по пред, т.)эта любовь души составляет часть бесконечной любви, ко-торой Бог любит самого себя; что и требовалось доказать.

Королларий, Отсюда следует, что Бог, любя самого себя,любит людей, и, следовательно, любовь Бога к людям ипознавательная любовь души к Богу — одно и то же.

Схолия. Из сказанного мы легко можем понять, в чемсостоит наше спасение, блаженство или свобода. А имен-но — в постоянной и вечной любви к Богу, иными слова-ми — в любви Бога к людям. Эта любовь или блаженствоназывается в священных книгах славой, и не без основа-ния. В самом деле, относится ли эта любовь к Богу или кдуше, она всегда справедливо может быть названа душев-ным удовлетворением, в действительности не отличающим-ся от любви к славе, т. е. гордости (по опр. 25 и 30 аффек-тов). Поскольку она относится к Богу, она (по т. 35) естьудовольствие (если еще можно пользоваться этим словом),

585

Часть пята

сопровождаемое идеей о нем самом, точно так же, посколь-ку она относится и к душе (по т. 27). Далее, так как сущ-ность нашей души состоит в одном только познании, нача-ло и основу которого составляет Бог (по т. 15, ч. I, и сх.т. 47, ч. II), то для нас очевидно отсюда, каким образом ипочему душа наша по своей сущности и существованиювытекает из Божественной природы и всегда зависит отБога. Я счел здесь нужным заметить это с той целью, дабына этом примере показать, какую силу имеет познание еди-ничных вещей, названное мною интуитивным или позна-нием третьего рода (см. сх. 2 т. 40, ч. II), и насколько ономогущественнее того универсального познания, которое я на-звал познанием второго рода. Ибо хотя в первой части я ипоказал вообще, что все (а следовательно, также и человече-ская душа) зависит по своей сущности и существованию отБога, однако то доказательство, хотя оно вполне законно инаходится вне всякого сомнения, не так действует на нашудушу, как в том случае, когда мы приходим к тому же само-му заключению из рассмотрения самой сущности какой-ли-бо единичной вещи, которая, как я говорю, зависит от Бога.

Теорема 37

В природе нет ничего, что было бы противно этой познавательной любви, иными словами, что могло бы ее уничтожить.

Доказательство. Эта познавательная любовь необходи-мо вытекает из природы души, поскольку она через по-средство природы Бога рассматривается как вечная исти-на (по т. 33 и 29). Следовательно, если бы существовалочто-либо противное этой любви, то оно было бы противноистине, и, следовательно, то, что могло бы уничтожить этулюбовь, делало бы истинное ложным; а это (само собойочевидно) нелепо. Следовательно, в природе нет ничего ит. д.; что и требовалось доказать.

Схолия. Аксиома четвертой части относится к единич-ным вещам, поскольку они рассматриваются в отношениик известному времени и месту, и в этом, я уверен, никто несомневается.

586

Этика, доказанная в геометрическом порядке.

Часть пята

587

Теорема 38

Чем больше вещей познает душа по второму и треть-ему роду познания, тем менее она страдает от дурныхаффектов и тем менее боится смерти.

Доказательство. Сущность души состоит в познании(по т. 11, ч. II). Таким образом, чем больше вещей познаетдуша по второму и третьему роду познания, тем большаячасть ее остается (по т. 29 и 23), и, следовательно (по пред, т.),тем большую часть ее не трогают аффекты, противные нашейприроде, т. е. (по т. 30, ч. IV) дурные. Итак, чем больше вещейпознает душа по второму и третьему роду познания, тем боль-шая часть ее остается невредимой, и, следовательно, тем менееона страдает от аффектов и т. д.; что и требовалось доказать.

Схолия. Отсюда для нас становится понятно то, чего якоснулся в сх. т. 39, ч. IV, и что обещал изложить в этойчасти; а именно, что смерть тем менее приносит нам вреда,чем больше то ясное и отчетливое познание, которым об-ладает душа, и, следовательно, чем больше душа любитБога. Далее, так как (по т. 27) из третьего рода познаниявозникает самое высшее удовлетворение, какое только мо-жет быть, то из этого следует, что природа человеческойдуши может быть такова, что та часть ее, которая, как мыпоказали, погибает вместе с телом (см. т. 21), в сравнениис той, которая остается, не будет иметь никакого значения.Но об этом я сейчас скажу подробнее.

Теорема 39

Имеющий тело, способное к весьма многим действиям,имеет душу, наибольшая часть которой вечна.

Доказательство. Кто имеет тело, способное к весьма мно-гим действиям, тот всего менее волнуется дурными аффекта-ми (по т. 38, ч. Гвышка), т. е. (по т. 30, ч. IV) аффектами, противны-ми нашей природе. А потому (по т. 10) он имеет способностьприводить состояния тела в порядок и связь сообразно спорядком разума и, следовательно (по т. 14), достигать того,чтобы все состояния тела относились к идее Бога, а отсюдапроизойдет то, что он будет исполнен к Богу любовью, кото-

рая (по т. 16) должна занять или составить наибольшуючасть души, и, следовательно (по т. 33), он имеет душу, наи-большая часть которой вечна; что и требовалось доказать.

Схолия. Так как тела людей способны весьма ко много-му, то, несомненно, природа их может быть такова, чтобысоответствовать душам, имеющим большое познание себясамих и Бога, и наибольшая или главнейшая часть кото-рых бессмертна, так что они едва ли боятся смерти. Но,чтобы яснее понять это, здесь должно обратить вниманиена то, что мы живем в беспрестанном изменении, и сообраз-но с тем, изменяемся ли мы к лучшему или худшему, мыназываемся счастливыми или несчастными. Так, тот, ктоумирает в детстве или в отрочестве, называется несчастным,и наоборот — считается за счастье, если мы можем пройтивесь жизненный путь со здравой душой в здравом теле. И всамом деле, кто, как ребенок или мальчик, имеет тело, спо-собное только к весьма немногому и всего более стоящее взависимости от внешних причин, тот имеет душу, которая,рассматриваемая сама по себе, почти ничего не знает ни осебе, ни о Боге, ни о вещах; и наоборот, имеющий тело,способное весьма ко многому, имеет душу, которая, рассмат-риваемая сама в себе, обладает большим познанием и себясамой, и Бога, и вещей. Поэтому в этой жизни прежде всегодолжно стремиться к тому, чтобы тело, соответствующее дет-ству, насколько позволяет его природа и насколько это длянего полезно, изменилось в другое тело, способное ко много-му и соответствующее душе, обладающей наибольшим по-знанием себя, Бога и вещей; и притом таким образом, что-бы все то, что относится к ее памяти или воображению, неимело бы почти никакой цены в сравнении с разумом, какмы сказали уже в схолии предыдущей теоремы.

Теорема 40

Чем более какая-либо вещь имеет совершенства, темболее она действует и тем менее страдает; и наоборот,чем более она действует, тем она совершеннее.

Доказательство. Чем вещь совершеннее, тем более онаимеет реальности (по опр. 6, ч. II) и, следовательно (по т. 3,

588

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть пята

589

ч. III с ее cx.), тем более она действует и менее страдает.Это доказательство, будучи обращено, идет тем же поряд-ком, и, следовательно, наоборот, вещь тем совершеннее, чемболее она действует; что и требовалось доказать.

Королларий. Отсюда следует, что та часть души, кото-рая остается, какова бы ни была она по своей величине,совершеннее другой части. Ибо вечная часть души (по т. 23и т. 29) есть разум, в силу одного которого мы называемсядействующими (по т. 3, ч. III); та же часть, которая, какмы показали, погибает, есть воображение (по т. 21), благо-даря которому мы называемся страдательными (по т. 3,ч. III, и общ. опр. аффектов). А потому (по пред, т.) пер-вая часть, какова бы она ни была по своей величине, совер-шеннее второй; что и требовалось доказать.

Схолия. Вот то, что я предположил показать относительнодуши, поскольку она рассматривается безотносительно к су-ществованию тела. Отсюда, а также из т. 21, ч. I, и других ясно,что душа наша, поскольку она познает, составляет вечныймодус мышления, определяющийся другим вечным модусоммышления, этот третьим и так до бесконечности, так что всевместе составляют вечный и бесконечный разум Бога.

Теорема 41

Хотя бы мы и не знали, что душа наша вечна, однакоуважение к общему благу, благочестие и вообще все, отно-сящееся, как мы показали в четвертой части, к мужествуи великодушию, мы все-таки считали бы за главное.

Доказательство. Первая и единственная основа добро-детели или правильного образа жизни есть (по кор. т. 22и т. 24, ч. IV) искание собственной пользы. Для определе-ний же того, что разум признает полезным, мы совсем непринимали в соображение вечности души, о которой узна-ли только в этой пятой части. Таким образом, хотя мы вто время и не знали, что душа вечна, однако то, что, как мыпоказали, относится к мужеству и великодушию, мы все-таки признали за главное. А потому, хотя бы мы и теперьне знали об этом, мы все-таки те же предписания разумасчитали бы за главное; что и требовалось доказать.

Схолия. Обыкновенно, по-видимому, существует иное убе-ждение. Большей частью люди думают, кажется, что онисвободны лишь постольку, поскольку им позволено пови-новаться своим страстям, а будучи принуждены жить попредписанию Божественного закона, они думают, что посту-паются своим правом. Таким образом, уважение к общемублагу, благочестие и вообще все, что относится к твердостидуха, они считают бременем, от которого после смерти онинадеются избавиться и получить награду за свое рабство,именно — за свое уважение к общему благу и благочестие.Впрочем, жить по предписанию Божественного закона, по-скольку это позволяет им их немощь и душевное бессилие,их заставляет не одна только эта надежда, но также и глав-ным образом страх подвергнуться после смерти тяжкимнаказаниям. И если бы в людях не жили эта надежда истрах, если бы, наоборот, они верили, что души погибаютвместе с телом и что для несчастных, сокрушенных бреме-нем уважения к общему благу, нет другой жизни, они сталибы жить по своему нраву и предпочли действовать во всемпод влиянием страсти и повиноваться скорее счастью, чемсамим себе. А это мне кажется настолько же нелепым, какесли бы кто-либо, не веря, что хорошей пищей можно под-держивать тело вечно, предпочел бы разрушать свое здоро-вье ядами и смертоносными веществами; или, видя, что ду-ша не вечна и не бессмертна, предпочел бы быть безумными жить лишенным разума. Все это до того нелепо, что едвали заслуживает какого-либо разбора.

Теорема 42

Блаженство не есть награда за добродетель, но сама доб-родетель; и мы наслаждаемся им не потому, что обуздыва-ем свои страсти, но, наоборот, вследствие того что мы. на-слаждаемся им, мы в состоянии обуздывать свои страсти.

Доказательство. Блаженство (по т. 36 и ее сх.) состоитв любви к Богу, возникающей из третьего рода познания(по кор. т. 32). А потому (по т. 59 и 3, ч. III) эта любовьдолжна относиться к душе постольку, поскольку она дейст-вует, и, следовательно (по опр. 8, ч. IV), она есть сама добро-

590

детель; это первое. Далее, чем более душа наслаждаетсяэтой Божественной любовью, или блаженством, тем болееона познает (по т. 32), т. е. (по кор. т. 3) тем большую имеетона власть над аффектами и (по т. 38) тем менее страдаетот дурных аффектов. А потому, вследствие того что душанаслаждается этой Божественной любовью, или блаженст-вом, она обладает способностью к укрощению страстей, ибочеловеческая способность к укрощению страстей состоит водном только разуме. Следовательно, никто не наслажда-ется блаженством, вследствие того что он обуздывает своиаффекты, но, наоборот, способность обуздывать страсти воз-никает из самого блаженства; что и требовалось доказать.Схолия. Таким образом, я изложил все, что предпола-гал сказать относительно способности души к укрощениюаффектов и о ее свободе. Из сказанного становится ясно,насколько мудрый сильнее и могущественнее невежды, дей-ствующего единственно под влиянием страсти. Ибо неве-жда, не говоря уже о том, что находится под самым разно-образным действием внешних причин и никогда необладает истинным душевным удовлетворением, живет, кро-ме того, как бы не зная себя самого, Бога и вещей, и, кактолько перестает страдать, перестает и существовать. На-оборот, мудрый как таковой едва ли подвергается какому-либо душевному волнению; познавая с некоторой вечнойнеобходимостью себя самого, Бога и вещи, он никогда непрекращает своего существования, но всегда обладает ис-тинным душевным удовлетворением. Если же путь, кото-рый, как я показал, ведет к этому, и кажется весьма труд-ным, однако все же его можно найти. Да он и должен бытьтрудным, ибо его так редко находят. В самом деле, если быспасение было у всех под руками и могло бы быть найденобез особенного труда, то как же могли бы почти все пренеб-регать им? Но все прекрасное так же трудно, как и редко.

Содержание

КРАТКИЙ ТРАКТАТ О БОГЕ, ЧЕЛОВЕКЕ И ЕГО СЧАСТЬЕ.Перевод с голландского 3

ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ ДЕКАРТА,ДОКАЗАННЫЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИМ СПОСОБОМ.Перевод с латинского 117

ПРИЛОЖЕНИЕ, СОДЕРЖАЩЕЕ МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ МЫСЛИ.Перевод с латинского 215

ТРАКТАТ ОБ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИИ РАЗУМА...Перевод с латинского ЯМ. Боровского 269

ЭТИКА, ДОКАЗАННАЯ В ГЕОМЕТРИЧЕСКОМ ПОРЯДКЕ...Перевод с латинского НЛ. Иванцова 313

назад содержание далее



ПОИСК:







© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)