Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 1.

ИЗДАТЕЛЬСТВО

РОСТОВСКОГО

УНИВЕРСИТЕТА

1979

в.е.давидович

Ю.А.ЖДАНОВ

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Сущность

культуры

Печатается по решению отделения общественных наук Северо-Кавказского научного центра высшей школы

Ответственный редактор Е. Я. Режабек

В. Е, Давидович, Ю. А. Жданов. Сущность культуры. Издательство Ростовского университета, 1979 г.

264 с.

В монографии дано развернутое теоретическое обоснование сущности культуры на основе марксистской концепции деятельности, освещена история понятия “культура”, определено его место в системе категорий исторического материализма, дан анализ феномена культуры, рассматриваемого как .целостность, система, процесс, выясняется соотношение культуры и 'социального прогресса.

Монография рассчитана на философов, социологов, этнографов, историков, практических работников учреждений культуры и всех, кого волнуют судьбы © Издательство Ростовского университета, 1979

Философия... представляет собой живую душу культуры

К. Маркс

Предисловие

Теоретический анализ развития нашей многогранной культуры—один из тех вопросов, которые были определены XXV съездом КПСС как существенно важные для углубленного изучения. Эта задача, поставленная съездом, настоятельно требует своего разрешения.

Вся обстановка исторического развития в 70-е годы XX столетия, неуклонный рост сил мирового социализма, наглядное усиление кризисных явлений в мировой капиталистической системе определили ту наличную социокультурную ситуацию, которая нуждается в философском осмыслении.

Нам представляется, что сейчас имеются достаточные условия для того, чтобы теоретически изложить и дидактически построить марксистскую концепцию культуры как специфического социального феномена, определенного объекта социально-философского познания. Накоплен огромный, практически необозримый эмпирический материал. Мир объективированных культурных ценностей, равно как и мир человеческих культурно-творческих способностей, с разных сторон рассматривается многочисленными исследователями на многих уровнях и в разнообразных аспектах.

Немалая работа проделана в плане социально-философского анализа культуры советскими и зарубежными марксистами. Накоплены фактический материал, гипотезы, более или менее четко сформулированные концептуальные схемы. Появились первые учебные пособия, положительно оцениваемые научной общественностью1.

Однако было бы опрометчиво утверждать, что в нашей философской литературе уже имеется общепринятая концепция теории культуры, достаточно полно отвечающая требованиям времени. К сожалению, ее еще нет. Более того, теорети-

1 Основы марксистско-ленинской теории культуры. М., 1976.

ческая разноголосица в этой сфере особенно явна. Все это определяет необходимость усиления исследовательских поисков и обсуждения тех или иных теоретических конструкций, представляющих культуру как объект социально-философского осмысления на разных уровнях абстракции и в различных срезах логического анализа.

Различия анализа определяются прежде всего характером того субъекта, в деятельности которого продуцируется, осваивается, функционирует и развивается культура. Поэтому, рассмотрение культуры может быть осуществлено применительно к жизни личности, к жизнедеятельности конкретно-исторического типа социального организма, к общественному классу или социально-этнической общности и т. д. Различия в методике исследования культуры могут зависеть и от того, под каким углом зрения она рассматривается, как она представлена в качестве предмета теоретического анализа. В этом случае культура может рассматриваться либо .по преимуществу в плоскости ценностной (аксиологической) или, напротив, дезаксиологически; она может быть интерпретирована как знаковая система (семиотически) или во главу, угла ее осмысления будут положены эвристические моменты, ее творческая, демиургическая направленность.

Возможны и, более того, подчас необходимы те трактовки культуры, в которых она истолковывается в личностном, плане, как выражение и характеристика процесса приобщения. индивида к совокупному опыту человечества. В этом случае теория культуры предстает как теория формирования личности, в качестве субъекта исторического процесса. Именно в, этом. планет написана интересная книга В. Межуева “Культура и история” (М., 1977).

Определенное распространение получают сейчас поиски теоретических оснований культуры, рассматриваемых как образ жизни, представленный через формы общения, (коммуникативный аспект). Возможны и другие концептуальные варианты.

Настоящая же работа имеет целью представить культуру оппозиции деятелъностного подхода, изложить общетеоретическое представление о культуре в рамках осмысления ее как всеобщей технологии человеческой деятельности. Следует отметить, что в предлагаемой книге сосредоточено внимание на сущностных характеристиках культуры. Не эмпирическое-

—6—

многообразие явлений, относимых наличным общественным сознанием к миру культуры, а поиски внутренней основы, скрепляющей этот мир, отыскание сущности—вот что стоит в центре предлагаемого исследования. В качестве всеобщего основания той реальности, в которой находит свои. истоки каждый единичный феномен культуры, авторы усматривают способ деятельности общественного человека.

Известно, что суть теоретизирования, содержательная основа построения теории состоит в сведении многообразия к единству, выявлении внутренней основы изучаемого объекта и просмотра этой основы в отвлечении от второстепенных моментов. Именно такую задачу и поставили перед собой авторы этой книги, стремясь осознать и категориально выразить сущность культуры. Анализ культуры ведется нами на уровне человечества как субъекта культурно-исторического процесса. Книга посвящена общей теории мировой культуры. ИМенио мировой культуры, глобальной, всемирной, понимаемой как принадлежность и характеристика рода человеческого.

Рассмотрение культуры на уровне человечества представляется сейчас остроактуальным. В последнее время марксистская мысль все чаще обращается к глобальным проблемам, анализируя их с последовательно классовых, партийных позиций. Не случайно сами понятия “мировая культура”, “мировая цивилизация” прочно вошли в нашу теорию и общественно-политическую лексику.

Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, выступая в 1976 г. на Конференции коммунистических и рабочих партий Европы, подчеркивал, что европейские народы—это “наследники и продолжатели благородных традиций, которые стали нераздельной частью мировой культуры”'. А в своем приветствии участникам Всесоюзной научно-практической конференции “Социалистический образ жизни и вопросы идеологической работы” в мае 1977 г. Л. И. Брежнев указал, что наше общество — “высшее достижение мировой цивилизации”2.

1 Брежнев Л. Я. Выступление на Конференции коммунистических и рабочих партий Европы. — “Коммунист”, 1976, № 10 с. 7.

2 Брежнев Л. И. Приветствие участникам Всесоюзной научно-практической конференции. Социалистический образ жизни и вопросы идеологической работы. — “Правда”, 1977, 19 мая.

Ввиду такого характера поставленной исследовательской задачи в настоящей работе конкретно-исторические виды и разновидности культуры анализируются нами лишь в рамках типологических различий с учетом их места и значения во всемирном культурно-историческом процессе.

Настоящая книга рассматривается как вводный, пропедевтический курс, лишь подводящий к развернутому рассмотрению той теоретической конструкции, создание которой еще является задачей коллективного разума, всей марксистской социально-философской мысли.

Наша разработка — не монографическое исследование, претендующее на целостное и в какой-то мере исчерпывающее на определенный момент времени изложение того, что сделано в области культуры. Скорее, это попытка осуществить теоретическую разведку, применяя социологическую терминологию, провести пилотажное, пробное изыскание. Еще раз подчеркнем, что в оценке предлагаемой нами теоретической концепции, развиваемой вслед за рядом других советских авторов (Э. Маркарян, М. Каган и др.), нет еще единогласия.

Сторонники широко распространенного традиционного рассмотрения культуры как явления духовной жизни, представители историографии культуры еще не приемлют ее истолкования в русле “технологических” интерпретаций, с позиций деятельностного подхода. Нам кажется, что их возражения связаны с недоучетом уровня рассмотрения культуры, с отвлечением от тех различий рассмотрения культуры, которые определяются позицией философа или социолога, представителя эстетической науки или гражданского историка.

Философский анализ—это прежде всего сущностный анализ. И поэтому избираемый категориальный аппарат здесь иной, чем в тех областях исследования, которые непосредственнее чем философия сопрягаются с противоречивым и неисчерпаемо многообразным миром культурного бытия.

В этой книге на уровне социально-философского рассмотрения выдвигается одна из возможных гипотез интерпретации родовой сущности культуры. Сущности “самой по себе”. Здесь дано это и только это. Ничего более. Издание книги и ее обсуждение научной общественностью несомненно поможет многое из сказанного уточнить, скорректировать, точнее оценить верность наших гипотез и идей.

—8—

В книге в основном дается позитивное изложение вопросов по внутренней логике рассмотрения проблемы, осуществленной в соответствии с методологическим принципом восхождения от абстрактного к конкретному.

Авторы не ставят перед собой цели обозрения и отдельного критического разбора современных буржуазных культурологических теорий. Такая проблема нуждается в специальном рассмотрении. Однако там, где это требуется по контексту, дается необходимая критика тех или иных тезисов наших идейно-теоретических противников.

Таковы задачи и рамки настоящей книги.

КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ И ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ

Глава 1

Прежде чем начать рассмотрение поставленной проблемы, следует четко сформулировать те объективно реальные идеологические и методологические предпосылки, которые служат исходными для теоретического анализа.

Объективная совокупность условий как никогда благоприятна для анализа культуры. И главным 'из всей совокупности предпосылок, облегчающих сегодня работу теоретика, выступает сам факт существования:

и развития зрелого социального организма, высшей для наших дней формы общественного бытия—общества развитого социализма, утвердившегося в СССР. Только обратившись к живой практике функционирования и:

развития культуры в обстановке развитого социализма, можно добиться осязаемого продвижения вперед в теории культуры. Без этого исследователя, задавшегося целью теоретизирования в сфере культуры, ждет блуждание по лабиринтам умозрительных мудрствовании или пересказ западной (культурологии, детища кризисной буржуазной культуры.

В определении верных подходов к построению основ теории мировой культуры надежным методологическим ключом служит мысль К. Маркса о необходимости тщательно наблюдать за ходом событий “...до их полной зрелости, прежде чем вы окажетесь в состоянии “потребить” эти факты “производительно”, я имею в виду “теоретически”1.

1 Маркс К. Письмо Н. Ф. Даниельсону от 10 апреля 1879 г. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.. т. 34, с, 288

—10—

Зрелость социалистических отношений —это та реальная основа, которая служит исходной точкой для обобщений и плодотворных теоретических размышлений об истоках, судьбах и будущем развитии мировой культуры. Только с этой вершины можно верно увидеть, 'понять и истолковать всю совокупность культурно-исторических процессов мира, взятых и ретроспективно, и с проникновением в тенденции их будущей устремленности к безраздельному торжеству культуры коммунизма.

Отмечая это обстоятельство, надо вместе с тем сказать, что ^предлагаемая книга не является курсом по теории собственно социалистической культуры.. Она посвящена рассмотрению культуры, взятой в основном в глобальном масштабе, в тех широких рамках, которые отвечают характеру социально-философского анализа. Используемый понятийный аппарат, характер исследуемых вопросов, особенности “производительного потребления” фактов — все это определено масштабностью поставленной задачи.

Общая характеристика развитого социализма, опирающаяся на 'идеи классиков марксизма-ленинизма и обобщение опыта социалистической жизни нашего народа, выражена в документах КПСС, речах и выступлениях ее руководящих деятелей. На XXV съезде КПСС, в новой Конституции СССР, в речах и докладах Л. И, Брежнева и материалах внеочередной VII сессии Верховного Совета СССР учение о развитом социалистическом обществе получило -всестороннее развитие. Характеризуя наше общество, Л. И. Брежнев говорил, что “это — общество бескризисной, постоянно растущей экономики, зрелых социалистических отношений, подлинной свободы. Это — общество, где господствует научное -материалистическое мировоззрение. Это — общество твердой уверенности в будущем, светлых коммунистических перспектив. Перед ним открыты безграничные (Просторы дальнейшего -всестороннего .прогресса”1

1 Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976, с. 87.

—-11—

Развитой социализм порождает новый исторический тип культуры — социалистическую культуру. Социалистическое общество динамично, его внутренние противоречия богаты и многообразны. Обнаруживаясь в неантагонистической форме, они стремительно двигают всю систему общественных отношений вперед, порождают новые практические задачи, ставят марксистскую мысль перед необходимостью давать обоснованные рекомендации для сознательного управления общественными процессами, создают проблемные ситуации для теоретиков.

Такие проблемные ситуации возникли и в рассматриваемой нами области. Сейчас обнаруживается ряд вопросов, на которые пока нельзя найти убедительного ответа в наличной системе знаний о культуре. Не задаваясь целью сколько-нибудь полно очертить рамки этой проблемной ситуации, укажем на некоторые из составляющих ее вопросов.

Бурный рост образованности наших людей широко известен. В стране завершается переход ко всеобщему обязательному среднему образованию. Количество вузов подходит к 870. XXV съезд КПСС, подчеркнув достигнутые успехи в этой 'области, вместе с тем указал на необходимость дальнейшего серьезного совершенствования всей общеобразовательной системы. Все социально-экономические предпосылки для этого есть. Однако приходится признать, что у наших теоретиков до сих пор нет достаточно обоснованной, целостной концепции образования от начального до высшего” Есть учебные планы, программы, во многом сложившиеся исторически на эмпирической основе. О выработке же общих логических схем обучения, создании того, что называют “модель специалиста”, по существу всерьез стали говорить лишь несколько лет назад. Поиски ведутся интенсивно. Понимая образование как процесс приобщения каждого индивида к совокупной культуре общества и как социальный институт, выполняющий функции этого приобщения, многие исследователи вынуждены останавливаться в своих поисках перед неразработанностью теоретических вопросов культуры. В этом отношении теоретический синтез в

—12—

области проблем культуры становится настоятельно необходимым для управления системой образования, ее дальнейшего совершенствования.

В нашей стране вырос новый человек, устремленный к коммунистическому идеалу свободы, гармоничности, всесторонности. “Важнейший итог прошедшего-шестидесятилетия, — говорил на XXV съезде КПСС Л. И. Брежнев—это советский человек”1. Работники общественных наук уже немало сделали для того, чтобы выявить закономерности становления и развития нового человека. Вместе с тем сейчас, как никогда в прошлом, ощущается важность углубленного рассмотрения тех социальных механизмов, которые формируют облик человека, отвечающий коммунистическому идеалу. Возникает необходимость в теоретическом фиксировании черт, присущих новому, типу человека, утверждающемуся в ходе коммунистического строительства. Перед философской мыслью встала задача более осознанно, предметно очертить как сам коммунистический идеал человека, так и пути его реализации. Нужен теоретически обоснованный “портрет личности”, который мог бы служить верным основанием для принятия экономических, политических и идейно-воспитательных мер по развитию советского человека. И здесь, поскольку личность испытывает на себе воздействие эпохи, ее культуры, недостаточная теоретическая разработанность культурологических проблем мешает успешному движению.

Стоит обратить внимание и на такой назревший вопрос, как научная разработка проблем социалистического образа жизни, ставшего реальностью в нашей стране. Это одна из новых задач теории, значение которой с большой силой подчеркнуто на XXV съезде КПСС. Ее разрешение выступает как одна из основных предпосылок повышения эффективности всей идеологической работы, укрепления идейности советских людей. Но выявление характерных черт, параметров, социально значимых характеристик такого объекта ис-

1 Материалы XXV съезда КПСС, с. 87.

13

следования, как образ жизни, повелительно требует опоры на понятия и категории, используемые в исследовании феномена культуры. Можно было бы указать и. на многие другие вопросы. Но и оказанное, на наш взгляд, убедительно говорит о том, что проблема есть.

Применительно к проблемам культуры по-прежнему остро, свежо и своевременно звучат слова В. И. Ленина, высказанные им в одной из его последних работ:

“...нигде народные массы не заинтересованы так настоящей культурой, как у нас; нигде вопросы этой культуры не ставятся так глубоко м так последовательно, как у нас..,”1. И эти мысли Ленина ко многому обязывают исследователей, взявшихся за осмысление развития культуры.

Проблемность всей ситуации, связанной с исследованием вопроса о культуре, усугубляется и общим состоянием мира, характером эпохи.

Марксистской мыслью установлено, что мировой революционный процесс и современная научно-техническая революция—это те два всеохватывающих социальных явления, которые, дополняя друг друга, в совокупности характеризуют наше время, исторические особенности современности. Мировой революционный процесс, преобразуя общественные отношения, основные сущностные характеристики человеческого рода, кардинально изменяет сам субъект культурно-истори-ческих деяний—общественного человека, с каждым годом поднимая к историческому и культурному творчеству миллионы людей.

Специфика нынешней полосы всемирной истории состоит в том, что на мировой арене друг против друга выступают две основные силы: международный рабочий класс и международная буржуазия. Международный пролетариат и его мировая система социализма противостоят всей системе империалистического господства буржуазии как всемирному явлению. Старый, но и поныне юный призыв “Коммунистического мани-

1 Ленин В. И. Странички из дневника.—Поли. собр. соч., т. 45, с. 364.

—14—

феста” “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” кратко выразил устремленность хода мировой истории к той социально-политической ситуации, которая ныне выявилась в полной мере. Борьба двух всемирно-исторических сил, выражающих прошлое и будущее человечества, от начала до конца, во всех проявлениях носит классовый характер, развивается на основе и в соответствии 'с диалектическим законом единства и борьбы противоположностей.

Глубочайший конфликт двух систем, их принципиальная историческая непримиримость вместе с тем не исключает, а предполагает то обстоятельство, что напряженность социально-исторических коллизий обнаруживается в рамках того общего целого, которое именуется — человечество. Борьба и сотрудничество, идейно-политическое противостояние и неуклонно идущий, несмотря на трудности, процесс разрядки международной напряженности, укрепления культурных и научных контактов характерны для переживаемого нами периода. Все это властно накладывает свою печать и на характер социокультурнюй ситуации, выявляет специфику мировой культуры в ее наличном облике. Без учета детерминирующего воздействия революционных сдвигов XX столетия на изменения культуры, о самой культуре было бы нечего высказать, кроме пустых схоластических формул.

Серьезные изменения претерпевает человеческая культура и под воздействием современной научно-технической революции, которая сама выступает как концентрированное выражение глубинных изменений в отношении общественного человека к миру природы. Включение науки в состав общественных производительных сил, рационализация всех форм жизнедеятельности людей, связанная с онаучиванием материального и духовного производства, не могут не найти своего выражения в жизни .культуры. Поскольку общественный человек выступает не только как объект, испытывающий влияние НТР, но прежде всего как ее движитель и созидатель, постольку в его деятельности накапливаются и откладываются измене-

—15—

ния, придающие новый облик всем его культурным характеристикам,

Оба эти процесса и формируют культуру современности, развеивающуюся в ее основных социально-кассовых модификациях.

Подъем и расцвет культуры социалистического мира особенно нагляден на фоне тех зловещих кризисных явлений, которые органически присущи культуре мира, где господствуют антагонистические отношения империализма.

Адепты буржуазии, ее идеологи и культурологи, сами деятели культуры дали немало убийственно верных, беспощадных оценок состоянию культуры западного мира. Из эти оценок можно было бы составить не одну антологию. Из них могла бы получиться солидная библиотека. Духовный декаданс и беспросветный исторический пессимизм” выражающие самочувствие гаснущей буржуазной культуры, зримо высвечивают из огромного количества мрачных афоризмов, обильно рассыпанных по страницам книг западных философов и публицистов, поэтов и социологов. “Культура абсурда л бесчеловечности”, “пустыня, навевающая ужас”, “страшный и чужой мир”, “цивилизация, сработанная грубо и халтурно”, “общество порнографии и пуританизма” мчащееся в ничто”, “вопль разума против самого себя”, “ничтожная эпоха мировой ночи”, “реакция ницшеанского пессимизма на прометеев оптимизм”, “артериосклероз человечества”... Одно определение пессимистичнее другого, афоризмы все сумрачнее и сумрачнее. Так пишут и говорят о буржуазной культуре те, кто вырос в ее лоне, те, кто подвизается на поприще ставшей ныне модной “критики культуры”.

Так же беспросветны характеристики буржуазной культуры и в устах тех, кто берется открыть “новые пути”, подгримировать гиппократову маску капитализма с позиций бодряческого либерального псевдоопти-мизма. Отсюда и появляются у Д. Бэлла, живописующего в духе блаженного технократического утопизма, некое постиндустриальное общество, горькие сетования по поводу того, что современная ему культура стала

—16—

антиинституциональной и антинаучной, что в ней возникает враждебная культура и антикультура.

Примечательны те оценки состояния и перспектив современной буржуазной культуры, которые содержатся в изданной в 1976 г. книге Д. Бэлла “Культурные противоречия капитализма”. По мысли Д. Бэлла, виновником кризиса .капитализма является прежде всего культура и состояние общественного сознания. Исходя из методологического принципа “многоосеового релятивизма”, Д. Бэлл утверждает, что в наши дни возникло разъединение сфер, экономика и культура ныне противостоят друг Другу, антагонистически столкнулись. Культура, понимаемая Д. Баллом сугубо идеалистически как сфера духовности, к тому же взятой в экспрессивно-эмоциональном срезе, исполнена антиинтеллектуализма, апокалипсических мотивов, проникнута неуемным гедонизмом. В этом своем 'качестве культура не может совпадать, согласоваться с экономикой эпохи НТР, построенной на функиональной рациональности, прагматической эффективности расчетливой оптимальности.

Отсюда-де и все противоречия капитализма, виновником коих выступает иррациональный индивидуализм, органично присущий культуре 1.

И не об этом ли пишет О. Тоффлер, представляя дальнейшее развитие культуры как нарастание индустрии гедонистических услуг, смену одних мимолетных удовольствий другими. Эфемеризация культуры на основе мещанских идеалов, потребительской алчности, круто замешанной на извращенной чувственности,—таков, по его мнению, облик культуры, коей она станет в том же пресловутом постиндустриальном обществе.

Все это свидетельство того, что поистине современная буржуазная культура стоит “по ту сторону расцвета”. И падение ее продолжается. М. Стуруа однажды

) Дилигенский Г. Кризис капитализма и буржуазная идеология. — “Мировая экономика и международные отношения”, 1977, № 2, с. 41—58.

—17—

Глава I

заметил, что в прошлые десятилетия западная культура оглядывалась в гневе, в семидесятые годы — в. страхе и безумии. И не случайно на XXV съезде КПСС было вновь подчеркнуто, что в мире капитализма продолжается упадок духовной культуры.

Однако траурные нотки в устах тех, кто делает погоду в сфере культуры Запада, отнюдь не приводят их к безвольному приятию неизбежного конца. Напротив, идеологи буржуазии по мере роста сил социализма стремятся поставить себе на службу все то, что, по их мнению, в состоянии удержать массы от революционных действий. Они пытаются выдать приведенные характеристики буржуазной культуры за общие для всего мира, для всей мировой культуры, возводя тем самым поклеп на весь род человеческий. Они агрессивны и настойчивы.

Характеризуя позицию лидеров империализма в области культуры, Гэс Холл на Национальной конференции коммунистов США по вопросам культуры а 1973 г. говорил, что “за всю историю человечества никогда не существовало такого правящего класса, как класс американских капиталистов, который бы более глубоко и серьезно осознавал значение культуры как средства борьбы... Вопрос об антикоммунизме и его наиболее эффективном варианте — антисоветизме остается самым основным в культурной жизни Соединенных Штатов. Американский империализм отводит культуре очень важное место...”1.

Политики и идеологи капиталистического мира, спекулируя на культурной проблематике, пытаются вестернизировать социализм, приписывая ему свои собственные проблемы. Они клевещут на социалистическую культуру, призывая себе на помощь мертворожденные писания диссидентов и отступников.

И чем дальше идет мир по направлению к утверждению социализма, тем более обостряется идеологическая борьба во всех сферах жизни, в том числе и в

1 Культура и общество. М., 1976, с. 218—219

18

КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ

области культуры. Поэтому теоретическое рассмотрение проблем культуры должно последовательно опираться на принцип партийности как важнейший методологический принцип марксизма в истолковании классового общества. Разумеется, применение этого принципа к анализу культурных феноменов имеет свои специфические особенности, отличающие его от применения в сфере политики и экономики. Но никакая специфика не может отменить того факта, что нынешняя мировая культура пронизана социально-классовыми противоречиями, классово окрашена во всех проявлениях, выступает как поле борьбы капитализма и социализма. Противоречив мир XX столетия, противоречива и его культура.

В построении концепции культуры одним из наиболее серьезных выступает вопрос об отношении теории. культуры к ее истории. Как известно, теоретический анализ состоит в том, чтобы осуществить логическими средствами сведение многообразных сторон исследуемого объекта ,к некоторому внутреннему единству, выявить общее отношение, ту [внутреннюю основу, которая связывает этот объект в целое. Такой анализ предполагает мысленное воспроизведение объекта в чистом виде, не затемненном побочными обстоятельствами. Вычленение отдельных сторон объекта (ев данном случае культуры) и связывание, соединение их в единство, выражающее его сущность, внутреннюю противоречивость, необходимо требует предварительной фиксации этих сторон, опоры 'на эмпирию. А такая эмпирия может быть взята только из истории объекта, истории мировой культуры.

Логическое рассмотрение может быть понято лишь как воспроизведение реальной истории культуры, выступающей в снятом виде, освобожденном от стохастических помех. Без истории нет теории. И сам логический метод “в сущности является не чем иным, как тем же историческим методом, только освобожденным от исторической формы и от мешающих случайностей, С чего начинается история, с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение

19

Глава I

исторического процесса в абстрактной и теоретически

последовательной форме...”1.

Возникает вопрос: чем должна быть конструируемая теория культуры? Неким самостоятельным теоретическим построением или приложением принципов диалектического и исторического материализма к ие-. следованию такого социального явления, как культура? При кажущейся его легкости вопрос этот не праздный. Дело в том, что в нашей литературе последних лет имели место случаи одностороннего, некритического восприятия тех или иных теоретических подходов, бытующих в зарубежном обществознании. Это было и в социологии, и в культуроведении. Партийная печать дала этим фактам справедливые оценки. Поэтому не лишне напомнить важную мысль В. И. Ленина, прямо относящуюся к задачам теоретического анализа культуры. В октябре 1920 г. в “Наброске резолюции о пролетарской культуре” Владимир Ильич писал: “Не особые идеи, а марксизм” 2. Этот тезис недвусмысленно указывает на то, что теоретическая концепция культуры может и должна быть выражением марксизма, реализацией его методологических и мировоззренческих принципов во всем, от начала до конца-

Вместе с тем необходимо выяснить отношение становящейся теории культуры не только к марксизму в целом, но и к его философии, диалектическому и историческому материализму, и в особенности к историческому .материализму. В самом деле, признание теории культуры как вырастающей из марксизма отнюдь не исключает возможности существования подобного теоретического построения на ином, нефилософском уровне. Нам представляется такая позиция достаточно обоснованной. Несомненно, археология и этнография как области исторического знания, опираясь на марксистскую методологию, создают культуроведческие концепции применительно к особенностям своих объектов исследования. То же можно сказать о

1 Энгельс Ф. Карл Маркс. “К критике политической экономии”. — Маркс К.” и Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 497. '

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 462.

—20—

КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ

прикладной социологии, антропологии и т. д. Таким:

образом, оказываются возможными (и подчас необходимыми) частные культурологические теории (антропологическая, археологическая и этнографическая культурологии, социология культуры и пр.). Но мы ведем речь не о них.

Нас интересует социально-философская концепция культуры. И культуры, взятой не только как теоретически выделенный срез общественной жизни, социальный институт или характеристика развития индивида, а культуры как сущностной принадлежности родового субъекта, как концепции мировой культуры.

В современной буржуазной социологии, как правило, отрицается даже наличие такого объекта исследования. Весьма /красноречиво в этом отношении заявление видного представителя так называемой социальной Антропологии англичанина А. Рэдклифф-Брауна, писавшего, что мировая культура не означает конкретной реальности. Она представляет собой абстракцию, притом, в общем ее значении, неосязаемую абстракцию. Конечно, с таких позиций о культуре можно говорить лишь на-, уровне выяснения структурных систем, присущих деятельности индивидов, контактных групп или, наподобие культурологов А. Кребера и К. Клакхона, трактовать ее как абстракцию “от конкретных поступков людей, но не сами эти поступки”. Такая позиция приводит к утрате реального содержания мировой культуры.

Для марксистского исследователя она абсолютно' непригодна. Родовой субъект, человечество, род людской — это не голая абстракция, не классификационный термин или статистическая фикция, а живая реальность. развивающаяся, .крепнущая в борьбе, идущая по пути социального прогресса. Поэтому и культуру, присущую родовому субъекту (мировую культуру)^. можно и должно исследовать на самом высоком уровне, в предельно широких определениях, в тех фундаментальных категориях, которыми оперирует социально-философский анализ.

Как же такое исследование культуры соотносит—

—21—

Глава I

ся с теоретической системой марксистской философии? Единое и целостное теоретическое образование— диалектический и исторический материализм обладает сложной внутренней организацией. Общетеоретическим стержнем его является материалистическая диалектика, “живая душа марксизма” (В. И. Ленин).

В том своем аспекте, который отражает диалектику социального развития, обнаруживая себя в качестве материалистического понимания истории, наша философия выступает как теоретическая система историче-ского материализма. Специфическая диалектика социальных процессов, общественного бытия 'человека—это тот объект, к которому обращена вся понятийная система нашей философии, представленная как исторический материализм.

Стоит напомнить, что сам термин “исторический материализм” был введен в научный оборот Ф. Энгельсом в апреле 1892 г. “для обозначения того взгляда на ход всемирной истории, который конечную причину и решающую движущую силу всех важных исторических событий находит в экономическом развитии общества, в изменениях способа производства и обмена, в вытекающем отсюда разделении общества на различные классы и 'в борьбе этих классов между собой”'. По сути дела, исторический материализм выступает как социологическая ипостась нашей философии и может быть охарактеризован как общесоциологическая теория марксизма. В своем теоретическом функционировании диалектический и исторический материализм образуют одно неразрывное целое. Они не могут быть ни противопоставлены друг другу, ни поглощены один другим.

Обсуждения последнего времени убедительно показали недопустимость и порочность как выведения общесоциологичеоких проблем за рамки нашей философии, так и их растворения в общих положениях диалектической логики. Именно поэтому исторический

1 Энгельс Ф. Введение к английскому изданию “Развития социализма от утопии н науке”. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 306.

КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ

материализм может и должен полагаться как относительно самостоятельная социально-философская конструкция, теория, имеющая свое собственное содержание и структуру. В этом же смысле правомерно говорить о методе исторического материализма, выступающего как методология социального познания, совокупность принципов исследования общественных явлений.,

Несомненно, взятый в этом своем .качестве, исторический материализм может быть единственно научным методом реализации поставленной задачи — определения подходов к построению общей теории культуры. Нам представляется, что теоретическое богатство исторического материализма в отмеченном отношении:

использовано далеко не полностью. Во многом это связано с наличным уровнем научной разработки самого исторического материализма, его основных законов и категорий. В нашей философской литературе и особенно в том ее учебно-дидактическом виде, в котором достигнутый уровень исследования выражен в учебниках, выявляется то обстоятельство, что вся проблематика культуры либо отсутствует начисто в учебных курсах, либо механически подключается к тем или иным темам. Необходимого самостоятельного места ей не находится.

Чаще всего понятие “.культуры” вводится как нечто данное, само собой разумеющееся, не требующее специального анализа. В структуре учебных курсов и программ по философии при изложении вопросов исторического материализма темы, посвященные культуре,. либо рассматриваются в разделах “Духовная жизнь общества”, либо помещаются между темой “Роль народных масс и личности в истории. Личность и общество” и темой “Общественное сознание и его структура”, либо включаются под рубрикой “Духовная культура” в главу, посвященную структуре и формам общественного сознания. В действующей вузовской программе (1977 г.) проблемы культуры выделены в общий раздел '“Наука и культура”.

Этот методический разнобой не случаен. Дело в том, что вся проблематика культуры не вписывается в принятую учебную схему изложения исторического мате—

—23—

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь