Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 3.

тельно. Следует только устранить степень превосход-

ства одного над другим. В самом деле, если более

достойное более предпочтительно, то и достойное пред-

почтительно, и если более полезное более предпочти- 5

телыю, то и полезное предпочтительно. И точно так же

в отношении всего, что сопоставляется таким же обра-

зом. Ибо в некоторых случаях мы сразу утверждаем на

основании сравнения одного с другим, что каждое или

одно из них предпочтительно, например, когда мы

утверждаем, что одно хорошо от природы, а другое не

от природы. Ведь ясно, что- то, что хорошо от природы,

предпочтительно. 10

ГЛАВА ПЯТАЯ

[Распространение топов относительно большего

и меньшего на большее число случаев]

Топам же, касающимся того, что в большей степени,

и того, что больше, следует придать как можно более

общий вид, ибо если их берут таким именно образом,

то они могут быть применены и к большему числу слу-

чаев. Действительно, некоторые из указанных топов

можно сделать более общими, если несколько изменить 15

выражение; например, то, что таково1 от природы, та-

ково в большей мере, чем то, что таково не от природы.

И если что-то одно делает таким-то и таким-то то, что

обладает им или чему оно присуще, а другое не дела-

ет этого, то таким в большей мере будет тб, что делает,

а не то, что не делает этого. Если же и то и другое де-

лает нечто таким-то, то и большей мере таким будет

[то, что делает его таким в большей мере].

Далее, если в сравнении с одним и тем же одно в 20

большей мере таково, а другое — в меньшей и если одно

в сравнении с таковым в большей мере таково, а другое

не [в большей мере], то ясно, что первое [в каждом

случае] в большей мере таково. Далее, [следует судить]

исходя из прибавления, когда прибавленное к одному

и тому же делает целое таковым в большей мере или

когда прибавленное к тому, что таково в меньшей мере,

делает целое таковым в большей мере. Равным образом

исходя из отнятия. А именно, если после отнятия чего- 25

то остаток в меньшей мере таков, то само оно в боль-

шей мере таково. И таковое, в меньшей мере смешивае-

мое с противоположным ему, н большей мере таково.

Например, белее то, что меньше смешивается с черным.

403

Далее, кроме ранее указанных случаев в большей меро

таково то, что в большей мере принимает собственное

определение обсуждаемого предмета. Например, если

определение белого — цвет, рассеивающий зрение, то

30 более белым будет цвет, рассеивающий зрение в большей мере.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

[Применение указанных выше топов

для решения частных проблем]

Если ставится частная, а не общая проблема, то

прежде всего [следует сказать], что к ней применимы

все указанные топы, годные для обоснования или опро-

вергания общих проблем1. Ибо когда мы опровергаем

или обосновываем общее, мы доказываем также част-

53 нос. В самом деле, если нечто присуще всем, то также

и некоторым, а если оно ни одному не присуще, то не

присуще и некоторым2. Однако наиболее подходящие

и общие топы — это те, что касаются противолежащего,

однорядного и словоизменения. Действительно, в рав-

ной мере правдоподобны положения: «Если всякое удо-

вольствие благо, то и всякая печаль зло» и «Если ка-

119ь кое-нибудь одно удовольствие благо, то и какая-нибудь

одна печаль зло» 3. Далее, если некоторое чувство не

есть способность, то и некоторая бесчувственность не

есть неспособность4. И если нечто постигаемое позна-

ваемо, то и некоторое постижение есть познавание.

Далее, если нечто несправедливое — благо, то и нечто

справедливое — зло5. И если нечто справедливо совер-

5 шейное — зло, то и нечто несправедливо совершенное— благо6. И если чего-то доставляющего удовольствие (hedy) следует избегать, то и некоторого удовольствия (hedone) следует избегать. Точно так же если нечто доставляющее удовольствие полезно, то и некоторое удовольствие полезно. Так же обстоит дело и со способным уничтожать, с разного рода возникновением и уничтожением. В самом деле, если нечто способное уничтожать удовольствие или знание — благо, то и некоторое удовольствие и некоторое знание, 10 надо полагать, зло. Равным образом если некоторое уничтожение знания — благо или возникновение знания — некоторое зло, то и некоторое знание будет злом. Например, если забвение постыдных поступков, совершенных кем-то,

404

есть нечто хорошее, или вспоминать их нехорошо, то

знание постыдных поступков, совершенных кем-то,

нечто плохое. И так же обстоит дело в других случаях, 15

ибо все эти случаи правдоподобны в равной мере7.

Далее, можно исходить из большего, меньшего и

того, что в равной мере. А именно, если нечто принад-

лежащее к другому роду [кажется] таким-то в боль-

шей мере, чем указываемое и, однако, ничто из этого

рода не таково, то и указываемое не таково. Например,

если некоторое знание [кажется] в большей мере бла- 20

гом, чем удовольствие, но никакое знание не есть благо,

то и удовольствие не благо. И точно так же можно ис-

ходить из того, что в равной или в меньшей мере. Ибо

исходя из них можно и опровергать и обосновывать,

однако исходя из того, что в равной мере, можно и то

и другое, а из того, что в меньшей мере, можно толь-

ко обосновывать, но опровергать нельзя. В самом деле,

если некоторая способность и некоторое знание [ка-

жутся] в равной мере благом, а некоторая способность

[действительно] благо, то и некоторое знание благо. 25

И если никакая способность не благо, то и никакое

знание не благо. Если же некоторая способность [ка-

жется] благом в меньшей мере, чем знание, а некото-

рая способность [действительно] благо, то и некоторое

знание благо; но если никакая способность не благо, то

не необходимо, чтобы и никакое знание не было бла-

гом. Таким образом, ясно, что исходя из того, что

в меньшей мере, можно только обосновывать. зо

Однако опровергать можно исходя не только из дру-

гого рода, но и из одного и того же рода, если берут то,

что обладает чем-то в наибольшей мере. Например,

если допустить, что некоторое знание — благо, по при

этом доказали бы, что рассудительность не благо, то н

никакое другое знание не будет благом, ибо и то, ко-

торое больше всего считается благом, не есть благо.

Далее, следует исходить из предположения, принимая,

что если нечто присуще или не присуще одному, то оно 35

равным образом присуще или не присуще всем; на при-

мер, если душа человека бессмертна, то и другие души

бессмертны; если же она не бессмертна, то н другие

но бессмертны. Следовательно, если полагают, что не-

что чему-то присуще, то (при омровержении] надо до-

казать, что оно чему-то (принадлсжащему к этому же

роду) не присуще, ибо из предположения следует,что

405

в таком случае оно ни одному не присуще. Если же по-

120а лагают, что нечто чему-то не присуще, то [при опровергании] нужно доказать, что оно чему-то [принадлежащему к этому же роду] присуще, ибо и таким образом следует, что оно всем присуще. Ясно же, что при таком предположении строят общую проблему исходя из частной, ведь требуется, чтобы согласившийся с частным принял общее, после того как признано, что если нечто присуще одному, то опо в равной мере 5 присуще всем.

Если же проблема неопределенна8, то ее можно

опровергнуть одним только способом, например если

утверждают, что удовольствие — благо или не благо, и

сверх этого ничего не уточняют. В самом деле, если

утверждают, что какое-то удовольствие — благо, то,

если намерены опровергнуть обсуждаемое, следует до-

10 казать общее [положение], что никакое удовольствие

не благо9. И равным образом если утверждают, что ка-

кое-то удовольствие не благо, то следует доказать общее

[положение], что всякое удовольствие — благо10. Ведь

другим образом опровергнуть нельзя. Действительно,

если бы мы доказывали, что некоторое удовольствие не

есть благо или есть благо, то обсуждаемое еще не опро-

вергалось бы11. Таким образом, ясно, что опровергать

можно [в таких случаях] одним только способом, а обо-

15 сковывать — двояко. В самом деле, докажем ли мы об-

щее [положение], что всякое удовольствие — благо,

или [частное], что какое-то удовольствие—благо, об-

суждаемое будет доказано. Равным же образом если

должно быть доказано, что какое-то удовольствие не

благо, то, когда мы докажем, что никакое удовольствие

не благо или что какое-то удовольствие не благо, нами

будет доказано тем и другим способом — как общим,

так и частным [положениями], что какое-то удовольст-

20 вне не благо. Если же тезис определенный12 то его

можно опровергнуть двояким способом, например если

полагают, что одному удовольствию присуще быть бла-

гом, а другому не присуще. Ведь обсуждаемое будет

опровергнуто и тогда, когда будет доказано, что всякое

удовольствие — благо, и тогда, когда будет доказано,

что никакое удовольствие не благо. Если же утверж-

дают, что только одно удовольствие — благо, то опро-

вергнуть можно трояким образом. А именно, когда мы

25 докажем, что всякое удовольствие — благо, или что

406

никакое удовольствие не благо, или что больше чем

одно удовольствие — благо, нами будет опровергнуто

обсуждаемое. Если же тезис будет еще более опреде-

ленным, например если утверждают, что из всех добро-

детелей одна только 13 рассудительность есть знание, то

он может быть опровергнут четырьмя способами,

а именно: если будет доказано, что всякая добродетель

есть знание, или что никакая добродетель не есть зна-

ние, или какая-нибудь другая есть знание (например,

справедливость), или что сама рассудительность не зо

есть знание, то обсуждаемое будет опровергнуто.

[При рассмотрении частных проблем] полезно, так

же как и при рассмотрении общих проблем, обращать

внимание на единичное, о котором утверждают, что

нечто ему присуще или не присуще. Далее следует об-

ратить внимание на роды, которые, как раньше было

сказано 14, должны быть разделены на виды до тех пор, 35

пока последние не будут неделимы. Ибо кажется ли

нечто присущим всему или не присущим ничему, нуж-

но требовать, после того как [в доказательстве] приве-

дено много единичных [примеров], чтобы признали об-

щее или сделали возражение, что в таком-то случае

дело обстоит не так. Далее, если привходящее можно

различить по виду и числу, то следует выяснить, не

обстоит ли дело так, что ничего из этого не присуще.

Например, если утверждают, что время не движется 120ь

и не есть движение, то перечисляют, сколько есть ви-

дов движения. И если пи один из них не присущ вре-

мени, то ясно, что оно не движется и не есть движение.

Точно так же мы докажем, что душа не есть число,

разобрав, что всякое число есть нечетное или четное.

Действительно, если душа не есть ни нечетное, ни чет- 5

ное, то ясно, что она не есть число 15.

Таким образом, в отношении привходящего следует

приводить доводы с помощью таких именно топов и

таким именно образом.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

[Топы, касающиеся рода]

После этого следует рассмотреть то, что касаетс

рода и собственного. Они ведь элементы того, что отно-

сится к определениям, хотя те, кто ведет спор, редко

подвергают их самих рассмотрению. Итак, если пола-

15 тают как род нечто существующее, то прежде всего

следует обратить внимание на все сродное с ним, нет

ли чего-то такого, о чем [род] не сказывается, подобно

тому как [это бывает при рассмотрении] привходящего.

Например, если за род для удовольствия принимают

благо, то следует выяснить, нет ли какого-нибудь удо-

вольствия, которое не есть благо. Ибо если это так, то

благо не род для удовольствия. Ведь род сказываетс

20 обо всем, что подчинено одному и тому же виду. Далее,

следует выяснить, не сказывается ли что-то не в сути

вещи, а как привходящее, например белое — как суть

снега, а само собой движимое — как суть души1. Ведь

снег в существе своем не есть белое; поэтому белое не

есть род для снега; и душа в существе своем не есть

само собой движимое, а для нее привходяще то, что она

25 движется, подобно тому, как часто случается живому

существу ходить и бывать идущим. Далее, движимое

означает, по-видимому, не суть [вещи], а нечто дей-

ствующее или претерпевающее. Точно так же и белое,

ибо оно показывает, но то, что есть снег, а какой он

есть. Так что ничего из этого не сказывается в сути

[вещи], род же сказывается в сути [вещи] 2.

30 Больше всего следует здесь обратить внимание на

определение привходящего и выяснить, подходит ли

оно для того, что указано как род, как, например,

в только что указанных [примерах]. В самом деле, ведь

нечто может само себя двигать и не двигать и равным

образом быть белым и не быть белым. Так что каждое

408

из них есть не род, а привходящее, ведь привходящим

мы назвали то, что чему-то может быть присуще и не

присуще. 35

Далее следует выяснить, находятся ли род и вид не

в одном и том же делении 3, а одни есть сущность, а

другой — качество или одни — соотнесенное, а дру-

гой —качество, например снег и лебедь — сущность,

белое же не сущность, а качество, так что белое не

ость род ни для снега, ни для лебедя. Далее, знание

есть соотнесенное, а благое и прекрасное — качества. 121а

Так что благое и прекрасное не роды для знания. Ведь

роды для соотнесенного сами должны быть соотнесен-

ными, как, например, род для двойного. Действительно,

многократное, будучи родом, для двойного, само есть 5

соотнесенное. Вообще говоря, род и вид должны под-

падать под одно и то же деление, ибо если вид есть

сущность, то и род — сущность, и если вид — некоторое

качество, то и род — некоторое качество; например,

если белое есть некоторое качество, то и цвет также.

Равным образом л » других случаях.

Опять же следует выяснить, необходимо ли или воз- 10

можно, чтобы род был прпчастен тому, что полагают

как относящееся к роду. Определение же причастности

таково: принимать понятие того, что допускает при-

частность 4 себе. Таким образом ясно, что виды причаст-

ны родам, роды же не причастны видам, ибо вид при-

нимает понятие рода, род же понятия» вида не

принимает. Таким образом, следует выяснить, прича- 15

стен ли или может ли быть причастным данный род

виду, например если бы указали нечто как род дл

сущего и единого. Ведь тогда следовало бы, что род

причастен виду, так как обо всем существующем ска-

зывается сущее и единое, значит, и их понятие5.

Далее, следует выяснить, не обстоит ли дело так, 20

что данный вид истинен по отношению к чему-то,

а род нет, например когда сущее или познаваемое при-

нимают за род для воображаемого. Действительно,

воображаемое может сказываться о том, что не су-

ществует, ибо многое из того, что не существует, воо-

бражаемо. А что сущее или познаваемое но сказыва-

ется о том, что не существует,— это ясно. Так что пи

сущее, ни познаваемое не есть род для воображаемого.

Ибо о чем сказывается вид, о том должен сказываться 25

и род.

409

Далее, следует выяснить, не обстоит ли дело так,

что то, что полагают как принадлежащее к роду, не

может быть причастным пи одному из его видов, ибо

невозможно, чтобы не причастное пи одному виду было

причастно роду, если только это не относится к видам,

находящимся в первом делении [рода], ведь они при-

30 частны только роду. Так вот, если, например, родом дл

удовольствия полагают движение, то следует выяснить,

не обстоит ли дело так, что удовольствие не есть ни

перемещение, ни превращение, ни один из остальных

принятых видов движения. Ведь ясно, что если оно но

будет причастно ни одному из видов движения, то не

будет причастно и роду, так как необходимо, чтобы

причастное роду было причастно также какому-нибудь

35 из его видов. Так что удовольствие не может быть пи

видом движения, пи одним из единичных движений,

подчиненных тому или другому виду движения, ибо и

единичное причастно роду и виду, например какой-

нибудь отдельный человек причастен [виду] «человек»

и [роду] «живое существо».

121ь Далее, следует выяснить, не простирается ли то, что

полагают как принадлежащее к роду, на большее, чем

род, например воображаемое — на большее, чем сущее,

ведь воображаемое есть и сущее и не-сущее, так что

воображаемое не может быть видом сущего, ведь род

всегда простирается на большее, чем вид6. С другой

стороны, следует выяснить, не простираются ли вид и

5 род па равное [по числу]; например, когда из того,

наличие чего следует из наличия всего, одно полагают

как вид, а другое — как род, например сущее и единое,

ибо из наличия чего бы то ни было следует наличие су-

щего и единого, так что пи одно из них не есть род дл

другого, ибо они простираются на равное [по числу].

И точно так же — когда первое и начало полагают как

подчиненные друг другу. Дело в том, что начало есть

первое, а первое — начало, так что или оба они одно

10 и то же, или ни одно из них не есть род для другого.

Основанием (stoicheion) для всего этого служит то, что

род простирается на большее, чем вид и видовое отли-

чие, ведь и видовое отличие простирается па меньшое,

чем род.

15 Следует также выяснить, не обстоит ли дело так,

что для не отличающихся по виду вещей указанное

[как род] не есть род или кажется, что оно не род.

410

Обосновывающий должен смотреть, чтобы указанное

было родом для какой-нибудь из этих вещей, ибо дл

всех не отличающихся по виду вещей род один и тот же.

Если, следовательно, доказано, что нечто есть род дл

одной из них, то ясно, что оно род для них всех, и если

для одной из них нет, то ни для какой, например если

бы, проводя неделимые линии, утверждали, что нераз- 20

делимое есть род для них; ведь для линий, допускаю-

щих деление, указанное не есть род, хотя они и не раз-

личаются по виду [от неделимых]; дело в том, что все

прямые линии не отличаются друг от друга по виду.

ГЛАВА ВТОРАЯ

[Голы, касающиеся рода (продолжение)]

Следует также выяснить, нет ли для данного вида

какого-нибудь другого рода, который не объем лет дан- 25

ного рода и не подчинен ему, например если родом дл

справедливости полагают знание. Ведь и добродетель

род для справедливости, и ни один из этих родов не

объемлет другого, так что знание не может быть родом

для справедливости. Ибо принято, что когда одни вид

подчинен двум родам, то один из них объемлет другой.

Правда, в некоторых случаях это вызывает сомнение, зо

В самом деле, некоторые считают, что рассудительность

есть и добродетель и знание, хотя ни один из этих ро-

дов не объемлет другого. Однако не все согласны с тем,

что рассудительность есть знание. Если же кто-нибудь

согласен с тем, что сказанное истинно, то необходимо

признать, что роды для одного и того же или подчине-

ны друг другу, или оба подчинены одному и тому же 35

[выше стоящему роду], подобно тому как дело обстоит

с добродетелью и знанием. Ведь и то и другое подчине-

но одному и тому же роду, так как каждое из них озна-

чает обладание чем-то и состояние [ума]. Таким обра-

зом, следует выяснить, не обстоит ли дело так, что ни

одно из них не присуще данному роду. Ибо если ни тот

ни другой не подчинены ни друг другу, ни оба одному 122а

и тому же [выше стоящему роду], то указанное не

есть род.

Следует еще обращать внимание на род данного

рода и всегда — на вышестоящий род: все ли они ска-

зываются о виде, и сказываются ли они в сути его.

Ведь все вышестоящие роды должны сказыватьс

411

о виде в сути его. Стало быть, если где-то есть какая-то

несогласованность, то ясно, что данное не есть род.

С другой стороны, следует выяснить, не причастен ли

род виду — или он сам, или какой-то вышестоящий род,

ибо ничто вышестоящее не причастно нижестоящему.

10 Таким образом, опровергающий должен применять

этот топ так, как было сказано. Что касается обосно-

вывающего, то если соглашаются с тем, что указанное

как род присуще виду, но сомневаются в том, присуще

ли оно именно как род, ему достаточно только дока-

зать, что какой-нибудь из вышестоящих родов сказы-

вается о виде в сути его. В самом деле, если один из

них сказывается [о виде] в сути [его], то и все роды,

стоящие выше и ниже рода его, сказываются в сути

[его], если только они [вообще] сказываются [о нем].

Так что и данное как род сказывается в сути [вида].

А то, что когда один род сказывается [о виде] в сути

[его], тогда и все другие сказываются [о нем] в сути

[его], если только они [вообще] сказываются [о виде],

следует принять при помощи наведения. Если же со-

мневаются в том, вообще ли присуще [виду] данное

20 как род, то недостаточно доказать, что какой-нибудь

из вышестоящих родов сказывается о виде в сути его1.

Например, если кто-нибудь указал, что перемещение

есть род для ходьбы, то для доказательства, что ходьба

есть перемещение, недостаточно доказать, что она есть

движение, потому что существуют другие [роды] дви-

жения; помимо этого нужно еще доказать, что ходьба

25 не причастна ни одному [роду] движения, кроме пере-

мещения, согласно тому же делению. Ибо то, что при-

частно роду, необходимо причастно какому-нибудь

виду, согласно первому делению2. Следовательно3,если

ходьба не причастна ни увеличению, ни уменьшению,

ни другим [родам] движения, то ясно, что она при-

частна перемещению, так что перемещение и будет

30 родом для ходьбы.

Далее, когда полагаемый вид сказывается как род,

следует выяснить, сказывается ли и данный род в сути

тех самых [вещей], о которых сказывается вид, а также

сказываются ли подобным образом и все роды, стоящие

выше этого рода. В самом деле, если где-то есть какая-

то несогласованность, то ясно, что данное не есть род.

35 Ибо если бы оно было родом, то и все роды, стоящие

выше его, и оно само сказывались бы в сути тех вещей,

412

о которых в сути их сказывается и вид. Итак, опровер-

гающему этот топ полезен в том случае, если род не

сказывается в сути тех вещей, о которых сказываетс

и вид, а обосновывающему он полезен в том случае,

если род сказывается в сути их. И тогда оказалось бы, 122ь

что род и вид сказываются об одном и том же в сути

его, так что одно и то же было бы подчинено двум ро-

дам. Стало быть, эти роды необходимо должны быть

подчинены друг другу. Таким образом, если доказы-

вают, что то, что мы хотим обосновывать как род, не

подчинено виду, то ясно, что вид должен быть подчи- 5

нен ему, так что будет доказано, что оно род.

Следует также обратить внимание на то, подходят ли

определения родов к данному виду и к тому, что при-

частно виду. Ведь определения родов необходимо ска-

зываются о виде и о том, что причастно виду. Стало

быть, если где-то есть какая-то несогласованность, 10

ясно, что данное не есть род.

Далее, следует выяснить, не дано ли видовое отли-

чие как род, например когда утверждают, что бессмерт-

ное есть род для бога. На самом же деле бессмертное

есть видовое отличие для живого существа, так как

одни живые существа смертны, другие бессмертны.

Таким образом, здесь налицо несомненная ошибка, ибо

видовое отличие ни для чего не может быть родом. 15

Истинность этого очевидна, ведь ни одно видовое от-

личие не обозначает сути вещи, а скорее обозначает

какое-то качество, как, например, живущее на суше и

двуногое.

Следует также выяснить, но причислили ли видовое

отличие к роду как вид, например когда утверждают,

что нечетное в существе своем есть число4. В действи-

тельности же нечетное есть видовое отличие числа, а

не его вид. Видовое отличие, надо полагать, не причаст- 20

но роду, ибо все, что прнчастно роду, есть или вид, или

единичное, а видовое отличие не есть ни вид, ни еди-

ничное. Таким образом, ясно, что видовое отличие не

причастие роду, так что и нечетное не может быть ви-

дом, оно есть видовое отличие, так как оно не прнчаст-

но роду.

Далее, следует выяснить, не причислили ли род 25

к виду, например когда утверждают, что соприкасание

в существе своем есть непрерывность5, или что сме-

шение в существо своем есть, соединение, или что

413

перемещение, по определению Платона6, есть движение

по отношению к месту. В самом же деле соприкасание не

обязательно есть непрерывность, а как раз наоборот,

непрерывность есть соприкасание. Ведь не все сопри-

касающееся есть непрерывное, но все непрерывное со-

прикасается. Равным образом в остальных случаях;

зо действительно, не всякое смешение есть соединение

(ведь смешение сухих вещей не есть соединение), и не

всякая перемена места есть перемещение. В самом

деле, ходьба не считается перемещением, так как обыч-

но говорят о перемещении, когда речь идет о предметах,

меняющих одно место на другое непроизвольно, как это

бывает у неодушевленных предметов. Ясно же, что

35 в приведенных [примерах] вид простирается на боль-

шее, чем род, а должно быть наоборот.

Далее, следует выяснить, не причислили ли видовое

отличие к виду, например когда утверждают, что бес-

смертное в существе своем есть бог. Ведь тогда ока-

жется, что вид будет простираться на равное [по

числу] иди на большее, чем видовое отличие, между

тем видовое отличие всегда простирается на равное

[по числу] или на большее, чем вид. Далее, следует

123а выяснить, не причислили ли род к видовому отличию

(например, когда утверждают, что цвет в существе

своем есть собирающее или что число в существе

своем есть нечетное), а также не указан ли род как

видовое отличие, ибо можно приводить такой тезис,

как, например, что смешение есть видовое отличие сое-

динения или что перемена места есть видовое отличие

перемещения. Все такие случаи следует рассматривать

5 с помощью тех же самых топов (ибо эти топы имеют

нечто общее между собой). Ведь род должен прости-

раться на большее, чем видовое отличие, и не должен

быть причастным видовому отличию. Если же род ука-

зан так, [как в приведенных примерах], тогда ни то

ни другое из перечисленных [требований] не может

быть исполнено, ибо [и этих примерах] род простира-

ется на меньшее, чем видовое отличие, и причастен

10 видовому отличию.

Опять же если ни одно видовое отличие того, что

принадлежит к одному роду, не сказывается о данном

виде, то и род не будет сказываться о нем; например,

ни нечетное, ни четное не сказываются о душе, так

что и число не сказывается о ней. Далее, [точно так

414

же], если вид первее по природе и вместе с собой

упраздняет род; ведь кажется правильным противо-

положное. Далее, если [вид] отделить от того, что дано 15

как род или как видовое отличие, например душу —

от движения или мнение — от истинного и ложного7,

тогда ни то ни другое из указанного не может быть ни

родом, ни видовым отличием. Ибо кажется правильным,

что род и видовое отличие сопутствуют виду, пока он

существует.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

[Топы, касающиеся рода (окончание)]

Следует также смотреть, не причастпо ли или не 20

может ли быть причастно то, что ставят в род, тому,

что противоположно этому роду, ибо тогда одно и то

же было бы в одно и то же время причастно противо-

положностям, поскольку вид никогда нельзя отделить

от рода, между тем как он оказывается причастным или

может быть причастен тому, что противоположно

[роду]. Далее, следует смотреть, не имеет ли вид нечто

общее с тем, что никак не может быть присуще тому,

что подчинено роду; например, если душа имеет нечто 25

общее с жизнью и ни одно число не может жить, то

душа пе может быть видом числа.

Следует также, пользуясь указанными выше основ-

ными положениями об одноименном1, обратить вни-

мание на то, не одноимепен ли вид с родом, ведь род

и вид соименны.

Так как каждый род имеет больше одного вида, то зо

следует смотреть, не обстоит ли дело так, что для ука-

занного как род не может быть другого вида. В самом

деле, если нет другого вида, то ясно, что указанное

вообще не есть род.

Следует также смотреть, не дано ли как род обозна-

ченное иносказательно, например что умеренность

есть созвучие. Ведь каждый род сказывается о виде

в собственном смысле, созвучие же сказывается об уме- 35

ренности не в собственном, а в переносном смысле, ибо

всякое созвучие относится к звукам.

Далее, следует смотреть, нет ли чего-то противо- 123b

положного виду. Выяснить ото можно многими спосо-

бами. Во-первых, следует выяснить, но находится ли

противоположное виду в том же самом роде, что и вид,

415

если нет ничего противоположного роду. Дело в том,

что если нет ничего противоположного роду, то про-

тивоположности должны находиться в одном и том же

роде2. [Во-вторых], если есть нечто противоположное

5 роду, то следует выяснить, находится ли противопо-

ложное [виду] в противоположном [роде], ибо про-

тивоположное [виду] необходимо должно находитьс

в противоположном [роде], если только есть нечто

противоположное роду. Каждый из этих случаев

становится очевидным при помощи наведения. Далее,

[в-третьих], следует выяснить, не обстоит ли дело

так, что противоположное виду вообще не находитс

ни в каком роде, а само есть род, как, например,

благо. Ибо если оно не находится ни в каком роде,

10 то и противоположное ему не находится ни в каком

роде, а само есть род, подобно тому как дело об-

стоит с благом и злом. Ибо ни то ни другое не нахо-

дится в каком-либо роде, а каждое из них ееть род.

Далее, [в-четвертых], следует выяснить, имеют ли и

род и вид нечто противоположное себе и не обстоит ли

дело так, что между одним [и противоположным ему]

есть нечто промежуточное, а между другим [и тем, что

ему противоположно], нет. Дело в том, что если между

родами есть нечто промежуточное, то и между видами,

15 а если между видами, то и между родами, подобно тому

как обстоит дело с добродетелью и пороком, а также

со справедливостью и несправедливостью. Ведь кажда

пара их имеет нечто промежуточное. (Возможно воз-

ражение па это, что здоровье и болезнь не имеют ни-

чего промежуточного, хотя зло и благо имеют.) Или,

[в-пятых], следует выяснить, имеют ли оба, и вид и

род, нечто среднее, но не одинаковым образом, а у од-

20 ного в смысле отрицания, у другого же как положи-

тельное (hypokeimcnon). Ведь общепринято, что оба

имеют нечто среднее одинаковым образом, как, напри-

мер, дело обстоит с добродетелью и пороком, а также со

справедливостью и несправедливостью. А именно, сред-

нее у той и другой [пары] выражено через отрицание 3.

Далее, [в-шестых], если нет ничего противоположно-

го роду, то следует выяснить, содержится ли в том нее

самом роде не только противоположное [виду], но и

25 среднее. Ибо в том роде, в котором содержатся край-

ности, содержится и среднее, как, например, дело об-

стоит с белым и черным. Действительно, цвет есть род

416

для того и другого и для всех цветов, что посредине.

(Возможно возражение, что недостаточность и чрезмер-

ность принадлежат к одному и тому же роду, ведь н то

и другое принадлежит к злу, а умеренное, будучи сред-

ним между ними, принадлежит не к злу, а к благу4.)

Следует также выяснить, [в-седьмых], не обстоит ли

дело так, что род чему-то противоположен, а вид ни-

чему. Действительно, если род чему-то противополо-

жен, то также и вид, как, например, добродетель про-

тивоположна пороку и справедливость — несправедли-

вости. И при рассмотрении других случаев, надо

полагать, это в равной мере очевидно. (Возражение воз-

можно в отношении здоровья н болезни. Действительно,

вообще-то здоровье противоположно болезни, но какая-

то определенная болезнь, вид болезни, не имеет чего-

то противоположного себе, например лихорадка, воспа-

ление глаз и всякая другая болезнь в отдельности.)

Итак, опровергающий должен рассматривать [та-124а

кие случаи] столькими способами, сколько нами ука-

зано. Ибо если указанные [условия] не имеются, то

ясно, что данное не есть род. Обосновывающий же дол-

жен их рассматривать трояким образом. Во-первых,

принадлежит ли противоположное виду к указанному

роду, когда ничего не противоположно роду. Ибо если

противоположное [виду] принадлежит к этому роду,

то ясно, что к нему принадлежит и обсуждаемый [вид]. 5

Далее, принадлежит ли среднее к указанному роду.

Ведь к тому роду, к которому принадлежит среднее,

принадлежат и крайние. Далее, если роду нечто про-

тивоположно, то следует обратить внимание па то,

принадлежит ли также противоположное [виду] к про-

тивоположному [роду]. Ибо если это так, то ясно, что

и обсуждаемый [вид] принадлежит к обсуждаемому

[роду]

Далее, когда речь идет о подвергаемом словоизмене-10

нию и об однорядном, и опровергающий н обосновы-

вающий должны смотреть, одинаковое ли у них следо-

вание. Ибо то, что присуще или не присуще одному из

них, в то же время присуще или не присуще всем. На-

пример, если справедливость есть какое-то знание (epi-

steme), то и [поступать] справедливо — значит [по-

ступать] со знанием дела (epistemoaos) и справедли-

вый человек есть знающий человек. Если это в одном

из этих случаев не так, то и в остальных но так.

30

35

14 Аристотель, т. 2

417

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

[Топы, касающиеся сходного и соотнесенного,

для установления истинности рода]

15 Далее, следует обратить внимание на вещи, относя-

щиеся между собой сходным образом. Например, при-

ятное так же относится к удовольствию, как полезное

к благу, ибо и в первом и во втором случае одно спо-

собно творить другое. Таким образом, если удовольст-

вие есть в существе своем благо, то и приятное есть

в существе своем полезное. Ведь ясно, что приятное

творило бы благо, поскольку удовольствие есть благо.

Точно так же обстоит дело с возникновением и унич-

тожением. Например, если строить означает делать, то

быть построившим означает быть сделавшим, и если

изучать — значит вспоминать, то быть изучавшим —

значит быть вспомнившим, и если быть прекращае-

мым — значит быть уничтожаемым, то быть прекращен-

ным — значит быть уничтоженным, и прекращение

есть некоторый вид уничтожения. И равным образом

25 обстоит дело с тем, что способно порождать или унич-

тожать, а также со способностями и всякого рода поль-

зованием; и вообще следует и опровергающему и обо-

сновывающему принять во внимание любое сходство

так, как мы говорили относительно возникновения и

уничтожения. В самом деле, если то, что способно

уничтожать, означает то, что способно прекращать, то

быть уничтожаемым — значит быть прекращаемым; и

если способное порождать — значит способное созидать,

то быть порождаемым — значит быть созидаемым, и

порождение есть созидание. И точно так же со способ-

ностями и всякого рода пользованием. Действительно,

если способность есть состояние, то быть способным —

значит быть в состоянии; и если пользование чем-то

есть деятельность, то пользоваться — значит быть дея-

тельным, а быть использованным — быть содеянным.

30 Если же противолежащее виду есть лишенность, то

можно опровергать двояко. Во-первых, когда противо-

лежащее принадлежит к данному роду. Ведь или ли-

шенность вообще не принадлежит к тому же самому

роду, [что и вид], или не принадлежит к последнему

роду. Например, если зрение принадлежит к чувствен-

ному восприятию как последнему роду, то слепота не

есть чувственное восприятие. Во-вторых, когда лишен-

418

ность противолежит и роду и виду, но противолежащее 124b

[виду] не принадлежит к роду, который противолежит

[указанному роду]; тогда и данный [вид] не принадле-

жит к данному [роду]. Стало быть, опровергающему

следует пользоваться [этими топами] так, как только

что сказано, а обосновывающему — одним способом.

Ибо если противолежащий [вид] принадлежит к про-

тиволежащему [роду], то и обсуждаемый [вид] должен

принадлежать [к обсуждаемому роду]; например, если 5

слепота есть отсутствие некоторого чувства (anaisthe-

sia), то зрение есть некоторое чувство (aisthesis).

Далее, отрицания следует рассматривать в обрат-

ном порядке, так, как было сказано относительно при-

входящего'. Например, если приятное в существе своем

благое, то неблагое не есть приятное. Действительно,

если бы дело обстояло не так, то и нечто неблагое было

бы приятным. Однако если благо есть род для прият- 10

ного, то невозможно чему-либо неблагому быть прият-

ным. Ведь о том, о чем род не сказывается, не сказы-

вается и ни один из его видов. Подобным образом сле-

дует рассматривать и обосновывающему. В самом деле,

если неблагое не есть приятное, то приятное есть

благое, так что благо есть род для приятного.

Если же вид есть соотнесенное, то следует выяс- 15

нить, есть ли и род соотнесенное. Ибо если вид принад-

лежит к соотнесенному, то также и род, как, например,

дело обстоит с двойным и многократным, ведь каждое

из них принадлежит к соотнесенному. Однако если род

соотнесенное, то не необходимо, чтобы и вид был соот-

несенным. В самом деле, знание принадлежит к соот-

несенному, но умение читать и писать — нет (или,

может быть, и ранее приведенный [пример] неправиль- 20

яый: ведь и добродетель есть в существе своем пре-

красное и благое, но добродетель принадлежит к соот-

несенному2, благое же и прекрасное не отношения, а

качества).

Далее, следует выяснить, не обстоит ли дело так,

что вид и сам по себе и по своему роду указывается не

в отношении одного и того же. Например, если двойное

означает двойное по отношению к половинному, то и 25

многократное должно означать многократно по отно-

шению к половинному. Если же пет, то многократное

не может быть родом для двойного.

14* 419

Далее, следует выяснить, не обстоит ли дело так,

что по роду своему и по всем родам рода вид указы-

вается не в отношении одного и того же. В самом деле,

30 если двойное есть многократное против половинного, то

скажут, что оно превышает половинное и вообще будет

по всем вышестоящим родам относиться к половинно-

му. (Возможно возражение, что не необходимо, чтобы

вид сам по себе и но роду своему указывался в отно-

шении одного и того же, ведь о знании говорят в от-

ношении познаваемого, а об обладании и состоянии —

не в отношении познаваемого, а в отношении души.)

35 Далее, следует выяснить, требуют ли род и вид оди-

наковых падежей, например требуют ли они «кому»

или «кого» или как-то иначе. Ведь как требует вид, так

и род, подобно тому как дело обстоит с двойным и выше

[его стоящими родами]. Действительно, мы говорим и

двойное [против] чего-то, и многократное [против]

чего-то. И равным образом со знанием. Ибо как оно

125а есть знание чего-то, так и его роды — состояние и обла-

дание. (Возможно возражение, что иногда это не так,

ведь говорят «отличное» [от чего] и «противополож-

ное» чему, а «иное», хоти и есть род для них, требует

не «чему», а говорят: иное, чем то.)

5 Далее, если соотнесенное требует одинаковых па-

дежей, то следует выяснить, требует ли одинаковых

падежей и соотносимое с ним, как, например, дело об-

стоит с двойным и многократным. Ибо о каждом из них

говорится, что оно [двойное или многократное против]

чего-то, а также о соотносимом с ними, а именно, поло-

вина чего-то и малая доля чего-то. И точно так же об-

10 стоит дело со знанием и постижением, а именно: они

знание и постижение чего-то и соотносимое с ними —

одинаково: и познаваемое и постижимое есть познавае-

мое и постижимое чем-то3. Если же у соотносимого

с тем п другим падеж не одинаковый, то ясно, что одно

не есть род для другого.

Далее, следует выяснить, требуют ли вид и род рав-

ного числа [падежей] по отношению к чему-то. Ведь

15 принято, что и тот и другой требуют одинаковых и

равного числа [падежей], как, например, дело обстоит

с дарением и даванием, а именно: говорят о дарении

чего-то и кому-то, и о давании чего-то п кому-то, а да-

вание есть род для дарения, ведь дарение есть дава-

420

ние вещи, не подлежащей возврату. В некоторых же

случаях вид и род не требуют равного числа [паде-

жей]. Так, двойное есть двойное [против] чего-то, пре-

восходящее же — превосходящее что и чем, а боль- 20

шее — чего и чем, ведь все превосходящее и большее

превосходит что-то и чем-то. Так что превосходящее и

большее не роды для двойного, ибо не требуют равного

с видом числа [падежей]. Или быть может, не во всех

случаях правильно, что вид н род требуют равного

числа [падежей]?

Следует также обратить внимание на то, есть ли 25

противолежащее [данному роду] род для противоле-

жащего [данному виду]: например, если для двойного

род — многократное, то для половины — малая доля,

ибо противолежащее [роду] должно быть родом дл

противолежащего [виду]. Итак, если кто-то считает,

например, что знание в существе своем есть чувствен-

ное восприятие, то он должен также считать, что позна-

ваемое в существе своем есть чувственно воспринимае-

мое; но это не так, ибо не все познаваемое воспринима-

ется чувствами, ведь нечто постигаемое умом также 30

есть познаваемое. Так что чувственно воспринимаемое

не есть род для познаваемого. Но если оно не род, то

и чувственное восприятие не род для знания.

А так как из того, что называют соотнесенным, одно

необходимо находится в том или при том, с чем имен-

но оно соотнесено, как, например, состояние, или обла- 35

дание, или соразмерность (ведь все это не может быть

присуще ничему другому, кроме того, с чем оно соот-

несено); другое же не необходимо находится, а может

находиться в том, с чем оно соотнесено (например, если

познаваемое — душа, ведь ничто не мешает, чтобы ду-

ша обладала знанием самой себя, но это не необхо-

димо, ибо возможно, что знание о ней будет находитьс

в другом); иное же просто не может находиться в том,

с чем именно оно соотнесено (например, противополож-

ное — в противоположном, и знание — в познаваемом,

если только познаваемое не оказывается душой или

человеком),— то следует выяснить, не причисляют ли

такое соотнесенное к роду, который не есть соотнесен- 5

ное, например не утверждают ли, что память есть удер-

живание знания. Ведь всякое удерживание — в удер-

живающем или при нем, так что и удерживание знани

должно быть в знании. Следовательно, память должна

421

быть в знании, коль скоро оно есть удерживание зна-

ния. Но это невозможно, ибо всякая память — в душе4.

10 Указанный топ распространяется и на привходящее, ибо

безразлично, утверждают ли, что удерживание есть род

для памяти, или говорят, что оно есть привходящее дл

нее; ведь если память есть каким-либо образом удержи-

вание знания, то тот же самый довод пригоден и дл

этого случая.

ГЛАВА ПЯТАЯ

[Топы для выявления ошибок при указании рода]

15 Далее, следует обратить внимание на то, не относят

ли состояние к деятельности или деятельность к со-

стоянию, подобно тому как говорят, что чувственное

восприятие — это движение посредством тела; ведь

чувственное восприятие есть состояние, а движение —

деятельность. Точно так же — если утверждают, что

память есть состояние, удерживающее постигнутое.

Ведь никакая память не есть состояние, скорее она

деятельность.

20 Совершенно ошибаются и те, кто относит состояние

к связанной с ним способности, например когда утвер-

ждают, что кротость — это воздержание от гнева или

мужество и справедливость — воздержаяие от страха

и корысти. Ведь мужественным и кротким называетс

тот, кто свободен от страстей, а воздержным — тот, кто

имеет страсти, но не управляем ими. Конечно, такого

рода способность сопутствует кротости и мужеству, так

что если возникает страсть, то не побуждаются ею,

а обуздывают ее. Однако не это есть существо мужест-

ва и кротости, а то, что вообще ничего не испытывают

от такого рода страстей.

Иногда полагают как род и то, что каким-то образом

сопутствует [виду], например огорчение — как род дл

25 гнева и мнение — как род для веры. И то и другое, ко-

нечно, каким-то образом сопутствует данным видам, но

ни то ни другое не есть род для них. Действительно,

гневающийся испытывает огорчение, но в нем огор-

чение возникает раньше, ибо не гнев причина огорче-

ния, а огорчение — причина гнева. Так что гнев вообще

не есть огорчение. Точно так же и вера не есть мнение.

30 В самом деле, можно иметь мнение о чем-то и не

верить в это, что невозможно, если вера действительно

422

есть вид мнения. Ведь не может нечто более оставатьс

тем же самым, если оно совершение оставляет сво

вид, подобно тому как не может одно и то же живое

существо то быть человеком, то не быть человеком.

Если же кто-нибудь стал бы утверждать, что имеющий

мнение о чем-то необходимо и верит в это, то мнение и

вера сказывались бы о равном [по числу], так что и

в таком случае мнение не может быть родом [дл

веры], ибо род должен простираться на большее.

Следует также выяснить, находятся ли род и вид

по природе своей в чем-то одном и том же, ведь, в чем

находится вид, в том находится и род; например, в чем

находится белое, в том находится и цвет, и в чем —

умение читать и писать, в том и знание. Итак, если 5

кто-то называет стыд страхом или гнев огорчением, то

отсюда не будет следовать, что вид и род находятся в

одном и том же, ведь стыд находится в разумной части

души, а страх — в страстной, точно так же огорчение —

в вожделеющей части (ведь в ней находится и удоволь-

ствие), а гнев — в страстной, так что страх и огорче- 10

ние не роды, потому что они по природе своей не нахо-

дятся там же, где находятся виды. Равным образом лю-

бовь, если она находится в вожделеющей части души,

не есть никакая воля, ибо всякая воля находится в ра-

зумной части души. Этот топ полезен и при рассмот-

рении привходящего, ибо, в чем находится привходя-

щее, в том находится и то, для чего оно привходящее,

так что если они оказываются не в одном и том же, то 15

ясно, что оно не привходящее для пего.

Далее, следует выяснить, не причастен ли вид ука-

зываемому роду лишь в отношении чего-то, ведь счи-

тают, что род не допускает причастность себе [вида]

лишь в отношении чего-то. В самом деле, человек не

есть живое существо лишь в отношении чего-то, и уме-

ние читать и писать не есть знание лишь в отношении

чего-то. Равным образом и в других случаях. Вот по- 20

чему следует обратить внимание на то, в каких случаях

нечто причастно роду лишь в отношении чего-то, па-

пример если говорят, что живое существо есть в суще-

стве гвоом чувственно воспринимаемое или видимое.

Действительно, в отношении чего-то живое существо

есть чувственно воспринимаемой пли мпдпмоо, а имен-

но: в отношении тела оно чувственно воспринимаемое

или видимое, в отношении же души — нет, так что

423

видимое и чувственно воспринимаемое не могут быть

25 родом для живого существа.

Иногда остаются незамеченными случаи, когда це-

лое причисляется к части, например когда утверждают,

что живое существо есть одушевленное тело. Ведь часть

никоим образом пе сказывается о целом, так что тело

не может быть родом для живого существа, потому что

оно часть живого существа.

30 Следует также обратить внимание на то, не считают

ли способностью или способным то, что достойно по-

рицания, или то, чего следует избегать; например, не

считают ли софистом, или клеветником, или вором

того, кто способен тайно отнимать чужое, [или клеве-

тать, или приводить лжедоводы]. Ибо о каждом из них

говорится, что он таков, не потому, что он способен со-

вершать такого рода действия, ведь и бог и честный

35 человек способны делать нехорошее, однако они не та-

ковы. Дело в том, что о всех плохих людях говорят, что

они таковы, на основании того, что они делают [пло-

хого] по доброй воле1. Кроме того, всякая способность

желательна, ибо даже способность к плохому желатель-

па; поэтому мы и говорим, что п бог, и человек обла-

дают ею, а имей но что они способны делать нехоро

126ь шее. Так что способность не может быть родом дл

чего-либо, что достойно порицания. Иначе нечто до-

стойное порицания было бы желательно, ибо какая-то

способность была бы тогда достойна порицания.

Следует также выяснить, не считают ли нечто само

по себе ценное или желательное способностью, или спо-

собным, или созидающим. Ведь всякая способность и

все способное или все созидающее желательны ради

чего-то другого.

Следует также выяснить, не считают ли нечто, при-

надлежащее к двум или больше родам, принадлежащим

лишь к одному из них. Ведь многое нельзя считать при-

надлежащим только к одному роду, например обман-

щика и клеветника, ибо ни тот, кто намерен, но не

в состоянии делать, пи тот, кто в состоянии, но пе на

30 мерен делать, не есть клеветник или обманщик, а та-

ков ют, кто и намерен, и в состоянии делать. Гак что

клеветника или обманщика следует считать принадле-

жащими не к одному роду, а к двум.

Далее, иногда род выдают за видовое отличие и, на-

оборот, видовое отличие — за род, например изумле-

424

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)