Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 13.

478

Григорий Богослов

своих лжеумствованиях (Авв. 1,8); или лисица, то есть| хитрая и неверная душа, которая смотря по времени Иг нужде, принимает на себя разные виды, питается мерт-ч выми и смердящими телами, также мелким виноград дом (потому что не достать ей крупного); или друго животное, запрещенное Законом, нечистое для пищи 1 употребления! Ибо слово, устранясь от таковых, хоче быть начертанным на скрижалях твердых и каменныз и притом на обеих сторонах скрижалей, по причин! открытого и сокровенного смысла в Законе, — откры| того, который нужен для многих и пребывающих доля и сокровенного, который внятен для немногих и про стирающихся горе.

Но что со мной сделалось, друзья, свидетели тайны 1 подобные мне любители истины? Я шел с тем, что?' постигнуть Бога; с этой мыслью, отрешившись от вей ства и вещественного, погрузившись, насколько мог, с в себя, восходил я на гору. Но когда простер взор, е;:

увидел сзади Бога (Исх. 33,22,23) и то покрытого Ксл нем (1 Кор. 10,4), то есть воплотившимся ради нас Слс вом. И приникнув нескольо, созерцаю не первое и чи" тое естество, познаваемое Им самим, то есть сам( Троицею; созерцаю не то, что пребывает внутрь первс завесы и закрывается херувимами, но одно крайнее V нам простирающееся. А это, насколько знаю, есть то в личие, или, как называет божественный Давид, то ее" колепие (Пс. 8,2), которое видимо в тварях, Богом и < зданных и управляемых. Ибо все то есть Бог сзади,1 после Бога доставляет нам познание о Нем подобно то» как отражение и изображение солнца в водах показын ет солнце слабым взорам, которые не могут смотреть! него, потому что живость света поражает чувство. Т богословствуй и ты, хотя будешь Моисеем и богом <\ раону, хотя с Павлом взойдешь до третьего неба и' дышишь неизреченные слова (2 Кор. 12,4), хотя стана и их выше, удостоившись ангельского или архангел! кого лика и чина! Ибо все небесное, а иное и пренеб< ное, хотя в сравнении с нами гораздо выше естество»

479

"и [же к Богу, однако же дальше отстоит от Бога и от со-гсршенного Его постижения, нежели насколько выше 11.11 него сложного, низкого и долу тяготеющего состава.

Итак, опять должно обратиться к началу. «Уразуметь 1 и >га трудно, а изречь невозможно», — таклюбомудр-> шовал один из Эллинских богословов' и, думаю, не < ич хитрой мысли, чтоб почитали его постигшим, ска-|.| .ч он: трудно, и чтоб избежать обличения, назвал это | к-11зреченным. Но как я рассуждаю, изречь невозможно, а уразуметь еще более невозможно. Ибо что постиг-11\"1 о разумом, то имеющему не вовсе поврежденный < ] \'х и тупой ум объяснит, может быть, и слово, если не | [ ] 11-чне достаточно, то, по крайней мере, слабо. Но об-п я и, мыслью столь великий предмет совершенно не 11 м(. •ют ни сил, ни средств не только люди оцепеневшие и 11| склоненные долу, но даже весьма возвышенные и •" и < )любивые, равно как и всякое рожденное естество, л • I я которого этот мрак — эта грубая плоть, служит пре-11 я 1 сгвием к пониманию истины. Не знаю, возможно ли > |' 111риродам высшим и духовным, которые, будучи ближе к Богу и озаряясь всецелым светом, может быть видят !• 11 >, если не вполне, то совершеннее и определеннее нас, ч 11ритом, по мере своего чина, одни других больше и м ( 11 ы ие. Но об этом не буду распространяться далее. Что ж< касается нас, то не голъкомир Божий, который пре-»ына' всякогоума иразумения (Флп. 4,7), не только при-I») I < пшенный, по обетованиям (1 Кор. 2,9; Ис. 64,4), для И| >.1 исдных, не могут ни очи видеть, ни уши слышать, ни |и 1,11 л ь представить, но даже едва ли возможно нам и точ-||< к познание твари. Ибо и здесь у тебя одни тени,вчем у»" 1 )яст сказавший: взираю на небеса — делорук Твоих, »<'< >\'иу и звезды (Пс. 8, 4) и постоянный в них закон, И*" ' 1 •( )ворит не как видящий теперь, а как надеющийся (•< |м и'да увидеть. Но в сравнении с тварями гораздо не-М( | тнмее и непостижимее для ума то естество, кото-«" ш .1 те их и от которого они произошли.

ч.ггонвТимее.

^о^, Григорий Богослов ]

Непостижимым же называю не то, что Бог существу- ^н ет, но то, что Он такое. Ибо не тщетна проповедь наша,^Д не суетна вера наша; и не о том преподаем мы учение.^Н Не обращай нашей искренности в повод к безбожию и^Н к клевете, не превозносись над нами, которые сознают-1^И ся в неведении! Весьма большая разность — быть уве-^И ренным в бытии чего-нибудь, и знать, что оно такое. ^В Есть Бог — творческая и содержательная причина все-^И го; в этом наши учителя — и зрение1, и естественный^! закон, — зрение, обращенное к видимому, которое пре- Ц красно утверждено и совершает путь свой, или, скажу Д так, неподвижно движется и несется; естественный за- • кон, от видимого и благоустроенного умозаключающий | о Началовожде его. Ибо Вселенная как могла бы соста- • виться и стоять, если бы не Бог все осуществлял и С0*в держал? Кто видит красиво отделанные гусли, их ПрмВ восходное устройство и расположение, или слыОЯ^Н саму игру на гуслях, тот ничего иного не представляли кроме сделавшего гусли или играющего на них, и ки<Я^И восходит мыслью, хотя, может быть, и не знает его ли9И но. Так и для нас явственна сила творческая, движущая и сохраняющая сотворенное, хотя и не постигается она • мыслью. И тот крайне несмышлен, кто, следуя естс- ] ственным указаниям, не восходит до этого познани»|

сам собой. > | Впрочем, не Бог еще то, что мы представили себе П(Х||

понятием Бога, или чем мы Его изобразили, или ЧОВ описало Его слово. А если кто когда-нибудь и сколькв нибудь обнимал Его умом, то чем это докажет? Кто цощ тигал последнего предела мудрости? Кто удостаивало^ когда-нибудь столь многого дарования? Кто до тог^ открыл уста разумения и привлек Дух (Пс. 118,131) что, при содействии этого Духа, все проницающего 1 знлющего^зжеглубиныБожии (1 Кор. 2,10),постиго1 Бога, и не нужно уже ему простираться далее, потом" что обладает последним из желаемых, к чему стремя"

' Внешний опыт.

Слово 28

481

' я и вся жизнь, и все мысли высокого ума? Но какое по-11ятие о Боге составишь ты, который ставит себя выше иссх философов и богословов и хвалится без меры, если ты вверишься всякому пути умозрения? К чему приве-; [с'г тебя пытливый разум?

Назовешь ли Божество телом? Но как же назовешь 'бесконечным, не имеющим ни пределов, ни очертаний, | [еосязаемым, незримым? Ужели таковы тела? Какая про-| ^вольность! Естество тел не таково. Или Божество — | ело, и вместе не бесконечно, не беспредельно и про-

• I ее, так что Оно ни в чем не имеет преимуществ перед 11.1ми? Какое грубое понятие! Какже Божество досточ-111мо, если Оно имеет очертание? Или как избежит Оно к >г<), чтобы не слагаться из стихий, опять на них не раз-

•|.п\п ься и вовсе не разрушаться? Ибо сложность есть И.1Ч.1ЛО борьбы, борьба — разделения; разделение — | >.| 11 )утения, а разрушение совершенно не свойствен -

• и 11 х )1у и первому естеству. Итак, в Нем нет разделения, »и |.|чс было бы разрушение; нет борьбы, иначе было бы | >.1 деление; нет сложности, иначе была бы борьба. По-

••1 (>м\' Божество не тело, иначе бы в Нем была слож-|к и I II. На этом останавливается слово, восходя от пос-к-дпсго к первому. Притом, Божие свойство — все 111 х) 11 и цать и вес наполнять, по сказанному: небо и земли I не Я ли наполняю, глаголет Господь (Иер. 23, 24), и еще: Дух Господа исполняет вселенную (Прем. Сол. 1, ') - как сохранится, если Бог иное ограничивает Со-гч ч!, а иным Сам ограничивается? Или будет Он прони-ц.1 и> ничем не наполненный мир, и у нас все уничтожится к поруганию Бога, Который сделается телом и \ I |);ггит все, Им сотворенное; или будет Он телом в ч 1 к лс прочих тел, что невозможно; или взойдет как в

•' шряжсние, так и в противоположение с телами; или » мешается с ними, как жидкость, и иное будет делить, ,| ни ым делиться, что нелепее и бессмысленнее Эпи-»>', I" шых атомов; а таким образом распадется у нас учеши о телесности Бога и не будет иметь ни плотности,

1111 I ЧЯЗНОСТИ. (А ' '"[ките творений, т. I

482

Григорий Богослов

483

ЕСЛИ же скажем, что Бог есть тело невещественное, и притом, как думают некоторые, пятое и круговращаю-щееся (пусть будет допущено и невещественное, и пятое, а если угодно, даже бестелесное тело; так как у них слова носятся и составляются произвольно, а у меня теперь спор не об этом), то к какому роду движимых и переносимых будет принадлежать это тело? Не говорю, как оскорбительно предположение, будто бы Сотворивший с сотворенным и Носящий с носимым движутся одинаково, если только они и это предполагают. Но что же опять Его движет? Чем движется все? Чем приводится в движение и то, от чего все движется? А потом, что движет и это самое? — и так далее до бесконечности. Притом, как же Ему не заключаться необходимо в месте, если только есть нечто переносимое?

Но если скажут, что Бог есть иное какое-нибудь тело кроме пятого, хотя, например, ангельское, то откуда из вестно, что ангелы телесны, какие у них тела, и че^ выше ангела будет Бог, Которому служебен ангел? А если тело выше ангельского, то опять введется неисчисли' мый рой тел и такая глубина пустословия, в которой нигде нельзя будет остановиться. Из этого видно, чтс| Бог не есть тело. Да этого не говорил и не допускал ник то из мужей богодухновенных, такое учение не нашег двора. А потому остается предположить, что Бог не те

лесен.

Но если не телесен, то это не изображает и не объем

лет сущности, равно как не объемлют сущности слов;

нерожден, безначален, неизменяем, нетленен, и чт< еще говорится о Боге и о принадлежащем Богу. Ибо Нем — Сущем выражает ли естество и самостоятел! ность то, что Он не имеет начала, не изменяется, ц ограничивается? Напротив, кто имеет истинно ум Б( жий и усовершенствовался в умозрении, тому остаетс еще продолжить свои умствования и исследования постигнуть все бытие. К изображению и изъяснени! того или другого из предметов твоего рассуждения I-достаточно сказать: это тело или это рожденное; напр

1ИИ. если хочешь совершенно и удовлетворительно •' ] | [ )сделить мыслимое, то должен наименовать подлежу .1111,се этих сказуемых (ибо это телесное и рожденное 11 I юнное есть или человек, или вол, или конь). Так и ч; ч сь, изведывающий естество Сущего не остановится, < к.пав, чем Он не есть, а напротив к тому, чем Он не г< 11>. присовокупить и то, что Он есть (тем более, что легче обнять умом что-нибудь одно, нежели отрицать (к к >диночке все); присовокупить, чтоб через исключение того, чем не есть, и через положение того, что есть, N 1 ,и л имое сделалось удобопонятным. А кто, сказав, чем ж есть, умалчивает о том, что есть, тот поступает почт также, как если бы на вопрос: сколько составит дваж-/I).| пять? отвечать: не составит ни двух, ни трех, ни че-П.1рсх, ни пяти, ни двадцати, ни тридцати, короче же Ск:| ить, ни одного из чисел, заключающихся в десятке Ц»| > 1 и десятках, а между тем не сказать: это составит дерн 1ь, то есть не остановить мысли спрашивающего на Самом искомом. Ибо, как всякий ясно видит, гораздо |п ч с и скорее посредством того, что есть, объяснить о 1(><-дмете и то, чем он не есть, нежели исключая то, чем р»п 1с есть, показать, что он есть.

11осколькуже Божество у нас не телесно, то продолах м 1 юсколько свое исследование. Нигде или где-либо «)| < уществует? Ежели нигде, то иной слишком пытли-Ыи спросит, как же может и существовать? Ибо как I» 11, что не существует, нигде нет; так может быть и то, |»< 111 и где, вовсе не существует. А если Бог где-нибудь, |) I к > I -ому уже, что существует, без сомнения Он или в Шрс. или выше мира. Но если в мире, то или в чем-|И< '\ д1>, или повсюду. И если в чем-нибудь, то будет огон и ч I жаться малым чем-нибудь. Если же повсюду, то и.'п ' нежели чем-нибудь, а и иным многим, то есть |)>> • 'дсржимое содержащим, так что весь Бог всем ми-|»м ' '\ дет ограничиваться, и ни одно в Нем место не *| .11 и гея свободным от ограничения. Таковы затрудни я если Бог в мире! И еще вопрос: где Он был преж-, пг.кгли произошел мир? А и это затруднит также

484

Григорий Богослов

( \оио 28

485

немало. Если же Бог выше мира, то ужели нет ничего, что отделяло бы его от мира? Где это нечто высшее мира? Как пред ставить себе превышающее и превышаемое, если нет предела, который бы разделял и разграничивал то и другое? Или обязательно должна быть среда, которой бы ограничивался мир и то, что выше мира! А это что же иное, как не место, которого мы избегали! Не говорю еще о том, что Божество необходимо будет ограничено, если Оно постигнется мыслью. Ибо и понятие есть вид ограничения.

Для чего же я рассуждал об этом, может быть, излиш' нее, нежели сколько нужно слышать народу, и держас! ныне утвердившегося образа речи, в котором отринут благородное и простое, а введено запутанное и загадок ное, чтобы дерево можно было узнать по плодам, то ест по темноте выражений — ту тьму, которая внушает пс добные учения? Не с намерением подать о себе мыслв будто бы говорю необычайное и преизобиленмудрося тью, связуяузлы и изъясняя сокровенное, что составляв ло великое чудо в Данииле (Дан. 5,12), но желая объяся нить то самое, что сказать предполагалось словом мои в самом начале. Что же именно? То, что Божество непс стижимо для человеческой мысли, и мы не можем пре^

ставить Его во всей полноте.

И Оно пребывает непостижимым не по зависти. Иб зависть далека от Божия естества, бесстрастного, ед1 ного благого и господственного, особенно зависть твари, которая для Бога драгоценнее других, потому 41 для Слова что предпочтительнее словесных тваре( Притом и само сотворение наше есть верх благости. также причина этому не собственная честь и слава Топ Кто исполнен (Ис. 1,11), как будто бы непостижимое^ может придать Емудосточтимости и величия. Ибо пр(^ лагать себе путь к первенству тем, чтобы препятстю вать другим до него достигнуть, свойственно одно» софисту, чуждо же не только Богу, но и человеку скол ко-нибудь благонравному. Но ежели есть на это друг причины, то, может быть, знают их наиболее прибт:

I »1 1111 ыс к Богу, презирающие и углубляющиеся умом в I к • I к-следимые судьбы Его, если только найдутся люди, д« I такой степени преуспевшие в добродетели и, по I >-,. 1(;| иному, входящие в исследование бездны (Иов. 58, 1 ()). (Сколько же можем постигать мы, которые не удобо-[•< 1 (с|я (аемое измеряют малыми мерами, это нужно мо-К( • | быть для того, чтоб удобство пртобретения не делано уд обной и потерю приобретенного. Ибо обыкновенно, К:! к с 'груд ом приобретенное всего скорее презираем, по С.1 м ()й возможности приобрести снова. А потому имею-Ви ю ум почитают благодеянием саму трудность получить благодеяние. Может быть, нужно это и для того, >Г11 юы не потерпеть нам одной участи с падшим анге-1< >м, чтобы, прияв в себя всецелый свет, неожесточить »> 11 >рую прозревают немногие и немного.

Но кто озабочен этим, то пусть и любомудрствует, 1 11, и восходит на верх размышления. А нйм,узникам мт'ш, как говорит божественный Иеремия (Пл. Иер. Я). 11ам, покрытым этой грубой плотью, известно то, Г» 1 к;1 к невозможно обогнать свою тень, сколько бы ни Цп ] 111л, потому что она настолько же подается вверх, к м '.чько бывает захвачена, или как зрение не может 1'ч 1 \\ ггься с видимыми предметами без посредства све-||11ч 1:у1,уха, или как породы плавающих в воде не могут и 11.1 я 1с воды, так и находящемуся в теле нет никакой > 1М1 )жности быть в общении с умосозерцаемым без » ] н-дства чего-либо телесного. Ибо всегда привзой-1' 11 о -1 шбудь наше, сколько бы ни усиливался ум при-И1И 11>ся к сродному и невидимому, как можно более

486

Григорий Богослов!

отрешаясь от видимого и уединяясь сам в себя. И Э1 увидим из следующего. Дух, огонь, свет, любовь, :муа рость, ум, слово и подобное этому — не наименована ли первого естества? И что ж? представляешь ли ты се( или дух без движения и разлияния, или огонь не в » ществе, без движения вверх, без свойственного емуцв та и очертания, или свет не в смешении с воздухом, 01 дельно от того, что его как бы рождает, то есть чт светит? А каким представляешь ум? не пребывающг ли в чем-то другом? И мысли, покоящиеся или обнар живающиеся, по твоему мнению, не движение ли? Ире ставляешь ли какое слово кроме безмолвствующего^) нас или изливаемого (помедлю говорить, исчезающд го)? Да и мудрость, в твоем понятии, что кроме навы^1 рассуждать о предметах Божественных или человече^ ких? А также правда и любовь — не похвальные ли ра< положения, которые противоборствуют — одно непра| де, а другое ненависти, и как сами бывают напряженна и слабее, возникают и прекращаются, так подобными нас делают и изменяют, производя в нас то же, что кра ки в телах? Или надобно рассматривать Божеств сколько возможно, Само в Себе, отступившись от эп образов и собрав из них какое-то единственное пре, ставление? Но что ж это за построение ума, которое 1 этих образов собрано, и не то, что они? Или как единс по естеству своему не сложное и неизобразимое, бут заключать в себе все эти образы, и каждый совершс но? Так трудно уму нашему выйти из круга телесное" доколе он, при немощи своей, рассматривает то,' превышает его силы!

Поскольку всякая разумная природа, хотя стрем! к Богу и к первопричине, однако же не может пос путь ее, по изъясненному мной; то, истаивая жела» ем, находясь как бы в предсмертных муках и не тер этих мучений, пускается она в новое плавание, чтоб и обратить взор на видимое и из этого сделать что-» будь богом (по худому, впрочем, расчету, ибо что вг" мое выше и богоподобнее видящего, и притом в ""'

487

и» I к чтоб видящий поклонялся, а видимое принимало В< ж 'Ю1 юние?), или из красоты и благоустройства види-1< )| 11 познать Бога, употребить зрение руководителем к »• ч и 1мому, но в великолепии видимого не потерять из Ид\'1)ога.

< > г .чтого-то стали поклоняться, кто солнцу, кто луне, < I \и южеству звезд, кто самому небу вместе со свети-»м 11, которым дали править в мире и качеством, и кончен твом движения; а кто стихиям: земле, воде, возду-у,' пню, так как они для всего необходимы, и без них : М1 >/кст длиться жизнь человеческая; иные же — что )м\ ис-третилось в ряду видимых вещей, признавая Юн >м псе, представлявшееся для них прекрасным. Не-1> 11' р | >1 с стали поклоняться даже живописным изобра-гпиям и изваяниям, сперва родных, — и это были К >; (11. псз меры предававшиеся горести и чувственнос-N и желавшие памятниками почтить умерших, а по->м и чужих, — и это сделали потомки первых, отда-()|| и, 1С от них временем, сделали потому, что они не I.».'! 111 к-рвого естества, и чествование, дошедшее до них »| Ч ч-данию, стало как бы законным и необходимым, и/1.1 < >бычай, утвержденный временем, обратился в |>м и I 11о думаю, что иные, желая угодить властителям, им 1. ] и ить силу, изъявить удивление красоте, чтимого

•к сделали со временем богом, а в содействии

• п 1.111,(-'11ию присоединялась какая-нибудь басня. Те же 11111 \, которые были более преданы страстям, призна-| Гм ч. I м и страсти или как богов стали чествовать гнев, ц1| то, похотливость, пьянство, а не знаю, может и. 11 еще что-нибудь к этому близкое; потому что в 1»м 1 входили (конечно, не доброе и не справедливое) р.шд.п [несобственных грехов. И одних богов оста-1411.1: (смле, других (что одно и благоразумно) скры-111'':( юмлей, а иных (смешной раздел!) возвели на ^' 11| >том, подчинившись своеволию и прихотям ^и и ццсго воображения, нарекли каждому вымыс-И»ч ч к.1 кого-нибудь бога или демона и, воздвигнув ку-|»< 'и м порые приманили к себе своей многоценнос-

488

Григорий Богослов

тью, узаконили чествовать их кровью и туками, а ины^ даже самыми гнусными делами и сумасбродствами Г человекоубийством. Ибо таким богам приличны был* такие и почести! Даже позорили себя и тем, что возда вали Божию славу морским чудовищам, четвероноги» пресмыкающимся, тому, что в этих породах наиболе гнусно и смешно, так что трудно определить, поклоюп шиеся ли достойны большего презрения, или то, че?" поклонялись. Но более вероятно, что презреннее ел жители таких богов, и еще тем в высшей степени, чт будучи по природе разумны и получив Божию благ дать, лучшему предпочли они худшее. И это — одно 1 ухищрений лукавого, который само добро обратил 1 зло, как есть много и других примеров его злотворно ти. Он, чтобы привлечь людей под власть свою, воспол зовался их неверно направленным стремлением на1 ти Бога и, обманув вжелаемом, водя как слепца, ищущее себе пути, рассеял их по разным стремнинам и низр» нул в одну бездну смерти и погибели.

Так было с ними, но наш руководитель разум. И ] скольку мы, хотя также ищем Бога, впрочем не допус ем, чтобы могло что-либо быть без вождя и правите то разум, рассмотрев видимое, обозрев все, что было < начала, не останавливается на этом. Ибо нет основ) ния присваивать владычество тому, что по свидетел ству чувств равночесгно. А поэтому через видимое I дет он к тому, что выше видимого и что дает видима бытие. Ибо чем приведены в устройство небесное и зс ное, заключающееся в воздухе и под водой, лучше) сказать, то, что и этого первоначальное — небо, зем воздух и водное естество? Кто смешал и разделил э Кто содержит во взаимном общении, сродстве и сог сии (хвалю сказавшего это, хотя он и не наш!)? Кто п{ вел это в движение и ведет в непрерывном и беспреп ственном течении? Не художник ли всего, не тот кто во все вложил закон, по которому все движетс управляется? Кто же художник этого? Не тот ли, кто, творил и привел в бытие? Ибо не случаю должно ]

489

111 юывать такую силу. Положим, что бытие от случая; от | -1 > I -о же порядок? Если угодно, и то уступим случаю, кто •|г блюдет и сохраняет те законы, по которым произош-и ' все первоначально? Другой ли кто, или случай? Ко-I г-чно другой, а не случай. Кто же этот другой, кроме 1" 'га? Так от видимого возвел нас к Богу богодарован-111 ,| ц и всем врожденный разум — этот первоначальный и те и всем данный закон!

11овторим же сказанное сначала. Бога, что Он по ес-11 > гпу и сущности, никто из людей никогда не находил 11 к< >11ечно, не найдет. А если и найдет когда-нибудь, то им 1 ь разыскивают и любомудрствуют об этом желаю-11 и ю. Найдет же, как я рассуждаю, когда это богоподоб-) |' '<.• и божественное, то есть наш ум и наше слово, со-(.шнится со сродным себе, когда образ взойдет к 111 -| жообразу, к Которому теперь стремится. И это, как думло, выражается в том весьма любомудром учении, 11' | к< ггорому познаем некогда, насколько сами познаны (I 1\< )р. 13, 12). А что в нынешней жизни достигает до ' II.к есть тонкая струя и как бы малый отблеск великого

( ГС 1.1.

1 1 < )этому, если кто познал Бога, и засвидетельствова-(I •' ' 11 о он познал, то познание это приписывается ему в Т< '^11 тюшении, что, сравнительно с другим, не столько П|" ч кощенным, оказался он причастником большего ["|ч 1.1. И такое превосходство признано совершенным, И« I • I к действительно совершенное, но как измеряемое [к I. I м и ближнего, поэтому Енос начал призывать Гос-»<«• I > 1:(рх Авраам, хотя оправдался верой и принес нео->|-1.] 1111\то жертву — образ великой Жертвы, однако же у .1 п 1дсл не как Бога, но напитал как человека и по-

490

Григорий Богослов

хвален как почтивший, сколько постигал. Иаков видел во сне высокую лестницу и восхождение ангелов, он таинственно помазует столп (может быть, знаменуя помазанный на нас Камень), дает месту, в честь Явившегося на нем, наименование: дом 5одл"мй (Быт. 28,17), борется с Богом как с человеком (действительная ли ' эта борьба у Бога с человеком, или ею означается, мо- | жет быть, приравнение человеческой добродетели к 1 Богу), носит на теле знамения борьбы, показывающие, 1 что сотворенное естество уступило победу, и в награду за благочестие получает изменение в имени, из Иакова < переименован Израилем (подлинно великое и досто-честное имя!); но ни он, ни другой кто из двенадцати колен, которым он был отцом, хотя бы стоял выше самого Иакова, до сих пор не похвалился, что всецело объявил естество Божие или образ Божий. И Илии не ветер сильный, не огонь, не землетрясение, как знаем из истории (3 Цар. 19,12), но небольшая прохлада была знамением Божия присутствия, и только присутствия, а не естества. Какому же Илии? Которого огненная колесница возносит к небу, означая этим в праведнике нечто сверхчеловеческое. Не удивительны ли для тебя — сперва судья Маное, а потом ученик Петр? Но один не выносит лицезрения явившегося ему Бога и говорит;

погибли мы, жена, потому что видели Бога (Суд. 13,22);

чем показывает, что для человека невместимо Божий даже явление, не только естество, а Петр не пускал Т корабль явившегося Христа и отсылал от себя (Лук.' 3—8), хотя был горячее других в познании Христа,;

что наименован блаженным и удостоен важнейши поручений (Матф. 1 б, 16— 19). Что скажем об Исаие, с Иезекииле, зрителе самых великих тайн, и о проч!-Пророках? Один из них видел Господа Саваофа, сиу щего на престоле славы, окруженного, славимого и з;

рываемого шестикрылыми серафимами, видел, как ( самого очищали углем и подготавливали к пророчес (Ис. 6, 1—7). Другой описывает колесницу Божию' херувимов, и над ними престол, и над престолом твер"

491

11 на тверди Явившегося, а также какие-то гласы, движе-11 ия и действия (Иез. 1,2 2 — 2 7), и не умею сказать, было

-' I и это дневное явление, удобосозерцаемое одними свя-| ыми, или ночное нелживое видение, или представле-11 ие владычественного в нас, которым и будущее объем-

-чется, как настоящее, или другой неизъяснимый вид 11 ророчества — сие известно только Богу Пророков и причастников подобных вдохновений. По крайней мере, ни те, о которых у нас слово, ни кто другой после них, не были, по Писанию, в совете' и сущностиТоско-<)а (Иер. 23,18); никто не видел и не поведал естества 1>ожия. Если бы Павел мог выразить, что заключало в ( обе третье небо и шествие к нему (или постепенное |н «схождение, или мгновенное восхищение), то, может | ч .ль, узнали бы мы о Боге несколько больше (если толь-м > этого касалась тайна Павлова восхищения). Но по-I ко шьку это было неизреченно, то и мы почтим молча-н нем, выслушав же самого Павла, который говорит:

' >тчасти познаем и отчасти пророчествуем (1 Кор. I .•), 9). Так и подобно этому сознается тот, кто не невеж-11< / в познании (2 Кор. 11,6), кто угрожает представить /ч жизательство, что говорит в нем Христос (2 Кор. 13, '.) гак сознается великий поборник и учитель истины. /\ I ютому все дольнее знание, как простирающееся не л.|. юе малых подобий истины, ставит он не выше зер-ш.1 и гаданий (1 Кор. 13, 12). А если бы не опасался я и' 'дать иным о себе мысль, что до излишества и без нужды инимаюсь такими исследованиями, то сказал бы, чтоб этом же самом, а не о чем ином может быть ска-1.11 к >: не можете вместить ныне (Иоан. 16, 12), чем I < .то Слово давало понять, что со временем сможем 1 кмгстить и уяснить себе это. И это же самое Иоанн, | Предтеча Слова, великий глас истины, признал невоз-; м. 1^\1ымсамамумиру вместить (Иоан. 21,2 5).

1 11 так, всякая истина и всякое слово для нас недомыс-| Л) 1 м 1.1 и темны. Мы как бы строим огромные здания ма-

11< >- гречески ЕУ итоогщссп, т.е. почти тоже, что в сущности.

492

Григорий Богослов

лым орудием, когда человеческой мудростью ловим видение сущего, когда к предметам мысленным приступаем со своими чувствами или не без чувств, которые заставляют нас кружиться и блуждать, и не можем, неприкосновенным умом касаясь неприкосновенных предметов, подойти насколько-нибудь ближе к истине и запечатлеть в уме чистые его представления. А слово о Боге, чем совершеннее, тем непостижимее, ведет к большему числу возражений и самых трудных решений. Ибо всякое препятствие, и самое маловажное, останавливает и затрудняет ход ума, и не дает ему стремиться вперед, подобно тому как браздами вдруг сдерживают несущихся коней и внезапным их потрясением сворачивают в сторону. Так Соломон, который до избыточности был умудрен более всех, и до него живших и ему современных, получил в дар от Бога широту сердца и полноту созерцания обильнее песка (3 Цар. 4,29), чем более погружается в глубины, тем более чувствует кружения и почти концом мудрости считает найти, насколько она удалилась от него (Еккл. 7,24). А Павел покушается, правда, исследовать, не говорю естество Божие (он знает, что это совершенно невозможно), а только судьбы Божий, но поскольку не находит конца и отдохновения в восхождении, поскольку лю-боведение ума не достигает явно окончательного предела, а всегда остается для него нечто еще не изведан-, ное, то (чудное дело! о, если бы и со мной было то же!) заключает речь изумлением, именует все подобное бо- '• гатствам Божиим и глубиной (Римл. 11,33) и исповедует непостижимость судеб Божиих, выражаясь почти так же, как и Давид, когда он то называет судьбы. Божий' бездной великою (Пс. 35, 7), в которой нельзя достать основания ни мерой, ни чувством, то говорит, чтодивно для него ведение и от состава его, и высоко, нежели на- ' сколько простираются его силы и его объем (Пс. 138,6), I

Оставив все прочее, рассуждает Давид, обращусь к | себе самому, рассмотрю вообще человеческое естество {

и человеческий состав. Что это за смешение в нас? что.

.1

(;лово 28

493

(.1 движение? Как бессмертное соединено со смертным? 1\ ;| к проливаюсь я долу и возношусь горе? Как обращается во мне душа, дает жизнь и сама участвует в страда-1111ях? Как мысль и заключена в пределы, и неопредели-м л, и в нас пребывает, и все обходит в быстроте своего с 1 ремления и течения? Как сообщается и передается со с; к )БОМ, проницает сквозь воздух, входит с самими пред-мстами? Как приобщена к чувству и отрешается от чувств? И еще прежде этого, как в художнической хра-м 1 и ю природы производится и первоначальное наше '' >.чидание и составление, и окончательное образование и усовершение? Какое это пожелание и разделение и 11 ас пищи? Кто нас, не принуждая, привел к первым | к -точникам и средствам жизни? Как тело питается яст-п.|ми, а душа словом? Что за влечение природы, что за и:|:1имная наклонностьу родителей и детей, связующая 11 х любовью? Как виды (тварей) постоянны и не сходят-> я н отличительных признаках? Как, при таком их мно-/|,сстве, особенности неделимых неуловимы? Как одно ) I ю же живое существо вместе смертно и бессмертно, — смертно, потому что прекращается собственная си) жизнь, — и бессмертно, потому что оно рождает дру-11 к-' живые существа? Одно отходит, другое приходит, к. I к в текущей реке, которая не стоит на месте и всегда | к шна.

Много еще можем любомудрствовать о членах и ча-(] я х тела, о взаимной их стройности, тогда как они, по |.| кону и соразмерности природы, сообразно нуждам и д I» красоты, одни сближены, другие отдалены между

•' ""к >й, одни выдались, другие вдались, одни соедине-|и.|, другие разделены, одни объемлют других, другие

•. I м и объемлются; много о звуках и слухе, о том, как зву-». 111 юреносятся от звучных орудий, и слух приемлет их 111', х< )дит с ними во взаимное общение вследствие уда-1" 1111й и напечатлений в посредствующем воздухе; мно-I' 11 >: (рении, которое неизъяснимым образом сообща-< | > я с- видимыми предметами, приходит в движение по

•миому мановению воли и в то же с ним время,—вка-

494

Григорий Богослов

ком отношении и уподобляется оно мысли, потому что с одинаковой быстротой и мысль сходится с предметом мышления, и взор с предметом зрения; много о прочих чувствах, которые служат какими-то, несозерцаемыми для ума, приемниками внешнего; много об успокоении во время сна, о сновидениях, о памяти и воспоминаниях, о рассудке, раздражительности и пожелании, короче говоря, обо всем, что населяет этот малый мир — человека. •

Хочешь ли, перечислю тебе различие других живот-1 ных в отношении к нам и друг к другу, то есть каждого природу, образ рождения и воспитания, местопребывание, нравы и как бы законы общежития. Отчего одни живут стадами, другие по одиночке; одни травоядны, другие плотоядны; одни свирепы, другие кротки; одни привязаны к человеку и около него кормятся, другие неукротимы и любят свободу; одни как бы близки к разумности и способны учиться, другие вовсе бессмысленны и не переимчивы; одни имеют большее число чувств, другие меньшее; одни неподвижны, другие пе-< реходят с одного места на другое, а иные весьма быстры; одни отличаются и величиной и красотой, или чем-' нибудь одним, а другие или весьма малы, или очен» безобразны, или то и другое; одни крепки, другие малс сильны; одни мстительны, другие подозрительны и кс варны, иные неосторожны; одни трудолюбивы и доме строительны, другие совершенно не деятельны беспечны? И еще кроме этого, отчего одни пресмык ются по земле, другие ходят в прямом положении; одь любят сушу, другие сушу и воду; одни чистоплотны, др гие неопрятны; одни живут попарно, другие нет; од^ целомудренны, другие похотливы; одни многоплодн другие не плодовиты; одни долговечны, другие малс вечны? Истощилось бы у меня слово, если бы опис! вать все в подробности.

Рассмотри природу плавающих в воде, котор! скользят и как бы летают по влажной стихии, дыи собственным воздухом, а в нашем воздухе подвергав

('лово 28

495

я той же опасности, какой мы — в воде; рассмотри их 111 )авы, страсти, рождения, величину, красоту привязан-1 к )сть к месту, странствования, сходбища и разлучения, > койства, почти близкие к свойствам животных земных, .1 у иных даже общие, и свойства противоположные как и родах, так и в неделимых.

Рассмотри также стада птиц непевчих и певчих, раз-1 к юбразие в их виде и цвете. Какая причина сладко пения у птиц певчих, и от кого это? Кто дал кузнечику | ювницу на груди? Кто дает птицам эти песни и щебе-| .шья на ветвях деревьев, когда, возбужденные в полдень солнцем, наполняют они звуками леса и сопро-| ч )ждают пением путника? Кто сплетает песнь лебедю, к< )гда распростирает он крылья по воздуху, и ими сви-I >яя, выводит как бы мерный стих? Не буду говорить о и | >11 (ужденных звуках и о том, в чем ухищряется искус-1 то, подражая действительности. Отчего павлин, кич-111 кая мидийская птица, любит так убранство и честь, ' по, заметив подходящего, или, как говорят, с намерением нравиться женскому полу (так как чувствует свою 1-р.)соту), с величавой поступью, вытянув шею и раз-иг р нув крутообразно блестящие золотом и усеянные ч к •; щами перья, выставляет красу свою напоказ люби-н 1ям? Божественное Писание восхваляет мудрость -|.(11 в тканях, говоря: кто далженам ткания мудрость ч. ч! испегцрения хитрость (Иов. 38,36)? Но это есте-> 11 ',енно для животного разумного, которое избыточе-< I пуст мудростью и простирается даже к небесному. 11' >; щвись лучше природной смышлености бессловес-111.1 \, и если можешь, представь на это свои объясне-1111 я Как у птиц гнезда (будут ли это камни, дерева или |»1 ч шли) устроены безопасно и вместе красиво, со всеми удобствами для птенцов? Откуда у пчел и пауков « I' >' 11,ко трудолюбия и искусства? У одних соты сложе-1И1 11.ч шестиугольных чашечек, обращенных одна на ;>1 '\ I ую и укрепленных перегородками, которые в каж-Д1.1 .\ двух чашечках пересекаются под прямым углом. И в» < гго с таким искусством делают пчелы в темных

496

Григорий Богослов

497

ульях, когда их постройки не видимы. А пауки из тонких и почти воздушных нитей, протянутых в разных направлениях, и из веществ неприметных для взора, ткут хитроплетенные ткани, которые бы служили им • честным жилищем и ловили немощных для пищи.. Производил ли что подобное какой Евклид, любомуд-рствующий о несуществующих чертах и трудящийся над доказательствами? У какого Паламида найдешь такие движения и построения войск, хотя и они, как говорят, переняты у журавлей, которые летают стро- • ем и разнообразят свой полет? Производили ли что подобное Фидии, Зевксисы, Полигноты, Парразии, Аглаофоны, умеющие отлично живописать и ваять красоту? Сравнится ли Кносский хор пляшущих, который так прекрасно выработан Дедалом в дар невесте, или Критский неудобовыходимый и, говоря сти" хотворчески, нераспутываемый лабиринт, который по ухищрению искусства, неоднократно возвращаете ся на прежний след? Умалчиваю о сокровищницах 1 сокровищехранителях у муравьев, о запасе пищи, со образном времени, и о том, что еще, как известно, рас сказывают об их путешествиях, предводителях и (

строгом порядке дел.

А если доступны тебе причины этого, и ты познал

сколько в этом разума; то рассмотри различия расте;

ний, до искусственности, примечаемой в листах, п< которой они вместе и всего приятнее для взора, и всег< полезнее для плодов. Рассмотри разнообразие и богат ство самих плодов, особенно же преимущественную красоту наиболее необходимых. Рассмотри силы кор ней, соков, цветов, запахов не только самых приятны^ но и здоровых, привлекательность и качества красок Рассмотри также драгоценность и прозрачность кам ней. Природа, как на общем пиршестве, предложила теб все, и что нужно для тебя, и что служит к твоему удо вольствию, чтоб ты, сверх прочего, из самих благодея ний познал Бога, и из своих потребностей приобре больше сведений о себе самом.

После этого пройди широту и долготу общей всем •ч. ггери — земли, обойди морские заливы, соединяемые , 11 )\та с другом и с сушей, красота лесов, реки, обильные 11И сиссякающие источники не только холодных и год-111 ,| и для питья вод, текущих поверх земли, но и тех, ко-|' >|1ые под землей пробираются по каким-то рассели -I им. и оттого ли, что гонит и отталкивает их крепкий истер, или оттого, что разгорячает сильная борьба и 1 < 'противление, проторгаются понемногу, где только м' тут, и для нашего употребления во многих местах д< нтавляют различных свойств теплые бани —этобез-|ч чмсздное и самосоставное врачевание. Скажи, как и < 11 к\'да это? Что значит эта великая и безыскусственная ч |,. 111 ь ? Здесь все не менее достохвально, станем ли что | >. и сматривать во взаимном отношении, или в отдель-и< ч ги. Отчего стоит земля твердо и неуклонно? Что I к 11лсрживает ее? Какая у нее опора? Ибо разум не находи т 11 а чем бы утверждаться этому, кроме Божией воли. (> I' I его земля то поднята на вершины гор, то осаждена в (>.) | ч 1 и11ы, притом так разнообразно, часто и постепен-|||) меняет свои положения, и тем богаче удовлетворяет Ц.| 11111м нуждам и пленяет нас своим разнообразием? И №1 /г • 'юна ли она для жилищ человеческих, или необи-Г.1СМ.1, поскольку перерезывается хребтами гор или |ш,|м чем отсекается и отходит для иного назначе-»| и везде служит самым ясным доказательством все-и ч \ | [ 1,сства Божия! А в море, если бы не удивляла меня гл ч' 111 на, я стал бы дивиться кротости, как оно и ни-гм 1 к- связано, и стоит в своих пределах. И если бы оно г \; 11 ч и1яло меня кротостью, я стал бы дивиться его ве-и-1111 к-. Поскольку же удивляет тем и другим; то вос-».( но силу, какая видна в том и другом. Что собрало в п'' и< >ды? Что связало их? Отчего море и воздымается | ( | и 1 г в своем месте, как бы стыдясь смежной суши? '|1|1>и принимает в себя все реки, и не прибывает, по > 1 ч ч .ггкули своей величины, или, не знаю, какую еще 1.1 и. 11а это причину? Почему для него — столь ог-(11< 'и стихии, пределом — песок? Что могут на это

498

Григорий Богослов

сказать естествословы, мудрые в пустом, которые действительно меряют море малой чашей, то есть предмет великий — своими понятиями? Не лучше ли мне кратко полюбомудрствовать об этом из Писания, так как это и убедительнее, и вернее длинных рассуждений? Черту провел над поверхностью воды (Иов. 26,10). Вот узы для влажного естества! Но не дивишься ли, не изумляешься ли мыслью, смотря, как оно на малом древе и ветром несет земного пловца, чтобы для его нужд и сообщения были связаны и суша и море, чтоб отдаленно' между собой по природе большими пространствам стекалось в одно для человека? А источников какие пе{ воначальные источники? Разыскивай, человек, есл можешь что исследовать и найти! Кто прорыл реки 1 равнинах и в горах? Кто дал им беспрепятственное 1 чение? Какое чудо противоположностей — и море н< переполняется и реки не останавливаются! Что пита< тельного в водах? Отчего эта разница, что одни раст< ния орошаются сверху, другие получают воду через ко( ни? — Да наслажусь и я несколько словом, рассуждая о

утехах, посылаемых Богом!

Теперь, оставив землю и земное, чтоб слово у мен шло порядком, воспари на крылах мысли в воздух; отт да поведу тебя к небесному, на само небо, выше неба! так далее. Не осмеливается, правда, слово простирать? высоко; но прострется, впрочем, не сверх позволен» го. Кто разлил воздух — это обильное и неоскудеван щее богатство, которым пользуются не по достоинства и случаям, которое не удерживается пределами, разд ется не по возрастам, подобно манне приемлется I сверх нужды, тем и честно, что уделяется всякому в ра ной мере воздух — эту колесницу пернатых тварей, э' седалище ветров, воздух, который благорастворяет вр мена года, одушевляет животных, лучше же сказать, с блюдает душу в теле, воздух, в котором тела и с которь слово, в котором свет и освещаемое, а также и зреш через него протекающее? Рассмотри и то, что далее ту духа? Ибо не соглашусь предоставить воздуху та»

499

'•теть, какая ему приписывается. Где хранилища вет-ш" Где сокровищницы снега? Кто же, по Писанию, /"; '/< \}аеткаппиросы?Изчъегочревавыходитлед(.\\оъ. ^ -;Н. 29)? Кто заключает воду в облаках (Иов. 26,28)? К |' > часть ее остановил на облаках (не чудно ли видеть •к • куч ее вещество, удерживаемое словом!) и другую из-Л1 цист на лицо земли и сеет благовременно и вдолж-|к и1 мере, не оставляя и всей влажной сущности сво-Ги 1Д1 юй и неудержимой (довольно и при Ное бывшего «>ч 11111ения, притом Нелживейший не забывает Своего 1.1 ш- га), и не удерживая ее совершенно (чтобы опять не иметь нам нужды в Илии, прекращающем засуху)? Ска-,1.11 к >: если затворит небо, кто откроет (Иов. 12,14), и у».'/// откроет отверстия небесные (Мал. 3, 10), кто удс[ )жит? Кто стерпит безмерность того и другого, если 11< к 'ылающий дождь не распорядит всего по Своим ме-р.|м и весам? Какое любомудрое учение о молниях и Гр< >мах предложишь мне ты, который гремит с земли, Ц() гя не блещет и малыми искрами истины? Причиной < >1 'о назовешь ли какие испарения, выходящие из зем-111 производящие облака, или какое-нибудь сгущение пдуха, или сжатие и столкновение редчайших обла-1>и, так что сжатие произведетутебя молнию, а растор-»п те — гром? Или назовешь какой-нибудь сжатый и К > I (>м не находящий себе выхода ветер, который, буду-Ц| ( жимаемым, блистает молнией и, вырываясь, ИЗДа-^Т 1|)< )М?

11 о если ты прошел умом воздух и все, что в воздухе, Ш |> I и и ись уже со мной неба и небесного? Но здесь да |);и I г 1 те более вера, нежели разум, если только уразу-|г I и,1 свою немощь, когда рассматривал ближайшее к |ч" II узнал способ узнать то, что выше разума, а не |п .111 >ся вовсе земным и преданным земному, не знаю-|чм цже и этого самого — своего незнания? Кто ок-^1 ш.ц юбо, расставил звезды? Лучше же сказать, что |»ч " САМО небо и звезды? Можешь ли сказать это ты, |л> 'г.гк высокопарный, который не знает и того, что у ' ш >д ногами, не может привести в меру себя само-

500

Григорий Богосло!

501

го, а любопытствует о том, что выше твоей природы, | желал бы объять неизмеримое? Положим, что поста! нуты тобой круги, круговращения, приближения и СУ даления, восхождения звезд и солнца, какие-то части их подразделения и все то, за что превозносишь ты чу ную науку свою, но это не уразумение еще сущего, только наблюдение за каким-то движением, подтверз денное долговременным упражнением, приводящее единству наблюдения многих, а потом придумавши закон и возвеличенное именем науки; так, видоизМ нения Луны стали известными для многих, и зрени принято за начало познания! Но если ты очень знаюи этом и хочешь, чтобы удивлялись тебе по праву екая какая причина такого устройства и движения? Отче Солнце поставлено в знамение целой Вселенной и г ред взором всякого, как вождь сонма, светлостью сво затмевающий прочие звезды более, нежели сколько з меваются они некоторыми из них самих, чему дока тельством служит то, что хотя звезды и сами светят, < нако же Солнце превосходит их светом, и звезды I видимы, как скоро восходят вместе с Солнцем? Оно п| красно, как жених, быстро и велико, как исполин ( моту заимствовать ему похвалы из другого писан! кроме моего (Пс. 18,6); такова его сила, что от кра1 края все объемлет своей теплотой, и ничто не може ощущать его, напротив, все им исполняется, и зрени светом, и телесное естество — теплотой, между тем 1 оно согревает, но не сжигает, по причине своего кр кого благорастворения и стройного движения, для в открыто и всех равно объемлет. Но рассуждал ли ть этой мысли? Солнце в чувственном то же, что Бог в м ленном, сказал один из не наших. Оно просвещает в какБогум, и всего прекраснее в видимом, как Бог в) созерцательном. Но чем первоначально приведено ( нце в движение? Чем непрестанно движется и вращ;

ся оно — неизменное в своем законе, в подлин»

'Опыт.

|« м I ,к ;1с неподвижное, неутомимое, живоносное и, как Ьпр.тсдливо воспевают стихотворцы, живородящее, <пк| >гда не прекращающее ни движении, ни благодеянии с-поих? Как творит оно день на земле и ночь под смлсй? Или не знаю, как надобно выразиться, смотря I» юлнце. Что значит это прибавление и убавление |<с| 1 и ночей, это (употреблю несколько странное вы-вжп 1ие) равенство в неравенстве? Как солнце произ-1>ди г и разделяет времена года, которые чинно при-Ш I ж:| ются и удаляются, и будто в хороводе друг с другом & I х едятся, то расходятся, сходятся по закону любви, Юм )/1ятся по закону благочиния, даже постепенно меж-^о той сливаются и неприметно приближаются, по-<ч к) наступающим дням и ночам, чтобы внезапнос-к> (носи не произвести скорбного ощущения? Но тл и и м Солнце. Познал ли ты естество и видоизмене-|м Луны, меру света ее и пути? И как солнце владыче-иуг I над днем, а она начальствует над ночью? Одна П смелость зверям, другое восстанавливает челове-\ 11.1 дело, что когда наиболее полезно, то возвышаясь, | (к)) (пжлясъ7 Можешьли ты связатьузеяХима ираз-ичтъузыКесиль (Иов. 38,3 \'),какиисчислитьмно-тто звезд и всех их именами назвать (Пс. 146,4), I :и 1.1Ю щий различие каждой звезды и чин еедвиже-•. чтоб мог я поверить тебе, когда по звездам определим 1 ашу судьбу и тварь вооружаешь на Творца?

\Ц 11 > скажем? Остановить ли нам слово здесь — на |К\ I •ис и видимом? Или поскольку Моисеева скиния Ими к )вана в Слове противообразным целого мира, К-11, ( овокупности видимого и невидимого (Евр. 9, \, 11 >. 11 ро никнув за первую завесу и взойдя выше чув-щ 111 < )го, проникнуть нам бо святая — в мысленное и "с» I к >с естество? Но и его, хотя оно и не телесно, не »г м 1ч 1дсть нетелесным образом, почему называет-1«) ()11 юмидухом, или и действительно таково. Ибо (>и I \ я, чтотворитЛмгелшш Своими духов и служили ( моими огонь пылающий (Пс. 1 Об, 4), разве тво-ш.гигг здесь не более как сохранять в подчине-

502

Григорий Богосло!

нии закону, по которому созданы; духом же и огнем ] зывается естество это, частью как мысленное, а част как очистительное, потому что и Первая Сущность при емлет те же наименования. Впрочем, да будет оно у на не телесно, или, сколько можно, близко к тому. Видиц как кружимся в слове, и не можем поступить далее! Ра ве простремся в той мере, в какой знаем, что есть каю то ангелы, Архангелы, Престолы, Господства, Нача. Власти, Светлости, Восхождения, умные Силы или У» природы чистые, беспримесные, непреклонные :

неудобопреклоняемые к злу, непрестанно ликовств щие окрест первой Причины. Эти природы, как вое бы о них иной, или от первой Причины озаряются1 тейшим озарением, или, по мере естества и чина, ю способом приемлют иное озарение; они так вообр;

ли и запечатлели в себе Блого, что сделались втор» ными светами и посредством излияний и передаян первого Света могут просвещать других; они служи ли Божией воли, сильны, как по естественной свои так и по приобретенной ими крепости, все обход всеми везде с готовностью предстают, по усердию к с жению и по легкости естества. Эти умы приняли к дый одну какую-либо часть Вселенной, или пристав ны к одному чему-нибудь в мире, как ведомо это бь все Устроившему и Распределившему, и они все вед;

одному концу, по мановению Зиждителя всяческ песнословят Божие величие, созерцают вечную ел и притом вечно, не для того, чтобы прославился Бог (^ ничего, что можно было бы приложить к Исполнен му, Который и для других есть податель благ), и чтс не переставали получать благодеяния даже первые Боге природы.

И если это воспето по достоинству, то благодаре» Троице и единому в Трех Божеству! А если не достат нее желания, то и в этом случае победило слово :

ибо оно трудилось доказать одно то, что выше ума с ство даже вторичных существ, а не только Перв< Единого, повременю говорить, Превысшего всех.

503

Слово 29

О БОГОСЛОВИИ ТРЕТЬЕ, О БОГЕ СЫНЕ ПЕРВОЕ

»то же сказал бы иной, желая остановить их готов-||<" 1 ъ к слову, их поспешность и преткновения от порт • 1111 юсги во всяком деле, а еще более в учении о Боге. И <' 11 сложить запрет не главное, — это без труда сделает |« я кий, кто захочет, от человека же благочестивого и |ГМ1 к их) требуется, чтоб он заменил запрещаемое соб-р| гп шым рассужденим. Поэтому, в уповании на Свято-^',;' [\'\я, Которого они не чтут и Которому мы поклоня-(м< я, как некоторый благородный и зрелый плод, изведу И.»' нет собственные свои мысли о Божестве, каковы бы Р| 11111 были. Я не молчал и в другое время; но напротив, ^.| ' I <) < )дн6 и имел отважность и присутствие духа. Тем »• 11 •( • с )смелюсь теперь стать за истину, чтоб сомнени-»«. но суду Божию, как написано, не навлечь на себя Г'" 111,'оволения (Авв. 2, 4). Поскольку же речь бывает |« >н к'( )го рода, — ею или подтверждается собственное

К 11' 1111 с, или опровергается мнение противное, то и я, х •; г [ < >жив сперва собственное учение, попытаюсь по-^>м ' ч 1| -ювергнуть учение противников; но в томи дру-;>.м < ' шлюду возможную краткость, чтоб все сказанное Й<" ч к > было обнять одним взором (так как и они, к V 11.111.СИИЮ людей наиболее простых и скудоумных, лишили слово под именем руководства) и чтоб длин->1г I ч -ч и не рассеивали мысль, как воду, которая не за-() ч. | и трубе, но льется и растекается по равнине.

'I | 'и древнейших мнения о Боге: безначалие, много-Г|.| 11 к.' и единоначалие. Два первых были (и пусть ос-I • 11 я') игрой ума сынов Эллинских. Ибо безначалие Ни' '| шдочно, а многоначалие возмутительно; вслед-^»г /кс этого и безначально, и беспорядочно. То идру-1Г г* к-1 к одному концу —к беспорядку, а беспорядок — • 1| 'мнению; потому что беспорядок есть упражнение 1 ч л 11 |снии. Но мы чтим единоначалие; впрочем, не Е/1 и | ч > 11 ачалие, которое определяется единством лица Э>»|п'' гс ли оно в раздор с самим собой, составит мно-

504

Григорий Богосло!

жество), но то, которое составляет равночестнос единства, единодушие воли, тождество движения и на правления к единому Тех, Которые из Единого (что н< возможно в естестве сотворенном), так что Они, хс" различаются по числу, но не разделяются по власт Поэтому Единица, от начала подвигшаяся в двойств< ность, остановилась на троичности. И это у нас — От и Сын, и Святой Дух. Отец — родитель и изводите рождающий и изводящий бесстрастно, вне времен» бестелесно; Сын — рожденное; Дух — изведенное, уи не знаю, как назвал бы это тот, кто отвлекает от вес видимого. Ибо не дерзаем наименовать этого преизл янием благости, как осмелился назвать один из люб мудрых эллинов, который, любомудрствуя о перво» втором Виновнике, ясно выразился: «как чаша лье'1 через края»2. Не дерзаем из опасения, чтоб не вво непроизвольного рождения и как бы естественно! неудержимого исторжения, что всего менее сообра;

с понятиями о Божестве, Посему, не выходя из дам нам пределов, вводим Нерожденного, Рожденного и< Отъ^а Исходящего, как говорит в одном месте Сам Бс~

Слово (Иоан. 15,26).

«Но когда зарождение и исхождение?» — Пре самого когда. Если же надобно выразиться неско7 смелее: тогда же, как и Отец. Но когда Отец? — Нико не было, чтоб не был Отец. А также никогда, не бы чтоб не был Сын, и не был Дух Святой. Еще спроси меня; и опять отвечу тебе. Когда родился Сын? — Ко не родился Отец. Когда исшел Дух? — Когда не ис| Сын, но родился вне времени и неизглаголанно, Я не можем представить себе того, что выше врем< даже желая избегнуть выражений, означающих вр" потому что слова когда, прежде, после, сперва не ис

' По некоторым спискам, как замечает Илия, вместо < «по власти» (хт\ е^отеих), читалось: «по сущности» (^ ойотя). '

2 Плотин. Эннеады. И. кн. 2. гл. 1.

505

'м ют времени, как ни усиливаемся в этом; разве возьмем | к-чность, то есть продолжение, которое простирается | иравне с вечным, а не делится на части и не измеряет-' я 11икаким-либо движением, ни течением солнца, что

• действенно времени.

<-Но если Сын и Дух совечны Отцу; то почему же не |' шсзначальны»? Потому что они от Отца, хотя не после ' ' II (а. Правда, что безначальное вечно; но вечному нет 111 < )бходимости быть безначальным, как скоро возводит-| я к ()тцу, как к началу. Итак, Сын и Дух не безначальны

•'и юсительно к Виновнику Известно же, что Виновни-ь\ 1 к-т необходимости быть первоначальное Тех, для Кого

•'II Виновник; потому что и солнце не первоначальное | |;(."| 'а. И вместе Сын и Дух безначальны, относительно |.'' нрсмени, хотя ты и пугаешь этим людей простодущ-

• 11.1 х. Ибо не под временем Те, от которых время.

• Каким же образом рождение бесстрастно?» — Таким,

• 11. > о и о не телесно. Ибо если телесное рождение стра-111111); то бестелесное — бесстрастно. Но и я спрошу у I спя: каким образом Сын есть Бог, если Он тварь? Ибо ч ш >[ )нмое — не Бог. Не говорю уже, что и в творении, <•' |п оно берется телесно, имеет место страдание, как-1" иремя, желание, образование, забота, надежда, (1.1 'рпь, опасность, неудача, поправка; все это, и еще |И1 ни < )с другое, как всякому известно, бывает при творе-|п п 1 11о дивлюсь, что ты не отваживаешься придумать Ты к 11 х - н ибудь сочетаний, сроков чревоношения, опас-|()" и-'Г1 преждевременного рождения и даже признать > 1.1-ДС-1 те невозможным, если бы Бог рождал иначе, или ЙК1 II с рсчислив образы рождения у птиц на суше и на | >, I ( 11 < >д чинить которому-либо из этих рождений рож-(п 11 к • 1 южеское и невысказанное или, вследствие но-| м » |к >сго предположения, вовсе уничтожить Сына? И 'ц | п \ I (>жешь приметить того, что Кто по плоти имеет »ч 11' 11 юс рождение (ибо где нашел ты по своим нача-»м 1... [ ()родицу деву?), для Того иное и духовное рож-^» 111 • 'I учше же сказать, Кто имеет не такое же бытие, ~ 11 м (("г и отличное рождение.

506

Григорий Богослов

«Какой отец не начинал быть отцом?» — Тот, Кото- | рого бытие не начиналось. А у кого началось бытие, тот начал быть и отцом. Бог Отец не впоследствии стал Отцом, потому что не начинал быть Отцом. Он в собственном смысле Отец; потому что не есть вместе и Сын; равно как и Бог Сын в собственном смысле. — Сын, потому что не есть вместе и Отец. Ибо у нас отцы и сыны не в собственном смысле, но каждый и отец, и сын, и не в большей мере отец, чем сын, и мы происходим не единственно от отца, но от отца, который вместе и сын, а потому и сами делимся, постепенно становимся людьми, но какими не желали бы и рождающие и рождаемые, так что у нас остаются одни отношения,

лишенные действительности.

Но ты говоришь: «Сами слова: родил и родился, что

иное вводят, как не начало рождения?» Что ж, если не скажем: родился, тло-.рожден от начала, чтоб удобнее| было избежать твоих тонких возражений, в которых ты| везде отыскиваешь время? Ужели будешь обвинять насД что перетолковываем сколько-нибудь Писание и исти< ну? Но всякому можно видеть, что в выражениях, выра< жающих время, нередко ставятся времена одно вместа другого, особенно это употребительно в Божественном Писании, и не только в рассуждении времени прошед| шего, или настоящего, но и будущего. Например, сказав но-.зачеммятутся народы (Пс. 2,1), когда еще не мета| лись; и еще: через реку перешли стопами (Пс. 65, 5 д когда уже прошли. Продолжительно было бы перечиа лять все подобные выражения, которые замечены людв

ми трудолюбивыми.

Таково рассмотренное нами их возражение. Какой

же следующее? Не до крайности ли привязчиво и бес стыдно? Они говорят: «Отец, восхотев ли, родил Сын) или не хотя?» Потом оба случая, как представляется И1 завязывают в узел, впрочем не крепкий, но слабый, продолжают: «Если не хотя, то по принуждению. Кто принудивший, и как принужденный — Бог? А если г хотению, то Сын есть сын хотения. Как же Он от Отца

507

11 вместо Отца выдумывают какую-то новую матерь — \< /гение. У рассуждающих таким образом приятно слы-11 кггь одно, а именно, что, отступившись от страдания, [ 1рибегают к воле; но воля уже не страдание. Посмотрим же затем, как твердо их рассуждение. И всего лучше 11.1 перед сойтись с ними, как можно, ближе. Ты, который без затруднения говорит все, что захочется, сам от к.» кого родился отца, от хотящего, или от нехотящего? !• .ели от нехотящего; то ему сделано принуждение. Ка-м )С насилие! И кто ж принудивший его? Верно, не сказке шь, что природа; ибо в природе — быть и целомудренным. А если от хотящего; то за несколько слогов 11 ропал у тебя отец; ты стал сыном хотения, а не отца. 11 о перехожу к Богу и к тварям, и вопрос твой передаю 11.1 суд твоей мудрости. Бог сотворил мир по хотению, 11; I и принужденно? Если принужденно, то и здесь наси-л 11 с и насильственно действующий. А если по хотению, 111 лишены Бога, как прочие твари, так больше всех ты, 11 к )бретатель таких умозаключений, вдающийся в по-Д1 •Гц 1ые мудрования; потому что междутварями и Твор-Ц|) м становится преградой посредствующее хотение. Но ,'(\м ;1 ю, что иное есть хотящий и иное — хотение, иное |>' сдающий и иное — рождение, иное говорящий и иное — слово; если только мы в трезвом уме. Первый о и-движущий, а последнее —род движения. Поэтому |' |. чего хотелось, не от хотения, потому что не всегда < и ; 1\'ет за хотением, и рожденное — не от рождения, и «;п,ипимое — не от произношения, но от хотящего, рож-д.| 1ч 11 (его, говорящего. А что в Боге, то выше и этого все-|<' И 11см хотение рождать есть уже, может быть, само (я '-кдсние, а не что-либо посредствующее; если только щ и ' ч 11С дадим место хотению, а не скажем, что рожде-|и к пыше хотения. Хочешь ли, сделаю применение к | и V ()тцу? —у тебя заимствую такую дерзость. Отец — ' 1 я 11 щи или нехотящий Бог? И как избежать обоюд-1 ч 11 пюего довода! Если хотящий, то когда начал хо-' и,' И с прежде, чем существовать. Ибо прежде ничего •' 11.1 'к). Или в Нем одно хотело, а другое определялось

508

Григорий Богослов

хотением; и потому состоит Он из частей. Не будет ли и Он, по-твоему, плодом хотения? А если не хотящий, что принудило Его быть (Богом)? И как Он — Бог, если ;

принужден, и принужден не к иному чему, а к тому са- )

мому, чтобы быть Богом? ! Спрашиваешь: «Как Сын рожден?» — Но как Он и сотворен, если, по-твоему, сотворен? И здесь затруднение тоже. Скажешь, может быть, что сотворен волей и ело- ] вом. Но ты не все еще сказал, ибо остается договорить одно: откуда воля и слово имеют силу исполнения, потому что человек не так творит. Как же Сын рожден? — Не важно было бы Его рождение, если б оно было удо-бопостижимо и для тебя, который не знает собственного своего рождения, или и постигает в нем нечто, но не многое и такое, что об этом стыдно и говорить, а потом почитает себя всезнающим. Тебе надобно приложить много труда, прежде чем откроешь законы от-, вердения, образования, явления на свет, союз души О] телом, ума с душой, слова с умом, движение, возрастал ние, претворение пищи в плот, чувство, память, припач мятование и прочее, из чего состоишь ты, а также преяй де чем найдешь, что принадлежит обоим — душе и те что разделено между ними, и что они заимствуют др у друга. Ибо в рождении положены основания все» тому, что усовершенствуется впоследствии. Скажи я что это за основания? Но и после этого не любомудр ствуй о рождении Бога, потому что это небезопасно. Иб если знаешь свое рождение; то из этого не следует, чт знаешь и Божие. А если не знаешь своего; то как те<а знать Божие? Ибо сколько Бог неудобопознаваем в срав нении с человеком, столько и горнее рождение непос тижимее твоего рождения. Если же Сын не родился по тому только, что для тебя это непостижимо, то кстат тебе исключить из ряда существ многое, чего ты не гв стигаешь, и притом прежде всего самого Бога. Ибо п[ всей своей дерзости, как ни отважно пускаешься в и лишние исследования, ты не скажешь, что такое Б< Отбрось свои течения, отделения, сечения и что ев

('лово 29

509

11рсдставляешь о нетелесном естестве, как о теле, и тог-д.|, может быть, представишь нечто достойное Божия I к )ждения. Как родился? — Опять с негодованием скажу то же: Божие рождение да почтено будет молчанием! , []\я тебя важно узнать и то, что Сын родился. А как? Не (< л-ласимся, чтоб это разумели и Ангелы, не только ты. Хочешь ли, объясню тебе, как родился? — Как ведают

• то родивший Отец и рожденный Сын. А что кроме это-| (), закрыто облаком и недоступно твоей близорукости.

«Существовавшего ли Сына родил Отец или несу-| цсствовавшего?» — Какое пустословие! Такой вопрос идет ко мне и к тебе, которые, хотя были чем-то, как ' 1 с ний в чреслах АБРАМОВЫХ (Евр. 7,10), однако же ро-;и 1лись, а потому составились некоторым образом из > \ 11 (его и не сущего. Противное этому должно сказать о игр побытном веществе, которое явным образом сотво-I к | к) из не сущего, хотя некоторые и представляют его иг начавшим бытия. Но здесь' рождение сливается с 1ч.11 ием, и оно от начала (1 Иоан. 1, 1). А потому, где н.| Г) дет себе место твой отовсюду обрывистый вопрос? 1 > | [> ли что старее этого от начала, чтоб нам в этом < 1.1 рсйшем положить бытие или небытие Сына? Ибо в < ч ч) их случаях уничтожится у нас от начала; если только, когда спросим и об Отце: из сущих Он или из не » VI I [.их? — и тебе не угрожает опасность согласиться, что чл 11 два Отца, один предсуществовавший, и другой су-цк ( твующий, или Отец терпит одно с Сыном, то есть ( ,|м 113 не сущих, вследствие твоих ребяческих вопроси и ] 1 этих построек из песка, которым не устоять и при Г.ч.и «>м ветре. Ая не принимаю ни того, ни другого2, и Г» иг 'рю, что нелеп вопрос, а не ответ труден. Если же »п ч , но правилам твоей диалектики, кажется необхо-~ 1 м |,] м, во всяком случае одно из двух признавать ис-

П111 мм; то дай место и моему не важному вопросу: в

I'. I к )ждении Бога Сына.

I.. есть, что Сын рожден или как существовавший, или

г 1 \ шествовавший.

510

Григорий Богослов 1

чем время, — во времени иди не во времени? Если времени, то в каком? Что это за время сверх времени, 1 как содержит в себе время? А если не во времени; что з чрезмерная мудрость вводить невременное время? И 1 этом предложении: «я теперь лгу», уступи что-нибуД одно только, то есть признай его или истинным, шп ложным (а того и другого вместе мы не уступим). Щ это невозможно, ибо, по всей необходимости, или лгу" щий скажет правду, или говорящий правду солжет. Чт ж удивительного, как здесь сходятся противоположно сти, так и там обоим положениям быть ложными? А"р ким образом, и мудрое твое окажется глупым. Но реп мне еще один загадочный вопрос. Находился ли ты с;

при себе, когда рождался, находишься ли при себе и 1 перь, или и тогда не находился и теперь не находиц:

ся? Но если находился и находишься, то кто нахо^ щийся и при ком находится? Как один стал тем другим?.. А если не находился и не находишься, то ка отделяешься от самого себя? И какая причина этого раз лучения? Скажешь: глупо и допытываться об одном, на ходится ли он при себе, или нет; так можно говорить! других, а не о себе. Так знай же, что еще глупее доиск" ваться о Рожденном от начала, существовал ли Он, и не существовал до рождения. Ибо так можно говори" вещах, разделенных временем!

Но ты говоришь: «Нерожденное и рожденное не о,в и то же. А если так, то и Сын не одно с Отцом». Нужно ,1 говорить, что по этому умствованию явно отъемлет' божество у Сына или у Отца? Ибо если нерожденно есть сущность Божия, то рожденностьуже не сущно а если последняя есть сущность, то первая — не с ность. Кто оспорит это? Итак, новый богослов, выбщ которое угодно из двух нечестивых положений, ест тебя непременная мысль нечествовать. Потом и я спр шу, в каком смысле взяв нерожденное и рожденное и зываешь их нетождественными? Если в смысле несс данного и созданного, то и я согласен, ибо безначалы' и созидаемое нетождественны по естеству. А если 1

511

ч .1 тешь нетождественными родившего и рожденного, I'' положение несправедливо, потому что они по всей И(| •сходимости тождественны. Само естество родители II его порождения требуют, чтобы порождение по С1 I сству было тождественно с родившим. Или еще так:

и к. | к( ж смысле берешь нерожденное и рожденное? Если (г 'дразумеваешь саму нерожденность и рожденность, 1 < • <' и и не тождественны А если тех, кому принадлежит 11 (• I )| гжденность и рожденность, то почему же им не быть и 1-мсственными? Глупость и мудрость не тождествен-11) .1 м сжду собой, однако же бывают в одном человеке, и <-\'Щ1 юсть ими не делится, но сами они делятся в той же «м 1 ч юсти. Ужели и бессмертие, и непорочность, и не-II 1\кпяемость составляют сущность Божию? Но если т.| к; I •<) в Боге сущностей много, а не одна, или Божество »л' >/кс1 ю из них; потому что не без сложения они в Боге, с» ч 11 только составляют сущности Его. Но этого не наги.1 и. | к )-г сущностью Божиею, потому что оно бывает при-щдлсжностью и других существ. Сущность же Божия с* 11 > го, что единому Богу принадлежит и Ему свойственны II равда, что нерожденность приписывать Единому Ь<' I V не согласились бы те, которые вводят и нерожден-|к к исщество и нерожденную идею (а Манихейская ТП.м.1 да не приближается и к мысли нашей!); впрочем, П\ 1 11. (>на будет принадлежностью одного Бога. Что же ЕШ. кс-шь об Адаме? Не онли один —Божие создание? — |1си ()мнения так. Но он ли один — человек? — Нимало. 11ч' к • му же? Потому что сотворение не единственный "1И к' ю к произведению человека; и рожденное есть так-,«•' и-ловек. Подобно этому не одно нерожденное есть «ч \ | )'гя нерожденность и принадлежит единому Отцу. 1.1111 х )ТИБ, хотя ты и чрезмерный любитель нерожден-1< н 111, допусти, что и Рожденное есть Бог; потому что и [)п> " и-Бога. Крометого, почему называешь сущностью •^ I ю-ю не положение существующего, но отрицание " > \ 111,сствующого? Ибо слово: «нерожденный» показы-п шько, что в Боге нет рождения, а не объясняет, | .«кое Он по естеству, не сказывает, что такое не

512

Григорий Богослов

имеющий рождения. Итак, что же есть сущность Божия? Твоему высокоумию — отвечать на это, потому что тьЯ любопытствуешь о рождении. А для нас велико, еслия узнаем это и впоследствии, когда, по обетованию Не-ложного (Тит. 1,2), рассеется в нас мгла и дебелость. Об этом да помышляют, на это да надеются очистившиеся до такой степени. Мы же осмелимся сказать одно: еслиЯ велико для Отца — ни от кого не происходить, то ДЛЯЯ Сына немаловажное — происходить от такого Отца;

потому что, как произошедший от Безвиновного, участвует Он в славе Безвиновного, но к этому присовокупляется и рождение, которое само по себе велико и досточтимо для умов не вовсе пресмыкающихся по земле и оземленевших.

Но говорят: «Если Сын тождествен с Отцом по сущности, а Отец нерожден; то и Сын будет нерожден». — Это( справедливо, если нерожденность есть сущность БожияД Тогда Сын будет новое смешение — рожденно-нерож-денное. Но ежели эта разность не в самой сущности, то почему ты выдаешь свое умозаключение за твердое? Уже-' ли и ты отец своему отцу, чтоб тебе, будучи тождественным с ним по сущности, ни в чем не отставать от свое отца? Не очевидно ли лучше искать нам, что такое ность Божия (если только найдем), оставляя непе( дящими личные свойства? Еще и так можешь удое риться, что нерожденность и Бог нетождественны. бы они были тождественны, то следовало бы, поск Бог есть Бог некоторых, и нерожденности быть н денностью некоторых, или, поскольку нерожден не есть нерожденность некоторых, и Богу не быть 1 некоторых; потому что о совершенно тождествен говорится подобно. Но нерожденность не есть не] денность некоторых. Ибо чья она? А Бог есть Бог не» рых; потому что Он Бог всех. Следовательно, как же и нерожденности быть тождественными? И еще:

скольку нерожденность и рожденность противопож ны между собой, как обладание и лишение, то необ димо будет ввести и противоположные между с

Слово 29

513

I ущности; а этого никто не допускает. Или еще поскольку обладание первоначальное лишения, а лишением м шчтожается обладание; то сущность Сына, вследствие пюих предположений, не только первоначальное сущ-1 юсти Отца, но даже уничтожается ею.

Какой же есть еще у них неотразимый довод, к кото-]" >му, может быть, прибегнут они в заключение всего? • Ксто Бог не перестал рождать, то рождение несовер-| пенно. И когда Он перестанет? А если перестал; то, без < ()мнения, и начал». — Опять плотские говорят плот-( кое. А я, как не говорю — вечно или не вечно рождается (:1>т, пока не вникну тщательнее в сказанное: прежде I <(. ~сх холмов рождает Меня (Притч. 8,25), так не вижу необходимого следствия в доказательстве. Ибо если 11 моющее прекратиться, по словам их, началось, то не 11 моющее прекратиться, без сомнения, не начиналось. А | к ггому, что скажут о душе или об ангельской природе? Ь.сли они начались, то и прекратятся. А если не прекратятся, то, как видно из их положения, и не начинались. Но они и начались и не прекратятся. Следовательно, не-»11 ра всдливо их положение, что имеющее прекратиться началось.

11аше учение таково: как для коня, вола, человека и для каждой вещи одного рода одно есть понятие, и что ш >д ходит под это понятие, о том оно сказуется в соб-1-1 пен ном смысле, а что не подходит, о том или не ска-ч\'с I \ я, или сказуется несобственно, так одна есть Бо-жия сущность, одно Божие естество, одно Божие нмг] к )вание (хотя имена и различаются вследствие раз-лпчцых некоторых умопредставлений), и что в соб-(| ценном смысле именуется Богом, то действительно г( и, Ьог; а равно, что по естеству есть Бог, то истинно к мп |уется Богом; если только истина состоит у нас не о > 1 мп 1ах, а в вещах. Но они, как бы опасаясь, чтоб не все УАС подвигнуть против истины, когда бывают к тому (1111111 уждены разумом и свидетельствами, исповедуют (,1.111.1 Ьогом,ноБогомпосоименности,тоестьпоучас-Тик' "од ном наименовании,

[^ ( <»4*р.1ННС ^норСНIIИ, Т. 1

514

Григорий Богослов

Когда же возражаем им: а что? ужели Сын не в собственном смысле Бог, подобно тому, как животное на картине не собственно животное? И как Он Бог, если не в собственном смысле Бог? — тогда они отвечают: что ж препятствует, чтоб одни и те же были и соименны, и именовались каждый в собственном смысле? При этом представляют в пример пса, живущего на суше, и пса морского, которые соименны, и именуются каждый псом в собственном смысле. Правда, что между соименными составляет некоторыйрос) как подобное этому, так и иное что-нибудь, если оно, хотя и различно по естеству, впрочем, носит то же имя, и равно в нем участвует. Но там, подводя под одно наименование два естества, не утверждаешь ты, наилучший, чтоб одно было лучше другого, чтоб одно предшествовало, а другое в меньшей мере было тем, чем оно называется. С ними не сопрягается • ничего такого, что делало бы это необходимым. Первый пес не больше, а второй не меньше первого есть пес, то есть и морский пес — живущего на суше, и обратно, жи-' вущий на суше — морского (да и почему, или на каком основании было бы это?); напротив, общее наименовав ние имеют предметы равночестные и различные. НО здесь, с понятием о Боге сопрягая досточтимость и превосходство над всякой сущностью и естеством (что при* надлежит единому Богу и составляет как бы естество Божества), а потом приписав это Отцу и отняв у Сына (через что ставишь Его ниже и уделяешь Ему второсте пенное чествование и поклонение), хотя на словах при даешь Ему Богоподобие, на самом же деле отсекаешь^ Него Божество, и от соименности, заключающей в себ< равенство, со злым умыслом переходишь к соименное ти, которой связываются вещи неравные. А таким обра^ зом, по твоим умозаключениям, человек на картине I человек живой ближе изображают Божество, неже представленные в пример псы. Или уступи Обоим I общение в наименовании, так и равночестность естес хотя и признаешь их различными; тогда уничтожатс тебя псы, которых придумал ты в объяснение нерае

Слово 29

515

(-тва. Да и что пользы в соименности, если разделяемые | обой не будут иметь равночестности? Ибо не в доказа-| сльство равночестности, но в доказательство неравно-' 1 естности прибег ты к соименности и к псам. Можно ли оольше этого изобличить в себе и противоречие с са-м им собой и противление Божеству?

Если же к сказанному нами: Отец больше Сына, как 1 '> I шовник, присовокупив положение, но Виновник по <.•<. теству, выводят они заключение: Отец больше Сына и» естеству, то не знаю, самих ли себя больше обманы-и;1ют они, или тех, к кому обращают слово. Ибо не безусловно все то, что сказуется о чем-нибудь, должно ' > ьгть сказуемым и подлежащего ему, но надобно разли-

• 1 ;пъ о чем говорится, и что. Иначе, что препятствует и мне, сделав такое положение: Отец больше по естеству, 11 потом присовокупив, а что по естеству, то не всегда ос шыпе, и не всегда отец, вывести из этого заключение:

' '< )льшее не всегда больше, или отец не всегда отец. А если угодно, буду рассуждать так: Бог есть сущность, но > \'1 цность не всегда Бог, отсюда сам выведи заключение:

1 )< л- не всегда Бог. Но думаю, что это — ложное умозак-|ц )чение, на учебном языке обыкновенно называемое

•' | < )'гносительного к безусловному. Ибо когда даем им 1 и >| 1ятие о большинстве виновника по естеству, они вводя I понятие о большинстве по естеству. Здесь то же, как < 1 '1п бы мы сказали: известный человек мертв, а они | 11 дали бы наведение просто: человек мертв.

11о как умолчать нам о том, что не меньше предыду-11 и • I ч) стоит быть упомянутым? Они говорят: Отец есть и м'. 11 х )жие по сущности или по действию; и в обоих слу-ч.1 ч \ хотят завязать нас. Если скажем, что имя Божие по < \ 111,1 к )сти; то с этим вместе допустим иносущее Сына;

|| ' ] чму что сущность Божия одна, и ее, как говорят они, 111' | л и( )схитил уже Отец. А если — имя по действию, то , • •• г 1ч 1дно признаем Сына творением, а не рождением.

111'"' 1дс действующий, там непременно и произведение. II •ч '-кет ли сотворенное быть тождественно с Сотво-(чп 11И1М? —скажут они с удивлением. —Весьма бы ува-

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)