Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 2.

209

в покое или в равновесии; и, наоборот, посредством снятия этого третьего материя могла бы быть поднята на более высокую ступень. Возможно, конечно, что выведенные только что продукты могли бы находиться на совершенно различных ступенях материальности или упомянутого перехода или что эти различные ступени можно было бы различить в одном продукте в большей или меньшей степени, чем в другом; следовательно, тем самым была бы действительно представлена динамическая последовательность этих продуктов.

п) В решении самой задачи мы сохраняем пока прежнее направление, хотя и неизвестно, куда оно нас приведет.

В природу привнесены отдельные (индивидуальные) продукты; однако в этих продуктах все еще должна быть различима продуктивность в качестве продуктивности. Продуктивность, как предполагается, еще не абсолютно перешла в продукт. Пребываемость продукта должна быть постоянным самовоспроизведением.

Возникает задача показать, что препятствует этому абсолютному переходу — тому, чтобы продуктивность исчерпала себя в продукте, или что превращает пребывание продукта в постоянное самовоспроизведение.

Совершенно невозможно понять, как повсюду стремящаяся к продукту деятельность встречает препятствие к тому, чтобы полностью перейти в него, если этому переходу не препятствуют внешние влияния, и продукт, для того чтобы пребывать, не вынужден в каждый момент вновь производить себя.

Однако до сих пор не найдено никаких следов причины, противоположной продукту (органической природе), следовательно, такая причина может быть пока только постулирована. (Мы полагали, что в возникшем продукте вся природа исчерпала себя, и только теперь замечаем, что для понимания этого продукта необходимо предпослать нечто другое и что в природе должна обнаружиться новая противоположность.)

До сих пор природа была для нас абсолютным тождеством в двойственности — теперь мы сталкиваемся с противоположностью, которая должна присутствовать внутри этого тождества. Эта противоположность должна быть выявлена в самом дедуцированном продукте, если ее вообще можно вывести.)

Дедуцированный продукт есть идущая вовне деятельность — различить ее в качестве таковой нельзя без деятельности,

210

идущей и том же продукте извне внутрь (обращенной на саму себя), а эта деятельность в свою очередь не может мыслиться, если она не оттесняется (отражается) извне в обратном направлении.

В противоположных направлениях, возникающих вследствие этого противоположения, заключен принцип конструкции всех явлений жизни: если снять эти противоположные направления, жизнь окажется либо абсолютной деятельностью, либо абсолютной рецептивностью, ибо изначально она возможна только как самое совершенное взаимоопределение рецептивности и деятельности.

Мы отсылаем читателя к «Наброску», только обращая его внимание на то, что здесь достигнута более высокая ступень конструкции.

Выше (g) мы объяснили возникновение продукта вообще натиском природы, направленным против изначальной точки торможения, благодаря чему эта точка возвышается до уровня наполненной сферы и таким образом обретает постоянство. Здесь же, поскольку мы выводим натиск внешней природы не на простую точку, а на продукт, та первая конструкция возвышается для нас как бы до второй потенции,— у нас теперь удвоенный продукт (в дальнейшем мы увидим, что органическая природа вообще есть только более высокая потенция неорганической и что она именно потому возвышается над неорганической, что в ней то, что уже есть продукт, вновь становится продуктом).

Поскольку продукт, дедуцированный нами в качестве самого изначального, сам вынуждает нас обратиться к противоположной ему природе, становится очевидным, что наша конструкция возникновения продукта была вообще неполной и что мы еще далеко не решили нашу задачу (задача всей нашей науки — сконструировать возникновение фиксированного продукта).

Продуктивный продукт как таковой может существовать только под влиянием внешних сил, ибо только таким образом продуктивность прерывается и встречает препятствие, не позволяющее ей угаснуть в продукте. Для этих внешних сил также должна существовать особая сфера: они должны находиться в мире, который непродуктивен. Однако этот мир именно поэтому должен быть во всех отношениях фиксированным и неизменно определенным. Следовательно, задача показать, как в природе возникает продукт, решена всем предшествующим изложением лишь односторонне. «Продукт затормаживается раздвоением

211

продуктивности на каждой ступени развития». Но это относится только к продуктивному продукту, здесь же речь идет о продукте непродуктивном.

Противоречие, с которым мы столкнулись, может быть разрешено лишь в том случае, если будет найдено общее выражение для конструкции продукта вообще (независимо от того, продуктивен ли он или перестал быть таковым).

Поскольку существование непродуктивного (неорганического) мира сначала только постулируется, чтобы объяснить продуктивный мир, то и условия его могут быть установлены лишь гипотетически; а поскольку мы пока что вообще знаем этот мир лишь из его противоположности продуктивному миру, то и упомянутые условия также должны быть выведены только из этой противоположности. (Из этого явствует, о чем упоминается и в «Наброске», что этот второй раздел, как и первый, содержит только гипотетическую истину, так как ни органическая, ни неорганическая природа не объяснены, если конструкция обеих не приведена к общему выражению, а это может быть достигнуто лишь в синтезирующем разделе нашего исследования. Этот раздел должен привести нас к наивысшим и самым общим принципам конструкции природы вообще, ввиду чего мы сразу же отсылаем к нему читателя, стремящегося познакомиться с нашей системой. Гипотетическую дедукцию неорганического мира и его условий мы можем здесь опустить с тем большим основанием, что в «Наброске» она в достаточной степени разработана; спешим перейти к самой общей и наивысшей задаче нашей науки.)

Самую общую задачу умозрительной физики можно теперь сформулировать так: привести конструкцию органических и неорганических продуктов к общему выражению.

Мы можем здесь коснуться лишь основных положений в решении этой задачи, а из них выделить только те, которые недостаточно полно разработаны в «Наброске» (третий главный раздел).

А

С самого начала мы принимаем в качестве принципа следующее: поскольку органический продукт есть продукт во второй потенции, органическая конструкция продукта должна быть по крайней мере символом изначальной конструкции всякого продукта вообще.

а) Для того чтобы продуктивность вообще могла быть

212

фиксирована в одной точке, должны быть даны границы. Поскольку границы служат условием первого явления, то причини, в силу которой создаются границы, не может более являться, она возвращается в глубину природы или каждого продукта.

В органической природе это ограничение продуктивности дано посредством того, что мы называем чувствительностью и что надлежит мыслить как первое условие конструкции органического продукта («Набросок», с. 169).

b) Непосредственное следствие ограниченной продуктивности есть чередование сокращения и расширения в уже данной и, как мы теперь знаем, как бы вторично

сконструированной материи.

c) Там, где это чередование останавливается, продуктивность переходит в продукт, а там, где она восстанавливается, продукт переходит в продуктивность. Ибо,

поскольку продукт должен оставаться бесконечно продуктивным, в нем должны быть различимы три ступени продуктивности; абсолютный переход продуктивности в

продукт есть уничтожение самого продукта.

d) Так же, как эти три ступени различимы в индивиду уме, они должны быть различимы во всей органической природе, и последовательность ступеней организаций есть

не что иное, как последовательность ступеней самой продуктивности. (Продуктивность исчерпывает себя в продукте Л до степени с и может приступать к созданию

продукта В только там, где прекратилось создание А, т. е. со степени d, и так далее до исчезновения всякой продуктивности. Если бы нам была известна абсолютная степень продуктивности, например, Земли (определяемая отношением ее к Солнцу), то исходя из этого границу организации на Земле можно было бы определить точнее, чем па основании неполных опытных данных, которые не могут быть полными хотя бы по одному тому, что катастрофы, происходившие в природе, несомненно, уничтожили крайние звенья цепи. Подлинная история природы, объектом которой служат не продукты, а сама природа ,прослеживает единую, как бы сопротивляющуюся свободе продуктивность на всех поворотах и Разгибах ее пути вплоть до той точки, где она в конце концов должна угаснуть в продукте.)

На этой динамической последовательности ступеней в индивидууме, как и во всей органической природе, основана конструкция всех органических явлений («Набросок», с. 220 — 279).

213

Если придать этим положениям форму всеобщности, они приведут нас к следующим основоположениям общей теории природы.

a) Продуктивность должна быть изначально ограничена. Поскольку вне ограниченной продуктивности есть (только) чистое тождество, то ограничение не может быть дано посредством уже имеющейся различенное™ (Diffe renz) и, следовательно, должно быть результатом возникающей в самой продуктивности противоположности, к которой мы здесь возвращаемся как к первому постулату 6.

b) Эта различенность, мыслимая в чистом виде, есть первое условие всей деятельности (природы); продуктивность притягивается и отталкивается между этими противоположностями (изначальными границами) 7, и в этом чередовании расширения и сокращения необходимо возникает нечто общее, но существующее только в чередовании.

Для того чтобы это общее пребывало вне чередования, должно быть фиксировано само чередование. Деятельное в чередовании есть в себе самой раздвоенная продуктивность.

c) Возникает вопрос:

а) Чем может быть вообще фиксировано это чередование. Оно не может быть фиксировано чем то, содержащимся в самом чередовании в качестве его звена, следовательно, должно быть фиксировано чем то третьим.

б) Однако это третье должно быть способным вторгнуться в эту изначальную противоположность; но вне этой противоположности ничего нет 8, следовательно, оно (это

третье) должно уже изначально присутствовать в ней в качестве чего то такого, что опосредствовано противоположностью и в свою очередь опосредствует противоположность. Ибо в противном случае нет основания для того, чтобы это третье изначально содержалось в названной противоположности.

Противоположность есть снятие тождества, но природа есть тождество изначально. Следовательно, в этой противоположности вновь должно быть стремление к тождеству. Это стремление (непосредственно) обусловлено противоположностью; если бы не было противоположности, было бы тождество, абсолютный покой и не было бы стремления к тождеству 9. Если же в самой противоположности не было бы тождества, то и сама противоположность не могла бы длиться.

214

Тождество, вышедшее из различенности, есть не различенность (Indifferenz), следовательно, упомянутое выше третье есть стремление к неразличенности, обусловленное самой различенностью, которая в свою очередь обусловлена им. (Различенность как таковая вообще постигнута быть не может и есть для созерцания только через нечто третье, которое ее сохраняет,— на чем основывается и чередование.)

Следовательно, это третье есть единственное, что в изначальном чередовании составляет субстрат. Однако субстрат так же предполагает чередование, как чередование субстрат — здесь нет ни первого, ни второго; различенность и стремление к неразличенности одновременны, совершенно едины во времени.

Основное положение: ни одно тождество в природе не абсолютно, следовательно, оно всегда — только не различенность 10.

Поскольку само это третье предполагает изначальную противоположность, противоположность не может быть снята им абсолютно, условие продолжения деятельности третьего (той третьей деятельности или природы) состоит в постоянном сохранении противоположности, и, наоборот, сохранение противоположности обусловлено посредством продолжающегося сохранения третьего.

Но как же мыслить противоположность продолжающейся?

У нас есть одна изначальная противоположность, между границами которой должна находиться вся природа; допустим, что факторы этой противоположности действительно могут переходить друг в друга или абсолютно совпадать в некоем третьем (в отдельном продукте), тогда противоположность снята, а с ней и названное выше стремление и, следовательно, вся деятельность природы. Сохранение же противоположности мыслимо только в том случае, если она бесконечна — если самые крайние ее границы остаются расходящимися в бесконечность, так что всегда могут быть произведены только опосредствующие звенья синтеза, но сам последний и абсолютный синтез никогда произведен быть не может, вследствие чего никогда не будет достигнута абсолютная точка неразличенности, а достигаются только ее относительные точки. Каждая возникшая не различенность оставляет новую, еще не снятую противоположность, та опять переходит в не различенность, которая также лишь частично снимает изначальную противоположность. Посредством изначальной противоположности

215

и стремления к неразличенности создается продукт, но продукт снимает противоположность лишь частично: посредством снятия этой части, т. е. посредством возникновения самого продукта, возникает, следовательно, новая противоположность, отличающаяся от снятой ранее, а благодаря ей — продукт, отличный от первого; но и он оставляет абсолютную противоположность неснятой; таким образом вновь возникает дуализм, а посредством него — продукт, и так до бесконечности.

Допустим, что в продукте А объединены противоположности с и d, но вне этого объединения остается еще противоположность б и е. Она снимается в В, но и этот продукт не снимает противоположность а и /; если предположить, что а и / обозначают крайние границы, то их объединение и будет тем продуктом, который никогда не будет произведен.

Между крайними точками а и / находятся противоположности с — d и b — е, однако ряд этих промежуточных противоположностей бесконечен, все эти промежуточные противоположности находятся в одной абсолютной противоположности. В продукте А от а снято только с, от / только d\ если то, что остается от а, мы назовем 6, то, что остается от /, — е, то они в силу абсолютного стремления к неразличенности будут, правда, вновь объединены, но оставят неснятой новую противоположность, и, таким образом, между аи/ останется бесконечный ряд промежуточных противоположностей, а продукт, в котором они абсолютно снимают друг друга, всегда будет только в становлении, но никогда не есть.

Это уходящее в бесконечность образование следует представлять себе так: изначальная противоположность должна была бы снять себя в изначальном продукте Л. Продукт должен был бы пасть на точку неразличенности для а и /, но поскольку противоположность абсолютна и может быть снята только в бесконечно продолжающемся (никогда — в действительном) синтезе, то А следует мыслить как центр бесконечной окружности (диаметр которой есть бесконечная линия а — /). Поскольку в продукте противоположности а — / объединены только с и d, в нем возникает новое раздвоение b и е, и продукт таким образом разъединяется в противоположных направлениях; в точке, где стремление к неразличенности получит преобладание, b vie начнут создавать новый, отличающийся от первого продукт, однако между аи/ лежит еще бесконечное множество противоположностей; следовательно, точка неразличенности

216

В есть центр окружности, которая находится в первой окружности, но сама также бесконечна и т. д.

Противоположность b — е в В поддерживается посредством /1, так как оно (Л) оставляет ее необъединенной; (так же) противоположность в С поддерживается посредством В, ибо В также снимает лишь часть от а и /. Однако противоположность в С поддерживается посредством В лишь постольку, поскольку А поддерживает противоположность в В и. Следовательно, то, что выступает как результат этой противоположности С и В (,допустим, например, что этот результат — общая гравитация), обусловлено общим влиянием А, таким образом, что В и С и бесконечное множество продуктов, которые окажутся между а и /, в качестве промежуточных звеньев составляют по отношению к А только один продукт. Различенность, еще остающаяся в А после объединения с и а,— лишь та одна, которая затем опять возникает в В, С и т. д. вследствие их деления.

Однако сохранение противоположности является для каждого продукта условием стремления к неразличенности, следовательно, А поддерживает стремление к неразличенности в В, В — в С. Но противоположность, которую А оставило неснятой, только одна; следовательно, и та тенденция в В, в С и так до бесконечности обусловлена и поддерживается только посредством А.

Определенная таким образом организация есть не что иное, как организация универсума в гравитационной системе. Сила тяжести проста, но ее условие — двойственность. Не различенность возникает только из различенности. Снятый дуализм есть материя в той мере, в какой она только масса.

Абсолютная точка неразличенности не существует нигде, она как бы распределена между многими отдельными точками. Универсум, формирующийся от центра к периферии, ищет точку, где будут сняты и самые крайние противоположности природы; невозможность этого снятия обеспечивает бесконечность универсума.

С каждого продукта А неснятая противоположность переносится на новый продукт В; тем самым продукт А становится причиной дуализма и гравитации В (это перенесение есть то, что называют воздействием посредством распределения, теория которого уясняется только исходя из этого пункта) 12. Так, например, Солнце, поскольку оно — лишь относительная не различенность, поддерживает противоположность, обусловливающую тяжесть подчиненных

217

ему небесных тел, до тех пределов, до которых доходит сфера его воздействия |3.

Не различенность в каждый момент снимается и в каждый момент вновь восстанавливается. Поэтому тяжесть действует как в покоящихся, так и в движущихся телах. Всеобщее восстановление дуализма и снятие его в каждый данный момент может являть себя только как nisus u по отношению к некоему третьему; это третье следовательно, просто 0, оно), будучи абстрагировано от тенденции, ничто ( = 0), следовательно, оно только идеально (только обозначающее пространство) — точка 1ь. Тяжесть (центр тяжести) для каждого целостного продукта только одна (,ибо и противоположность одна), и одна также относительная точка неразличенности. Точка неразличенности отдельного тела обозначает только направленность его стремления по отношению к общей точке неразличенности; поэтому эта точка может рассматриваться как единственная, где действует тяжесть; также и то, посредством чего тела только и обретают для нас существование, есть это стремление вовне *.

Вертикальное падение по направлению к этой точке есть не простое, а сложное движение; приходится лишь удивляться тому, что это не было понято раньше **.

Тяжесть не пропорциональна массе (ибо что такое эта масса, если не абстракция специфической тяжести, просто гипостазированной вами?), напротив, масса тела есть лишь выражение момента, когда в нем снимается противоположность.

d) В предшествующем изложении в общих чертах закончена конструкция материи, но не специфическая различенность материи.

Общее для всей материи В, С и т. д. по отношению к А есть не снятое посредством А различенное, которое в В и С также снимается лишь частично, следовательно, также опосредствованная этой различенностью тяжесть.

Таким образом, В и С отличает от А не снятая посредством А различенность, которая становится условием тяжести для В и С.

Так же и С отличает от В (если С есть подчиненный В продукт) не снятая посредством В различенность, кого то

* Баадер о пифагорейском квадрате, 1798.

** За исключением мыслящего автора единственной известной мне рецензии на мою работу «О мировой душе» в «Вюрцбургских ученых записках».

218

рая опять переносится на С. Следовательно, сила тяжести для высшего небесного тела и для тела подчиненного не одинакова, и в центральных силах притяжения царит такое же многообразие, как в их условиях (ср. «Набросок», с. 119).

Различенность отдельных продуктов в продуктах А, В, 6\ которые, будучи противоположны друг другу, представляют абсолютно однообразные продукты (,так как противоположность для продукта в целом одна и та же), возможна благодаря тому, что в снятии мыслимо различное соотношение факторов, такое, например, что в х преобладает положительный фактор, в у — отрицательный (что делает одно тело заряженным положительным электричеством, другое — отрицательным; всякая различенность — только различенность электричества) 16.

е) Что тождество материи есть не абсолютное тождество, а только не различенность, может быть доказано лишь исходя из возможности вновь снять тождество и из сопровождающих его феноменов 17; позволим себе обозначить для краткости это повторное снятие и вытекающие из него феномены выражением динамический процесс, хотя при этом, само собой разумеется, еще вовсе не решено, можно ли считать нечто подобное действительным повсюду.

В динамическом процессе будет ровно столько ступеней, сколько при переходе из различенности в не различенность.

а) Первая ступень будет обозначена объектами, в которых чередование и снятие противоположности в каждый данный момент само еще есть объект восприятия.

Весь продукт в каждый момент воспроизводится вновь 18, т. е. противоположность, которая в нем снимается, в каждое мгновение возникает вновь, но это новое возникновение различенности непосредственно теряется во всеобщей тяжести 19; следовательно, это возникновение различенности может быть воспринято лишь в единичных объектах, которые, как кажется, тяготеют друг к другу; если одному фактору противоположности предлагается противоположный ему фактор в другом, то два фактора начинают тяготеть друг к другу, и, следовательно, всеобщая тяжесть не снимается, но внутри всеобщей тяжести действует особая тяжесть. Такими двумя продуктами по отношению друг к другу являются Земля и магнитная стрелка, в которой постоянное снятие неразличенности выражается в тяготении к полюсам , а постоянное возвращение к тождеству 21 — в тяготении к общей точке неразличенности.

219

Следовательно, объектом здесь становится не объект, а процесс воспроизведения самого объекта 2\

(3) На первой ступени в тождестве продукта опять появляется его двойственность, на второй ступени сама противоположность разделится и распределится между различными телами (Л и В). В силу того что один фактор противоположности достигает относительного преобладания в Л, другой — в В, на основании того же закона, который действовал в а, возникает тяготение факторов друг к другу, а тем самым новая не различенность, переходящая вновь, как только в каждом из них восстановится относительное равновесие, в отталкивание 23. (Чередование притяжения и отталкивания. Вторая ступень, на которой являет себя материя.) Это — электричество.

у) На второй ступени один фактор продукта имел лишь относительное преобладание, на третьей 24 он достигнет абсолютного — посредством двух тел А и В опять будет полностью представлена изначальная противоположность — материя вернется к первой ступени становления.

На первой ступени — еще чистая различенность без субстрата (ибо из нее только возникнет субстрат), на второй мы имеем простые факторы двух продуктов, противоположных друг другу, на третьей — сами продукты; здесь — различенность в третьей потенции.

Если два продукта абсолютно противоположны друг другу 25, то в каждом из них должна быть снята неразличенность тяжести (благодаря которой он вообще есть)

и они должны тяготеть друг к другу 26. На второй ступени было лишь взаимное тяготение факторов, здесь — тяготение продуктов 27. Этот процесс, следовательно, впервые затрагивает и не различенное в продукте, т. е. распадаются сами продукты.

Там, где различенность одинакова, одинакова и не различенность, следовательно, различенность продуктов может завершиться только не различенностью продуктов.

(Вся выведенная ранее не различенность была лишь не различенностью лишенных субстрата или во всяком случае простых факторов. Здесь же речь идет о неразличенности

продуктов.) Это стремление не исчезнет, пока не возникнет общий продукт. Формируясь, продукт проходит с двух сторон через все промежуточные звенья, находящиес

между двумя продуктами (, например, через все промежуточные ступени специфической тяжести), пока не достигнет точки, в которой он подчиняется неразличенности

и фиксируется.

220

Общие замечани

Посредством (в) первой конструкции продукт устанавливается как тождество; это тождество, правда, опять переходит в противоположность, однако эта противоположность не связана больше с продуктами, а есть противоположность самой продуктивности. Следовательно, продукт в качестве продукта есть (был) тождество. Но и в сфере продуктов опять возникает двойственность на второй ступени, и лишь на третьей ступени двойственность продуктов опять становится тождеством продуктов 28. Таким образом, и здесь имеет место переход от тезиса к антитезису, а отсюда к синтезу. Последний синтез материи завершается в химическом процессе, для того чтобы она и далее составлялась, должен разомкнуться и этот круг.

Нам приходится предоставить нашим читателям самим умозаключить, к каким выводам ведут изложенные здесь принципы и какую всеобщую связь они привносят в явления природы. Однако укажем для примера следующее: если в химическом процессе цепь тяжести расторгается, возникает явление света, сопровождающее химический процесс в его наибольшей завершенности (в качестве процесса сгорания); это странное явление при дальнейшем его прослеживании подтверждает то, что сказано в «Наброске», с. 146: «действие света должно находиться в тайной связи с действием тяжести, которое оказывают центральные тела». Ибо разве не распадается не различенность тяжести в каждый данный момент, поскольку ведь тяжесть, будучи всегда действенной, предполагает постоянное снятие неразличенности? Так, Солнце посредством направленного на Землю распределения создает общее разъединение материи в изначальную противоположность (а тем самым и тяжесть). Это всеобщее снятие неразличенности есть то, что нам (живым) является как свет; следовательно, там, где не различенность распадается (в химическом процессе), нам должен явиться свет. В соответствии с предыдущим одна и та же противоположность обнаруживается в магнетизме, ведет к электричеству и теряется затем в химическом процессе 29. Дело в том, что в химическом процессе весь продукт становится + Е или — Е (тело с зарядом положительного электричества в абсолютно несгоревших телах будет всегда наиболее сгораемым 30, напротив, абсолютно несгораемое — причина всякого отрицательного заряда в телах), и, если позволено это перевернуть, что же такое сами тела, если не уплотненное

221

(заторможенное) электричество? В химическом процессе все тело распадается на \Е или —Е. Свет — повсюду явление положительного фактора в изначальной противоположности: поэтому там, где устанавливается противоположность, для нас есть свет, поскольку вообще созерцается только положительный фактор, а отрицательный только ощущается. Понятна ли теперь связь со светом суточного и годового отклонения магнитной стрелки, понятно ли, что, если в каждом химическом процессе противоположность распадается, то свет есть причина и начало всякого химического процесса? 3l

f) Динамический процесс есть не что иное, как вторая конструкция материи, и числу ступеней в динамическом процессе соответствует число ступеней в изначальной конструкции материи. Это положение — перевернутое положение пункта е) 32. То, что в рамках динамического процесса воспринимается в продукте, происходит по ту сторону продукта с простыми факторами всякого дуализма.

Первым подступом к изначальной продукции служит ограничение продуктивности изначальной противоположностью, которая в качестве противоположности (и условия всякой конструкции) различается только в магнетизме; вторая ступень продукции — чередование расширения и сокращения, которое в качестве такового мы видим только в электричестве; и, наконец, третья ступень — переход этого чередования в не различенность, которая в качестве таковой познается только в химических явлениях.

Магнетизм, электричество и химический процесс суть категории изначальной конструкции природы (материи) — она ускользает от нас и находится за пределами созерцания, эти категории — оставшееся от нее, устойчивое, фиксированное — общие схемы конструкции материи.

И — чтобы завершить круг в той точке, откуда он начат,— так же, как в органической природе в последовательности ступеней — чувствительности, раздражимости и стремления к формированию в каждом индивидууме заключена тайна продуктивности всей органической природы, так и в последовательности ступеней — магнетизма, электричества и химического процесса,— которую можно различить и в единичном теле, заключена тайна продуктивности природы из самой себя (всей природы) .

222

Мы приблизились теперь к решению нашей задачи — привести к общему выражению конструкцию органической и неорганической природы.

Неорганическая природа — продукт первой потенции, органическая природа — продукт второй 34 (так было установлено выше; вскоре мы увидим, что она продукт еще более высокой потенции), поэтому вторая по отношению к первой является случайной, первая по отношению ко второй — необходимой. Неорганическая природа может начинаться с простых факторов, органическая — только с продуктов, которые в свою очередь становятся факторами. Поэтому неорганическая природа предстает вообще как от века существующая, а органическая — как возникшая.

В органической природе не различенность не может быть достигнута на том пути, на котором она достигается в неорганической природе, так как жизнь и состоит именно в том, чтобы постоянно препятствовать утверждению неразличенности (препятствовать абсолютному переходу продуктивности в продукт), в силу чего может возникнуть только такое состояние, к которому природа как бы принуждается.

Посредством организации материя, уже вторично составленная посредством химического процесса, еще раз возвращается к начальной точке формирования (описанный выше круг еще раз раскрывается); неудивительно, что материя, все время отбрасываемая в формирование, наконец возвращается в качестве совершеннейшего продукта.

Те же ступени, которые изначально проходит продуцирование природы, проходит и продуцирование органического продукта, с той только разницей, что оно уже на первой ступени начинается с продуктов простой потенции. И органическое продуцирование начинается с ограничения, но не изначальной продуктивности, а продуктивности продукта; и органическое образование, так же как изначальное, происходит посредством чередования расширения и сокращения, но это чередование происходит не в простой продуктивности, а в сложной.

Однако все это есть и в химическом процессе 35, и тем не менее здесь все-таки достигается не различенность. Следовательно, жизненный процесс должен быть процессом более высокой потенции, чем химический, и если основная схема химического процесса — двойственность, то схемой

223

жизненного процесса должна быть тройственность (будет процессом третьей потенции). Но схема тройственности есть (действительно) основная схема гальванического процесса (Риттер. «Доказательство», с. 172) 36, следовательно, гальванический процесс (или процесс возбуждения) стоит на одну ступень выше, чем химический процесс, и то третье, чем он обладает и что отсутствует в химическом процессе, препятствует тому, чтобы в органическом продукте * возникала не различенность.

Поскольку возбуждение препятствует тому, чтобы в единичном продукте возникала не различенность, а противоположность тем не менее существует (ибо изначальная противоположность все еще сопровождает нас) 37, то природе остается только одно — разъединение факторов в различных продуктах 38. Именно поэтому образование единичного продукта не может быть завершенным, и продукт никогда не перестанет быть продуктивным 39. Противоречие в природе состоит в том, что продукт должен быть продуктивным (т. е. продуктом третьей потенции) и что вместе с тем продукт в качестве продукта третьей потенции должен перейти в не различенность 40.

Это противоречие природа пытается разрешить тем, что она опосредствует саму не различенность продуктивностью, однако и это не удается, так как действие продуктивности служит только искрой, от которой вспыхивает новый процесс возбуждения; продукт продуктивности есть новая продуктивность. В нее как в свой продукт, правда, переходит продуктивность индивидуума, следовательно, индивидуум более или менее быстро перестает быть продуктивным, однако тем самым он и перестает быть и продуктом третьей потенции, и точки неразличенности природа достигает в нем только тогда, когда он снижается до продукта второй потенции **.

* То же выведение дано уже в «Наброске», с. 177. Теперь, вероятно, достаточно ясно, что такое динамическое действие, которое в «Наброске» рассматривается и как причина возбудимости. Это — всеобщее действие, повсюду обусловленное снятием неразличенности и в конечном счете стремящееся к различенности продуктов, если оно не встречает, как это происходит в процессе возбуждения, постепенного противодействия этому.

** О том, из каких противоречий возникает жизнь, и о том, что она вообще есть лишь повышенное состояние обычных сил природы, свидетельствует прежде всего противоречие природы в том, чего она пытается, хотя и безуспешно, достичь посредством различия полов. Природа ненавидит пол, и там, где он возникает, он возникает вопреки ее желанию. Разделение полов — неизбежная судьба, которой природа, будучи органической, вынуждена покориться и которую она не может преодолеть. Изза

224

Каков же результат всего этого? Условием органического (как и неорганического) продукта является дуализм. Однако органический продуктивный продукт таков лишь благодаря тому, что различенность никогда не становится в нем не различенностью.

Следовательно, тем самым привести к общему выражению конструкцию органического и неорганического продукта невозможно, задача неправильно поставлена, а, значит, и решение ее невозможно. Предпосылкой задачи служит, что органический и неорганический продукт противоположны друг другу, между тем первый есть лишь более высокая потенция второго и создан лишь более высокой потенцией тех же сил, которыми создан второй. Чувствительность есть лишь более высокая потенция магнетизма, раздражимость — лишь более высокая потенция электричества, стремление к формированию — лишь более высокая потенция химического процесса. Однако все они — чувствительность, раздражимость и стремление к формированию — участвуют в едином процессе возбуждения. (Все они аффинируются гальванизмом *.) Но если все они лишь более высокие функции магнетизма, электричества и т. д., то и для последних должен существовать в природе более высокий синтез, однако искать его, несомненно, можно только в такой природе, которая, будучи рассмотрена как некое целое, абсолютно органична.

ненависти к самому разделению она оказывается вовлеченной в противоречие, вынужденная самым тщательным образом, будто она в этом заинтересована, развивать и вести к вершине существования то, что вызывает ее неприязнь, тогда как она всегда требует лишь возврата к тождеству рода, прикованного, однако, к двойственности полов, которое никогда не может быть устранено. Что природа формирует индивидуум лишь вынужденно и только ради рода, явствует из того, что там, где она, как кажется, хочет дольше сохранить индивидуум в роде (хотя этого никогда не бывает), род становится менее устойчивым, поскольку она должна все больше разъединять два пола и заставлять их как бы избегать друг друга. В этой области природы разрушение индивидуума менее заметно и происходит медленнее, чем там, где два пола ближе друг к другу, как, например, в быстро вянущем цветке, где они уже при возникновении находятся в одной чашечке, как на брачном ложе, но где именно поэтому существование рода более прочно.

Природа — самое инертное животное, она проклинает разъединение, так как только оно принуждает ее к деятельности; она действует лишь для того, чтобы освободиться от принуждения. Противоположные факторы должны вечно избегать друг друга, чтобы вечно искать друг друга и никогда не находить. Лишь в этом противоречии заключено основание всей деятельности природы.

* Его воздействие на воспроизводящую силу (а также обратное действие особых состояний этой силы на явления гальванизма) встречает меньшее внимание, чем было бы необходимо (см. «Набросок», с. 193).

225

Таков результат, к которому должна приводить каждая подлинная наука о природе, а именно что разница между органической и неорганической природой существует только в природе в качестве объекта и что природа в качестве изначально продуктивной парит над обоими

Нам остается сделать еще одно замечание, не потому, что оно представляет особый интерес, а для того, чтобы оправдать сказанное нами выше об отношении нашей системы к той, которую мы до сих пор называли динамической. Если поставить вопрос таким образом: в качестве чего представится та изначальная, снятая или, вернее, фиксированная противоположность в продукте с точки зрения рефлексии,— то обнаруженное в продукте с помощью анализа, безусловно, нельзя определить лучше, чем посредством силы расширения и силы притяжения (или задерживающей силы); к ним в качестве третьего должна присоединиться сила тяжести, посредством которой те противоположные силы только и становятся тем, что они суть.

Однако такое обозначение пригодно лишь для точки зрения рефлексии, или анализа, и совершенно неприменимо в синтезе. Таким образом, наша система завершается именно там, где начинается динамическая физика Канта и его последователей, а именно на противоположности, как она обнаруживается в продукте.

Итак, передавая эти начальные основания умозрительной физики мыслящим людям своей эпохи, автор обращается к ним с просьбой отнестись к этой открывающей отнюдь не незначительные перспективы науке как к общему делу и восполнить то, чего не сделал автор изза недостатка сил, знаний или достаточно благоприятных обстоятельств.

226

ПРИМЕЧАНИЯ

Введение к наброску системы натурфилософии, или О понятии умозрительной физики и о внутренней организации системы этой науки

Einleitung zu dem Entwurf eines Systems der Naturphiloso-phie oder Uber den Begriff der speculativen Physik und die innere Organisation eines Systems dieser Wissenschaft Работа написана и вышла в свет в 1799 г. вскоре после опубликова Я книги «Первый набппгок системы натурфилософии». Данная работа не столько «вводила» в первую, сколько исправляла и комментировала ее. В «Наброске» речь шла о нисхождении органических форм природы к неорганическим. В «Введении» отстаивается эволюционная концепция восхождения от низшего к высшему.

По-русски впервые была опубликована в 1833 г. в Одессе под названием «Введение в умозрительную физику».

1 Лесаж Ж. Л. (1724–1803) – швейцарский математик и физик.–185.

2 Сотворенная природа (дат.).–193.

3 Творящая природа (лат.).– 193.

4 В оригинале вторая скобка отсутствует.– 202.

5 В оригинале буквой m обозначены два пункта.– 209.

G «Первый постулат науки о природе – противоположность в чистом тождестве природы. Эту противоположность надлежит мыслить в ее чистом виде без какого-либо иного субстрата, кроме деятельности; ибо эта противоположность ведь и есть условие субстрата вообще. Тот, кто не может мыслить деятельность, не может мыслить противоположность без субстрата, вообще не способен к философствованию. Ибо всякое философствование начинается с дедукции субстрата».– 214.

7 «Явления электричества служат схемой природы, парящей между продуктивностью и продуктом; чередование силы притяжения и силы отталкивания есть подлинное состояние формирования».– 214.

8 «Ибо она –единственное, что нам дано для того, чтобы из нее могло возникнуть все»,– 214.

9 «Следовательно, 1) это третье должно быть непосредственно обусловлено противоположностью; 2) этим третьим в свою очередь должна быть обусловлена противоположность. Чем же теперь обусловлена противоположность? Она есть противоположность лишь посредством стремления к тождеству. Ибо там, где нет стремления к единству, нет и противоположности».– 214.

10 «Природа есть деятельность, которая, чтобы длиться в качестве таковой, постоянно предполагает противоположность».– 215.

" «На В переносится вся неснятая противоположность. Однако в В она также не может быть полностью снята и переносится на С. Следовательно, противоположность в С поддерживается посредством В, но лишь постольку, поскольку А поддерживает противоположность, которая является условием В.– 217.

597

12 «Распределение всегда есть только там, где противоположность в продукте не абсолютна, а относительна».– 217.

13 «Стремление к неразличенности получает преобладание над противоположностью в прямой зависимости от большего или меньшего расстояния от тела, совершающего распределение (так, например, па определенном расстоянии воздействие посредством распределения, кто рое магнитное или электрическое тело оказывает на другое тело, оказывается снятым). Различие в расстоянии от такого тела служит основанием различия небесных тел одной и той же системы, поскольку одна часть материи скорее подчиняется неразличенности, чем другая. Поскольку же условием каждого продукта является различенность, то она, будучи источником всего существующего, должна в каждый данный момент возникать вновь, но мыслиться как снятая. Посредством такого постоянного возникновения и снятия в каждый момент вновь происходит созидание».– 217.

14 Усилие (лат.).- 218.

1 «Это и есть тот ноль, вернуться к которому природа все время стремится и к которому она бы вернулась, если бы противоположность была когда-либо полностью снята Представим себе изначальное состояния природы, равное 0 (недостатку реальности): можно, конечно, мыслить 0 разделенным на 1 – 1 (ибо это = 0); однако если допустить, что это деление не бесконечно, как в бесконечном ряду 1 – 1 + 1 – 1..., то природа будет постоянно парить между нолем и единством – именно таково ее состояние».– 218.

6 «Тем самым предполагается, что то, что мы называем качеством и привыкли рассматривать как нечто однородное и как основание всякой однородности, по существу есть лишь выражение снятой различенности.– 219.

17 «Конструкция качества должна была бы являться опытом посредством снятия тождества и сопровождающих его феноменов».– 219.

13 «Каждое тело, следовательно и продукт в делом, должно мыслиться воспроизводимым в каждый данный момент».– 219.

19 «Всеобщее же никогда не воспринимается именно потому, что оно всеобщее».– 219.

2" «Тем самым подтверждается сказанное выше, что падение к центру есть сложное движение».– 219.

«Снятие противоположных движений друг другом».– 219.

22 «Либо объект рассматривается на первой ступени становления или перехода из различенности в не различенность. Явления магнетизма служат как бы толчком, который заставляет нас занять точку зрения вне продукта, что необходимо для конструирования продукта».– 219.

«Последует противоположное действие – отрицательное притяжение, т. е. отталкивание. Отталкивание и притяжение относятся друг к другу как положительная и отрицательная величины. Отталкивание – лишь отрицательное притяжение, притяжение лишь отрицательное отталкивание; следовательно, как только притяжение достигает максимума, оно переходит в свою противоположность, в отталкивание».– 220.

14 «Если обозначить факторы как + и – электричество, то на второй ступени электричество имело относительное превосходство над – электричеством».– 220.

25 «Если уже не отдельные факторы двух продуктов, а сами продукты абсолютно противоположны друг другу».– 220.

26 «Ибо продукт есть нечто, в чем противоположность снимается; снимается она только не различенность тяжести. Следовательно, там, где два продукта противоположны друг другу, в каждом отдельном продукте

598

Не различенность тяжести должна быть абсолютно снята и целостные продукты должны тяготеть друг к другу».– 220.

27 « В электрическом процессе действует не весь продукт, а лишь один его фактор, тот, который обладает относительным превосходством над другим. В химическом процессе, где действует весь продукт, должна быть снята не различенность всего продукта».– 220.

2" «Мы имеем, таким образом, следующую схему динамического процесса:

Первая ступень: единство продукта – магнетизм.

Вторая ступень: двойственность продуктов – электричество.

Третья ступень: единство продуктов – химический процесс».– 221.

2 Выводы, которые можно сделать из этой конструкции динамических явлений, уже частично предвосхищены в предыдущем изложении. Дополнительному объяснению послужит следующее.

Химический процесс, например, в своем наиболее полном завершении есть процесс сгорания. Как я уже указывал в другой связи, свечение сгораемого тела – не что иное, как его состояние при максимуме положительного электричества. Ибо горючесть всегда связана с положительным электричеством. Разве не должно это сосуществование света с химическим процессом в его наибольшей завершенности открыть нам основание всякого явления света в природе?

Что же происходит в химическом процессе? Два целостных продукта притягивают друг друга. Следовательно, не различенность единичного продукта абсолютно снимается. Это абсолютное снятие неразличенности приводит все тело в состояние свечения, так же как частичное ее снятие в электрическом процессе приводит его в состояние частичного свечонин. Следовательно, и свет, который, как нам представляется, идет к нам с Солнца, окажется не чем иным, как феноменом снятой в каждый данный момент неразличенности. Ибо поскольку тяжесть никогда не перестает действовать, то и ее условие – противоположность – следует рассматривать как вновь возникающую в каждый момент. Таким образом, можно считать, что в свете мы обладаем постоянно зримым явлением силы тяжести, и тем самым получило бы свое объяснение, почему именно тела мировой системы, эти основные вместилища тяжести, суть и основные источники света, получило бы свое объяснение, в какой связи находится действие света с действием тяжести.

Многообразное влияние света на отклонения магнитной стрелки, на атмосферное электричество, на органическую природу было бы объяснено тогда тем, что свет есть феномен постоянно снимаемой неразличенности – следовательно, феномен постоянно вновь вступающего в действие динамического процесса.

Следовательно, одна противоположность господствует во всех динамических феноменах – магнетизма, электричества и света; так, например, противоположность, которая служит условием электрических явлений, должна входить уже в первую конструкцию материи, ибо ведь все тела обладают электричеством».– 221.

30 «Или, скорее, наоборот, более сгораемое всегда обладает зарядом положительного электричества; из чего следует, что сгоревшее тело достигло максимума положительного электричества».– 221.

31 «Так оно и есть. Ибо что же такое абсолютно негорючее? Без сомнения, лишь то, в соединении с чем сгорает все остальное,– кислород. Однако именно это абсолютно несгораемое, кислород, есть и начало отрицательного электричества, и тем самым подтверждается сказанное мною уже в «Идеях к философии природы», а именно что кислород является началом отрицательного рода и, следовательно, как бы представителем силы притяжения, тогда как флогистон, или, что-то же самое,

599

положительное электричество, представляет положительную силу или силу отталкивания. Речь уже давно идет о том, что магнитные, электрические, химические и, наконец, даже органические явления вплетены в единую великую связь. Эта связь должна быть установлена. Связь электричества с процессом сгорания безусловно можно показать еще на ряде экспериментов. Один из последних известных мне я здесь приведу. Сообщение о нем дано в Шереровском химическом журнале. Если наполнить лейденскую банку железными опилками и многократно заряжать и разряжать ее, а затем через некоторое время вынуть железо и поместить его на какой-нибудь изолятор, например на бумагу, то оно начнет нагреваться, раскалится докрасна и превратится в окись железа. Этот опыт заслуживает повторения и тщательного исследования, он легко может привести к новым открытиям.

Великая связь, установить которую должна научная физика, охватывает всю природу. Следовательно, будучи установлена, она должна озарить новым светом историю всей природы. Так, например, несомненно, что геология должна исходить из земного магнетизма. Однако магнетизмом должно быть в свою очередь определено и земное электричество.

Связь севера и юга с магнетизмом проявляется ведь даже в нерегулярных

движениях магнитной стрелки. А с общим электричеством, которое, так же как тяжесть и магнетизм, имеет свою точку неразличенности, связан и общий процесс сгорания, связаны и вулканические явления.

Значит, несомненно, что от общего магнетизма до вулканических явлений тянется единая цепь. Однако все это лишь отдельные попытки объяснения.

Для того чтобы придать этой связи полную очевидность, нам недостает центрального феномена, или центрального эксперимента, который предвещал уже Бэкон; я имею в виду эксперимент, в котором все функции материи – магнетизм, электричество и т. д.– так соединились бы в одном феномене, чтобы различима была каждая отдельная функция, чтобы не одна непосредственно исчезала в другой, но чтобы каждую можно было выявить обособленной. Этот эксперимент, когда он будет проведен, должен оказаться для всей природы тем, чем гальванизм является для природы органической (ср. речь о новом открытии Фарадея (1832)) к- 222.

32 «Доказательство»: все динамические явления суть явления перехода из различенности в не различенность. Но именно в этом переходе изначально конструируется материя».– 222.

t3 «Каждый индивидуум – выражение всей природы. Как существование отдельного индивидуума, так и вся органическая природа в целом основаны на этой последовательности ступеней. Все богатство и многообразие своих продуктов органическая природа обретает только благодаря тому, что она постоянно изменяет соотношение упомянутых выше трех функций. Так же и неорганическая природа производит все богатство своих продуктов посредством того, что она бесконечно изменяет соотношение тех трех функций, ибо магнетизм, электричество и химизм суть функции материи вообще и лишь постольку категории для конструкции всей материи. То, что эти три функции материи – не явления отдельных материй, а функции, материи вообще, составляет подлинный глубочайший смысл динамической физики, которая именно благодаря этому бесконечно выше всех остальных направлений в физике».– 222. «Дело в том, что органический продукт может мыслиться только как существующий под натиском внешней природы».– 223.

' «В химическом процессе также выступают не лишенные субстрата, или простые, факторы, а продукты в качестве факторов».– 223.

36 Риттер Я. В. (1776 – 1810) – немецкий физик.– 224.

600

37 «Пропасть, где действуют различные силы, разверзающаяся здесь перед нами, возникает уже при постановке такого вопроса: какое основание в первой конструкции нашей Земли могло привести к тому, что создание новых индивидуумов оказалось возможным лишь при наличии противоположных потенций? (Ср. сказанное по этому вопросу Кантом в его «Антропологии»)».– 224.

38 «Оба фактора не могут быть едины, они должны быть разъединены в различных продуктах, чтобы тем самым различие было постоянным».– 224.

39 «В продукте достигается неразличенность первой и даже второй потенции; например, посредством возбуждения достигается даже подступ к массе (т. е. неразличенность первого порядка) и даже химические продукты (т. е. неразличенность второго порядка), но неразличенность третьей потенции достигнута быть не может, поскольку она сама есть внутренне противоречивое понятие».– 225.

0 «Продукт продуктивен лишь потому, что он – продукт третьей потенции. Однако само понятие продуктивного продукта внутренне противоречиво. То, что есть продуктивность, не есть продукт, а то, что есть продукт, не есть продуктивность. Поэтому понятие продукта третьей потенции внутренне противоречиво. Из этого ясно, насколько искусственно состояние жизни, как бы насильственно вырванное у природы и существующее вопреки ее желанию».– 225.

41 «Что, следовательно, одна и та же природа создает одними и теми же силами органические и всеобщие явления, с той только разницей, что в органической природе эти силы находятся на более высокой ступени».– 226.

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)