Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 12.

 

О РАЗЛИЧНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РАСАХ

1. О различии рас вообще

Объявленная мной лекция будет скорее полезной беседой, чем трудным занятием, а потому исследование, которым я сопровождаю это уведомление, будет, правда, содержать нечто и для рассудка, но скорее будет игрой мысли, чем глубоким изысканием.

В животном царстве естественное деление на роды и виды основывается на общем законе размножения и единство родов есть не что иное, как единство силы воспроизведения, действительной для определенного множества животных. Поэтому принцип Бюффона1, согласно которому животные, при совокуплении порождающие способных к продолжению рода детенышей (как бы они ни различались по своему внешнему виду), все же принадлежат физически к одному и тому же роду,— этот принцип, собственно говоря, должно рассматривать всего лишь как дефиницию естественного рода животных вообще в отличие от всех школьных дефиниций родов животных. Школьное деление животных — это деление на классы по сходству; в природе же животные делятся на роды (Stдmme), отличающиеся друг от друга способом размножения. Первая классификация создает школьную систему для запоминания, вторая — естественную систему для рассудка; единственная цель первой — разнести живые существа по рубрикам, цель второй — подвести их под законы.

Согласно этому мнению, все люди на всем пространстве земли принадлежат к одному и тому же естественному роду, ибо все они при совокуплении порождают детей, способных к продолжению рода, как бы сильно они

 

==445

вообще ни различались по своему внешнему облику. Для этого единства естественного рода, которое есть, строго говоря, не что иное, как единство силы воспроизведения, действительной для всех вообще людей, можно привести лишь одну естественную причину, а именно что все люди принадлежат к одному и тому же основному роду (Stamm), из которого они произошли или по крайней мере могли произойти, несмотря на все их различия. В первом случае люди принадлежат не только к одному и тому же роду, но и к одной и той же семье; во втором случае они сходны, но не родственны между собой, и для объяснения этого сходства пришлось бы допустить много локальных актов творения — мнение, без нужды увеличивающее число причин. Род животных одного происхождения не содержит различных видов (виды означают ведь именно различия по происхождению); отклонения внутри этого рода, если они наследственные, называются видоизменениями (Abartungen). Наследственные признаки происхождения [от одного рода], если они находятся в согласии со своим общим источником, называются сходствами (Nachartungen); если же данное видоизменение уже не может служить выражением происхождения из общего первоначального рода, то оно называется вырождением (Ausartung).

Видоизменения (т. е. наследственные различия животных, принадлежащих к одному и тому же основному роду), которые постоянно сохраняются из поколения в поколение, в какие бы местности они ни были переселены, а в смешении их с другими видоизменениями того же основного рода всегда порождают помеси, называются расами2. Видоизменения, которые, в какие бы местности они ни были переселены, хотя и сохраняют свои отличительные черты и, следовательно, передают по наследству черты сходства, но в смешении с другими не обязательно порождают полукровных детей, называются разновидностями (Spielarten); те, наконец, которые, правда, часто, но не всегда передают по наследству черты сходства, называются разнородностями (Varietдten). Наоборот, такое видоизменение, которое с другими видоизменениями хотя и дает полукровное

 

==446

порождение, но вследствие переселения постепенно угасает, носит название особой породы (Schlag).

Соответственно этому негры, и белые хотя и не представляют собой различных видов людей (так как они, надо полагать, одного происхождения), но все же они две различные расы: каждая из них продолжает свое потомство во всех местностях и при совокуплении обе необходимо порождают полукровных детей, или метисов (мулатов). Блондины же и брюнеты не представляют собой различных рас белых, так как муж блондин может от жены брюнетки иметь детей только со светлыми волосами, хотя каждое из этих видоизменений, куда бы оно ни переселилось, сохраняется в течение длинного ряда поколений. Поэтому они составляют разновидности белых. Наконец, свойства почвы (влажность или сухость ее), а также питание постепенно создают у животных одного и того же основного рода и расы некоторое наследственное различие, или породу, главным образом в отношении их размеров, пропорциональности конечностей (неуклюжесть или стройность), а также свойств характера,— породу, которая в смешении с чужими дает, правда, полукровных потомков, но в других местностях и при другом питании (даже при отсутствии климатических изменений) через немного поколений исчезает. Интересно наблюдать различия во внешнем облике людей (соответственно различию указанных причин), заметные в разных провинциях одной и той же страны (как, например, беотийцы, проживавшие в местности с влажной почвой, отличались от афинян, живших в местности, где почва сухая); такое различие, правда, часто бывает ясным лишь внимательному глазу, другим же кажется просто смешным. То, что относится только к разнородностям и, следовательно, само по себе (хотя, правда, и не всегда) наследственно, может посредством браков, заключаемых постоянно между членами одних и тех же семей, с течением времени породить то, что я называю фамильным сходством, в котором нечто характерное в конце концов так крепко укореняется в силе воспроизведения, что становится уже близким к разновидности и подобно ей передается по наследству. Говорят, что это можно было

 

==447

йаблюдать на старинных дворянских родах Венеции, особенно у их женщин. Во всяком случае на открытом недавно острове Таити все женщины благородного происхождения оказались ростом выше женщин простого происхождения. На возможности путем тщательного обособления детей, носящих на себе признаки вырождения, от тех, кто дает нормальное потомство, создать в конце концов прочное фамильное сходство основывалось мнение г-на Мопертюи3, поставившего задачу в какой-то местности культивировать благородные естественные свойства людей, где ясный ум, даровитость и честность могли бы стать наследственными. Замысел, по моему мнению, сам по себе, может быть, и выполнимый, но со стороны более мудрой природы встречающий решительное противодействие, так как именно в смешении зла с добром и заложены великие стимулы, приводящие в движение дремлющие силы человечества и заставляющие их развивать все свои способности и приближаться к предначертанному им совершенству. Если природа может беспрепятственно действовать через много поколений (при условии, что они не переселяются и не смешиваются с чужими), то она в конце концов всегда порождает такую породу (Schlag), которая навсегда становится характерной для данной народности и могла бы быть названа расой, если бы характерное в ней не оказалось слишком незначительным и слишком трудным для описания, чтобы сделать ее основанием для особого деления.

2. Деление человеческого рода на различные расы

Я полагаю, что достаточно допустить наличие только четырех рас [человеческого рода], чтобы быть в состоянии вывести из них все с первого взгляда заметные и передающиеся по наследству различия. Это 1) белая раса, 2) негритянская раса, 3) гуннская (монгольская или калмыцкая) раса, 4) индусская, или индостанская, раса. К первой, сосредоточенной главным образом в Европе, я отношу еще и африканских мавров, арабов (по Нибуру) 4, тюркско-татарское племя и персов, а также все остальные народы Азии, не исключенные из этой расы всеми другими подразделениями.

 

==448

Негритянская раса северного полушария представлена только в Африке; что же касается южного полушария (вне Африки), то здесь она составляет коренное население (аборигенов), по всей вероятности, только в Новой Гвинее, на некоторых же соседних островах встречается лишь в виде переселенцев. Калмыцкая раса в наиболее чистом своем виде выражена, по-видимому, среди хошоутов, в известной мере среди торготов; среди джунгаров она в сильной степени смешана, как кажется, с татарской кровью и составляет ту самую расу, которая в древнейшие времена носила имя гуннов, позднее — монголов (в широком значении), а в настоящее время — ойратов.

Индостанская раса в стране того же названия представлена в весьма чистом виде и составляет здесь древнейшее население, отличаясь, однако, от народа, живущего на противоположной стороне полуострова Индии. Из этих четырех рас я считаю возможным вывести все остальные передаваемые по наследству характерные черты народов: или как смешанную расу, или как складывающуюся расу, из которых первая произошла из смешения различных рас, а вторая еще недостаточно долго жила в данном климате, чтобы полностью усвоить характер расы этого климата. Так, смешение татарской крови с гуннской в каракалпаках создало ногайцев и другие полурасы. Индостанская кровь, смешанная с кровью древних скифов (в Тибете и вокруг него) и в большей или меньшей мере также с гуннской кровью, породила, по всей вероятности, население по ту сторону полуострова Индии, а именно тонкинцев и китайцев в качестве смешанной расы. Жители северного побережья Азии в области вечной мерзлоты могут служить примером складывающейся гуннской расы, в которой уже наблюдается черный цвет волос, лишенный растительности подбородок, плоское лицо и небольшие продолговатые с узким разрезом глаза — действие ледяного пояса на народ, сравнительно недавно переселившийся в эти места из стран с более мягким климатом; сюда же относятся и лапландцы — потомки угров, в течение немногих столетий уже довольно хорошо сжившиес

16 Иммануил Кант, т. 2

==449

со своеобразными условиями холодного пояса, хотя и ведущие свое происхождение от уже развитого (wohlgewachsenen) народа из умеренного пояса. Наконец, американцы'' представляют собой, по-видимому, еще не вполне сложившуюся гуннскую расу. Действительно, на крайнем северо-западе Америки (куда население этой части света пришло, по всей вероятности, из северо-восточной части Азии, о чем свидетельствуют одинаковые виды животных и тут и там), у северных берегов Гудзонова залива, жители весьма походят на калмыков. Правда, далее к югу лица жителей становятся уже более открытыми и приподнятыми, однако лишенный растительности подбородок, черные волосы у всех, красно-коричневый цвет лица, а также прирожденную холодность и бесстрастность — все это, как мы увидим, следы влияния долгого пребывания в холодных зонах — можно наблюдать от самого крайнего севера этой части света до островных государств. Довольно продолжительное пребывание предков американцев на северо-востоке Азии и в соседней северозападной части Америки привело к тому, что здесь в совершенстве был развит калмыцкий тип, а более быстрое распространение их потомков в южном направлении этой части света привело к образованию американского типа. Америка не дала начала никаким дальнейшим заселениям; об этом говорит то, что на островах Тихого океана все жители, за исключением нескольких негров, имеют бороды; скорее у них можно наблюдать некоторые признаки происхождения от малайцев, так же как и у жителей Зондских островов; а тот вид ленного управления, который открыли на острове Таити и который представляет собой обычное государственное устройство также и малайцев, подтверждает это предположение.

Причина, почему негров и белых следует признать основными расами, ясна сама по себе. Что касается индостанской и калмыцкой рас, то оливково-желтый цвет у представителей первой из этих рас, который служит основой для более или менее резко выраженного коричневого цвета кожи у населения жарких стран, а также своеобразные черты лица у второй расы нельз

 

К оглавлению

==450

вывести из какого-либо другого известного нам национального характера, ведь эти признаки неизменно сохраняются при смешанных браках. То же самое можно сказать и об американской расе, оказавшей влияние на образование калмыцкого типа и связанной с ним одинаковой причиной. При смешении с белым житель ОстИндии дает желтого метиса, а (коренной] житель Америки — красного метиса, белый с негром — мулата, американец с негром — кабугла, или черного караиба; все они представляют собой ясно выраженные помеси и [тем] доказывают свое происхождение от настоящих рас.

3. О непосредственных причинах происхождения этих различных рас

Основания для определенного развития, заложенные в природе каждого органического тела (растения или животного), в том случае если это развитие касается отдельных частей [тела], называются зародышами; если же это развитие касается только величины или взаимного отношения частей [тела], то я называю их природными задатками. У птиц одного и того же вида, которым, однако, предстоит жить в разных климатических условиях, имеются зародыши для развития нового слоя перьев на тот случай, если они будут жить в холодном климате; но эти зародыши задерживаются в своем развитии, если им приходится жить в умеренном климате. Так как в холодной стране пшеничное зерно должно быть более холодостойким, чем в стране сухой или теплой, то в нем заложена предопределенная способность, или природные задатки, к тому, чтобы постепенно образовывать более плотную оболочку. Эта предусмотрительность природы — посредством скрытых внутренних приспособлений так вооружить каждое свое создание на все случаи в будущем, чтобы оно могло сохранять гебя и приспособляться к разным условиям климата или почвы,— достойна удивления и при переселении животных и растений на новые места создает как будто новые виды их, представляющие собой не что иное, как видоизменения и расы одного и того же основного рода, зародыши и природные задатки

16

*

 

==451

 

которого лишь развились различным образом под влиянием тех или иных условий в течение долгого времени *.

Случай или всеобщие механические законы не в состоянии породить такие сочетания. Поэтому встречающиеся при тех или иных условиях результаты развития подобного рода мы должны рассматривать как предуготовленные ". Однако даже там, где не видно ничего целесообразного, одна только способность передавать по наследству свой особенный, приобретенный характер служит уже достаточным доказательством того, что для этого в живом организме должен быть особый зародыш или природные задатки. В самом деле, внешние вещи могут быть, правда, случайными, но не причинами порождения того, что с необходимостью наследуется и передается как сходное. Подобно тому как случай или физико-механические причины не могут породить какое-либо органическое тело, точно так же они не в состоянии что-либо прибавить к его силе воспроизведения, т. е. произвести нечто такое, что само передавалось бы по наследству, если бы только оно обладало особым сложением и соотношением частей **. Воздух, солнце и пища могут видоизменять развитие животного организма, но в то же время не могут сообщить этому изменению силу воспроизведения без такой причины; то, что должно передаваться по наследству, уже заранее

Термины описание природы и естественная история имеют у нас обычно один и тот же смысл. Однако ясно, что знание естественных вещей — как они есть теперь — всегда заставляет желать еще и знания того, чем они были прежде, а также через какой ряд изменений они прошли, чтобы в каждом данном месте достигнуть своего настоящего состояния. Естественная история, которой мы почти еще совсем не располагаем, дала бы нам сведения об изменении формы Земли, а также о тех изменениях земных созданий (растений и животных), которые они претерпели в силу естественных переселений, как равно и о проистекших отсюда их отклонениях от прототипа первоначального и основного рода. Она, вероятно, свела бы великое множество видов, кажущихся различными, к расам одного и того же основного рода и превратила бы ныне столь обширную школьную систему описания природы в физическую систему, апеллирующую к рассудку.

* Болезни бывают иногда наследственными. Но они нуждаются не в каком-то устройстве, а лишь в ферменте вредных соков, передающихся через заражение. Кроме того, они не обязательно являются врожденными,

==452

должно быть заложено в силе воспроизведения как предопределенное к раскрытию при известных условиях, в которых данное существо может оказаться, и должно затем постоянно сохраняться. Дело в том, что в силу воспроизведения не должно входить ничего чуждого животному, что было бы способно постепенно отдалять данное существо от его первоначального и главного предназначения и приводить к настоящему вырождению, продолжающемуся в последующих поколениях.

Человек был создан для жизни во всех климатах и на любой почве; в нем, следовательно, должны были быть заложены разного рода зародыши и природные задатки, чтобы при случае либо развернуться, либо не проявиться, дабы он мог приспособиться к своему месту в мире и в последовательности поколений казаться как бы рожденным и созданным для этого места. В соответствии с этими рассуждениями рассмотрим историю всего человеческого рода на всем земном шаре и укажем целесообразные причины его видоизменений там, где не видно естественных причин, и, наоборот, укажем естественные причины там, где не обнаружим целей. Здесь я замечу только, что воздух и солнце суть, по-видимому, причины, самым непосредственным образом влияющие на силу воспроизведения и вызывающие постоянное развитие зародышей и задатков, другими словами, способные создать расу; необычная же пища может, правда, содействовать появлению особого склада людей, но отличительные черты их скоро исчезают при смене местопребывания. Все присущее силе воспроизведения должно оказывать влияние не на сохранение жизни, а на источник ее, т. е. на первые принципы ее животного устройства и движения.

Человек, перенесенный в полярную зону, должен был постепенно стать меньше ростом, так как при меньшем росте, если только сила сердца остается той же, кровообращение происходит быстрее, и, следовательно, пульс учащается, и теплота крови увеличивается. И действительно, Кранц7 нашел, что гренландцы не только по своему росту гораздо ниже европейцев, но естественная температура их тела значительно выше. Даже несоразмерность между туловищем и корот-

 

==453

кими ногами у народов севера весьма соответствует их климату, так как эти части тела ввиду их отдаленности от сердца подвергаются при холоде большей опасности. Однако большинство известных в настоящее время обитателей полярного пояса составляют здесь, по всей вероятности, лишь сравнительно поздние пришельцы, как, например, лапландцы, происходящие вместе с финнами от одного рода, а именно угорского, и лишь после переселения угров (из восточной части Азии) занявшие теперешнее место и, однако, уже успевшие в значительной мере приспособиться к этому климату.

Если, однако, северные народы в течение долгого времени вынуждены испытывать на себе влияние холода полярной зоны, то они должны претерпеть еще большие изменения. Всякое развертывание сил, только благодаря которому тело может расходовать свои соки, должно в этой иссушающей зоне постепенно замедляться. Поэтому рост волос с течением времени задерживается и остаются лишь те волосы, которые требуются для покрытия головы. В силу естественного предрасположения и благодаря предусмотрительности природы становятся постепенно более плоскими для лучшего своего сохранения выдающиеся части лица, менее всего допускающие покрытие их волосами из-за постоянного действия на них холода. Припухлости под глазами, полузакрытые и прищуренные глаза кажутся как бы нарочно устроенными для ограждения их отчасти от иссушающего холода воздуха, отчасти от блеска снега (против чего эскимосы пользуются даже защитными очками), хотя их можно рассматривать и как естественные действия климата, заметные даже в более мягких климатических поясах, правда в гораздо меньшей мере. Так постепенно возникают лишенный растительности подбородок, приплюснутый нос, тонкие губы, прищуренные глаза, плоское лицо, красновато-коричневый цвет кожи с черными волосами — одним словом, калмыцкий тип, через длинный ряд поколений в одном и том же климате закрепляющий признаки постоянной расы и сохраняющийся даже тогда, когда такой народ впоследствии переселяется в местность с бо'лее умеренным климатом.

 

==454

Меня, конечно, спросят: на каком основании я вывожу из далекого севера или северо-востока калмыцкий тип, который в настоящее время в наиболее законченном виде встречается в более мягком климатическом поясе? Вот мои соображения: Геродот сообщает, что уже в его время аргиппеи, жители страны, расположенной у подошвы высоких гор в местности, которую можно считать областью Уральских гор, были безволосыми, плосконосыми и свои деревья покрывали белыми покрывалами (вероятно, он имеет в виду юрты). Этот тип в настоящее время встречается в северо-восточной Азии, в особенности же в северо-западной части Америки, которую удалось открыть, отправляясь от Гудзонова залива, где, согласно недавним сведениям, жители выглядят как настоящие калмыки. Это происхождение калмыцкой расы из холодной климатической зоны вовсе не покажется нам неестественным, если принять во внимание, что в древнейшие времена животные и люди этого края должны были постоянно менять места своего жительства между Азией и Америкой, о чем свидетельствует наличие одних и тех же животных в холодном поясе обеих этих частей света, и что эту человеческую расу впервые, приблизительно за 1000 лет до нашей эры, согласно Дегиню 8, видели китайцы по ту сторону реки Амура и постепенно она вытеснила другие народы татарского, угорского и других племен.

Но самое важное, а именно происхождение американцев как еще не вполне сложившейся расы, народа, в течение долгого времени заселявшего самый северный край земли, в весьма сильной степени подтверждают незначительная растительность на всех частях их тела, кроме головы, а также красновато-бурый цвет кожи у обитателей более холодных и темно-медный цвет кожи у обитателей более жарких стран этой части света. Действительно, красно-бурый цвет кожи (как результат действия углекислоты), по всей вероятности, в такой же мере соответствует холодному климату, в какой оливково-коричневый цвет (к^к результат действия щелочно-желчного состава соков) — жаркому климатическому поясу, не говоря уже о природных свойствах американцев, обнаруживающих наполовину угасшую

 

==455

жизненную силу*, которую всего естественнее можно рассматривать как результат действия на них холода.

Чрезвычайно жаркий и насыщенный влагой воздух теплого климата должен, напротив, оказывать на народ, который достаточно долго прожил там, чтобы полностью приспособиться к нему, действие, совершенно противоположное указанным выше. Здесь создается полный контраст калмыцкому типу. В жарком и сыром климате рост пористых частей тела должен был увеличиться, отсюда толстый вздернутый нос и толстые губы. Кожу в этом климате нужно было натирать маслом не только для того, чтобы уменьшить слишком сильное испарение, но также и для того, чтобы предохранить от вредного всасывания гнилостной влаги из воздуха. Избыток частиц железа, имеющихся вообще в человеческой крови, здесь благодаря испарению осевших в сетчатой субстанции фосфористых кислот (которыми всегда пахнет от негров) вызывает черноту, просвечивающую через верхний слой кожи, причем большое содержание железа в крови необходимо, по-видимому, для того чтобы предохранить все части тела от расслабления. Содержащееся в коже масло, ослабляющее питательную слизь, необходимую для роста волос, приводило к образованию курчавых волос на голове. Впрочем, влажная теплота вообще способствует сильному росту живых существ; словом, отсюда и происходит негр, хорошо приспособленный к своему климату, сильный, мускулистый, ловкий, но в то же время, ввиду того что родина богато снабдила его всем, ленивый, изнеженный и склонный заниматься пустяками.

Уроженца Индостана можно рассматривать как происшедшего от одной из самых древних человеческих рас. Его страна, ограниченная на севере высокими горами и с севера на юг до оконечности этого полуострова перерезанная длинной цепью гор (куда на севере

Чтобы ограничиться одним только примером, напомним, что в Суринаме краснокожими рабами (американцами) пользуются только для домашних работ, так как для полевых работ они слишком слабы, для этого используют негров. Правда, здесь дело не обходится без средств принуждения; но вообще-то туземцам этой части света не хватает сил и выносливости.

 

==456

я включаю и Тибет, представляющий собой, быть может, общее пристанище человеческого рода во время последнего великого катаклизма (Revolution), пережитого нашей Землей, и его рассадник — после него), обладает, находясь в счастливой климатической зоне, в высшей степени совершенным распределением вод (сток к двум морям), не встречающимся ни в какой другой части Азиатского материка, расположенной в той же счастливой климатической зоне. В древнейшие времена эта страна могла, следовательно, быть сухой и обитаемой, тогда как восточный полуостров Индии и Китай (поскольку реки здесь не расходятся в разные стороны, а текут параллельно) должны были быть в те времена частых наводнений еще необитаемыми. Здесь могла, следовательно, в течение долгого времени создаваться устойчивая человеческая раса. Оливково-желтый, истинно цыганский цвет кожи индийца, составляющий основу более или менее темного коричневого цвета кожи других восточных народов, столь же характерен и передается из поколения в поколение столь же постоянно, как и черный цвет кожи негров. Оливковожелтый цвет, как и все телосложение и природные свойства индийца, есть, по-видимому, такой же результат действия сухой жары, как цвет кожи негров — результат действия влажной жары. По мнению господина Айвеса 9, закупорка желчных протоков и увеличение печени — обычные болезни индийцев; словно желтушный цвет кожи, свойственный им, свидетельствует, по-видимому, о непрерывном выделении поступающей в кровь желчи, а эта желчь подобно мылу, по всей вероятности, растворяет и заставляет испаряться сгустившиеся соки, охлаждая этим кровь, по крайней мере во внешних частях тела. Проявляющаяся в этом и в подобном этому самопомощь природы состоит в том, чтобы посредством определенного устройства (действие которого обнаруживается на коже) непрерывно удалять то, что возбуждает кровообращение и составляет, вероятно, причину того, что у индийцев руки обычно бывают холодными*, и, быть может (хотя это еще не установлено),

Я, правда, уже раньше читал о том, что у индийцев при большой жаре руки остаются холодными и что это надо рассмат-

 

==457

их кровь вообще менее теплая, что делает их способными легко переносить жару.

Здесь мы имеем дело с предположениями, имеющими достаточные основания, чтобы по крайней мере не уступать другим предположениям, согласно которым различия внутри человеческого рода представляются настолько несовместимыми, что они скорее готовы допустить множество локальных актов творения. Говоря словами Вольтера, тот же самый бог, который создал в Лапландии северного оленя для истребления мха в этих холодных краях, создал там же и лапландца, чтобы поедать этого оленя; это неплохая выдумка для поэта, но скверная отговорка для философа, не имеющего права отказываться от цепи естественных причин, кроме тех случаев, где он явно усматривает ее непосредственную связь с предначертаниями рока".

В настоящее время правильно объясняют различные цвета растений наличием железа, осаждающегося в них благодаря различным сокам. Так как кровь всех животных содержит железо, то никто не мешает нам приписать с азличный цвет кожи упомянутых нами человеческих рас этой же причине. Так, вполне возможно, что соляная кислота, или фосфорная кислота, или летучая щелочь опорожняющих сосудов кожи осаждают железо сетчатой ткани либо красными частичками, либо черными, либо желтыми и что у белых это растворенное

ривать как результат их трезвости и умеренности. Однако, когда я имел удовольствие говорить с одним внимательным и проницательным путешественником, бывшим проездом в Кенигсберге, а именно с господином Итоном, который прожил несколько лет в качестве голландского консула и шефа торгового предприятия этой страны в Бассоре, он сообщил мне, что, когда он в Сурате танцевал с супругой одного европейского консула, он был удивлен тем, что ее руки были потными и холодными (носить перчатки там еще не принято); когда же он свое удивление по этому поводу выразил некоторым другим лицам, то ему ответили, что мать ее была индуской, а у индийцев это свойство наследственно. Тот же путешественник передавал также, что, когда детей парсов1" видят вместе с детьми индийцев, тотчас же бросается в глаза различие их рас, выражающееся в белом цвете кожи первых и желто-коричневом цвете кожи вторых, и что телосложение индийцев отличается еще и тем, что их бедра более удлиненны, чем наши.

 

==458

в соках железо совсем не осаждается, чем доказывается полное смешение соков и большая крепость этой породы людей по сравнению с другими. Однако сказанное представляет собой всего только беглые замечания, которые могут лишь побудить к исследованию в области, слишком для меня чуждой, чтобы я мог решиться высказать здесь с маломальской уверенностью хотя бы только предположения.

Мы различили четыре человеческие расы, куда должно войти все многообразие человеческого рода. Но все эти видоизменения, несомненно, имели какой-то основной род, который мы либо считаем уже исчезнувшим, либо из числа существующих должны выбрать такой, с которым можно было бы с наибольшим основанием сопоставить этот основной род. Правда, в настоящее время вряд ли можно встретить где-либо в мире первоначальный человеческий облик неизмененным. Именно благодаря стремлению природы к тому, чтобы длинным рядом поколений всегда приспособляться к данной местности, внешний вид человека в настоящее время всюду имеет свои особенности, возникшие под влиянием данной местности. Однако полоса земли между 31-м и 52-м градусами широты в древнем мире (а она, по-видимому, и в отношении своего населения заслуживает названия древнего мира) справедливо признается за такую, в которой имеется наиболее счастливое сочетание воздействий более холодных и более теплых местностей, а также обилие животных и растений (Erdgeschцpfe). Именно в этой полосе земли человек должен был меньше всего отклоняться от своего первоначального облика, так как здесь он одинаково хорошо приготовился ко всем переселениям. И вот здесь жители — белые люди, но смуглые, и этот внешний вид мы и намерены считать наиболее близким к основному роду. Ближайшим северным видоизменением представляется нам светло-русый тип людей с нежно-белой кожей, рыжеватыми волосами и светло-голубыми глазами, заселявший в эпоху господства римлян северные области Германии, а (согласно другим данным) также и области, лежащие далее на восток до Алтайских гор, и повсеместно необозримые леса в довольно холодной

 

==459

полосе земли. Наконец, влияние холодного и влажного воздуха, вызывающее в жизненных соках склонность к цинге, было причиной появления породы людей, которая могла бы привести к образованию постоянной расы, если бы в этой полосе земли посторонние примеси столь часто не мешали непрерывному процессу видоизменений. Указанные здесь видоизменения мы можем поэтому, по крайней мере приблизительно, отнести к числу подлинных рас, и тогда их можно будет, принимая во внимание естественные причины их возникновения, представить следующим образом.

Первоначальный род Смуглые белые

Первая раса. Светло-русые (Северная Европа) — влажный и холодный климат.

Вторая раса. Медно-красные (Америка) — сухой и холодный

климат.

Третья раса. Черные (Сенегамбия) — влажный и жаркий

климат.

Четвертая раса. Оливково-желтые (индийцы) — сухой и

жаркий климат.

4. О случайных причинах образования различных рас

Чем бы ни объясняли многообразие рас на земнои поверхности, самая большая трудность состоит здесь в том, что в сходных земных зонах и при сходных климатических условиях живут люди не одной и той же расы; что Америка в зоне своего самого жаркого климата не знает людей ни ост-индского, ни тем более негритянского типа как присущего этой стране и что в Аравии или Персии нет коренных жителей с индийским, оливково-желтым цветом кожи, несмотря на то что по своему климату и свойствам воздуха эти страны весьма сходны с Индией, и т. д. Что касается первой из этих трудностей, то преодолеть ее довольно легко, если исходить из характера населения этой климатической зоны. В самом деле, раз такая раса, как существующая в настоящее время, образовалась вследствие долгого пребывания коренного населения на северо-востоке Азии или в соседней с ней части Америки, то она уже затем никакими дальнейшими влияниями климата не

 

К оглавлению

==460

могла превратиться в другую расу: только основной род может преобразоваться в расу, а там, где раса уже пустила корни и подавила другие зародыши, она потому именно и противостоит всякому преобразованию, что характер расы стал уже преобладающим в силе воспроизведения.

Что же касается того, что негритянская раса географически связана только с Африкой * (в наибольшей чистоте она встречается в Се негамбии), а индийская раса — с Индией (не считая тех мест, где эта раса, по-видимому в нечистом виде, распространена и дальше на восток), то я полагаю, что причина этого заключается в том, что внутреннее море, существовавшее в древние времена, обособляло как Индостан, так и Африку от других довольно близко расположенных к ним стран. Полоса земли, тянущаяся почти непрерывно от границы Даурии через Монголию, Малую Бухару, Персию, Аравию, Нубию и Сахару до Мыса Белого, в большей своей части походит на дно древнего моря. Страны, находящиеся в этой полосе земли, представляют собой то, что Бюаш 13 называет плоскогорьем, т. е. высокие и по большей части горизонтальные равнины; горы же, возвышающиеся на этих равнинах, нигде не обнаруживают далеко простирающихся склонов, так как подошвы этих гор везде засыпаны горизонтально лежащими песками; поэтому немногочисленные реки там небольшие и теряются в песках. Эти страны похожи на бассейны древних морей, так как, окруженные возвышенностями, они во внутренней части, если рассматривать их в цел ом, сохраняют свой уровень и потому не принимают никаких рек и сами не дают им начала. Кроме того, они большей частью покрыты песком, представляющим собой осадок древнего спокойного моря. Отсюда становится понятным, почему индийский характер не мог пустить корни в Персии и Аравии, бывших в то время еще частями

В жарком южном поясе этой части света существует, правда, одно небольшое племя негров, распространившееся до соседних островов, о которых из-за смешения их с людьми полуиндийской крови можно было бы, пожалуй, подумать, что они не уроженцы этих мест, а лишь с давних пор постоянно приходили сюда в результате общения, в котором малайцы находились с Африкой.

 

==461

морского бассейна, между тем как Индостан, надо полагать, был в то время давно уже заселен; становится также понятным и то, каким образом негритянская и индийская расы могли в течение столь долгого времени сохраняться несмешанными с северной кровью, ибо они были ограждены как раз этим морем. Описание природы (состояние природы в настоящее время) далеко не достаточно для того, чтобы указать причины, почему имеется столько видоизменений. Нужно, несмотря на всю, и притом вполне обоснованную, вражду к дерзким мнениям, решиться создать такую историю природы, которая представляла бы собой отдельную науку и была бы способна постепенно перейти от простых мнений к знаниям.

Физическая география, настоящим объявленная мной [как университетский курс], входит в содержание развитой мной] идеи о полезном академическом преподавании, которое я могу назвать предварительным упражнением в познании мира. А это познание мира как раз и служит тому, чтобы всем другим приобретенным наукам и искусствам придать прагматический смысл, вследствие чего они становятся пригодными не только для школы, но и для жизни и благодаря чему ученик выходит на арену своего призвания, а именно в свет, вполне подготовленным. Здесь перед ним открывается двоякое поприще, предварительный очерк которого ему необходимо иметь, для того чтобы он был в состоянии упорядочить весь относящийся сюда последующий опыт; это двоякое поприще —природа и человек. Однако и то и другое должно быть здесь рассмотрено космологически, т. е. не с точки зрения тех достопримечательностей, которые содержатся в их предметах, отдельно взятых (физики и эмпирической психологии), а с точки зрения их соотношения внутри целого, в котором они находятся и в котором каждое занимает свое собственное место. Первый предмет обучения я называю физической географией, и ее я объявил в качестве курса лекций на летний семестр, второй предмет — антропологией, которую я откладываю на зиму. Остальные лекции этого полугодия были уже указаны в соответствующем месте.

 

==462

 

==463

 

==464

00.htm - glava18

ДВЕ СТАТЬИ ОТНОСИТЕЛЬНО «ФИЛАНТРОПИНА » 1776—1777.

l ДЕССАУ, 1776

В первом выпуске «Филантропического архива» искренние друзья юношества обращаются к опекунам человечества, в особенности к тем, кто приступает к улучшению школьного дела, а также к отцам и матерям, желающим послать своих детей в Дессауский Филантропии.

Никогда, быть может, к человеческому роду не предъявлялось более справедливого требования и никогда ему бескорыстно не предлагалось дела столь великой и все возрастающей пользы, как то, которое здесь предпринимает господин Базедов. Тем самым он вместе со своими достославными помощниками торжественно посвящает себя созданию благополучия для людей и их совершенствованию. То, над чем хорошие и плохие умы размышляли в течение веков, но что без пламенного и упорного рвения одного проницательного и энергичного человека оставалось бы в течение стольких же веков благим намерением, а именно подлинное, сообразное и с природой, и с гражданскими целями учебное заведение, теперь перед нами налицо и дает неожиданно быстрые результаты. Оно нуждается в помощи со стороны лишь для того, чтобы расширить его в том виде, в каком оно теперь существует, дабы рассеять его семена по всем странам и увековечить этот тип заведения. Развитие заложенных в человеке естественных задатков имеет в этом заведении то же свойство, что и общая наша матерь — природа: оно не растрачивает свои семена понапрасну, а само себя умножает и

 

==465

поддерживает свой род. Для всякого общества, как и для каждого отдельного гражданина мира, бесконечно важно познакомиться с таким заведением, которое дает начало совершенно новому, порядку человеческой жизни (сведения о нем можно почерпнуть из упомянутого «Архива», а также из сочинения Базедова «Чтение, необходимое для гражданина мира»). Если это заведение быстро расширится, то и в частной, и в гражданской жизни оно произведет столь великую и столь многообещающую реформу, что при беглом взгляде ее трудно даже представить себе. Поэтому настоящий долг каждого истинного друга человечества — заботливо культивировать и охранять, насколько возможно, этот нежный еще росток или по крайней мере настойчиво рекомендовать тем, чья добрая воля сочетается с возможностью покровительствовать ему. Если этот росток, как на то дает основание надеяться удачное начало, достигнет когда-нибудь полного своего развития, то плоды его скоро распространятся по всем странам и на самое отдаленное потомство. 13 мая в этом отношении знаменательный день. В этот день уверенный в успехе своего дела муж ' приглашает ученейших и просвещеннейших мужей соседних городов и университетов посмотреть собственными глазами на то, во что они едва ли могли бы поверить на основании одних только рассказов. Добро обладает неодолимой силой, когда его можно видеть воочию. Голос достойных и облеченных доверием представителей человечества (большое число которых мы хотели бы видеть на этом съезде) неизбежно должен был бы привлечь внимание Европы к тому, что так близко касается человечества, и побудить ее к деятельному участию в столь общеполезном заведении. Предметом величайшей радости и не менее прекрасной надеждой на то, что последуют столь благородному примеру, должно для каждого друга человечества служить то обстоятельство, что Филантропину (как это было сообщено в одной из последних газет) благодаря значительной помощи со стороны одной высокой особы2 обеспечено его дальнейшее существование. При таких обстоятельствах нельзя сомневаться, что из разных пунктов в Дессауский Филантропии поспешат лица, желаю-

 

==466

щие воспользоваться имеющимися стипендиями, чтобы обеспечить себе в этом заведении места, которых скоро может и не оказаться. Для тех же, кто горячо желает быстрого распространения этого благого дела, самой большой заботой должен быть отбор способных кандидатов и отправка их в Дессау в целях изучения метода воспитания в Филантропине. Это — единственное средство, для того чтобы в ближайшем будущем иметь везде хорошие школы, и это требует, по-видимому, незамедлительного внимания и великодушной поддержки прежде всего со стороны состоятельных покровителей. В ожидании, что это пожелание скоро осуществится, следует всем учителям частных и государственных школ усиленно рекомендовать пользоваться сочинениями Базедова, а также изданными им учебниками и для собственного уразумения, и для наставления вверенного им юношества. Таким образом они уже теперь могли бы, насколько это осуществимо при данных условиях, придать делу обучения филантропический характер. Цена книги в книжном магазине Кантера 15 грошей.

К ОБЩЕСТВЕННОСТИ

В цивилизованных странах Европы нет недостатка в учебных заведениях и благонамеренном усердии учителей принести всем пользу в этом деле. Тем не менее в настоящее время можно считать вполне доказанным, что все эти учебные заведения испорчены уже в самом начале. Так как все в них делается против природы, то из человека извлекается далеко не все добро, предрасположением к которому наделила его природа. Мы принадлежим к животному царству и становимся людьми только через образование. Вот почему мы могли бы в короткое время увидеть вокруг себя совершенно других людей, если бы получил всеобщее применение тот метод воспитания, который мудро выводится из самой природы, а не рабски следует старым привычкам и не умудренному еще опытом веку.

Было бы, однако, напрасно ожидать этого блага человеческого рода от постепенного совершенствовани

 

==467

школьного дела. Школы надо преобразовать, если хотят получить от них что-то хорошее, так как само их устройство неправильно и даже учителям этих школ необходимо дать новое образование. Не медленная реформа, а только быстрая революция способна это осуществить. А для этого обязательно требуется единая школа, которая была бы совершенно заново построена на основе истинного метода людьми просвещенными, не корыстолюбивыми, а работающими в ней из благородного рвения и совершенствование Которой было бы предметом внимательного наблюдения и оценки знатоков всех стран. В то же время ей следует оказывать всяческое содействие и поддержку объединенными усилиями всех друзей человечества, пока она не достигнет своего совершенства.

Не только для тех, кого она воспитывает, но, что неизмеримо важнее, благодаря тем, кому она дает возможность постепенно стать, и притом в большом числе, учителями на основе истинного метода воспитания, эта школа представляет собой семя, посредством тщательного ухода за которым можно в короткое время вырастить множество хорошо подготовленных учителей, которые скоро покроют всю страну сетью хороших школ.

Усилия общественности всех стран должны были бы прежде всего быть обращены на то, чтобы отовсюду оказать такой образцовой школе свою поддержку, дабы скорей помочь ей достигнуть полного совершенства, источник которого она уже содержит в себе самой. В самом деле, стремиться тотчас же подражать в других странах ее устройству и установлениям и в то же время задерживать при наличии в ней недостатков и препятствий прогресс самой этой школы, которая еще должна стать первым образцом и рассадником хорошего воспитания,— это значило бы сеять несозревшее семя, чтобы потом пожать плевелы.

Такое учебное заведение уже не есть только прекрасная идея; оно действенно и с полной очевидностью доказывает, что то, что давно уже стало предметом общего -желания, исполнимо. Это, несомненно, такое явление нашего времени, которое, хотя его и не замечают заурядные люди, должно, однако, для каждого разумного

 

==468

u заинтересованного в благе всего человечества наблюдателя быть более важным, чем пустой блеск и вечная суета большого света, где благом человеческого рода если и не пренебрегают, то во всяком случае ни на волос не продвигают его вперед.

Призыв общества и в особенности объединенные голоса добросовестных и проницательных знатоков из разных стран побудят читателей настоящей газеты признать Дессауский педагогический институт (Филантропии) единственным заведением, отмеченным вышеуказанными признаками превосходства. Немаловажное достоинство этого заведения состоит в том, что по самому своему устройству оно должно естественным путем, само собой устранить все вначале еще имеющиеся у него недостатки. Нападки, которым кое-где подвергается Филантропии, и появляющиеся иногда пасквили (один из них, принадлежащий перу Мангельсдорфа3, получил недавно достойную отповедь со стороны господина Базедова)—это обычные уловки придирчивости и погрязшей в своей косности традиции. Если бы подобного рода люди, всегда бросающие злобные взгляды на все, что дает о себе знать как доброе и благородное, проявляли спокойное безразличие, то это должно было бы вызвать некоторое подозрение относительно невысокой ценности этого возникающего добра.

Теперь как раз представляется возможность оказать некоторую помощь (помощь, исходящая от одного лица; ничтожна, от многих — может стать значительной) этому заведению, которое посвящает себя человечеству и, следовательно, интересам каждого гражданина мира. Если бы мы захотели напрячь силу своей фантазии, чтобы придумать такой случай, когда посредством незначительного вклада можно было бы содействовать достижению величайшего, самого прочного и общего блага, то это должен был быть тот случай, когда семя добра само себя может культивировать и поддерживать, дабы с течением времени получить распространение и непреходящее значение.

На основании сказанного и того высокого мнения, какое мы имеем о численности благомыслящих лиц

 

==469

нашей общественности, мы сошлемся на 21-й выпуск этой «Ученой и политической газеты»4 вместе с приложением к ней и будем надеяться на многочисленные взносы всех господ духовного и педагогического звания, всех вообще родителей, всех тех, кому не безразлично то, что служит к улучшению образования их детей, кто, наконец, хотя и не имеет детей, сам, однако, в детском возрасте получил хорошее воспитание и именно потому осознает свой долг — содействовать если не увеличению числа людей, то по крайней мере делу их образования.

На настоящий ежемесячник, выпускаемый Дессау.ским учебным заведением под заглавием «Педагогические беседы» д, принимается подписка Со взносом в 2 талера 10 грошей. Но так как число печатных листов нельзя определить заранее и к концу года может поэтому потребоваться некоторая доплата, то было бы, пожалуй, всего лучше (что, однако, предоставляется на благоусмотрение каждого) способствовать преуспеянию этого дела внесением одного дуката в виде аванса с условием, чтобы излишек был каждому, кто бы этого потребовал, аккуратно возвращен. Упомянутое заведение питает надежду, что во всех странах есть много благородно мыслящих лиц, которые охотно воспользуются данным случаем, чтобы по такому поводу к сумме аванса присовокупить еще небольшой добровольный дар в поддержку заведения, уже близкого к своему завершению, но еще не получившего заблаговременно ожидаемой помощи со стороны. Так как, согласно заявлению старшего коммерции советника господина Бюшинга" («Wцchentliche Nachrichten» за 1776 г., выпуск 16), власти не располагают в данное время деньгами для улучшения школьного дела, то в конце концов, по: скольку такое улучшение все же должно произойти, нужно, чтобы состоятельные частные лица своим великодушным вкладом сами содействовали этому столь важному для всех делу.

Авансы от граждан нашего города принимаются господином проф. Кантом утром от десяти до часу дня, а также книжным магазином Кантера во всякое время дня с выдачей расписки о получении.

 

К оглавлению

==470

 

==471

 

==472

00.htm - glava19

ПРИМЕЧАНИЯ

Работы, помещенные в этом томе, были опубликованы на русском языке во втором томе Сочинений Канта, изданном под общей редакцией Б. Ю. Сливкера (И. Кант, Сочинения 1747— 1777 гг. в двух томах, т. II, М-, Соцэкгиз, 1940). При подготовке настоящего издания переводы этих работ заново сверены с оригиналом М. И. Иткиным.

В основу примечаний к данному тому положены примечания, составленные Б. Ю. Сливкером.

ОПЫТ НЕКОТОРЫХ РАССУЖДЕНИЙ ОБ ОПТИМИЗМЕ

«Versuch einiger Betrachtungen ьber den Optimismus von M. Immanuel Kant, wodurch er zugleich seine Vorlesungen auf das bevorstehende halbe Jahr ankьndigt» («Опыт некоторых рассуждений магистра Иммануила Канта об оптимизме с одновременным оповещением о его лекциях на предстоящее полугодие»). Работа служила приглашением на лекции, которые Кант собирался прочитать в Кёнигсбергском университете в зимнем семестре 1759/60 г. Кант выбрал эту тему в связи с происходившим тогда спором об оптимизме (о лучшем из миров). В 1753 г. Берлинская академия наук объявила премию за лучшее сочинение, посвященное исследованию учения английского поэта Попа, выражающегося в положении: все благо.

Сочинение Канта представляет собой по существу популяризацию доктрины об оптимизме, изложенной в «Теодицее» Лейбница (вышла в свет в 1710 г.).

1 Кант имеет здесь в виду прежде всего большинство древнегреческих философов, а из позднейших философов — Джордано Бруно и в особенности Лейбница, а также Лессинга, Шефтсбери и др.— 43.

2 Рейнгард (Reinhard, Adolf Friedrich, 1728—1783) — последователь Крузия. Сочинение Рейнгарда, о котором упоминает Кант, было опубликовано в Берлине в 1755 г. вместе

 

==473

с другими сочинениями, представленными на соискание премии Прусской академии наук, под заглавием «Dissertation qui a remportй le prix proposй par l'Acadйmie royale des sciences et belles lettres de Prusse sur l'optimisme».— 44.

3 Говоря о противниках оптимизма, Кант имеет в виду прежде всего Круаия и особенно его сочинение «Entwurf der notwendigen Vemunftwahrheiten», 2. Aufl., 1753, § 386, цитируемое обыкновенно под названием «Methaphysik».— 45.

Мейер (Meier, Georg Friedrich, 1718—1777) — профессор философии в Галле, ученик Баумгартена, защитник его учения об ощущениях, которое понимается им как низшая (по сравнению с интеллектом) способность человеческого духа. Кант имеет в виду весьма популярное в то время сочинение Мейера «Auszug aus der Vernunftlehre», Halle, 1752, которым Кант пользовался как руководством для своих лекций по логике. По обычаю того времени каждый профессор в основу читаемого им курса полагал какое-нибудь печатное руководство по данному предмету. Сочинение Мейера, писавшего не по-латыни, а по-немецки, отличалось ясным и изящным изложением.— 48.

5 Баумгартен (Baumgarten, Alexander Gottlieb, 1714— 1762) — самый выдающийся из учеников Вольфа, известен главным образом как основатель эстетики. Баумгартен был творцом значительной части современной философской терминологии. Сочинения его; «Metaphysica» (Haоle, 1739); «Aesthetica acroamatica» (Frankfurt, 1750—1758).— 48.

МЫСЛИ, ВЫЗВАННЫЕ БЕЗВРЕМЕННОЙ КОНЧИНОЙ ВЫСОКОРОДНОГО ГОСПОДИНА ИОГАННА ФРИДРИХА ФОН ФУНКА

«Gedanken bei dem frьhzeitigen Ableben des Hochwohlgebornen Herrn, Herrn Johann Friedrich von Funk, in einem Sendschreiben an die Hochwohlgeborne Frau, Frau Agnes Elisabeth, verwitt. Frau Rittmeisterin von Funk, geborne von Dorthцsen, Erbfrau der Kaywenschen und Kahrenschen Gьter in Kurland, des selig Verstorbenen Hochbetrьbte Frau Mutter, von M. Immanuel Kant, Lehrer der Weltweisheit auf der Akademie zu Kцnigsberg» («Мысли, вызванные безвременной кончиной высокородного господина Иоганна Фридриха фон Функа, изложенные в письме к высокородной госпоже Агнесе-Елизавете, вдове славного предводителя дворянства фон Функ, рожденной Дортхёзен, наследнице Кайвенских и Каренских поместий в Курляндии, постигнутой глубокой печалью матери покойного, от магистра Иммануила Канта, преподавателя философии в Кёнигсбергской академии»).

1 Имеется в виду Тит Лукреций Кар, поэма «О природе вещей», V, 223.— SI.

2 Кант цитирует «Unvollkommenes Gedicht ьber die Ewigkeit» («Несовершенное стихотворение о вечности») поэта и естествоиспытателя Альбрехта Галлера (Haller, Albrecht, 1708— 1777).- 63.

 

==474

3 Теске (Teske, Johann Gottfried, 1704—1772) — профессор физики в Кенигсберге.— 56.

4 Функ (Funk, Johann Daniel, 1721—1764) — профессор права в Кенигсберге.— 66.

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)