Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 5.

Из различий между родом и привходящим признаком первым указывает Порфирий

то, что род предшествует видам, так как играет по отношению к ним роль

материи и, будучи оформлен отличительными признаками, рождает виды;

напротив, привходящий признак стоит после видов. Ибо вначале должно

существовать то, к чему что-то привходит, а потом уже то, что привходит.

Ведь пока нет подлежащего, которое приняло бы привходящий признак, он не

может существовать. Поскольку род служит подлежащим для видов, постольку не

\зджет быть видов, пока под ними не лежит род - своего рода материя. Так же

не может быть и привходящих признаков, пока нет вида - их подлежащего.

Таким образом, очевидно, что роды - первее видов, а виды - первее

привходящих признаков.

Второе различие: род не допускает усиления или ослабления, и поэтому все,

что причастно роду, в равной мере получают его имя и определение. В самом

деле, все люди равно являются животными, и точно так же все лошади; и

человек не более животное, чем лошадь и любое другое животное. А вот к

привходящему признаку вещь может быть причастна в большей или меньшей

степени. Ведь ты всегда можешь найти кого-нибудь более черного или дольше

гулявшего; и если ты присмотришься к эфиопам, то обнаружишь, что даже они

не одинаково окрашены в черный цвет.

Еще одно различие: всякий привходящий признак существует (subsis-tit) в

первую очередь в индивидах; род же предшествует и индивидам, и видам. В

самом деле, если бы отдельные вороны не были черными, вид ворона никогда бы

не назвали черным; из этого видно, что привходящие признаки [стоят] после

индивидов. К тому же, если то, к чему привходит [какой-либо признак],

всегда первее того, что привходит, индивиды вне всякого сомнения будут

первее привходящих признаков. Роды же и виды выше индивидов: ведь,

сказываясь об индивидуальных вещах, они создают их субстанцию. С другой

стороны, однако, можно сказать, что и роды и виды стоят после индивидов:

ведь если бы не было отдельных людей или отдельных лошадей, то не могли бы

существовать и виды человека или лошади; а если бы не было отдельных видов,

не мог бы существовать и их род - животное. Но тут мы должны вспомнить то,

что было сказано выше: род получает свою субстанцию не из того, о чем он

сказывается, но от того, что с помощью составляющих отличительных признаков

создает его субстанцию и форму. Поэтому по упразднении отличительных

разделительных признаков род не исчезает, но продолжает существовать в

составляющих отличительных признаках, которые создают его форму и

определение; а так как отличительные признаки, разделяющие род,

предшествуют видам - ведь именно они образуют и создают виды, - то род, вне

всякого сомнения, сохранит свою субстанцию, даже если все виды исчезнут. То

же самое можно сказать и о виде по отношению к индивидам. Ибо виды

образуются вышестоящими отличительными признаками, а вовсе не нижестоящими

индивидами. А значит, виды также существуют прежде индивидов. Напротив,

привходящие признаки не могут существовать без тех [вещей], к которым они

привходят, а привходят они в первую очередь к индивидуальным вещам. Именно

индивидуальные вещи, подверженные возникновению и уничтожению, постоянно

меняются за счет различных привходящих признаков.

Порфирий приводит еще одно отличие, указанное уже выше: род, который

обозначает саму вещь и сказывается о ее субстанции, сказывается в [ответ на

вопрос] "что это?". Привходящий же признак сказывается о том, какова [вещь]

или в каком состоянии находится; так, если ты спросишь о качестве, тебе

укажут привходящий признак, например: "Каков ворон?" - "Черный". И если

спросишь о состоянии, опять получишь привходящий признак, например,

"сидит", или "летает", или "каркает". Дело в том, что привходящий признак

разделяется на девять категорий: качество, количество, отношение, место,

положение, обладание, время, действие и претерпевание - причем восемь из

них охватываются вопросом "в каком состоянии находится?", и только качество

указывается в ответ на вопрос "каков?". Если нас спросят, каков эфиоп, мы

укажем в ответ привходящий признак, то есть "черный"; если же спросят, в

каком состоянии находится Сократ, мы ответим, что он сидит, или гуляет, или

укажем любой другой из вышеперечисленных привходящих признаков.

"Итак, чем отличается род от остальных четырех [сказуемых], уже сказано. Но

ведь получается так, что и каждое из них в свою очередь отличается от

четырех прочих; а раз их пять, и каждое из них отличается от четырех

других, то всех различий получается четырежды пять - двадцать. Однако на

самом деле это не так: [при перечислении отличий первого сказуемого] всегда

перечисляются также и отличия всех последующих, так что у второго отличий

на одно меньше, у третьего - на два, у четвертого - на три, а у пятого - на

четыре. Таким образом, всего различий будет десять: четыре, три, два и

одно. Было сказано, чем отличается род от отличительного признака, от вида,

от собственного и привходящего признаков; это - четыре отличия рода. Но чем

отличается отличительный признак от рода, было сказано уже тогда, когда

говорилось, чем отличается род от него; остается, следовательно, сказать,

чем он отличается от вида, собственного и привходящего признаков -

получится три отличия. Точно так же и вид: чем он отличается от

отличительного признака, было сказано тогда, когда говорилось об отличии

этого признака от вида, а чем вид отличается от рода - когда говорилось об

отличии рода от вида; остается, значит, сказать только, чем отличается вид

от собственного и привходящего признаков, то есть два отличия. После этого

останется только указать отличие собственного признака от привходящего, ибо

чем он отличается от рода, вида и отличительного признака было уже указано

при перечислении их отличий от него. Итак, если мы возьмем четыре отличи

рода от других [сказуемых], три отличия отличительного признака, два -

вида, и одно отличие собственного признака от привходящего, мы получим

всего десять отличий, из которых четыре - а именно, рода от всех остальных

- мы уже показали выше".

Собираясь указать отличия и общие черты между всеми остальными [сказуемыми]

так же, как это было сделано для рода по отношению к виду, отличительному,

собственному и привходящем/ признаку, Порфирий заранее говорит о том,

сколько всего отличий может обнаружиться при сравнении и сопоставлении

вышеуказанных [сказуемых]. Этих отличий двадцать, ибо если имеется пять

вещей, каждая из которых отличается от четырех остальных, получается пять

раз по четыре различия, в чем можно, убедиться, обозначив эти предметы дл

примера буквами. Пусть наши предметы будут пятью буквами - а, b, с, d, е.

Так вот, а отличается от четырех других, то есть от b, с, d и e, -

получится четыре отличия. В свою очередь Ь отличается от остальных четырех,

то есть от а, с, d, e, -еще четыре отличия, которые вместе с первыми

четырьмя составят восемь. Третья буква - с - отличается от четырех

остальных, то есть от а, Ь, d, e, и эти четыре отличия, в соединении с

предыдущими, дают двенадцать. Четвертая - d - если сравнить ее с

остальньми, также будет отличаться от них, то есть от а, Ь, с, e; тем самым

получатся еще четыре отличия, которые с первыми двенадцатью дадут 16. И

если последняя - е -отличается от других четырех - от а, Ь, с, d, - то мы

получим еще четыре отличия, что, в совокупности с предыдущими, составит 20.

То же самое можно применить к родам, видам и прочим. Отличий, отделяющих

род от отличительного признака, вида, собственного и привходящего

признаков, будет четыре. Другие четыре отделяют отличительный признак от

рода, вида, собственного и привходящего признаков. Еще четыре - вид от

рода, отличительного признака, собственного и привходящего признаков. И

четыре - собственный признак от рода, вида, отличительного и привходящего

признаков. Наконец, четыре отличия также между привходящим признаком, с

одной стороны, и родом, отличительным признаком, видом и собственным

признаком, - с другой. Сложив их все, мы получим искомые двадцать отличий.

Однако столько их получится, лишь если мы будем иметь в виду саму природу

числа и чередование сопоставлений. Если же недремлющий читатель обратит

внимание на природу самих отличий, он обнаружит, что перечислялись часто

одни и те же отличия. В самом деле, род отличается от отличительного

признака тем же самым, чем отличительный признак - от рода. И отличительный

признак отделяет от вида то же самое отличие, которое отделяет вид от

отличительного признака; точно так же обстоит дело и со всеми прочими.

Следовательно, перечисляя выше все отличия, я очень часто упоминал одни и

те же. Но если мы учтем все совпадения, у нас останется только десять

отличий, которые мы должны будем принять для последующего изложения как

несомненно разные и несовпадающие. Пусть род отличается от отличительного

признака, вида, собственного и привходящего признаков - это, как уже было

указано выше, даст нам четыре отличия; затем возьмем отличительный признак

- он будет отличаться как от рода, так и от вида, собственного признака и

признака привходящего. Но от рода его будет отличать то же самое, что

отличало род от него, как мы объяснили выше. А значит, мы вычтем это

соотношение, поскольку оно уже было перечислено ранее, и останутся три

отличия, отделяющие отличительный признак от вида, собственного и

привходящего признаков. Вместе с предыдущими четырьмя получится теперь семь

отличий. Дальше, возьмем вид: по числу он даст нам четыре отличия, если

сопоставить его с родом, отличительным, собственным и привходящими

признаками. Но два первых соотношения уже были указаны нами: ибо чем вид

отличается от рода было указано в ответ на вопрос, чем род отличается от

вида: а разницу между видом и отличительным признаком мы сформулировали,

говоря о разнице между отличительным признаком и видом. За вычетом этих

двух, останутся два нетронутых и ни с чем не совпадающих отличия: между

видом, с одной стороны, и собственным и привходящим признаками - с другой.

С прежними семью они составят девять отличий. Что касается собственного

признака, то в количественном отношении он даст четыре отличия при

сопоставлении с родом, отличительным признаком, видом и акциденцией. Но три

первые из них уже были указаны: ибо, показывая разницу между родом и

собственным признаком, мы показали также и разницу между собственным

признаком и родом; отделяя отличительный признак от собственного, отделили

тем самым и собственный от отличительного; а отличие его от вида разъяснили

тогда, когда шла речь об отличии вида от собственного признака. Остается,

таким образом, только одно отличие - собственного признака от привходящего,

что с девятью предыдущими дает в сумме десять отличий. Наконец, и

привходящий признак мог бы дать нам четыре отличия, если бы они все уже не

были использованы. Но уже ранее показано, чем отличаются от привходящего

признака и род, и отличительный признак, и вид, и собственный признак; а

привходящий признак не может иметь больше отличий от всех остальных

[сказуемых], чем все остальные имеют от него.

Итак, если имеется пять [предметов], первый даст четыре отличия, второй -

три, поскольку отличия второго [предмета] от остальных отчасти уже были

охвачены отличиями первого - а именно, одно [из отличий] второго уже было

[в отличиях] первого. Поэтому, если у первого четыре отличия, то у второго

останется три, а у третьего - два. Наконец, четвертый [предмет] даст только

одно [новое] отличие, поскольку из его четырех [отличий] уже [названы] три;

пятый же не прибавит ни одного нового отличия, так как все четыре его

отличия будут уже указаны в числе отличий первых четырех, В целом общее

число отличий достигнет десяти: четыре, три, два и одно, а именно, четыре

[отличия] рода, три - отличительного признака, два - вида, одно -

собственного признака, и ни одного [отличия] привходящего признака. В самом

деле, первая [очередь] сопоставлений - все четыре возможных сопоставлени

рода - оказываются новыми отличиями; во второй очереди - сопоставлени

отличительного признака - оказывается три новых отлития, так как одно уже

перечислено среди отличий рода; третье сопоставление - вида - даст только

два новых отличия, поскольку два, как мы знаем, уже перечислены выше, так

что из четырех первоначальных только два будут новыми отличиями. У

собственного же признака останется только одно новое отличие, поскольку три

оказываются в числе указанных выше отличий. Наконец, все четыре отличи

пятого [сказуемого] - привходящего признака - повторяют вышеперечисленные

отличия, так что привходящий признак не дает ни одного нового отличия.

Таким-то вот образом из двадцати - общим числом - отличий остается только

десять - действительно разных - отличий.

А чтобы мы могли узнать, сколько отличий между несколькими предметами, не

только в том случае, когда их пять, вот правило, с помощью которого всегда

можно узнать, сколько несовпадающих отличий между предметами, сколь велико

бы ни было их число. От данного числа предметов отними единицу, и то, что

осталось по вычитании единицы, умножь на общую сумму [предметов]; половина

полученного произведения будет равна числу несовпадающих отличий между

данными предметами. Допустим, что есть четыре предмета: а, b, с, d. Отнимем

от них один, будет три. Три я умножаю на общую сумму, то есть на четыре,

получится двенадцать; если я разделю их пополам, будет шесть. Столько,

следовательно, и будет отличий между четырьмя сопоставленными друг с другом

предметами. В самом деле, а будучи сопоставлено с b, с и d даст три

отличия; в свою очередь Ь по отношению к с и d - два, а с по отношению к d

- одно, что в сумме составит число шесть. Это правило достаточно здесь

просто изложить, не доказывая; а при разборе категорий будет объяснено

также, почему дело обстоит именно так.

"Общее у отличительного признака и вида то, что оба требуют равной

причастности: так, все отдельные люди равно причастны "человеку", и равно

причастны отличительному признаку "разумный". Общее также и то, что оба

всегда присущи тем вещам, которые к ним причастны: так, Сократ всегда

разумен и всегда человек".

Мы повторяли уже не раз, что то, что образует субстанцию [вещи], не может

ни ослабляться, ни усиливаться: для каждой [вещи] то, что она есть, всегда

едино и тождественно себе. Поэтому если отличительный признак указывает

субстанцию видов, а вид - субстанцию индивидов, то и тот и другой равно

неподвластны усилению или ослаблению, а это значит, что и причастность к

ним может быть только равная. Так, все индивиды будут равно смертными и

разумными, поскольку они люди; ибо если быть человеком - то же самое, что

быть разумным, а все люди - в раиной степени люди, то они должны быть в

равной степени разумными.

Второе общее свойство отличительного признака и вида состоит в том, что ни

тот ни другой не покидают тех, кто им причастен, так что Сократ всегда

разумен. Ведь Сократ причастен разумности потому, что причастен

человечеству, а отличительный признак так же никогда не оставляет

причастных ему [видов], как вид всегда соединен с причастными ему

[индивидами].

"Отличительному признаку свойственно сказываться в [ответ на вопрос]

"каково это?" а виду - "что это?". Так, человек, даже если он берется как

качество, будет не просто качеством, но лишь постольку, поскольку

отличительные признаки, присоединившись к роду, создали таковое [качество].

Далее, отличительный признак относится часто ко многим видам, как,

например, четвероногими могут быть животные различных видов; вид же - к

индивидуумам, подчиненным одному-единственному виду. Далее, отличительный

признак предшествует подчиненному ему виду, так что упразднение "разумного"

уничтожит и "человека"; напротив, уничтожение "человека" не упразднит

"разумного": останется Бог. Далее, отличительный признак соединяется с

другим отличительным признаком: так, "разумное " и "смертное",

соединившись, [дают] субстанцию "человека". Напротив, вид не соединяется с

видом так, чтобы возник другой вид; какая-нибудь лошадь может соединиться с

каким-нибудь [отдельным] ослом и произвести на свет мула, но лошадь [как

вид] в соединении с ослом вообще никогда не произведет мула".

Рассказав об общих свойствах отличительного признака и вида столько,

сколько было необходимо для данного наставления, Порфирий принимаетс

теперь перечислять их различия, говоря: "Виды отличаются тем, что

сказываются о том, что это, а отличительные признаки - о том, каково это".

Здесь может возникнуть вопрос: если само "человечество" -а это вид -

представляет собой своего рода качество, то почему же говорит Порфирий, что

вид сказывается о том, что есть [что], - в то время как в силу некоей

особенности своей природы он является своего рода качеством? На этот вопрос

мы ответим так: только отличительный признак есть качество; "человечество"

же - это не только качество, оно лишь образуется качеством. Ибо

отличительный признак, присоединяясь к роду, создает вид; род, заключенный

в форму некоего отличительного качества, переходит в вид; сам же вид всегда

"какой-нибудь" благодаря отличительному признаку, создавшему и

сформировавшему этот вид и представляющему собой чистое и простое качество;

но вид ни в коем случае не есть чистое и простое качество - это субстанция,

образованная качествами. Таким образом, отличительный признак, который есть

не что иное, как просто качество в чистом виде, совершенно правильно

указывается в ответ на вопрос "каково это?", а вид - в ответ на вопрос "что

это?". Пусть в определенном смысле вид тоже качество, но не простое, а

образованное другими качествами.

Следующее различение заключается в том, что отличительный признак

охватывает подчиненные ему виды, а вид предшествует только индивидам. В

самом деле, "разумность" включает и человека и Бога; "четвероногие" - это и

бык, и лошадь, и собака, и другие [животные]. "Человек" же - как и все

прочие виды - это только индивиды. Соответственно, и определения [у них

разные]: отличительным признаком называется то, что сказывается о многих

различных по виду [вещах в ответ на вопрос], какова [вещь]; вид же - то,

что сказывается о многих различных по числу [вещах в ответ на вопрос] "что

это?" Поэтому отличительные признаки по природе выше видов: ведь они

охватывают виды; так что если кто упразднит отличительный признак, он

уничтожит вместе с ним и вид: с уничтожением разумности исчезнут и человек

и Бог. Если же кто вздумает уничтожить человека, то разумность все равно

останется в других видах. Итак, отличительный признак отличается от вида

тем, что он один может охватывать несколько видов, а вид - никоим образом.

Третье различие: из многих отличительных признаков составляется один вид, а

из многих видов никак не может быть создана видовая субстанция. В самом

деле, из соединения отличительных признаков "смертного" и "разумного"

создан "человек"; но путем объединения двух видов никогда не образуетс

[новый] вид. А если кто вздумает возразить, что, мол, соединение лошади с

ослом создает мула, он возразит неправильно. Ибо индивид, соединившись с

индивидом, может случайно произвести на свет индивида, но сама лошадь как

таковая - то есть универсальная лошадь - и универсальный осел не могут ни

соединиться, ни - даже если мы соединим их мысленно - произвести что бы то

ни было. Таким образом установлено, что несколько отличительных признаков,

соединяясь, образуют субстанцию одного вида; вид же никоим образом не может

сочетаться с природой другого вида.

"Общее у отличительного и у собственного признаков то, что причастные им

[вещи] причастны им в равной степени; ибо все, что разумно, разумно в

равной степени, и то, что способно смеяться, равным образом наделено этой

способностью. Далее, общим для обоих является то, что они присущи всегда и

всякой [причастной им вещи]; так, если двуногое [существо] будет искалечено

и лишится ног, оно все же будет всегда называться двуногим по своей

природе; точно так же и "способным смеяться" оно будет всегда зваться по

прирожденной особенности, а не потому, что все время смеется".

Теперь Порфирий переходит к исследованию общих свойств отличительного и

собственного признаков. Общее, говорит он, у собственного и отличительного

признаков то, что они равной причастности. Так, все люди равно разумны и

равно способны смеяться: первое - поскольку [разумность] составляет

субстанцию [человека], второе - поскольку [способность смеяться] равно

присуща подлежащему ей виду и не оставляет его.

Кроме того, их объединяет еще одна общая черта: отличительный признак точно

так же всегда присущ своим подлежащим, как и собственный признак. Люди

всегда разумны и всегда способны смеяться. На это, однако, можно было бы

возразить, что человек не всегда будет двуногим (а двуногий - это

отличительный признак), если лишится по несчастью одной ноги. Такой вопрос

мы разрешим следующим образом. Когда говорится, что собственный и

отличительный признаки всегда присущи подлежащим, имеется в виду не то, что

они всегда находятся в подлежащем, а то, что они по природе всегда могут в

них находиться. Ибо если кто потеряет ногу, его природа от этого не

изменится, и если человек не смеется, собственный признак [вида] от этого

не уничтожается. Так что не из-за [действительного] присутствия, а из-за

природной возможности присутствия говорится, что эти признаки всегда

присутствуют [в своих подлежащих]. Само слово "всегда" мы употребляем не

потому, что в действительности всегда, а потому, что по природе. В самом

деле, по самой особенности своей природы человек не может не быть двуногим,

хотя и может случиться так, что в результате увечья он потеряет одну или

две ноги, или даже что он родится с укороченной ногой. Однако в данном

случае недостаток следует отнести не к виду и не к субстанции, а к данному

рождающемуся индивиду.

"Особенность отличительного признака состоит в том, что он часто

сказывается о нескольких видах, например, "разумное" - о человеке и о Боге;

собственный же признак сказывается только о том единственном виде, которому

он свойствен. Далее, отличительные признаки всегда сказываются о своих

подлежащих, но не наоборот; напротив, собственные признаки обратимы: они

всегда сказываются о своих подлежащих и наоборот".

Отличительный признак не похож на собственный признак тем, что охватывает

несколько видов и обо всех них сказывается; собственный же признак

сочетается только с одним видом и приравнивается ему. Так, "разумное"

сказывается и о человеке, и о Боге; "четвероногое" - и о лошади, и обо всех

прочих четвероногих. А "способное смеяться" относится к

одному-единственному виду, то есть к человеку. Из сказанного вытекает, что

отличительный признак всегда следует за видом, вид же за отличительным

признаком отнюдь не следует. Напротив, собственный признак и вид одинаково

следуют друг за другом как взаимнообратимые сказуемые; о том же, что нека

вещь следует за другой, мы говорим в том случае, когда, назвав одну вещь,

мы необходимо должны назвать вслед за ней и другую. Так, если я скажу,

например, что всякий человек разумен, я помещу вначале вид, а вслед за ним

отличительный признак; следовательно, отличительный признак следует за

видом. Но если я поменяю их местами и скажу, что все разумное есть человек,

я буду неправ; значит, вид отнюдь не следует за отличительным признаком. А

собственный признак и вид могут меняться местами, так что следуют друг за

другом одинаково: всякий человек способен смеяться, и все, что способно

смеяться, - человек.

"Общее у отличительного и привходящего признаков - то, что и тот и другой

сказываются о многих [предметах]: кроме того, отличительные признаки, так

же как и неотделимые привходящие, сказываются всегда и обо всех [причастных

им предметах]: ведь всегда и всем воронам свойственно быть двуногими, равно

как и черными".

Порфирий предлагает два общих [свойства] отличительного и привходящего

признаков, из которых первое - общее у отличительного признака как с

неотделимыми, так и с отделимыми привходящими признаками; второе же

исключает отделимые и относится только к неотделимым. Таким образом, общее

у отличительного признака со всеми привходящими - сказываться о многих

[предметах]: ведь как отделимые, так и неотделимые акциденции, равно как и

отличительный признак, сказываются о многих видах и индивидах. Например,

"двуногими" называются и ворон, и лебедь, а также все те индивиды, что

подчинены ворону и лебедю [как видам]; кроме того, о тех же самых вороне и

лебеде сказывается "белое" и "черное", то есть неотделимые привходящие

признаки; наконец, о них же мы говорим, что они ходят или стоят, спят или

бодрствуют, - а это отделимые привходящие признаки.

Но вторая общность включает только такие привходящие признаки, которые не

отделяются: очевидно, что неотделимые привходящие признаки никогда не

покидают свое подлежащее, так же как отличительные признаки всегда

присутствуют в подчиненных им видах. В самом деле, "двуногое" -

отличительный признак - никогда не расстается с видом воронов, так же как и

"черное" - неотделимый привходящий признак. Первый не расстается с

подлежащим потому, что образует и составляет его субстанцию, второй не

может быть отделен от подлежащего, в противном случае он не мог бы

называться неотделимым привходящим признаком.

А различаются [отличительный и привходящий признаки] тем, что отличительный

признак охватывает [свои подлежащие], сам же [ими] не охватывается; так,

разумность охватывает человека и Бога. Привходящий же признак в известном

смысле также охватывает [предметы], поскольку он может находиться во многих

[предметах], а в известном смысле охватывается [предметом], поскольку

предметы [подлежащие] могут воспринимать не один, но множество привходящих

признаков. Кроме того, отличительный признак не может быть усилен или

ослаблен, привходящие же признаки принимают "больше" и "меньше".

Таковы общие и особенные [свойства] отличительного признака по отношению к

прочим [четырем сказуемым]. Что же касается вида, то чем он отличается от

рода и отличительного признака, было сказано там, где говорилось об отличии

рода и отличительного признака от остальных [предикатов]; осталось сказать,

чем отличается вид от собственного и привходящего признаков".

Изложив общие свойства отличительного и привходящего признаков, Порфирий

переходит к их различиям, и первым делом предлагает следующее: всякий

отличительный признак, говорит он, охватывает вид. В самом деле,

"разумность" охватывает "человека", ибо как сказуемое "разумность" шире

вида, то есть "человека": ведь она выходит за пределы субстанции человека,

распространяясь также и на Бога. Привходящие же признаки иногда охватывают,

а иногда охватываются предметом. Охватывают постольку, поскольку один и тот

же привходящий признак присутствует обычно во многих видах, как, например,

"белое" - в лебеде и я камне; "черное" - в эфиопе и в эбеновом дереве.

Охватываются же постольку, поскольку в одном и том же виде присутствуют

несколько привходящих признаков и очевидно, что вид охватывает множество

акциденций: тому же самому эфиопу случается быть черным, и быть

плосконосым, и быть курчавым - все это привходящие признаки эфиопа. Таким

образом, вид - в данном случае человек - заключает в себе, как это ясно

видно, много привходящих признаков.

На это можно возразить: ведь отличительные признаки также не только

охватывают, но и охватываются известным образом; например, "разумность"

охватывает "человека", поскольку сказывается более, чем только о человеке;

но она также охватывается "человеком", поскольку "человек" включает не

только этот отличительный признак, а еще и "смертное". Ответим на это так:

[сказуемые], которые сказываются о многих [предметах] субстанциальным

образом, не могут охватываться теми [предметами], о которых сказываются.

Следовательно, и отличительный признак не охватывается видом, даже если

этот вид образован многими отличительными признаками. А привходящие

признаки охватываются видом, так как, сказываясь о виде, они не создают тем

самым его субстанцию. Ведь привходящие признаки, сказываясь о многих видах,

сказываются не как собственные свойства и универсалии; отличительные же

признаки - именно как собственные свойства и универсалии. В самом деле,

[сказуемые], являющиеся чьими-нибудь универсалиями, должны содержать

субстанцию тех [предметов], чьими универсалиями они являются. Поэтому

отличительные признаки, поскольку они указывают субстанцию, не способны к

усилению или ослаблению: ведь всякая субстанция одна, она не может ни

усилиться, ни ослабиться. Напротив, привходящие признаки, поскольку не

участвуют в создании субстанции (nullam constitutionem substantiae

profitentur), могут увеличиваться, усиливаясь, и ослабевать, уменьшаясь.

Еще и в том есть между ними разница, что противоположные отличительные

признаки не могут смешаться так, чтобы из них получилось что-нибудь, а

привходящие признаки могут, причем две противоположности соединяются в

нечто среднее. Так, из соединения разумного и неразумного не может

получиться что-либо одно, а из смешения белого и черного получается средний

цвет.

Итак, разобрав особенности отличительного признака по сравнению со всеми

прочими [сказуемыми], мы должны теперь заняться видом; его отличия от рода

мы установили уже раньше, когда говорили об отличиях рода от него; а

разницу между видом и отличительным признаком мы обозначили уже тогда,

когда показывали разницу между отличительным признаком и видом.

"У вида и собственного признака общее то, что они взаимно сказываются друг

о друге; если это - человек, то это - [существо], способное смеяться, и

наоборот: если это - [существо], способное смеяться, то это - человек. О

том, что "способное смеяться" нужно понимать в смысле прирожденной

способности, мы уже не раз говорили. Общее у них также и то, что они

сообщаются [всем предметам] равным образом: равным образом присутствуют

виды в [индивидах], которые им причастны, а собственные признаки - в

[видах], собственными признаками которых они являются".

Общее, говорит Порфирий, у собственного признака и вида то, что они

обратимо сказываются друг о друге. Ибо как вид сказывается о собственном

признаке, так и собственный признак сказывается о виде: как человек - это

способное смеяться [существо], так и [существо], способное смеяться, - это

человек, что, как замечает Порфирий, уже говорилось выше. Затем он приводит

обоснование этой общности, говоря, что вид в равной степени сообщаетс

индивидам, так же как собственный признак - тем [предметам], для которых он

собственный признак. Однако [при ближайшем рассмотрении] это обоснование

представляется новым общим свойством, никак не связанным с обратимостью

оказывания, а именно: как виду равно причастны индивиды, так и собственному

признаку [- те подлежащие, для которых он собственный признак]; так Сократ

и Платон равно люди, и при этом равно способны смеяться. Поэтому мы должны

понимать как второе общее свойство то, что Порфирий прибавляет в конце: что

видам равно причастны те [предметы], для которых они виды, и собственным

признакам [равно причастны те предметы], для которых они собственные

признаки.

Это было бы легче понять, если бы [Порфирий] выразился примерно так. Виды и

собственные признаки равны: ибо виды являются видами для тех [предметов],

которые причастны этим видам, а собственные признаки - для тех, которые

причастны этим собственным признакам; и виды и собственные признаки

присутствуют в тех и других [предметах] равным образом, то есть ни виды, ни

собственные признаки не превосходят [объемом] те [предметы], которые им

причастны. А поскольку собственные признаки являются собственными

признаками именно видов, постольку виды и собственные признаки должны быть

равны и сказываться друг о друге взаимно.

"Отличается же вид от собственного признака тем, что может быть для других

видов родом, а собственный признак никак не может быть собственным

признаком других видов. Кроме того, вид существует прежде собственного

признака, а собственный признак появляется позже в виде: ведь нужно, чтобы

прежде был человек, для того чтобы было [существо], способное смеяться.

Далее, вид всегда присутствует в подлежащем в действительности; собственный

же признак - иногда в действительности, но в возможности - всегда.

Человеком Сократ всегда является в действительности, но смеется он не

всегда, хотя по природе всегда способен смеяться. Далее, [предметы],

определяемые по-разному, и сами различны; определение вида: быть под родом

и сказываться о многих различных по числу [вещах в ответ на вопрос] "что

это?" и т.п.; определение же собственного признака: присутствовать в одном

[виде] всегда и во всем [его объеме]".

Первое различие между собственным признаком и видом состоит, по словам

Порфирия, в том, что вид может иногда разделяться на несколько видов, то

есть может быть родом: так, например, животное, будучи видом

"одушевленного", может быть родом [для] "человека" (здесь, однако, имеютс

в виду не виды в собственном смысле слова, так что Порфирий, по-видимому,

допустил путаницу: ведь он сам предложил говорить [как о видах] именно о

последних видах, теперь же называет видами промежуточные, часто выступающие

в качестве родов). Напротив, собственный признак ни в коем случае не может

быть родом, поскольку он сочетается только с последними видами. А так как

эти последние не могут быть родами, то не может быть и собственных

признаков, равных родам.

Кроме того, вид существует всегда прежде, чем собственный признак, ибо если

бы не было человека, то не могло бы быть и "способного смеяться"; и хот

оба [даны] одновременно, все же мысль (cogitatio) о субстанции предшествует

понятию (ratio) собственного признака. Дело в том, что всякий собственный

признак относится к роду акциденций; от акциденции [в собственном смысле]

он отличается тем, что относится как собственное сказуемое к какому-либо

одному виду во всем его [объеме]; привходящий же признак может

распространяться на многие виды. А так как субстанции предшествуют

акциденциям, и так как вид - это субстанция, а собственный признак -

акциденция, то вид, безусловно, предшествует собственному признаку.

Различаются вид и собственный признак также по отношению к действительности

и возможности, ибо вид всегда присутствует в индивидах в действительности,

а собственный признак - в действительности только иногда, в возможности же

- всегда. В самом деле, Сократ и Платон всегда в действительности люди, но

не всегда в действительности смеются; называются, однако, способными

смеяться, так как, хотя и не смеются, смеяться всегда могут. Таким образом,

по природе и вид и собственный признак всегда присутствуют в подлежащем, но

вид - в действительности, а собственный признак не всегда в

действительности, как мы уже говорили.

И наконец, поскольку определение показывает субстанцию [вещи], постольку

все, что имеет разные определения, должно иметь и разные субстанции. Но у

вида и у собственного признака разные определения, следовательно, у них и

разные субстанции. Вид, согласно своему определению, подчинен роду и

сказывается о многих различных по числу [вещах в ответ на вопрос] о том,

что это; все это мы достаточно часто излагали выше, так что теперь нет

надобности повторять. А собственный признак определяется так: то, что

присуще одному-единственному виду, всегда и во всем [его объеме]. Но если

определения разные, значит и по природе своей вид и собственный признак

непременно должны различаться.

"Общее у вида и у привходящего признака то, что они сказываются о многом;

других же общих черт у них мало, потому что привходящий признак и то, к

чему он привходит, крайне далеко отстоят друг от друга".

Общим свойством вида и привходящего признака Порфирий называет [их

способность] сказываться о многих [предметах]. В самом деле, как вид, так и

привходящий признак сказываются о многих. Что же до других общих свойств,

то Порфирий говорит, что их очень мало, так как то, что привходит, и то, к

чему привходит, крайне далеко отстоят друг от друга. То, к чему привходит,

- это подлежащее и основа (suppositum); а то, что привходит, -

накладывается на основу (superpositum est) и по природе своей случайно

(adveniens). Кроме того, что лежит в основе -субстанция, а то, что

сказывается как акциденция, привходит извне. Все это вместе составляет

значительную разницу между подлежащим и акциденцией; однако у вида и

неотделимого привходящего признака можно найти также и еще нескольких общих

свойств, например, и тот и другой всегда присутствуют в подлежащем; ибо как

"человек" всегда присутствует в отдельных людях, точно так же и неотделимые

акциденции всегда находятся в индивидах. Или, например, вид сказываетс

одинаково о каждом из множества охватываемых им индивидов, и так же

привходящий признак: ибо "человек" сказывается о Сократе и Платоне, а

"белое" и "черное" - о множестве лебедей и воронов, для которых это

-привходящие признаки.

"Каждый из них имеет свои особенности: ведь вид сказывается о том, для чего

он - вид, [при ответе на вопрос] "что это?", а привходящий признак - [при

ответе на вопрос] о том, каково это, или в каком состоянии находится.

Далее, каждая субстанция причастна только одному виду, но многим

акциденциям, как отделимым, так и неотделимым. Кроме того, виды могут

мыслиться прежде, чем привходящие признаки, даже если они неотделимые: ведь

вначале должно быть подлежащее, чтобы что-нибудь могло к нему привходить;

привходящие же признаки по своему роду вторичны и по природе случайны.

Наконец, степень причастности к виду равна для всех [индивидов], а к

привходящему признаку - даже если он неотделимый - не равна: какой-нибудь

один эфиоп может быть более или менее черного цвета, чем другой эфиоп.

Остается сказать о собственном и привходящем признаках; ибо чем отличаетс

собственный признак от вида, отличительного признака и рода, уже сказано".

Когда Порфирии обещает рассмотреть особенности (proprium) вида и

привходящего признака, он подразумевает под особенностью то, что, как мы

уже замечали раньше, [выявляется] из сопоставления различных вещей.

Действительно, вид сказывается о том, что это, а привходящий признак - о

том, каково это, но вид отличается этим не только от привходящих, но также

и от отличительных, и от собственных признаков; и не только вид отличаетс

от них всех этим самым отличием, но также и род. В самом деле, вид

сказывается о том, что это, а привходящий признак - о том, в каком

состоянии оно находится; это - общее у вида с родом, поскольку род тоже

отличается от привходящего признака, как [ответ на вопрос] "что это?" от

[ответа на вопрос] "в каком состоянии находится?".

Кроме того, всякую субстанцию охватывает, очевидно, только один вид,

например, Сократа - человек, так что у Сократа, таким образом, оказываетс

одна непосредственная связь - с видом человека; точно так же и

индивидуальной лошади ближе всего вид лошади, и всем прочим так же. И над

всякой субстанцией стоит один вид, но не один привходящий признак

соединяется с каждой субстанцией: на каждую субстанцию налагается всегда

множество привходящих признаков; так, Сократ, например, и лыс, и курнос, и

голубоглаз, и живот у него отвислый; точно так же и во всех остальных

субстанциях приходится говорить о множестве акциденций.

Далее, виды мыслятся всегда прежде акциденций. В самом деле, если бы не

было человека, к которому привходит что-нибудь, то не могло бы быть и

привходящего признака; и если бы не было [вообще] какой-либо субстанции, к

которой привходящий признак мог бы присоединиться, то не было бы

привходящего признака. Но всякая субстанция охватывается своим видом,

следовательно, по справедливости виды мыслятся прежде, а привходящие

признаки - позже, ибо они, как говорит Порфирий, по роду своему вторичны и

по природе случайны. И совершенно правильно называется случайным по природе

и вторичным по роду то, что не образует субстанцию. Ведь они [просто]

присоединяются к субстанциям, которые были образованы прежде отличительными

признаками.

Далее, поскольку вид показывает субстанцию, а субстанция - как уже было

сказано - не знает усиления или ослабления, то и причастность к виду не

бывает ни более сильной, ни более слабой. Привходящий же признак - даже

неотделимый - может, возрастая, становиться то сильнее, то слабее. Именно

так обстоит дело с неотделимым привходящим признаком, присущим эфиопам -

чернотой. Некоторые эфиопы могут быть черны, как ночь, а некоторые

посветлее.

Теперь нам остается исследовать общие свойства и различия собственного и

привходящего признаков. Что касается привходящего признака, то его

соотношения с родом, видом и отличительным признаком мы уже изучили выше,

когда рассматривали, чем отличаются род, вид и отличительный признак от

собственного признака. Остается только установить сходства и различия,

соединяющие или отделяющие друг от друга собственный и привходящий

признаки.

"Общее у собственного и неотделимого привходящего признака то, что без них

никогда не обходятся те [вещи], в которых они усматриваются. Ибо как не

бывает человека без способности смеяться, так не бывает и эфиопа без

черноты. И как собственный признак присущ всегда и всему [объему своего

вида], точно так же и неотделимый привходящий признак".

Поскольку собственный признак всегда присущ видам и никогда не оставляет их

и поскольку неотделимый привходящий признак не может быть отделен от

подлежащего, очевидно, что их общее свойство состоит в том, что [предметы],

в которых они находятся, не могут существовать без собственных или

неотделимых привходящих признаков.

А именно неотделимые привходящие признаки Порфирий сопоставляет с

собственными вот почему: как уже было сказано применительно к виду -

сходства между видом и акциденцией крайне мало, так что и между собственным

признаком и акциденцией мы найдем не намного больше общего; дело в том, что

акциденция [вообще] разделяется на две противоположности: на неотделимую и

отделимую акциденции; но две противоположные вещи, относящиеся к одному

роду, не имеют друг с другом ничего общего, кроме названия рода. А

поскольку собственный признак есть своего рода неотделимая акциденция,

постольку он почти во всем отличается от отделимого: вот почему Порфирий не

пытается найти общих свойств собственного и отделимого привходящего

признаков.

Но так как Порфирий все же проводит на известных основаниях различие между

собственным признаком как таковым и неотделимыми привходящими признаками,

то можно рассматривать также и их сходство. Одно их общее свойство мы уже

рассмотрели, другое же заключается в том, что как собственный, так и

неотделимый привходящий признак присущ виду всегда и во всем [его объеме].

В самом деле, как способность смеяться свойственна всегда всякому человеку,

так и чернота присуща всегда всякому ворону.

"Разница между [собственным и неотделимым привходящим признаком] в том, что

собственный признак присущ одному единственному виду, как способность

смеяться - человеку; а неотделимый привходящий признак, например, чернота,

присущ не только эфиопу, но также и ворону, и углю, и эбеновому дереву и

некоторым другим вещам. Далее, собственный признак сказывается о том, дл

чего он - собственный признак, взаимообратимо, а неотделимый привходящий

признак - необратимо. И причастность собственным признакам равная,

привходящим же признакам один [предметы] причастим в большей, а другие в

меньшей степени.

Есть, конечно, и другие общее и особенные черты у названных [пяти

сказуемых], однако для того, чтобы различать их и показать их общность,

достаточно и этих".

Первое различие собственного и привходящего признаков состоит в том, что

собственный признак сказывается всегда об одном лишь виде, а акциденци

отнюдь нет; напротив, ее оказывание распространяется на множество

субстанций и видов различных родов. Действительно, "способное смеяться" не

говорится ни о ком, кроме человека; напротив, "черное" - неотделима

акциденция некоторых [вещей] - говорится как о вороне и эфиопе, различных

по виду, так и о вороне и эбеновом дереве, различных не только по виду, но

и по родам. Потому-то собственные признаки равно обратимы [с видами], а

привходящие признаки нет. Ведь собственные признаки существуют в отдельных

индивидах и охватывают свои виды во всем [их объеме], поэтому они и

сказываются о видах обратимо: все, что способно смеяться, - человек, и все,

что есть человек, - способно смеяться. Иначе обстоит дело с черным цветом.

Он может сказываться обо всех [предметах], в которых присутствует; но они в

свою очередь обратно о нем сказываться не могут: "черное" говорится об

угле, эбеновом дереве, человеке и вороне, но все это отнюдь не сказываетс

о "черном". Ибо то, что охватывает много [предметов], может сказываться о

них, но охватываемые [предметы] не могут сказываться об охватывающем.

Далее, к собственному признаку [все предметы] причастны равным образом,

привходящий же признак меняется, становясь то сильнее, то слабее: так,

всякий человек равно способен смеяться, эфиопы же не все одинаково черны,

но бывает, как мы уже говорили, один чуть посветлее, другой же совсем

устрашающий. И довольно о различиях между собственным и привходящим

признаками.

Теперь следовало бы изложить соотношения привходящего признака со всеми

остальными [сказуемыми], однако они уже рассмотрены выше - там, где мы

перечисляли сходства и различия рода, отличительного признака, вида и

собственного признака.

Быть может, ум читателя, ставши острее и искуснее благодаря этому

наставлению, обнаружит и другие черты сходства и различия между пятью

вещами, составившими предмет [данного рассуждения]; но для того, чтобы

различить и сопоставить их, достаточно, пожалуй, и того, что было здесь

сказано. Мы благополучно завершили обещанное сочинение и добрались,

наконец, до желанной гавани; двойным комментарием мы разъяснили эту книгу,

переложенную на латынь первый раз ритором Викторином, а второй раз нами.

Здесь мы кладем предел пространному труду, содержащему рассуждение о пяти

вещах и служащему [введением к] "Категориям".

БиблиотекаГлавная страницаФилософские центрыХроникаФилософские

ресурсыPersonaliaКарта сайта

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)