Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 2.

4. Эволюционный ряд основных типов морфологической симметрии организмов.

Первые организмы на Земле, плавающие в толще воды одноклеточные, имели максимально возможную симметрию - шаровую, они появились примерно 3,5 млрд. лет назад. Спустя 2,5 млрд. лет возник половой процесс (оплодотворение). Это привело к вспышке разнообразия и почти одновременному появлению простейших многоклеточных ШС и малоподвижных или прикрепленных организмов радиальной симметрии. Следующие 80 млн. лет на Земле превалировала удивительная и своеобразная фауна Венда, характерные черты которой: многоклеточность, отсутствие скелета, гигантизм и радиальная симметрия. Это были двухслойные дисковидные организмы диаметром до 1,5 м. Билатерально симметричные организмы, занимавшие в фауне Венда скромное место, господствуют последние 650-800 млн. лет. Это ракообразные, рыбы, все прогрессивные формы: млекопитающие, птицы, насекомые.

4.1. Симметрия и эволюционный прогресс.

Организмы шаровой, радиальной и билатеральной симметрии широко распространены в животном мире и хорошо известны. Симметрия в этом ряду закономерно падает, а асимметрия и эволюционная прогрессивность - растут. В.Н. Беклемишев, считая амёбу полностью асимметричным организмом, более примитивным, чем одноклеточные ШС (радиолярии, вольвоксовые), поместил ее в начале ряда. Стало четыре типа: амёба (полная асимметрия), ШС, РС, БС (Беклемишев, 1964). Я высказал сомнение в правильности такой концепции и предложил новую (рис. 2) (Геодакян, 1993).

Если по каждой из осей трехмерного пространства симметрию организма обозначить с, асимметрию - а, то теоретически возможны четыре типа симметрии: ссс, асс, аас, ааа. Первые три, по времени появления в природе и возрастающей прогрессивности форм, укладываются в закономерный эволюционный ряд: ШС®РС®БС. Четвертый тип (ааа) - триаксиальной асимметрии - либо отсутствовал, либо его помещали в начале ряда. В любом случае “венцом” эволюции считали билатеральную симметрию. Число типов Беклемишев угадал правильно, но 4-ый тип определил и поместил неправильно. В чем его ошибки? 1. Симметрия-асимметрия признаки формы, а амёба - бесформенна и ей не место в классификации форм. 2. Триаксиальная асимметрия означает, что у организма есть разные (невзаимозаменяемые) спина-брюхо, голова-хвост, левая-правая сторона тела. У амёбы их нет. 3. Предложенный им ряд: ааа®ссс®асс ®аас, с “революционным” возникновением из полной асимметрии абсолютной симметрии и дальнейшей, уже эволюционной, её неполной утратой, алогичен (трудно представить результатом естественной эволюции немонотонный ряд для числа осей асимметрии: 3®0®1®2, или ряд геометрических понятий: объем®точка®линия®поверхность!). Странно, что с ним согласился, верно, с оговорками, такой блестящий теоретик, как А.А.Любищев (1982).

Согласно же эволюционной логике, тип ТА должен стоять не в начале, а в конце ряда. И это должны быть не самые примитивные организмы, а наоборот, самые прогрессивные, но в отличие от трех более древних и простых типов, широко распространенных на Земле, тип ТА новый, эволюционно самый молодой, поэтому пока еще редкий и неприметный. Он появляется на наших глазах, но это - закономерное будущее БС-организмов.

Латерализация начинается, видимо, у плацентарных млекопитающих, с появлением мозолистого тела (у опоссума его нет). Асимметрия максимально развита у человека, и, судя по половому диморфизму (Геодакян, 1980,1984,1987,1992,1993,1997,1998), продолжает расти. Следовательно, по асимметрии, венцом эволюции нужно считать не БС, а ТА. Тогда асимметризация организмов предстает единым, закономерно-прогрессивным процессом, по последовательному освоению асимметрией всех осей трехмерного пространства: 0®1®2®3 (рис. 3).

Таким образом, экстраполяция эволюционной логики существующего ряда: ссс®асс®аас; растущее число фактов латеральной асимметрии у высших форм (ФАМ и видовая праворукость человека, односторонняя овуляция и однополушарный сон дельфинов); тесные связи асимметрии с полом и направление полового диморфизма; позволили высказать гипотезу о дальнейшей асимметризации современных прогрессивных форм и закономерном их переходе от БС к последнму типу ТА (аас®ааа) такого же фундаментального эволюционного ранга, высшей (и по асимметрии, и по прогрессивности). Нас интересует именно этот переход. Предвижу, моя футуристическая гипотеза не понравится многим по чисто эстетическим соображениям. Но ведь вкусы тоже эволюционируют. И для “триаксиальных” вкусов, “билатеральная” красота, будет казаться несколько старомодной, как нам “радиальная” красота медузы.

Та же тенденция наблюдается и в филогенезе органов растений (цветок, лист, плоды, семена), и вряд ли это случайно. Например, известно, что зигоморфные (БС) цветки дельфиниума и львиного зева, эволюционно более прогрессивны, чем актиноморфные (РС) цветки розы и лютика, но менее прогрессивны, чем ТА цветки канны и валерьяны. Ту же самую картину имеем и с морфологией листа в процессе эволюции: ШС хлореллы (почки), РС хвои, БС листа магнолиевых и ТА листа вязовых или бегониевых. Интересно отметить, что асимметрия органов растений более продвинута, чем организмов животных. Если существуют двудомные триаксиально асимметричные растения, то теория предсказывает у них наличие полового диморфизма по всем признакам, имеющим латеральный (правило сопряженных диморфизмов).

Вскрытая тенденция асимметризации в филогенезе, согласно закону рекапитуляции, прослеживается и в эмбриогенезе: ШС зиготы®РС гаструлы®БС эмбриона®ТА ребенка. Было показано, что в утробе матери эмбрион сосет большой палец (Hepper et al., 1991).

4.2. Асимметризация организмов - ответ на анизотропизацию среды..

В рамках адаптогенеза Дарвина признаки симметрии, как и все другие, определяются условиями среды. Поэтому развитие асимметрии в процессе земной эволюции связано с анизотропией среды обитания (см. рис. 3, 4). Асимметризация по первой оси (низ-верх) происходила, в результате взаимодействия организмов с гравитационным полем. Одни, становясь тяжелее воды, опускались на дно (скажем, морские звезды). Другие, наоборот, становясь легче, всплывали к поверхности (медузы). При этом и те, и другие оборачивались “лицом”, главными рецепторами к жизненно важным потокам информации от среды.

Асимметризация по второй оси (зад-перед) - происходила при взаимодействии с пространственным (мотивационным) полем, когда понадобилось быстрое, целенаправленное движение (спастись от хищника, догнать жертву). В результате этой асимметризации в передней части тела оказались главные рецепторы и мозг. Следовательно, адаптивность асимметризаций по этим осям понятна. Чего нельзя сказать про латеральную ось. Что дает латеральная асимметризация, и анизотропия какого фактора среды диктует ее развитие? Поскольку теория приписывает одинаковый эволюционный ранг всем 4-м типам симметрии, и в качестве первых двух полей анизотропии выступают фундаментальные физические факторы среды (гравитация и пространство), можно было думать, что поле анизотропии и по третьей оси также должно быть фундаментальным. По идее дихронизма таким полем является временн?е, т.к. левое полушарие “авангардное” (как бы, уже в будущем), а правое - “арьергардное” (еще в прошлом).

Следовательно, потоки информации от анизотропной среды, индуцируют в организмах и органах соответствующие градиенты информационного потенциала - асимметрию.

Конечно, дело не только в классификации типов симметрии, а в тех важных выводах, которые можно сделать из такого понимания. 1. Асимметризация не частное, сугубо-человеческое явление, а общебиологический, фундаментальный, эволюционный феномен, присущий всем живым системам. Поэтому все попытки объяснить асимметрию мозга, уникально-человеческими свойствами (речь, праворукость, самосознание), а так же, как патологию, аномалию развития или родовую травму - нужно отбросить. 2. Эволюция живых систем сопровождалась последовательной асимметризацией по всем трем координатным осям. 3. Латеральная асимметрия - последняя, эволюционно самая молодая. 4. Появляется новый тип триаксиально асимметричных систем (органов, организмов, популяций), внутри которых асимметризация продолжается (цветков и листьев, более асимметричный мозг у мужского пола!). 5. Асимметризация имеет адаптивное значение: она возникает в ответ на анизотропизацию среды. 6. Четыре типа симметрии и три перехода между ними составляют конститутивно-факультативный эволюционный ряд (когда наличие предшествующих непременное условие появления последующих), т.е. у ТА организмов сохраняются две предыдущие асимметризации. 7. Латеральная асимметризация, появляется на фоне предшествующих (спина-брюхо от медузы, нос-хвост от опоссума), поэтому должна распространяться спереди назад. 8. В асимметриях мозга так же можно считать, что из 3-х его асимметрий, самая древняя - кора-подкорка (от медузы), потом - лоб-затылок (от опоссума) и самая молодая - латеральная (наша). 9. По той же причине внутрипарная асимметрия парных органов ТА форм возникает на фоне, уже существующей у БС форм, межпарной асимметрии (как бы реликтовой). 10. Латеральная асимметризация, как и половая дифференциация, идет “снизу-вверх” (функция®орган®организм®популяция). 11. Для её понимания достаточно рассмотреть только два последних типа симметрии и переход между ними, т.е. БС®ТА.

Кроме того, описанная картина глобально-перманентной панасимметризации, позволяет предположить. 1. Эта тенденция действует не только между типами, но и внутри них, не только на уровне организма, но и органов (непарных, парных), а также популяций, т.е. эволюция любых структур идет, как правило, от симметричных к асимметричным; 2. Парные органы БС-форм возникли позже непарных; при этом, и те и другие вначале были симметричны, а асимметризация происходила потом; 3. У ТА-форм, в процессе прогрессивной эволюции, происходит дальнейшая асимметризация, которая, в принципе, может привести к превращению парных органов, в разные органы.

В этом разделе мы рассмотрели проморфологию целых организмов: от одноклеточных до человека. Дальше речь пойдет о латеральной асимметрии человеке на уровне отдельных функций (элементарная единица асимметрии), парных органов (как и в ЭТП, вскрываются механизмы), организма (основной уровень) и популяции (элементарная единица эволюции).

5. Асимметрия функций и парных органов.

Есть органы непарные и парные. Асимметрия первых может быть только морфологической: по их локализации, форме или ориентации. У вторых возможна еще асимметрия размеров и функциональная асимметрия - по эффективности выполнения функций, т.е. она может быть богаче и фигурировать, как полный морфо-функциональный латеральный диморфизм (аналог полового диморфизма) - отклонение от внутрипарной, зеркальной симметрии (одинаковости).

Среди парных органов человека особое место занимают полушария мозга, как управляющие, а из управляемых - руки, как самые многофункциональные из них, асимметричные и изученные. Поскольку, по сравнению с рукостью, вклад других парных органов в асимметрию целого организма мал, то упростив несколько проблему, рассмотрим только внутрипарные асимметрии полушарий, рук, и их межпарные отношения.

Внутрипарная асимметрия органов проявляется в виде доминантности одного и субординатности другого органа по данной функции. D-орган лучше выполняет функцию, поэтому для организма предпочтительный. Конечности умелые, сильнее, ловче, чуть больше размеры костей, ногтей и мышц; рецепторы чувствительнее.

5.1. Асимметрию создают не разные функции, а разные фазы их эволюции.

В настоящее время ФАМ твердо установленное явление. Новая теория рассматривает её в эволюционном плане.

Для чего возникла асимметрия? Почему одни функции управляются лучше левым полушарием, другие - правым? Что дает эта разница? Какова эволюционная логика, смысл этой асимметризации? Конечно, это специализация. Но, по какому принципу? Поиском этого принципа занимались многие, было предложено более двадцати гипотез. Безуспешно. Пришли даже к выводу, что его вообще не существует, или будет открыт в далеком будущем! Потому, что ищут: “какие функции в каком полушарии?” А факты говорят о том, что многие функций и там, и там (см. 2.1.). Но качество управления функций разное: почти у всех людей лучше левополушарное, примерно у 1% - наоборот, или одинаково.

В процессе адаптивной эволюции, при изменении среды, возникают новые проблемы и новые функции, для их решения. В дальнейшем среда может измениться так, что функция окажется ненужной или даже вредной, тогда она элиминируется отбором. Стало быть, любая функция имеет свою “филогенетическую жизнь”: где-то “рождается”, развивается, проходит становление, усовершенствование, где-то работает и где-то “умирает”.

Все существующие теории исходят из синхронной модели эволюции, поэтому трактуют асимметрию (специализацию) полушарий, как результат локализации в них центров разных функций. По новой же концепции, асимметрия - следствие асинхронной эволюции, поэтому полушария предназначены для разных фаз эволюции любых функции.

5.2. Транслокации и “возрастной принцип” специализации полушарий.

В отличие от моделей, “оседлых” (приписанных по полушариям) центров функций, новая концепция исходит из того, что центры функций “кочуют”, они появляется в левом полушарии (как гены в мужском геноме), проходят там становление, подвергаются апробации и отбору, после чего, оставаясь конечно в левом, попадают и в правое (женский геном). Работают, стареют и, если со временем становятся ненужными, утрачиваются, сначала левым полушарием, потом правым (рис 5).

Стало быть, в филогенезе любой функции можно выделить, три фазы по эволюционному “возрасту” этой функции и, связанные с ними, три разные формы их локализации по полушариям. 1. Молодые (новые) функции только в левом полушарии (онтогенетическом, социокультурном. 2. Зрелые функции, прошедшие апробацию, основная масса, актуальных, рабочих функций одновременно, и в левом (продвинутые “версии”) и в правом (ранние). 3. Старые функции (утраченные уже ЛП) - только в правом (биологическом). Это - “возрастной принцип” локализации центров по полушариям, как раз тот, который считали, что не существует, или будет открыт в далеком будущем (Геодакян, 1993).

Центры, которые только в ЛП соответствуют сугубо мужским генам (Y-хромосомным). Это - “карантинная служба” генома. Центры в обоих полушариях соответствуют локализации генов в аутосомах, где они проводят основную часть своего филогенеза, находясь в геномах и того и другого пола. Если же в дальнейшем, какие-то признаки становятся ненужными, их гены покидают аутосомы и становятся сугубо женскими, в виде “архивных” генов, кодирующих атавистические признаки. Их эволюционный смысл - в случае возврата старых условий вернуть эти признаки, не прибегая к сложной и долгой процедуре проверки в мужском геноме. Аналогично, при утрате функций, управляющие ими центры элиминируются в ЛП и остаются только в ПП, как “архивные”, и проявляются, как атавистические функции (например, хватательный рефлекс).

На рис. 5 показаны моменты и направления предсказанных транслокаций при переходах между стадиями симметрии и асимметрии.

5.3. Доминирует не орган, а функция.

Существующие теории оперируют только одной формой асимметрии органов - внутрипарно-зеркальной и не учитывают межпарных отношений, т.е. реликтовой асимметрии, и, возникающих на уровне двух пар органов нового вида асимметрии - цис-транс. Обычно доминантность приписывают органам. Тогда непонятно, почему у разных функций одного органа бывает разное направление доминирования? Если у органа не одна функция, их векторы доминантности могут иметь разные направления и величины, т.е. человек может быть по одной функции (скажем, писать) сильно праворук, по другой (хватать) - слабо леворук, а по третьей.- амбидекстр (симметричен). И так по всем органам.

Значит, элементарной единицей (носителем) асимметрии является не орган, а функция. А асимметрия органа - векторная сумма асимметрий разных его функций. Поэтому, доминирует не правый или левый орган, а функция справа или слева, т.е. доминантность - атрибут функций, а не органа!

Асимметрия организма такая же сумма асимметрий органов. Чтобы понять адаптивность, нужна еще популяционная асимметрия, т.е. асимметрия численности, дисперсий и латерального диморфизма субпопуляций левшей и правшей. Тогда, полушарность, рукость, правша, левша - некие усредненные характеристики, определяемые суммарно по числу, направлению и степени доминантности их функций. А из 4 уровней асимметрии: функция, орган, организм и популяция, в “чистом” виде доминантность только у функций, остальные - мозаики.

5.4. Что такое доминантность и субординатность?

Доминантность - это форма проявления внутрипарной зеркальной асимметрии, вектор, показывающий её направление и величину. Существующие теории не ставят вопроса: почему органы пары разные, и никак не трактуют смысл доминантности. Новая концепция трактует доминантную и субординатную формы функций, как разные фазы их эволюции по качеству выполнения.

Глубокий изоморфизм явлений пола и асимметрии позволяет думать, что понятия доминантности-рецессивности в генетике, описывающие проявление генов в фенотипе, могут помочь понять близкие явления доминантности-субординатности функций в нейробиологии. Впрочем, и в генетике пока нет четкого понимания природы доминантности.

В конце 30-х годов А.С. Серебровским и, независимо от него, Д.Д. Ромашовым была высказана мысль о доминировании более поздних признаков, приобретенных в процессе эволюции, по сравнению с ранними (Малиновский, 1970). Такая связь, а также связи между явлениями фило-онтогенеза, мутирования и доминирования были вскрыты в экспериментах по наследованию окраски цветков. Трактуя рецессивные мутации в гомозиготном состоянии (аа), как остановки развития признака на той или иной стадии его формирования, тем самым, выявляющие результаты действия предшествующих генов, а более редкие, доминантные мутации - как добавления к существующей цепи развития нового звена, было показано, что в онтогенезе действительно доминируют более, продвинутые в филогенезе признаки (Ратькин и др, 1988; Геодакян, 1984a).

Это можно понять и из более общих соображений. В процессе прогрессивной эволюции объем генетической информации неуклонно увеличивался. Если при оплодотворении, образовании гибридной молекулы ДНК, от отца и матери участвуют молекулы разной длины, то для новой молекулы возможны два варианта: либо она будет иметь длину более короткой цепочки (т.е. непарные звенья не достраиваются), либо - более длинной (достраиваются). Очевидно, что в первом случае полезные эволюционные приобретения не имеют шансов выжить, тогда как второй, наоборот, способствует прогрессу, т.к. доминирует эволюционно более продвинутая форма. Однако этот вывод справедлив, только для прогрессивной эволюции, когда появляется новый признак (более длинная молекула), а для регрессивной, при утрате признака, длиннее будет молекула старой формы. Это значит, что всегда должна доминировать форма, обладающая большей информацией. Ведь отсутствующая информация не может доминировать над присутствующей. Следовательно, доминантность определяется, прежде всего, количеством информации: обладающее большей информацией по данной функции - мажорное полушарие доминирует над, обладающим меньшей информацией, минорным.

Если эволюция идет в сторону появления или улучшения функции, то доминантной будет её авангардная форма. Если же функция эволюционно регрессирует: утрачивается или ухудшается (напр., обоняние, хватательный рефлекс у человека), то - арьергардная форма (рис. 5).

5.5. Общая трактовка полового и латерального диморфизма, доминантности и асимметрии.

Идея дихронной эволюции вскрывает полную аналогию в эволюции пола, мозга и генов (рис. 5). Их филогенез состоит из одинаковых, чередующихся во времени стабильных и мономорфных (1,3,5), и, эволюционных и диморфных (2,4) стадий, т.е. и половой диморфизм и латеральный возникают только при эволюции, в результате дихронизма. Вторая общая (для всех БСД) особенность - разная дисперсия фенотипов (ОП>КП), как следствие разной нормы реакции (КП>ОП). Это говорит о том, что должна существовать: 1. Общая гормональная основа для определения половых и латеральных фенотипов; 2. Общая трактовка доминантности центров функций в полушариях и D генов в диплоидном геноме, как диморфизмов.

Ведь обе пары М-Ж и ЛП-ПП ведут себя в стадиях эволюции совершенно одинаково. Их “одноколейный” путь превращается в “двухколейный”, образующий “петли” дихронизма (окрашены). По изменеию площади которых со временем можно судить: кто, когда, сколько и откуда получает новой информации, кто за нее платит и кому? А по направлению пути, по углу отклонения (a) от вертикали, можно судить о скорости эволюции (v = tga) и дисперсии фенотипов, которая растет с ростом скорости и приводит к появлению диморфизмов (полового и латерального). А так как дисперсию определяет норма реакции, а последнюю половые гормоны, то можно сделать вывод, что половые гормоны определяют и латеральные фенотипы.

Согласно ЭТП, пол - экономная форма информационного контакта со средой для эффективной эволюции. Тогда половые гормоны, регулирующие интенсивность этого контакта, а так же цис-транс фенотипы, приобретают новый экологический и эволюционный смысл.

Эстрогены, как стабилизирующие гормоны, нормализующие распределение фенотипов (сужающие дисперсию), действующие центростремительно, удаляющие систему от среды и замедляющие эволюцию. А, определяемые ими транс особи, как “стабильное ядро”, эволюционный арьергард (аналог женского пола).

Андрогены, как дестабилизирующие гормоны, аномализирующие распределение фенотипов (расширяющие дисперсию), действующие центробежно, приближающие к среде и ускоряющие эволюцию. А, определяемые ими цис особи - “лабильная оболочка”, эволюционный авангард (аналог мужского пола) (Геодакян, 2000)

По теории БСД, широкая норма реакции (пластичность в онтогенезе, Геодакян, 1974), удаляя КП от среды, превращает её в более устойчивую, ценную и совершенную подсистему (Ж, ПП), а узкая норма реакции ОП, напротив, приближая к среде, превращает её в “буферную”, более “дешевую”, поисковую подсистему (М, ЛП).

По теории пола, генотипический половой диморфизм, gsd = IМ - IЖ = DI = Iп,

где: IМ, IЖ - количество генетической информации в геномах мужского и женского пола, DI - их разность, Iп - информационный потенциал gsd (Геодакян, 1972, 1975, 1998б), т.е. появившийся в дивергентной фазе под действием экологического потенциала, оплаченный мужским полом, gsd служит для женского пола фактором “бесплатной” (минуя отбор) эволюции. В этом адаптивный смысл пола (Геодакян, 1965, 1972, 1974, 1989, 1991, 2000).

По аналогии, латеральный диморфизм, ЛД = IЛП - IПП = DI = Iп = D = Ас,

где: IЛП, IПП - количества информации в левом и правом полушарии, DI - их разность, Iп - информационный потенциал ЛД, D - доминанность, Ас - асимметрия.

Это значит, что, все 4 явления (gsd, ЛД, Ас и D), не что иное, как некие потенциалы, факторы эволюции, движущие более ценные, но инерционные подсистемы (Ж пол и ПП).

Теория предсказывает конкордантность векторов ПД и ЛД по любой функции. Например, хватательный рефлекс (или обоняние, угасающие признаки) д.б. максимален у девочек слева и минимален у мальчиков справа. А ширина лопаток (чел.) или длина ушей у бассетов и спаниелей (новые признаки), наоборот: максимальны у мальчиков справа и минимальны у девочек слева. Общая формула для всех таких тетрад: (ПМ + ЛЖ)/2 » ЛМ » ПЖ, где: ПМ, ЛЖ, ЛМ, ПЖ - количественные признаки у мужского и женского пола, справа и слева.

В стадиях эволюции (2,4) доминирует всегда наличие или избыток информации (DI), при появлении или улучшении функции (2), это авангардная форма, а при утрате или ухудшении (4), - арьергардная (напр., обоняние у человека). Это главный критерий доминантности. А в стабильных (1,3,5) стадиях, при равенстве количеств информаций, доминантность определяют динамические характеристики полушарий, т.к. при симметричном отсутствии функции (1,5) - важнее её поиск, а при симметричном наличии (3) - её совершенство, то в первых случаях доминирует инновационно-поисковое левое полушарие, а во-втором - более совершенное (быстрое) правое (рис.5). Действительно, скорости процессов в правом полушарии выше, чем в левом (Костандов, 1978), даже плотность правого полушария больше, чем левого (Walker, 1980). И то, и другое, видимо, связано с совершенством ПП.

Как видно из графика, информационный компонент для полушарий однозначно определяется логикой дихронной эволюции, полностью аналогичной эволюции доминантности генов и признаков у мужского и женского пола. Стало быть, направление вектора доминантности полушарий определяется вектором латерального диморфизма: он направлен от отсутствия или нехватки информации к её присутствию (окраска темнее) или избытку (светлее), а степень доминантности пропорциональна диморфизму (половому или латеральному) (рис. 5).

Таким образом, полный цикл эволюции, появления и утраты функции, состоит из следующих последовательных стадий: 1. Доэволюционная стабильная стадия симметрично “пустых'' (по данной функции) полушарий (аналог рецессивной гомозиготы, аа); 2. Эволюционная стадия появления функции, информационная асимметрия полушарий (аналог гетерозиготы, аА); 3. Межэволюционная стабильная стадия симметрично “полных” полушарий (аналог D гомозиготы, АА). 4. Эволюционная стадия утраты функции, информационная асимметрия полушарий (аналог гетерозиготы, аА); 5. Послеэволюционная стадия симметрично “пустых” полушарий (аналог рецессивной гомозиготы, аа).

Конечно, в случае генов имеем дело с линейной информацией, тогда как в полушариях мозга, она может быть двумерная (об этом говорит развитая поверхность коры: наличие извилин и борозд), или даже трехмерная (голографическая), но приведенные соображения остаются в силе и в этих случаях.

Аналогия ЛП с мужским полом и ПП - с женским не ограничивается только стадиями эволюции (2,4), но прослеживается и для стабильных (1,3,5) когда D определяет поиск или совершенство, а также и в психологии.

В фазе поиска и освоения новых функций лучше М пол и ЛП, которые освоив их, передают Ж полу и ПП, а в фазе совершенства начинают доминировать последние. Так во всем: в скорости и беглости речи (выше у Ж!), по почерку, качеству работы на конвейере и т.д. Есть и эксперименты, подтверждающие это (Landauer, 1981).

Пребывание центров новых функций в левом полушарии (генов в М геноме, “карантинная служба”) необходимо для апробации и отбора. А при утрате старых функций (генов) их утрачивает сначала левое полушарие (М геном), а потом правое (Ж геном, “архивная служба”) на случай возврата старых условий среды, рис. 5 (Геодакян, 1993, 2000).

Изоморфизм БСД (генотип-фенотип, Ж-М, ПП-ЛП), управляющих и управляемых подсистем в генетике (родители-дети) и нейробиологии (полушария-руки) позволяют трактовать полушарность, как генотип, а рукость, как фенотип. Эта межпарная асимметрия у нас наследство от билатерально симметричных организмов.

Появление внутрипарной асимметрии у триаксиально асимметричных форм, превращает симметричные полушария и руки в два вектора: полушарности и рукости. Если они дискордантны, то доминантное полушарие и доминантная рука будут в транс позиции (на разных сторонах тела), если конкордантны - в цис позиции (на одной стороне), т.е. возникает 4 градаций D-S органов. На рис. 6 доминантные органы пары изображены темнее и чуть выше, чем S органы. Цвет наглядно показывает градации D-S, а высота - конфигурацию D-S.

Реликтовая асимметрия, полушарность и рукость создают у человека 2 генотипа: D-ЛП или D-ПП, а они, в свою очередь, по 2 фенотипа, имеющих две разные друг от друга и от билатерально симметричных организмов, конфигурации D-S. У опоссума - квадрат (П=Р=0), у транс особей - трапеция (П, Р дискордантны) у цис особей - ромб (П, Р конкордантны), выявляющие уникальные свойства цис структур: сверх D (повышенное артериальное давление D полушария от D руки в цис позиции) и сверхобучение (max Iп между D полушарием и S рукой по контра связи, рис. 6).

5.6. Проверка теории. Объяснение и предсказание фактов.

Гипотеза транслокации D и, вытекающий из нее, “возрастной принцип” локализации функций по полушариям позволяют объяснить с единых позиций подавляющее большинство известных фактов и явлений и успешно предсказывать, ниоткуда иначе не следующие, новые.

Совершенно очевидно, что большинство левополушарных функций явно эволюционно моложе, чем правополушарные (см. 2.1.). Но есть и такие, эволюционный возраст которых не так очевиден. Например, эмоции: отрицательные-положительные; понимание: пространства-времени, существительных-глаголов, пространства цветов; способность высказываний: истинных-ложных. Как в филогенезе, так и в онтогенезе первые появляются раньше вторых. У новорожденных детей плач предшествует улыбке, у котят жалобный писк опережает мурлыканье, у щенят скуление начинается на три месяца раньше виляния хвостом. Кроме того при функциональном угнетении мозга отрицательные эмоции исчезают последними и восстанавливаются первыми (Денисова, 1978), что означает более древний возраст. Если вспомнить мышление и лексику детей или представителей молодых культур (дикарей), то легко убедиться, что понимание пространства проще, чем времени; существительных проще, чем глаголов; истинные высказывания проще, чем ложные. Ориентация в пространстве приходит раньше, чем во времени; первые слова ребенка - чаще существительные, лукавство и ложь появляются позже. Пространство цветов, также, видимо, можно считать эволюционно новым приобретением. Персонажи Гомера пользовались очень узким спектром названий цветовой гаммы (конечно, если это не связано с его слепотой).

Интересна ситуация с музыкой и юмором. Считалось, что их центры в правом полушарии (Денисова, 1978). А по новой теории там д.б. их старые, “нетворческие” версии, а творческие д.б. в левом, об этом говорит избыток мужчин среди композиторов и юмористов (Геодакян, 1987). Наши предки слушали пение птиц, пытались подражать, научились петь, в этом смысле музыка - эволюционно старая функция и должна управляться правым полушарием. Но музыкальное творчество (как и любое другое) - новая функция и её центр должен находиться в ЛП (Геодакян, 1987, 1993, Harris, 1978). Так трактует новая теория известные факты. Однако гораздо убедительнее, проверить, вытекающие из нее предсказания.

1. Парные органы билатерально симметричных форм возникали, видимо из непарных. И те и другие вначале д.б. симметричны, а потом становиться асимметричными; при этом, старые функции должна сохранять за собой, как правило, консервативная подсистема, субординатный орган (чаще левый), новые приобретать - оперативная, доминантный орган (чаще правый). Этот вывод теории подтверждается. Например, у дельфинов овулирует, в основном, левый яичник; у кашалота: дышит только левая ноздря, правая закрылась, и превратилась в пазуху для сжатия воздуха, при рекордном (>2 км!) нырянии (Томилин, 1957). Кстати, это правило объясняет, почему сердце человека слева. При переходе далеких наших предков от жаберного дыхания к легочному, правое легкое, появившись первым, оттеснило, исходно по центру расположенное, сердце влево. А через много поколений (время равное дихронизму), когда возникало левое легкое, место уже частично было занято. Поэтому правое легкое из трех долей, левое - из двух. Другого объяснения я не смог найти (Геодакян, 1993,1998 б). Еще один пример, изогнутый вправо клюв, появившийся для вскрытия раковин моллюсков у новозеландских куликов.

У триаксиально асимметричных форм, в процессе эволюции, происходит дальнейшая асимметризация, которая, приводит к превращению парных органов в разные. Поэтому уместна даже гипотеза о таком происхождении селезенки (с) и печени (п): расположены на одном уровне, имеют много общих функций (jоб), наряду с частными (jс и jп). Если окажется, что jоб древнее jп, но моложе jс, или же у мужчин jп > jс, а у женщин - наоборот, то гипотеза верна!

2. Потоки анизотропной информации от среды создают в организме и полушариях мозга её градиенты, тогда триаксиальная асимметрия, накладываясь на фон реликтовой, должна распространяться спереди назад. Действительно, черная окраска спины, у изначально белых пингвинят, появляется на голове, потом разливается к хвосту. Такая же картина у китов: детёныши одних видов темнеют с головы (серые киты), других светлеют (белухи) (Томилин, 1957), при этом, и там и там, правая сторона должна опережать левую.

3. Д. Кимура сделала загадочное открытие: афазия и апраксия у женщин - чаще следствие поражения переднего отдела мозга, у мужчин - заднего (Кимура, 1992). Оно объясняется наложением дихронизмов: по полу и по оси лоб-затылок (центры, которые у женщин еще в переднем отделе, у мужчин уже в заднем).

4. Другое интересное подтверждение наложения двух дихронизмов - расположение гонад по сегментам тела у дождевых червей. Поскольку у билатерально симметричных организмов информация идет от головы к хвосту, а яичники древнее семенников, теория предсказывает, что они должны быть ближе к хвосту, чем семенники. Оказалось так и есть: яичники уже в 13-ом сегменте, а семенники еще в 10-ом!

Выберем для парных органов явно старые и явно новые функции, тогда, по основной контра связи, старые должны доминировать слева, новые - справа. Значит.

5. Обезьяны брать корм должны чаще левой рукой, а манипулировать (открывать шпингалет) - правой. Специальные полевые наблюдения и обширные эксперименты многих авторов это предсказание теории полностью подтверждают, но объяснить не могут (MacNeilage, 1987; Beck & Barton, 1972; Ettlinger, 1961, 1964; Milner, 1969; Gautrin, 1970; Itani, 1957, 1963; Tokuda, 1969, подробнее: Геодакян, 1993).

6. Поскольку “инструментальные” функции рук у человека явно моложе “неинструментальных”, то можно предсказать, что праворукость по первым д.б. выше, чем по вторым. Это так и есть: по этнографическим фильмам трёх традиционных (дописьменных) культур определяли эти величины и получили для первых - 84% ПР, а для вторых - 54% (т.к. у амбидекстров 50%, то, соответственно: 68% и 8%!) (Marchant et al., 1995).

7. Когда далекие предки человека переходили к прямохождению, новый центр управления возник в ЛП. Пока они овладевали хождением на двух ногах, ЛП решало связанные с ним проблемы: равновесия, сужения шейки аорты, создания клапанов в венах ног и т.д. Был период, когда двуногость была у мужчин уже генотипической, а у женщин еще фенотипической (за счет широкой нормы реакции, высокой обучаемости и конформности). Тогда, по новой теории, мужчины д.б. правоногими, а спустя много поколений, после транслокации, стать левоногими. Поэтому, согласно закону рекапитуляции, в онтогенезе современного человека, в определенном возрасте “детская правоногость” должна превращаться во ”взрослую левоногость”. Такой переход был открыт (Bonin, 1962). Было установлено, что у детей от 6 до 12 лет больше правая бедренная кость, т.е. они правоноги, а с 13 до 20 лет - левая! Такое парадоксальное явление никак иначе не объяснить. (Можно предсказать еще, что возраст транслокации в онтогенезе у девушек д.б. позже, чем у юношей).

8. В отличие от рук, имеющих много новых функций, у ног их мало. Этим объясняется, что человек, как вид праворук (~ на 90%) и левоног (Касинов, Никитюк, 1975). Если же тестировать руки по старой функции (хватательной), а ноги по новой (писать, рисовать), то теория предсказывает, что получим диаметрально противоположный вывод: человек, как вид окажется леворук (хватательный рефлекс, см. ниже п. 20) и правоног. Последнее легко проверить, закрыв глаза и представив, что пишете ногой по песку.

9. По той же логике, эволюционно старые звуки - средовые (шум дождя, ветра, моря, лай собаки, кашель) лучше должно улавливать левое ухо, а смысловые звуки (слова, числа) - правое. Эксперименты по дихотическому прослушиванию это предсказание полностью подтверждают (Blumstein et al., 1975; Curry, 1967; Harris, 1978).

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь