Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 3.

Но в процессе познания могут складываться ситуации, когда экстернальный подход применить не удается. Это бывает в тех случаях, когда в системе науки отсутствуют какие-либо знания, релевантные изучаемому объекту. Тогда исследователь прибегает к интернальному подходу. При этом подходе исследуются моменты, касающиеся непосредственно самого объекта — его специфическое содержание, его природа, история, логика. Объект рассматривается сам по себе, без связи с внешней средой, без сколько-нибудь существенной опоры на распространенные положения, теории, аналогии. Такой подход применяется к аномальным явлениям, к неординарным проблемам, к уникальным феноменам.

К объяснению гипноза сначала (конец XVIII в., Ф.А.Месмер) был применен экстернальный подход. Это явление пытались истолковать с помощью широко применявшегося тогда представления о флюидах. Так возникла флюидистская концепция гипноза, или месмеризм. Однако уже некоторые современники Месмера (Ш.де Виллер, Ж.-Ж.Вире) увидели ненужность понятия флюида для объяснения гипноза, тем более что существование флюида не было доказано. Они сосредоточили свои усилия на тщательном наблюдении самого гипнотического процесса и поняли, что его природа коренится в таких психических явлениях, как чувства, воля, внушение[11].

Этот пример ярко свидетельствует о том, что именно имманентный подход является одним из важнейших средств получения знаний, носящих экстраординарный характер и выходящих за рамки существующих представлений, что именно с его помощью могут совершаться открытия и выдвигаться идеи, имеющие революционное значение. В данном примере полученные результаты на 100 лет опередили свое время и предвосхитили позднейшие революционные идеи З.Фрейда.

4. Тактический аспект

Под этим аспектом понимается выбор той или иной определенной стороны, элемента, уровня, вида или формы изучаемого объекта, которые становятся целью исследования. Выбор может относиться также и к определенного рода наличным данным, которые используются в качестве исходного материала процесса решения задачи. Выбор определяется характером и возможностями той познавательной ситуации, в которой оказывается ученый в начале исследовательского процесса. Это выражается в способе данности объекта исследователю, т.е. в том, какой стороной или аспектом, какой формой или видом этот объект открыт ему, в степени доступности для исследования тех или иных характеристик объекта, характере и качестве имеющихся сведений, в возможностях познавательных средств и т.п.

Исследование весьма часто сосредоточивается на феноменологическом уровне явления, т.е. на его внешних, доступных непосредственному или опосредованному техническими средствами восприятию свойствах. Антиподом этого феноменологического подхода является базисный подход. В этом случае предметом исследования сразу становится действительная цель всякого познания — внутренний, глубинный уровень явления. Такое исследование возможно благодаря рассуждающей способности творческой мысли. Но этот подход требует умения находить такие фундаментальные положения, из которых теоретическим путем можно получить искомое, а кроме того способности привлекать ( если таковые имеются) фундаментальные эмпирические факты, относящиеся к данной проблеме, но полученные в других ситуациях, безотносительно к этой проблеме. Нужно суметь понять релевантность и значимость таких фактов для решаемой проблемы. Трудность в том, что все эти данные могут находиться в других областях знания и не всегда очевидно, что они имеют отношение к данной задаче. С помощью такого подхода совершаются так называемые теоретические открытия.

Гибкость и разновариантность — эти позитивные характеристики научного поиска — помогают применить подход, который можно назвать разностатусным. При этом подходе исследуемый объект рассматривается в различных его ипостасях, или статусах, которыми он обладает в разных системах явлений. В одних случаях объект можно рассматривать как нечто автономное, в других — как элемент определенной системы, в третьих — как следствие какой-либо причины, в четвертых — как следствие определенных условий и т.п. В каждом из этих случаев в поле зрения исследователя попадают разные стороны и разные характеристики объекта, различная информация о нем, привлекаются разные понятия и положения общего характера. Такое манипулирование объектом исследования позволяет получить данные как бы из разных источников, помогает восполнить недостаточный потенциал какого-либо из этих источников за счет возможностей других источников. Так, например, при решении проблемы возраста Земли последнюю можно рассматривать как информант самой себя (автоинформант), т.е. отыскивать информацию об искомой характеристике в ней самой, поскольку ход геологического времени отражается в слоях горных пород, в их намагниченности, радиоактивности и т.д. С другой стороны, Землю можно рассматривать как элемент определенной планетной системы — солнечной. При таком подходе к решению указанной проблемы опираются на известные характеристики всей этой системы.

В научном исследовании используется и такой тактический прием, как разнообъектный подход. Его смысл заключается в том, что при изучении какого-либо явления, класса явлений, свойства или закономерности в познавательный процесс вовлекаются разного рода объекты данного типа, разные их формы и виды. Это позволяет получить более разнообразные и более полные сведения об искомом, поскольку в каждом из таких объектов, в их различных видах и формах с разной степенью полноты, развитости и доступности представлены особенности искомого. И только совокупное знание после его мысленной обработки может дать удовлетворительный образ этого искомого.

В тех случаях, когда интересующий объект оказывается недоступным для непосредственного изучения, ученые достаточно часто и успешно прибегают к косвенному подходу. Объект познается опосредованно — через изучение других объектов или явлений. В науке формируются целые направления, базирующиеся на этом подходе. Одним из таких направлений был, например, в геологии униформизм (XIX в.). Он изучал современное геологическое состояние Земли для того, чтобы на основе полученных таким образом данных построить картину ее прошлого[12].Аналогичным образом поступают и биологи, формируя представление о факторах и механизмах эволюции органического мира в прошлом. Этот подход, как и геологи, они реализуют с помощью метода актуализма[13].

5. Методологический аспект и качество подхода

Этот аспект сводится к выбору методов и средств, необходимых при решении проблемы. В соответствии с таким пониманием можно говорить об описательном, эмпирическом и теоретическом, индуктивном и дедуктивном, сравнительном, аналитическом, синтетическом и других подобных подходах. К данному аспекту относятся также те методологические установки и принципы, которыми исследователь руководствуется в своей поисковой деятельности: принципы наблюдаемости, проверяемости, простоты, непротиворечивости, соответствия и др.

Заканчивая общую характеристику понятия подхода, обратим внимание читателя на то, что мы употребляем термин “подход” в широком и узком смыслах. В широком смысле под подходом понимается комплекс всех описанных выше аспектов. В узком смысле термин “подход” применяется к любому из аспектов, что соответствует практике употребления данного термина в научном сообществе.

Качество подхода состоит в том, способствует или нет, а если способствует, то в какой мере, избранный подход решению проблемы. В зависимости от характера качества подход может быть адекватным или неадекватным, неадекватным отчасти или полностью, т.е. ошибочным. Цель исследователя заключается, естественно, в нахождении адекватного подхода. Значение правильного решения этой задачи огромно, поскольку от этого зависит успех всей последующей длительной и очень часто весьма трудной работы. Это, как правило, понимают все ученые. Английский физик Джордж Томсон, рассказывая об особенностях работы своего знаменитого отца Джозефа Джона Томсона, писал, что тот “… был твердо убежден в важности правильного подхода к проблеме. Он называл это проще: взяться за нужный конец палки”[14].

Адекватным является такой подход, в котором все аспекты способствуют успешной поисковой деятельности. Подход будет неадекватным, если какой-то из этих аспектов не помогает нахождению правильного решения. В частности, он окажется неадекватным, если его попытаются применить к явлениям качественно иного рода. Когда врачи конца XVIII в. начали изучать гипноз, то они не заметили своей вовлеченности в отношение с пациентом, не увидели сильного аффективного контакта, возникающего между участниками гипнотического сеанса. Это объясняется тем, что эти гипнотизеры подошли к изучению данного явления так, как подходили естествоиспытатели к изучению избранных ими явлений, т.е. старались смотреть на них бесстрастно, абстрагируясь от своего субъективного отношения к ним. Как пишут Шерток и де Соссюр, гипнотизеры занимали по отношению к больному позицию натуралиста, наблюдавшего за насекомым[15].

Неадекватность подхода может быть обусловлена неверной трактовкой природы явления, что часто выражается в отнесении этого явления к чуждому ему классу. Так в Германии XIX века к такому психическому заболеванию, как истерия, подходили с позиций физиологии и анатомии. В XVIII веке настолько сильным было влияние механистического мировоззрения, что даже проблемы биологии решались с этих позиций. Так, например, шведский естествоиспытатель Карл Линней и немецкий ботаник Й.Г.Кельрейтер подходили с этими концептуальными установками к объяснению механизма наследственности — явления органической природы. Этот механизм представал в их трактовке в форме борьбы мужских и женских наследственных элементов, исход которой зависел от количества и силы этих элементов. Господствовавшая в науке система взглядов без каких-либо оснований распространялась на явления самой разной природы. Это весьма часто встречающийся в познании факт: с позиций представлений, относящихся к одному типу явлений, пытаются решать проблемы, касающиеся явлений совершенно иного рода, наделяя эти представления излишней общностью. Доминирование в сознании ученого какой-то определенной концептуальной системы становится причиной неадекватного подхода.

В других случаях фактором, толкающим исследователя к неадекватному подходу, оказывается осложненный способ заданности объекта исследователю. Этот объект предстает перед ним такими характеристиками, которые не являются существенными с точки зрения решаемой проблемы. Они затеняют собой действительно значимые и важные моменты. Вследствие этого исследователь ведет поиск в поле, в котором нельзя найти решение, надолго застревая в нем. Для избежания подобного тупика необходимо допускать возможность дезориентирующего воздействия заданных внешними условиями обстоятельств поиска, в случае затруднений не задерживаться в поле, навязанном этими условиями, и вовремя попробовать перейти к другому полю.

Нередко применяемый в процессе исследования подход оказывается ограниченным. Это, в частности, может быть вызвано тем, что исследователь в процессе поиска основывается на данных определенного рода, не используя сведения другого характера, которые, однако, могут быть существенными для решаемой проблемы. Поэтому, начиная работу с отобранным материалом, следует допускать возможность его недостаточности или несущественности и не стремиться преждевременно считать полученный на его основе результат окончательным. Подход будет ограниченным, когда исследователь ставит перед собой цель постичь все явление, при этом делая предметом исследования лишь какой-то его аспект, какой-то определенный вид или класс. Примером ограниченного подхода можно считать организмоцентрический подход в биологии, стремившийся подвести все живое под понятие “организм”, игнорируя тот факт, что помимо организмов в мире живого имеются и другие формы организации — суб- и супраорганизменные.

В свое время П.Б.Струве обратил внимание на ограниченный подход левой русской интеллигенции в понимании производства. Она рассматривала его лишь с точки зрения классовых интересов, а потому пришла к выработке деструктивного отношения к этому производству, тогда как нужно было не упускать из виду и общенациональную значимость его, ориентирующую на конструктивное отношение. П.Б.Струве писал: “Интеллигенция как таковая иногда по найму служит производству, но в общественном смысле она всегда рассматривала и рассматривает до сих пор этот процесс только под углом зрения “распределения” или “потребления”. Она остается не только чуждой, но, в сущности, враждебной его творческой, активной стороне, тому, что в нем есть “производство”, т.е. создание благ и приращение ценностей, питание и совершенствование хозяйства. Она должна понять, что производительный процесс есть не “ хищничество”, а творчество самых основ культуры… Развитие производительных сил страны должно быть понято и признано как национальный идеал и национальное служение”[16].

Негативное влияние ограниченного подхода на поисковый процесс заключается в том, что он удлиняет путь исследования — сначала оно ведется по одному направлению, а затем, после обнаружения недостаточности этого подхода, по другому. При более основательном подходе поиск можно вести сразу, параллельно по нескольким направлениям. Это позволит избежать абсолютизации и гипертрофирования значения и роли какой-либо одной стороны или аспекта явления. Кроме того, такая позиция предохраняет исследователя от неверного отношения к результатам исследований на основе других подходов, к их неправомерному отрицанию. Более широкий и более глубокий подход позволяют также увидеть те грани и характеристики явления, которые оказываются невидимыми при ограниченном подходе, при ограниченных идейных и целевых установках.

Ограниченный подход при всех своих недостатках тем не менее дает определенные результаты, в частности, способствует довольно тщательному и скрупулезному изучению избранной стороны явления. Непродуктивным в полной мере является ошибочный подход, при котором дефектными оказываются все его аспекты. Неверная концептуальная установка превращается в шоры, которые мешают увидеть в явлении его действительно значимые свойства и признаки. Более того, такого характера установка побуждает ученых к неприятию какого-либо необычного явления, поскольку оно не укладывается в их представления. Мышление таких ученых работает стереотипно, шаблонно даже в неординарных познавательных ситуациях. Консервативность и инертность мышления — такие же неотъемлемые черты его, как креативность и динамизм. Американские специалисты по машинному программированию А.Ньюэлл и Г.Саймон заметили, что даже привычка читать текст слева направо влияет на процесс решения[17]. Творчески работающий ученый умеет искусно пользоваться указанными выше чертами мышления. Великолепным примером этого является Дж.К.Максвелл, который при построении теории электромагнитных явлений чрезвычайно искусно использовал механическую модель, от которой затем освободился как от совершенно чужеродной данным явлениям.

6. Поиск подхода

Приступая к решению какой-либо проблемы, исследователь должен ответить на вопрос: следует ли использовать уже имеющийся в арсенале науки подход или попробовать поискать новый, оригинальный? Дж.Дж.Томсон рекомендовал своим сотрудникам поступать в соответствии со второй частью этого вопроса. Его сын вспоминает: “… Джи Джи отвергал обычный подход к новым задачам, когда вначале уходят из лаборатории и садятся за литературу по теме. Вместо этого Томсон советовал самому обдумать проблему и попробовать свой независимый метод решения. Позднее можно познакомиться с тем, что сделали другие. Однако если с этим поспешить, то потом будет трудно избавиться от предвзятых представлений и вряд ли удастся отыскать какой-то оригинальный подход к задаче”[18].

Безусловно, можно поступать и так. Однако предпочтительнее все же действовать наоборот, поскольку это может дать большую экономию времени и сил. Но при этом следует задать себе установку на свободное отношение к уже существующему подходу, допуская его возможную неадекватность. Таким образом, по нашему мнению, правилом для исследователя в начале поисковой деятельности должно быть положение: поскольку заранее трудно определить, является ли данная проблема непарадигмальной, неординарной или нет, то нужно опереться на опыт предшествующих исследований и привлечь выработанные ранее подходы и только в случае неудачи заняться разработкой новых средств. Это правило объединяет два взаимно дополняющие и весьма часто функционирующие вместе свойства мышления:традиционность(стереотипность,репродуктивность) и новаторство (оригинальность, продуктивность). Взаимодействуя, они помогают наверняка находить адекватное решение проблемы подхода.

В случае сомнений в традиционном подходе его не следует отбрасывать, не подвергнув предварительному всестороннему критическому анализу. Этот анализ обычно проводится по нескольким параметрам. Он необходим для того, чтобы с учетом недостатков данного подхода правильно определить новый.

Традиционный подход прежде всего следует проверить на соответствие критерию полноты его концептуального аспекта, посмотреть, не является ли он в этом отношении односторонним, ограниченным. Тщательный анализ может показать, что теория, на которой базируется данный подход, не учитывает какие-либо характеристики и факторы соответствующего явления или области явлений, недооценивает роль и значение того или иного фактора. Важно выяснить, совпадают ли в действительности характеристики, принимаемые теорией за базисные, с сутью самого явления. Необходимо также установить, охватывает ли концептуальный аспект весь комплекс проблем, относящихся к соответствующему явлению, или, напротив, оставляет часть из них за пределами своих возможностей. Следует уяснить, был ли достаточно полным тот эмпирический базис, на основе которого строилась теория, нет ли каких-либо данных как непосредственно в соответствующей предметной области этой теории, так и в других релевантных областях, которые по какой-то причине не были учтены этой теорией, нет ли фактов, способных оказаться контрпримерами для этой теории. Нужно также проверить объяснительный потенциал теории, ее способность справляться с новыми результатами, предсказывать новые факты. На проверяемую теорию можно посмотреть с позиций другой теории, относящейся к явлениям нижележащего уровня, например, на биологию с позиции физики или химии. Это может выявить неоправданное наделение явлений вышележащего уровня особой спецификой, тогда как в действительности эта “специфика” может быть объяснена теорией, относящейся к нижележащему уровню. Проверке следует подвергнуть и степень точности и строгости теории, ее корректность с точки зрения логического единства включенных в нее законов.

Именно с позиции выраженных в перечисленных вопросах требований подошел современный шведский биолог А.Лима-де-Фариа в своей весьма смелой и оригинальной книге “Эволюция без отбора: автоэволюция формы и функции” к господствующему в биологической эволюции подходу, основанному на теории Дарвина и на взглядах неодарвинистов. Он показывает, что данный подход не позволяет дать положительные ответы на поставленные выше вопросы[19].

Основатель синергетики И.Пригожин в свою очередь обратил внимание на ограниченность подхода к фундаментальным проблемам физики и химии, основанного на концептуальной системе классического естествознания, что порождает противоречия, парадоксы и даже нелепые следствия. Это проистекает из абсолютизации такого свойства природных процессов, как обратимость из-за распространения его на время, скорость, на законы, на все динамические изменения, из представления о независимости законов от времени, из концентрации внимания лишь на одном типе изменений, на движении, понимаемом как перемещение, из-за отсутствия в этой концепции понятия необратимости. Сложные процессы, описанные с помощью такой концептуальной системы, приобретают странный, нереальный вид[20]. Время в этой картине выступает как некий внешний параметр, не имеющий выделенного направления, так что исчезает критерий, позволяющий отличать прошлое и будущее. Эта картина описывает лишь существующее. Она не в состоянии описать процессы возникновения и становления явлений[21].

Лима-де-Фариа оценивает критикуемый им подход и с позиций его соответствия онтологическим принципам. Так, например, он утверждает, что стратегией исследования должна быть направленность поиска в сферу причин, а не следствий, как это делает неодарвинизм. Этот биолог пишет, что “неодарвинизм начинает не с того конца эволюционного процесса, т.е. с завершающего событие формирования видов и популяций. Ни одно явление нельзя понять, пытаясь искать его механизм в его последствиях, а не в его причинах”[22]. Он также говорит о чрезмерном преувеличении эволюционной теорией роли случайности. Эта категория, как известно, из-за недостаточной ясности механизма действия случайности, не всегда с должной определенностью используется для объяснения сложных процессов. Шведский исследователь в противовес неодарвинистам считает, что каждое биологическое явление, в том числе и мутационный процесс, при тщательном анализе оказывается упорядоченным[23].

Помимо концептуального аспекта критическому анализу следует подвергать и другие его аспекты, чтобы можно было дать оценку подходу в целом. Выявленные дефекты, во-первых, становятся стимулом к поиску нового подхода, а во-вторых, подсказывают,какими чертами должен обладать этот подход.

При поиске нового подхода исследователь, как правило, отталкивается от старого, модифицируя его, действуя противоположным образом, обращаясь к другим данным или средствам, переходя на другую позицию или применяя еще какие-либо другие операции. Эти операции носят творческий характер, поскольку исследователь реализует их в нестандартных познавательных ситуациях. Путем анализа опыта научного познания можно выявить целый набор таких творческих операций. Это важно сделать потому, что в практике исследований ученые подыскивают эти операции недостаточно осознанно, ищут их с помощью длительных процедур перебора и проб, а кроме того, они не всегда имеют достаточное представление о всем арсенале таких операций, так что процесс подбора нужной операции носит в основном стихийный характер. В целях оптимизации и рационализации этой деятельности необходимо выявить как можно более полно такие операции, представить их в явной и конструктивной форме. Далее мы предлагаем комплекс обнаруженных нами в реальной истории научного творчества операций, помогающих найти необходимый для решения той или иной неординарной проблемы подход. Эти операции и позволяют решить ту задачу, о которой, в частности, говорил И.С.Шкловский, имея в виду в его случае проблему поиска внеземных цивилизаций, — задачу нахождения неожиданного подхода к старой, долго нерешаемой проблеме[24].

1. Переход к другой стороне, к другому аспекту исследуемого явления. Каждая сторона или аспект являются информантом базисного содержания явления. Но они являются таковыми с разной степенью полноты, глубины, непосредственности. Поэтому первоначальный выбор в качестве предмета исследования какой-либо из сторон или какого-либо аспекта может не привести к получению достаточно информативных и основательных данных. Продвижение вперед может быть осуществлено путем перехода к другой стороне, к другому аспекту. Причем важно подобрать такую сторону или аспект, которые были бы свободны от названного недостатка. Подход с другой стороны, к другому аспекту может дать результаты, которые не потребуют использования сомнительных допущений, а, напротив, помогут освободиться от таковых. Во вновь выбранной для исследования стороне или аспекте вполне могут быть выявлены крайне важные соотношения, зависимости и закономерности. Это возможно потому, что данная сторона или аспект как раз и могут быть более тесно и непосредственно связаны с сущностью явления. В них она может проявить себя более эффектно и более богато. Именно эти грани явления могут оказаться главными, определяющими, ведущими в нем, тогда как первоначально избранная сторона или аспект выступят как определяемые, подчиненные. Именно поэтому новый подход может дать более информативные и более значимые для решения проблемы данные. Сама проблема при этом получает новый поворот, изменяется ее постановка. Относительно искомого выдвигаются новые идеи, исследование приобретает иное направление, выходит на новый путь.

2. Использование других исходных данных, допущений и представлений. Выбранный поначалу исходный материал может не дать искомого результата или приведет к результату, недостаточно обоснованному и законченному. В таких случаях ученые привлекают другие данные. Эти данные уже находились в имеющейся совокупности знаний, но им не уделялось должного внимания. Они игнорировались вследствие влияния господствовавших и в то же время неадекватных подходов, установок, представлений. Но теперь оказывается, что именно в них находится ключ к проблеме, благодаря им удается получить искомое. Новый подход может опираться на новые общие представления, которых еще не было в период применения прежнего подхода. Поскольку первоначально используемые представления могут оказаться ошибочными, то из этого следует, что необходимо всегда допускать такую возможность и в случае неудачи не держаться жестко за основанный на них подход.

3. Поиск новых характеристик исследуемого явления. Когда имеющихся данных недостаточно для решения проблемы, то исследователь стремится выявить новые характеристики, новые закономерности явления, причем усилия направлены на обнаружение как можно более важных и значимых моментов. Эти моменты могут иметь принципиально иной характер, чем известные ранее. На их основе формируется существенно новый подход к проблеме, конструируется новый комплекс понятий. Так И.Пригожин увидел в процессе формирования физических и химических объектов феномен самосборки, с помощью которого можно объяснить механизм этого процесса[25]. Лима-де-Фариа обнаруживает самосборку в мире организмов и их сообществ и с позиций этого понятия строит новую концепцию биологической эволюции, из которой исключается фактор случайности и естественный отбор[26]. А.Тойнби выявляет в процессе возникновения и развития цивилизаций действие закона вызова и ответа. Этот закон позволяет ему объяснить стимулы жизненной активности и источники энергии этносов, способствующие становлению и динамическому развитию цивилизации[27].

В явлении может быть обнаружен иной, чем считалось раньше, способ организации, иной тип структуры. Это может дать возможность по-новому и более адекватно объединить имеющиеся данные, представить явление в принципиально ином виде. Выявление определенного рода связи может позволить объединить явления или их стороны в некое целое, тогда как раньше они рассматривались как обособленные. Такая связь, влияя на характер явления, проливает новый свет на понимание их природы. В результате этого возникает новый образ соответствующего явления, предстающего как сформированная из прежде разрозненных фрагментов целостность. Так Фрейд, обнаружив динамическую связь между сознательным и бессознательным, впервые понял психику как единство этих двух форм психического. Включение в психику не только сознания, как это делали предшественники и современники Фрейда, но и бессознательного было настолько смелым и неожиданным результатом нового подхода, что для большинства философски образованных людей, по словам Фрейда, эта идея казалась непонятной, абсурдной и поэтому отвергалась[28].

4. Сужение исследуемого содержания. При изучении сложных явлений, которые ставят исследователя перед большими трудностями, целесообразно в интересах успеха временно отказаться от изучения каких-либо сторон или видов этих явлений и сосредоточить усилия на какой-либо одной стороне или одном виде. Такой подход сделает поиск более продуктивным и создаст условия для последующего изучения и других сторон и видов.

Сужение может осуществляться и в форме отвлечения от какого-либо из планов изучаемого явления, например, от качественного, содержательного, и проводиться в каком-то другом плане — количественном, формальном. Таким путем удается получить новые решения проблемы и притом даже в разных вариантах. Посредством такого подхода А.Фридман пришел к открытию нестационарной Вселенной, тогда как А.Эйнштейн не продвинулся дальше стационарной модели, поскольку не абстрагировался от содержательного (физического) смысла использованных в его рассуждениях величин. Г.Е.Горелик следующим образом описывает то, как с помощью чисто формального (математического) подхода Фридман пришел к релятивистской космологии. В понимании этого выдающегося математика весь мир, в том числе и мир космических объектов, говорит на математическом языке. Это и облегчило путь к релятивистской космологии. Помогла профессия. “Математику легче противостоять мировому авторитету великого физика и усомниться в его результатах. Получив в свое распоряжение уравнение, математик легко забывает о его весомом физическом назначении и высоких физических соображениях, предписывающих, каким решению надо быть, — уравнение надо решать само по себе, а там будет видно. И математику легче было заметить, что эйнштейновское решение уравнений ОТО (которое дало модель стационарной Вселенной. — А.М.) математически вовсе не исчерпывает ситуацию. Наконец, только математик, получив решение, в котором плотность вещества обращается в бесконечность, а радиус Вселенной в нуль, мог назвать это состояние точкой, а не знаком вопроса. Физик должен был бы усомниться в применимости самой физической теории к таким экзотическим состояниям, но математик, имея перед собой уравнение без каких-либо четких (и нечетких) ограничений на его применимость, доверяет этому уравнению всецело. Если уравнение говорит, что радиус сферы в некоторый момент обращается в нуль, так оно и есть. А что такое сфера нулевого радиуса?”[29]. Такая “точка” и была начальной фазой бытия нашей Вселенной, перешедшей затем в фазу расширения.

5. Перевод исследуемого явления в другой предметный класс. Такой перевод целесообразно осуществлять тогда, когда данное явление не удается изучить и понять с позиций представлений о первоначально выбранном классе явлений. На деле этот выбор может быть ошибочным, и тогда следует применить к исследуемому явлению представления о другом классе. В этом случае вновь выбранные представления могут выступить в качестве адекватной концептуальной модели, схемы исследования проблемного явления.

6. Поиск решения с более общей точки зрения. Необходимость в такой операции возникает тогда, когда первоначальные решения проблемы основывались на менее существенных данных, вследствие чего эти решения носили частичный характер, отвечали лишь на некоторые моменты проблемы. Выход из этой ситуации дает переход к исходным предпосылкам более фундаментального характера, обладающим более общей значимостью. Полученное таким образом решение не только даст объяснение явления в целом, но и определит границы первоначальных решений как ответов на частные вопросы.

7. Расширение области изучаемого явления. Удовлетворительного решения какой-либо проблемы часто не удается достичь из-за того, что она рассматривается в ограниченном поисковом поле. Область ее локализации неоправданно суживается. Она привязывается к какой-нибудь ограниченной сфере явлений, которая не может дать всех необходимых для ее разрешения данных. Анализ проблемы и имеющихся данных может показать, что релевантные сведения могут быть получены и из других предметных областей, что в этих областях имеют место явления, факторы, закономерности, вполне созвучные имеющимся данным. В связи с этим поле исследования значительно расширяется, возникает более широкое видение самой проблемы, искомое решение приобретает более общий характер. Исследователь устанавливает общность изучаемого явления с явлениями других областей и объединяет их в одну проблемную ситуацию.

Именно такой подход применил К.Ясперс, решая проблему структурирования всемирно-исторического процесса, которая свелась к вопросу об определяющей, ключевой его фазе(“осевому времени”). До него эта проблема решалась в рамках западноевропейской истории, и поэтому “осевым временем” был выбран период, связанный с деятельностью и учением Христа. Ясперс взглянул на этот вопрос с учетом истории других цивилизаций. И тогда оказалось, что “осевое время” охватывает более широкий период и формировалось в результате деятельности многих других мыслителей и учителей человечества. Ясперс об этом пишет так: “На Западе философия истории возникла на основе христианского вероучения. В грандиозных творениях от Августина до Гегеля эта вера видела поступь бога в истории. Моменты божественного откровения знаменуют собой решительные повороты в потоке событий. Так, еще Гегель говорил: весь исторический процесс движется к Христу и идет от него. Явление Сына Божьего есть ось мировой истории. Ежедневным подтверждением этой христианской структуры мировой истории служит наше летосчисление. Между тем христианская вера — это лишь одна вера, а не вера всего человечества. Недостаток ее в том, что подобное понимание мировой истории представляется убедительным лишь верующему христианину. Более того, и на Западе христианин не связывает свое эмпирическое постижение истории с этой верой. Догмат веры не являются для него тезисом эмпирического истолкования действительного исторического процесса. И для христианина священная история отделяется по своему смысловому значению от светской истории. И верующий христианин мог подвергнуть анализу самую христианскую традицию, как любой другой эмпирический объект. Ось мировой истории, если она вообще существует, может быть обнаружена только эмпирически, как факт, значимый для всех людей, в том числе и для христиан. Эту ось следует искать там, где возникли предпосылки, позволяющие человеку стать таким, каков он есть; где с поразительной плодотворностью шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от определенного религиозного содержания, могло стать настолько убедительным — если не своей эмпирической неопровержимостью, то во всяком случае некоей эмпирической основой для Запада, для Азии, для всех людей вообще, — что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их исторической значимости. Эту ось мировой истории следует отнести, по-видимому, ко времени около 500 лет до н.э., к тому духовному процессу, который шел между 800 и 200 гг. до н.э. Тогда произошел самый резкий поворот в истории. Появился человек такого типа, который сохранился и по сей день. Это время мы вкратце будем называть осевым временем”[30].

Этим же подходом воспользовался А.Тойнби при поиске глобальных факторов механизмов и закономерностей всемирного социально-исторического процесса: он перешел от анализа истории отдельных народов к анализу более крупных образований — цивилизаций. И.Пригожин говорит о необходимости рассмотрения процесса возникновения живых существ в такой широкой системе, которая включает множество чисто физических факторов. Он пишет: “Нельзя забывать, что живые системы формировались под действием гравитации, обеспечивающей определенную ее ориентацию в пространстве, в окружении электромагнитных полей, под влиянием ритмов — суточных, годовых и прочих, существующих на нашей вполне реальной планете”[31].

С аналогичной установкой подходит А.Лима-де-Фариа к постижению факторов и механизмов биологической эволюции. Он рассматривает ее в очень широком поле — в рамках эволюции всей Вселенной. Это предполагает включение в анализ множества физических и химических процессов, явлений и факторов, изучаемых кристаллографией, теориями магнетизма и электричества, биохимией, минераловедением и др., в сфере которых он обнаруживает эволюционные процессы[32].

8. Расширение области приложения того или иного понятия. Проблема может быть решена путем приложения к связанному с нею кругу явлений понятия, ранее имевшего другую и при том более узкую область применения. Тщательный анализ явлений этого круга позволяет установить их идентичность с явлениями, моделируемыми данным понятием, и тем самым прибегнуть к подходу, базирующемуся на нем.

9. Новая трактовка явления. Если какое-либо понятие или представление оказалось неудовлетворительным, то выход из этого состояния ученые находят в выработке нового понимания, новой трактовки природы проблемного явления, его сущности, управляющих им закономерностей, обусловливающих это явление детерминаций. Так, если первоначально какое-либо явление или процесс трактовались как динамические, то затем выясняется, что они имеют вероятностный характер. Если какой-то процесс в живом организме истолковывался как биологический, то потом устанавливается его чисто химическая природа. На основе новых трактовок формируются новые понятия и определяются новые стратегии, направления и цели исследования.

10. Переоценка значимости явлений, их элементов и других характеристик. Важной частью постижения явлений является правильное понимание их роли, статуса, значения в системе других явлений. Это относится также и к элементам и свойствам самих явлений. Оттого, какое явление выбрано в качестве определяющего, системообразующего, базисного и т.п., зависит характер оценки роли и значимости в других явлениях (соответственно других элементов в явлении), способ представления, подачи явления потребителям знания, способ его интерпретации, отображения в понятиях. И именно выбор того или иного конкретного способа может быть причиной адекватного или неадекватного концептуального образа явления. В случае неадекватного образа исследователь пересматривает значимость явлений или их элементов и, глубже проанализировав всю совокупность соответствующих явлений или все элементы и свойства какого-либо явления, приписывает это качество другим явлениям или элементам и свойствам. Это приводит к преобразованию всей картины соответствующей системы явлений или всего образа отдельного явления. Под влиянием вновь выбранного явления или элемента в качестве более значимого, определяющего происходит перестройка всей концептуальной модели явления или системы явлений.

Радикальную переоценку значимости некоторых характеристик природных процессов и явлений осуществил И.Пригожин. Стимулом к такой переоценке послужило неудовлетворительное описание этих процессов и явлений классической наукой. Она не давала ответа на два вопроса: на вопрос об отношении хаоса и порядка, т.е. о том, как из хаоса возникает структура, а также на вопрос о том, что такое необратимость[33].Исследования процессов изменения в мире физических, химических, биологических и социальных явлений давали результаты, которые послужили подсказкой к нахождению нового подхода для описания динамики мира. Этими результатами были, в частности, необратимые химические процессы, наличие стрелы времени в биологической и социальной эволюциях, роль флуктуации в возникновении новых образований и др. Эти факты говорили о неправомерности придания чрезмерного значения таким феноменам, как обратимые процессы, эволюция к хаосу, а кроме того обращали внимание на неоправданное преуменьшение роли неравновесных процессов, случайностей, энтропии. Чтобы адекватно понять и описать процессы во всех областях действительности, нужно было устранить этот дефект, что можно было сделать путем придания более важного и фундаментального значения таким факторам, как необратимость, однонаправленность времени, флуктуации, энтропия. Подчеркивание большой конструктивной роли этих моментов и составляет суть нового подхода. В нем необратимость и случайность рассматриваются уже не как исключение, а как общее правило[34]. “Замечательная особенность нашего подхода, — пишет И.Пригожин, — состоит в том, что он позволяет “овременить пространство” — наделить его временной структурой, задаваемой происходящими в пространственном континууме необратимыми процессами”[35]. Благодаря всем этим преобразованиям Пригожину и его сотрудникам удалось совершить концептуальную революцию в науке о природе,выработать принципиально новый взгляд на мировые процессы.

11. Изменение основ теории. Когда с позиций существующей теории не удается решить какую-либо проблему или этому не помогают частичные модификации теории, то выходом может быть изменение самих основ теории — ее базисных понятий, положений, допущений. Введение новых понятий и положений осуществляется с учетом новых фактов, новых идей из других релевантных теорий. У преобразованной таким образом теории больше шансов быть адекватным средством решения стоящих перед нею проблем.

12. Использование новой теории из другой области знания. В случае, когда для решения той или иной проблемы в данной области знания нет достаточно сильной и адекватной теории, ученые обращаются к другим областям знания, как правило, более фундаментальным. Там может оказаться теория, способная обеспечить исследователя продуктивным подходом, прежде всего эффективными концептуальными и методологическими средствами. В ходе такого использования теории выясняется, что она имеет более общее значение, т.е. ее когнитивный потенциал выходит за рамки той предметной области, отображением которой она предназначалась быть. Так, лорд Кельвин подошел к решению трудной проблемы возраста Земли с позиций термодинамики; Л.Поллинг смог решить сложные проблемы химического строения вещества и природы химической связи, подойдя к ним с позиций квантовой механики.

13. Выбор иного объекта исследования. Такую операцию применяют в тех случаях, когда выясняется, что первоначально избранный для изучения объект оказывается недостаточно репрезентативным, не позволяющим получить в значительном объеме искомую информацию, а также когда такой объект не играет в соответствующей области той существенной, ведущей роли, которая ему поначалу приписывалась, а поэтому возникает необходимость в поиске именно такого объекта и в проведении дальнейших исследований с акцентом на этом объекте.

14. Изменение цели исследования. Целью исследования является то искомое, на достижение которого направлен поиск. Но по мере развития исследовательского процесса может выясниться, что первоначально сформулированное представление об искомом является ошибочным и что такого искомого или вовсе не существует, или оно не является важным и значимым для данной предметной области. И тогда формируется образ нового искомого, а поиск переориентируется на нахождение уже этого искомого.

Итак, мы перечислили большое количество операций, позволяющих находить новый, адекватный подход к решаемой проблеме. Помимо описанных имеется еще ряд весьма продуктивных операций. Поскольку суть этих операций вполне ясна из их названия, то мы не будем характеризовать их сколько-нибудь подробно, а лишь обозначим их. Это такие творческие операции, как новая постановка проблемы, изменение метода исследования, перенос метода из одной области в другую, нестандартное применение традиционного метода, опора на иные методологические принципы, выбор иных онтологических оснований и установок исследования.

7. Диалектические решения проблемы подхода

Такие решения выражаются в гибкой, доходящей до виртуозности, экстравагантности и парадоксальности динамике процесса выбора и применения подходов. Проблемы редко решаются с помощью одного какого-либо подхода. В процессе поиска искомого обычно прибегают к нескольким подходам. И здесь встает вопрос об основаниях выбора того или иного подхода, о логике перехода от одного подхода к другому, о способах кооперативного их использования.

Динамика процесса использования подходов проявляется прежде всего в их смене. Эта смена часто происходит в формах, подчиняющихся диалектическим закономерностям.

Наличие в явлениях таких противоположных сторон и характеристик, как частные, второстепенные, несущественные, с одной стороны, и интегральные, целостные, сущностные, базисные, — с другой, обусловливают применение исследователями в первом случае партикулярного подхода, во втором — тотального. При партикулярном подходе внимание концентрируется на какой-либо одной из частных сторон и характеристик. При этом данный подход может последовательно применяться то к одной такой стороне или характеристике, то к другой, то к третьей. И это будет продолжаться до тех пор, пока исследователи не поймут ограниченный характер выбранных ими аспектов явления или не направят свои усилия на поиск более значимых, фундаментальных моментов. Тогда они переходят к тотальному подходу. Безусловно, сразу не всегда удается понять действительную значимость выбранных для изучения аспектов явления. Но существует возможность ускорить процесс постижения второстепенных моментов и приблизить переход к моментам базисным. Для этого следует ввести не последовательный, а параллельный поиск во всем множестве частных проявлений. Иными словами, необходимо сразу вести исследование по всему пространству феноменологического уровня исследуемого явления, стремясь на каждом участке проникать все глубже и глубже по направлению к базисному уровню, создавая тем самым предпосылки для перехода к тотальному подходу. Оптимизация поиска в данном случае достигается через синхронизацию партикулярных подходов. После достижения с помощью тотального подхода всеобъемлющего результата возникает возможность синтеза предыдущих частных результатов — они включаются в первый в качестве частей целостного, общего результата.

Уже в только что описанной стратегии поиска просматривается действие весьма продуктивного методологического приема — переход в случае неудачи от первоначально избранного подхода к противоположному. Эту операцию можно применять к самым различным компонентам поискового процесса. Так, в случае возникновения трудностей фундаментального характера, порожденных опорными теоретическими и методологическими установками, правомерен переход от общепринятой парадигмы к парадигме с противоположным базисным содержанием. Интересно, что таким образом поступил еще Геродот (V в. до н.э.), благодаря чему смог создать историческую науку. В греческой мысли того времени господствовало представление о невозможности подлинного знания об изменяющихся вещах и фактах. Поэтому невозможной была якобы и историческая наука. Ее предмет преходящ и не может быть познан доказательным образом. Вопреки этой антиисторической метафизике Геродот взялся за познание изменяющегося, уходящего в прошлое мира социальных явлений и нашел способ его отображения, создав тем самым научную историю. Сработала принципиально иная установка: изменяющееся, преходящее, так же как и неизменное, “вечное” подчиняется определенной логике, определенным закономерностям. Их поиском и занялась историография, начиная с Геродота.

С того времени ученые многократно пользовались описываемым приемом, получая положительные результаты. Особенно успешным его применение оказалось в творческой деятельности М.Планка, совершившего с его помощью одно из величайших открытий в истории физики — открытие квантов энергии. Современники Планка подходили к решению проблемы теплового излучения с позиций электродинамики Максвелла — Лоренца. В этой теории господствовало представление о непрерывном характере физических процессов, в том числе и процесса излучения. Планк также считал этот процесс непрерывным. Но когда электродинамика не дала положительного ответа, он вопреки своему представлению об излучении обратился к теории с противоположными идеями — статистической термодинамике, говорившей о дискретности физических процессов, о системах дискретных объектов. Планк сам описал в автобиографии этот переход в своей поисковой деятельности. “Мне не оставалось ничего другого, — вспоминал он, — как подойти к проблеме еще с противоположной стороны, с точки зрения термодинамики, в которой к тому же я чувствовал себя уверенно, как дома. В самом деле, мое прежнее изучение второго начала теории теплоты здесь мне весьма пригодилось, потому что я сразу же почувствовал, что нужно вывести соотношение не между температурой и энергией осциллятора (как это делали другие. — А.М.), а между его энтропией и энергией”[36].

У характеризуемой процедуры имеется онтологическое основание. Дело в том, что многие явления, их свойства и другие характеристики могут существовать только в двух видах или формах, противоположных друг другу: А и не-А. Каждая из этих форм зачастую отображается в какой-то одной системе представлений, в одной теории. Исследователь может выбрать в качестве основы для подхода теорию, противоположную изучаемому им явлению или характеристике. Но когда окажется, что этот выбор был неудачным, логика самой предметной области вынудит его обратиться к другой теории. Такой оказывается стратегия поведения ученого в ситуации двойного выбора — выбора между А и не-А.

Переход к противоположному средству совершается не только в отношении парадигм. Эта операция применяется и по отношению к исследуемому объекту: выбирается или противоположная характеристика, сторона объекта, или объект с противоположными свойствами. В других ситуациях выдвигается противоположная идея искомого, выбирается иной отправной пункт исследования — противоположный первоначальному; привлекается противоположный метод исследования и т.п.

Весьма продуктивным может быть применение данной операции к самой проблеме: ей можно дать противоположную постановку и тем самым облегчить путь к решению. При новой постановке предметом исследования становится другая сторона, другой аспект, другая форма явления. Решение проблемы в этой постановке дает результат, противоположный первоначальному искомому. Но именно потому, что он противоположен, можно затем, идя от противного, получить и первоначальное искомое. Так поступил Галилей, решая проблему движения. До него исследователи думали над тем, что заставляет предметы двигаться. Однозначного ответа им найти не удалось. Галилей поставил вопрос по-другому и решил выяснить, почему движущиеся тела останавливаются и при каких условиях это происходит[M1] .

Благодаря такой постановке он понял механику движения и роль в нем инерции и силы[37].

Такой подход можно называть инверсионным, поскольку происходит переворачивание проблемы. Благодаря такой инверсии исследователь оказывается перед новой и неожиданной проблемной ситуацией, в которой меняется местами то, что раньше считалось значимым и незначимым, определяющим и определяемым, существенным и несущественным, первичным и вторичным. Проблема приобретает парадоксальный характер, заключающий в себе большую эвристическую силу. Это видно также из подобного манипулирования с одной из проблем, которое принадлежит немецкому физиологу XIX века В.Т.Прейеру и на которое обратил внимание К.Ясперс: “Более выразительной игрой кажется мне представление Прейера: Мир — это единая огромная жизнь, отбросом и трупом которой является неживое. Объяснять следовало бы не возникновение жизни, а возникновение неживого”[38].

Природа множества явлений требует не последовательного перехода от одного подхода к его антиподу, а одновременного, параллельного использования противоположных подходов. Это такие явления, которые включают в себя противоположности как составные, взаимно дополняющие друг друга компоненты. Их можно назвать антитетичными явлениями. Противоположными в явлении, в классе явлений или в предметной области могут быть те или иные свойства, элементы, факторы, процессы, тенденции и т.д. Каждый подход ориентирован на одну из противоположностей в соответствующей оппозиции. Он формируется в согласии с представлениями об избранной противоположности и направлен на изучение ее особенностей. Функционируя совместно, противоположные подходы образуют кооперативный биполярный подход. Бесконфликтным будет то исследование, которое с самого начала учитывает антитетичность явления и проводится при взаимодействии двух противоположных подходов. Так современная эволюционная теория развивается благодаря взаимодействию макро- и микроэволюционного подхода. На необходимость биполярного подхода к биологической эволюции обращает внимание и Лима-де-Фариа. Он, например, говорит о важности рассмотрения во взаимосвязи таких противоположных факторов биологических процессов, как их независимость от среды и, напротив, их зависимость от нее. “Среда, — пишет этот биолог, — оказывает свое действие в то самое время, когда это действие встречает противодействие — необходимо изучить оба эти эффекта, с тем, чтобы оценить их относительные роли в эволюции”[39]. В отличие от дарвинистов он говорит также о необходимости учета эволюционной теорией не только такого фактора, как борьба за существование (конкуренция), но и фактора сотрудничества. “Животные сотрудничают не меньше, — замечает Лима-де-Фарриа, — чем конкурируют. Краеугольным камнем дарвинистской интерпретации эволюции была борьба за существование, основанная на всеобщей конкуренции. Это допущение базируется не столько на поведении животных, которое в те времена было мало изучено, сколько на викторианских взглядах в эпоху промышленной революции, в которых преобладали представления о конкуренции между людьми. Оно было антропоморфным по своей сути. …Животные сотрудничают по меньшей мере столь же часто, как и конкурируют. В этом еще раз проявляется антитетическая организация жизни…”[40]. Из сути концепции этого ученого вытекает, что биполярный подход к биологической эволюции является наиболее адекватным и необходимым, поскольку “У большинства, если не у всех, биологических процессов имеется антагонистический двойник”[41].

На таком же подходе, но уже по отношению к явлениям всей природы настаивает И.Пригожин. В своих работах по синергетике он формулирует подход, в котором объединяются такие противоположные моменты, как обратимость и необратимость, детерминизм и случайность, динамический и статистический методы, деградация и развитие по восходящей линии, хаос и порядок, организованность и спонтанность. Таким образом, в своем подходе он осуществляет синтез ранее разрозненно использовавшихся понятий, которые к тому же ставились друг к другу в отношение контрадикторной противоположности. “Отличие нового взгляда на мир от традиционного столь глубоко, — подчеркивают Пригожин и Стенгерс, — что … мы можем с полным основанием говорить о новом диалоге человека с природой”[42].Таков огромный положительный результат способности ученых найти и смело применить подход, адекватный изучаемым явлениям, каким бы парадоксальным он поначалу ни казался.

Биполярный подход ориентирует исследователя на то, чтобы он не упускал возможности посмотреть на явление как на компонент некоторой оппозиции, по отношению к которому в этой оппозиции существует явление с противоположными характеристиками — контркомпонент. Этой установке далеко не всегда следуют ученые, и даже если обнаруживается противоположное явление, то порой его считают, к примеру, следствием ошибок или других недостатков поискового процесса. Такие ученые с ущербом для своих исследований жестко стоят на абинарной позиции. Примером этого может служить отношение крупного немецкого химика М.Боденштейна к необычным фактам, открытым группой российских химиков во главе с Н.Н.Семеновым в 1924 году. Эти факты не укладывались в разработанную Боденштейном теорию цепных реакций. В этой теории речь шла о неразветвленных цепных реакциях. Новые же факты были проявлением иного рода реакций — разветвленных, к идее которых позднее пришел Семенов. Боденштейн же, занимая унарную позицию в отношении таких реакций, счел эти факты результатами несовершенных опытов[43] и тем самым упустил возможность открытия реакций противоположного характера.

Биполярный подход имеет несколько более частных разновидностей. В качестве одной из них выступают интегральный и дифференцированный подходы. При интегральном подходе внимание обращается на общие свойства соответствующего класса явлений, при дифференцированном — на специфические особенности элементов данного класса. Первый подход устанавливает тождество, сходство, подобие между этими элементами, второй — различие между ними, специфику каждого из них. Так, к примеру, проходило изучение газов. С помощью дифференцированного подхода изучались особенности отдельных газов, с помощью же интегрального, при абстрагировании от специфики отдельных газов формировалось понятие газа вообще.

Биполярный подход лежит в основе такой познавательной операции, как партикуляризация общего. Суть ее заключается в том, что в некотором общем обнаруживают черты чего-то еще более общего и затем представляют его как частный случай этого более общего. Так, А.Лавуазье смог истолковать газы как временную форму, особое состояние вещества вообще, обусловленное определенными величинами температуры. Как отмечал А.Г.Столетов, Лавуазье первый ясно понял, что газообразность не есть существенное свойство того или иного вещества и что всякое вещество может быть приведено в эту форму действием теплоты[44].

Биполярный подход не охватывает всего содержания явлений. Многие из них помимо полярных характеристик содержат в себе промежуточные свойства, имеют промежуточные формы. Поэтому во множестве случаев уместно применять подход, ориентирующий на более чем две стороны, две характеристики, две формы и т.д. Такой подход можно назвать многосторонним, полипараметральным, полиморфным. Он выражается, в частности, в том, что какая-нибудь проблема одновременно решается с нескольких и притом разных сторон, посредством оперирования с несколькими различными формами какого-либо явления. Формой реализации такого подхода является также изучение разнообразных проявлений какой-либо сущности, свойства, закономерности и т.д. Причем такие проявления могут встретиться в самых разных и притом далеких сегментах соответствующих предметных областей и даже могут казаться не имеющими отношения друг к другу. Только сама проблема наталкивает ученого на мысль о значимости этих разрозненных фактов друг для друга. От исследователя в данном случае требуется достаточно широкий кругозор, знание значительного количества разнообразных фактов из разных сфер. Так к выводу о конечности скорости света (а до этого эта скорость считалась бесконечной) физики пришли на основании знания факта запаздывания спутника Юпитера, а также явления аберрации света. К мысли о соединении теории квантов с моделью атома американский физик Э.Ф.Никольсон шел, опираясь на сведения о спектрах атомов, рождающихся в звездах и являющихся неустойчивыми. Н.Бор осуществил эту операцию, отталкиваясь от факта устойчивости окружающих нас на Земле атомов.

После всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что одним из важнейших методологических правил научного поиска является разноподходность. Такая установка является необходимой в условиях информационной и методологической неопределенности, в которой, как правило, оказывается всякий исследователь, приступающий к решению неординарной проблемы. Эта установка также является гарантией успеха поисковой деятельности. Если это правило по тем или иным причинам не удается реализовать одному ученому, то оно в конечном счете реализуется коллективным интеллектом. Однако знание особенностей реализации этого правила в истории познания помогает каждому ученому более эффективно пользоваться им, делая свою работу более продуктивной. Разноподходность, помогая получить знания о разных сторонах явления или об одной и той же стороне, но в различных ракурсах, предполагает обязательность последующей операции синтеза, объединения частичных результатов в целостный образ, для чего необходим единый объединяющий принцип, или придание гомогенности, когерентности разным отображениям какого-либо одного явления или его стороны. Синтез позволяет скорректировать недостатки результатов разных подходов и в том числе устранить противопоставления, казалось бы, противоречащих друг другу несовместимых явлений, дать им единое объяснение или истолкование. В результате этой операции удается определить роль и значимость каждого из подходов и тем самым прекратить противостояние и борьбу, которые имели место на стадии разобщенного использования разных подходов.

[1] Павлов И.П. Полн. собр. тр. Т. 1. М.; Л. 1940. С. 142.

[2] См.: Фрейд З. Психология бессознательного. М., 1989. С. 358-359.

[3] Декарт Р. Избр. произведения. М., 1950. С. 292.

[4] Дарвин Ч. Сочинения. Т. 3. М., 1939. С. 664.

[5] См.: Вяльцев А.Н. Открытие элементарных частиц. Электрон. Фотоны. М., 1981. С. 17 и след.

[6] См.: Проблема поиска жизни во Вселенной. М., 1986. С. 61.

[7] Дьюи Д. Психология и педагогика мышления. Берлин, 1922. С. 17.

[8] В.И.Вернадский — И.М.Гревсу // Вопр. истории естествознания и техники. 1988. № 3. С. 111-112.

[9] Basic books. Sciences. N.Y., 1978. Vol. 18,№ 7. P. 18.

[10] Пиаже Ж. Избр. психологические труды. М., 1969. С. 116-117.

[11] См.: Шерток Л., Соссюр Р. де. Рождение психоаналитика: от Месмера до Фрейда. М., 1991. С. 60-62.

[12] См.: Хэллем Э. Великие геологические споры. М., 1985. С. 64-66.

[13] См.: Завадский К.М., Колчинский Э.И. Эволюция эволюции. М., 1977. С. 52-56.

[14] Томсон Д. Дух науки. М., 1970. С. 46.

[15] Там же. С. 76-77.

[16] Струве П.Б. Интеллигенция и народное хозяйство // Вопр. философии. 1992. № 12. С. 78.

[17] Вычислительные машины и мышление. М., 1967. С. 298.

[18] Томсон Д. Цит. соч. С. 46.

[19] Лима-де-Фариа А. Эволюция без отбора: автоэволюция формы и функции. М., 1991. С. 8-13, 30, 33-34, 42, 87, 103, 151, 216-217, 230, 301, 363, 365.

[20] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.,1986. С. 42, 47, 107-109.

[21] Пригожин И. От существующего к возникающему. М., 1985. С. 17, 23, 217.

[22] Лима-де-Фариа А. Цит.соч. С. 363.

[23] Там же. С. 10.

[24] См.: Проблема поиска жизни во Вселенной. М., 1986. С. 22.

[25] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. С. 47.

[26] Там же. С. 211.

[27] Тойнби А. Постижение истории. С. 155-164.

[28] Фрейд З. “Я” и “Оно”. Кн. 1. Тбилиси, 1991. С. 352.

[29] Горелик Г.Е. Расширению Вселенной — 20 миллиардов и 66 лет // Вопр. истории естествознания и техники. 1988. № 4. С. 99.

[30] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991. С. 32.

[31] Пригожин И. Мы только начинаем понимать природу // Краткий миг торжества. М., 1989. С. 314.

[32] Лима-де-Фариа А. Цит.соч. С. 12, 36, 43, 68.

[33] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. С. 36.

[34] Там же. С.48.

[35] Пригожин И. От существующего к возникающему. С. 7.

[36] Планк М. Единство физической картины мира. М., 1966. С. 15.

[37] См.: Томсон Д. Дух науки. С. 96.

[38] Ясперс К. Смысл и назначение истории. С. 447.

[39] Лима-де-Фариа. Цит.соч. С. 266.

[40] Там же. С. 342.

[41] Там же. С. 266.

[42] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. С. 50.

[43] См.: Семенов Н.Н. Наука и общество. М., 1981. С. 355-358.

[44] Столетов А.Г. Избр. соч. М.; Л., 1950. С. 370.

[M1]

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь