Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 7.

возникают в нем естественным образом? Именно та-

151b ково определение души, если она сущность, способна

овладевать знаниями, ведь она в равной мере подвер-

жена и неведению.

Если нет доводов против всего определения в це-

лом, потому что целое неизвестно, то надо найти до-

5 воды против какой-то части, если она известна и если

кажется, что она дана не надлежащим образом. Ведь

если часть опровергнута, то опровергнуто и все опре-

деление. Неясные определения следует рассматривать

таким образом, чтобы [вместе с отвечающим] «спра-

вить иж и привести их в связь с чем-то ясным, дабы

иметь доводы против них. Ведь отвечающему необхо-

димо в таком случае либо признать принятое вопро-

10 шающим, либо самому объяснить, что же в конце кон-

цов то, что выражено определением. Далее, подобно

тому как в экклесип обычно предлагают на утвержде-

ние [новый] закон и отменяют прежний, если тот,

который -предлагают, лучше, точно так же следует по-

ступать с определениями и самому предлагать другое

определение. Ибо если кажется, что оно лучше и

15 в большей мере выявляет определяемое, то ясно, что

[ранее] положенное будет оспорено, так как для одно-

го и того же нет больше одного определения.

Для всех же определений особенно важно положе-

ние о том, что следует точно определять для себ

обсуждаемое или вновь принимать определение, ука-

занное надлежащим образом. Ибо необходимо, как бы

20 разглядывая образец, усматривать в определении [со-

беседника] упущения и излишне добавленное, чтобы

иметь больше доводов против него.

Итак, о [топах], касающихся определений, сказано

достаточно.

КНИГА СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

[Топы, касающиеся установления тождества]

Следует также смотреть исходя из словоизменения,

из однорядного и из противолежащих друг другу [ве-

щей], тождественно ли нечто чему-то или отлично от

него — тождественно ли в самом прямом из перечи-

сленных выше значений тождественного (тождествен- 30

пым же в самом прямом смысле я назвал1 то, что по

числу одно). В самом деле, если справедливость —

то же, что мужество, то справедливый — то же что

мужественный, и справедливо — то же, что мужест-

венно. То же самое и в отношении противолежаще-

го. А именно если вот эти [вещи], тождественны друг

другу, то противолежащие им [вещи] — в любом из

названных видов противопоставления — также тожде- 35

ственны друг другу. Нет никакой разницы, берут ли

противолежащее одному из тождественного или дру-

гому, поскольку и то и другое одно и то же. С другой

стороны, судить о тождественном следует исходя из

созидающего и уничтожающего, возникновеня и

уничтожения и вообще из находящегося к тому и 152а

другому в одинаковом отношении. У всего, что тож-

дественно без оговорок, тождественны и возникновение

и уничтожение его и то, что создает и уничтожает его

Если же об одной из двух [тождественных вещей]

говорится что-то больше всего, то следует смотреть, не

говорится ли эта и о другой в том же в отношении боль-

ше всего, как, например, Ксенократ доказывает, что

счастливая жизнь и добродетельная жизнь тождест-

венныг так как из всех образов жизни, больше всего

предпочитают добродетельную и счастливую жизнь,

ибо то, что предпочитают больше всего, и наиболь-

шее— одно. То же самое можно сказать и о всем дру-

гом подобном этому. Однако и то и другое, названное

495

наибольшим и больше всего предпочитаемым, долж-

но быть одним по числу, иначе тождественность не

доказана. В самом деле, если самые храбрые из элли-

нов — пелопоннесцы и лакедемоняне, то не обязатель-

но, чтобы пелопоннесцы были тождественны лакедемо-

15 няпам, так как имеется не один по числу пелопонне-

сец и не один лакедемонянин, а необходимо, чтобы

одно было объемлемо другим, так же как лакедемо-

няне пелопоннесцами; иначе окажется, что один из

них лучше других, если только одни не объемлютс

другими. В самом деле, пелопоннесцы необходимо

20 должны быть лучше лакедемонян, если одни не объ-

емлются другими, ибо они лучше всех остальных. Точ-

но так же и лакедемоняне необходимо должны быть

лучше пелопоннесцев, ибо и они лучше всех осталь-

ных. Так что получается, что они лучше друг друга.

Таким образом, ясно, что названное лучшим и наи-

25 большим должно быть одним по числу, если надле-

жит доказать тождественность. Поэтому н Ксенократ

не доказывает [тождественность], ибо жизнь счастли-

вая и жизнь добродетельная не одно по числу2, так

что не обязательно, чтобы они были тождественны

па том основании, что обе более всего предпочитае-

зо мы; одно должно быть подчинено другому.

Далее, следует смотреть, тождественно ли одно

тому, чему тождественно и другое, ибо если оба не

тождественны одному и тому же, то ясно, что они не

тождественны и друг другу 3.

Далее, следует [судить о тождественности двух]

исходя из того, что им сопутствует, и из того, чему они

сами сопутствуют. В самом деле, то, что одному сопут-

ствует, должно сопутствовать и другому, [ему тожде-

35 ственному] 4, и, чему одно из них сопутствует, тому и

другое должно сопутствовать5. Если же здесь есть ка-

кая-то несогласованность, то ясно, что они не тожде-

ственны друг другу6.

Следует также смотреть, не обстоит ли дело так,

что оба принадлежат не к одному роду категорий, а

одно являет собой качество, а другое — количество

или отношение, и, далее, не обстоит ли дело так, что

152ь род у обоих не один и тот же, а у одного, [например],

благо, у другого — зло или у одного — добродетель, а у

другого — знание или же род хотя и один и тот же,

однако не одни и те же видовые отличия сказываютс

496

о том и другом, а об одном говорится, что оно знание

об умозрительном, а о другом — что оно знание о дея-

тельности. И точно так же в других случаях. 5

Далее, следует исходить из большего — не обстоит

ли дело так, что одно допускает большую степень,

а другое нет или оба, правда, допускают, но не в одно

и то же время, как, например, кто больше любит, не

желает большего совокупления, а потому любовь и

желание совокупления не одно и то же.

Точно так же следует исходить из прибавления — 10

не обстоит ли дело так, что прибавление каждого из

двух к одному и тому же не делает целое тождест-

венным7 или при отнятии одного и того же от каждо-

го из них остаток разный8, например если бы сказали,

что двойное половины и многократное половины —

одно и то же. Ведь если отнять от каждого половину,

то остаток у обоих должен был бы быть одним и тем

же, но это не так, ибо двойное и многократное не 15

означают одно и то же.

Следует смотреть не только то, не вытекает ли не-

посредственно из тезиса9 нечто несообразное,10, но и то,

не может ли из предположения возникать несообраз-

ное, точно так, как у тех, кто утверждает, что пустое

и наполненное воздухом — одно и то же. Ведь ясно,

что, когда воздух выходит, пустота не уменьшается, 20

а увеличивается, в то время как наполненного возду-

хом уже нет. Так что если при каком-то предположе-

нии — ложном ли или истинном (это не имеет значе-

ния) — одно опровергается, а другое нет, то они не

одно и то же п.

Вообще говоря, исходя из того, что так или иначе 25

сказывается о том и о другом, и из того, о чем они

сами сказываются, следует смотреть, нет ли где какой-

нибудь несогласованности. Ведь то, что сказываетс

об одном, должно сказываться и о другом, а о чем

сказывается одно, о том должно сказываться и

другое 12.

Далее, так как о тождественном говорится в раз- 30

личных значениях, то следует смотреть, не тождест-

венно ли то и другое и в каком-то ином смысле. Ведь

тождественное по виду или по роду не должно или не

может быть одним и тем же по числу. Мы же рас-

сматриваем, тождественны ли они в этом смысле или

нет.

497

Наконец, следует смотреть, может ли быть одно

без другого. Ведь если может, то они не будут одним

35 и тем же 13.

[Топы, касающиеся установления тождества

при обсуждении определений]

Итак, топов, касающихся тождественного, столько.

Из сказанного также ясно, что все касающиеся тожде-

ственного топы, годные для опровергания, могут быть

применены к определению, как было сказано рань-

ше1. В самом деле, если имя и речь выражают не од-

но и то же, то ясно, что данная речь не будет опре-

делением. Но ни один из топов, годных для обоснова-

ния [тождественности], неприменим к определению.

Ведь для обоснования определения недостаточно до-

казать, что то, что содержится в речи, и то, что содер-

жится в имени,— одно и то же2; определение должно

5 соблюдать все остальные предписания3.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

[Топы, касающиеся построения определений

через умозаключение]

Итак, пытаться оспорить определение следует все-

гда таким именно- образом к с помощью этих [топов].

Если же мы хотим обосновать определение, то преж-

де всего следует знать, что. никто или немногие из

рассуждающих получают определение через умозак-

10 лючення, а все принимают определение за начало,

например те, кто занимается геометрией, учением о

числах или другими подобными учениями. Далее, сле-

дует знать, что, конечно, дело другого исследова-

ния ' — точно объяснить, что такое определение и как

должно определять; но теперь для настоящей цели

достаточно сказать лишь то, что об определении и

сути бытия [вещи] можно получить умозаключение, и

15 если определение есть речь, выражающая суть быти

вещи 2, и единственно лиишь сказываемое в определении

должно сказываться в сути вещи (а в сути вещи

сказываются роды и видовые отличия), то очевидно,

что если в сути вещи сказываются лпшь род и ви-

довое отличие, то содержащая их речь необходимо бу-

498

дет определением, ибо другого определения быть не мо- 20

жет, так как ничто другое не сказывается в сути вещи.

Итак, очевидно., что умозаключение3 об определе-

нии может получиться. А исходя из каких [топов]

следует строить определение,— это разъяснено более

подробно в других сочинениях4, Для данного иссле- 25

дования полезны эти же топы5, А именно, надо обра-

тить внимание на противоположности и на остальные

противолежащие друг другу [вещи] и исследовать

определения в целом и по частям. Ведь если опреде-

ление, противолежащее [данному], есть [определе-

ние] противолежащего, то и указанное необходимо

есть [определение] обсуждаемого. Но так как имеетс

несколько сочетаний противоположностей, из противо- 30

положностей следует брать ту, противоположное опре-

деление которой наиболее очевидно. Итак, определе-

ние в целом надо рассматривать так, как сказано,

части же его — следующим образом. Прежде всего

необходимо убедиться, что данный род указан пра-

вильно. Если же противоположное принадлежит

к противоположному [роду], а обсуждаемое к этому

же [роду] не принадлежит, то ясно, что оно будет

принадлежать к противоположному [роду], так как 35

противоположности необходимо принадлежат к одному

и тому же [роду] пли к родам, противоположным

друг другу. Мы полагам также, что противополож-

ные видовые отличия сказываются о противоположно-

стях так, как о белом и черном, ведь одно рассеивает

зрение, а другое собирает6. Так что если о противопо- 153ь

ложном сказываются противоположные видовые от-

личия, то ясно, что об обсуждаемом [предмете] ска-

зываются указанные [видовые отличия]. Так что

если род и видовые отличия указаны правильно, то

ясно, что указанное будет определением. Или быть

может, не обязательно, чтобы противоположные

друг другу видовые отличия сказывались о противо- 5

положностях, если противоположности не принадле-

жат к одному и тому же роду. Что касается [вещей],

роды которых противоположны друг другу, то ничто

не мешает, чтобы для них было названо одно и то же

видовое отличие, как, например, для справедливости

и несправедливости: ведь первая есть добродетель

души, а вторая — порок души. Так что «души» у того

и другого говорится как видовое отличие, так как су-

499

10 ществуют еще добродетель и порок тела. Во всяком

случае правильно то, что у противоположностей име-

ются или противоположные, или одни и те же видо-

вые отличия. Поэтому если о противоположном ска-

зываются противоположные [видовые отличия], а

о данном нет, то ясно, что указанное [видовое отли-

чие] будет сказываться о нем. Вообще же говоря, так

15 как определение состоит из рода и видовых отличий,

то, если определение противоположного очевидно, оче-

видным будет и определение обсуждаемого [предмета].

В самом деле, так как противоположное принадлежит

к тому же роду или к противоположному ему и рав-

ным образом о противоположностях сказываются или

противоположные видовые отличия, или те же самые,

то ясно, что об обсуждаемом [предмете] должен ска-

зываться либо тот же род, что и о противоположном,

20 тогда видовые отличия суть противоположные — или

все, или же некоторые, а остальные — одни и те же,

либо же, наоборот, видовые отличия — одни и те же,

а роды — противоположные друг другу, либо же оба—

и роды л видовые отличия — противоположные друг

другу7. Ведь невозможно, чтобы и роды и видовые

отличия были тождественными, иначе было бы одно

и то же определение для противоположностей.

25 Далее, надо исходить из словоизменения и одно-

рядного, ибо роды необходимо следуют родам и опре-

деления— определениям; например, если забвение

есть утрата знания, то забывать будет означать утра-

чивать знание и быть уже забытым — быть уже утра-

тившим знание. Если что-нибудь одно из перечислен-

ного признали, то необходимо признать и остальное.

Точно так же, если гибель есть разложение сущности,

то погибать — значит разлагаться сущности и «губи-

тельным образом» означает «разлагающе», или если

гибельное означает разлагающее сущность, то и ги-

бель есть разложение сущности. Точно так же в

остальных случаях, так что если принято что-нибудь1

35 одно, то должно признать н все остальное. ц

Равным образом следует [обосновать определе-

пие] исходя из [вещей], находящихся в одинаковом:

отношении одна к другой. В самом деле, если здоро-

вое содействует здоровью, то и крепкое содействует5

крепости тела и полезное содействует благу. Ведь,

154 каждое из перечисленного находится в одинаковом

500

отношении к своей цели, так что если одно из них

имеет своим определением «содействие цели», то и

для каждого из остальных будет такое определение.

Далее, следует исходить из большего и одинако-

вого столькими способами, сколькими можно обосно- 5

вывать, сопоставляя две [вещи] с двумя [другими].

Например, если одно есть в большей мере определение

другого, чем третье есть определение четвертого, а то,

что в меньшей мере [признается] определением, есть

определение, то определением будет и то, что в боль-

шей мере [признается] определением. И если одно

есть определение другого в той же мере, в какой

третье есть определение четвертого, то если одно есть

определение другого, то и остальное есть определение

остального. Если одно определение сопоставляетс

с двумя [вещами] или два определения — с одной, то

рассмотрение, исходящее из большего, непригодно.

Дело в том, что не может быть одно определение для 10

двух [вещей] или два определения для одной и

той же.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

[Краткое перечисление важнейших топов,

касающихся определения]

Наиболее же удобны те топы, которые только что

приведены, и те, которые исходят из однорядного и из

словоизменения. Вот почему их следует больше всего

усвоить и иметь под рукой, ибо они применимы дл

большинства случаев; а из прочих топов особенно 15

следует усвоить те, что распространяемы на все', ибо

они самые действенные из всех остальных, например

что необходимо обращать внимание на единичное и

исследовать виды — подходит ли к ним определение,

так как вид соименен [с принадлежащими к нему еди-

ничными]. Это, как утверждалось раньше2, полезно

против тех, кто утверждает, что есть идеи. Кроме 20

того, следует смотреть, не названо ли имя иносказа-

тельно и не сказывалось ли что-то о самом себе как

нечто иное. И если еще какой-нибудь топ распростра-

няем на многое и действен, то следует им пользо-

ваться.

501

ГЛАВА ПЯТАЯ

[Сопоставление степеней трудности обосновани

и опровергания определения, собственного,

рода и привходящего]

Из того, что будет сказано после этого, станет

очевидным, что определение труднее обосновывать,

25 чем опровергать. В самом деле, усмотреть определение

и получить путем вопросов такого рода положения не-

легко, например усмотреть, что в данном определении

одно есть род, а другое — видовое отличие и что

в сути [вещи] сказываются род и видовые отличия.

А без них нельзя получить умозаключение об опре-

делении '. Ибо если в сути вещи сказывается еще что-

30то другое, то неясно, есть ли указанное определение

определение вещи, или им будет иное, так как опре-

деление есть речь, выражающая суть бытия [вещи]. Л

что обосновывать труднее, чем опровергать, ясно так-

же из следующего: легче умозаключать одно, чем

многое. Так вот, при оспаривании достаточно рассуж-

дать против чего-то одного (ибо, опровергая что-то

35 одно, мы оспариваем определение), при обосновании

же необходимо все привести в согласие [и показать],

что все содержащееся в определении присуще.

Далее, при обосновании следует делать общее умоза-

154ь ключение ибо определение должно сказываться обо

всем, о чем сказывается имя, и, кроме того, быть вза-

имозаменяемым с ним, если данному определению над-

лежит быть отличительным [для предмета]. При опро-

вергании же нет необходимости доказывать общее,

достаточно показать, что [определение] неверно дл

чего-то из того, что подпадает под [данное] имя. Если

5 же следует опровергнуть общее [положение], то и в

этом случае для опровергания взаимозаменяемость

необязательна. При опроверганпи общего достаточно

показать, что о чем-то из того, о чем сказываетс

имя, речь не сказывается. Однако не необходимо по-

называть обратное — что о том, о чем сказываетс

10 речь, имя не сказывается. Кроме того, определение ос-

паривается и в том случае, если оно присуще всему

тому, что подпадает под [данное] имя, но пе только

этому.

Точно так же обстоит дело с собственным и родом.

А именно, их легче опровергнуть, чем обосновать,

502

В отношении собственного это видно из сказанного, 15

В самом деле, в большинстве случаев собственное да-

ется в сочетании [с другим] 2, так что опровергнуть

его можно, оспаривая нечто одно. При обосновании

же все необходимо вывести посредством умозаключе-

ния. Но почти все остальное, что относится к опреде-

лению, подходит и для собственного, ибо, во-первых, 20

при обосновании следует показать, что оно присуще

всему тому, что подпадает под [данное] имя, между

тем как при опровергании достаточно показать, что

чему-то одному оно не присуще; во-вторых, если соб-

ственное присуще всему, [что подпадает под данное

имя], но не только ему, оно опровергается таким же

образом, как это сказано об определении3. А относи-

тельно рода [это очевидно из того], что обосновать его

необходимо [лишь] одним способом, показывая, что

он присущ всему, [что подпадает под данное имя],

между тем как опровергать можно двояко, ибо если 25

показали, что он ничему [из этого] не присущ или

что он чему-то [из этого] не присущ, то указанное

вначале оспаривается. Кроме того, при обосновании

недостаточно показать, что род присущ, надо еще по-

казать, что он присущ как род. При опровергании же

достаточно показать, что он чему-то пе присущ или

не присущ ничему, [что подпадает под данное имя], 30

Поэтому и полагают, что, так же как и во всем осталь-

ном легче разрушать, чем создавать, так и здесь легче

опровергать, чем обосновывать.

Что же касается привходящего, то общее привхо-

дящее легче опровергать, чем обосновывать. В самом

деле, при обосновании следует показать, что оно все- 35

мy присуще, между тем как при опровергании доста-

точно показать, что оно одному не присуще. Частное

же привходящее, наоборот, легче обосновывать, чем

опровергать. Дело в том, что при обосновании доста-

точно показать, что оно чему-то присуще, при опро- 155а

вергании же следует показать, что оно ничему не

присуще.

Очевидно также и то, что из всех [видов сказы-

ваниня] легче всего опровергнуть определение, ибо

в нем больше всего данных, поскольку многое было

указано, и, чем больше их, тем быстрее получаетс

умозаключение [против данного определения], ведь 5

естественно, что там, где много дается, скорее

503

ошибаются, чем там, где немного. Кроме того, доводы

против определения можно приводить и через другие

[виды оказывания]. Ведь если определение относитс

не только к [данной] вещи, или данный род не ее род,

или что-то из содержащегося в определении ей не

присуще, то определение оказывается оспоренным.

10 Против остальных же [видов сказывания] нельзя ни

приводить доводы, почерпнутые из [топов] относи-

тельно определения, ни использовать все прочее, ибо

только то, что относится к привходящему, одинаково

распространимо на все [виды сказывания], ведь каж-

дый из них должен быть присущ вещи. Если же род

присущ не как собственное, то род еще не будет оспо-

рен. Точно так же и собственное не обязательно

15 должно быть присуще вещи как род, равным образом

и привходящее не обязательно должно быть ей при-

суще как род или как собственное, а должно быть ей

только присуще. Так что нельзя извлекать доводы из

одного против другого, разве только у определения.

Таким образом, ясно, что из всех [видов сказывания]

легче всего оспорить определение, а обосновать его

труднее всего. Ибо здесь должно быть выведено посред-

ством умозаключения все, [что необходимо для осталь-

ных видов сказывания] (а именно: что все указанное

20 присуще;.что то, что дано, есть род; что определение

относится только к данной вещи), и, кроме того,

еще то, что определение выражает суть бытия [вещи],

и это должно быть сделано надлежащим образом.

Из всех остальных [видов сказывания] больше

всего таково, [как определение], собственное. Ибо его

легче оспорить, так как оно обычно состоит из многого;

25 обосновать же его труднее всего, потому что для этого

нужно многое привести в согласие и, кроме того, до-

казать, что оно присуще только [данной] вещи и взаи-

мозаменяемо с ней.

Легче же всего обосновать привходящее. В самом

деле, в других [видах сказывания] надо показать, что

они не только присущи, но что они присущи таким-то

30 образом; в отношении же привходящего достаточно

показать, что оно только присуще. Опровергать же

привходящее труднее всего, потому что оно содержит

меньше всего данных, ибо помимо того, что оно при-

суще, привходящее не показывает, каким образом

504

оно присуще. Так что другие [виды оказывания] мож-

но оспорить двояко — показав или что они не прису-

щи, или что они не так присущи. Привходящее же 35

нельзя оспорить иначе как показав, что оно не при-

суще.

Итак, топы, при помощи которых можно приво-

дить доводы относительно каждой проблемы, почти

полностью перечислены.

505КНИГА ВОСЬМАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

[Общие топы для возражающего против тезиса

и для защищающего его]

155ь После этого следует поговорить о том, в каком по-

рядке и как надо задавать вопросы. Тот, кто собирает-

ся задавать вопросы, должен, во-первых, найти тот

5 топ, исходя из которого следует приводить доводы; во-

вторых, он мысленно должен самому себе ставить

вопросы и установить их порядок и, наконец, в-треть-

их, задавать их уже другому '.

Пока дело идет о нахождении [подходящего] топа,

исследование одинаково у философа2 и у диалектика.

Но установить, в каком порядке и как задавать вопро-

сы,— это задача одного лишь диалектика, ибо все это

10 обращено к другому лицу; философа же, т. е. ведущего

исследование для себя, это нисколько не занимает,

лишь бы были истинны и известны [посылки], посредст-

вом которых делается умозаключение, хотя бы отвечаю-

щий и не соглашался с ним, поскольку они близки к

[положенному] вначале и он предвидит то, что из них

воспоследует; скорее философ будет стараться, чтобы

положения были возможно более известны и близки к

15 началам], ибо из них получаются научные умозаключе-

ния 3.

Итак, откуда следует брать топы — об этом ска-

зано раньше4. О порядке же и о постановке вопросов

следует говорить, различив те посылки, которые долж-

ны быть взяты помимо необходимых. Необходимыми

20 же называются те, посредством которых получаетс

умозаключение. Тех, которые берутся помимо необ-

ходимых5, имеется четыре [вида], а именно: или дл

наведения, чтобы было признано общее; или для того,

чтобы придать больший вес доводу; пли с тем, чтобы

скрыть заключение; или для того, чтобы сделать более

четким довод. Кроме них, не следует брать ни одной

посылки, только посредством них надо пытаться рас-

506

ширять [довод] и задавать вопросы. А [посылки], ко- 25

торые берут, чтобы скрыть выводы, нужны лишь ради

спора. Но так как все это дело обращено против дру-

гого лица, то следует пользоваться и ими.

Итак, необходимые посылки, посредством которых

строится умозаключение, не следует выставлять сра-

зу же, а следует откладывать их, выдвигая нечто по 30

возможности высшее, выдвигая, например, как исход-

ное не положение, что противоположности изучаютс

одной и той же наукой, если хотят это принять, а по-

ложение, что одна и та же наука изучает противоле-

жащие друг другу [вещи]. Но если это признают, то

можно также умозаключать, что и наука о противо-

положностях одна и та же, так как противоположное

есть противолежащее. Если же [собеседник] этого не

принимает, то это следует подкрепить посредством

наведения, выдвигая частные противоположности, ибо 35

необходимые посылки следует брать либо через сил-

логизм, либо через наведение или одни посредством

наведения, другие — посредством силлогизма. Л очень

ясные следует выдвигать [сразу же], ибо при откла-

дывании [посылок] и наведении вывод, который дол-

жен вытекать [из посылок], всегда менее ясен. Внро- 156а

чем, надо быть готовым полезные6 посылки выдвигать

сразу же, если кто не в состоянии подкрепить их ука-

занным выше способом. Посылки помимо указанных

следует брать ради необходимых. Каждой надо пользо-

ваться следующим образом. Посредством наведени

надо заключать от единичного к общему и от нзвест- 5

иого к неизвестному. Более известно — или вообще,

или для большинства людей — то, что основывается на

чувственном восприятии. Тот, кто хочет скрыть [вы-

вод], должен предварительно умозаключать к посыл-

кам (притом к возможно большему числу их), по-

средством которых должен получиться силлогизм

о [положенном] вначале; это бывает, если умозаклю-

чают не только к необходимым, но и к некоторым по-

лезным для них посылкам7. Кроме того, не следует 10

[заранее] объявлять заключение, а его необходимо

выводить из всего совокупного8. Ибо таким образом

заключение9 будет дальше всего от первоначального

Тезиса. Вообще говоря, тот, кто выведывает скрытно,

должен спрашивать так, чтобы поело того, как им

были поставлены вопросы, касающиеся всего довода,

507

15 и вывод им назван, [собеседнику] осталось еще раз

разузнать, почему так. Этого больше всего достигают

названным выше способом10. Ибо если указывают лишь

последнее заключение, то неясно, как оно получи-

лось, так как отвечающий не может предугадать, из

каких [посылок] оно вытекает, если предыдущие сил-

логизмы не расчленены. Меньше же всего расчленен

20 силлогизм заключения, если мы полагаем не посылки

этого заключения, а те, посредством которых получает-

ся [предыдущий] силлогизм7.

Полезно также брать те положения, из которых

исходят силлогизмы, не непрерывно, а попеременно —

25 то для одного заключения, то для другого, ибо если

приводят подобающие положения одно за другим, то

яснее становится то, что из них вытекает7.

Следует также при помощи определения найти,

где это возможно, общую посылку, но не для самого

[предмета обсуждения], а для однорядного с ним. Ибо

[отвечающие] вводят себя в заблуждение, когда опре-

деление взято лишь для однорядного, полагая, что

30 этим они еще не признали общее, например если нуж-

но, чтобы согласились с тем, что тот, кто гневается,

стремится отомстить за кажущееся пренебрежение

к нему, и согласились бы, что гнев есть стремление

отомстить, за кажущееся пренебрежение [со стороны

другого]. Ведь ясно, что, признавая это, мы имели

бы то общее, которое нам и нужно. Но если [обща

посылка] предлагается для самого выдвинутого поло-

жения, то часто получается, что отвечающий дает

5 отрицательный ответ, потому что он скорее имеет

возражение, касающееся выдвинутого положения, на-

пример что гневающийся не стремится к мести. Ведь

мы гневаемся [иногда] на родителей, но не стремимся к

мести. Быть может, это возражение неправильно. Ибо

некоторые усматривают достаточно сильную месть уже

в том, что им причиняют одно лишь огорчение или за-

ставляют их раскаиваться. Тем не менее подобное воз-

ражение в какой-то мере убедительно, поскольку отри-

цание выдвигаемого положения не кажется безоснова-

тельным. Но против определения гнева не столь же

легко найти возражение.

Далее, положения следует выдвигать так, будто

их выдвигают не ради самого [предмета обсуждения],

а ради чего-то другого. Ведь в отношении того, что

508

пригодно против тезиса, [отвечающий] настороже.

И вообще следует сказать, что [вопрошающему] необ-

ходимо оставить по возможности неясным, хочет ли он

принять выдвигаемое положение или противолежа-

щее ему11. Ибо когда неясно, что именно пригодно про-

тив положения, [отвечающие] скорее признают то,

что им самим кажется правильным.

Далее, следует выведывать на основании сходства, 10

ибо это убедительно и лучше скрывает общее; напри-

мер, так же как знание и незнание противоположно-

стей одно и то же, так и чувственное восприятие про-

тивоположностей одно и то же; или, наоборот, так

как чувственное восприятие [противоположностей]

одно и то же, то и знание [их] одно и то же. Хот

этот [прием] сходен с наведением, однако не тожде-

ствен ему: в наведении общее принимается на осно- 15

вании единичного, а при указании сходства не полу-

чается общее, охватывающее все случаи сходства|2.

Следует 13 также иногда делать возражение самому

себе, ибо отвечающие ни в чем не подозревают того,

кто, как им кажется, приводит доводы подобающим

образом. Полезно также присовокуплять [в споре], 20

что сказанное хорошо известно и общепринято. Ведь

те, у кого нет возражений, опасаются колебать при-

вычное. В то же время самим следует остерегатьс

колебать его, поскольку сами пользуются им. Далее,

не следует проявлять особое усердие [в обосновании

чего-то], хотя вообще это полезно. Ведь тем, кто про-

являет особое усердие, противятся больше. Кроме

того, следует выдвигать свои положения как бы в со- 25

поставлении, ибо то, что выдвигается ради другого и

полезно не для самого [предмета обсуждения], при-

нимают охотнее. Далее, следует выдвигать не то, что

должно быть принято, а то, из чего оно необходимо

вытекает, ибо [отвечающий] скорее согласится с по-

следним, так как из него не столь ясно его следствие;

а если принято то, [из чего оно вытекает], будет при-

нято и оно. Наконец, следует задавать вопросы о том, 30

относительно чего больше всего желают, чтобы оно

было принято, ведь больше всего [отвечающий] отри-

цает первое, потому что большинство вопрошающих

утверждает прежде всего то, к чему они больше всего

проявляют рвение. Однако против некоторых полезно

выдвигать прежде всего такие положения. Ибо при-

509

дирчивые люди согласятся скорее всего с первыми

35 положениями, если им не совсем ясны те выводы, ко-

торые из них следуют, к концу же [спора] они уже

придираются. Точно так же поступают те, кто счи-

тает себя ловким в ответах: согласившись с первыми

положениями, они в конце прибегают к хитросплете-

пиям, будто из положенного вывод не следует; однако

они необдуманно выражают свое согласие, будучи

уверены в своей опытности и полагая, что ни в чем их

нельзя упрекнуть. Далее, полезно быть многословным

157а и подобно тем, кто делает неправильные чертежи,

вставлять совершенно ненужное для довода, ибо, ко-

гда говорят много, не ясно, в чем кроется ошибка.

Вот почему вопрошающие иногда остаются неуязви-

мыми, незаметно добавляя то, с чем не согласились

бы, если бы оно было выдвинуто как отдельное по-

5 ложение.

Итак, для сокрытия [своих намерений] следует

пользоваться указанными приемами, а для украше-

ния 14 [довода] — наведением и делением однородного.

А что такое наведение — это ясно, деление же таково,

как, например, [в высказывании], что одна наука

лучше другой либо потому, что она более строгая, ли-

10 бо потому, что она наука о более ценном 15, или что из

наук одни — об умозрительном, другие — о деятельно-

сти, третьи — о творчестве 16. В самом деле, каждое та-

кое деление помогает украсить довод, однако для вы-

вода оно не необходимо.

Для ясности же следует приводить примеры и

сравнения. Примеры должны быть подходящими и

15 взяты из того, что нам известно, как приводит их Го-

мер, а не так, как Херилл 17. Ибо таким именно обра-

зом выдвигаемое станет яснее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

[Силлогизм и наведение в диалектических рассуждениях]

В словопрениях следует пользоваться силлогизмом

скорее против диалектиков, чем против толпы, наведе-

нием же, наоборот,— скорее против толпы. Об этом,

однако, было сказано уже раньше '. В одних случаях

пользующийся наведением может прийти к общему,

задавая вопросы, в других же случаях это нелегко,

потому что не у всего сходного одно общее имя. А ко-

510

гда нужно найти общее, тогда говорят: так обстоит

дело во всех таких случаях. Труднее всего опреде- 25

лить, какие из приводимых случаев таковы, а какие

нет. И кроме этого в разговорах часто вводят в заб-

луждение друг друга — одни выдают несходное за

сходное, другие же, оспаривая,— сходное за несход-

ное. Поэтому следует во всех таких случаях пытатьс

придумать имя, чтобы отвечающий не мог оспаривать, 30

что о приводимом говорится не как о сходном, а во-

прошающему не приходилось бы ложно утверждать,

что то, о чем говорится, сходно, так как относительно

многого из того, о чем говорится не как о сходном, ка-

жется, что о нем говорится как о сходном.

Когда же после того, как наведением указано

много случаев, общее [собеседником] не признается,

тогда будет справедливо требовать [от него] возраже- 35

мия. Если же мы сами не говорим, в каких случаях

это так, то несправедливо требовать [от собеседника],

чтобы он указал, в каких случаях это не так. Ибо сна-

чала [вопрошающий] должен доказать путем наведе-

ния, тогда только можно требовать возражения2. Сле-

дует также требовать, чтобы возражения приводили не

против самого выдвинутого положения, разве только

речь идет о чем-то единственном в своем роде, как, на-

пример, из всех четных чисел двойка — единственное

первое число. Ибо тот, кто выдвигает возражения, дол- 157ь

ясен приводить их против другого или говорить, что

единственно лишь это таково 3. Тем, кто выдвигает воз-

ражение против общего, но приводит возражение, не

касаясь самого предмета, а ссылаясь на одноименное,

[утверждая], например, что кто-то может иметь не свой

циет, не свою ногу и не свою руку (ведь живописец 5

может иметь не свой цвет и повар — не свою ногу),

следует в подобных случаях задавать вопросы, провод

(деление, ибо, пока остается незамеченной одноимен-

ность, кажется, что против положения возражают

правильно. Если же возражающий препятствует реше-

нию вопроса тем, что в своем возражении не ссылаетс

на одноименность, а касается самого предмета, следует,

отбрасывая то, против чего сделано возражение, осталь- 10

ное представить в виде общего [положения], пока не

будет получено то, что полезно, например когда речь

идет о забывчивости и забвении. А именно, с утверж-

дением, что утративший знание забыл его, не согла-

511

шаются на том основании, что, когда вещь совершенно

изменилась, знание о ней утрачено, но сама она но

забыта. Поэтому следует говорить об оставшемся, от-

15 брасывая то, против чего сделано возражение, например

следует сказать, что если кто-то, хотя вещь и осталась,

утратил знание о ней, то он ее забыл4. Точно так же

следует поступать по отношению к возражающим

против утверждения, что большему благу противо-

лежит большее зло. А именно, они приводят возраже-

ние, что здоровью, которое есть меньшее благо, чем

хорошее самочувствие, противолежит большее зло, ибо

20 болезнь большее зло, чем плохое самочувствие. Потому

и в этом случае следует отбросить то, против чего де-

лается возражение, ибо после того, как это отбросили,

скорее согласятся, например, что большему благу про-

тиволежит большее зло, если только одно не влечет за

собой другое, как, скажем, хорошее самочувствие —

здоровье. И делать это следует не только когда воз-

25 ражают, но и когда без возражения отрицают [положе-

ние], потому что предвидят такое [возражение]. Ибо

после того как отбросили то, против чего делается воз-

ражение, [собеседнику] придется согласиться, потому

что он не видит, где же в том, что остается, дело обстоит

не так. Если же он не согласится, то после того, как

от него потребуют возражения, он не сможет привести

его. Речь здесь идет о таких положениях, которые

в чем-то ложны, а в чем-то истинны. Если от них от-

30 бросить [ложное], то оставшееся будет истинно. Если

положение подкрепляется многими отдельными слу-

чаями, а возражение не приводится, то надо требовать

согласия. Положение же, которое именно так подкреп-

ляется многими отдельными случаями и против кото-

рого нет возражения, есть диалектическое положение.

Когда же можно строить умозаключение об одном

и том же без [приведения] к невозможному и через

35 невозможное, для доказывающего, а не для споряще-

го безразлично, умозаключать ли тем или иным спо-

собом. Спорящий же против другого не должен строить

умозаключение через невозможное, ибо с тем, кто

умозаключает без [приведения] к невозможному, спо-

рить нельзя; когда же умозаключают через невозмож-

158а ное, а ложность [утверждения] не очень ясна, можно

отрицать [его] невозможность, так что вопрошающие

не достигают того, чего хотят.

512

Следует5 выдвигать в виде положений то, с чем во

многих случаях дело обстоит так и против чего не

имеется возражения — или вообще или такого, которое

нелегко усмотреть. Ибо те, кто не в состоянии усмат-

ривать, в каких случаях дело обстоит не так, прини- 5

мают [утверждаемое] как истинное.

Не следует представлять заключение в виде вопро-

са. Иначе при отрицании [вопроса отвечающим] по-

кажется, что умозаключение не было сделано. Ведь

часто отрицают положение, даже если его не представ-

ляют в виде вопроса, а приводят его как [необходимое]

следствие. И те6, кто не усматривает следствий, выте-

кающих из положенного, не считают опровергнутым 10

того, кто так отрицает. Поэтому, когда [заключение]

представляют в виде вопроса, не утверждая при этом,

что оно вытекает как [необходимое] следствие, а его

отрицают, тогда уж безусловно кажется, что умозаклю-

чение не получилось.

Не всякое общее положение есть, видимо, диалек-

тическое положение, например [положение], что такое

человек или в скольких значениях говорится о благе.

Ведь диалектическое положение — это такое, на кото- 15

рое можно отвечать да или нет. На только что указан-

ные положения так ответить нельзя. Поэтому такие

вопросы не диалектические, если только сам вопроша-

ющий не проведет различия или деления и не спросит,

например, не говорят ли о благе в таком-то и таком-то

значении. Ведь на такие вопросы не трудно дать ут-

вердительный или отрицательный ответ. Поэтому тако- 20

го рода положения следует выдвигать именно в таком

ииде. Когда сам [вопрошающий] проводит различие,

а [собеседник] никак не соглашается с выдвинутым

положением, вот тогда, конечно, справедливо требовать

от него ответа на вопрос, в скольких значениях гово-

рится о благе.

Тот, кто долго выставляет одно положение в виде 25

вопросов, плохо расспрашивает. Ибо если тот, кого

спрашивают, отвечает на вопросы, то ясно, что задают

много вопросов или часто одни и те же; так что или

будут пустословить, или не получится умозаключения.

Ведь всякое умозаключение состоит из немногих по-

сылок. Если же [спрошенный] но дает ответа на во-

просы, то следует или порицать это, или отказатьс

[от беседы].

17 Аристотель, т. 2 513

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

[Легкость и трудность обосновани

и опровергания положений]

Против некоторых предположений1 приводить до-

воды трудно, защищать же их легко, а таковы первые2

и последние по природе. В самом деле, первые нуж-

даются в определении3,-последние же получаются при

помощи многих [положений], если хотят получить их

от первых непрерывной цепью доводов, или эпихире-

35 мы будут казаться софистическими. Ведь невозможно

что-то доказать, если не начинать с подобающих начал

и не связывать их непрерывной цепью с последними,

Отвечающие же не требуют определений и не обра-

щают на них внимания, когда вопрошающий дает оп-

ределение. Но если не становится очевидным, что же

такое предмет обсуждения, приводить против нет

158b доводы нелегко; особенно это бывает, когда речь идет

о началах, ибо остальное доказывается через них, они

же не могут быть доказаны через другое, но каждое

из них необходимо узнать при помощи опреде-

ления3.

5 Трудно приводить доводы и против того, что весь-

ма близко к началу, ибо против него нельзя приводить

много доводов, поскольку между ним и началом мало

посредствующих [звеньев], при помощи которых надо

доказать последующее. Из всех же определений труд

нее всего оспариваемы те, что используют такие имена,

10 которые, во-первых, неясны — или вообще, или как

имеющие много значений — и относительно которых, во-

вторых, неизвестно, употребляет ли их дающий опре-

деление в прямом или в переносном смысле. А ведь

поскольку имена неясны, спорить о них нельзя; по-

скольку же неизвестно, неясны ли они в силу того, что

их употребляют в переносном смысле, они не допу-

15 скают порицания.

20

Вообще относительно всякой труднооспариваемой

проблемы следует предполагать, что или она нуж-

дается в определении, или она выражена неоднознач-

но, или иносказательно, или она близка к началам, или

нам неясно прежде всего именно то, чем из пере-

численного вызвана трудность. Когда причина труд-

ности очевидна, то ясно, что следует или дать опреде-

ление, или различить значения, или привести посред-

514

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)