Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






предыдущая главасодержаниеследующая глава

2.3. Целесообразность социально-рациональной деятельности

и ее эффективность

2.3.1. Структура социально-рациональной деятельности

Основой рационального, индивидуального решения социального субъекта является достижение им эффективного результата в рамках своей деятельности. При этом рациональный аспект социальной деятельности субъекта представляется с точки зрения тех альтернативных действий, которые ведут к максимально выгодному результату. То есть речь идет о том, что в начале рациональной деятельности социального субъекта возникает такая проблема, которая связана с выбором определенных способов, стратегий, действий с учетом определенных средств, которые должны обеспечить наибольшую результативность и полезность реализуемых целей как с точки зрения их рационального значения, так и с точки зрения их значимости в социуме. В подобных случаях возникает ситуация, когда результат обеспечивает эффективность или рациональную максимизацию заранее установленной цели. Наиболее значимой чертой рациональной мотивации является ее комплексность, причем комплексность в том смысле, что движение к эффективному результату предполагает построение не только определенной иерархии социальных субъектов, но также выбор соответствия средств для достижения социальным субъектом такой социально-рациональной возможности, при которой он мог бы манипулировать этими средствами, постоянно приближаясь к наиболее эффективной ситуации. В итоге социальные субъекты как социально-рациональные индивиды действуют в социуме таким образом, что их индивидуальные рациональные действия прежде всего основываются на тех индивидуальных целях, которые они заранее определяли на совокупности средств, способствующих достижению этих целей.

В контексте рассмотрения принятия человеком эффективного решения возникает проблема, которую ученые пытались решить на протяжении достаточного длительного времени, но которая по-прежнему является одной из центральных проблем в рамках рассмотрения рациональных аспектов социальной деятельности; конкретно речь идет о необходимости соотнесения собственно социально-рациональной деятельности и человеческой деятельности вообще [1].

Общая концепция человеческой деятельности в отличие от концепции рациональной деятельности не определяет принимающего решения социального субъекта в строгие рамки данных целей и средств. Рациональная деятельность в большей степени предполагает некоторое направление действий, избранное в данном случае социальным субъектом для того, чтобы в социальной сфере выступить наиболее рациональным способом. Будучи более широким, чем понятие «социально-рациональная деятельность», понятие «человеческая деятельность» не ограничивает анализ решения той или иной проблемы рассмотрением и сопоставлением имеющихся средств и стоящих перед конкретным социальным субъектом задач.

Как подчеркивает В.С. Швырев: «Рациональное отношение к миру обязательно предполагает нацеленность на эффективность, на успешность действия. Но сама по себе эффективность, успешность не может нико­им образом рассматриваться как достаточный специфичес­кий признак рациональности. Эффективность поведения, если она достигается на основе непосредственной инстинктообразной реакции организма, автоматизма сознания, воспроизведения традиционных штампов поведения действия методом «слепого тыка», спонтанных импровизаций и пр., не может считаться свидетельством рационального действия. Какие-то удачные находки и решения, действительно являющиеся объективно целесообразными, помогающими успешно решать стоящие перед субъектом деятельности задачи, очень часто создают иллюзию рационального поведения там, где имеют место другие типы ориентации в реальности и адекватной к ней адаптации. Этот феномен можно наблюдать на любых уровнях поведения. Тенденция к размыванию границ рациональности, к «рациональности без берегов», как правило, и находит свое выражение в сближении или отождествлении эффективности и рациональности поведения, что отчетливо проявляется в интерпретации социокультурной деятельности в архаических и традиционных обществах «как по-своему рациональных». Между тем обязательными специфическими условиями, которые позволяют, на мой взгляд, говорить о ра­циональности даже в самом широком допустимом смысле, являются определенные установки сознания, субъективные предпосылки деятельности и поведения» [2, 42].

Так, по мнению Е.М. Сергейчика: «Какова же в наиболее общем виде структура человеческой деятельности, выступающей одним из фундаментальных объясняющих принципов современной философии? Человеческая деятельность имеет характер не только целесообразный, то есть регламентируемый нормами и детерминируемый заданными параметрами, но и целеполагающий. Это означает известную независимость человека от условий наличного бытия, его способность к выходу за пределы сложившихся в обществе детерминаций, к свободному творческому конструированию целей. Свободная, творческая, инновационная деятельность проективна, имеет незавершенный, открытый, «разомкнутый» характер, содержит всегда возможности использования достигнутых результатов не по «назначению», постоянно создавая ту «неопределенность», которая служит импульсом дальнейшего творчества» [3, 454].

Эффективный результат в рамках подходов к человеческой деятельности вообще не является прямым путем к простому, механическому определению заданного ответа, а предполагает выход за своеобразные, изначальные рамки, которые ставят перед социальным субъектом исходный набор поставленных целей и выбранных средств. При этом рациональное решение в конечном счете отражает не просто манипулирование имеющимися средствами с целью их точного соответствия иерархии самих целей, но оно даёт само представление об определённой системе, в рамках которой связываются сами средства и цели и в системе, в которой имеет место сама рациональная деятельность социального субъекта [4, 193].

Социально-рациональный человек, решающий конкретные задачи, наделён склонностью приводить данные средства в соответствие с данными целями. Само это понятие предполагает некий изначально определенный образ целей и средств. Без подобного образа рациональная деятельность социального субъекта вообще не может начаться. Социальная деятельность включает в себя поведение определенной формы, с рациональных позиций нацеленное на эффективность, то есть типичное для социально-рациональных субъектов, но кроме этого она также включает элемент, который не присутствует в самой рациональной деятельности. Рациональное поведение и сам возможный уровень анализа этого поведения непременно предполагает, что в явной форме показывается та задача, которая подвергается рациональной обработке, так как это предполагает в дальнейшем выход на конкретную цель и определение конкретных средств достижения этой цели [5, 451].

Понятие «рациональная деятельность» социального субъекта в общем предполагает, что поставленная задача была в любом случае выполнена, даже если условия выполнения этой задачи не соответствовали имеющимся средствам; речь идёт о том, что рациональность достигается путём вывода решаемой задачи на определённый уровень полезности результата этой задачи. Человеческая деятельность вообще рассматривает подобные задачи и как определение соответствующей системы, связывающей цели и средства, и как достижение относительно этой системы, то есть речь в данном случае идёт о том, что следует обратиться к интегрированному характеру человеческой деятельности, выступающей конкретно как активность субъекта. При определении системы, в которой рассматриваются как цели и поставленные задачи, так и средства по реализации этих целей и задач, предпочитаются различные уровни решений этих целей и задач, причём уровни решений могут быть как непосредственно актуальными для данного момента и для данных целей, так и в принципе предполагать их решение в некоторых иных ситуациях. Причём эти ситуации могут выступать в качестве различных исследовательских проектов или даже на уровне простого человеческого воображения, которое предполагает некоторые направления наиболее эффективных действий в рамках активности социального субъекта, которые если не сейчас, то в конечном счете приведут к эффективному решению поставленной цели и задач [6]. То есть, обращаясь к самому понятию социально-рациональной деятельности, можно вполне адекватно объяснять и учитывать определённые процессы, связанные с издержкой информации. И это вполне понятно, так как социальная рациональность действительно ни в коей мере не даёт однозначного решения той или иной проблемы с позиции её полезности, необходимости или эффективности в данный момент.

Рациональный социальный субъект может быть представлен как распределяющий определенные количества средств между различными альтернативными исследовательскими проектами, при этом главным будет то, что он старается определить те потенциальные возможности, которые принесут ему наибольшую выгоду и наибольшую пользу. В той мере, в какой подобный поиск может быть включён в саму структуру рациональной деятельности социального субъекта в качестве своеобразного контекста для решения поставленных задач, он может так же предполагать другие контексты, связанные, например, как с достижением конкретного результата, так и с предварительным согласованием тех же целей и средств в рамках рациональной деятельности.

Рациональное решение не может быть объяснено только в терминах максимизации, которая в данном случае примет форму выбора одной из линий поведения, а так как изначально заложен рационализм, то это будет эффективная линия поведения, хотя она будет проходить в рамках определенного рода обстоятельств, влияющих как на изначально задаваемые параметры рациональности, так и на те ситуации, в которых эта рациональность социальной деятельности приводит к полезности и эффективности результата [7].

Социальный субъект вполне способен принять какое-то промежуточное решение, которое будет направлено не на результат, а на возможности более эффективного использования тех средств, которые в данный конкретный момент у субъекта имеются. В этом тоже будет заключаться его рациональность. Процесс принятия рационального решения может разбиваться на целый ряд этапов, и если социальный субъект принимает достаточно сложное с точки зрения пространственно-временных координат решение, то вполне возможно, что решение будет подвергаться какой-то определенной корректировке, а сама корректировка будет достигаться через постоянное обращение к исходно определенному оптимальному результату.

С учётом взаимосвязи цели и средств, в системе рациональных решений, следует обратить внимание на тот факт, что в чисто распределительных объяснениях невозможно использовать более ранние решения для объяснения более поздних решений. Если схема согласования цели и средств, актуальная для индивида при принятии более позднего решения, отличается от схемы, считавшейся актуальной раннее, то в системе рациональной деятельности социального субъекта не существует тогда ничего, кроме отсутствия своего рода закономерности. С другой стороны, в ситуации, связанной с принятием рационального решения, необходимо учитывать все те изменения и преобразования, которые достигаются чисто рационально-эмпирическим путём, так как в противном случае возможна ситуация, когда уровень или степень полезности, эффективности или выгоды будет определяться всей совокупностью факторов, которые были связаны с реализацией того или иного решения, однако социальный фактор при этом решающей роли не играл.

При рассмотрении рационального решения достаточно важным моментом является обращение к тем случаям, когда на первый план может выходить проблема средств, необходимых для эффективной реализации поставленных целей. Отличительной особенностью в подобных случаях является то, что для принимающего решения социального субъекта, данные средства являются точкой отсчёта, причём своеобразной точкой отсчета, от которой могут пойти несколько стратегий самого решения. В этих случаях существуют также возможности самого обсуждения путей наилучшего использования этих средств для достижения целей. Если бы эти цели были даны и точно были известны условия их реализации, то можно было дать первоначальный вариант приемлемого решения, который может напоминать вариант механического вычисления. В любом случае принимающий решение социальный субъект осознаёт возможность того, что имеющуюся ситуацию всегда можно улучшить и что это улучшение не является какой-то недостижимой ситуацией, а оно предполагает, возможно, другую стратегию, другие данные, другие условия, другую систему координат, в которой принимается это решение по перестройке деятельности самого субъекта, по принятию того решения, которое он должен представить. И это во многом зависит от самих тех качеств субъекта, которыми он наделён. Социальный субъект, как любой рационально действующий человек, имеет помимо общих, индивидуальные характеристики. Эти индивидуальные характеристики позволяют говорить о том, что в рамках общего рационального решения и общих стратегий, ведущих к этому решению, всегда можно найти место и совокупности определённых социально-философских факторов, которые тесно переплетаются с социально-рациональной личностью.

Так, по мнению В.С. Швырева: «Специфика рациональной мысли в полноте самораскрытия ее конструктивного потенциала, взятого именно в аспекте ее ответственности за адекватное постижение своего предмета, органически должна включать, таким образом, момент самокритики, рефлексивной оценки своих возможностей» [2, 37].

Одним из основных понятий теории рационального решения является понятие программы действий или социальной программы. Отсутствие подобной программы на том или ином этапе рациональной деятельности приводит к разбалансировке действий и весьма непоследовательным, а иногда и нелогичным шагам. При этом программа действий означает определенную форму человеческой активности, которая подчинена выбранной цели, то есть такому положению дел, которое в рамках рациональной деятельности должно быть либо достигнуто, либо сконструировано, если речь идёт о выборе конкретной модели принятия решений. Цель рациональной деятельности связана с такими действиями, при которых их можно назвать существенными действиями; речь в данном случае идёт о постановке целей, которые связаны с проектированием социально-рациональной деятельности, и это проектирование показывает сущностные характеристики подобной деятельности.

Целерациональность является основой социальной программы. Подобное вполне справедливо, если иметь в виду, что наличие конечной цели, её ясное видение и эффективность при выполнении предопределяет успех в разработке самой социальной программы, а также в этом смысле можно говорить об определённых конкретных шагах по пути её реализации. Но в этом же состоит существенное отличие социальных программ действий от других видов программ, где сама поставленная цель не всегда формулируется определённо, а часто она бывает и неопределённой с позиции её объединения не только со множеством других программ, но и со множеством других различных целей [8].

В этой связи, как представляется прав В.С. Швырев утверждая, что «наиболее, пожалуй, последовательно и наглядно принцип закрытой рациональности реализуется в рационализированной целесообразной или целенаправленной деятель­ности, где задача сводится к поиску наиболее адекватных средств реализации заданной цели. Поэтому зачастую рациональность вообще и сводят к успешной целесообразной или целенаправленной деятельности. Такого рода деятельность действительно оказывается достаточно удобной (но, заметим, и весьма примитивной) моделью рациональности. Должны ли мы, однако, ограничить сферу рационального сознания только целесообразностью, или рациональный анализ можно, по крайней мере в известных пределах, распространить и на ситуации целеполагания, то есть рационального выбора цели деятельности. В случае положительного ответа на этот вопрос рационализирующее целеполагание выступит примером открытой рациональности в отличие от «закрытости» рационализированной целесообразной деятельности» [2, 49].

Контрольные вопросы

1. В чём проявляется рациональный аспект социальной деятельности?

2. Как соотносятся собственно социально-рациональная деятельность и человеческая деятельность вообще?

3. Какова в наиболее общем виде структура человеческой деятельности?

4. В каком соотношении находятся цели и средства социальной деятельности?

5. Как можно объяснить и понять рациональное решение?

6. Как соотносятся понятия целесообразность и целеполагание?

Рекомендуемая литература

1. Щеглов Б.С. Социальная рациональность в контексте современной эпистемологии // Человек и общество: на рубеже тысячелетий. Воронеж, 2004. С. 98-104.

2. Швырев В.С. Рациональность как ценность культуры. М., 2003. 160 с.

3. Сергейчик Е.М. Философия истории. СПб., 2002. 520 с.

4. Gibson M. Rationality // Philosophy and public affairs. 1977.Vol. 6. № 3. P. 193-225.

5. Ropper P. Intervals and Tenses // Journal of Philosophical Logic. 1980. vol. 9. P. 451-469.

6. Саймон Г. Теория принятия решений в экономической науке и науке о поведении // Теория фирмы. СПб., 1995.

7. Newton-Smith W. Change // Sinthese. V. 62. 1985. P. 347 - 363.

8. Ленк Х. Эпистемологические заметки относительно понятий «теория» и «теоретическое понятие» // Философия, наука, цивилизация. М., 1999. С. 157-170.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь