Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 2.

ГЛАВА III. ОСНОВНОЙ РЕСУРС

Если вы читаете эту страницу, вы обладаете потрясающей способностью -

грамотностью. Иногда нам кажется странным тот факт, что наши предки были

безграмотными. Нет, не глупыми и невежественными, а просто безграмотными. Они не

могли ни читать, ни считать, а те немногие, постигшие эту нехитрую "науку",

сразу объявлялись опасными для общества. Например, в обращении Августина ко всем

христианам содержалось совершенно удивительное предостережение держатьс

подальше от людей, которые могут складывать или вычитать. Считалось очевидным,

что они "поддерживают связь с дьяволом".

А всего тысячу лет спустя мы наблюдаем, как "мастера счета", преподают своим

ученикам основы коммерческих дел.

О чем это говорит? О том, что те простейшие навыки, которые нам зачастую кажутс

абсолютно естественными в сегодняшней работе - это плод многовекового,

тысячелетнего культурного развития. Традиции китайских, индийских, арабских

торговцев сочетаются с западным опытом, и все это представляет собой бесценное

наследие, которое служит опорой современным дельцам всего мира. Многие поколени

потрудились над тем, чтобы собственным трудом, применяя и адаптируя накопленные

знания, мало-помалу добиться этого. Знание - вот то, на чем основана вс

экономическая система. И все деловые объединения в определенной мере зависят от

этого фактора, сформировавшегося в обществе.

В отличие от капитала, рабочей силы и земли, этот фактор обычно не упоминаетс

экономистами и деловыми людьми при подсчете затрат па производство продукции.

Однако в наше время это одни из важнейших ресурсов. Мы с вами живем в то время,

когда вся структура человеческих знаний пошатнулась. В ходе таких перемен

разрушились старые барьеры. Теперь человечество не просто накапливает новые

факты. Мы подвергаем реконструкции не только отдельные фирмы и компании, но и

целые экономические системы. Идет полная реорганизация "производства и

распределения" знаний, меняются и знаковые системы, используемые для их

передачи.

Что это значит? Это значит, что мы создаем новые информационные сети, использу

удивительные способы взаимодействия друг с другом, строя непостижимые

последовательности, создавая новые теории, тезисы и образы, основываясь на

неизведанных предположениях, новых языках, кодах и логических заключениях.

Экономические и политические структуры, а также и отдельные люди обладают таким

количеством избыточных данных, какое и не снилось предыдущим поколениям.

Но важнее всего то, что мы научились согласовывать имеющиеся данные,

рассматривая их в определенном контексте, и тем самым превращать их в

информацию; получившиеся горы информации мы снова обобщаем, выстраивая все

больше и больше новых структур информации, превращая информацию в знания.

Конечно, не все эти знания можно назвать "правильными", фактическими или даже

обоснованными.

Огромная часть наших, как мы это называем, знаний состоит из ничем не

подтвержденных предположений, отрывочных сведений, незаметно проведенных

аналогий и включает в себя не только логичную, беспристрастную информацию, но

также наши личные ценности, эмоции, не говоря уже о воображении и интуиции.

Именно этот гигантский скачок в интеллектуальной сфере общества - а не

компьютеризация и не финансовые манипуляции - объясняет развитие так называемой

экономики Третьей Волны.

Алхимия информации

Многие изменения в интеллектуальной системе общества вызывают прямые изменения в

сфере бизнеса. Эта "система знаний" более важна для нормального существовани

любой фирмы, чем банковская, политическая или энергетическая система.

Мало того, что ни одни бизнес не открылся бы, если бы не существовало языка,

культуры, информации и технологии. Существует еще более глубокая зависимость: из

всех ресурсов, необходимых для того чтобы разбогатеть, знания - самый подвижный.

Возьмем, к примеру, массовую продукцию Второй Волны. Этим загрязняющим

окружающую среду фабрикам, казалось, было бессмысленно перестраиваться на выпуск

новой продукции. Для этого требовались дорогостоящие средства производства и

материалы, квалифицированные наладчики и другие специалисты, а в результате -

время, в течение которого оборудование не было задействовано и приносило одни

лишь расходы. Вот почему цена на продукцию, выпускаемую огромными партиями,

постоянно снижалась. Это породило теорию об экономии на масштабе. Но новые

технологии перевернули теории Второй Волны с ног на голову. Вместо массовых

выпусков мы теперь стремимся к индивидуализации. Результатом этого стали

компании, производящие товары или услуги, ориентируясь на определенного

постоянного или почти постоянного потребителя. Новейшие компьютерные разработки

позволяют создавать бесконечно разнообразную и недорогую продукцию. А

информационные технологии фактически аннулируют цену этого разнообразия и

уменьшают значение некогда основного правила экономии на масштабе. Или,

например, материалы. Если к станку подключить компьютер и задать ему

соответствующую программу, он сможет сделать больше деталей, чем любой человек

из такого же куска метала.

Миниатюризация, когда детали и товары становятся меньше но размерам и легче по

весу, ведет к экономии при перевозке и хранении. Рассчитанная но минутам

транспортировка, с помощью все той же информации, означает дальнейшее снижение

расходов.

Последние открытия также приводят к созданию совершенно новых материалов,

используемых в различных областях, от авиастроения до медицины, и создают

возможность замены одного материала другим. Глубокие знания позволяют нам

изучать материалы на молекулярном уровне и придавать им требуемые термические,

электрические или механические характеристики. Единственная причина того, что мы

до сих пор возим огромное количество сырья типа бокситов, меди или никеля через

всю планету, - это отсутствие технологий по переработке существующих в данной

местности природных ресурсов в необходимые заменители. Как только мы обретем

такую возможность, отпадет необходимость этих перевозок, а в результате снова

экономия. В общем, знания заменяют и ресурсы, и транспортировку. То же самое

можно сказать и об энергии. Лучшим доказательством того, что знания заменяют

любые ресурсы, стали недавние изобретения в области сверхпроводников, которые,

как минимум, уменьшают количество энергии, столь необходимой для выпуска каждой

единицы продукции.

Вдобавок ко всему этому, знания также экономят время. Само по себе врем

является одним из важнейших экономических ресурсов, хотя о нем ничего не

говорится в балансе любой компании Второй Волны. Время, по сути, остается как бы

незаметным вкладом. Но в нашу эру быстрых перемен возможность сэкономить врем

(например, путем скоростных коммуникаций или опережая конкурента в поставке

товара на рынок) может стать решающим фактором, тем самым шагом, разделяющим

победу и поражение.

Новые знания ускоряют ход событий, ведут нас в эпоху "реального времени" и

молниеносной экономики, толкают время вперед.

Пространство тоже сохранено и завоевано с помощью знаний. Отдел транспортировки

компании Geпега1 Е1есtгiс занимался строительством локомотивов. Затем, начав

применение усовершенствованных способов передачи информации и присоединившись к

своим поставщикам, корпорация смогла ускорить прохождение инвентаризации в 12

раз и сэкономить целый акр складских помещений.

Но это еще не все: усовершенствование информационных технологий, в том числе

передача документов на расстояние и новые возможности телекоммуникаций,

основанных на компьютерной сети и других открытиях, сделали возможным размещение

производств вдали от городских центров, при этом, тем не менее, снижая расходы

на транспорт и энергию.

Знания и капитал

Постоянно говоря о том, что компьютер во многом заменяет человека, мы порой

забываем упомянуть, что он зачастую заменяет средства производства. В самом

деле, знания являются гораздо более мощным противовесом силе капитала, чем

организованный труд или антикапиталистические политические партии. Ведь, образно

говоря, информационный переворот в капиталистической экономике уменьшает расходы

капитала на единицу товара. Это ли не поистине революционно?

Витторио Мерлони (61 год) - итальянский бизнесмен. Его фирма выпускает 10% всех

стиральных и моющих машин, холодильников и другого домашнего оборудования. Его

главными конкурентами являются шведская компания Electrolux и голландска

Рhilips. По словам Мерлони, "теперь нам нужно меньше капитала, чем требовалось

раньше", чтобы остаться на том же уровне. "Это значит, что даже небогатая страна

может быть на высоте с тем же объемом капитала, что и 5 лет назад".

Он говорит, что причиной тому - с умом разработанные технологии, уменьшающие

количество капитала, требуемого для производства посудомоечных машин,

электроплит и пылесосов.

Начнем с того, замечает Мерлони, что интеллектуальный капитал заменяет

дорогостоящее оборудование. Ускоряя процесс взаимодействия заводов и фабрик с

рынком и позволяя экономить на небольших партиях товара, достижения в области

информации открыли новые пути к уменьшению количества деталей и готовых товаров

на складах и железнодорожных перегонах. И в один прекрасный день те ужасающие

расходы на хранение, что раньше насчитывали 60%, были урезаны.

Опыт Мерлони переняли ведущие компании США, Японии и Германии; ускоренная схема

доставки, основанная на компьютерных информационных сетях, нанесла

сокрушительный удар по имущественным расходам.

Уменьшение количества товаров на складах, конечно же, влияет не только на

складское пространство и плату за недвижимость, но также значительно уменьшает

налоги, страховки и другие платежи.

И хотя стоимость компьютеров, оргтехники и программного обеспечения может быть

высока, Мерлони считает, что общая экономия обеспечивает его фирме меньшие

расходы капитала на ту же работу, которую он совершал в прошлом.

Майкл Милкен, обладающий незаурядным опытом в сфере инвестирования, обобщил все

это в пяти словах: "Человеческий капитал заменил денежный капитал". И все это

потому, что знания уменьшают потребность в сырье, труде, времени, пространстве,

капитале и других ресурсах, становясь незаменимым средством - основным ресурсом

современной экономики, ценность которого постоянно растет.

ГЛАВА IV. КАК МЫ ДЕЛАЕМ ДЕНЬГИ

В 1956 году властный советский лидер Никита Хрущев произнес самое известное

изречение: "Мы похороним вас". Он имел в виду, что через несколько лет коммунизм

исторически перегонит капитализм. Изречение также повлекло за собой угрозу

военного поражения и разнеслось по всему миру.

Еще не многие в то время могли предполагать насколько именно революция в

западной системе создания капитала изменит мировой военный баланс и природу

войны как таковую.

Хрущев (как и многие американцы) не знал, что 1956 год был также первым годом,

когда в Соединенных Штатах "белые воротнички" и служащие численно превзошли

заводских рабочих с "голубыми воротничками" - ранний показатель того, что

экономика дымящих труб Второй Волны исчезает, и рождается новая экономика

Третьей Волны.

Чтобы понять незаурядность происходящих перемен и осознать более серьезные

изменения, которые лежат впереди, нужно рассмотреть основные черты экономики

Третьей Волны. Здесь (с риском незначительного повторения) мы найдем ключи не

только к прибыльности бизнеса и мировой конкуренции, но и к политической

экономии XXI века.

1. Факторы производства

В то время как в прошлом труд, земля, сырье и капитал были основными факторами

производства в экономике Второй Волны, знания в широком смысле, то есть данные,

информация, образы, символы, культура, идеология и ценности, теперь являютс

центральным ресурсом экономики Третьей Волны.

Как мы уже видели, соответствующие данные, информация и знания позволяют снизить

все прочие вложения для создания капитала. Но понятие знаний как "основной

составляющей" еще не является общепринятым. Большинство экономистов и

бухгалтеров пребывают в заблуждении и откладывают внедрение этой идеи из-за

трудностей реализации.

Революционной экономику Третьей Волны делает тот факт, что если земля, труд,

сырье и, может быть, даже капитал могут рассматриваться как ограниченные

ресурсы, то знания фактически неистощимы. В отличие от доменной печи или

заводской линии, знания могут использоваться одновременно двумя компаниями. И

эти компании могут использовать их, чтобы создать еще больше знаний. Таким

образом, теории экономики Второй Волны, основывающиеся на ограниченных,

истощаемых ресурсах, неприменимы к экономике Третьей Волны.

2. Неосязаемые ценности

Если стоимость компании Второй Волны могла быть оценена с точки зрени

материальных активов, таких, как здания, машины, акции, запасы, то стоимость

фирмы Третьей Волны все больше и больше заключается в ее возможности

приобретать, создавать, распространять и применять знания стратегически и

непосредственно в ходе работы.

Реальная стоимость таких компаний как Compaq или Kodak, Нitachi или Siemens

зависит более от идей и информации в головах их служащих и в банках данных,

патентов, контролируемых этой компанией, чем от грузовиков, заводского

оборудования и других материальных активов, которыми она может обладать. Таким

образом, капитал сам по себе все в большей степени основывается на неосязаемых

ценностях.

3, Индивидуализаци

Серийное производство, как определяющая характеристика экономики Второй Волны,

устаревает все больше и больше, так как фирмы устанавливают информационно-емкие,

зачастую автоматизированные производственные системы, и восприимчивые к

бесконечным недорогим изменениям. В действительности революционным результатом

является индивидуализация серийного производства.

Продвижение к изящным гибким технологиям способствует разнообразию и наполняет

потребительский рынок так, что магазин Wal-Магt может предложить на выбор своим

покупателям около 110 тысяч товаров различных типов, размеров, моделей и цвета.

Но Wal-Mart - это массовая торговля. Все в большей степени массовые рынки сами

но себе разбиваются на различные ниши, так как потребности покупателей

становятся разнообразнее, а лучшая информация даст возможность бизнесменам

выявлять и обслуживать микрорынки. Специальные магазины, салоны, супермаркеты,

домашние телевизионные системы покупки, компьютерные системы покупки, почтовые и

другие системы обеспечивают растущее разнообразие каналов, по которым

производители могут предлагать свои товары потребителям на все более

индивидуализирующемся рынке. Когда мы писали Шок от Будущего в конце 1960-х,

мечтательные продавцы начали говорить о "рыночной сегментации". Сегодня они

сосредоточивают свои интересы не па "сегментах", а на "частицах" - семьях или

даже отдельных людях.

Между тем реклама нацеливается на все более мелкие сегменты рынка, достигаемые

через все более индивидуализирующиеся средства массовой информации. Серьезное

разрушение массовой аудитории подчеркивается кризисом когда-то великих

телевизионных систем АВС, СВS, NBC, в то время как Tele-Communicatons Inc. в

Денвере объявляет о волоконно-оптической системе, способной обеспечить зрителям

500 взаимодействующих каналов телевидения. Такие системы подразумевают, что

продавцы смогут подбирать покупателей с еще большей точностью.

Одновременная индивидуализация производства, распределения и коммуникаций

революционизирует экономику и продвигает ее от однородности к крайнему

разнообразию.

4. Работа

Изменяется даже работа как таковая. Неквалифицированная, по существу,

взаимозаменяемая физическая работа приводила в движение экономику Второй Волны.

Массовое, в заводском стиле, образование готовило рабочих к рутинному,

повторяющемуся труду. Напротив, Третья Волна сопровождается растущей

индивидуализацией труда, так как квалификационные требования стремительно

растут.

Физическая сила по большей части возместима. Так, неквалифицированный рабочий,

который ушел сам или был уволен, может быть быстро заменен с небольшими

издержками. Напротив, растущие уровни специализированных навыков, требуемых

экономикой Третьей Волны, делают поиск подходящего человека с подходящей

квалификацией более трудным и дорогостоящим.

Несмотря на возможное столкновение с конкуренцией многих других безработных,

дворник, уволенный из гигантской оборонной компании, может получить работу

дворника при школе или страховой компании. Однако, инженер-электронщик, который

провел годы, строя спутники, может и не иметь знаний, необходимых инженеру

окружающей среды. Гинеколог не может работать нейрохирургом. Растуща

специализация и быстрое изменение квалификационных требований снижают

взаимозаменяемость труда.

С развитием экономики можно ожидать дальнейшие изменения в соотношении

"непосредственного" и "косвенного" труда. С традиционной точки зрени

"непосредственные" или "производственные" рабочие - это те рабочие, которые

находятся на заводе и непосредственно производят продукцию. Они же производят

добавочную стоимость. Все же остальные описываются как "непроизводственные" или

вносящие только "косвенный" вклад.

Сегодня это различие стирается, так как количественное отношение

производственных рабочих к "белым воротничкам", техническим и профессиональным

рабочим все уменьшается. Наконец, стоимость, производимая "косвенным" трудом,

достигает (если не превосходит) уровня стоимости, производимой

"непосредственным" трудом.

5. Новшества

Американские фирмы сталкиваются с сильной конкуренцией со стороны экономик

Японии и Европы, полностью оправившихся со времен Второй Мировой войны. Чтобы

конкурировать, нужны постоянные новшества - новые идеи товаров, технологии,

производства, маркетинга и финансов. Каждый месяц в американских супермаркетах

появляется около тысячи новых изделий. Так, еще до того, как 386 модель

компьютера была полностью заменена на 486 , новый, 586 микропроцессор уже был в

процессе разработки.

Т.о., дальновидные фирмы поощряют проявление рабочими инициативы, поиск новых

идей, а при необходимости даже отказ от устоявшихся технологий.

6. Масштаб

Рабочая единица уменьшается. При производстве большинства изделий масштаб

операций миниатюризируется. Огромное число рабочих, выполняющих большой объем

одинаковой физической работы, заменяется малым числом дифференцированных рабочих

бригад. Большой бизнес становится меньше, малый бизнес тоже уменьшается. IBM с

370 тысячами рабочих обречена на вытеснение малыми производителями по всему

миру. Чтобы выжить, она увольняет многих рабочих и делится на 13 отдельных,

более мелких, деловых единиц.

В системе Третьей Волны эффект масштаба сводится на нет издержками сложности.

Чем сложнее фирма, тем меньше левая рука может предчувствовать то, что дальше

будет делать правая. Про6лемы множатся, что может перевесить любые

предполагаемые выгоды количественного характера. Старая идея "чем больше, тем

лучше" все сильнее устаревает.

7. Организаци

В борьбе за восприимчивость к изменениям компании состязаются в скорости

разрушения бюрократических структур Второй Волны.

Рынки, технологии и нужды потребителей меняются в наши дни настолько быстро и

оказывают столько различных воздействий на фирму, что бюрократическое

единообразие обречено на гибель. Идет поиск качественно новых форм организации.

Так, например, популярный сейчас "реинженеринг" - это попытка реорганизовывать

фирму в соответствии с процессами, а не рынками или отдельными сферами

производства.

Относительно стандартизированные структуры позволяют организовать матричные

организации, проектные команды "аd hocratic", центры прибыли, равно как и

разнообразные стратегические союзы, совместные предприятия, консорциумы,

зачастую пересекающие национальные границы. Из-за того, что рынки изменяютс

постоянно, их расположение становится менее важным, чем гибкость и

маневренность.

8. Интеграция систем

Растущая сложность в экономике требует все более развитых систем интеграции и

управления. Так, вполне типичным является пример продовольственной компании

Nabisco, которая ежедневно выполняет 500 заказов на сотни тысяч различных

наименований изделий, доставляемых с 49 заводов и из 13 центров

перераспределения товаров. В то же самое время она должна принимать во внимание

более 30 тысяч различных мероприятий по продвижению товаров.

Управление такими сложными структурами требу ет новых форм организации

руководства и очень высокой степени интеграции. Это, в с вою очередь, приводит к

все возрастающему потоку информации, проходящей через организацию.

9. Инфраструктура

Для того, чтобы одновременно следить за прохождением комплектующих и готовых

изделий, синхронизировать действия поставщиков, согласовывать текущие планы

инженеров и специалистов по сбыту, привлекать люде й, занимающихс

научно-конструкторскими разработками, к нуждам производства и, кроме того,

создавать четкую картину происходящего, были потрачены миллиарды долларов на

создание электронных сетей, соединяющих между собой компьютерные базы данных и

другие средства информационных технологий.

Эта обширная электронно-информационная структура, зачастую использующая спутники

связи, соединяет в едино е целые компании, связывая их также с компьютерными

сетями поставщиков и потребителей. Другие системы объединяют эти сети. Япони

намерена в ближайшие 25 лет затратить 250 миллиардов долларов на развитие более

быстрых усовершенствованных систем. Белый Дом, в свою очередь, начал активно

развивать встречный план "информационной супермагистрали". И, что бы мы ни

думали об этом плане или его метафорическом названии, ясно одно:

электронно-информационные каналы являются необходимой составляющей

инфраструктуры экономики Третьей Волны.

10. Ускорение

Все эти перемены еще более усиливают скорость операции и сделок. Экономи

скорости заменяет собой экономию масшт аба. Конкуренция настолько значительна, а

тр ебуемые скорости настолько в елики, что старо е правило "вр емя - деньги" все

в большей степени заменяется на "каждый следующий промежуток времени стоит

дороже, чем предыдущий".

Время становится критической величиной, что находит отражение в поставках "как

раз вовремя", стремлении уменьшить длительность процесса принятия решений.

Медленный, последовательный анализ, проводимый шаг за шагом, заменяетс

"одновременным инженерингом". Компании вступают в конкуренцию, "основанную на

времени". Описывая происходящее, Дю Вейн Петерсон, главный менеджер Меррилла

Линча , говорит: "Деньги движутся со скоростью света. Информация должна

двигаться еще быстрее". Таким образом, непрерывное ускорение все больше сближает

бизнес Третьей Волны с реальным временем.

***

Рассматривая вместе эти десять характеристик экономики Третьей Волны, мы видим

грандиозные изменения в создании ценностей. Переход Соединенных Штатов, Японии и

Европы к этой новой системе представляет собой, хотя и не полностью, наиболее

важное изменение в мировой экономике со времен индустриальной революции.

Эта историческая трансформация, набиравшая скорость с начала и до середины 70-х

годов, уже достаточно далеко продвинулась к девяностым. К сожалению, многое из

американской экономической мысли оказалось при этом позади.

ГЛАВА V. МАТЕРИАЛ-ИЗМ!

Однажды, еще в бытность Рональда Рейгана президентом, в Семейной столовой Белого

Дома собралась небольшая группа людей, чтобы обсудить далекое будущее Америки.

Группа, образованная вице-президентом и тремя главными советниками Рейгана, и

числе которых был Дональд Реган, только что назначенный президентом главой

администрации, состояла из восьми известных футурологов.

Это собрание было созвано по просьбе Белого Дома и открылось заявлением о том,

что, пока футурологи вели дебаты по социальным, правовым и политическим

вопросам, сложилось общее мнение, что экономика страны подверглась глубоким

изменениям. Это было признано лишь после того, как Дональд Реган выпалил: "Мы

что, все будем стричь в парикмахерских и лепить гамбургеры? Разве мы не

собираемся оставаться великой промышленной державой?"

Президент с вице-президентом оглянулись, ожидая услышат ответ. Большинство

сидящих за столом, видимо, были застигнуты врасплох резкостью и прямотой такой

атаки. Ответила Хейди Тоффлер: "Нет, мистер Реган, - спокойно сказала она, -

Соединенные Штаты останутся великой промышленной державой. Только с меньшим

процентом людей, работающих на фабриках".

Объясняя разницу между традиционными методами производства и технологиями

производства компьютеров Macintosh, существовавшими в то время, она обратила

внимание на тот факт, что США, несомненно, являются одним из крупнейших

производителей продуктов питания в мире при менее, чем двух процентах рабочей

силы, занятой в сельском хозяйстве. Действительно, на протяжении всего прошлого

столетия США тем больше становились сельскохозяйственной державой, чем больше

сокращался объем фермерской рабочей силы относительно прочих отраслей. Почему то

же самое не может быть справедливым и для производства?

Вспоминается поразительный факт. После многочисленных подъемов и спадов

численность занятых в производстве в 1988 году осталась почти такой же, как и в

1968, немногим более 19 миллионов человек. Производство составляло тот же

процент национального продукта, что и 30 л ет назад, но делало это с меньшей

долей совокупной рабочей силы.

Более того, так как и американское население, и рабочая сила имеют тенденцию к

росту и многие отечественные производители автоматизировали и реорганизовали

производство в 80-90-х, то уменьшение занятости на фабриках в целом должно

продолжиться. В то же время Соединенные Штаты, в соответствии с некоторыми

подсчетами, способны создавать по 10 000 рабочих мест в день на протяжении всего

следующего десятилетия, и часть их будет принадлежать сектору производства. С

тем же успехом подобный процесс преобразовал хозяйства Японии и Европы.

Тем не менее, даже сейчас слова Дональда Регана изредка по вторяютс

руководителями отстающ их отраслей промышленности, лидерами уменьшающихс

профсоюзов, а также экономистами и историками, которы е бьют в барабаны,

провозглашая важность про изводства, н есмотря па то, что все они ранее говор

или об обратном.

За большей частью этой риторики стоит представление, будто перемещение занятости

из области физического труда в секторы услуг и умственного труда приносит вред

экономике страны и что небольшой сектор производства (в терминах количества

рабочих мест) "опустошает" экономику. Такие аргументы на поминают взгляды

французских физиократов ХVIII века, которые, в силу своей неспособности

представить индустриальное общество, рассматривали сельское хозяйств" как

единственную продуктивную деятельность.

Новое значение безработицы

Многие сетования на "упадок" производства подпитывались интересами Второй Волны

и основывались на устарелых концепциях богатства, производства и безработицы.

Начиная с 90-х годов нашего века переход от Второй Волны с ее господством

ручного труда к Третьей Волне с господством обслуживающего труда и

сверхсимволической деятельности стал широко распространенным, драматичным и

необратимым. В Соединенных Штатах сегодня эта деятельность поглощает три

четверти рабочей силы. Это "великое перемещение" полностью отражено в столь

необычном факте, что мировой экспорт услуг и интеллектуальной собственности

сейчас равен объединенному экс порту электрон ики и автомобилей или же продуктов

питания и горючего, вместе взятых.

Авторы и другие футурологи предвещали это крупномасштабное движение еще в 60-е

годы. Но так как пр ежние предупреждения были проигнорированы, переходный перио

д стал слишком неустойчивым. Когда массовые вынужденные увольнения, банкротства

и другие глубокие социальные потрясения вихрем пронеслись над экономикой, стара

потрепанная промышленность с непригодными для модернизации компьютерами,

роботами и электронными системами не спешила перестраиваться, сама, но сути,

предоставляя более проворным конкурентам наилучшие условия для ее потрошения.

Винили в этих бедах иностранную конкуренцию, высокие или низкие процентные

станки, чрезмерное регулирование и тысячу других обстоятельств.

Кое-что из этого списка, несомненно, сыграло свою роль. Но немалые беды принесло

и высокомерие большинства "компаний дымовых труб" - изготовителей автомобилей,

сталепроизводителей, верфей, текстильных фирм - которые так долго доминировали в

экономике. За их у правленческую близорукость была наказана та часть общ ества,

которая была менее всего ответственна за промышленную отсталость и менее всего

способна защитить себя - рабочие.

Тот факт, что совокупная производственная занятость в 1988 году была на том же

уровне, что и в 1968, не означает, что рабочие, уволившиеся в этот период,

просто вернулись на свои рабочие места. Напротив, с появлением все большего

количества технологий Третьей Волны компаниям потребовалась совершенно друга

рабочая сила.

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь