Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 5.

Глава IV

но наблюдалось в истории человечества. Завоеваз культуры не передаются, не транслируются генети ским путем.

Однако это не означает, что биологическая и кул1 турная наследственность полностью независимы дрз от друга. Первая является необходимым условием вт< рой, сохраняя механизмы жизнедеятельности. Brd рая, т. е. наследственность через культуру, може? влиять на биологическую, совершенствуя или разруб .шая ее. Например, очевидно, что такое социальное зл| как пьянство подрывает здоровую наследственности вот почему древние греки запрещали употребление ви на тем, кто создает семью и ждет детей. :•

Материалистическая философия кладет конец к^ редукпионизму, стремящемуся свести социальную сущность человека к биологической, так и попытка! социализировать природу, представить взаимоотношеа яия животных в терминах социологических.

В то же время марксистско-ленинская теория t)i крывает путь к правильному истолкованию сложней mero комплекса взаимодействия человека и природно ^среды, социума и биосферы.

Анализируя деятельную сущность человека , культурологическом аспекте, мы должны соотнести ^ зней естественяоисторическ^й, природный фон, соотне| •сти культуру и натуру. -I

В прошлом немалое число социологов, стоявших н'^ позициях примитивного материализма, пыталось развивать концепцию географического детерминизма в| формировании и развитии культуры. Таких натурали-'| 'стических взглядов придерживались Г, Бокль, К. Рит-^ тер, Л. Мечников, Э. Реклю. Отражая подобный наив-| ио-географический подход, Бокль писал: “Если мы| станем рассматривать, какие физические деятелт^ .имеют самое могущественное влияние на род челове-| ческий, то найдем, что их можно подвести под четыре| главные разряда, а именно: климата, пищи, почвы щ общего вида природы; под последним я разумею те яв-Д ления, которые хотя и представляются главнейшим^ образом зрению, но, через посредство этого и других^ чувств, дают направление сближению понятий и тем|

—118—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

порождают в различных странах различный склад мыслей народа” *.

Нет никакого сомнения в том, что в жизни общества не только географические, но и другие естественные факторы находятся и функционируют в единстве-с общественными, социальными движущими силами человечества. Им, этим географическим и другим естественным факторам, нельзя придавать ведущего, решающего значения в истории цивилизации, в смене исторических формаций, но было бы нелепо отрицать-их роль и влияние. Отнюдь не случайно, что земледелие и скотоводство возникло там, где жили дикие предки современных культурных растений и животных. Последовавшее затем возникновение великих древних:

цивилизаций Востока не случайно связано с долинами-Нила, Тигра, Евфрата, Инда и Янцзы: именно здесь существовали естественные условия развития устойчивого сельскохозяйственного производства на основе орошения. Не имей Англия залежей каменного угля, вряд ли в ней смогло бы развиться крупное капиталистическое машинное производство.

Но единство природного и социального, натура и культура, их сложные взаимоотношения и исторические-судьбы можно правильно истолковать, лишь основываясь на марксистском анализе производственной деятельности человека, процесса труда как отличительного родового признака человеческого существа.

Как подчеркивает Маркс, труд есть процесс, совершающийся между человеком и природой, т. е. представляет собою их реальное единство в действии, отражает непрекращающийся обмен веществ между природой и человеком, являющийся условием жизнедеятельности и общества и каждого индивида. Сам человек не является чем-то чуждым, внешним природе. “Веществу природы он сам противостоит как сила ^ироды”2. В процессе труда человек приводит в дей~

' Боклъ Г. История цивилизации в Англии. СПб, 1906, с. 16. 2 Маркс К. Капитал. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23”.

с. 188.

119

Глава IV

<;твие принадлежащие ему естественные органы: ру] "и ноги, голову и пальцы. Это в свою очередь вызыва< и определяет протекание многочисленных физиологи| ческих, биохимических и иных процессов в организма человека. ^

Изменяя, преобразуя в процессе труда внешнвд^ .природу^ человек в то же время изменяет и свою cofN, 'ственную природу. Эта важная мысль Маркса заклю| чает в себе глубокое содержание. Здесь речь идет, во-

-первых, об изменении в процессе труда естественно! природы самого человека, а во-вторых, об изменена

-его психологии, социальной природы, характера общ< ния людей.

Процесс труда включает в себе три момента: лре^ мет труда, орудия труда и объединяющую их трудову

.деятельность человека, который становится субъекте! носителем труда; результатом процесса труда являем ся продукт трудовой деятельности. Этот продукт вь ступает в двух формах: с одной стороны—как нек< торое прошедшее через горнило труда природное тел<

-являющееся составной частью исторически возникши го и обусловленного вещественного, неорганическо] "тела цивилизации, с другой — как видоизмененньз 'трудом и в своей природной, и в социальной сущно-

-сти носитель трудовой деятельности—человек.

Анализ показьгвает, что каждый из моментов про-j цесса труда^ а также его продукт отнюдь не противо! 'стоят друг другу как разорванные метафизически^

-сущности, напротив, в своей совокупности они представляют диалектическое единство, переходя друг в друга, при этом каждый становится “своим другим”Д меняясь местами. В этом живом круговороте непре-i рывно реализуется единство природного и социального^

Средства и орудия труда представляют собой при-1 родные тела, в максимальной степени преобразован-! ные человеческой культурой. В то же время они яв-Ц

-ляются важнейшим показателем уровня развития об-Я щественных производительных сил. Не случайно им|

-.принадлежит важнейшая роль при характеристике ма-|

-териального производства и социальных отношений'! ^различчых эпох.

—120—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

На первый взгляд представляется, что объекты трудовой деятельности являют собою чисто природные образования. В самом деле, руды металлов, нефть, газ,. глина, песок, древесина и т. п. представляются возникшими и существующими до, помимо 'и без человека. Но если взглянуть на вопрос исторически, то можно обнаружить, что предметы труда во все большей степени оказываются продуктами прошлой деятельности-человека. Металлургическая промышленность при добыче чистых металлов все чаще возвращается к вторичному использованию лома, отходов или старых отвалов. В технологические процессы с каждым годом все шире вовлекаются отходы производства. Деловая древесина постепенно оказывается продуктом восстановления леса на ранее вырубленных участках. Животные и растения, которые использует человек, в действительности являются результатом его тысячелетней" деятельности по приручению, акклиматизации, скрещиванию и отбору. Это относится к пшенице и рису, коровам и верблюдам, яблоне и кукурузе, хлопку и льну —множеству органических форм, преобразованных трудом человека.

Вещественное тело цивилизации, вторая, очеловеченная, природа возникает разными путями, каждый из которых характеризуется глубиной воздействия на исходный природный материал.

Простое использование готовых природных форм рг явлений уже существенно влияет на естественный мир. В сфере неорганической природы мы наблюдаем перемещение больших масс вещества для нужд строительства, сельского хозяйства, промышленной переработки. Как отмечал еще Ферсман, по своим результатам этот процесс приближается к масштабу действия геологических сил ',

Велико влияние человека на размещение животных:

и растительных видов. За тысячелетия трудовой дея-

1 Подробнее см.: Жданов Ю. Влияние человека на природные процессы." “Октябрь”, 1947, № 7; его же. Воздействие человека на природные процессы. М., 1953.

—121

Глава IV

"тельности человек изменил сферу распространения многих животных, растений, насекомых и микроорга^ ;низмов. Этот процесс носил как планомерный, сознйЗ тельный, так и стихийный характер, вызывая зача| 'стую нежелательные последствия (перенос вредителей .инфекций, хищников). В ряде случаев деятельности человека приводила к полному истреблению некото< ,рых видов. 1

Значительное влияние на природу оказывает ocy-j .ществляемое человеком изменение готовых естествен^ .ных форм и создание объектов им аналогичных. К этои|. категории явлений следует отнести всю химическую! технологию веществ, включая металлургию, топлива .ную промышленность, переработку сельскохозяйствен-! ной продукции, производство искусственных строитель-! яых материалов, стекла, удобрений, продуктов орга— .нического синтеза, полимеров, расщепляющихся мате-*"! риалов и т. п. Основой для всех этих видов превраше-| .ния веществ являются аналогичные природные про-J" .^ессы, хотя в итоге могут образовываться совершенно! новые объекты. ^

В природе в земных условиях не встречаются са-Ц мородные кальций и магний, но вообще образованиеЦ их возможно. Человек сначала научился получать чи^ стое железо и лишь позже нашел самородное или ме-1 теоритное. В лабораториях и на производстве химики.! •синтезируют большое число сложнейших органическихД соединений, многие из которых не встречаются в при- | .роде. .1

Путем искусственного отбора человек изменил мно- | .гие органические формы, создал огромное число новых ,| пород животных и сортов растений. Он усилил многие .свойства (плодовитость, продуктивность) или ослабил их те других животных. При этом человек действовал в соответствии и по аналогии с процессами, происходящими в природе естественным путем. Как отмечал Мичурин, человек ускоряет естественный процесс эволюции. Ныне искусственный мутагенез и генетическая инженерия сильно увеличили арсенал возможностей в .этой сфере.

Более глубокой формой изменения природного ма-

—122—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

териала является придание природным объектам таких свойств и форм, которые не вытекают из их естественного существования, из их внутреннего содержания без вмешательства человека.

Металл не может естественным путем сформироваться в станок, в природе не может стихийным, естественным образом возникнуть космический корабль. Предок собаки без вмешательства человека никогда не сумел бы научиться загонять овец в овчарню или вытаскивать раненых с поля боя. Только под воздействием человека могли быть созданы растительные и животные химеры, культуры изолированных тканей и органов. Ныне мы читаем о гибридных клетках мыши и человека, не зная, что при этом делать: восторгаться или ужасаться.

_ и

результате продолжающейся тысячелетия технологической деятельности человек придал огромным территориям нашей планеты окультуренный вид, создал культурные формы ландшафта, растений, животных. Он стал важнейшей движущей силой многих процессов биосферы: миграции элементов, почвообразования, эволюции живых существ. Культура и натура выступает здесь уже не в форме разобщенных технологических и экологических процессов, а в виде единых технико-экологических преобразований. В истории Земли как планеты наступил тем самым период антропогена, а эволюция биосферы, по мысли Вернадского, стала постепенно трансформироваться в эволюцию ноосферы—оболочки Земли, подчиненной воздействию 'разума.

Важной особенностью культурного освоения процессов природы является то обстоятельство, что его продукты не могут более существовать без человека. Если замрет непрерывно совершающийся процесс общественного труда, то в ржавчину обратятся маши-яы, заилятся водохранилища, зарастут каналы, рухнут здания, одичают и вымрут культурные растения и Животные. Следовательно, вещественное тело цивилизации не только является условием существования человека, но и само обусловлено его жизнедеятельностью.

—123—

Глава IV

Начиная с изменения формы природного объе] производственная деятельность в конечном итоге оз зывается основанием его существования, т. е. входи) в определение его содержания. '^

Движущим стимулом развития неорганического т^ ла цивилизаций являются уже не одни лишь внутрев ние естественные процессы, но общественная необх^ димость, потребности производства. Изменение внут| реннего стимула развития приводит к гигантскому ус| корению всего природного развития, 'i

На этой основе В. И. Ленин в “Философских тет"” радях” во&ел теоретически важное представление о на! -личии двух форм объективного процесса в окружают зцем нас мире', Первая форма охватывает материалы ные механические, химические и иные процессы, про! исходящие без влияния человека, вполне естественно! стихийно, вторая — отражает те метаморфозы пр” родных тел и явлений, которые реализуются к основе целеполагающей технологической деятел! ности.

В связи с тем, что вещественное, неорганическое т< до цивилизации требует непрерывных и все возрастая щих затрат энергии и материалов на свое поддержи ние, возникает далеко не праздный вопрос: а не д< стигнут ли они таких размеров, когда усилия, напраз ленные на сохранение, восстановление, реставрацад ремонт предметов культуры станут столь велики, что1 новое их производство окажется невозможным? Весв новый металл уйдет на замену заржавевших деталей и машин, весь новый асфальт — на латание старых до-^ рог и т. д. Не существует ли с этой стороны угрозы| расширенному воспроизводству предметов культуры,! опасности сведения его к простому? I

Чтобы правильно подойти к решению этого вопро-| са, необходимо отметить” что природная основа цивилизации включает в себя два фактора: вещественньД И энергетический. Предметы культуры построены из природного вещества, но изготовление этих предметов”!

1 Ленин В. И, Полн. собр. соч., т. 29, с. 170.

124

КУЛЬТУРА И НАТУРА

их использование, потребление и разрушение отнюдь .не приводят к исчезновению вещества природы; изменяется лишь его форма, В конечном и худшем случае оно переходит в рассеянное состояние, из которого его не так-то просто вновь извлечь. Тем самым мы сталкиваемся с проблемой возрастания энтропии в результате технологической деятельности. Конечно, могут быть предложены некоторые улучшения технологии, которые задержат этот процесс, но в принципе полностью купировать его нельзя. Остается один выход:

противопоставить росту энтропии возрастающее использование свободной энергии.

Мы видим, что технологическая проблема сохранения и поддержания вещественного тела цивилизации в конечном итоге сводится к энергетической. Не боясь впасть в преувеличение, можно сказать, что в таком случае опасность превращения технологии в простое самовоспроизведение неорганического тела цивилизации существенно отодвигается: человечество имеет огромные энергетические резервы. Оно еще только вступило в век атомной энергетики, перед ним открылась реальная перспектива овладения энергией термоядерного синтеза,

“Хитрость разума”, о которой любили говорить Гегель и Маркс, в том и состоит, что веществу и силам природы человек противополагает не свои ограниченные физические возможности, а силы самой природы. В этом одна из закономерностей взаимоотношений культуры и натуры. А кто скажет, где исчерпываются силы природы?

Моменты трудовой деятельности как процесса, совершающегося между человеком и природой, могут быть подвергнуты анализу и рассмотрению с разных точек зрения, при различных логических срезах- Так, если рассматривать процесс в экономическом аспекте, с точки зрения его результата, то при этом средства труда и предмет труда выступают в единстве как средства производства, которым противостоит живой производительный труд. Результат труда, по Марксу, выступает как вещество природы, приспособленное к че-

—125—

Глава IV

ловеческим потребностям посредством изменения формы ],

При культурологическом анализе мы, сохраняя все определения моментов труда, должны их сгруппировать несколько иным образом. Решающим моментом здесь также является живой труд, деятельный человек, преобразующий окружающую природу. Вторым моментом выступает естественная природа, ее тела, объекты и закономерности; наконец, третьим—преобразованная трудом, “вторая” или “очеловеченная природа”, к которой относятся и продукт труда, и его:

орудия, и предмет труда в тех случаях, когда он оказывается результатом, итогом прошлой деятельности.

Если мы хотим рассматривать взаимоотношение природного и социального, то обязаны учитывать все три указанных момента при анализе любого явления культуры. Совершенно очевидно, что каждый из них должен быть рассмотрен с учетом остальных, их тесная взаимосвязь несомненна. Более того, при любой попытке рассматривать эти моменты системы “природа—общество” в отрыве друг от друга возникает искаженное представление о действительном положении дел.

Несомненно, что одним из гносеологических корней идеализма в истории культуры является фиксировал ние мысли на взаимоотношении между человеком и продуктом его труда, при умалении генетических связей этих моментов с естественной природой, окружающим миром естественных процессов. В самом деле^ идеалистическая иллюзия рождается тем, что вещественное тело цивилизации воспринимается как результат, следствие целеполагающей деятельности, исходного плана, цели, идеи, которые оказываются первичными. При этом затушевывается и генетическая связь человека с природой, и происхождение его идей и целей.

Буржуазно-технократические представления в односторонне гипертрофированном виде фиксируют соз-

-' Маркс К. Капитал. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23. с. 191—192.

—126—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

нание на объектах “второй” природы, вещественного тела цивилизации. Мертвый, овеществленный, застывший в вещной форме труд—вот цель капиталистической эксплуатации^ враждебной по своей природе живому, актирному, творческому человеческому труду. Ныне мы видим апофеоз этой доведенной до патологической крайности буржуазной точки зрения в прославлении “чистого” нейтронного оружия, способного уничтожить все живое, но сохранить материальные ценности. Нейтронная бомба — истинный идол буржуазного сознания, выдающий его самую глубинную тайну.

С другой стороны, преуменьшение, игнорирование ^принципиальной для культуры и мировоззрения роли овеществленного труда, очеловеченной природы также искажает понимание взаимоотношений между социумом и. естественной средой, В свое время Фейербах так резюмировал свои взгляды: “мое учение может быть выражено в двух словах: природа и человек” '. Он, однако, при этом рассматривал природу в ее девственном, натуральном виде, а не в форме, преобразованной трудом. И человек взят им натуралистически.

Против подобных представлений направлял свою критику Энгельс: “Но существеннейшей и ближайшей основой человеческого мышления является как раз изменение природы человеком, а не одна природа как таковая, и разум человека развивался соответственно тому, как человек научался изменять природу... От “природы” Германии, какой она была в эпоху переселения в нее германцев, осталось чертовски мало. Поверхность земли, климат, растительность, животный м.ир, даже сами люди бесконечно изменились, и все это благодаря человеческой деятельности, между тем как изменения, происшедшие за это время в природе Германии без человеческого содействия, ничтожно малы” 2.

' Фейербаа; Л. Избранные философские произведения. М.” 1955, с. 515.

2 Энгельс Ф. Диалектика природы. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 545—546.

—127—

Глава IV

Субъект труда, носитель трудовой деятельности-1 сам человек является природным существом не толь” потому, что когда-то выделился из животного царстве построен из атомов и химических молекул, но и в силу диалектического единства всех сторон его деятель^ ности с природой. Природная необходимость диктуй человеку многие цели его деятельности: он нуждаете! в пище, воде, одежде, крове; он стремится продолжит] свой род. В равной мере мы обнаруживаем естествен^ ную, природную комтоненту в деятельности познаний^ общения, в художественном творчестве, в формировав! нии ценностных ориентиров. Но истинно человеческажИ форма его целей, желаний и влечений задается не на*^1 турой, а культурой, воспитанием, традицией. ^:;"Й

Справедлива мысль о том, что хотя зрение opJtjgj острее зрения человека, человек видит в предметаЗЕВ окружающего мира бесконечно больше любого самох^й острого глаза животного или птицы. Человеческое вй^Д| дение предметов мира детерминировано социальными^ ^ условиями воспитания, образования, манипулирований ем с предметами труда, телами, рожденными в горни-" ^ ле культуры. , :^,^

Объект естествознания — всегда явление природы, .3 будь то отдаленные галактики или элементарные час-Щ тицы, химические молекулы или экологические систе^Я§

*• УйВа

мы. Содержание естественных наук задано объектив^(^ ными закономерностями природы. В то же время фор-” 3 ма знания определяется производственными и социальными закономерностями каждой эпохи. Знание не всегда имело форму современной науки, возникшей с развитием крупного машинного производства, В более отдаленные эпохи познание природы носило преимущественно эмпирический характер и было включено в общий контекст мировоззрения своего времени. По новейшим данным, гальванический элемент знали еще в Шумере, а порох, ракеты и компас создали древние^ китайцы, но и в этих, и во многих других странах древ-ig него мира не возникало науки как системы объектив-Д ных знаний” 'Щ

Наука в ее современной форме — детище социаль^ | ных отношений нового времени, развития массовой

—128—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

машинного производства, когда к знанию были предъявлены требования объективности, воспроизводимости,

достоверности.

Социальное общение есть также всегда взаимоотношение живых индивидов, вступающих в это общение как чувствующие, активные природные существа. В качестве средств общения индивиды используют великое множество природных сил и явлений: электромагнитные волны и общественные здания, изготовленную из древесины бумагу и упорядоченные звуковые •колебания. Но все это подчинено и служит социальной форме.

.Эстетическая деятельность человека также необходимым образом опирается на природный материал, будь то мрамор или полупроводник. Она имеет своим' предметом природный мир, данный не только в форме пейзажа или натюрморта, но и в виде природного облика самого человека, выступающего в живописи илЯ скульптуре. Существенно то, что окружающий природный мир формируется и в результате воздействия культуры на него по законам красоты.

Искусство как бы одухотворяет природу, рождая пейзаж, насыщенный эмоциями, настроениями, мыслью. • Вспомним гениальные пушкинские пейзажи: “Редеет" облаков летучая гряда”, “Сквозь волнистые туманы”, “Прощай, свободная стихия”, “Мороз и солнце—день чудесный”, “Тиха украинская ночь”. В них фонетическое звучание, музыка стиха слиты с образами природы, с тончайшими движениями души, с картинами жизни, духом времени.

В живописи изображение природы эволюционирова-' ло от решения чисто декоративных задач в древнегреческих или римских фресках до лирического пейзажа Левитана или философских картин природы Рериха.

В истории искусства мы встречаемся с возникновением и музыкального пейзажа. Он может иметь как. иллюстративный характер, так и быть наполненным;

социально-психологическим содержанием. Перед, на-.' шими глазами развертывается картина грозной морской' стихии, когда мы вслушиваемся в ритмы симфонической картины Римсксто-Кор-саюова “Океан—море ои-

5. Зак. 102

Глава IV

нее”, всплывает в памяти таинственная лесная глута^ при звуках Вагнеровского “Шелеста леса”, разгорае^ ся воображаемый рассвет в долинах Грузии при звуках увертюры к опере Палиашвили “Даиси”.

Вряд ли можно согласиться с современными абе'г рактно-урбанистическими увлечениями в архитекту^^;

-ре, в городском пейзаже, где течение утилитарной^

, .Д!'ь.т

стороной привело к развитию форм, отрешенных и о^^ природы, и от мира человеческих чувств. К гармонию^ архитектуры и природы стремились древние греки,^ строя свои театры так, что развертывающееся дейст^ .::

эие включало в себя и небо, и лесистые холмы, и до-^ лины. Поиски такой гармонии породили миниатюрные^ .японские сады, где вполне реальные камни, карликов ^вые деревья, бассейны символизировали и горы, и ле*й >са, и моря. . '

Немалые эстетические возможности и психологические задачи связаны издавна с парковой архитектурой,- . Еще в XVIII веке англичанин Г. Хоум писал: “Парковое искусство помимо красоты, рождаемой правильностью, порядком, пропорциональностью, красками, а также полезностью” способно создавать впечатления величавости, приятности, веселости, меланхолии, дикости и даже вызывать удивление” }.

Наконец, деятельность, направленная на формирование и организацию системы ценностей, неизбежно! включает в себя ориентацию на те или иные природ"^ ные формы. Организация природы по образцу англий-^ ского парка или японских миниатюрных садов, естест^ венных заповедников или искусственных гротов —-^ все это отражает определенную систему ценностей^ распространенную в данном обществе. ^

''& Взятая в историческом аспекте, проблема взаимен

влияния культуры и натуры составляет огромны!! пласт в рамках человеческой деятельности, произвол^ .ства и мировоззрения. j

1 Хоум, Г. Основания критики. ВЛ., 1977, с. 515. —130—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

Анализируя отношения между обществом и природой, Маркс сделал заключение большой важности: “В объяснении нуждается... не единство живых и деятельных людей с природными, неорганическими условиями их обмена веществ с природой и в силу этого присвоение ими природы, а разрыв между этими неорганическими условиями человеческого существования и самим этим деятельным существованием, разрыв, впервые полностью развившийся лишь в форме отношения наемного труда и капитала” !.

Ход действительной истории показывает, что на протяжении тысячелетий деятельность человека была тесно связана с процессами самой природы, подчас неразрывно вплетена в природные циклы и метаморфозы. Это отразилось и на первобытном сознании, которое еще не умело выделить себя из природы. Подобное слияние, диффузное проникновение природного и:

культурного начал хорошо ощущается в древнем индийском эпосе. Вот как описывает возникновение человека Айтарея Упанишада: “Огонь, став речью, вошел е рот. Ветер, став дыханьем, вошел в обе ноздри. Солнце, став зрением, вошло в оба глаза. Страны света,. став слухом, вошли в оба уха. Травы и деревья, став-волосами, вошли в кожу. Луна, став мыслью, вошла к сердце” 2.

Мировоззрение, основанное на единстве социального и природного, выступало, с одной стороны, как^ анимизм, т. е. одухотворение явлений и предметов природы, а с другой—приобрело тотемистические черты, подчинив социальную группу, систему ее общественных отношений фантастически переосмысленным силам природы.

Не следует думать, что единство природного и социального было вполне гармоничным и сбалансированным. Фактически дело обстояло так, что в рамках этого единства человек чувствовал себя задавленным мо-

MauJ^- о ^"^""^еские рукописи 1857—1859 годов "apwc_К. и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 1, с. 478.

Древнеиндийская философия. М., 1972, с. 191.

5*

Глава IV

гучими и грозными явлениями природы. Полностью! зависимый от них, терроризированный их грозной ^ непонятной силой, он не мог чувствовать себя равны] с ними партнером,

Вот как относились к кормильцу Нилу-Хапи древ-| ние египтяне:

Приносящий пищу, богатый едою,

Творящий прекрасное.

Владыка силы, благоуханный,

Тот, кому радуются”

Кто родит траву стадам,

Кто сердцем помнит о жертвах богу,

Пребывающему под его покровительством,

Где бы ни был он: в преисподней, в небесах или на земле.

Он держит в своей власти Обе Земли,

Он наполняет житницы, и насыпает груды зерна,

И отдает добро беднякам...

Когда же пальцы его пребывают в лени, а ноздри закупорены,!

Нищают все люди. '

Когда случается так, скудеет небо богов

И гибнут люди целыми Народами!.

Итак, по взглядам египтян, не только Обе Земли," т. е. Нижний и Верхний Египет, но и сам Озирис на"^ ходится под покровительством Нила. .';

Первобытное, нерасчлененное единство^ культуры и| натуры находило свое специфическое преломление и сознании человека, определяло его мифологию, рождало антропоморфизм, т. е. стремление воздействовать. на природу в желательном направлении, используя слово, ритуальные символы и действия. Фактически это был перенос на природу форм воздействия, утвер-t дившихся в самом обществе и поразивших пробуждав ющееся сознание своими могучими возможностями” Вот как обращался к дождю древний индус:

Пусть слетятся стороны света, полные тумана, Пусть сойдутся тучи, согнанные ветром! Пусть насытят землю воды—мычащие коровы Ревущего, туманного великого быка! 2

1 Поэзии и проза Древнего Востока. М„ 1973, с. 105—106.

2 Атхарваведа. М., 1977, с. 211.

—133—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

Мы можем восхищаться художественной образностью, метафоричностью подобных заклинаний, но не следует забывать о том, что они рождены в недрах сознания, устрашенного и подавленного силами природы. На этом этапе человек еще не порвал “пупови-яы”, связывающей его с природой и в силу естественного происхождения, и в силу характера, способа самой деятел-ьности, вплетенной в систему естественных процессов. Следует отметить, что ощущение неразрывной связи с природой рождало изумительные шедевры зодчества, вписанные в окружающий природный мир архитектурные ансамбли, подобные храмовому комплексу царицы Хатшепсут в Египте или афинскому Акрополю, шедевры эпического творчества: сказание о Гильгамеше, “Рамаяну”, “Махабхарату”, “Илиаду” и “Одиссею”, скифский звериный стиль и икэбану.

Следует отметить, что еще древние греки почувствовали необходимость в триедином синтезе и вместе с тем в трехчленном делении окружающего мира, различая в нем самого человека, окружающий его природный мир — Космос и втянутую в сферу человеческой деятельности часть природы — Ойкумену.

Прогрессивное развитие общественных производительных сил привело к постепенному преодолению мифологического восприятия природы. К Маркс отмечал:

“Всякая мифология преодолевает, подчиняет и преобразовывает силы природы в воображении и при помощи воображения; она исчезает, следовательно, вместе с наступлением действительного господства над этими силами природы” !.

Нас не может не поражать, как в условиях господства над человеком могущественных сил природы возникали светлые и величественные мифы, в которых 'человек сам становится властителем стихий, творцом и демиургом действительности. Видимо, это явление сродни тому, чем К, Марке объясняет и некоторые черты религиозного мировоззрения. “Религиозное убоже-

Ма^У^ к' ^"омические рукописи 1857—1859 годов. ^vkc к. и Энгельс Ф. Соч„ т. 46, ч. 1, с. 47.

—133—

Глава IV

ство, — отмечал Маркс, — есть в одно и то же время 'Ц выражение действительного убожества и протест про^Д тив этого действительного убожества” *. ^|

Уже это замечание Маркса дает основание полсЫ|| гать, что исторически исходное единство культурного^ и природного носило своеобразный характер подчинен-^ ности человека природе, которую он преодолевал вЦ своей мифологии. Эта полная зависимость человека;! от природы придавала их взаимоотношениям характер;:'! отрицательного единства. ,,|

Во времена седой древности, когда человеческие | племена жили лишь охотой и собирательством, един- | ство с условиями природы для человека носило еще;| инстинктивный, неосознанный характер и определя-Д лось полным подчинением его стихийным капризам.^ окружающей среды. Приручение животных и возде-'| лывание растений стали подлинно революционным пе- ^ риодом во взаимоотношениях человека и природы, впит | сав социально-экономическую деятельность, пусть на;"| локальных территориях, в естественные ритмы приро-1 дных процессов. В этом отношении земледельческая^ культура Египта, основанная на регулярных разливах^ Нила, является классической. Здесь жестко детермини-^ рованная природными циклами сельскохозяйственная^ технология находит свое адекватное выражение в ска-Й заниях о рождающихся и умирающих богах. .1

Однако не следует думать, что древние земледельческие культуры достигли подлинного равновесия е природой. Рутинная технология, отсутствие понимания естественных процессов, хищническая эксплуатация земли и людей, социальные антагонизмы — все это вызвало катастрофические разрушения естественных производительных сил. И если Геродот говорит о Месопотамии как о стране плодороднейшей из всех известных, приносящих плоды Деметры” то уже ассирий-^ ские жрецы с беспокойством отмечали, что бог Энлиль! стремится уничтожить людей, засолив их земли. По-|

1 Маркс К. К критике гегелевской философии права, Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. I” е. 415.

—Ш—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

следующие события привели к выводам еще более печальным: богатые лесами и пастбищами долины и холмы Месопотамии постепенно превратились в пустыню.

Основоположники марксизма подчеркивали социальную обусловленность форм воздействия общества на природу, вскрывали его закономерности. Ознакомившись с книгой голландского исследователя Фрааза, К. Маркс писал: “Первоначальное влияние культуры благотворно, но в конечном счете она действует опустошающе, вызывая обезлесение и т. д. Этот человек столь же серьезный ученый-филолог (он писал книги по-гречески), как и химик, агроном и т. д. Вывод таков, что культура,—если она развивается стихийно, а не направляется сознательно (до этого он как буржуа, разумеется, не додумывается),—оставляет после-себя пустыню: Персия, Месопотамия и т. д., Греция. Следовательно, и у него бессознательная социалистическая тенденция!” '

Развитие системы общественного разделения труда наносило шаг за шагом все более тяжелые удары первоначальному единству культуры и натуры*

Исходя из принятой нами концепции культуры, согласно которой последняя представляет собой некоторую специфическую сторону человеческой деятельности, мы должны отметить, что культура имеет в качестве своей предпосылки целостность моментов деятельности: производства и познания, общения и целе-полагания, системы ценностей и художественного восприятия. В то же время исходной предпосылкой социального является расчлененность моментов деятельности, возникшая в результате разделения общественного труда, классовых, сословных, профессиональных, возрастных, половых различий.

Для проблемы взаимоотношения культурного и природного особенно большое значение имело отделение "ФУДа сельскохозяйственного от ремесленного, а потом — индустриального. Этот раскол первоначально

' Маркс К. Письмо Энгельсу, 25 марта 1868 г. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 32, с. 45,

,-135—

Глава IV

Кант в рамках своей философии пытался теорети-, чески обосновать неизбежность вечного и неустраним мого разрыва между человеком и природой. Он .фик*^| сировал этот разрыв в понятиях чистого и практиче-1 ского разума. С одной стороны. Кант вынужден быд^ признавать, что практические понятия “сами создают';

действительность того, к чему они относятся (направ-^;

ление воли)”, с другой стороны, он утверждает, что этот “совсем не дело теоретических понятий” 1. Далее Кант, склоняется к выводу, что связанные с практическими понятиями эмпирические интересы, если они возвышаются до степени “высшего практического принципа, унижают человечество” 2. Но не унизиться нельзя, поскольку теория — не дело созидательной практической^ деятельности, и как она может стать основой определения, воли, — “это проблема, неразрешимая для человеческого ума”3. Так колеблется мысль Канта, бессильная соединить теоретическое познание природы с.-человеческой практикой, обрекая разум на бесплодность, а практику—на неразумность. Это противоре" чие отнюдь не субъективного характера, оно дано ре^ альными отношениями частной собственности, эксплуатации человека человеком.

Классическая .идеалистическая философия лишь фиксировала в теории тот разрыв между природой и обществом, который формировался еще в рамках религиозного, в частности христианского мировоззрения” с его учением о греховности плоти, о противоположности тела и души.

Разрыв между человеком и природой, культурой и натурой пытались преодолеть многие мыслители и художники нового времени. В творчестве гениев эпохи Возрождения — Леонардо да Винчи, Микельанджело, Галилея, Дюрера — мы видим великую попытку отрешиться от религиозного дуализма души и тела, восстановить в правах природное, чувственное начало, со-

' Кант И. Критика практического разума. Спб., 1908, с, 69.

2 Там же, с. 76.

3 Там же, с. 75.

—138—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

единить разъятые члены единого тела культуры. С этого момента берет свое начало теоретическое выяснение проблемы единства природного и культурного.

Последовательным и ясным теоретическим манифестом нового времени, провозгласившим единство гфиродного и культурсйстго начал и тем сатяым нанесшим удар дуализму духа и тела, всем будущим формам психофизического и психофизиологического параллелизма, было учение Спинозы, который с полной определенностью писал: “Идея всякого состояния, в которое тело человеческое приводится действием внешних тел, заключает в себе как природу тела человеческого, так и природу тела внешнего” 1.

В критике религиозно-идеалистических подходов-ко второй, “очеловеченной” природе складывается материалистическая традиция. Еще Ж. Мелье опровергал в начале XVIII века богословов, утверждавших, что с произведениями природы дело обстоит так же, как и с произведениями искусства, что они могли быть созданы только всемогущим разумным существом. Ж. Мелье отстаивает идею естественной необходимости, закономерности природы и ее самодвижения, противопоставляя ей целесообразную деятельность искусства. В своем “Завещании” он писал: “Существует очень большая разница между произведениями природы и произведениями искусства и, следовательно, между творчеством природы и искусства. Произведения природы создаются из материалов, которые образуются и формируются сами благодаря свойственному им естественному движению, они создаются из материалов, которые сами собираются, располагаются, связываются и соединяются между собой соответственно своим различным встречам и разным условиям^ в которых они находятся... А произведения искусства создаются только из материалов, которые сами не обладают никаким Движением и, следовательно, не способны сами собой создавать никакого стройного и планомерного произ-

* Спиноза Б. Избранные произведения. М., 1957, т. 1, с. 421. —139 —

Глава IV

ведения, вроде прекрасного фона, прекрасной карти-р-ны, прекрасных часов или издания прекрасной кни-^. ги” 1. Эта мысль созвучна взглядам Аристотеля2, -т

Такое противопоставление, различение естествен^ ных и искусственных тел было необходимым шагом ,в^ понимании их специфики. Спустя несколько десятиле-Й тий в лице Ж. Робинэ материализм делает, новый шаг.^, Фиксируя различие природных и искусственных тел, философ рассматривает их как стадии, формы единого естественного процесса: “Материал становится по--следовательно металлом, камнем, растением, животным. Мало того: она (природа.—В. Д., Ю. Ж.) проходит еще через все стадии искусственных составных тел^ ] для которых ею пользуется человеческая мысль^ Все эти превращения нисколько не изменяют ее сущности и не лишают ее свойственной ей организа-ции” 3.

Из этой позиции закономерно возникла точка зрения, высказанная Д. Дидро: “Произведения искусства.' будут пошлыми^ несовершенными и слабыми, пока люди не поставят себе целью более тщательно подражать природе”. Следует отметить, что он далее перевел свой вывод на вполне конкретные практические рельсы. После посещения грота д-Арси, где он наблюдал образование сталактитов, великий французский философ пишет: “Размышляя над этим явлением, какой нату- • ралист не догадался бы, что, заставляя воды постепенно просачиваться сквозь землю и скалы и стекать в об-ширные водоемы, можно было бы со временем образовать из них искусственные каменоломни алебастра, мрамора и других пород, — камни эти будут различными, в зависимости от природы почвы, вод и скал. Но если нет ни смелости, ни терпения, ни желания затрачивать труд и средства, если нет времени и в особенности нет античного вкуса к грандиозным предприятиям” давшим столько памятников, вызывающих^

1 Мелъе Ж. Завещание, т. 3- М., 1954, с. 174—175.

2 Аристотель. Физика. М„ 1937, с. 29-

3 Робинэ Ж. О природе. М„ 1935. с. 430.

—140—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

лишь наше холодное и бесплодное изумление, — на' что нужны будут все эти соображения!” ]

Идеалистическая философия знает свои попытки преодоления противоречия между культурой и натурой. Здесь можно упомянуть и библейские сказания о золотом веке, когда человек жил в единстве с природой. Еще древнее этих сказаний шумерский миф:

Когда-то давным-давно

Не было ни змей, ни скорпионов,

Не было ни гиен, ни львов,

Не было ни диких собак, ни волков,

Не было ни страха, ни ужаса,

Человек не имел врагов2.

Реакционная идеология йоги также пыталась, пре-, одолеть противоречие социального и природного путем отказа от культуры, растворения культурного в природном, социального в индивидуально-физиологическом. Этот отказ от овладения миром внешней природы, сосредоточение на субъективном слиянии индиви-вида с его. телесными природными процессами закрывал путь к подлинному единству социального и природного.

В новое время мы встречаемся с романтическими, попытками преодолеть указанное противоречие под лозунгом: “Назад к природе!” К подобным идеям склонялся Ж. Руссо.

Выход из трагического противоречия, созданного капиталом во взаимоотношениях между обществом и природой, пытались найти еще социалисты-утописты. Так, А. Сен^Симон писал: “До настоящего времени люди оказывали чисто индивидуальное и изолированное воздействие на природу. Больше того, их усилия в весьма значительной части всегда взаимно уничтожались”. так как до настоящего времени человечество было разделено на две неравные части, из которых меньшая постоянно тратила все свои собственные силы и даже не-

Дидро Д. Об объяснении природы. Избранные философские произведения. М„ 1941. с. 113.

Врентьес Б. От Шанидара до Аккада. М„ 1976, с. 42.

—141—

Глава IV

1редко силы большей части в целях господства над гн следней, между тем как большая употребляла знач^ тельную часть своих сил для борьбы против этого ro^ri подства. Несомненно, однако, что и при такой огрод^| яой трате сил человечество достигло все же в наибс^ лее цивилизованных странах довольно значительно^ степени достатка и благосостояния. Судите поэтому^ чего достигло бы оно, если бы не растрачивалось на-| прасно ни одного усилия, если бы люди, перестав гос^| подствовать одни над другими, организовались, чтобы| оказывать объединенное воздействие на природу, и'| если бы народы в своих взаимоотношениях придер-| живались той же системы” l. ^

Капитализм, будучи формацией, основанной на ан-Ц тагонистических противоречиях, с одной .стороны, спо-1 собствует возникновению новых очеловеченных (Щ обесчеловеченных) форм природы, а с другой — при-| водит к их разрушению, гибели. Хищническое хозяй-|

•ство капиталистического мира вызывает истощение почв, истребление ценных видов растений и животныхЦ разграбление природных богатств. Капитализм созда-| ет такие новые природные объекты, которые направле-1 ны против человека и грозят ему уничтожением; в нед-1 pax капитализма созданы средства атомной, радиологи^|

•ческой, химической, биологической, экологической, ме^Д теорологической войны. Тотальная война против чело-Ц века и природы—геноцид и экоцид—таков ужасньпй| апофеоз развития буржуазного общества. В антигума-|

•нистическом, античеловеческом использовании дости-| жений науки заключается новый этап кризиса буржу-.| азного естествознания как отражение и порождение? общего кризиса капитализма. ^

Темные силы капитализма обращены не только про-1 тив существования человечества, но и против всей вто-^ рой формы природного процесса, против самой приро-Ц ,ды. Угроза термоядерного уничтожения нависла над| всем живым, над судьбой биосферы в целом.

1 Сен-СимонА.О теории общественной организации.—Избр.| соч., т. 1. М, 1948, с. 442. "

—Ш—

КУЛЬТУРА И НАТУРА

Как интересы развития человечества, так и интересы прогрессивного развития природы требуют устранения отжившей свой век капиталистической системы и перестройки всех общественных отношений на коммунистических началах-

В Петрограде в 1915 году была издана любопытная книга “Мировая охрана природы”, в которой опубликованы материалы научной конференции, состоявшейся в Берне в 1913 году. Уже тогда прогрессивные ученые обращали внимание на те драматические последствия, к которым приводит хищническая капиталистическая эксплуатация природных богатств.

Основной докладчик на конференции П. Саразен отмечал, что с изобретением салотопных заводов и гарпунной пушки в китобойном промысле “рациональная охота, основанная на разумной эксплуатации-ценного материала, превратилась на службе у капитала & простое уничтожение” 1. И далее: “В процессе истребления американского бизона особенно характерен тот факт, что уничтожение приняло свои самые дикие формы с того момента, когда образовались акционерные общества для утилизации убитых животных, другими^ словами, с того момента, как на сцену выступили интересы капитала”2.

Интересно отметить, что на конференции в Берне присутствовал и представитель России профессор Г. Кожевников, который отметил следующее обстоятельство: “В России не существует специального закона об охране природы. Причиной этому является то,-что до последнего времени Россия обладала и обладает такими количествами диких животных, что самая мысль об охране природы была чужда как народу, так и правительству”3.

Разразившийся в последние десятилетия в странах:

капитала экологический кризис есть проявление общего кризиса капиталистической системы. Сбылись про-

' Природа и общество. М., 1968, с. 19. 2 Там же, с. 42. Там же, с. 98.

—143—

Глава IV

роческие слова Маркса, сказанные относительно -каш тализма: “Полная противоестественная запущенност^ гниющая природа становится его жизненным элеме\ том” 1. Эти явления привлекли пристальное внимаю марксистов, которые в 1972 году на конференции Праге обсуждали проблему взаимоотношения экологии и политики. На ней было отмечено, что капитализм! создает не общество массового потребления и изоб№| лия, а толкает мир в ядовитую мусорную яму, в ко-| торой могут выжить разве что низшие организмы. [ , Руководство Германской компартии (ФРГ) так оце-| нило обстановку в области экологии: “Борьба за coxpa^J некие среды во всех фазах — классовая борьба. Коммунисты рассматривают выступления в защиту среды как часть борьбы за демократическое обновление общества, за антимонополистическую демократию. Появляется еще одна возможность подвести массы к созданию широкого антимонополистического союза по^ руководством рабочего класса” 2.

Буржуазные идеологи выдвигают тезис, будто приД чины загрязнения окружающей среды, а также пути и| возможности его предотвращения одинаковы для ка?| питализма и социализма. Это, конечно, не верно, по-|[ скольку главным, определяющим фактором загрязне-s ния является социальная структура капитализма. ТольЧ ко социализм, где благо народа, а не частный интерес,' определяет развитие производства, в состоянии успеш^ но разрешать эту проблему. Это определяется целью^ социалистического производства, направленного;. на:| удовлетворение народных нужд, наличием обществен^! ной собственности, плановым ведением хозяйства.. и

Конечно, возможность рационального регулирова-'^ ния обмена веществ с природой не превращается в:| действительность стихийно, автоматически. Нередко ] мы еще не знаем всех связей в природе и всех отдаленных последствий общественной технологии. Недо—

' Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 130. 2 Экология и политика. Прага, 1972, с. 27.

—144

КУЛЬТУРА И НАТУРА

ст1аточно воспитана культура взаимоотношений с природой в широких массах. Все это требует и научной, и разъяснительной работы.

В свое время Маркс писал: “Как первобытный человек, чтобы удовлетворять свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, должен бороться с природой, так должен бороться и цивилизованный человек, должен во всех общественных формах и при всех возможных способах производства. С развитием человека расширяется это царство естественной необходимости, потому что расширяются его потребности;

но в то же время расширяются и производительные силы, которые служат для их удовлетворения. Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей” *.

Социалистическая система хозяйства дает возможность подчинить контролю общего интеллекта все условия функционирования производства, в том числе и взаимоотношения с природой.

Общественная социалистическая собственность позволяет, исходя из интересов общества в целом, организовать использование и охрану богатств природы на разумных началах. Этому содействуют коренные преимущества социалистической системы хозяйства, где нет частнособственнических интересов, где планирование экономики осуществляется в интересах всего общества, где целью производства является не прибыль, а человек с его многообразными, постоянно расширяющимися потребностями. Б условиях социализма легче предвидеть на длительный период последствия хозяйственной деятельности и ее влияние на окружающую природу.

' Маркс К. Капитал. — Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. 2, с. 387.

—145

Глава IV

Опираясь на объективные законы развития пр] роды и общества, социалистическая система хозяйства стремится все более разумно строить взаимоотно"| шения со средой обитания. Эти вопросы являются предметом постоянного внимания советских коммунистов^ В Отчетном докладе ЦК КПСС на XXIV съезде партий тов. Л. И. Брежнев говорил: “Принимая меры дли ускорения научно-технического прогресса, необходим^ сделать все, чтобы он сочетался с хозяйским отноше-^ нием к природным ресурсам, не служил источников) опасного загрязнения воздуха и воды, истощения зем-1 ли. Партия повышает требовательность к плановым! хозяйственным органам и проектным организациям, к<| всем нашим кадрам за дело проектирования и строи-| тельства новых и улучшения работы действующих! предприятий под углом зрения охраны природы. Н< только мы, но и последующие поколения должны иметь возможность пользоваться всеми благами, которые дает прекрасная природа нашей Родины. Мы готовы участвовать и в коллективных международных ме-| роприятиях по охране природы и рациональному использованию ее ресурсов” 1.

Противоречие между культурой и природой никогда не может быть снято. Но в условиях социалистического строя оно теряет свои антагонистические черты и на основе планового ведения хозяйства, учета' всех закономерностей природы, системы экономически? и воспитательных мер может приобрести черты гармонического единства общественных и естественны? процессов.

Правильное понимание сущности того единства, каким является система “культура — натура”, требуе! и серьезных теоретических подходов и разработок. Б этой связи заслуживают внимания попытки сформировать общие закономерности развития очеловеченной! природы. В частности, в последнее время были выдви-1 нуты предложения создать специальную науку об ис-^ кусственных явлениях и объектах 2.

* Брежнев Л. И. Ленинским курсом, т. 3. М.. 1972, с. 257. 2 Саймон Г. Наука об искусственном. М., 1972.

— 14в —

КУЛЬТУРА И НАТУРА

Для ссиБиалистического общественного строя большое воспитательное значение имеют проблемы соотношения культуры внутренней, направленной на субъекта, на человека, и культуры внешней, связанной с формированием окружающей среды жизнедеятельности. Только в единстве формирования внешней и внутренней культуры можно добиться гармонического устранения противоречия между природным и социальным в истории общества.

В истории человеческого познания проблема соотношения культуры и природы, социального и естественного нашла свое отражение в формировании и развитии двух классов наук: общественных и естественно-исторических. К компетенции первой группы осносят" ся сферы знания, изучающие историю общества; его экономическую основу, социально-классовые структуры, идеологические и мировоззренческие системы, психологию масс и индивидов, проблемы воспитания, специфики тех или иных социально-этнических, демографических и иных групп и т. д. Нелепо было бы рассматривать и анализировать эти специфические формы высшего продукта в развитии материи с позиций ре-дукцмонизма, приклеивая им биологические или энергетические ярлыки.

И тем не менее следует признать в качестве объективной исторической тенденции постепенно идущее взаимопроникновение общественных и естественных наук. Человек как природное существо является ныне объектом многих наук: физиологии и генетики, биомеханики и химии, физики и бионики, кибернетики и экологии. Методы естественных наук все более широко используются в изучении материальной культуры. Ядерная физика дала в руки археологов мощный метод установления абсолютного возраста предметов культуры с помощью радиоактивного углерода. Генетический анализ позволяет прослеживать судьбу культурных растений. Только астроном мог разъяснить ^едназначение и структуру древних мегалитических построек Стоунхеджа, связанных с положениями восхода и заката солнца и луны. Подводные аппараты Ж. Кусто открыли новые страницы истории средизем-

—147—

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь