Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 3.

ПОСТУЛАТЫ

1. Тело человеческое слагается из очень многих инди-видуумов (различной природы), из которых каждый весь-ма сложен.

2. Некоторые из индивидуумов, из которых слагается чело-веческое тело, жидки, другие мягки, третьи, наконец, тверды.

3. Индивидуумы, слагающие человеческое тело, а следо-вательно, и само оно, подвергаются весьма многим дейст-виям со стороны внешних тел.

4. Человеческое тело нуждается для своего сохраненияв весьма многих других телах, через которые оно беспре-рывно как бы возрождается.

5. Если жидкая часть человеческого тела определяетсявнешним телом таким образом, что часто ударяется одругую часть его, мягкую, то она изменяет поверхностьпоследней и оставляет на ней как бы некоторые следывнешнего действующего тела.

6. Человеческое тело может весьма многими способамидвигать и располагать внешние тела.

Теорема 14

Человеческая душа способна к восприятию весьма мно-гого и тем способнее, чем в большее число различных со-стояний может приходить ее тело.

Доказательство. Человеческое тело (по пост. 3 и 6) под-вергается весьма многим действиям со стороны внешнихтел и в свою очередь способно весьма многими способамидействовать на внешние тела. А так как все, что имеетместо в человеческом теле, душа человеческая (по т. 12)должна воспринимать, то отсюда следует, что человеческаядуша способна к восприятию весьма многого и тем спо-собнее и т. д.; что и требовалось доказать.

Теорема 15

Идея, составляющая формальное бытие человеческойдуши, не проста, но слагается из весьма многих идей.

Доказательство. Идея, составляющая формальное бытие че-ловеческой души, есть идея тела (по т. 13), которое (по пост. 1)слагается из очень многих весьма сложных индивидуумов.Но в Боге (по кор. т. 8) необходимо существует идея всякогоиндивидуума, входящего в состав тела. Следовательно (по т. 7),идея человеческого тела слагается из весьма многих идей,частей, его составляющих; что и требовалось доказать.

Теорема 16

Идея всякого состояния, в которое тело человеческоеприводится действием внешних тел, должна заключатьв себе как природу человеческого тела, так и природу те-ла внешнего.

Доказательство. Все состояния, в которые приводитсякакое-либо тело, вытекают (поакс. 1, после кор. леммы 3)как из природы тела, подвергающегося действию, так и изприроды тела действующего. Поэтому идея их (по акс. 4,ч. I) необходимо будет заключать в себе природу и того идругого. Следовательно, идея всякого состояния, в котороетело человеческое приводится действием внешних тел, за-ключает в себе как природу человеческого тела, так и при-роду тела внешнего; что и требовалось доказать.

Королларий 1. Отсюда следует, во-первых, что душа че-ловеческая воспринимает вместе с природой своего тела иприроду многих других тел.

380 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Королларий 2. Следует, во-вторых, что идеи, которыемы имеем о внешних телах, более относятся к состояниюнашего тела, чем к природе тел внешних, что я и объяснилмногими примерами в прибавлении к первой части.

Теорема 17

Если тело человеческое приведено в состояние, заклю-чающее в себе природу какого-либо внешнего тела, то ду-ша человеческая будет смотреть на это внешнее тело,как на действительно (актуально) существующее илинаходящееся налицо до тех пор, пока тело не подвергнет-ся действию, исключающему существование или налич-ность означенного тела.

Доказательство. Очевидно это так. В самом деле, покачеловеческое тело будет находиться в таком состоянии,душа человеческая (по т. 12) будет созерцать это состоя-ние тела, т. е. (по пред, т.) будет иметь идею модуса, дейст-вительно (актуально) существующего, заключающую в се-бе природу внешнего тела, т. е. идею, которая не исключаетсуществование или наличность внешнего тела, а полагает.Следовательно, душа человеческая (по кор. 1 пред, т.) дотех пор будет смотреть на внешнее тело, как на действи-тельно существующее или находящееся налицо, пока ит. д.; что и требовалось доказать.

Королларий. Душа может смотреть на внешние тела,как бы на находящиеся налицо, хотя бы они на самомделе и не существовали и налицо не находились, если толькочеловеческое тело подверглось однажды действию со сто-роны их.

Доказательство. Внешние тела, заставляя жидкие час-ти человеческого тела ударяться о части более мягкие(по пост. 5), изменяют поверхности последних. Вследст-вие этого (см. акс. 2, после кор. леммы 3) жидкие частиотражаются от мягких иначе, чем прежде, и если затемснова встречаются с этими новыми поверхностями в своемсвободном движении, то отражаются от них точно так же,как когда они направлялись к этим поверхностям внеш-ними телами. Вследствие этого, когда они, так отраженные,

381

Часть втора

будут продолжать двигаться, они будут действовать на че-ловеческое тело по-прежнему. Душа же (по т. 12) сновабудет иметь это действие объектом мышления, т. е. (по т. 17)снова будет смотреть на внешнее тело, как на находящее-ся налицо; и это будет повторяться всякий раз, как жид-кие части человеческого тела встретятся в своем свобод-ном движении с теми же самыми поверхностями. Такимобразом, хотя бы внешние тела, от которых тело человече-ское однажды подверглось действию, и не существовали,душа, однако, будет смотреть на них, как на находящиесяналицо, всякий раз, как будет повторяться такое действие;что и требовалось доказать.

Схолия. Итак, мы видим, каким образом может про-изойти то, что мы, как это часто бывает, смотрим на то,чего не существует, как на находящееся налицо. Можетбыть, это происходит и по другим причинам, но для менядостаточно показать здесь одну, которой я мог бы объяс-нить это так же хорошо, как если бы я вывел это из ис-тинной причины. Однако я не думаю, чтобы я очень укло-нился от истинной причины, так как все те постулаты,которые я принял, едва ли содержат что-либо, что не былобы известно из опыта, в котором нам нельзя сомневатьсяпосле того, как мы доказали, что тело человеческое суще-ствует так, как мы его ощущаем (см. кор. после т. 13).Кроме того (из пред. кор. и кор. 2 т. 16), мы ясно понима-ем, в чем состоит различие между идеей, например, Петра,составляющей сущность души его, и идеей Петра, сущест-вующей в другом человеке, положим в Павле. Первая пря-мо выражает сущность тела самого Петра и заключает всебе существование только до тех пор, пока существуетПетр. Вторая же более указывает на состояние тела Пав-ла, чем на природу Петра, и следовательно, если такое со-стояние тела Павла будет продолжаться, душа его будетсмотреть на Петра, как на находящегося налицо, хотя быон и не существовал.

Чтобы сохранить слова в их обыкновенном употребле-нии, мы будем называть далее такие состояния человече-ского тела, идеи которых представляют нам внешние теланаходящимися налицо, — образами вещей (rerun imagines),

382

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Частъ втора

383

хотя бы они и не передавали фигур вещей; и когда душабудет созерцать тело таким образом, мы будем говорить,что она воображает (imaginari).

Я должен заметить здесь (чтобы приступить к объясне-нию того, что такое заблуждение), что воображения(imaginationes) души, рассматриваемые сами в себе, нисколь-ко не заключают в себе заблуждения; иными словами, ду-ша не ошибается в силу того только, что она воображает;ошибается она лишь постольку, поскольку рассматривает-ся лишенной идеи, исключающей существование тех ве-щей, которые она воображает существующими налицо. Ведьесли бы душа, воображая несуществующие вещи находя-щимися налицо, вместе с тем знала, что эти вещи на са-мом деле не существуют, то такую силу воображения онасчитала бы, конечно, совершенством своей природы, а ненедостатком; в особенности если бы такая способность во-ображения зависела от одной только ее природы, т. е. (поопр. 7, ч. I) была бы свободной.

Теорема 18

Если человеческое тело подверглось однажды дейст-вию одновременно со стороны двух или нескольких тел,то душа, воображая впоследствии одно из них, тотчасбудет вспоминать и о других.

Доказательство. Душа (по кор. пред, т.) воображаеткакое-либо тело по той причине, что следы, оставленныевнешним телом, действуют на человеческое тело и распо-лагают его точно таким же образом, как в то время, когданекоторые части его подвергались действию со сторонысамого внешнего тела. Но (по предположению) тело нахо-дилось тогда в таком состоянии, что душа воображаласразу два тела. Следовательно, и теперь она будет вообра-жать сразу два тела, и если вообразит одно из них, тототчас же вспомнит и о другом.

Схолия. Отсюда ясно, что такое память. Она есть нечто иное, как некоторое сцепление идей, заключающих всебе природу вещей, находящихся вне человеческого тела,происходящее в душе сообразно с порядком и сцеплени-

ем состояний человеческого тела. Я говорю, во-первых,что память есть сцепление только идей, заключающих^себе природу вещей, находящихся вне человеческого тела,а не идей, выражающих природу этих вещей. Так как насамом деле эти идеи (по т. 16) суть идеи состояний чело-веческого тела, заключающих в себе как его природу, таки природу внешних тел. Во-вторых, я говорю, что этосцепление идей происходит сообразно с порядком и сце-плением состояний человеческого тела, дабы отличитьего от сцепления идей, происходящего сообразно с по-рядком разума, с помощью которого душа постигает ве-щи в их первых причинах и который один и тот же длявсех людей.

Отсюда мы можем так же ясно понять, почему душа отмышления одной вещи тотчас же переходит к мышлениюдругой, не имеющей с первой никакого сходства. Так, на-пример, римлянин от мышления слова ротит (яблоко)тотчас же переходит к мышлению плода, не имеющего сэтим членораздельным звуком никакого сходства и ниче-го общего, кроме того, что тело этого человека часто под-вергалось действию со стороны двух этих вещей, т. е. чточеловек часто при виде плода слышал слово ротит. Та-ким образом, всякий переходит от одной мысли к другой,смотря по тому, как привычка расположила в его телеобразы вещей. Солдат, например, при виде следов коня напеске тотчас переходит от мысли о коне к мысли о всадни-ке, а отсюда — к мысли о войне и т. д. Крестьянин же отмысли о коне переходит к мысли о плуге, поле и т. д.;точно так же и всякий от одной мысли переходит к тойили другой сообразно с тем, привык ли он соединять исвязывать образы вещей таким или иным способом.

Теорема 19

Человеческая душа сознает тело человеческое и знаето его существовании только через идеи о состояниях, ис-пытываемых телом.

Доказательство. Душа человеческая есть сама идея, ины-ми словами — познание человеческого тела (по т. 13), на-

384 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

ходящаяся (по т. 9) в Боге, поскольку он рассматриваетсясоставляющим другую идею отдельной вещи; или же таккак (по пост. 4) тело человеческое нуждается в весьмамногих телах, через которые оно беспрерывно возрождает-ся, а порядок и связь идей (по т. 7) те же, что порядок исвязь причин, то, следовательно, эта идея будет находитьсяв Боге, поскольку он рассматривается составляющим идеивесьма многих отдельных вещей. Таким образом, Бог име-ет идею человеческого тела, иными словами, сознает его,поскольку он составляет весьма многие идеи, а не посколькуон составляет природу души человеческой, т. е. (по кор.т. 11) душа человеческая непосредственно человеческоготела не сознает. Но идеи состояний тела находятся в Боге,поскольку он составляет природу человеческой души, ины-ми словами, человеческая душа воспринимает эти состоя-ния (по т. 12), а следовательно (пот. 16), и само человече-ское тело и притом (по т. 17) как действительно (акту-ально) существующее. Таким образом, душа человеческаятолько постольку и воспринимает человеческое тело; чтои требовалось доказать.

Теорема 20

В Боге существует так же идея, иными словами, позна-ние человеческой души, проистекающая в Боге таким жеобразом и относящаяся к Богу точно так же, как идея,или познание человеческого тела.

Доказательство. Мышление есть атрибут Бога (по т. 1),а потому (по т. 3) в Боге необходимо должна существо-вать идея как самого мышления, так и всех его модусов, аследовательно (по т. 11), и человеческой души. Далее сле-дует, что эта идея, или познание, души находится в Боге, непоскольку он бесконечен, а поскольку он составляет дру-гую идею отдельной вещи (по т. 9). Но порядок и связьидей те же, что порядок и связь причин (по т. 7). Следова-тельно, эта идея, иными словами, познание, души происте-кает в Боге и относится к Богу точно так же, как идея, илипознание, тела; что и требовалось доказать.

385

Часть втора

Теорема 21

Эта идея души соединена с душой точно так же, каксама душа соединена с телом.

Доказательство. Что душа соединена с телом, это мыдоказали из того, что тело составляет объект души (см.т. 12 и т. 13). Следовательно, на том же самом основанииидея души должна быть соединена со своим объектом, т. е.с самой душой, точно так же, как сама душа соединена стелом: что и требовалось доказать.

Схолия. Эту теорему гораздо яснее можно понять изсказанного в сх. т. 7. Мы показали там, что идея и тело,т. е. (по т. 13) душа и тело, составляют один и тот жеиндивидуум, представляемый в одном случае под атрибу-том мышления, в другом — под атрибутом протяжения.Поэтому идея души и сама душа составляют одну и ту жевещь, представляемую под одним и тем же атрибутом, имен-но атрибутом мышления. Следовательно, говорю я, идеядуши и сама душа существуют в Боге, вытекая с одной итой же необходимостью из одной и той же способностимышления, так как в действительности идея души, т. е.идея идеи, есть не что иное, как форма идеи, поскольку онарассматривается как модус мышления безотносительно кобъекту. Ибо раз кто-нибудь что-либо знает, он тем са-мым знает, что он это знает, и вместе с тем знает, что онзнает, что он это знает, и так до бесконечности. Но об этомпосле.

Теорема 22

Человеческая душа воспринимает не только состоя-ния тела, но также и идеи этих состояний.

Доказательство. Идеи идей состоянии проистекают вБоге таким же образом и относятся к Богу точно так же,как сами идеи состояний; это доказывается таким же об-разом, как т. 20. Но идеи состояний тела находятся в че-ловеческой душе (по т. 12), т. е. (по кор. т. 11) Боге, по-скольку он составляет сущность человеческой души.Следовательно, идеи этих идей будут находиться в Боге,

1

386

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть втора

387

поскольку он имеет познание или идею человеческой ду-ши, т. е. (по т. 21) в самой человеческой душе, которая,следовательно, воспринимает не только состояния тела, нотакже и идеи их; что и требовалось доказать.

Теорема 23

Душа познает самое себя лишь постольку, посколькуона воспринимает идеи состояний тела.

Доказательство. Идея, или познание, души (по т. 20).проистекает в Боге таким же образом и относится к немуточно так же, как идея, или познание, тела. А так как (пот. 19) душа человеческая не познает человеческое тело са-мо по себе, т. е. (по кор. т. 11) так как познание человече-ского тела имеет место в Боге не постольку, поскольку онсоставляет природу человеческой души, то и познание ду-ши имеет место в Боге не поскольку он составляет сущ-ность человеческой души; и следовательно (по тому жекор. т. 11), постольку человеческая душа не познает самоесебя. Далее, идеи состояний, которым подвергается тело,обнимают собой природу самого человеческого тела (пот. 16), т. е. (по т. 13) сходны с природой души. Поэтомупознание этих идей необходимо будет заключать в себепознание души. Но в человеческой душе (по пред, т.) на-ходится познание этих идей. Следовательно, человеческаядуша лишь постольку и знает самое себя; что и требова-лось доказать.

Теорема 24

Человеческая душа не заключает в себе адекватногопознания частей, слагающих человеческое тело.

Доказательство. Части, слагающие человеческое тело,относятся к сущности самого тела лишь постольку, по-скольку они сообщают друг другу известным образом своидвижения (см. опр., после кор. леммы 3), а не посколькуони могут быть рассматриваемы как индивидуумы безот-носительно к человеческому телу. В самом деле, части че-ловеческого тела (по пост. 1) представляют собой очень

сложные индивидуумы, части которых (по л. 4) могут вы-деляться из человеческого тела при полном сохраненииего природы и формы и сообщать свои движения инымтелам иным способом (см. акс. 2, после леммы 3). Такимобразом (по т. 3), идея, или познание, каждой части будетнаходиться в Боге, поскольку он рассматривается состав-ляющим другую идею отдельной вещи, которая по поряд-ку природы первое самой этой части (по т. 7). То же самоедолжно сказать далее и о каждой части самого индивидуу-ма, составляющего человеческое тело. Таким образом, по-знание всякой части, входящей в состав человеческого те-ла, существует в Боге, поскольку он составляет весьма многиеидеи вещей, а не поскольку он имеет только идею челове-ческого тела, т. е. (по т. 13) идею, составляющую природучеловеческой души. И следовательно (по кор. т. 11), душачеловеческая не заключает в себе адекватного познаниячастей, слагающих человеческое тело; что и требовалосьдоказать.

Теорема 25

Идея какого бы то ни было состояния человеческоготела не заключает в себе адекватного познания внешне-го тела.

Доказательство. Мы показали (по т. 16), что идея со-стояния человеческого тела обнимает собой природу внеш-него тела постольку, поскольку последнее определяет из-вестным образом само человеческое тело. Идея же, илипознание, внешнего тела, поскольку последнее составляетиндивидуум безотносительно к человеческому телу, суще-ствует в Боге (по т. 9), поскольку он рассматривается со-ставляющим идею другой вещи, которая (по т. 7) по своейприроде первое этого внешнего тела. Следовательно, адек-ватное познание внешнего тела существует в Боге не по-стольку, поскольку он имеет идею состояния человеческоготела, иными словами, идея какого бы то ни было состояния человеческого тела не заключает в себе адекватного позна-ния внешнего тела; что и требовалось доказать.

388

Этика, доказанная в геометрическом порядке.

l Часть втора

389

Теорема 26

Человеческая душа воспринимает всякое внешнее телокак действительно (актуально) существующее толькопосредством идеи о состояниях своего тела.

Доказательство. Если человеческое тело не подвергает-ся никакому действию со стороны какого-либо внешнеготела, то (по т. 7) и идея человеческого тела, т. е. (по т. 13)человеческая душа, не подвергается никакому действию состороны идеи о существовании этого тела, иными словами,существования этого внешнего тела она никоим образомне воспринимает. Поскольку же тело человеческое подвер-гается действию со стороны какого-либо внешнего тела,постольку (по т. 16 и ее кор.) и она воспринимает этовнешнее тело; что и требовалось доказать.

Королларий. Поскольку человеческая душа вообража-ет внешнее тело, она не имеет адекватного познания его.

Доказательство. Когда человеческая душа созерцаетвнешние тела через посредство идей о состояниях своегособственного тела, то мы говорим, что она воображает (см.сх. т. 17); каким-либо иным способом воображать внеш-ние тела действительно (актуально) существующими душа(по пред, т.) и не может. Следовательно (по т. 25), посколь-ку человеческая душа воображает внешнее тело, она не имеетадекватного познания его; что и требовалось доказать.

Теорема 27

Идея какого бы то ни было состояния человеческоготела не заключает в себе адекватного познания самогочеловеческого тела.

Доказательство. Всякая идея какого бы то ни былосостояния человеческого тела заключает в себе природучеловеческого тела постольку, поскольку само человече-ское тело рассматривается находящимся в некотором оп-ределенном состоянии (см. т. 16). Но, поскольку человече-ское тело составляет индивидуум, способный подвергатьсявесьма многим другим действиям, его идея и т. д. (см.доказ. т. 25).

Теорема 28

Идеи состояний человеческого тела, поскольку они от-носятся к одной только человеческой душе, не суть идеи ясные и отчетливые, но смутные.

Доказательство. Идеи состояний человеческого тела за-ключают в себе природу как самого человеческого тела,так и внешних тел (по т. 16); и притом они должны за-ключать в себе природу не только человеческого тела, но иего частей, ибо состояния суть (по пост. 3) способы (моду-сы — modi) внешних воздействий на части человеческоготела, а следовательно, и на все тело. Но (по т. 24 и 25)адекватное познание тел внешних, равно как и частей, сла-гающих человеческое тело, находится в Боге, поскольку онрассматривается составляющим не человеческую душу, нодругие идеи. Следовательно, эти идеи состояний, посколь-ку они относятся к одной только человеческой душе, со-ставляют как бы заключения без посылок, т. е. (как самособой ясно) идеи смутные; что и требовалось доказать.

Схолия. Точно таким же образом можно доказать, чтоидея, составляющая природу человеческой души, рассматри-ваемая сама в себе, не есть идея ясная и отчетливая; тожедолжно сказать, как это всякий легко может видеть, и обидее человеческой души и идеях идей состояний человече-ского тела, поскольку они относятся к одной только душе.

Теорема 29

Идея идеи какого бы то ни было состояния человече-ского тела адекватного познания человеческой души всебе не заключает.

Доказательство. Идея состояния человеческого тела(по т. 27) адекватного познания самого тела в себе не за-ключает, иными словами -— не выражает адекватно его при-роды, т. е. (по т. 13) она с природой души адекватно несогласуется. Следовательно (поакс. 6, ч. I), идея этой идеине выражает адекватно природы человеческой души, ины-ми словами не заключает в себе адекватного ее познания;что и требовалось доказать.

390

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть втора

391

Королларий. Отсюда следует, что человеческая душа вовсех случаях, когда она воспринимает вещи из обыкновен-ного порядка природы, имеет не адекватное познание осебе самой, о своем теле и внешних телах, но только смут-ное и искаженное. Ибо душа познает самое себя лишьпостольку, поскольку она воспринимает идеи состоянийтела (по т. 23). Тело же свое (по т. 19) она точно так жевоспринимает лишь через идеи о его состояниях, через ко-торые (по т. 26).она воспринимает также и внешние те-ла. Следовательно, поскольку она их имеет, она имеет не-адекватное познание о самой себе (по т. 29), о своем теле(по т. 27) и о внешних телах (по т. 25), но только (по т. 28и ее сх.) искаженное и смутное.

Схолия. Я настаиваю на том, что душа имеет не адек-ватное познание о самой себе, о своем теле и о внешнихтелах, но только смутное и искаженное, всякий раз, когдаона воспринимает вещи из обыкновенного порядка приро-ды, т. е. во всех тех случаях, когда она определяется крассмотрению того или другого извне, случайно встречаясьс вещами, но не тогда, когда она определяется к уразуме-нию сходств, различий и противоположностей между ве-щами изнутри, именно вследствие того, что она рассматри-вает сразу много вещей. Так как во всех тех случаях, когдаона определяется так или иначе изнутри, она созерцаетвещи ясно и отчетливо, что я и покажу ниже.

Теорема 30

О временном продолжении (длительности) нашеготела мы можем иметь только весьма неадекватное по-знание.

Доказательство. Временное продолжение нашего телане зависит от его сущности (по акс. 1); не зависит онотакже и от абсолютной природы Бога (по т. 21, ч. I); нотело наше (по т. 28, ч. I) определяется к существованию идействованию такими причинами, которые определены ксуществованию и действованию известным и определен-ным образом другими причинами, эти в свою очередь треть-ими, и так до бесконечности. Таким образом, продолжение

нашего тела зависит от всеобщего порядка природы и строявещей. Адекватное же познание того строя, в каком нахо-дятся вещи, находится в Боге, поскольку он имеет идеивсех их, а не поскольку он имеет одну только идею челове-ческого тела (по кор. т. 9). Поэтому, поскольку Бог рас-сматривается составляющим природу лишь человеческойдуши, он имеет о продолжении нашего тела познание весь-ма неадекватное, т. е. (по кор. т. 11) это познание в нашейдуше весьма неадекватно; что и требовалось доказать.

Теорема 31

О продолжении отдельных вещей, находящихся вне нас,мы можем иметь только весьма неадекватное познание.

Доказательство. Всякая отдельная вещь, так же как ичеловеческое тело, должна определяться к существованиюи действованию известным и определенным образом дру-гой отдельной вещью; эта в свою очередь — третьей и такдо бесконечности (см. т. 28, ч. I). А так как, исходя изэтого всеобщего свойства отдельных вещей, мы доказали впредыдущей теореме, что о продолжении нашего тела мыможем иметь лишь весьма неадекватное познание, то тоже должны будем заключить и о продолжении отдельныхвещей, а именно, что мы можем иметь о нем лишь весьманеадекватное познание; что и требовалось доказать.

Королларий. Отсюда следует, что все единичные вещи слу-чайны и разрушимы. В самом деле, мы не можем иметь обих длительности никакого адекватного познания (по пред,т.), а это и есть то, что должно разуметь под случайностьювещей и их способностью к разрушению (см. сх. 1, т. 33, ч. I),так как кроме этого (по т. 29, ч. I) случайного нет ничего.

Теорема 32

Все идеи, поскольку они относятся к Богу, истинны.

Доказательство. Все идеи, находящиеся в Боге, совер-шенно согласны с своими объектами (ideata) (по кор. т. 7),и, следовательно, все они (по акс. 6, ч. I) истинны; что итребовалось доказать.

392

Этика, доказанная в геометрическом порядке.

Часть втора

393

Теорема 33

Идеи называются ложными не вследствие чего-либоположительного, в них находящегося.

Доказательство. Если кто отрицает это, пусть предста-вит себе, если возможно, положительный модус мышления,составляющий форму ошибки или ложности. Этот модусмышления не может находиться в Боге (по пред, т.), атакже не может ни находиться, ни быть представляем ивне Бога (по т. 15, ч. I). Следовательно, в идеях не можетбыть ничего положительного, вследствие чего они называ-ются ложными; что и требовалось доказать.

Теорема 34

Всякая существующая в нас идея абсолютная, инымисловами, адекватная и совершенная, — истинна.

Доказательство. Когда мы говорим, что в нас существу-ет идея адекватная и совершенная, мы говорим этим (покор. т. 11) не что иное, как то, что в Боге существует адек-ватная и совершенная идея, поскольку он составляет сущ-ность нашей души, следовательно (по т. 23), не что иное,как то, что таковая идея истинна; что и требовалось дока-зать.

Теорема 35

Ложность состоит в недостатке познания, заключаю-щемся в неадекватных, т. е. искаженных и смутных, идеях.

Доказательство. В идеях нет ничего положительного,что составляло бы форму ложности (по т. 33). Но лож-ность не может состоять в абсолютном недостатке знания(так как не о телах, а о душах говорят, что они ошибаютсяи заблуждаются); она не может состоять также и в абсо-лютном неведении, так как не знать и заблуждаться —две вещи, совершенно различные. Следовательно, ложностьсостоит в недостатке знания, заключающемся в неадекват-ном познании вещей, т. е. в неадекватных и смутных иде-ях; что и требовалось доказать.

Схолия. В сх. т. 17 этой части я объяснил, в какомсмысле ошибка состоит в недостатке познания. Для боль-шего уяснения этого я дам такой пример. Люди заблуж-даются, считая себя свободными. Это мнение основываетсятолько на том, что свои действия они сознают, причин же,которыми они определяются, не знают. Следовательно, идеяих свободы состоит в том, что они не знают никакой при-чины своих действий; что же касается того, что они гово-рят, будто человеческие действия зависят от свободы, тоэто слова, с которыми они не соединяют никакой идеи. Всамом деле, что такое воля и каким образом двигает онатело, этого никто из них не знает; те же, которые болтаюто другом и придумывают седалища и места пребываниядуши, обыкновенно возбуждают лишь смех или отвраще-ние. Точно таким же образом, смотря на Солнце, мы вооб-ражаем, что оно находится от нас на расстоянии около 200шагов. Но заблуждение это состоит не в одном толькотаком воображении, но в том, что, воображая таким обра-зом, мы не знаем истинного расстояния до Солнца и при-чины этого воображения. Так как, хотя бы мы впоследст-вии и узнали, что Солнце отстоит от нас более чем на 600земных диаметров, тем не менее мы не перестанем вообра-жать его вблизи; ибо мы воображаем солнце на такомблизком расстоянии не потому, что не знаем его истинно-го расстояния, но потому, что состояние нашего тела обни-мает собой сущность Солнца лишь постольку, посколькусамо тело подвергается действию со стороны его.

Теорема 36

Идеи неадекватные и смутные вытекают с такой женеобходимостью, как и идеи адекватные, т. е. ясные и от-четливые.

Доказательство. Все идеи существуют в Боге (по т. 15,ч. I), и, поскольку они относятся к Богу, все они истинны(по т. 32) и (по кор. т. 7) адекватны. Следовательно, онинеадекватны и смутны лишь постольку, поскольку они от-носятся к единичной душе кого-либо (об этом см. т. 24 ит. 28 этой части). И потому все они, как адекватные, так и

394 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

неадекватные (по кор., т. 6), вытекают с той же необходи-мостью; что и требовалось доказать.

Теорема 37

Го, что обще всем вещам (о чем см. выше лемму 2) ичто одинаково находится как в части, так и в целом, несоставляет сущности никакой единичной вещи.

Доказательство. Кто несогласен с этим, пусть вообра-зит, если возможно, что общее всем вещам составляет сущ-ность какой-либо единичной вещи, например сущность ве-щи В. Следовательно (по опр. 2), оно не может без В нисуществовать, ни быть представляемо. А это противно пред-положению. Итак, оно не относится к сущности В, а такжене составляет и сущности какой-либо другой отдельнойвещи; что и требовалось доказать.

Теорема 38

То, что обще всем вещам и что одинаково находитсякак в части, так и в целом, может быть представляемотолько адекватно.

Доказательство. Пусть А будет чем-либо общим всемтелам и одинаково находящимся как в части какого-либо тела, так и в целом. Я говорю, что А может бытьпредставляемо не иначе, как адекватно. В самом деле, идеяего (по кор. т. 7) необходимо будет в Боге адекватна, ипоскольку он имеет идею человеческого тела, и посколькуимеет идеи его состояний, заключающих в себе (по т. 16,т. 25 и 27) как природу человеческого тела, так отчасти иприроду тел внешних, т. е. (по т. 12 и т. 13) эта идея необ-ходимо будет адекватна в Боге, поскольку он составляетчеловеческую душу, иными словами, поскольку он имеетидеи, существующие в человеческой душе. Следовательно,душа (по кор. т. 11) необходимо воспринимает А адекват-но, и притом, как поскольку она воспринимает самое себя,так и поскольку она воспринимает свое или какое бы тони было внешнее тело; иным образом А представляемобыть и не может; что и требовалось доказать.

395

Часть втора

Королларий. Отсюда следует, что существуют некоторыеидеи или понятия, общие всем людям, так как (по лемме 2)все тела имеют между собой нечто общее, что (по пред, т.)должно быть всеми воспринимаемо адекватно, т. е. ясно иотчетливо.

Теорема 39

Идея того, что обще и свойственно человеческому те-лу и некоторым из внешних тел, со стороны которыхтело человеческое обыкновенно подвергается действиям,и что одинаково находится как в части каждого из этихтел, так и в целом, будет в душе также адекватна.

Доказательство. Пусть А будет то, что обще и свойст-венно человеческому телу и некоторым из внешних тел,что одинаково находится как в человеческом теле, так и вэтих внешних телах и что, наконец, одинаково находитсякак в части каждого из внешних тел, так и в целом. В Боге(по кор. т. 7) будет находиться адекватная идея этогоА, ипоскольку он имеет идею человеческого тела, и посколькуон имеет идеи этих внешних тел. Предположим теперь,что тело человеческое подвергается действию со сторонывнешнего тела посредством того, что оно имеет с ним об-щего, т. е. посредством А. Идея этого состояния будет за-ключать в себе свойство А (по т. 16); следовательно (по томуже кор. т. 7), идея этого состояния, поскольку она заключаетв себе свойство А, будет адекватна в Боге, поскольку онсоставляет идею человеческого тела, т. е. (по т. 13) посколькуон составляет природу человеческой души. Следовательно(по кор. т. 11), эта идея будет адекватна также и в челове-ческой душе; что и требовалось доказать.

Королларий. Отсюда следует, что душа тем способнееко многим адекватным восприятиям, чем более общегоимеет ее тело с другими телами.

Теорема 40

Все идеи, которые вытекают в душе из находящихся вней адекватных идей, также адекватны.

396 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Доказательство. Очевидно — это так. Ибо когда мы го-ворим, что идея вытекает в человеческой душе из находя-щихся в ней адекватных идей, мы говорим этим не чтоиное (по кор. т. 11), как то, что в самом Божественномразуме существует идея, причину которой составляет Бог,не поскольку он бесконечен и не поскольку он подвергает-ся воздействию со стороны идей весьма многих единичныхвещей, но поскольку он составляет сущность только чело-веческой души.

Схолия 1. Я показал, таким образом, причину тех по-нятий, которые называются общими (Notiones Communes)и составляют основание для наших умозаключений. Носуществуют еще и другие причины некоторых аксиом илипонятий, которые полезно было бы объяснить тем же ме-тодом; из них стало бы ясно, какие понятия полезнее дру-гих и какие едва ли могут принести какую-либо пользу;какие затем общи всем и какие ясны и отчетливы толькодля тех, кто свободен от предрассудков, и какие, наконец,являются плохо основанными. Кроме того, стало бы ясно,откуда берут свое начало понятия, называемые понятия-ми второго порядка, а следовательно, и аксиомы, лежащиев их основе, а также и многое другое, составляющее когда-то предмет моих размышлений в этой области. Но так какя сделал это предметом другого трактата, а также, чтобыне утомить читателей излишним многословием, я решилздесь не затрагивать этого.

Однако, чтобы не упустить здесь чего-либо такого, чтонеобходимо знать, я изложу вкратце те причины, от кото-рых берут свое начало так называемые трансценденталь-ные термины, как то: сущее, вещь, нечто.

Эти термины происходят вследствие того, что тело че-ловеческое по своей ограниченности способно сразу обра-зовать в себе отчетливо только известное число образов(что такое образ, я объяснил в сх. т. 17). Если это числопереступается, то такие образы начинают сливаться, и ес-ли это число образов, к одновременному отчетливому обра-зованию которых тело способно, далеко переступается, товсе они совершенно сливаются между собой. В таком слу-чае, как ясно из кор., т. 17 и т. 18, человеческая душа

397

Часть втора

может сразу отчетливо воображать лишь столько тел, сколь-ко образов может сразу образоваться в ее теле. Если жеобразы в теле совершенно сливаются, то и душа будет во-ображать все тела слитно, без всякой отчетливости, и по-нимать их как бы под одним атрибутом, именно под атри-бутом сущего, вещи и т. д. Это можно вывести также и изтого, что образы не всегда имеют одинаковую силу, а такжеи из других причин, аналогичных этим, излагать которыездесь нет нужды, так как для той цели, которую мы пре-следуем, достаточно рассмотреть только одну, ибо все ониприводят к тому заключению, что эти термины обозначаютидеи самые смутные.

Из подобных же причин возникли далее те понятия,которые называют всеобщими (универсальными, абстракт-ными), как то: человек, лошадь, собака и т. д. А именнопонятия эти возникают вследствие того, что в человече-ском теле образуется столько образов, например людей,что они если не совершенно превосходят силу воображе-ния, то однако в такой степени, что незначительны особен-ности, отличающие каждого из них (а именно цвет, вели-чину и т. д.), и их определенное число душа воображать нев силах и воображает отчетливо только то, в чем все они,поскольку тело подвергается действию со стороны их, сход-ны, ибо с этой стороны тело подвергается действию всегоболее, а именно от всякого отдельного человека. Это-тодуша и выражает словом человек и утверждает о всехбесконечно многих отдельных людях, ибо воображать оп-ределенное число отдельных людей душа, как мы сказали,не в состоянии. Но должно заметить, что эти понятияобразуются не всеми одинаково, но различны для каждогосоответственно с тем, со стороны чего его тело чаще под-вергалось действию и что его душа легче воображает иливспоминает. Так, например, тот, кто чаще с удивлениемсозерцал телосложение человека, понимает под словом че-ловек животное с прямым положением тела; а кто при-вык обращать внимание на что-либо другое, образует инойобщий образ людей — что человек, например, есть живот-ное, способное смеяться, животное двуногое, лишенное перьев,животное разумное. Точно так же и обо всем остальном

399

398 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

каждый образует универсальные образы сообразно с осо-бенностями своего тела. Поэтому неудивительно, что средифилософов, желавших объяснять естественные вещи одни-ми только образами вещей, возникло столько несогласий.Схолия 2. Из всего вышесказанного становится ясно,что мы многое постигаем и образуем всеобщие понятия,во-первых, из отдельных вещей, искаженно, смутно и бес-порядочно воспроизводимых перед нашим умом нашимичувствами (см. кор. т. 29); поэтому я обыкновенно назы-ваю такие понятия — познанием через беспорядочныйопыт (cognitio ab experientia vaga). Во-вторых, из знаков,например из того, что, слыша или читая известные слова,мы вспоминаем о вещах и образуем о них известные идеи,схожие с теми, посредством которых мы воображаем вещи(см. сх. т. 18). Оба эти способа рассмотрения вещей я будуназывать впоследствии познанием первого рода, мнениемили воображением (cognitio primi generis, opinio velimaginatio). В-третьих, наконец, из того, что мы имеем об-щие понятия и адекватные идеи о свойствах вещей (см.кор. т. 38, т. 39 с ее кор. и т. 40). Этот способ познания ябуду называть рассудком и познанием второго рода (ratioet secundi generis cognitio). Кроме этих двух родов позна-ния существует, как я покажу впоследствии, еще третий,который будем называть знанием интуитивным (scientiaintuitiva). Этот род познания ведет от адекватной идеи оформальной сущности каких-либо атрибутов Бога к адек-ватному познанию сущности вещей. Объясню все это од-ним примером. Даны три числа для определения четвер-того, которое относится к третьему так же, как второе кпервому. Купцы не затруднятся помножить второе числона третье и полученное произведение разделить на первое;потому, разумеется, что они еще не забыли то, что слыша-ли без всякого доказательства от своего учителя, или по-тому, что многократно испытали это на простейших чис-лах, или, наконец, в силу доказательства т. 197-й книгиЕвклида, именно из общего свойства пропорций. В случаеже самых простых чисел во всем этом нет никакой нуж-ды. Если даны, например, числа 1, 2, 3, то всякий видит, чточетвертое пропорциональное число есть 6, и притом гораз-

Часть втора

до яснее, так как о четвертом числе мы заключаем изотношения между первым и вторым, которое видим с пер-вого взгляда.

Теорема 41

Познание первого рода есть единственная причина лож-ности, познание же второго и третьего рода необходимоистинно.

Доказательство. К познанию первого рода относятся,как мы сказали в пред, сx., все те идеи, которые неадекват-ны и смутны; следовательно (по т. 35), познание это естьединственная причина ложности. К познанию же второгои третьего рода относятся, как мы сказали, идеи адекват-ные; и потому (по т. 34) оно необходимо истинно; что итребовалось доказать.

Теорема 42

Познание второго и третьего рода, но не первого, учитнас отличать истинное от ложного.

Доказательство. Это ясно само собой. Ибо кто умеет раз-личать истинное от ложного, должен иметь адекватную идеюистинного и ложного, т. е. (по сх. 2, т. 40) познавать истин-ное и ложное по второму или третьему роду познания.

Теорема 43

Тот, кто имеет истинную идею, вместе с тем знает, чтоимеет ее и в истинности вещи сомневаться не может.

Доказательство. Истинная идея в нас — это такая идея,которая адекватна в Боге, поскольку он выражается при-родой человеческой души (по кор. т. 11). Итак, положим,что в Боге, поскольку он выражается природой человече-ской души, существует адекватная идеяА. В Боге необхо-димо должна существовать также идея этой идеи, относя-щаяся к Богу точно так же, как и идея А (по т. 20,доказательство которой всеобще). Но по предположениюидеяА относится к Богу, поскольку он выражается приро-

401

400 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

дои человеческой души; следовательно, и идея идеи Адолжна относиться к Богу точно таким же образом, т. е.(по тому же кор. т. 11) эта адекватная идея идеи А бу-дет находиться в самой душе, имеющей адекватную идеюА. Итак, тот, кто имеет адекватную идею, иными словами(по т. 34), кто верно познает какую-либо вещь, должен вто же самое время иметь адекватную идею или истинноепознание своего познания, т. е. (как само собой очевидно)должен вместе с тем и знать об этом; что и требовалосьдоказать.

Схолия. В сх. т. 21 этой части я объяснил, что такоеидея идеи. Но должно заметить, что предыдущая теоремадостаточно ясна и сама собой. В самом деле, всякий, имею-щий истинную идею, знает, что истинная идея заключает всебе величайшую достоверность, так как иметь истиннуюидею значит не что иное, как познавать известную вещьсовершенным, т. е. наилучшим, образом, и никто, конечно,не может сомневаться в этом, если только он не думает,что идея есть что-то немое наподобие рисунка на доске, ане модус мышления, именно само разумение. Кто можетзнать, спрашиваю я, что он обладает разумением какой-либо вещи, если он ее уже не уразумел? Т. е. кто можетзнать, что ему известна какая-либо вещь, если она преждеуже не стала ему известна? И какое мерило истины можетбыть яснее и вернее, как не сама истинная идея? Как светобнаруживает и самого себя и окружающую тьму, так иистина есть мерило и самой себя и лжи.

Я ответил этим, думаю я, на следующие вопросы. Еслиистинная идея отличается от ложной только согласием ссвоим объектом (ideatum), то обладает ли истинная идеякакой-либо реальностью или совершенством преимуще-ственно перед ложной (они ведь различаются между со-бой лишь по внешнему признаку), а следовательно, и че-ловек, имеющий истинные идеи, имеет ли какое-либопреимущество перед тем, который имеет лишь идеи лож-ные? Отчего происходит далее то, что люди имеют ложныеидеи? И наконец, откуда кто-либо может наверное знать,что он имеет идеи, согласные с их объектами? Ответы наэти вопросы, говорю я, по моему мнению, ужо даны мною.

Часть втора

Ибо что касается до различия между истинной идеей иложной, то из т. 35 известно, что первая из них относитсяко второй точно так же, как существующее к несущест-вующему; причину же лжи я самым ясным образом по-казал в т. 19—35 с схолиею последней Из них; ясно так-же и различие между человеком, имеющим истинные идеи,и тем, который имеет одни только ложные. Наконец, чтокасается последнего вопроса, именно откуда человек мо-жет знать, что он имеет идею, согласную с своим объектом(ideatum), то я только что более чем достаточно показал,что это происходит из одного только тогo, что он имеетидею, согласную с своим объектом, иными(И словами, из того,что истина есть мерило самой себя. К этому надо приба-вить, что душа наша, поскольку она правильно воспринима-ет вещи, составляет часть бесконечного разума Бога (по кор.т. 11), и следовательно, необходимо, чтобы ясные и отчет-ливые идеи нашей души были так же истинны, как идеиБога.

Теорема 44

Природе разума свойственно рассматривать вещи некак случайные, но как необходимые.

Доказательство. Природе разума свойственно воспри-нимать вещи правильно (по т. 41), а именно, как они су-ществуют в себе (по акс. 6, ч. I), т. е. (по т. 29, ч. I) не какслучайные, но как необходимые; что и требовалось дока-зать.

Королларий 1. Отсюда следует, что от одного тольковоображения зависит то, что мы смотрим на вещи, как наслучайные, как в отношении к прошедшему, так и в отно-шении к будущему.

Схолия. Объясню в немногих словах, каким образомэто происходит. Выше мы показали (т - 17 с ее кор.), чтодуша, хотя бы вещи и не существовали, однако всегда вооб-ражает их находящимися налицо, если только нет причин,исключающих их наличное существование. Затем (т. 18)мы показали, что если тело человеческое подверглось од-нажды действию одновременно со стороны двух внешних

403

402 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

тел, то душа, воображая впоследствии какое-либо одно изних, тотчас же вспомнит и о другом, т. е. будет смотреть наоба тела, как на находящиеся налицо, если только нетпричин, исключающих их наличное существование. Никтоне сомневается, кроме того, что мы воображаем также ивремя, именно вследствие того, что воображаем, что теладвигаются медленнее или скорее друг друга или же с оди-наковой скоростью. Предположим теперь, что мальчик, ко-торый вчера утром в первый раз видел Петра, в полденьПавла, вечером Семена, сегодня утром видит Петра во вто-рой раз. Из т. 18 этой части ясно, что, как только он уви-дит утренний свет, он вообразит себе солнце проходящимпо небу тот же путь, как и в предыдущий день, инымисловами, целый день, а вместе с тем одновременно с утромон вообразит Петра, с полднем — Павла, с вечером — Семе-на, т. е. существование Павла и Семена он вообразит вотношении к будущему времени. И наоборот, если он уви-дит вечером Семена, то отнесет Павла и Петра к прошед-шему времени, именно воображая их вместе с прошедшимвременем; и так он будет воображать тем постояннее, чемчаще будет видеть их в том же самом порядке. Если слу-чится когда-либо, что когда-нибудь вечером вместо Семе-на он увидит Якова, то на следующее утро он будет вооб-ражать вместе с вечером то Семена, то Якова, но не обоихих вместе, так как предполагается, что он видел вечеромтолько одного из них, а не обоих. Таким образом, его во-ображение будет колебаться, и он будет воображать с буду-щим вечером то того, то другого, т. е. никого из них он небудет созерцать в будущем времени наверное, но обоихслучайно. Такое же колебание воображения будет проис-ходить в случае воображения таких вещей, которые мырассматриваем таким же образом в отношении к прошед-шему времени или настоящему; и следовательно, мы бу-дем воображать вещи как в отношении к настоящему вре-мени, так и к прошедшему или будущему случайными.

Королларий 2. Природе разума свойственно постигатьвещи под некоторой формой вечности.

Доказательство. Природе разума (по пред, т.) свойст-венно рассматривать вещи как необходимые, а не как слу-

Часть втора

чайные. Эту необходимость вещей разум постигает пра-вильно, т. е. (по акс. 6, ч. I) как она есть в себе. Но (по т. 16,ч. I) эта необходимость вещей есть сама необходимостьвечной природы Бога. Следовательно, природе разума свой-ственно рассматривать вещи под формой вечности. К это-му следует прибавить, что основы разума (Ratio) составля-ют понятия (по т. 38), выражающие то, что обще для всехвещей, а (по т. 37) не сущность какой-либо единичной ве-щи, и которые поэтому должны быть представляемы безвсякого отношения ко времени, но под формой вечности;что и требовалось доказать.

Теорема 45

Всякая идея любого тела или единичной вещи, дейст-вительно (актуально) существующей, необходимо заклю-чает в себе вечную и бесконечную сущность Бога.

Доказательство. Идея единичной вещи, действительно(актуально) существующей, необходимо заключает в себе(по кор. т. 8) как сущность, так и существование вещи.Но отдельные вещи (по т. 15, ч. I) без Бога представляемыбыть не могут, а так как они (по т. 6) имеют своей причи-ной Бога, поскольку он рассматривается под тем атрибутом,модусы которого они составляют, то идеи их (по акс. 4, ч. I)необходимо должны заключать в себе представление ихатрибута, т. е. (поопр. 6, ч. I) вечную и бесконечную сущ-ность Бога; что и требовалось доказать.

Схолия. Под существованием я не разумею здесь вре-менного продолжения, т. е. существования, поскольку онопонимается абстрактно и как некоторый вид количества.Я говорю о самой природе существования, приписываемогоотдельным вещам на основании того, что из вечной необ-ходимости Божественной природы вытекает бесконечномногое бесконечно многими способами (см. т. 16, ч. I). Речьмоя, говорю я, о самом существовании единичных вещей,поскольку они находятся в Боге. Ибо хотя каждая от-дельная вещь определяется к известного рода существова-нию другой отдельной вещью, однако сила, с которой каж-дая из них пребывает в своем существовании, вытекает из

404 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

вечной необходимости Божественной природы (см. об этомкор. т. 24, ч. I).

Теорема 46

Познание вечной и бесконечной сущности Бога, кото-рую заключает в себе всякая идея, адекватно и совершенно.

Доказательство. Доказательство предыдущей теоремы все-обще, и, будет ли вещь рассматриваться как часть или какцелое, идея этой вещи, всей ее или части, будет (по пред, т.)заключать в себе вечную и бесконечную сущность Бога.Поэтому то, что дает познание вечной и бесконечной сущ-ности Бога, обще всем вещам и одинаково находится какв целом, так и в части, и, следовательно (по т. 38), этопознание будет адекватно; что и требовалось доказать.

Теорема 47

Человеческая душа имеет адекватное познание вечнойи бесконечной сущности Бога.

Доказательство. Человеческая душа имеет идеи (по т. 22),из которых (по т. 23) она познает самое себя, свое тело (пот. 19) и (по кор. т. 16 и по т. 17) внешние тела как дейст-вительно (актуально) существующие. Следовательно (пот. 45 и т. 46), она имеет адекватное познание вечной бес-конечной сущности Бога; что и требовалось доказать.

Схолия. Отсюда мы видим, что бесконечная сущностьБога и его вечность всем известны. А так как все сущест-вует в Боге и представляется через Бога, то отсюда следует,что мы из этого познания можем вывести весьма многое,что будет адекватно познаваемо нами, и образовать черезэто тот третий род познания, о котором мы говорили в сх. 2,т. 40 этой части и преимущество и пользу которого пЬка-жем в пятой части. Что же касается до того, что люди неимеют столь же ясного познания Бога, как познание об-щих понятий, то это происходит потому, что они не могутвоображать Бога так, как воображают тела, и что словоБог они связывают с образами вещей, которые обыкновен-но видят; они и не могут избежать этого, так как беспре-

405

Частъ втора

станно подвергаются действию со стороны внешних тел.И действительно, большая часть ошибок состоит лишь втом, что мы неправильно прилагаем к вещам названия.Если, например, кто-либо говорит, что линии, проведенныеиз центра круга к его окружности, не равны, то, конечно, онразумеет под кругом нечто другое, чем математики. Точнотак же, когда люди ошибаются в вычислении, в уме ониимеют одни цифры, на бумаге другие. Поэтому, обращаявнимание на их ум, они, конечно, не ошибаются; однакомы считаем их ошибающимися, так как думаем, что в умеони имеют те же самые числа, которые стоят на бумаге.Если бы этого не было, то мы не верили бы, что они оши-баются, точно так же, как я не поверил, что ошибалсячеловек, кричавший недавно, что его двор улетел на кури-цу соседа; мысль его была для меня достаточно ясна. От-сюда-то и возникает большая часть несогласий, а именноили вследствие того, что люди неправильно выражают своимысли, или вследствие того, что неверно истолковываютчужие, ибо в действительности в то время, как они самымжестоким образом противоречат друг другу, они думаютили то же самое, или различное, так что тех ошибок инелепостей, которые они приписывают друг другу, на са-мом деле не существует.

Теорема 48

В душе нет никакой абсолютной или свободной воли;но к тому или другому хотению душа определяется при-чиной, которая в свою очередь определена другой причиной,эта — третьей, и так до бесконечности.

Доказательство. Душа (по т. 11) составляет извест-ный и определенный модус мышления и, следовательно(по кор. 2 т. 17, ч. I), не может быть свободной причинойсвоих действий, иными словами, не может иметь абсолют-ной способности хотеть или не хотеть; к тому или друго-му хотению она (по т. 28, ч. I) должна определяться при-чиной, которая в свою очередь определена другой причиной,эта — третьей, и так до бесконечности; что и требовалосьдоказать.

406 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Схолия. Точно таким же образом доказывается, что вдуше нет никакой абсолютной способности разумения, же-лания, любви и т. д. Отсюда следует, что эти и другие по-добные способности или совершенно вымышлены, или жесоставляют не что иное, как метафизические или универ-сальные сущности (entia metaphysica, sive universalia), обык-новенно образуемые нами из единичных явлений, так чтоум и воля относятся к той или другой идее или к томуили другому волевому явлению точно так же, как камен-ностъ к тому или другому камню или человек к Петру иПавлу. Причину же, почему люди считают себя свободны-ми, мы объяснили в прибавлении к первой части.

Однако, прежде чем идти далее, должно заметить, чтопод волей я разумею способность утверждения и отрица-ния, а не желание; я разумею, говорю я, способность, покоторой душа утверждает или отрицает, что истинно и чтоложно, а не желание, по которому душа домогается какой-либо вещи или отвращается от нее. Но после того как мыдоказали, что эти способности составляют всеобщие (уни-версальные) понятия, не отличающиеся от тех единичныхявлений, из которых мы их образуем, нам нужно рассмот-реть, составляют ли самые волевые явления что-либо, кро-ме идей о вещах. Нужно рассмотреть, говорю я, существуетли в душе какое-либо иное утверждение и отрицание, кро-ме того, которое заключает в себе идея, поскольку она естьидея (о чем см. следующую теорему, равно как и опр. 3этой части), чтобы наше мышление не поняли как сово-купность картин, так как под идеями я разумею не образы,получающиеся в глубине глаза и, если угодно, внутри моз-га, а представления мышления (Cogitationis conceptus).

Теорема 49

Б душе не имеет места никакое волевое явление, ины-ми словами — никакое утверждение или отрицание, кро-ме того, какое заключает в себе идея, поскольку она естьидея.

Доказательство. В душе (по пред, т.) нет никакой абсо-лютной способности хотеть или не хотеть, но только от-

407

Часть втора

дельные волевые явления, именно то или другое утвержде-ние, то или другое отрицание. Предположим, таким обра-зом, какое-либо отдельное волевое явление, например мо-дус мышления, в котором душа утверждает, что три углатреугольника равны двум прямым. Это утверждение за-ключает в себе понятие или идею треугольника, т. е. безидеи треугольника оно не может быть представляемо, таккак сказать, что А заключает в себе понятие с В, то жесамое, что сказать, чтоА не может быть представляемо безБ. Затем это утверждение (по акс. 3) не может также исуществовать без идеи треугольника. Следовательно, этоутверждение без идеи треугольника не может ни сущест-вовать, ни быть представляемо. Далее, эта идея треуголь-ника должна заключать в себе это же самое утверждение, аименно — что три угла его равны двум прямым. Поэтомуи наоборот, означенная идея треугольника не может нисуществовать, ни быть представляема без этого утвержде-ния. Следовательно (по опр. 2), это утверждение относит-ся к сущности треугольника и есть не что иное, как самаяэта сущность. Но все, что мы сказали об этом волевомявлении (так как мы взяли его как первое попавшееся),должно сказать также и о всяком другом, а именно, чтопомимо идеи оно ничего не составляет; что и требовалосьдоказать.

Королларий. Воля и разум — одно и то же.

Доказательство. Воля и ум не составляют ничего по-мимо отдельных волевых явлений и идей (по т. 48 и ееex.). Отдельное же волевое явление(volitio) и идея — однои то же. Следовательно, воля и разум (intellectus) — однои то же; что и требовалось доказать.

Схолия. Мы опровергли, таким образом, ту причину оши-бок, которая обыкновенно указывается. Мы показали, чтоложность состоит лишь в недостатке знания, заключаю-щемся в искаженных и смутных идеях. Поэтому ложнаяидея в силу того, что она ложна, не заключает в себе досто-верности. Когда мы говорим таким образом, что человекуспокаивается на ложном и не сомневается в нем, то этоне значит, что он сознает это как достоверное, но только,что он не сомневается или что он успокаивается на лож-

408

Этика, доказанная в геометрическом порядке...

Часть втора

409

ном вследствие того, что нет никаких причин, которыезаставили бы колебаться его воображение. Об этом см.сх. т. 44 этой части. Следовательно, хотя бы предполага-лось, что человек держится ложного, однако мы никогда неможем сказать, что он сознает это как достоверное. Ибопод достоверностью мы понимаем нечто положительное(см. т. 43 с ее ex.), а не просто отсутствие сомнения. Поднедостатком же достоверности мы разумеем ложность.

Для большего уяснения предыдущей теоремы остаетсяприбавить несколько замечаний и затем ответить на тевозражения, которые могут быть выставлены против изло-женного нашего учения. Наконец, для устранения всякихнедоумений я счел нужным указать на некоторые полез-ные следствия этого учения. Я говорю некоторые, так каксамые главные будут более понятны из того, что мы ска-жем в пятой части.

Итак, я начну с первого и напомню читателям, что сле-дует делать тщательное различие между идеей или прия-тием души и образами воображаемых нами вещей. Затемнеобходимо делать различие между идеями и словами, ко-торыми мы обозначаем вещи. Вследствие того, что эти тривещи, т. е. образы, слова и идеи, многими или совершенносмешиваются, или различаются недостаточно тщательно,или, наконец, недостаточно осторожно, — на это учение оволе, знать которое решительно необходимо как для умо-зрения, так и для разумного устроения жизни, не обращеносовершенно никакого внимания. Те, которые думают, буд-то идеи состоят в образах, возникающих в нас вследствиестолкновения с телами, убеждены, что идеи тех вещей, окоторых мы не можем составить никакого им подобногообраза, суть не идеи, а только фикции, измышляемые намипо свободному произволу воли. Таким образом, они смот-рят на идеи, как на немые фигуры на картине, и, будучиодержимы этим предрассудком, не видят, что всякая идея,в силу того, что она идея, заключает в себе утверждениеили отрицание. Далее те, которые смешивают слова с иде-ей или с утверждением, заключающимся в идее думают, чтоих воля может идти наперекор тому, что они чувствуют;между тем как они утверждают или отрицают что-либо

противное их чувству только на одних словах. Но от этихпредрассудков может легко отделаться всякий, кто обра-тит внимание на природу мышления, которое никоим об-разом не заключает в себе понятия протяжения; он яснопоймет из этого, что идея (составляя модус мышления) несостоит ни в образе какой-либо вещи, ни в словах, ибосущность слов и образов составляется из одних толькотелесных движений, никоим образом не заключающих всебе понятия мышления.

Этих немногих замечаний будет достаточно. Поэтому перехожу к вышеупомянутым возражениям.

Первое из них состоит в том, что воля будто бы прости-рается далее, чем разум, и следовательно — отлична отнего. Основание считать волю простирающейся далее, чемразум, составляет, как говорят, опыт, учащий нас, что мы ненуждаемся в большей, чем имеем, способности к соглаше-нию, т. е. к утверждению или отрицанию, для соглашенияс бесконечным числом других вещей, которых не воспри-нимаем; в большей же способности к разумению мы нуж-даемся. Следовательно, воля отличается от разума тем, чтопоследний конечен, а она бесконечна. Во-вторых, нам мож-но возразить, что опыт, по-видимому, самым ясным обра-зом учит нас, что мы можем удерживаться от суждения,дабы не соглашаться с вещами, которые мы воспринима-ем. Это подтверждается также и тем, что никогда не гово-рят, что кто-либо обманывается, поскольку он восприни-мает что-либо, но только—поскольку он соглашается с этимили нет. Если, например, кто-либо воображает крылатогоконя, то он еще не признает через это, что крылатый коньсуществует, т. е. он не впадает через это в ошибку, еслитолько не признает вместе с тем, что крылатый конь суще-ствует. Таким образом, по-видимому, опыт самым яснымобразом учит нас, что воля, т. е. способность соглашаться,свободна и отлична от способности мышления. В-треть-их, можно возразить, что одно какое-либо утверждение несодержит, по-видимому, в себе более реальности, чем дру-гое, т. е. для признания истинным того, что истинно, мыне нуждаемся, по-видимому, в большей способности, чемдля признания истинным чего-либо ложного. А мы знаем,

410 Этика, доказанная в геометрическом порядке...

что одна идея может иметь более реальности или совер-шенства, чем другая, так как, насколько объекты превос-ходят друг друга, настолько и их идеи совершеннее однадругой. Отсюда также будто бы обнаруживается разницамежду волей и разумом. В-четвертых, можно возразить:если человек не действует по свободе воли, то что же про-изойдет, если он будет находиться в равновесии, как Бури-данова ослица? Погибнет от голода и жажды? Если я со-глашусь с этим, то мне скажут, что, по-видимому, я говорюне о человеке, а об ослице или статуе человека. Если несоглашусь, то, значит, человек будет определять самого се-бя, и, следовательно, он обладает способностью идти и де-лать, что хочет. Кроме этих можно, вероятно, сделать ещеи другие возражения. Но так как я не обязан спорить совсем, что может каждому прийти в голову, то и постараюсьответить лишь на эти возражения и притом как можнокороче.

На первое из них я скажу следующее: я согласен, чтоволя простирается далее, чем разум (intellectus), если подразумом понимать одни только ясные и отчетливые идеи;но я отрицаю, чтобы воля простиралась далее, чем воспри-ятия, или способность составлять понятия (представле-ния — facultasconcipiendi),H я совершенно не вижу,поче-му бесконечной должна быть названа способность волипреимущественно перед способностью чувствовать: как од-ной и той же способностью воли мы можем утверждатьбесконечно многое (однако одно после другого, ибо мы неможем утверждать сразу бесконечно многое), точно так жеодной и той же способностью чувствовать мы можем чув-ствовать или воспринимать бесконечное множество тел (ко-нечно, одно после другого). Если же скажут, что существу-ет бесконечно многое, чего мы не можем воспринимать, я ссвоей стороны скажу, что этого мы не можем достичь и нив каком мышлении, а следовательно, и никакой способно-стью воли. Но если бы, говорят, Бог захотел сделать так,чтобы мы и это воспринимали, то он должен был бы дать нам большую, чем дал,

назад содержание далее



ПОИСК:







© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)