Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 1.

Аристотель

Топика. ок 355-350 г. до н.э.

(перевод М.И.Иткина дополненный)

Аристотель. Сочинения в 4 томах. Т.2. М.: Мысль, 1978.- 687с.- (Философское наследие).-С.349-532.

КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

[Топика, или диалектика, и ее предмет.

Виды силлогизмов]

Цель этого сочинения — найти способ, при помощи 18

которого мы в состоянии будем из правдоподобного

делать заключения о всякой предлагаемой проблеме

и не впадать в противоречие, когда мы сами отстаи- 20

ваем какое-нибудь положение. Прежде всего, ко-

нечно, следует сказать, что такое умозаключение и ка-

ковы его виды, для того чтобы понять, что такое диа-

лектическое умозаключение, ибо об этом идет речь

в настоящем исследовании.

Так вот, умозаключение1 есть речь, в которой если 25

нечто предположено, то через положенное из него

с необходимостью вытекает нечто отличное от поло-

женного. Доказательство имеется тогда, когда умозак-

лючение строится из истинных и первых [положений]

или из таких, знание о которых берет свое начало

от тех или иных первых и истинных [положений].

Диалектическое же умозаключение — это то, которое зо

строится из правдоподобных [положений]. Истинные

и первые [положения] — те, которые достоверны не 18

через другие [положения], а через самих себя. Ибо

о началах знания не нужно спрашивать «почему», 20

а каждое из этих начал само по себе должно быть до-

стоверным2. Правдоподобно то, что кажется правиль-

ным всем или большинству людей или мудрым — всем

или большинству из них или самым известным и слав-

ным. Эристическое же умозаключение исходит из

[положений], которые кажутся правдоподобными, но

на деле не таковы, или оно кажется исходящим из

правдоподобных либо кажущихся правдоподобными и

[положений]. Ведь не нес правдоподобно, что кажетс

349

таковым, и то, о чем говорят как о правдоподобном,

вовсе не представляется таковым уже на первый

взгляд, как это бывает у начал эристических доводов,

ибо их ложность сразу же и обычно очевидна даже

30 для людей малопонятливых. Таким образом, пусть

101а первый из указанных [видов] эрнстических умозаклю-

чений называется и умозаключением, другой же —эри-

стическим умозаключением, а не [просто] умозаклю-

чением, потому что здесь только кажется, что выво-

дится заключение, а на деле оно не выводится3.

5 Далее, кроме всех указанных видов умозаключений

имеются и паралогизмы, которые строятся на основа-

нии того, что свойственно той или иной науке, как это

бывает в геометрии и в родственных ей науках. Ведь

этот вид, должно быть, отличается от указанных выше

умозаключений. В самом деле, тот, кто делает непра-

вильные геометрические чертежи, не выводит заклю-

10 чения ни из истинных и первых, ни из правдоподоб-

ных [положений], ибо этот случай не подходит под

определение [тех умозаключений]: ведь здесь не при-

нимают того, что кажется правильным всем или боль-

шинству людей или мудрым — всем или большинству

или самым славным из них, а составляют умозаключе-

ние из положений, хотя и свойственных науке, но не

истинных, ведь паралогизм получается оттого, что,

15 [например], полуокружность описывается не так, как

нужно, или оттого, что проводят линии не так, как

они должны были бы быть проведены.

Итак, дабы описать вкратце виды умозаключе-

ний,— пусть это будут именно те, которые нами ука-

заны. О всех же перечисленных видах и тех, которые

20 будут потом указаны, достаточно сказать здесь в общих

чертах по той причине, что мы не намерены давать

каждому из них подробное объяснение, а хотим их

коснуться лишь бегло, считая, что для настоящего ис-

следования совершенно достаточна возможность объяс-

нить каждый из этих видов хоть каким-то образом.

ГЛАВА ВТОРАЯ

[О пользе диалектики]

25 Далее, следовало бы, пожалуй, после сказанного

определить, для скольких же и для каких целей по-

лезно это исследование. Оно, очевидно, полезно дл

350

трех целей: для упражнения, для устных бесед, дл

философских знаний. В самом деле, то, что оно по-

лезно для упражнения, ясно из выше сказанного, ибо,

владея указанным [нами] способом, нам легче приво-

дить доводы против предлагаемого положения. Дл

устных же бесед оно полезно по той причине, что, 30

ознакомившись с мнениями большинства людей, мы бу-

дем разговаривать с ними, исходя не из чужих, а из

[их] собственных взглядов, отклоняя то, что нам ка-

жется сказанным ненадлежащим образом. А для фи-

лософских знаний оно полезно потому, что, когда воз-

можно сомнение [в правильности] той или другой сто- 35

роны, нам легче будет замечать в каждом отдельном

случае истинное и ложное. Исследование полезно еще

для [познания] первых [начал] всякой науки. Ибо

исходя из начал, свойственных лишь данной науке,

нельзя говорить что-нибудь о тех началах, поскольку

они первые начала для всех наук. Поэтому их необхо-

димо разбирать на основании правдоподобных положе- 101Ь

ний в каждом отдельном случае, а это и есть [задача],

свойственная диалектике или наиболее близкая ей.

Ибо, будучи способом исследования, она прокладывает

путь к началам всех учений.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

[Об овладении диалектикой]

Мы будем вполне владеть этим способом исследо- 5

вания, когда мы им овладеем так же, как в искусстве

красноречия, искусстве врачевания и подобных способ-

ностях. А это, значит, осуществлять то из возможного,

что мы предпочитаем. Ведь не любым способом искус-

ный в красноречии будет убеждать, а врачеватель —

лечить, но только тогда, когда он ничего не упускает

из всего возможного, мы скажем, что он в достаточной

мере владеет своим искусством. 10

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

[Задачи и содержание топики. Род, определение,

собственное и привходящее]

Итак, прежде всего должно рассмотреть, из чего

исходит этот способ исследования. Если бы мы по-

стигли, относительно скольких и каких [предметов]

351

приводятся доводы, из чего они составляются и как мы

все это находим, то этого было бы достаточно для пред-

лежащей [цели]. То, из чего составляются доводы,

одинаково по числу и совпадает с тем, о чем строятс

15 умозаключения. Ведь доводы получаются из положе-

ний, а то, относительно чего строятся умозаключе-

ния,— это проблемы. Но всякое положение и всяка

проблема указывает или на собственное, или на род,

или на привходящее, видовое же отличие, как относя-

щееся к роду, нужно ставить вместе с родом. Так как

одно собственное обозначает суть бытия [вещи], а дру-

20 гое — не обозначает, то разделим собственное на обе

только что указанные части и пусть то собственное,

которое обозначает суть бытия [вещи], называетс

определением, а прочее, согласно общему наименова-

нию, данному им, пусть именуется «собственное».

Таким образом, из сказанного ясно, почему, согласно

только что сделанному различению, получается всего

25 четыре [вида сказываемого] — или определение, или

собственной, или род, или привходящее '. Пусть, одна-

ко, никто не подумает, что мы утверждаем, будто каждое

из названного само по себе есть положение или проб-

лема; мы лишь утверждаем, что из них получаются и

проблемы, и положения. А различаются между собой

проблема и положение способом выражения, а именно:

если говорят: «Разве двуногое существо, живущее на

30 суше, не есть определение человека?» или «Разве жи-

вое существо не есть род для человека?», то получает-

ся положение. Если же спрашивают: «Есть ли двуногое

существо, живущее на суше, определение человека или

нет?» (или «Есть ли живое существо род [для чело-

века] [или нет]»?), то получается проблема 2. И равным

образом в остальных случаях. Стало быть, естественно,

35 что положений столько, сколько проблем, ибо, мен

способ выражения, ты каждому положению можешь

придать вид проблемы.

ГЛАВА ПЯТАЯ

[Об определении, о собственном,

о роде и о привходящем]

А теперь следует сказать, что такое определение,

что такое собственное, что такое род, что такое привхо-

дящее. Определение есть речь, обозначающая суть бы-

352

тия [вещи]. Оно заменяет имя речью или речь речью,

ибо можно дать определение тому, что выражено

речью 1. Но кто каким-то образом объясняет нечто од-

ним только именем, тот, ясно, вовсе не дает определе-

ния предмета, "так как каждое определение есть ка-

кая-нибудь речь; однако и такого рода [имя] должно

считать определительным, как, например, когда гово-

рят, что прекрасное есть подобающее. И точно так

же когда спрашивают, одно ли и то же — чувственное

восприятие и знание или разное 2. Ибо и при определе-

нии больше всего занимает нас вопрос, есть ли нечто

одно и то же или разное. Пусть же все, что подвер-

гается тому же самому способу исследования, что и

определения, вообще именуется определительным.

А что все сказанное здесь таково,— это ясно из него

самого. Ведь если мы можем рассуждать о том, что

это одно и то же или разное, то мы этим же спосо-

бом в состоянии будем приводить доводы против опре-

деления. В самом деле, если мы докажем, что это не

то же самое, [что и определяемое], то мы определе-

ние оспорим. Правда, для обратного это сказать нельзя,

ибо для обоснования определения недостаточно сказать,

что это то же самое, однако для опровергания доста-

точно показать, что это не то же самое.

Собственное — это то, что хотя и не выражает

сути бытия [вещи], но что присуще только ей и вза-

имозаменяемо с ней. Например, собственное для чело-

века — это то, что он способен научиться читать и

писать. В самом деле, если [это существо] — человек,

то оно способно научиться читать и писать, и, наобо-

рот, если оно способно научиться читать и писать, оно

человек. Никто, конечно, не называет собственным то,

что может быть присуще другому, например, спать дл

человека, даже если бы это некоторое время оказалось

случайно присущим только ему. Если нечто подобное

и называлось бы собственным, то говорилось бы о соб-

ственном не вообще, а для некоторого времени или по

отношению к чему-то. Ведь находиться с правой сто-

роны есть нечто собственное только на некоторое вре-

мя, а быть двуногим можно назвать собственным лишь

по отношению к чому-то, например для человека — по

отношению к лошади или собаке. А что ничто из того,

что может быть присуще и другому, но взаимозаме-

353

нясмо с вещью,— это ясно. Ведь тот, кто спит, не обя-

30 зательно есть человек.

Род3 есть то, что сказывается в сути о многих и

различных по виду [вещах]. Выражение «сказыватьс

в сути» пусть употребляется применительно к тому,

что подходит для ответа на вопрос, что именно есть

обсуждаемое, как, например, о человеке, когда спра-

шивают, что именно есть он, надлежит сказать, что он

35 есть живое существо. Вопрос, принадлежит ли вот это

к тому же самому роду, что и другое, или нет, также

касается рода. В самом деле, такой вопрос подвергает-

ся тому же самому способу исследования, что и [вопрос

относительно] рода. Ибо если мы в беседе высказали

мнение, что живое существо есть род для человека

так же, как и для быка, то мы высказали мнение, что

они принадлежат к одному и тому же роду. Если же

102Ь мы укажем, что живое существо есть род для одного,

а для другого нет, то мы выскажем мнение, что они

принадлежат не к одному и тому же роду.

Привходящее4 — это то, что хотя и не есть что-

5 либо из перечисленного — ни определение, ни собст-

венное, ни род, но присуще вещи, или то, что одному

и тому же может быть присуще и не присуще, напри-

мер быть сидящим может и быть и не быть присуще

одному и тому же. Точно так же и бледность. Ибо ни-

что не мешает, чтобы одно и то же иногда было блед-

10 ным, а иногда не бледным. Из приведенных определе-

ний привходящего второе лучше. В самом деле, когда

приводят первое определение, то для того, чтобы по-

нять его, необходимо заранее знать, что такое опреде-

ление, и собственное, и род. Второе же есть независи-

мое определение для познания того, что же есть само

по себе то, о чем речь. К привходящему должны быть

отнесены и сопоставления вещей между собой, каким-

15 либо образом опирающиеся на привходящее, например

что предпочтительнее — прекрасное или полезное или

что приятнее — жизнь добродетельная или проводима

в наслаждениях, и тому подобные рассуждения. Ибо

во всех таких [случаях] ставится вопрос: на чью долю

20 сказываемое выпадает скорее — на долю того или же

другого? Из этого же ясно, что ничто не мешает, чтобы

привходящее иногда и по отношению к чему-нибудь

становилось собственным. Например, быть сидящим,

354

будучи чем-то привходящим, станет собственным, если

сидит лишь кто-то один. Если же сидит не один, то

сидячее положение будет собственным по отношению

к тем, кто не сидит. А потому ничто пе мешает,

чтобы по отношению к чему-нибудь и иногда привхо- 25

дящее становилось собственным. Однако вообще оно

не будет собственным.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

[Род, собственное, привходящее

и их отношение к определению.

Целесообразность исследования каждого из них

в отдельности]

Пусть не ускользает от нашего внимания, что все

сказанное о собственном, роде и привходящем можно

соответственным образом применить и к определениям.

Ибо если мы докажем, что нечто присуще не одному

только тому, что подлежит определению (как это мо 30

жет быть и когда речь идет о собственном), или что

указанное в определении не есть род, или что нечто

из сказанного в речи не присуще (как это может быть

при указании привходящего), то определение будет

нами оспорено. Поэтому все то, что мы рассмотрели

раньше1, можно на основании изложенного некоторым

образом отнести к определению2. Однако по этой при- 35

чине не следует искать один общий способ исследова-

ния для всего этого. Ибо найти его не легко, а если

бы его и нашли, он был бы совершенно неясным и

бесполезным для настоящего исследования. Если же

для каждого из указанных видов дать особый способ

исследования, то на основании того, что свойственно

каждому из них, будет легче излагать обсуждаемое3.

Поэтому должно различение, как это раньше было ска- 103a

зано4, делать в общих чертах, а из остального следует

к каждому отнести то, что больше всего ему свойст-

венно, и указать как на относящееся к определению,

к роду [и т. д.]. Впрочем, изложенное нами было,

можно сказать, отнесено к каждому из них в отдель-

ности. 5

355

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

[О тождественном и его видах]

Прежде всего должно определить, в скольких зна-

чениях говорится «одно и то же». Если сказать в об-

щих чертах, то «одно и то же» имеет, по-видимому,

троякий смысл. Действительно, мы обычно называем

тождественным то, что одно и то же по числу, или по

виду, или по роду'. По числу одно и то же то, что

имеет, правда, несколько названий, но есть одна вещь,

10 например «одежда» и «платье»2. По виду же одно и то

же то, что по количеству больше одного, но не разли-

чается видом, как, например, человек тождествен чело-

веку и лошадь — лошади. Ведь называют одним и тем

же по виду то, что подпадает под один и тот же вид.

И точно так же одним и тем же по роду называетс

то, что подпадает под один и тот же род, например

лошадь и человек. Может казаться, что вода из одного

15 и того же источника называется тождественной в

смысле, несколько отличном от вышеуказанных. Тем

не менее и такие вещи должно ставить в один и тот

же ряд с теми, которые так или иначе относят к од-

ному виду. Ибо все такие вещи кажутся сродными и

сходными друг с другом. Ведь всякую воду называют

20 тождественной по виду всякой воде благодаря некото-

рому сходству между ними, а вода из одного источника

отличается от всякой другой разве только более силь-

ным сходством. Поэтому мы ее не отделяем от того,

что, так или иначе, относят к одному виду3. Более всего

тождественным считается, по общему признанию, еди-

ное по числу. Но обычно и оно указывается по-раз-

25 ному, однако главным образом и прежде всего, когда

тождественное указано через наименование или через

определение, как, например, «платье» тождественно

«одежде» и «двуногое, живущее на суше» — «чело-

веку». В другом смысле оно употребляется, когда тож-

дественное указано через собственное, как, например,

«существо, способное овладевать знаниями» тождест-

венно «человеку», а «естественным образом устремляю-

щееся вверх» — «огню». В третьем смысле — когда

тождественное указано через привходящее, например

30 «сидящий» или «образованный» тождествен Сократу.

Все это имеет в виду обозначение того, ято едино по

числу. А что только что сказанное истинно, это больше

356

всею видно, когда одно наименование заменяют дру-

гим. В самом деле, часто, веля позвать по имени кого-

нибудь из сидящих, мы заменяем его имя другим

обозначением, когда тот, кому велено было позвать, 35

случайно не понимает [нас], поскольку он лучше

поймет нас по чему-то привходящему [для того чело-

разговаривающего, полагая, естественно, что и именем

и привходящим мы обозначаем одного и того же.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

[Доказательство того, что всякое положение касаетс

или определения, или рода, или собственного,

или привходящего]

Таким образом, тождественное, как сказано1, раз- 103b

личается трояко. Что же касается того, что доводы

составляются из ранее указанных [четырех видов ска-

зываемого], приводятся посредством их и относятс

к ним, то в этом убеждаются, во-первых, при помощи

наведения2. В самом деле, если бы рассматривали

каждое положение и каждую проблему в отдельности,

то оказалось бы, что они образуются или из определе- 5

ния, или из собственного, или из рода, или из привхо-

дящего. В этом убеждаются, во-вторых, посредством

умозаключения. Действительно, необходимо, чтобы все

сказываемое о чем-то было или взаимозаменяемо с

вещью или нет. Если сказываемое взаимозаменяемо

с вещью, то оно будет определением или собственным.

А именно, если оно обозначает суть бытия [вещи],

то оно определение; если же оно ее не обозначает, то 10

оно собственное, ведь собственное, как было сказа-

но,— это то, что хотя и взаимозаменяемо с вещью,

но не обозначает сути ее бытия. Если же сказываемое

не взаимозаменяемо с вещью, то оно есть или часть

того, что говорится в определении подлежащего, или

нет3. И если оно часть того, что говорится в определе-

нии, то оно будет или родом, или видовым отличием, так

как определение состоит из рода и видового отличии 4. 15

Если же сказываемое не есть часть того, что говоритс

в определении, то ясно, что оно будет привходящим.

Ибо привходящим было нами названо то, что не есть

ни определение, ни собственное, пи род, но вещи оно

присуще.

З57

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

[Отношение вышеуказанных четырех видов

сказываемого к категориям]

20 После этого следует определить, к каким родам ка-

тегорий принадлежат указанные четыре [вида сказы-

ваемого]. Этих категорий десять по числу: «что именно

есть»1, «сколько», «какое», «по отношению к чему»,

«где», «когда», «находиться [в каком-то положении]»,

«обладать», «действовать», «претерпевать». Ведь при-

входящее, и род, и собственное, и определение всегда

принадлежат к одной из этих категорий 2. В самом деле,

25 все положения, образованные посредством их, означают

или суть [вещи], или количество, или качество, или

какую-нибудь из остальных категорий. Ведь из них

ясно, что тот, кто обозначает, что есть, обозначает то

сущность, то количество, то качество, то какую-нибудь

из остальных категорий. Ибо когда перед ним чело-

30 век и он говорит, что то, что перед ним, есть человек

или живое существо, то он разумеет, что есть, и ука-

зывает сущность. А когда перед ним белый цвет и он

говорит, что - то, что перед ним, есть белое или цвет,

то он разумеет, что именно есть, и указывает качество.

И точно так же если перед ним нечто длиною в один

локоть, и он говорит, что - то, что перед ним,— длиною

в один локоть, то он разумеет, что именно есть, и ука-

35 зывает количество. И точно так же в отношении

остальных категорий. Ведь в каждом таком случае, го-

ворят ли о самой вещи или о ее роде, обозначают, что

именно есть вещь. Если же что-то говорится о другом,

то обозначают не что есть, а количество, или качество,

или какую-нибудь из остальных категорий. Итак, то,

104а относительно чего и из чего составляются доводы,

именно таково и его столько. А как мы его получаем

и посредством чего мы его достигаем,— это должно

сказать теперь же.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

{Положение и проблема как предмет спора.

Диалектические положения и проблемы]

Итак, прежде всего пусть будет определено, что

такое диалектическое положение и что такое диалекти-

ческая проблема. Ведь нельзя считать диалектическим

5 ни любое положение, ни любую проблему. В самом

358

10

деле, ни один разумный человек не выдвинет в виде

положения того, что никому не кажется правильным,

и не выставит в виде проблемы того, что, очевидно, всем

или большинству людей. Ведь последнее не вызывало

бы никакого недоумения, а первого никто бы не утвер-

ждал. Диалектическое же положение есть вопрос,

правдоподобный или для всех, или для большинства

людей, или для мудрых — всех, либо большинства, либо

самых известных из них, т. е. согласующийся с обще-

принятым. Ибо можно считать правдоподобным то, что

полагают мудрые, если оно не противно мнению боль-

шинства людей. Диалектические положения — это так-

же и сходные с правдоподобными, и предлагаемые как

противоречащие тем, которые противоположны счи-

тающимся правдоподобными, а также мнения, согла-

сующиеся с приобретенными искусствами. Ибо если 15

правдоподобно, что противоположности изучаются од-

ной и той же наукой, то правдоподобно и то, что одно

и то же чувство воспринимает противоположности.

И если представляется правдоподобным, что сущест-

вует лишь одно по числу умение читать и писать, то

правдоподобно и то, что существует одно только искус-

ство играть на свирели, а если существует большее

число [видов] умения читать и писать, то и большее

число [видов] искусства играть на свирели. Ибо все

это кажется сходным друг с другом и однородным. 20

Точно так же представляются правдоподобными по-

ложения, выдвигаемые как противоречащие тем, кото-

рые противоположны правдоподобным '. В самом деле,

если правдоподобно, что друзьям следует делать добро,

то правдоподобно и то, что не следует им делать зло. Ведь

противоположно первому то, что друзьям следует де-

лать зло, а противоречащим этому будет то, что не

следует им делать зло. И точно так же если друзьям 25

следует делать добро, то врагам этого не следует де-

лать. И это есть высказывание, противоречащее тому,

что противоположно первому, ибо противоположно

первому то, что врагам следует делать добро. Точно

так же и в других таких случаях. Противоположное

противоположному также кажется при сопоставлении

правдоподобным; например, если друзьям глодует де-

лать добро, то врагам следует делать зло. Водь могло

бы казаться, что и [положение]: друзьям следует де- 30

лать добро противоположно [положению]: врагам

359

следует делать зло. Но так ли это в действительности

или нет,— об этом будет сказано там, где говоритс

о противоположностях2. Ясно также, что и мнения,

согласующиеся с искусствами, составляют диалектиче-

ские положения, ибо будут считать правдоподобным

35 то, что кажется правильным людям, занимающимс

этими искусствами, например во врачебном искус-

стве — что кажется правильным врачевателю, а в гео

метрии — что кажется правильным геометру. И точно

так же в других случаях.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

[Диалектическая проблема. Тезис]

104b Диалектическая проблема есть задача, поставленна

или ради выбора и избегания, или ради [достижения]

истины и ради познания, и притом или как нечто са-

мостоятельное, или как нечто вспомогательное дл

какой-то другой такого рода проблемы. Проблема ста-

вится или бтносительно того, о чем ни одна из сторон

не имеет определенного мнения, или относительно того,

5 о чем мудрые имеют мнение, противное мнению боль-

шинства людей, или относительно того, о чем расхо-

дятся мнения внутри каждой стороны. Действительно,

рассмотрение некоторых проблем полезно для выбора

или для избегания, например желательно ли удоволь-

ствие или нет. Некоторые же проблемы полезны дл

одного только познания, например вечен ли мир или

нет. А некоторые проблемы сами по себе [бесполезны]

как для той, так и для другой цели, однако содейст-

10 вуют разрешению некоторых из такого рода проблем,

ибо многое мы хотим знать не ради самого предмета,

а ради иного, дабы через него узнать что-нибудь дру-

гое. Есть и проблемы, относительно которых имеютс

противоположные друг другу умозаключения (ибо

тогда возникает сомнение, так ли обстоит дело или

не так, когда имеются убедительные доводы для обоих

[противоположных умозаключений]), а также такие,

которые, правда, имеют большое значение, но для до-

казательства которых мы не имеем доводов, полагая,

15 что трудно указать причину, почему это так, например

вечен ли мир или нет, ведь можно ставить и такого

рода вопросы.

360

Итак, проблемы и положения пусть будут опреде-

лены так, как мы сказали1. Тезис есть предположе-

ние cведуще го в философии человека, не согласующеес

с общепринятыми, например предположение, что не-

возможно противоречить, как утверждал Антиcфен2, 20

или предположение, что все движется, как говорил Ге-

раклит3, или предположение, что сущее едино, как

утверждал Мелисс4 (ведь глупо обращать внимание

на мнения, противные общепринятым мнениям, если

их высказывает первый встречный). Или тезисы суть

предположения, для доказательства которых у нас есть

довод, противный общепринятым мнениям, например

предположение, что не все, что есть, есть либо воз- 25

иикшее, либо вечное, как говорят софисты, так как,

мол, то, что образованный в искусстве сведущ в языке,

не есть ни возникшее, ни вечное 5. Действительно, хот

кому-то это предположение не кажется правильным,

но может казаться таким благодаря имеющемус

доводу.

Таким образом, и тезис есть проблема, но не каж-

дая проблема есть тезис, потому что некоторые проб- 30

лемы таковы, что у нас нет относительно них опреде-

ленного мнения — ни за, ни против. А что и тезис —

проблема, это ясно, ибо из сказанного необходимо вы-

текает, что относительно тезиса или большинство рас-

ходится во мнении с мудрыми, или внутри каждой сто-

роны мнения расходятся, потому что тезис есть пред-

положение, не согласующееся с общепринятым. Почти

все диалектические проблемы называются теперь те- 35

зисами. Впрочем, не имеет никакого значения, как их

называют, ибо мы их так различаем не потому, что

желаем придумывать наименования, а для того, чтобы

не остались не замеченными для нас имеющиеся 105a

между ними различия.

Не следует, однако, рассматривать всякую проблему

и всякий тезис, а только такие, относительно которых

возникает сомнение у того, кто нуждается в доводе,

а не у того, кто подлежит наказанию или кому необхо-

димо чувственное восприятие. Ибо те, кто сомневается, 5

следует ли почитать богов и уважать родителей или

нет, подлежат наказанию, а тем, кто сомневается, бел

ли снег или нет, необходимо чувственнос восприятие.

Таким образом, но следует рассматривать, ни то, дока-

зательство чего под рукой, ни то, доказательство чего

слишком недоступно, ибо относительно первого не

возникают сомнения, а относительно последних затруд-

нений больше, чем нужно для упражнения.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

[Наведение и силлогизм как два способа доказательства

диалектических положений]

10 После того как это определено, следует рассматри-

вать отдельно, сколько имеется видов диалектических

доводов. Один вид — это наведение, а другой — силло-

гизм. Что такое силлогизм, было уже сказано раньше1.

Наведение же есть восхождение от единичного к обще-

му2. Например, если кормчий, хорошо знающий свое

дело,— лучший кормчий и точно так же правящий ко-

15 лесницей, хорошо знающий свое дело,— лучший, то и

вообще хорошо знающий свое дело в каждой области —

лучший. Наведение — [способ] более убедительный и

более очевидный и для чувственного восприятия более

доступный и применяемый большинством людей. Сил-

логизм же — [способ] более неодолимый и более дейст-

венный против тех, кто склонен спорить.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

[Средства для построения умозаключений]

20 Итак, те виды [сказываемого], относительно кото-

рых приводятся доводы и из которых они составляют-

ся, пусть различаются так, как было сказано раньше 1.

Средств2 же, при помощи которых мы строим умоза-

ключения, имеется четыре: первое — это принятие по-

ложений; второе — умение разбирать, в скольких зна-

чениях употребляется каждое [имя]; третье — нахож-

25 дение различий, а четвертое — рассмотрение сходства.

В некотором смысле последние три средства также

суть положения, ибо на основании каждого из них

можно составить положение, например что предпочти-

тельно — прекрасное, или доставляющее удовольствие,

или полезное, а также что чувственное восприятие от-

личается от знания тем, что при потере знания есть

возможность приобрести его снова, а при потере чувст-

венного восприятия нет такой возможности, и [точно

30 так же положение], что здоровое относится к здоровью,

362

как сильное — к силе. Ведь первое из этих положений

основывается на многозначности [имен] , второе — на

различии, а третье — на сходстве.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

[Первое средство для построения силлогизма —

принятие положений]

10

Итак, положения следует выбирать столькими спо-

собами, сколько было установлено нами различий

между [диалектическими] положениями, а именно 35

следует приводить или мнения всех, или большинства

людей, или мнения мудрых — всех, либо большинства,

либо самых известных из них, а также мнения, [не]

противные кажущимся [правдоподобными], а также

мнения, согласующиеся с искусствами. Следует также 105ь

выставлять в виде положений мнения, противоречащие

мнениям, которые противоположны кажущимся правдо-

подобными, как было сказано раньше 1. Полезно также

составлять положения, выбирая не только выражаю-

щие правдоподобие, но и сходные с ними, например

что одно и то же чувство воспринимает противополож- 5

ности (ибо их изучает одна и та же наука), а также

[положение о том], что мы видим, что-то принимая,

а не испуская2 (ибо и в других видах чувственного

восприятия дело обстоит точно так же), ведь мы

слышим, когда что-то принимаем, а не испускаем, и

таким же образом отведываем что-то. Далее, все то,

что бывает во всех или в большинстве случаев, еле-

дует брать в качестве начала и в качестве тезиса, ка-

жущегося правильным. Ибо оно допускается теми, кто

сразу не замечает, что в каком-то случае дело обстоит

не так. Следует также выбирать [положения] из сочи-

нений, а записи следует делать о каждом роде отдель-

но, например о благе или о живом существе, притом

о всяком благе, начиная с того, что опо есть. Следует 15

также помечать рядом мнения отдельных [философов] ,

например то, что говорил Эмпедокл: что существует

четыре элемента тел3, ведь можно выставлять п каче-

стве тезиса высказывания известных [философов] .

Чтобы изложить в общих чертах, [укажем, что]

имеется три вида положений и проблем, а именно: 20

одни положения, касающиеся нравственности, дру-

гие—природы, третьи — построенные пи рассуждении .

363

Касающиеся нравственности — такие, как, например,

следует ли повиноваться больше родителям или зако-

нам, если они не согласуются друг с другом. Построен-

ные на рассуждении — такие, как, например, изучает

ли одна и та же наука противоположности или нет,

а касающиеся природы — такие, как, например, вечен

25 ли мир пли нет. Точно так же и проблемы [делятс

на три вида]. Какие же относятся к какому [виду]',

указать через определение нелегко, поэтому следует

стараться с каждой из них ознакомиться посредством

упражнения в наведении, разбирая указанные при-

меры.

30 Для философии, конечно, эти положения следует

составлять сообразно с истиной, а для мнения — диа-

лектически. Однако все положения следует брать как

можно более общими и из одного [общего] составлять

много [частных] положений, например [сначала сле-

дует брать положение о том], что одна и та же наука

изучает противолежащие друг другу [вещи], а затем

что она изучает противоположности и соотнесенное.

И таким же образом следует эти положения делить до

35 тех пор, пока их можно делить; например, что одна и

та же наука изучает благо и зло, белое и черное, холод-

ное и теплое. И точно так же в других случаях5.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

[Второе средство для построения силлогизма —

различение многозначности имен]

106а Итак, того, что сказано уже о положениях, доста-

точно. Что касается многозначности, то следует по

только разбирать разные значения, но и стараться дать

их основания, например следует указать не только то,

что в одном смысле благо означает справедливость и

5 мужество, а в другом — сильное и здоровое, но и то,

что первые суть благо потому, что они определенные

качества, а последние — потому, что они способствуют

чему-то, а не потому, что они определенные качества.

И точно так же в других случаях.

Говорится ли о чем-то многозначно по виду или1

в одном значении,— это должно рассмотреть следую-

10 щими способами. Прежде всего, нужно выяснить, по

многих ли значениях употребляется противоположное

[данному], все равно, имеется ли расхождение по виду

364

или по имени. Дело в том, что некоторые противопо-

ложности различаются прямо и по имени. Например,

острому противоположно: для звука — низкое, для име-

ющего объем — тупое1. Стало быть, ясно, что о проти-

воположном острому говорится по-разному. А если об

этом говорится по-разному, то и об остром. Ибо для 15

каждого из них противоположное будет иным. Ведь

но одно и то же острое противоположно тупому и низ-

кому, хотя острое противоположно каждому из них.

С другой стороны, низкому2 противоположно: дл

звука — высокое, а для имеющего объем — легкое. Так

что «низкое» многозначно, поскольку и противополож-

ное ему многозначно. Точно так же противоположное 20

прекрасному будет: для живого существа — безобраз-

ное, а по отношению к жилищу — негодное3. Так что

«прекрасное» одноименно.

У некоторых же [противоположностей] нет, правда,

никакого расхождения в имени, но различие в них не-

посредственно явствует из того, что они принадлежат

к разным видам, например у яркого и тусклого4, ибо 25

говорят: яркий и тусклый звук и точно так же — яр-

кий и тусклый цвет. Таким образом, у них нет рас-

хождения в имени, но различие в них непосредственно

явствует из того, что они принадлежат к разным ви-

дам. Ибо не в одном и том же смысле говорится, что

свет яркий и звук яркий. Это обнаруживается и при

помощи чувственного восприятия. Ибо для одного и

того же по виду имеется одно и то же чувство. Яркое 30

же у звука и яркое у цвета мы различаем не одним

и тем же чувством, а одно — зрением, другое — слу-

хом. И точно так же обстоит с острым и тупым на

вкус и у имеющего объем: последнее воспринимаем ося-

занием, а первое — отведыванием. Таким образом, у них

нет расхождения в имени — ни у них самих, ни у про-

тивоположного им, ведь тупое противоположно и тому

и другому. 35

Далее, следует выяснить, не обстоит ли дело так,

что в одном случае что-то имеет нечто противополож-

ное себе, а в другом вовсе не имеет; например, удо-

вольствию от питья противоположно страдание от

жажды, но удовольствию от рассмотрении (теоремы],

что диагональ несоизмерима со стороной [квадрата],

ничего не противоположно. Так что об удовольствии 106ь

говорится в различных значениях. И точно так же

365

разумной любви противоположна ненависть, чувствен-

ной же любви ничего не противоположно. Ясно, таким

образом, что «любовь» одноименна. Далее, многознач-

ность следует выяснять по чему-то промежуточному:

не обстоит ли дело так, что у одних [противоположно-

5 стей] имеется нечто промежуточное, а у других — нет1

или имеется и у тех и у других, но не одно и то же;

например, для белого и черного цвета промежуточным

будет серое, а для яркого и тусклого звука — ничего,

или если и есть, то это глухое, как говорят некоторые:

глухой звук — промежуточный. Так что «белое», или

«яркое», одноименно, точно так же как и «черное», или

«тусклое». Далее, следует выяснить, не обстоит ли

дело так, что одни [противоположности] имеют много

10 промежуточного, а другие — только одно, как, напри-

мер, яркое и тусклое, а именно: у цветов много проме-

жуточного, у звука же одно — глухое.

Кроме того, следует выяснить, не говорится ли

в разных значениях о противолежащем чему-то по

противоречию. Ибо если о чем-то говорится в разных

15 значениях, то так же и о противолежащем ему гово-

рится в разных значениях; например, «не видеть» оз-

начает разное: одно значение — быть лишенным зре-

ния, другое — не пользоваться зрением. Если «но

видеть» означает разное, то необходимо, чтобы и «ви-

деть» означало разное, ибо каждому из двух значений

«не видеть» что-то противолежит, например «быть ли-

шенным зрения» противолежит «обладать зрением»,

20 а «не пользоваться зрением» — «пользоваться» им.

Далее следует рассмотреть [противоположности],

выражающие лишенность и обладание. А именно,

если об одной из них говорится в разных значениях,

то так же и о другой. Например, если «воспринимать»

означает разное — и в отношении души, и в отноше-

нии тела, то и «быть невосприимчивым» означает раз-

25 ное — и в отношении души, и в отношении тела. А что

только что приведенные примеры противолежат друг

другу как случаи лишенности и обладания,— это ясно,

потому что живые существа от природы обладают и

тем и другим видом восприятия — и в отношении души,

и в отношении тела.

Далее следует обратить внимание на словоизменс-

30 ние5. А именно, если «справедливо» означает разное,

то и «справедливое» означает разное. Ибо каждому

366

значению слова «справедливо» соответствует [такое

же] значение слова «справедливое». Например, если

«справедливо» означает судить о чем-то и по собствен-

ному убеждению, и должным образом, то так же и

«справедливое». И точно так же, если «здоровое» оз-

начает разное, то и «здорово» означает разное6. На-

пример, если «здоровое» означает способное или содей- 35

ствовать здоровью, или сохранять его, или быть его

признаком, то и «здорово» означает способно или со-

действовать здоровью, или сохранять его, или быть

его признаком. И точно так же в других случаях: если

само слово означает разное, то и при изменении своих

окончаний оно будет означать разное, а если при из- 107а

менении своих окончаний оно означает разное, то и

само оно так же.

Следует также обратить внимание на роды катего-

рий применительно к имени, одни ли и те же они во

всех случаях. Ибо если они не одни и те же, то на-

званное есть нечто одноименное; например, хорошее 5

означает в еде доставляющее удовольствие, во врачеб-

ном искусстве — способствующее здоровью, а для ду-

ши — какое-то качество, например быть благоразум-

ным, или мужественным, или справедливым. И точно

так же в отношении человека оно означает какое-то

качество. Иногда же оно означает время, например

своевременное, ведь говорят: хорошо то, что своевре-

менно. А часто оно означает количество, например от- 10

носительно умеренного, ведь говорят также, что хо-

рошо то, что в меру. Так что «хорошо» одноименно.

Точно так же и яркое по отношению к телу означает

цвет, а в звуке — ясно слышимое7. Примерно то же

самое и в отношении острого, ибо оно точно так же не

во всех случаях имеет одно и то же значение. В са-

мом деле, «острый» (резкий) звук есть быстрый звук, 15

как говорят сведущие в числовой гармонии8. Острый

же угол есть угол меньше прямого, а острый нож —

это остроугольный нож 9.

Следует также обратить внимание на роды тех ве-

щей, у которых одно и то же имя: не обстоит ли дело

так, что они разные и не подчинены друг другу? На-

пример, onos 10 означает живое существо и орудие, ведь

это имя имеет разный смысл, л именно: и одном слу- 20

чае оно означает такое-то живое существо, а в дру-

гом—такое-то орудие. Если же один род подчинен

367

другому, то не необходимо, чтобы понятия были раз-

ными. Например, для ворона роды — живое существо

и птица. Стало быть, когда мы говорим, что ворон —

птица, то мы также утверждаем, что он такое-то живое

25 существо. Так что о нем сказываются оба рода. Точно

так же, когда мы говорим, что ворон — двуногое жи-

вое существо, имеющее крылья, мы утверждаем, что

он птица. Следовательно, и в этом случае оба рода и

их понятие сказываются о вороне11. Однако это не бы-

вает в тех случаях, когда один род не подчинен дру-

30 тому. В самом деле, когда мы говорим об орудии, мы

не говорим о живом существе, а когда говорим о жи-

вом существе, мы не говорим об орудии.

Следует, однако, обратить внимание не только на

предмет обсуждения, не обстоит ли дело так, что роды

его различны и не подчинены друг другу, но и на про-

тивоположное ему, ибо если о противоположном пред-

мету обсуждения говорится в различных значениях, то

35 ясно, что так же и о нем.

Полезно также обратить внимание на определение,

получаемое от сочетаний, например яркого тела и яр-

кого звука. Ибо если убрать из них собственное, то

должен остаться один и тот же смысл. Но это не бы-

вает у одноименных вещей, например в только что

107Ь приведенном случае. Ибо первое есть тело, имеющее

такой-то и такой-то цвет, а другое — ясно слышимый

звук. Стало быть, если отделить тело и звук, то остав-

шееся у каждого из них не одно и то же. Напротив

же, если яркое было бы однозначащим, то сказанное о

5 каждом из них должно было бы быть одним и тем же.

Часто, однако, даже в самих определениях оста-

ется незамеченным сопутствующее одноименное. Вот

почему следует обратить внимание и на определения.

Например, если утверждают, что то, что есть признак

здоровья, и то, что способствует здоровью, означают

нечто соразмерное со здоровьем, не следует успокаи-

ваться, а нужно разобраться, что же такое «сораз-

10 мерно» в каждом случае, например означает ли это

в одном случае то, что способствует здоровью, а в дру-

гом — то, что есть признак какого-то состояния.

Далее следует рассмотреть, возможно ли сравнение

по [присущности] в большей или в одинаковой мере,

например яркий звук и яркая одежда или острый вкус

и острый (резкий) звук. Ведь нельзя говорить ни то,

368

что они в одинаковой мере ярки и остры, ни то, что 15

одно ярко и остро в большей мере, чем другое. Так

что «яркое» и «острое» одноименны. Ведь все соимен-

ные вещи сравнимы, так как им что-то приписываетс

или в одинаковой мере, или одному в большей мере,

чем другому.

Так как у разных и не подчиненных друг другу

родов разными будут и видовые отличия, как, напри- 20

мер, у живого существа и знания (ведь у них видовые

отличия разные), то следует обратить внимание на то,

не названы ли одним и тем же именем видовые от-

личия разных и не подчиненных друг другу родов, на-

пример острое (резкое) для звука и для имеющего

объем. Ведь звук от звука отличается «остротой» (рез-

костью) , и точно так же — имеющее объем от имею-

щего объем. Так что «острое» одноименно, ибо оно есть 25

видовое отличие разных и не подчиненных друг другу

родов.

Далее следует выяснить, не имеет ли названное

одним и тем же именем разные видовые отличия, на-

пример chroma 12 у тел и в пении, ибо отличие его у

тел состоит в способности или рассеивать, или соби-

рать зрение 13, a chroma в песнях не имеет этих отли- зо

чий. Так что chroma одноименно. Ибо у одинаковых

вещей — одинаковые видовые отличия.

Кроме того, так как вид не есть видовое отличие

ни одной вещи, то следует обратить внимание на то,

не есть ли одно из названных одним и тем же именем

вид, а другое — видовое отличие, например у тел «яр-

кое» есть вид цвета, а в звуке — видовое отличие, ибо 35

звук от звука отличается яркостью 14.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

[Третье средство для построения силлогизма —

нахождение различий в пределах одного и того же рода

или у близких друг другу родов]

Итак, многозначность следует выяснять этим и тому

подобными способами. Должны быть исследованы и

различия между вещами, принадлежащими к одному

и тому же роду. Например, чем отличается справедли 108а

вость от мужества и рассудительность — от умеренно-

сти (ведь все они принадлежат к одному и тому же

роду1). И точно так же должно исследовать разли-

369

чия между вещами, принадлежащими к родам,

расстояние между которыми не очень велико, напри-

мер чем отличается чувственное восприятие от ана-

5 ния. Ведь у родов, расстояние между которыми вели-

ко, различия совершенно очевидны2.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

[Четвертое средство для построения силлогизма —

нахождение сходства в вещах}

Сходство же следует выявлять в принадлежащем

к разным родам таким образом: как одно относитс

к одному, так и другое к другому, например как поз-

нание относится к познаваемому, так и чувственное

восприятие — к чувственно воспринимаемому. И как

10 одно находится в чем-то одном, так и другое нахо-

дится в чем-то другом. Например, как зрение нахо-

дится в глазу, так и ум — в душе1, и как спокойст-

вие — на море, так и безветрие — в воздухе2. Упраж-

няться в этом следует больше всего, рассматривая то,

что принадлежит к родам, расстояние между которыми

велико, ибо тогда в остальных случаях нам легче будет

находить сходное. Следует также рассматривать вещи,

15 принадлежащие к одному и тому же роду, не присуще

ли им всем нечто одно и то же, например человеку,

лошади и собаке. Ибо поскольку им присуще нечто

одно и то же, постольку они сходны между собой3.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

[О пользе трех последних средств,

необходимых для построения диалектических силлогизмов]

Исследовать многозначность полезно для ясности

(ибо то, что утверждают, знают лучше, когда выявля-

20 ют многозначность слов) и для построения умозаклю-

чений, касающихся самого предмета, а не его назва-

ния. Ибо если неизвестно, в скольких значениях го-

ворится о чем-то, то возможно, что тот, кто отвечает1,

и тот, кто спрашивает2, имеют в виду не одно и тоже.

Когда же выявлено, в скольких значениях говорится о

чем-то, и [смысл], который приписывается утвержде-

25 нию, то вопрошающий2 покажется смешным, если он

приводит доводы не против данного [смысла]. Но вы-

явление многозначности полезно и для того, чтобы не

дать себя ввести в заблуждение и чтобы ввести в за-

370

блуждение [собеседника]. Ибо когда мы знаем, в сколь-

ких значениях говорится о чем-то, мы никак не дадим

себя обмануть, а будем узнавать, против того же ли

самого направлены доводы вопрошающего. Когда же

мы сами ставим вопросы, мы в состоянии будем ввести зо

в заблуждение отвечающего, если он как раз не знает,

во скольких значениях говорится [о предмете спора].

Однако это возможно не во всех случаях, а только

тогда, когда из того, что говорится в различных зна-

чениях, одно истинно, а другое ложно. Но этот способ

не свойствен диалектике3. Поэтому диалектики долж-

ны всячески избегать такого рода способа, [т. е.] осте-

регаться рассуждать по поводу имен, разве только в 35

том случае, когда кто-нибудь иначе рассуждать о

предмете не в состоянии4.

Нахождение же различий полезно для построени

умозаключений о тождественном и различном, а также

для познания сути каждой [вещи]. Что оно действи- 108Ь

тельно полезно для построения умозаключений о тож-

дественном и различном,— это ясно. Ибо когда мы

найдем какое-нибудь различие между предметами [об-

суждения], мы докажем, что они не тождественны.

А для познания сути [вещи] нахождение различий по-

лезно по той причине, что мы имеем обыкновение от-

делять надлежащую речь о сущности каждой [вещи] 5

посредством присущих ей видовых отличий5.

Рассмотрение же сходства [вещей] полезно для до-

водов, основанных на наведении, а также для умоза-

ключений из предположений 6 и для построения опреде-

лений. Для доводов, основанных на наведении, оно по-

лезно по той причине, что полагаем, что общее следует

выводить через приведение сходных единичных слу- 10

чаев, ибо без знания сходств нелегко делать умоза-

ключение при помощи наведения. А для построени

умозаключений из предположений оно полезно по той

причине, что общепринято мнение, что, как дело об-

стоит с одной из сходных [вещей], так оно обстоит и

с остальными. Чтобы быть, таким образом, в состоянии

рассуждать по поводу какой-нибудь из этих [вещей],

мы должны заранее согласиться, что, как доло обстоит 15

с этими [вещами], так оно обстоит и с обсуждаемым.

Если мы что-то доказали относительно тех (вещей], то

на основании нашего предположения это будет дока-

зано а относительно обсуждасмого. Ибо мы вели бы до-

371

казательство на основании нашего предположения, что,

как дело обстоит с теми [вещами], так оно обстоит и

с обсуждаемым. Нахождение сходства полезно и дл

построения определений по той причине, что если мы

20 в состоянии сразу усмотреть, что именно тождест-

венно [другому] в каждой отдельной [вещи], то при

построении определения мы не будем сомневатьс

в том, к какому роду мы должны отнести предмет об-

суждения. Ибо из общих [вещам сказуемых] родом

будет то, которое больше всего сказывается в сути

[вещи]. Точно так же рассмотрение сходств полезно

для определения [вещей], значительно различающихс

25 между собой, например что спокойствие на море тож-

дественно безветрию в воздухе (ибо и то и другое оз-

начает покой) и что точка в линии — то же, что еди-

ница в числе (ибо каждая из, них есть начало). Так

что, указывая как род то, что вообще всем, мы будем

убеждены, что не даем неподобающего определения.

Строящие дпределение имеют обыкновение поступать

приблизительно так же. Ибо они утверждают, [напри-

зо мер], что единица — начало числа, а точка — начало

линии. Таким образом, ясно, что они родом полагают

то, что обще и тому и другому7.

Итак, вот каковы те средства, при помощи которых

строят умозаключения. Топы же, для которых по-

лезно сказанное, суть следующие.

КНИГА ВТОРАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

[Различение проблем. Способы нахождения привходящего.

Предварительные замечания]

Одни проблемы общие, а другие — частные. Общие,

например, что всякое удовольствие благо и что ника-

кое удовольствие не благо; а частные, например, что

какое-то удовольствие есть благо и что какое-то удо- 109а

вольствие не есть благо. Обоим видам проблем одина-

ково свойственно то, что они пригодны для обоснова-

ния и опровергания общего. В самом деле, доказав,

что нечто присуще всем, мы докажем, что оно при-

суще и некоторым 1. И точно так же, когда мы дока-

жем, что нечто не присуще ни одному, мы докажем, 5

что оно присуще не всем2. Стало быть, прежде всего

следует говорить о способах, пригодных для опровер-

гания общего, потому что они одинаково применимы и

к общим, и к частным проблемам и потому что [в спо-

ре] выставляют больше положений о том, что при-

суще, чем о том, что не присуще, а те, кто ведет

спор, опровергают их. Труднее же всего подвергнуть

обращению собственное обозначение по привходяще-

му. Ибо [быть присущим лишь] в каком-то отношении,

а не вообще — это возможно только для привходя-

щего. Обозначения же по определению, собствен-

ному и роду необходимо допускают обращение3; на-

пример, если кому-нибудь присуще быть двуногим су- 15

ществом, живущим па суше, то по обращении бу-

дет правильно сказать, что он двуногое существо,

живущее на суше. Подобным образом допускает

обращение обозначение по роду. Ведь если чему-ни-

будь присуще быть живым существом, то оно есть

живое существо. И то же самое — в отношении собст-

венного. В самом деле, если кому-нибудь присуще быть

способным научиться читать и писать, то он есть спо-

собный научиться читать и писать. Ведь ничего из

373

этого не может быть присуще или не присуще лишь

20 в некотором отношении, а оно присуще или не при-

суще вообще. Ничто, однако, не мешает, чтобы привхо-

дящее было присуще лишь в некотором отношении,

как, например, белизна или справедливость. Поэтому

доказать, что кому-то присуща белизна или справед-

ливость, недостаточно для того, чтобы доказать, что

он белый или справедливый [вообще]. Ибо остаетс

15 еще спорным [вопрос], не бел ли он или справедлив

лишь в некотором отношении. Так что для привходя-

щего обращение не обязательно.

Должно также различать ошибки, допускаемые в

проблемах. Бывают всякого рода ошибки — или из-за

того, что утверждается ложное, или из-за того, что от-

ступают от установившегося способа выражения. В са-

30 мом деле, те, кто утверждает ложное, делают ошибку,

говоря, что чему-то присуще то, что ему не присуще.

А те, кто обозначает предмет неподходящим именем,

например человека — платаном, отступают от установ-

ленного наименования.

ГЛАВА ВТОРАЯ

[Топы для опровергания проблем,

касающихся привходящего]

Итак, один топ состоит в рассмотрении того, не

35 выдали ли за привходящее то, что присуще каким-то

другим образом. Больше всего делают эту ошибку

в отношении рода, например, если кто-то говорит, что

белому случается быть цветом. Ведь цвет не привхо-

дящее для белого; цвет есть его род. Стало быть, и тот,

кто выставляет тезис, может по способу выражени

дать определение [рода как привходящее], например

109b что справедливости случается быть добродетелью'. Но

часто и тогда, когда не дают такого определения, со-

вершенно ясно, что род указан как привходящее, на-

пример если сказали, что белизпа окрашена или что

хождение движется. Дело в том, что сказываемое о

5 виде никогда не обозначается словами, производными

от рода, а все роды сказываются о своих видах со-

именно. Ибо виды принимают и имя рода, и понятие

его. Стало быть, тот, кто сказал, что белое окрашено,

указал [«окрашено»] не как род — потому что он упо-

требил слово, производное [от слова «окраска»], не

374

как собственное и не как определение. Ведь определе-

ние и собственное [вещи] не присущи ничему дру- 10

гому [кроме нее], а окраску имеет и многое дру-

гое, например дерево, камень, человек, лошадь. Ясно,

что [«окрашено»] здесь указано как привходящее.

Другой топ состоит в рассмотрении [вещей], о ко-

торых утверждают, что нечто присуще им всем или

ни одному не присуще. Однако рассматривать следует

здесь [отдельные] виды, а не бесчисленные [единич-

ные вещи], ибо тогда рассмотрение будет более пра- 15

вильным и коснется меньшего. Следует также рас-

сматривать и начинать с первого, затем последова-

тельно доходить до далее неделимого. Например, если

кто-то утверждал, что одна и та же наука изучает

противолежащие друг другу [вещи], то следует рас-

смотреть, изучает ли одна и та же наука соотнесенные

между собой, противоположные друг другу и противо-

лежащие друг другу по лишенности и обладанию и по

противоречию. И если по ним еще не ясно, изучает ли

одна и та же наука противолежащие друг другу 20

[вещи], то следует их снова делить до далее недели-

мого, например рассмотреть, изучает ли одна и та же

наука справедливость и несправедливость, или двой-

ное и половинное, или слепоту и зрение, или бытие и

небытие. Ибо если относительно какой-нибудь [из этих

пар противоположностей] будет доказано, что она не

изучается одной и той же наукой, то мы проблему ос-

порим. И точно так же — если нечто ничему не при-

суще. Этот топ может быть использован и для опро- 25

вергания, и для обоснования. Действительно, если после

произведенного деления положение оказывается [пра-

вильным] для всех или для многих случаев, нужно

требовать [от собеседника], чтобы он признал по-

ложение и как общее или чтобы он сделал возражение,

что в некоторых случаях это не так2. Ведь если он не

делает ни того ни другого, то несогласие его с поло-

жением кажется нелепым.

Следующий топ состоит в том, чтобы дать опроде- зо

ление привходящего и того, для чего оно есть привхо-

дящее, или дать определение того и другого в отдель-

ности или одного из них, а затем выяснить, но взято

ли в определении как истинно нечто неистинное.

Например, если ставиться вопрос, можно ли поступать не-

375

справедливо по отношению к богу, то следует выяс-

нить, что такое поступать несправедливо. Ибо если это

значит наносить вред преднамеренно, то ясно ,что

нельзя поступать несправедливо по отношению к богу,

ибо богу нельзя наносить вред. И точно так же если

35 ставится вопрос, может ли хороший человек быть за-

вистливым, то следует выяснить, кто завистлив и что

такое зависть. Ибо если зависть означает огорчение

из-за очевидного преуспеяния какого-нибудь доброде-

тельного человека, то ясно, что хороший человек не может быть завистливым, ибо в таком случае он был

бы дурным человеком. И точно так же если ставитс

вопрос, завистлив ли [справедливо] негодующий чело-

век, то следует выяснить, кто такой каждый из них.

Ведь именно так становится совершенно очевидным,

11 0а

истинно ли или ложно сказанное; например, если за-

вистлив тот, кто огорчается из-за преуспеяния хоро-

ших людей, а [справедливо] негодующий — тот, кто

огорчается из-за преуспеяния дурных людей, то ясно,

что [справедливо] негодующий не может быть завист-

ливым3. Следует также брать определения вместо имен,

5 содержащихся в определении, и не отступать до тех

пор, пока не дойдут4 до чего-то известного. Ибо часто,

хотя дано все определение, еще не ясно искомое, но

оно становится совершенно ясным, когда дают опре-

деление вместо какого-то из имен, содержащихся в оп-

ределении.

|0 Далее, следует самому образовать из проблемы по-

ложение, а затем возражать [против него], ибо возра-

жение будет доводом против тезиса. Этот топ почти

совпадает с топом, состоящим в рассмотрении [отдель-

ных вещей], о которых утверждают, что нечто или

присуще им всем, или ни одной не присуще. Однако

этот топ отличается способом выражения.

Далее, следует различать, что должно называть

так, как называет большинство людей, и что — нет.

15 Ибо это полезно и для обоснования, и для опроверга-

ния. Так, вещи следует называть теми именами, ка-

кими пользуется большинство людей, но [когда вы-

ясняют], какие вещи суть такого-то рода или не

такого рода, то уже не нужно следовать большинству

людей; например, здоровым нужно называть то, что со-

20 действует здоровью, как говорит большинство людей,

376

но способствует ли то, о чем идет речь, здоровью или

нет, следует уже указать не так, как большинство лю-

дей, а как врачеватель.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

[Топы, касающиеся многозначности слов]

Далее, если о чем-то говорится в различных зна-

чениях, все равно, присуще ли положенное или не при-

суще, доказательство должно касаться одного из зна-

чений сказанного, если нельзя доказывать в отноше-

нии обоих. Этим топом следует, однако, пользоваться, 25

когда многозначность скрыта. В самом деле, если бы

многозначность не была [для собеседника] скрыта, то

он возражал бы, что спорят не о том, что он сам под-

верг сомнению, а о другом. Этот топ пригоден и дл

обоснования, и для опровергания. Когда мы хотим

что-то обосновать, мы докажем, что, взятое в одном 30

значении, [данное] присуще, если не можем доказать,

что оно присуще в том и другом значении. Когда же

мы что-то опровергаем, мы докажем, что, взятое в одном

значении, [данное] не присуще, если мы не можем до-

казать, что оно не присуще в том и другом значении.

Однако опровергающему вовсе не следует рассуждать

на основании договоренности, все равно, идет ли речь

о том, что [данное] всем присуще, или о том, что оно

не присуще пи одному. Ибо когда мы докажем, что

оно ие присуще ни одному, мы опровергнем, что оно 35

всем присуще. И точно так же, когда мы докажем, что

оно одному присуще, мы опровергнем, что оно ни од-

ному не присуще'. Тому же, кто обосновывает что-то,

следует заранее договориться [с собеседником], что

если [данное] кому бы то ни было присуще, то оно

всем присуще, поскольку это требование обоснованно.

Ибо для того чтобы доказать, что нечто всем присуще,

было бы недостаточно рассуждать по поводу одного 110b

[случая]2. Например, если душа человека бессмертна,

то это еще не значит, что всякая душа бессмертна. Так

что следует заранее договориться, что если какай бы

то ни было душа бессмертна, то всякая душа бес-

смертна. Однако по всегда следует поступить, именно

так, а лишь тогда, когда мы не в состоянии привести 5

один йовод, общий дли псих случаи», и отлично от гео-

метра, [доказывающего доводом, общим для всех

377

случаев], что треугольник имеет углы, равные [в сово-

купности] двум прямым и т. д.

Если же многозначность не скрыта, то следуе (ра-

зобрать, в скольких значениях говорится о чем-то, и

опровергнуть или обосновать его [в каждом значении].

Так, если надлежащее есть полезное или прекрасное,

10 то следует попытаться обосновать или опровергнуть от-

носительно него то и другое, например что надлежаще»

есть прекрасное и полезное или что оно не есть ни

прекрасное, ни полезное. Если же нельзя доказать то

и другое, то следует доказать одно из них, отмечая, что

одно есть надлежащее, а другое нет. То же самое рас-

суждение верно и для случая, если разбираемое имеет

15 больше значений.

Далее следует рассмотреть то, что многозначно не

как одноименное, а другим образом. Например, одна

наука изучает многое или как наука о цели и о [сред-

ствах] для цели (например, врачебное искусство есть

знание о содействии здоровью и о том, какой образ

жизни вести), или как наука о двух целях, каковой

называется одна и та же наука, изучающая противо-

20 положности (ибо одна из них есть для этой науки цель

не больше, чем другая), или как наука о том, что

[присуще] само по себе, и о том, что [присуще] как

привходящее; например, само по себе [присуще] то,

что треугольник имеет углы, равные [в совокупности]

двум прямым, а как привходящее — что равносторон-

ний треугольник имеет углы, равные [в совокупности]

двум прямым, ибо в силу того, что равностороннему

треугольнику случается быть треугольником, мы знаем,

что он имеет углы, равные [в совокупности] двум пря-

25 мым. Таким образом, если ни в каком смысле невоз-

можно, чтобы наука о многом была одной и той же, то

ясно, что ей вообще невозможно быть такой; если же

это в каком-то смысле возможно, то ясно, что она мо-

жет быть такой. Различать же значения следует на-

столько, насколько это полезно. Если мы хотим, па-

пример, обосновать что-то, то следует приводить такие

30 значения, какие допустимы, а различать следует только

те, что полезны для обоснования. Если же мы хотим

опровергнуть что-то, то [следует приводить такие зна-

чения], какие недопустимы, а остальные следует ос-

тавлять без внимания. Делать это следует и тогда,

когда [собеседнику] остается неизвестной многознач-

378

ность. А касается ли вот это этого (einai tode toyde)

или нет,— это следует обосновать при помощи этих же

топов. Например, вот эта наука касается этого как 35

цели, или как [средств] для цели, или как привходя-

щего для него, или, наоборот, она не касается его ни

одним из указанных способов. То же самое можно ска-

зать и о желании и обо всем другом многозначном.

В самом деле, желание вот этого касается цели (на- 111а

пример, здоровья), или [средств] для цели (например,

желание употреблять лекарства), ил и чего-то привхо-

дящего, как, например, любитель сладкого желает вина

не потому, что оно вино, а потому, что оно сладкое,

ибо он желает сладкого самого по себе, а вина — как

чего-то привходящего [для сладкого]. Ведь если вино

терпкое, он его не желает. Стало быть, он желает его

как нечто привходящее [для сладкого]. Этот топ по- 5

лезен для рассмотрения отношений. Ибо почти все та-

кие случаи суть случаи отношений.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

[Другие топы. Замена менее понятного слова более понятным.

Отношение между родом и видом]

Далее полезна замена одного имени другим, более

понятным, например вместо «тщательное» в ответах

употребить «точное» и вместо «суетливость»—«хлопот- 10

ливость» ', ибо, чем более понятным становится сказан-

ное, тем легче спорить против тезиса. И этот топ при-

меним для того и другого — и для обоснования, и дл

опровергания.

А для того чтобы показать, что одному и тому же

присущи противоположности, следует обратить внима- 15

ние на его род, например если мы хотим показать, что

в чувственном восприятии возможны и правильность и

ошибочность, а именно: чувственное воспрннимание

есть различение, а различать можно правильно и не-

правильно; стало быть, при чувственном восприятии

возможны правильность и ошибочность. Таким образом,

доказательство относительно вида дается здесь на осно-

вании рода2, ведь различение есть род для чувственного

восприятия, ибо воспринимающий чувствами каким-то

образом различает3. Можно, наоборот, от вида :;аклю- 20

чать к роду, ибо то, что вид содержит, содержит и род4.

Например, если бывает плохое и хорошие знание, то

879

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)