Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 19.

непригодным к бою - и это на фоне непре­рывных заявлений о воинской доблести аристократии, о знати как единст­венном сражающемся сословии. То же можно сказать и о доспехах. В XIII в. доспех весил 15-20 кг, в начале XVI в. - 80-100 кг. Такое облаче­ние применялось лишь на турнирах, тогда как на поле брани рыцарей сме­няли пехотинцы и вооружение становилось все легче. Несмотря на все ши­роковещательные декларации, знать потеряла основную функцию - воин­скую - и все эти сверхтяжелые панцири и шлемы оказались бессмыслен­ной и бесполезной формой в точном смысле слова.

Но при этом культивировалась «пустая» внешность, которая весьма вли­яла на сознание общества. Как представляется, этот парадокс разрешим, если отказаться от оценочных представлений о «внешнем» как о чем-то плохом, понять, что бессодержательных культурных явлений не бывает, и признать, что содержанием всех этих «пустых» форм и были сами формы. То есть то, что наполняло эти формы, что создавало их, что придало им именно такой вид, исчезло, оставив значимость, и они стали ценны сами по себе, само-ценны.

Идеал рыцарства в эпоху своего расцвета, в XII в., хотя и формировался вокруг военной функции, наполнен и христианскими устремлениями (вой­ны за веру), и социальными интенциями (защита слабых), и обаянием кур­туазной любви. Но все это имело по-настоящему глубокий смысл лишь в случае действительной возможности (хотя и совершенно не обязательно реализуемой) воплотить этот идеал в жизни. Однако после XIII в. войны в

373

защиту христианства ведутся далеко не с прежним энтузиазмом. Функции поддержания порядка теперь в руках государственных служащих, а не странствующих рыцарей. Ленников сменяют наемники, и идти в бой с име­нем возлюбленной в качестве боевого клича приходится не в Крестовом походе, а на турнирной арене; тем самым благосклонность дамы к христи­анскому воину оборачивается ее склонностью к удачливому спортсмену, любовь как драгоценная награда превращается в любовь как ценный приз. При этом, однако, обаяние рыцарства не меркнет, куртуазность остается значимой, хотя и без военно-христианского наполнения. Рыцарственность делается чем-то если и не совершенно самоценным, не полностью незави­симым, то автономным от реальных социальных и общежизненных задач.

Здесь необходимо сделать одно отступление. Наверное, каждого исто­рика хотя бы раз в жизни одолевает соблазн обозначить исследуемую им эпоху каким-либо одним словом, вместить ее в одно ключевое понятие («Ренессанс - это открытие мира и человека», по формуле Мишле). Как правило, это совершенно бесплодное занятие, приводящее лишь к насиль­ственному выведению всего разнообразия эпохи из некоторого первофе-номена в шпенглеровском понимании. Но, как не без иронии отметил из­вестный российский историк Л.М. Баткин, «единственный способ избе­жать бесплодия - поддаться соблазну»*. И вот, сознавая всю рискован­ность подобной акции, я хочу назвать культурный процесс, происходивший в заальпийской Европе XIV-XV вв., словом «автономизация». Культурные феномены теряют свою зависимость от целого, выпадают из жестко струк­турированного средневекового универсума, становятся, хотя бы частично, самодостаточными.

Процесс этот происходит во всех сферах социального и культурного бытия. Сфера философская. Номинализм, возникший ранее, но именно в XIV в. приобретший более или менее значительное влияние, говорит о не­зависимом существовании вещей, исходящих, разумеется, от Бога, но не являющихся лишь отражениями, несовершенными копиями Божественных идей.

Сфера религиозная. В движении «нового благочестия» и во многих ере­сях того времени проповедуются идеи о несвязанности человека церков­ным строем, о его непосредственных отношениях с Богом, об одинокой душе человека, предстоящего Богу и являющегося Его партнером, Его со­беседником, то есть чем-то отделенным от Бога и Церкви.

Сфера политическая или, точнее, социально-организационная. Человек уже не только член социальной иерархии, обладающий правами и обязан-ностями согласно своему месту, но подданный государя. Разумеется, нет даже и представлений о гражданском равенстве, но все же индивид пред­стоит господину не как член корпорации, а как единичный подданный.

Сфера социально-экономическая. Именно в указанную эпоху в город­ском ремесле происходит переход от работы на заказ к работе на рынок, в аграрных отношениях - завершение коммутации ренты. Конкретная вещь становится безликим товаром. Дело переходит в деньги. Эти деньги еще далеки от купюр и чеков, это конкретный предмет из конкретного ме­талла, имеющий конкретную форму, но форма эта не соразмерна человеку

* Баткин Л. М. Тип культуры как историческая целостность. Методологические заметки в связи с итальянским Возрождением // Вопросы философии, 1969, № 9.

374

и потому ограничивает человека и отграничивается от него. Денежная рен­та, передаваемая феодалу, никак не сравнится с тем полагавшимся ему хлебом, который должен был быть размером с зад испекшей его кресть­янки*. Разрывается тот духовно-телесный контакт между людьми, то един­ство их тел и душ (включая, если воспользоваться терминологией знамени­того российского философа и историка культуры М.М. Бахтина, «матери­ально-телесный низ»), которые столь присущи Средним векам.

Сфера искусства. Нидерландская живопись XV в. отличается тем, что Хейзинга назвал «неограниченной разработкой деталей», то есть стремле­нием изобразить подробнейшим образом каждую деталь картины: каждую вещь, каждый предмет, имеющиеся в ее живописном пространстве. Любая часть картины автономна, она не то чтобы выпадает из целого, но все же может существовать как бы отдельно. Единство живописного восприятия картины, единство, реально существующее, - автономия не есть полная независимость - для иного глаза вообще отсутствует. Микеланджело бле­стяще почувствовал это. «Во Фландрии пишут картины в основном для того, чтобы обманчиво передать внешний облик предметов. (...) Но, как правило, пишут они то, что обычно называют пейзажами, и при этом со многими фигурами. Но, как это ни приятно для глаза, на самом деле здесь нет ни искусства, ни смысла; здесь нет ни симметрии, ни пропорций; здесь отсут­ствует выбор и тем самым величие; одним словом, в этой живописи нет ни мощи, ни великолепия; они воспроизводят многие вещи с одинаковым со­вершенством, тогда как должно быть достаточно только одной, наиважней­шей, чтобы расходовать на нее все силы».

В этих словах схвачена вся суть отличия не только живописи, но и всей культуры Ренессанса от культуры «века Бургундии». Понятие «Ренессанс» переносят зачастую и на культуру Нидерландов, но основательно ли при­менение данного термина? Вся культура эпохи перехода от Средневековья к Новому времени, эпохи, не имеющей, к сожалению, единого названия, обладает общими чертами, что и приводит к указанному переносу. Эта об­щая черта - распад средневековой иерархичности. Но если в Италии ан­тииерархичный мир имеет если не центр, то меру и этой мерой оказыва­ется человек, то в иных регионах Европы единая мера вообще отсутствует. Бог, оставаясь центром мира, перестает быть мерой, так что каждая вещь обретает свою собственную. Потому-то все и замыкается на форму явле­ния, что форма эта - сама себе мера, сама себе закон: ??????????.

Итак, я поддался искушению. О плодовитости сего не мне судить. Но полна ли картина внеиталийского Позднего Средневековья, которую я попытался набросать, опираясь на труд Хейзинги? Разве рыцарская куль­тура в XIV-XV вв. полностью лишилась этического наполнения - как же быть тогда с обаянием образа рыцаря, вплоть до Рыцаря Печального Образа? Разве личный контакт человека с Богом, вне Церкви, стал един­ственной и главной формой религиозности - как же быть тогда со всем послетридентским католицизмом? Разве прямая подчиненность государю вытеснила все виды корпоративности - как быть тогда с тем, что во многих местах цехи оформляются как раз в XIV-XV вв.? Разве полно­стью исчезает продуктовая рента - как же быть тогда с тем, что кое-где она сохраняется до XVIII в.? Разве «неограниченная разработка деталей»

* Ястребицкая А.Л. Западная Европа XI-XIII вв. Эпоха, быт, костюм. М.: 1978. С. 116.

375

в живописи заканчивается в XV в. или начале XVI в. со смертью Яна ван Эйка или Иеронима Босха - как же быть тогда с творчеством Питера Брейгеля Старшего?

Да, моя (не Хейзинги) картина действительно неполна. Но у этой непол­ноты есть свои причины. Она обусловлена тем, что пристальное наблюде­ние требует известной односторонности. Важно лишь, чтобы эта односто­ронность была осознана, понималась как исследовательский прием, чтобы ученый понимал, что он видит лишь часть картины, часть, обусловленную позицией наблюдателя. А вот позиция наблюдателя, в данном случае моя (а не Хейзинги) позиция, вызвана тем, что может быть названо «пророче­ством назад». То есть я выделяю те черты, которые мне представляются наиболее важными для последующей культурной истории.

Автономия, самодостаточность многих культурных феноменов является зародышем иных явлений в будущем. Утратившее внутренний смысл, но со­хранившее значимость аристократическое поведение акцентирует внима­ние на пышности, роскоши, но и красоте - и это в конечном счете при­ведет к признанию эстетического как самоцели, как, говоря словами Канта, «формы целесообразности без представления цели»*. Внутренняя отделен-ность верующего от церковной системы в «devotio moderna» преобразуется в дальнейшем в антицерковные устремления Реформации. Одинокая под­чиненность подданного владыке полностью воплотится в абсолютизме. Ал­тарные образа станут картинами, створки с изображениями донаторов бу­дут отчленяться, дабы служить светскими портретами, и форма этих обра­зов в самом буквальном смысле лишается сакрального содержания.

Новое в период «осени Средневековья» никак не вытесняет старое. Оно сосуществует с ним. Неповторимость указанному периоду придает, однако, не столько само это сосуществование - подобное встречалось и в иные эпохи, - сколько бытие этого нового в виде форм, кажущихся пу­стыми, бессодержательными.

Упадок конкретной цивилизации - не конец цивилизации вообще, ци­вилизации людей. В привычном и к тому же прекрасном облике - как в Позднее Средневековье - или в облике невиданном и к тому же страш­ном - как в XX в. - приходит новое и меняет путь нашей жизни, которая продолжает и требует нашего - историков - осмысления.

Заканчивая предисловие к «Осени Средневековья», Хейзинга писал: «Формы в жизни, в мышлении - вот, что пытаюсь я здесь описывать. При­ближение к истинному содержанию, заключенному в этих формах, - ста­нет ли и это когда-нибудь делом исторического исследования?». Этим воп­росом, обращенным ко всем нам, я и хотел бы завершить свои рассужде­ния.

Д.Э. Харитонович

* К а н т И. Критика способности суждения. СПб.: 1898. С. 85.

376

КОММЕНТАРИИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

1* В то время когда Й. Хейзинга писал свою книгу, считалось твердо установ­ленным, что существовали два брата ван Эйка - Хуберт и Ян, оба выдающи­еся нидерландские художники. Ныне со стороны ряда ученых существование Хуберта подвергается сомнению. Подробнее см.: Гершензон-Чегодаева Н.М. Западная наука о братьях ван Эйк // Современное искусствознание Запада о классическом искусстве XIII-XVII вв. Очерки. М., 1977.

2* Здесь, по-видимому, можно предположить намек на работу швейцарского исто­рика и философа культуры Якоба Буркхардта «Культура Италии в эпоху Ренес­санса» (1860). Я. Буркхардт, книга которого получила широкую известность и составила целый этап в историографии, оказал большое влияние на Й. Хейзингу, в первую очередь своим методом рассмотрения ренессансной культуры как це­лого, проявляющейся во всех областях жизни: в искусстве, философии, религии, политике, быте и т.п. (см. также прим. 31* к гл. I).

3* Под Бургундией в контексте настоящей книги понимается Бургундское госу­дарство: конгломерат феодальных владений, объединенных герцогами Бур­гундскими. Это государство в период своего наибольшего могущества, в на­чале второй половины XV в., включало герцогство Бургундское, т.е. собствен­но Бургундию, графство Бургундию, или Франш-Конте, Пикардию, Эльзас, Лотарингию, а также другие области на территории современной Франции и, помимо этого, исторических Нидерландов, региона, обнимающего ныне Бельгийское королевство, Нидерландское королевство, нередко именуемое по своей главной провинции Голландией, Люксембург и часть Северо-Западной Франции.

I

1* Великая Схизма - раскол в католической Церкви в конце XIV - начале XV в., проявившийся в том, что во главе ее стояли одновременно насколько пап. Причины раскола лежали в стремлении влиятельной группировки в церков­ном руководстве ликвидировать зависимость от французской короны, в ко­торую попала курия с начала XIV в., особенно после перенесения ее место­пребывания из Рима в Авиньон в 1308 г. Пользуясь затруднениями Франции в Столетней войне, эта группировка намеревалась вернуть папский престол в Рим. В конечном итоге в 1378 г. одна часть кардиналов избрала своего Па­пу в Риме, а другая - антипапу в Авиньоне. Франция и ее союзники поддер­живали авиньонского главу Церкви, Англия и ее сторонники - римского первосвященника. Созванный в 1409 г. Пизанский Собор попытался прекра­тить раскол и, отрешив обоих Пап от власти, избрал третьего. Низложенные не подчинились решению, и на верховенство в Церкви претендовали уже трое. Конец Схизме положил лишь Констанцский Собор в 1417 г.

2* Бургиньоны и арманьяки - группировки во Франции времен Столетней вой­ны. Причиной их образования явилась борьба за регентство при психически больном короле Карле VI. На пост регента притязали, с одной стороны, дядя короля герцог Бургундский Филипп Храбрый, а после его смерти его сын

377

Иоанн Бесстрашный, с другой - брат короля герцог Людовик Орлеанский. Сторонники Филиппа и Иоанна именовались бургиньонами, т.е. бургундцами, сторонники Людовика - арманьяками, по имени фактического главы партии графа Бернара д'Арманьяка, тестя Карла Орлеанского, сына Людовика. Борь­ба между партиями изобиловала террористическими действиями с обеих сто­рон. Бургиньоны в демагогических целях пытались опереться на парижские низы. Обе партии обращались за помощью к Англии. Бургиньоны после убий­ства Иоанна Бесстрашного (см. прим. 33* к гл. I) поддержали претензии ан­глийской короны на французский престол. Арманьяки выступили в поддерж­ку прав сына Карла VI, дофина Карла (впоследствии короля Франции Карла VII). Неудачи Англии в Столетней войне побудили главу бургиньонов Филип­па Доброго искать соглашения с арманьяками на максимально выгодных для себя условиях. Борьба группировок закончилась их примирением в 1435 г. 3* Орифламма (от лат. aurea flamma - золотое пламя) - первоначально алое знамя возобновленной Римской империи, посланное Папой Львом III Карлу Великому в самом конце VIII в., перед коронацией его императорской коро­ной. С конца X в. Капетинги стали именовать орифламмой свое родовое зна­мя, стяг св. Дионисия, патрона Галлии: раздвоенное белое полотнище с тремя золотыми лилиями и зелеными кистями. С 1096 г. орифламма приняла фор­му раздвоенного красного стяга и стала знаменем Французского королевст­ва. Сакрально-монархический смысл орифламмы выражался среди прочего в том, что она разворачивалась перед войском в тех случаях, когда война ве­лась против врагов христианства или всего королевства и во главе похода стоял сам монарх.

4* Парламентами в средневековой Франции именовались королевские суды. Вер­ховным судом являлся Парижский парламент. Первоначально он представлял собой заседание королевского совета в полном составе для разбора судебных дел. С XIV в. он становится постоянным органом и среди его советников все большее место занимают легисты - знатоки римского права, обычно выход­цы из буржуазии. В XV в. они практически полностью вытесняют из парла­ментов высшую знать.

5* Пляска Смерти (Dance Macabre) - сюжет, получивший широкое распростра­нение в искусстве XIV - XVI вв.: изображался танец, в котором участвуют люди, полуразложившиеся трупы, скелеты; среди персонажей были представ­лены обычно все сословия и состояния: мужчины и женщины, старики и де­ти, священники и миряне, крестьяне и рыцари, короли и Папы и т.п. Этот сюжет символизировал тщету всего земного.

6* Упланд - парадная верхняя мужская одежда знати и богатых горожан, как правило распашная, с обязательной опояской, часто с шалевидным воротни­ком, иногда меховым, с рукавами, сверху узкими, а книзу сильно расширен­ными.

7* Замещение постов советников парламента происходило путем королевского назначения или покупки должности. Людовик XI, постоянно нуждавшийся в деньгах, заставлял богатых буржуа покупать места парламентских советни­ков. Отказ Одара де Бюсси настолько разозлил этого жестокого и мститель­ного короля, что, не имея возможности наказать мэтра де Бюсси ввиду смер­ти последнего, он надругался над его трупом.

8* О кладбище Невинноубиенных младенцев см. с. 147-148. Изображения Пля­ски Смерти были помещены на деревянных панелях в галерее при входе на кладбище в 1425 г. Они просуществовали до конца XVI в. и были уничтоже­ны в эпоху религиозных войн.

9* Кордельеры - французское наименование францисканцев. Происходит от

фр. corde (веревка), ибо монахи этого ордена подпоясывались веревкой. 10* Армия Спасения - существующая с 1865 г. протестантская религиозно-фи­лантропическая организация, действующая в основном в Великобритании и США. Организация ведет обширную благотворительную работу, в первую очередь среди низов общества - бездомных, пьяниц и пр. Все получающие

378

от Армии Спасения помощь: еду, ночлег - обязаны участвовать в общих мо­литвенных собраниях, начинающихся проповедью и заканчивающихся зача­стую индивидуальными или массовыми актами покаяния в совершенных гре­хах. Армией эта организация зовется из-за своеобразного устройства по во­енному образцу.

11* Современные исследователи относят Монстреле к так называемому городско­му, или бюргерскому, направлению в историографии, притом не только по­тому, что он сам принадлежал к городской верхушке, будучи прево Камбре. Его «Хроника», охватывающая 1400-1453 гг., лишена свойственных многим историческим сочинениям той эпохи риторических красот и преувеличений.

12* Кармелиты - монашеский орден, называемый так потому, что центром его был основанный во второй половине XII в. (орденские предания возводят уч­реждение его к Илье Пророку или Иоанну Крестителю) монастырь в горном массиве Кармел (Кармил) в Палестине. С 1245 или 1247 г. - конгрегация нищенствующих монахов.

13* Эннен - женский головной убор знати в виде высокого (до 70 см) конуса. Имелись разновидности эннена: «рогатый» - облегающий прическу с вали­ками из волос по бокам головы, отчего она в фас кажется имеющей рожки; «двойная сахарная голова» - т.е. раздвоенный конус; «парус» - с прикреп­ленным к верхушке эннена покрывалом.

14* Бегинки - члены возникших в позднее Средневековье полумонашеских объ­единений одиноких женщин, посвятивших себя уходу за больными и другим делам милосердия. Жили общинами, проповедовали воздержание, скром­ность в поведении и одежде, в частности носили низкие белые чепцы. В от­личие от монахинь в собственном смысле слова не приносили никаких фор­мальных обетов и могли выйти из общины в любое время. Существовала и сходная мужская организация - беггарды. Культивировавшиеся среди беги-нок и беггардов идеи внецерковной (хотя и не антицерковной) мистики вы­зывали со стороны Церкви подозрения в ереси, а отсутствие обетов безбра­чия - даже обвинения в свальном грехе.

15* Савонарола и его сторонники, именовавшиеся «плаксами», так как они дол­жны были непрерывно оплакивать свои грехи, проводили так называемые «сожжения сует», когда наряду с дорогими нарядами, косметикой, украшени­ями, игральными картами и т.п. огню предавались и произведения искусства. Об их количестве и характере споры идут и по сей день. Известно, однако, что Боттичелли сам бросил в костер свои картины (неясно, правда, какие и сколько). Отличие Савонаролы от его французских предшественников в том, что если для последних символами суетности являлись украшения и игры, то для флорентийского реформатора все в окружавшей его ренессансной дей­ствительности было злом: и насквозь мирское искусство, и страсть к наживе, и медичейская тирания, и итальянская церковная иерархия, проникнутая светским духом.

16* Жоану (Иоанну) Коимбрскому, племяннику третьей жены Филиппа Доброго Изабеллы Португальской, в описываемое время (1436 г.) было около двух лет. В 1520 г. состоялась встреча королей Англии и Франции Генриха VIII и Франциска I в г. Ардре близ Кале. Сыну последнего, дофину Франциску, ис­полнилось тогда два года. Говоря об обильных слезах при виде Жоана Коимбрского и дофина, Й. Хейзинга подчеркивает чрезмерное, с нынешней точки зрения, проявление чувства умиления, вызываемого зрелищем детей. Фран­цузский историк Ф. Ариес и некоторые иные современные исследователи указывают, что именно с XV в. люди начинают проявлять активные чувства к детям, тогда как до этого времени отношение к ребенку было достаточно индифферентным (впрочем, многие другие ученые оспаривают это утвержде­ние).

17* Людовик XI, еще будучи дофином, поссорился со своим отцом Карлом VII и бежал к Филиппу Доброму через Аррас в Брюссель, откуда вернулся в Париж совместно с Филиппом только после смерти своего отца. Во время пребыва­ния при бургундском дворе дофин всячески выражал свое раскаяние в не-

379

почтительности к отцу и бурно демонстрировал дружеские чувства и глубо­кую благодарность к Филиппу и его сыну Карлу, будущему Карлу Смелому. После восшествия на престол Людовик начал беспощадную борьбу с Бургун­дией, закончившуюся поражением последней. В этой борьбе он не брезговал никакими средствами. Однако вряд ли следует объяснять столь сильное про­явление своих чувств Людовиком только двуличием, которое действительно было чрезвычайно типичным для него. В средневековом обществе с его вы­сокой нормативностью поведения положение блудного сына обязывало к вы­ражению подобных чувств, и Людовик выполнял эти обязанности со всей серьезностью.

18* Карл Великий был героем обширного цикла героических поэм (созданных во Франции в XI-XIII вв.), которые современным литературоведением, строго говоря, не причисляются к жанру романа. В данном случае Й. Хейзинга име­ет в виду сюжеты, связанные с Ожье Датчанином. Распря между Карлом Ве­ликим и Ожье началась, согласно этим поэмам, из-за того, что внебрачный сын Ожье Карл ударил сына Карла Великого Пипина, поссорившись с ним за игрой в шахматы.

19* Бенефиции (от лат. beneficium - благодеяние) - земли, имущество, права и т.п., приносящие доход и передаваемые владельцем другому лицу, обычно по­жизненно, при условии выполнения определенных обязанностей. При нару­шении этих условий бенефиции могли быть отобраны. О ссоре Филиппа До­брого с сыном см. с. 284-286.

20* Филипп Добрый являлся непосредственным вассалом короны, поэтому на него можно было приносить жалобы только в королевский совет, в данном случае в Парижский парламент (см. прим. 4* к гл. I). Однако, по Аррасским согла­шениям 1435 г., вассальная зависимость Бургундии сводилась к признанию формального верховенства французской короны. Помимо этого, герцогство Бургундское было пэрством, т.е. глава его входил в группу высшей аристо­кратии - двенадцать пэров, для которых сам король был лишь первым среди равных. По устаревшим, но не отмененным законам королевства Филипп подлежал только суду пэров, т.е. равных ему. Для него была невыносима сама мысль, что его дело будут разбирать королевские чиновники, притом выход­цы из буржуазии. Именно это несоблюдение законов феодальной иерархии, а не только непокорность подданного и приводит Филиппа в ярость.

21* Король Артур и Ланселот Озерный - герои чрезвычайно распространенного в XII-XVI вв. в Европе цикла рыцарских романов о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола - странствуют обычно в одиночку в поисках приключений.

22* Курфюрсты - высшие духовные и светские князья Священной Римской им­перии. Императорский престол всегда был, хотя бы в принципе, выборным. Первоначально император избирался всеми светскими государями или их большинством. Постепенно выделилась группа из семи высших князей, к ко­торым перешло право избрания и низложения императора. Эта группа име­новалась коллегией курфюрстов.

23* Король Англии Эдуард II был низложен и убит в результате конфликта с пред­ставителями знати во главе с Роджером Мортимером и женой Эдуарда Иза­беллой Французской.

24* В 1332 г., т.е. к моменту первого приступа безумия Карла VI, наибольшим христианским государством в Европе было Польское королевство, объеди­ненное с 1386 г. в результате Кревской унии с Великим княжеством Литов­ским; вторым по величине - Священная Римская империя, реально пред­ставлявшая собой конгломерат независимых государств, объединенных лишь эфемерной властью императора, даже политическое верховенство которого признавалось только в Германии, но не в Италии.

25* В битве с турками под Никополисом французские войска из-за тщеславия сво­его командующего Иоанна Бесстрашного начали сражение, не дождавшись подхода основной армии во главе с венгерским королем Сигизмундом.

380

26* Бенедикт XIII упрямо отказывается отречься в 1408 г., когда Франция, быв­шая тогда на стороне авиньонских Пап, отказала ему в повиновении; в 1409 г., когда он был низложен Пизанским Собором; в 1417 г., когда его вторично низложил Констанцский Собор; в 1418 г., после того как испанские государ­ства, его последний оплот, перестали его поддерживать. До самой смерти (он умер в 1424 г. на девяностом году жизни) жил в укрепленном замке близ Валенсии, ведя себя так, как будто он был единственным Папой. Вся паства Бенедикта XIII состояла из нескольких сотен окрестных крестьян, курия - из четырех кардиналов преклонного возраста, с которых он взял клятву, впоследствии ими нарушенную, в том, что они изберут ему преемника из своей среды и не признают никого другого главой Церкви.

27* Под Арменией здесь подразумевается Малая, или Киликийская, Армения, об­ласть в Малой Азии, населенная армянами, бежавшими в 1080 г. от турок-сельджуков из Великой Армении, т.е. собственно Армении.

28* Колесо Фортуны - распространенный в Средние века аллегорический сю­жет, символизирующий непостоянство всего сущего и изображающий коле­со и четырех коронованных особ. Первый из персонажей держится за обод, второй сидит на вершине, третий падает с колеса, четвертый лежит внизу рядом с короной. Первому сопутствует надпись: «Я буду царствовать», второ­му - «Я царствую», третьему - «Я царствовал», четвертому - «Я отцарст­вовал».

29* Рене Анжуйский в 1415 г. унаследовал через свою мать Иоланту Арагонскую корону Сицилии (фактически - права на нее, ибо остров с 1409 г. принад­лежал Арагону) и номинальный титул короля Иерусалимского. Он вел дли­тельную борьбу за обладание Лотарингией, наследницей которой была его жена Изабелла, с ее родственником Антуаном Водемоном. В 1431 г. Рене по­пал в плен к Водемону и освободился только в 1437 г. В 1435 г. он унасле­довал еще одну корону - Неаполя - от усыновившей его королевы Неапо­литанской Иоанны II. В 1438 г. занял Неаполь, до того захваченный Альфон­сом V Арагонским. В 1438-1442 гг. Альфонс постепенно вытеснил из Неа­политанского королевства Рене, который до 1461 г. предпринимал безуспешные походы, чтобы вернуть свое наследство. Он претендовал также на венгерский престол, обосновывая свои устремления тем, что в 1310- 1382 гг. в Венгрии царствовали представители Анжуйского дома, к одной из ветвей которого принадлежал и сам Рене.

30* Война Алой и Белой розы - династическая распря между Ланкастерами и Йорками - называется так потому, что родовым гербом первых была алая роза, гербом вторых - белая. В этой войне Франция поддерживала Ланка­стеров, а Бургундия - Йорков.

31* Я. Буркхардт (см. прим. 2* к Предисловию) выводил всю ренессансную куль­туру из принципа индивидуализма. С одной стороны, метод Буркхардта - рассмотрение культуры эпохи как целого - оказал большое влияние на И. Хейзингу, с другой - Осень Средневековья является как бы возражением Буркхардту, так как Хейзинга подчеркивает, что корни многих культурных явлений, которые швейцарский ученый считал безоговорочно ренессансны­ми, лежат в Средневековье.

32* Одной из причин постоянных конфликтов между Францией и Империей было так называемое «бургундское наследство», т.е. те земли, которые после кру­шения и распада государства Карла Смелого были унаследованы его дочерью Марией Бургундской и после ее брака с императором Максимилианом I ото­шли к Габсбургам. Активная борьба Франции с государством Габсбургов на­чалась в конце XV - начале XVI в., при Карле VIII, последнем представителе старшей линии Валуа, и его преемниках Людовике XII и Франциске I, потом­ках герцога Людовика Орлеанского.

33* В 1419 г. Иоанн Бесстрашный был убит, будучи безоружным, во время пере­говоров о примирении с дофином Карлом, будущим королем Франции Кар­лом VII. Поскольку Иоанн пал не в честном бою или поединке, то такая

381

смерть считалась тяжким оскорблением для убитого и его рода, в первую очередь для его наследника Филиппа Доброго.

34* Картузианцы - монашеский орден, основанный в 1084 г. св. Бруно в пустыне Шартрез (Cartusia). Принятый в 1134 г. и утвержденный в 1170 г. весьма строгий устав требовал существенных ограничений в пище, молчания, обяза­тельных занятий ручным трудом, в частности перепиской рукописей. В обя­занности ордена входили гостеприимство, благотворительность и постройка церквей.

35* Иоанн Бесстрашный погиб без покаяния, поэтому в соответствии с воззрени­ями эпохи необходимы были различные богоугодные дела (мессы, строитель­ство церквей и т.п.), дабы скорее высвободить душу герцога из чистилища. Церкви или капеллы в уже существующих церквах ставились не только на месте убийства (Монтеро) и в главных городах владений организатора убий­ства (Париж) или убитого (Дижон и Гент), но и в самых святых местах (Рим, Сант Яго де Компостелла, Иерусалим), откуда молитва, как считалось, могла быть скорее услышана.

36* Хуксы (hoeksen) и кабельяусы (kabeljauwsen) (нидерл. крючки и треска) - на­звания группировок в Нидерландах, которые вели междоусобную борьбу с середины XIV по конец XV в. Их вызвал к жизни раскол среди голландского дворянства в связи с вопросом об управлении страной. Часть дворян призна­вали графом Вильгельма V Баварского (сына Маргариты Голландской, супру­ги императора Людовика IV Баварского и сестры и наследницы бездетного графа Голландии Вильгельма IV, умершего в 1345 г.). Другая группировка не согласилась с тем, что Маргарита в 1346 г. передала свои права на Голлан­дию сыну, и потребовала, чтобы она сама непосредственно правила страной. В борьбе со своими противниками граф Вильгельм V пытался опереться на низшие слои населения, в первую очередь на горожан. Он одержал победу, но борьба группировок все же продолжалась, уже без всякой связи с вопро­сом управления страной. Конец междоусобицы положил эрцгерцог Максими­лиан Австрийский, ставший после женитьбы на Марии Бургундской графом Голландии. Происхождение названий хуксы и кабельяусы точно неизвестно. Легенда, малодостоверная, но являющаяся единственным объяснением, рас­сказывает, что сторонников молодого графа враги прозвали кабельяусами, т.е. треской, так как их одежда была сшита из ромбов голубого и серого цве­та - и как бы напоминала рыбью чешую. Себя же сторонники правления Маргариты именовали хуксами, т.е. крючками. По-русски сочетание этих про­звищ можно было бы передать выражениями вроде «рыбы и крючки», «дичь и силки». Кабельяусы считались партией демократической, насколько этот термин применим к Средним векам, хуксы - аристократической, однако во главе и той и другой группировки стояли дворяне и даже графы Голландии.

37* Распря между герцогом Арнольдом Хелдерским и его сыном Адольфом нача­лась в 60-е годы XV в. Первого поддерживала Франция, второго - Бургун­дия. После смерти Арнольда, заключенного сыном в тюрьму, Адольф, сам на­ходившийся в это время в плену во Франции, получил Хелдер на законных основаниях и объявил себя вассалом Карла Смелого. Однако его отец в по­пытках освободиться в свое время сам завещал свои владения Бургундии, и Адольф фактически не управлял герцогством Хелдер.

38* Формула анафемствования включала в себя проклятия от имени Бога Отца, Сына Божьего, Духа Святого, Богородицы, ангелов, архангелов, патриархов, пророков, апостолов, мучеников, исповедников, святых дев и всех святых.

39* Андреевский крест, т.е. крест, имеющий Х-образную форму (по преданию, на таком кресте был распят апостол Андрей), был геральдическим знаком Бур­гундии. Ношение, обычно на шляпах, оловянных значков размером с монету с изображением святых или эмблемами партии было широко распростране­но во время позднего Средневековья.

40* Соперничающие Папы взаимно отлучали от Церкви друг друга и привержен­цев противника. Отлученные не могли входить в церковь, и ни один священ­ник не имел права свершать для них какие-либо таинства или требы, в том

382

числе дать им отпущение грехов, что было необходимо для каждого христи­анина хотя бы раз в году, перед Пасхой. В данном случае факт отлучения был действителен только для сторонников любого из противостоящих друг другу первосвященников, но для рядовых верующих принадлежность к одной из партий не избавляла от необходимости участвовать в богослужении, хотя бы и в церкви, где служили приверженцы другой партии. Некоторые монастыри и даже целые монашеские ордена специальным папским разрешением изы­мались из общего правила и могли допускать к себе отлученных для молитвы и свершения таинств. Эти разрешения давались и до раскола, и во время его противоборствующими понтификами своим последователям, и после его пре­кращения.

41* Регентом Франции при малолетнем короле Англии Генрихе VI, унаследовав­шем также и корону Франции, был Джон Ланкастер, герцог Бедфордский. 42* Суды любви (фр. Cours d'amours - иначе «курии любви» или «палаты любви») - собрания придворных во главе с «принцем любви» или «королевой любви», роли которых исполняли государи и государыни либо их родственники и при­ближенные. Эти собрания созывались для разбора дел любовного свойства и проходили в праздничной и игровой атмосфере, но вместе с тем с соблюде­нием всех норм феодального права. Это не было ни в коей мере ни реальным судоговорением, ни пародией на судебный процесс, но именно серьезной иг­рой, «ludum serium». Возникновение этих судов любви ранее относили к XII в., веку расцвета куртуазной культуры, однако большинство современных исс­ледователей считают, что в ту эпоху подобные суды были всего лишь литера­турной фикцией. Во всяком случае, в XIV-XV вв. идея судов была заимство­вана из куртуазной литературы. Как пример деятельности этих судов можно привести малодостоверный, но чрезвычайно характерный анекдот, возник­ший в XII в. В суд любви обратился некий рыцарь, заявивший, что он сам и другой рыцарь любили одну даму. Дама любила второго, но обещала уступить первому, если разлюбит своего избранника. Впоследствии она выходит замуж за второго рыцаря. Первый рыцарь требует исполнения обещания. Суд тор­жественно постановляет: иск его справедлив, ибо между мужем и женой любви быть не может. См. также с. 124-125.

43* Волна процессов 1461 г. была вызвана «vauderie d'Arras» («аррасским вальденством»), предполагавшимся, но вряд ли существовавшим широким движе­нием колдунов и ведьм. К реальному вальденству - еретическому течению, основанному в XII в. лионским купцом Пьером Вальдом, - аррасские процес­сы не имели никакого отношения. Вальденсы именовали себя «лионскими бедняками», проповедовали отказ от имущества, аскетизм, протестовали про­тив обмирщения Церкви и никогда не занимались колдовством. Эта секта пе­режила свой расцвет в XII в., испытала упадок к концу XIII в., а в XIV в. со­хранилась лишь в глухих альпийских деревнях. В XV в. Церковь, до того в целом скептически относившаяся к возможности колдовства, начала эту воз­можность признавать, объясняя колдовские действия не личной злой волей ведуна, как это было присуще народному сознанию, а пактом с дьяволом и тем самым отпадением от Бога. Последнее позволяло сближать колдунов и еретиков и приписывать еретикам колдовские действия, а колдунов и ведьм обвинять в ереси. Аррасские процессы вообще весьма характерны для демо-номании конца Средних веков. Они унесли сотни жизней, но в конце концов были прекращены под давлением светской власти и ужаснувшегося населе­ния, в начале процессов приветствовавшего их.

44* «Folies morali?ses» - театральные представления, схожие с моралите - алле­горическими драматургическими произведениями морализующего характера, но отличавшиеся большим юмором и стоявшие ближе к фарсу.

45* Доблесть Филиппа, четвертого сына Иоанна II Доброго, короля Франции, про­явилась в битве при Мопертюи, деревне близ г. Пуатье, 19 сентября 1356 г. (поэтому сражение это называется также битвой при Пуатье). Короля броси­ли в бою все его соратники, в том числе и старший сын, будущий король Карл V. Четырнадцатилетний Филипп единственный остался со сражающим-

383

ся отцом, предупреждая его криками: «Sire mon pere [Государь отец], опас­ность слева! Sire mon pere, опасность справа!» Эти возгласы были далеко не лишними, так как рыцарский шлем не позволял поворачивать голову, а про­резь в забрале давала очень малый обзор. Филипп, получивший после этого сражения прозвище Храбрый, последовал за своим отцом, взятым в плен, в Англию. Когда после прекращения местной герцогской династии Бургундия отошла к французской короне, Иоанн II отдал герцогство Филиппу в награду за верность и мужество. Первым Филипп назван в отличие от своего внука, герцога Бургундского Филиппа Доброго. Ревность Иоанна Бесстрашного про­явилась, по преданию, в том, что он приказал убить герцога Людовика Орле­анского, заподозрив его в тайной связи со своей женой, герцогиней Бургун­дской Маргаритой Баварской (ср. прим. 9* к гл. XVII).

О мстительности Филиппа Доброго см. выше, с. 30, а также прим. 33* к гл. I. Великолепным Филипп назван в сравнении с носившим это полупрозвище-полутитул Лоренцо Медичи, правителем Флоренции, поэтом и гумани­стом, при блестящем дворе которого были собраны лучшие художники, по­эты и мыслители Возрождения. И. Хёйзинга сопоставляет с ним Филиппа по­тому, что тот также держал в Брюсселе весьма пышный двор и активно по­кровительствовал искусствам, хотя меценатство бургундского герцога было лишено гуманистической направленности флорентийского правителя. Карл Смелый мечтал создать обширное независимое королевство из областей между Францией и Империей. Коронация его самостоятельным монархом, на которую было получено согласие императора Фридриха III, однако, не со­стоялась из-за оскорбления, которое заносчивый Карл нанес императору, по­ссорившись с ним из-за места в церкви. Вообще, деятельности Карла, чело­века большой личной храбрости и незаурядного полководца, весьма мешали вспыльчивый характер, заставлявший его начинать войны при самых небла­гоприятных условиях, если была задета честь, а также упрямство, не позво­лявшее отступать ни при каких обстоятельствах. Разумеется, личные качест­ва последнего бургундского герцога не являлись единственной причиной его гибели и распада его государства, но, как показывает Й. Хёйзинга, полно­стью сбрасывать их со счетов тоже нельзя.

II

1* Именно так - merencolie [меранхолия] - произносилось слово «меланхолия» во французском языке XV в. Это объясняется как тем, что к тому времени была забыта смысловая связь с древнегреческим «??????????» от «????? ????» [«черная желчь»] (античная медицина объясняла подавленное душевное состояние избытком черной желчи в человеке), так и особенностями артику­ляции языка.

2* «Сердце человеческое изменяет лице его или на добро или на зло» (Сир., 13, 31). В Средние века одновременно сосуществовали и идущие от античности, варварской эпохи и Древнего Востока идеи о соотнесенности красоты и вы­соких моральных достоинств, и восходящие к раннему христианству пред­ставления об убогости, увечности, даже уродстве как признаке святости.

3* Король-Солнце - прозвище короля Франции Людовика XIV. При нем могу­щество страны и абсолютная власть монарха достигли высшей точки («Госу­дарство - это я»). Чрезвычайно высокое мнение Людовика о своем положе­нии побуждало его культивировать исключительно пышный и сложный при­дворный церемониал. Прозвище его не было стертым официальным эпите­том, а скорее аллегорией, вполне серьезно воспринимаемой королем, - достаточно вспомнить солярную символику архитектуры Версаля.

4* Герцогский дворец в Дижоне подвергся коренной перестройке в XVII-XVIII вв.

5* Система местничества, т.е. назначения на государственные и военные долж­ности в зависимости от знатности рода, служебного положения предков и личных заслуг, возникла при московском великокняжеском (позднее цар-

384

ском) дворе в XIV в. и окончательно утвердилась к концу XV в. Внешним вы­ражением иерархии являлось место, занимаемое за царским столом во время заседаний или трапез: чем более высокую должность занимал тот или иной боярин, тем ближе к царю он сидел.

Определение «доромановская Россия» не вполне точно, вернее было бы ска­зать «допетровская», так как местничество было отменено в 1682 г. Федо­ром Алексеевичем, третьим царем из династии Романовых, старшим братом и прямым предшественником Петра I.

6* Ремесло палача требовало немалой сноровки, и неопытный палач был не в состоянии отрубить голову одним ударом. Однако дополнительные муки жер­твы вряд ли входили в намерения Людовика XI, приговорившего коннетабля к смерти. Видимо, здесь, по употребленному выше выражению автора, «целе­сообразность отступает перед декором».

7* В средневековой Франции обращение «Мадам» относили только к жене и ма­тери короля, а также к женам старшего из его братьев и старшего сына. Мишель Французская, дочь короля Карла VI, строго говоря, не имела права на такое обращение.

8* Королева Англии Маргарита Анжуйская бежала вместе с сыном в Нидерлан­ды. Бургундские герцоги поддерживали дружественные отношения с Йорка-ми, поэтому, несмотря на весь почет, оказанный низложенной королеве, ее вежливо выпроводили из герцогских владений во Францию, подарив, правда, две тысячи золотых крон. Однако всю эту церемонную почтительность нель­зя считать лицемерием. Высказанное уважение - это действие по отноше­нию к Маргарите как к женщине и королеве, и оно лежит в сфере куртуазности, а отказ в убежище - это действие по отношению к ней же как к политическому противнику, и оно оказывается уже в сфере дипломатии; обе эти сферы не пересекаются.

9* «Agnus Dei» [лат. «Агнец Божий»] - обращенная к Христу молитва во время мессы перед началом причастия.

10* Обряд лобзания мира заключался в том, что епископ целовал в губы священ­ника, тот - диакона, а последний - прихожан по очереди. В Средние века этот раннехристианский обычай сменился иным, по которому все по очереди целовали прямоугольную пластинку (15x10 см) с изображением распятия, получившую от термина osculum pads [поцелуй мира] названия pax [мир], instrumentum pacis [орудие мира], tabella pads [пластинка мира] или osculatorium, что можно перевести как «поцелуйник».

11* Жена бальи :- чиновника короля или крупного феодала, главы администра­тивно-судебного округа (бальяжа) - ощущает себя стоящей ниже на иерар­хической лестнице, нежели жена управителя целой провинции.

12* Льеж в Средние века представлял собой духовное княжество во главе с епи­скопом, избиравшимся местным капитулом, т.е. собранием каноников кафед­рального собора.

13* В средневековой Франции не существовало строгих и однозначных законов о первенстве среди пэров. Старшинство могло определяться по степени родст­ва с королем, возрасту и иерархии владений. Герцоги Людовик Анжуйский и Филипп Бургундский были братьями покойного короля Карла VI, причем Лю­довик являлся старшим из братьев, поэтому его право на старшинство могло оцениваться выше. С другой стороны, Бургундия была старейшим пэрством Франции - отсюда и претензии Филиппа. Помимо этого, отец Людовика Ан­жуйского и Филиппа Бургундского, король Франции Иоанн II Добрый, предо­ставил, правда скорее фактически, нежели официально, первенствующее по­ложение Филиппу, своему-любимцу, и, кроме того, владения Филиппа были гораздо обширнее и богаче владений Людовика.

14* В Сен-Дени, главном королевском аббатстве Франции и сакральном ее цент­ре, находилась усыпальница французских королей, хранилась орифламма и - временами - государственная казна.

385

15* Генрих VI Английский не короновался в Реймсе, традиционном месте коро­нации французских королей, хотя и был провозглашен королем Франции. Только после того, как его соперник Карл VII занял Реймс и принял там ко­рону, Генрих совершил этот обряд в Париже. В глазах большинства француз­ского населения коронация Генриха VI не имела действительной силы.

16* В Средние века Париж делился на три административных района: Ситэ (ста­рый город на острове Ситэ на Сене с королевским дворцом и собором Па­рижской Богоматери); Университет, или Латинский квартал, на левом берегу Сены; собственно Город - на правом. Верховным властителем всего Парижа являлся сам король (первоначально в качестве графа Парижского), управле­ние столицей Франции осуществлял от его имени королевский прево. Поми­мо этого, административно-судебная власть в Ситэ принадлежала епископу Парижскому, Латинский квартал и Город пользовались определенной автоно- ' мией под верховенством короля и надзором королевского прево. Во главе Университета стоял выборный ректор, а магистратурами Города руководил избранный торговыми гильдиями и утвержденный королем купеческий прево.

17* Викариат - здесь епархия, имеющая своего главу, но подчиненная архиерею более высокого ранга (архиепископу, митрополиту, патриарху).

18* В 1341 г. на престол Малой Армении (см. прим. 27* к гл. I) взошла династия Лузиньянов, выходцев из Франции, представители которой занимали в раз­ное время престолы Иерусалимского и Кипрского королевств. В 1375 г. Киликийская Армения была завоевана турками.

19* Адольф Клевский был женат на Беатрисе ван Равестейн (Беатрисе Португаль­ской), племяннице Изабеллы Португальской.

20* Барбетта - женский головной убор в виде белого полотнища, закрывающего подбородок, спускающегося на грудь и завязанного на затылке; была обязатель­на при трауре, но надевалась и в обычных условиях (ср. прим. 64 к гл. II).

21* Покойник должен был быть погребен обязательно в саване (см. прим. 27 к гл. XXI).

22* Карл V Габсбург, потерпев в условиях Реформации и роста национального сознания крушение всех своих попыток стать императором в средневековом смысле слова, т.е. светским главой всех христиан, отрекся от престола. За­вершая акт отречения, он сошел со ступеней трона, опираясь на плечо Виль­гельма Оранского, своего молодого друга и «миньона», будущего руководите­ля восстания Нидерландов против сына Карла короля Испании Филиппа II.

23* Трагичной или, во всяком случае, непростой была судьба всех указанных миньонов. Гастон де Фуа и его сводный брат были заморены голодом в тем­нице по приказу их отца, графа Гастона III Феба, обвиненные в заговоре (дру­гая версия утверждает, что юный Гастон был заколот отцом); Пьер де Краон запутался в интригах, принял участие в покушении на коннетабля Оливье де Клиссона и бежал в Англию; Жак де Лален, изгнанный от двора герцога Иоанна I Клевского, вел жизнь странствующего рыцаря и был убит в бою.

III

1* Гент и Аугсбург в XIV-XVI вв. были центрами ремесел и - особенно Аугсбург - крупных торговых и финансовых операций.

2* По средневековым воззрениям, идущим от Псевдо-Дионисия Ареопагита, ан­гельские существа составляют иерархию из девяти групп - три триады по три группы. Вся иерархия носила наименование «девяти чинов ангельских» (по латыни «чин» передается словом «ordo» - «порядок», «ряд», а также «со­словие»). Нисходящий порядок этих чинов таков: Серафимы, Херувимы, Пре­столы; Господства, Силы, Власти; Начала, Архангелы, Ангелы. Земной распо­рядок сословий полагали в Средние века отражением небесной иерархии.

386

3* Первоначально (с X-XI вв.) слово «виллан» (от лат. villa), буквально «поселя­нин», означало лично свободного крестьянина, зависимого от феодала в по­земельном и судебном отношениях, в противовес лично несвободному - сер-ву. Но уже с XII в. это слово приобрело унижительный смысл: «мужик», «быдло». Горожан именуют вилланами именно в этом смысле, так как их юриди­ческий статус вполне отличался от статуса крестьянина. Французский язык до сих пор сохранил слово «villain» [«подлый», «мерзкий», «гадкий»]. Ср. эво­люцию значения русского слова «подлый».

4* Жиль де Ре был сожжен по обвинению в колдовстве, противоестественных пороках и массовом ритуальном детоубийстве. Некоторые исследователи по­лагают, что он послужил прообразом главного персонажа сказки Ш. Перро Синяя Борода.

5* Автор подразумевает здесь восстание гентских горожан в 1453 г., во время которого городское ополчение проявило редкое мужество при защите города от войск Филиппа Доброго, но было наголову разбито в битве при Гавере, замке неподалеку от Гента.

6* Kerelslied - хулительная и одновременно боевая песнь, сочиненная рыцарями, участвовавшими в подавлении крестьянского восстания 1323-1328 гг. в приморской Фландрии. Слово «kerel», значившее «крестьянин» и даже «моло­дец», здесь приобретает ругательное значение: «мужик», «быдло» (ср. прим. 3* к гл. III). Название песни можно перевести описательно как «Песнь против мужичья» или «Песнь против черни».

7* Proverbes del Vilain [фр. Пословицы мужика] - анонимная строфическая поэма предположительно конца XIII в., каждая строфа которой заканчивается ка­кой-либо пословицей. Приводимые пословицы имеют, несомненно, фольклор­ное происхождение, но поставлены в такой контекст, что демонстрируют глу­пость мужиков.

8* Регентами при психически больном короле Франции Карле VI были его дядя герцог Иоанн Беррийский, брат Людовик Орлеанский и двоюродный брат Иоанн Бесстрашный. Слова «vivat rex» взяты из Вульгаты (1 Цар., 10, 24; Цар., 11, 12; 3 Пар., 23, 11; ср.: 3 Цар., 1, 25), поэтому «rex» традиционно передается здесь как «царь», хотя проповедник обращается к королю Фран­ции (в данном случае его особу представляют регенты) и «гех» можно отнести и к нему, а не только к упоминаемым в Писании ветхозаветным царям, ко­торые, впрочем, в соответствии с воззрениями эпохи понимались как прооб­разы христианских монархов.

9* Штаты в XIV-XVIII вв. во Франции - представители трех сословий: духо­венства, дворянства и так называемого третьего сословия, т.е. формально всего остального свободного населения страны, а фактически - бюргерства, собирались по отдельным областям страны или по стране в целом. В послед­нем случае именовались Генеральными Штатами и являлись высшим законо­совещательным органом государства.

10* Маркиз де Мирабо, получивший прозвище «друг людей» по опубликованному им в 1756 г. сочинению Друг людей, или Трактат о народонаселении, назван здесь старшим в отличие от своего сына, графа де Мирабо, известного дея­теля Французской революции.

11* Старый режим (или старый порядок) - принятое в западноевропейской ис­ториографии обозначение периода французской истории, непосредственно предшествующего Французской революции. Эта эпоха характеризуется раз­ложением государственных институтов, моральным упадком, но также рас­пространением демократических и даже эгалитаристских идей. Идеи эти бы­ли в ходу не только в кругах передовой буржуазии, но и в аристократических салонах, где к ним относились, впрочем, не слишком серьезно и где они при­нимали характер салонной игры и весьма отвлеченных ламентаций по поводу судьбы «несчастного народа».

387

IV

1* Кола ди Риенцо, вождь народного восстания в Риме в 1347 г., причудливо сочетал в своей деятельности стремление к народной свободе, мечты о воз­рождении древней Римской республики, притязания на превосходство Рима над другими народами - все это характерно для раннего Возрождения - с христианско-рыцарскими грезами. В мае 1347 г. нарекся титулом: «Николай, волею всемилостивейшего Господа Иисуса Христа строгий и милостивый трибун свободы, мира и справедливости и освободитель священной Римской республики». Рожденный в семье кабатчика, Кола считал себя внебрачным сыном императора Генриха VII. В сентябре 1347 г. он возвел сам себя в ры­царское достоинство, причем для полагающегося перед посвящением омове­ния погрузился в купель, в которой, по преданию, был крещен император Константин (в действительности крестившийся вообще не в Риме, а в Никомидии). После этого обряда прибавил к своему титулу слова: «рыцарь, канди­дат Св. Духа, друг Вселенной, августейший трибун».

2* Тамплиеры, или храмовники (полное название - «Бедные рыцари Христа и Соломонова Храма»), - духовно-рыцарский орден, т.е. орден, члены которо­го, помимо обычных монашеских обетов - бедности, послушания и целомуд­рия, - принимали еще обет борьбы с неверными. Был основан в Палестине в эпоху Крестовых походов, в 1118 или 1119 г. Название получил по рези­денции ордена, находившейся в том месте, где, по преданию, был построен Храм (фр. temple) Соломона в Иерусалиме. Орден был одной из влиятельней­ших и богатейших организаций не только в созданном крестоносцами Иеру­салимском королевстве, но и в Европе. Упразднен в 1312 г.

3* Госпитальеры, или иоанниты, - старейший из духовно-рыцарских (см. пре­дыдущее прим.) орденов. Основан в 1070 или 1080 г. в Иерусалиме под на­званием «Госпитальная братия св. Иоанна». Первоначально в ордене были монахи, заботившиеся о больных паломниках, и рыцари, охранявшие их. В 1099 г., во время Первого крестового похода, рыцари были отделены от мо­нахов и приняли наименование «Рыцари Иерусалимского ордена св. Иоанна». В 1120 г. орден был преобразован в духовно-рыцарский в собственном смыс­ле слова. В 1309 г. иоанниты обосновались на о-ве Родос, отвоеванном ими у турок, и получили название «Родосских рыцарей». В 1530 г. резиденция ордена была перенесена на о-в Мальту, после чего орден переименовали в Мальтийский. Формально существует доныне с центром в Риме.

4* Наименования герольдов представляют собой не столько прозвища, сколько наполовину титулы, наполовину особые рыцарские имена. Ср. с. 94.

5* Битва Тридцати - нечто среднее между сражением и турниром - состоялась между англичанами и французами во время Столетней войны в Плоэрмеле, в Бретани, в 1351 г. В ней участвовало по тридцать человек с каждой сторо­ны. Французскими рыцарями командовал маршал Франции Жан де Боманур. Повествуя о битве, Фруассар неверно называет его Робером, путая его с его сыном, также французским военачальником. Во главе англичан стоял капи­тан, т.е. начальник наемного отряда (иногда - но не в данном случае - ко­мендант гарнизона), Джон Бемборо (иначе Бамборо, Бамбро, Бранбо, т.е. Бранденбуржец), немец по происхождению. Фруассар также ошибочно назы­вает его Робером. Ср. прим. 12 к гл. IV.

6* Образ Александра Македонского был чрезвычайно популярен с XII в., когда появилось большое количество романов, сначала стихотворных, а потом и прозаических, где Александр, почти утерявший какое-либо сходство с реаль­ным прототипом, описывается как идеальный рыцарь.

7* В Средние века, особенно в позднем Средневековье, образцами рыцарства считались герои цикла преданий о Карле Великом, персонажи романов об Артуре (Ланселот, Гавейн, или Валевейн, и др.), Александр Македонский (см. предыдущее прим.), некоторые персонажи античной мифологии, например Геракл, а также герои Троянской войны. Поэма Гомера не была известна на

388

средневековом Западе (кроме школьной ее переработки, так называемого «латинского Гомера»), но поздние латинские произведения на темы Троян­ской войны, дошедшие до нас под именем Дарета Фригийца и Диктиса, по­родили начиная с XII в. множество «Романов о Трое». В них совершенно в рыцарском духе и в чисто феодальной обстановке действуют Гектор, Ахилл, Парис, не имеющие ничего общего с героями Илиады, а также целиком при­думанные персонажи, например Троил, впервые упомянутый Даретом. Под пером автора XII в. Бенуа де Сен-Мора Троил стал идеальным верным рыца­рем, влюбленным в ветреную Брисеиду.

8* Слово «virtuoso», в современном итальянском языке означающее «доброде­тельный», «доблестный» и «виртуоз», в эпоху Ренессанса употреблялось толь­ко как прилагательное и имело иной смысл: «uomo virtuoso» было определе­нием человека, обладающего «virt?». Термин «virtu» в ренессансном слово­употреблении был чрезвычайно многозначен, включая в себя понятия и до­бродетели, и доблести, и гуманистической образованности - словом, достоинств человеческого духа в превосходной степени. Притом определение «virtuoso» не имело строго оценочного смысла и могло прилагаться как к лю­бому из гуманистов, так и к Чезаре Борджа.

9* Легендарные воительницы и правительницы, чьи образы были заимствованы из античной литературы: Пентесилея - царица амазонок, Томирис - царица скифов, Семирамида - царица Вавилона.

10* Отец Луи де Лаваля был пасынком дю Геклена.

11* Принятое в отечественной литературе наименование Жанны д'Арк Девой не вполне точно. Девой (фр. la Vierge, лат. Virgo) именовали Деву Марию, к ко­торой никогда не применяли термины фр. «la pucelle» или лат. «puella». Жан­ну же, во всяком случае при ее жизни, «la Vierge» не называли. «La pucelle» означает «девственница» в буквальном смысле этого слова, но также «про­стая девушка» и «служанка». Прозвание «la Pucelle» подчеркивало ее роль как орудия божественной воли, а также ее «простоту» в противовес «муд­рым» и «знатным».

12* Все перечисленные герои почитались образцами христианского воинства. Св. Георгий выступал как небесный патрон земного царства (наряду с арханге­лом Михаилом); набожность Бертрана дю Геклена была широко известна; ге­рой цикла французских эпических песен XII в. Гарен Лотарингский славился в первую очередь как борец против сарацин (охота на кабана не была глав­ным из его деяний); Людовик Святой, человек глубоко религиозный, был ор­ганизатором и руководителем Седьмого и Восьмого крестовых походов. Св. Георгий и Гарен Лотарингский легенд имели весьма мало общего со своими прототипами, но люди Средневековья воспринимали этих персонажей преда­ний как лиц не менее реальных, нежели дю Геклен или Людовик Святой.

13* Представители реально существовавшего рода Тразеньи были известны свои­ми крестоносными подвигами. Трое из этого рода носили имя Жиль: Жиль I - участник Первого крестового похода, Жиль II, внук предыдущего, участник Третьего похода, Жиль III, внук Жиля II, участник Четвертого похода и взя­тия Константинополя. Однако в позднем Средневековье все они сливались в один легендарный образ воина-крестоносца.

14* Прагерия - восстание крупных феодалов Франции в 1440 г. во главе с до­фином Людовиком против короля Карла VII. Восстание было подавлено, но участники его помилованы. Название свое оно получило от Праги, столицы Чехии, охваченной незадолго перед тем народным гуситским движением. В это прозвище, не имевшее под собой никакого реального основания, вложен уничижительный смысл, ибо оно приравнивало участников Прагерии к мя­тежному простонародью, да еще вдобавок и еретикам.

15* Лига Общего блага - объединение крупных феодалов Франции. Основными участниками лиги были: граф Шароле, будущий Карл Смелый, герцоги Карл Беррийский, брат короля Людовика XI, и Франциск II Бретонский. Лига была направлена против абсолютистских устремлений Людовика. Столкновение с

389

королем окончилось военной победой лиги, но вскоре после этого благодаря умелой дипломатии Людовика лига распалась.

16* Дофин Людовик (будущий король Людовик XI), управлявший Юго-Восточной Францией, предпринял в 1444 г. попытку направить бесчинствовавшие на его землях банды арманьякских наемников в Базельскую область. Неподале­ку от Базеля, в ущелье близ дома прокаженных, посвященного св. Иакову и стоящего на р. Бирс (Санкт-Якоб-ан-Бирс), французский отряд был встречен крестьянским пехотным ополчением. Швейцарцы потерпели поражение, их ос­талось не более двухсот человек из трех тысяч, но арманьяки ушли из страны. Фермопилы - ущелье в Греции, где в 480 г. до н.э. во время греко-персидских войн отряд из трехсот спартанцев во главе с царем Леонидом принял бой с пер­сами и полностью погиб, не отступив. По-видимому, Й. Хёйзинга сравнивает эти сражения как потому, что они имеют много общего, так и потому, что слово «Фермопилы» употребляется вообще как символ мужества и стойкости.

17* Гроньяры (от фр. grognard - ворчун) - прозвище солдат старой наполеонов­ской гвардии; пуалю (фр. poilu - храбрец), «забияка», - прозвище француз­ских солдат в конце XIX - начале XX в., особенно во время франко-прус­ской и первой мировой войн. За этими прозвищами (как и за наименованием мушкетера, ставшим нарицательным) стоит определенный образ солдата во французском национальном сознании: хвастун, забияка, выпивоха, волокита, хитрец, но вместе с тем смекалистый храбрец, беззаветно преданный друзь­ям и отечеству.

18* Калокагатия (древнегреч. (???????????) от (????? ???????) - красивый и до­брый) - центральное понятие античной эстетики и этики, означающее единство внешней красоты тела и поведения и внутреннего духовного совершенства.

V

1* Э. Бёрн-Джонс, как и другие художники-прерафаэлиты, ориентировался в своем творчестве на искусство Средних веков и раннего Возрождения (до Ра­фаэля). Женские образы Берн-Джонса отмечены духовностью и вместе с тем скрытой чувственностью. На его картинах цикла Персей и Андромеда (1888- 1892), об одной из которых, видимо, здесь идет речь, отданная в жертву дра­кону и прикованная к скале Андромеда изображена, как и полагалось по тра­диционной иконографии этого сюжета, обнаженной, а освобождающий ее Персей - в весьма стилизованных средневековых латах.

2* В XIX в. в науке, изучающей мифы, господствовало так называемое «метео­рологическое» направление. Все мифологические сюжеты объяснялись тем, что первобытное сознание очеловечивало естественные феномены, в первую очередь движение солнца (солярная теория) или звезд (астральная теория). Мотив освобождения девы интерпретировался в рамках этой теории, напри­мер как метафора солнца (дева), поглощаемого ночью (дракон) и освобожда­емого утренней зарей (рыцарь).

3* Стихотворный роман Мелиадор (другое, но вряд ли данное самим автором на­звание - Роман о Камеле и Эрмондине) был написан Фруассаром в 80-е годы XIV в. В нем повествуется о нескончаемых приключениях, в которые попада­ют рыцари, в первую очередь Мелиадор и Камель, отправившиеся на поиски исчезнувшей шотландской принцессы Эрмондины. Персефорест (полное на­звание: Древние хроники Англии, события и деяния короля Персефореста и рыцарей вольного чертога) - анонимный прозаический рыцарский роман XIV в. Помимо короля Артура и его рыцарей, в нем действуют прародитель британцев Брут (см. прим. 6* к гл. XXII), оказывающийся младшим братом Энея, а также Александр Македонский и Цезарь, выступающие как совре­менники. Имена героев этих романов могли ощущаться читателями той эпо­хи как значимые: «Perseforest» - «Проходящий лес», «Meliador» - имя, то ли происходящее от лат. «melior» («лучший»), то ли связанное с фр. «ог» («зо­лото»). Однако вряд ли это ощущение было четко осознанным. Скорее эти

390

имена, одновременно понятные и несуществующие, воспринимались как не­обходимый признак мира рыцарских романов, мира настолько реального, что ему можно было подражать, и вместе с тем существовавшего вне простран­ства и времени, а то и просто вымышленного.

4* В Испании в течение 1508-1546 гг. вышло 12 частей романа об Амадисе Галльском, написанного в конце XIII в. и получившего популярность в XIV в., а вне Испании даже позднее. В этом произведении центр тяжести сюжета лежит в сфере галантной любви и авантюрной фантастики.

5* Морганте и Влюбленный Орландо (Роланд) - ренессансные вариации на тему Песни о Роланде, где сказочно-рыцарский элемент воспринимается самими авторами с нескрываемой иронией. В Неистовом Орландо Ариосто и ирония, и фантастика, и любовная линия сопрягаются с ренессансным идеалом жиз­недеятельности.

6* Йомонт (иногда Гельмонт или Альмонт) и Агулант - сарацинские воины, сын и отец, герои романа Аспремон. В этом романе XII или XIII в., развивающем и расширяющем мотивы Песни о Роланде, юный Роланд сражается в битве при горе Аспремон в Южной Италии с могучим и непобедимым Йомонтом, одерживает победу и получает в качестве трофея меч Дюрандаль. За этот по­двиг Карл Великий производит Роланда в рыцари. В сознании рыцарей XIV- XV вв. Йомонт и Агулант олицетворяли силу, Роланд - храбрость, Оливье, друг Роланда, - верность, разумную осторожность и рыцарскую честь. Со­гласно Песни о Роланде, Оливье трижды просит Роланда затрубить в рог, что­бы призвать на помощь войско Карла Великого против четырехсоттысячной армии мавров, напавшей на двадцатитысячный отряд Роланда (все цифры в поэме эпически преувеличены). Роланд же отказывается из гордости и геро­ического неразумия. Однако впоследствии, когда от Роландовых рыцарей ос­тается шестьдесят человек и уже сам Роланд прелагает протрубить в рог, Оливье отвергает это предложение, говоря, что французский отряд погублен из-за неразумия Роланда и не следует звать на помощь, чтобы спасти лишь свои жизни. В конечном итоге Роланд и Оливье гибнут в битве с сарацинами.

назад содержание далее



ПОИСК:





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)