Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 13.

Начало светской мысли как предшественницы русской философии

Она, как и европейская, основывалась на религиозных догматах, но имела откровенную философскую направленность. И первым среди ее представите­лей надо назвать Андрея Курбского (1528 - 1583).

Он был одним из виднейших военных и политических дея­телей времен Ивана Грозного. Князь Курбский бежал в Литву и верно служил польскому королю. Там он серьезно увлекся философией Аристотеля и Иоанна Дамаскина. Многие из фи­лософов были переведены им на русский язык. Андрей Курб­ский был первым русским логиком, участвовал в просвети­тельской деятельности на Украине и в Белоруссии, разработал новую систему образования в приходских школах и духовных училищах.

По своим философским взглядам Андрей Курбский был последователем иосифлян. Человеческий разум, по его мне­нию, одной своей частью является созерцанием Божества и к чувствам людей отношения не имеет; а другой (не совпадаю­щей с первой), близкой к чувствам, - познает жизнь и руководит человеком в его делах. Природная и Божественная состав­ляющие противоположны, но обе дают свои истины - естест­венного и религиозного мышления. Жизнь человека состоит из трех автономных частей: телесной, чувственной и мысли­тельной.

Курбский в своих работах и письмах предлагает свой вари­ант организации ограниченной монархии с признанием прав различных групп населения и особым способом функциони­рования власти.

Этот русский средневековый мыслитель в своих воззрениях был не одинок. В XVI - XVII вв. в России переводится боль­шое число трудов по естественным дисциплинам, военному делу, становятся известны системы Птолемея и Коперника. Центрами схоластической философии в этот период стали Киево-Могилянская и Славяне-Греко-Латинская духовные академии. Метод преподавания философии в них был прост: проблему дробили на более узкие позиции, которые делились на частные вопросы, а они, в свою очередь, сводились к от­дельным терминам, смысл которых надо было заучить.

267

Крупнейшим представителем латинского направления рус­ской схоластики был Симеон Полоцкий (1629 - 1680). Он пред­ложил свою систему соотношения наук о природе, философии и богословии. Из их взаимозависимости между собой он дела­ет вывод о единстве истины. Истинное знание не исчерпыва­ется Божественным Откровением, а напротив, Высший Дух укрепляет Себя за счет знаний Своих творений. Другая про­блема, которую разрабатывал Симеон Полоцкий, касалась су­ти неограниченной монархии. Так как царь «стоит в правой вере, от него вера права исходит». В силу этого ему должны подчиняться и административные и духовные структуры. Мо­нарх свят, он помазанник Божий, а потому является высшей властью над народом, образцом благочестия и главой Церкви.

Из незаурядных преподавателей философии Московской академии надо упомянуть Фиофилакта Лопатинского (XVII в.). Он разделял философию на созерцательную (метафизика) и деятельную (логика и этика). Логика и физика у него практи­чески представляли собой изложение соответствующих разде­лов Аристотеля. Кроме того, в его работах давалась критика иных философских и естественных концепций, в частности Декарта. Таким образом, можно было познакомиться с уче­ниями, не идущими в русле официального богословского под­хода. Фиофилакт Лопатинский предлагал следующую схему природного мира:

Душа же, по мнению ученого, бывает прозябающей, чувст­вующей и разумной. У нее есть свобода, и она бессмертна. Все тела находятся во взаимозависимости, складываясь в систему, которая включает в себя все: от космоса до мельчайших пред­метов на Земле. Земные тела и звезды влияют друг на друга. Определив эти связи, можно вычислить и местоположение рая.

268

Итак, хотя период господства русской схоластики был до­вольно кратким, но именно она способствовала появлению первых философских трудов в России, а духовные академии подготовили первые кадры философов, ученых, теоретиков. Первым русским, получившим степень доктора философии, был выпускник Славяно-Греко-Латинской академии Петр По­стников. Она была ему присвоена после окончания Падуанского университета в Италии.

3. Возникновение русской философии (XVIII - первая четв. XIX в.)

XVIII в. занимает в истории нашего государства особое место. Это время величайших взлетов и драматических падений. Ка­залось, не было такой сферы жизни, где не ощущался бы рез­кий рывок вперед: экономические реформы и политические новации, стремительное развитие производства и науки, уди­вительная глубина и разнообразие художественного творчест­ва. Именно XVIII век поставил Россию вровень с Европой. Темпы развития были таковы, что за ними не поспевают ни власть, ни народ, ни разум. Прогрессивные нововведения вне­дряются в жизнь жестокостью и насилием, просвещенность соседствует с невежеством и дикостью, знание - с суеверием.

На протяжении всего этого времени невозможно найти хо­тя бы несколько лет, когда бы не бунтовало крестьянство (в том числе и две настоящие крестьянские войны: под предво­дительством К. Булавина и Е. Пугачева), Россия бы не вела войн, не зрели бы заговоры сначала в боярской, затем в дво­рянской, а потом и в разночинной среде.

В эти годы страна открыто воспринимает западную культу­ру, а не желающих ее усваивать принуждают к этому силой; появляются великие ученые, мыслители, политики. Одновре­менно создаются уникальные шедевры человеческого разума и рук, авторов которых не узнает никто, ибо они крепостные. Вместе со светской наукой на русской почве укореняется сво­бодомыслие, которое в некоторых случаях принимает полити­ко-религиозную форму (масонство). Это время в России до­вольно точно охарактеризовал А. И. Герцен: «Удивительное время наружного рабства и внутреннего освобождения».

Начало этому процессу положили реформы Петра I. Они раскрепостили русскую экономику, значительно пополнили и обновили господствующий класс за счет дворянства, превра-

269

тили Церковь в одно из звеньев государственного аппарата, усилили царский абсолютизм, низвергли народ до положения рабов. В культуре начался процесс интенсивной «европеи­зации», который, к сожалению, коснулся лишь внешнего, ви­димого слоя цивилизации, довольно быстро став блестящим показательным фасадом. В глубине же сохранились и варвар­ство, и невежество, и жестокость.

Первые материалистические традиции в русской философии. Проблема бытия

Наиболее существенным явлением в сфере науки в этот период стал кру­жок, получивший название «Ученая дружина Петра I». Самыми видными его участниками были Ф. Прокопович (1681 - 1736), В.Н. Татищев (1686 - 1750), А.Д. Кантемир (1708 - 1744).

Глава кружка Ф. Прокопович являлся, с одной стороны, убе­жденным последователем богословской традиции в толкова­нии сущности и структуры мироздания; а с другой стороны, он выступал как выдающийся просветитель, сделавший немало для распространения естествознания. Будучи прекрасным зна­током античной философии, он развивает традиции аристотелизма и откровенно по идеологическим мотивам игнорирует диалектическую атомистическую систему Левкиппа-Демо­крита-Эпикура. Зато в социологии Феофан Прокопович неза­висим и раскован. Он вводит в философский оборот принцип «общей пользы», стремится обосновать естественную природу самодержавной власти, ищет корни сословных противоречий, анализирует взаимодействие Церкви и государства.

Крупнейшим мыслителем «ученой дружины» был В.Н. Та­тищев. Одним из первых русских философов он рассмотрел процесс познания, отметив особую роль в нем чувственной ступени. Его интересуют природа памяти и абстракций, ощу­щений и представлений. Ответы на эти вопросы ученый ищет в сфере науки. Татищев предпринимает попытку классифика­ции наук, деля их на телесные и душевные, полезные (естественные и гуманитарные), нужные (богословие) и лож­ные (астрология, алхимия). Главнейшей из наук он считал философию. И хотя учение о бытии у Татищева весьма ком­промиссно, он все-таки стремится разобраться с вопросами соотношения души и тела, смерти и бессмертия, появления способности к разуму в ходе жизнедеятельности. Во взглядах на общество В.Н. Татищев был рационалистом, связывая его

270

развитие с естественными факторами: народонаселением, промышленностью, земледелием, торговлей и просвещением. Его идеал общественного состояния - просвещенная монархия.

Несомненно, первой научной величиной этого периода был Михаил Васильевич Ломоносов (1711 - 1765). Его дости­жения в естествознании имели для философии огромную цен­ность. Главное, Ломоносов предложил такую систему бытия, где Богу практически оставалось очень мало места. Он разви­вал гелиоцентрическую систему Дж. Бруно; считал, что Все­ленная состоит из бесчисленного множества заселенных миров; доказывал постоянную изменяемость всего существующего; предлагал принципы эволюционного развития живого; вы­двигал естественнонаучные возражения против церковного исчисления Начала мира, Первотолчка, Всемирного Потопа. Новаторскими явились идеи Михаила Васильевича о том, что есть истины, которые могут не совпадать с религиозными и даже им противоречить. Кроме того, существуют явления, ко­торые не доступны религиозному сознанию. В свою очередь, наука тоже не всемогуща, и существует чисто религиозная сфера постижения истин.

Ломоносов много работает над определением свойств материи и в итоге дает, как рабочую, следующую ее формулировку: «Материя есть протяженное, непроницаемое, делимое на не­чувствительные части». Рассматривая формы движения, он приходит к идее перехода одних форм движения в другие. Предлага­ется им и универсальный вариант закона сохранения вещества и движения. Ломоносов предпринимает первые шаги по преодо­лению разрыва между эмпиризмом и рационализмом в теории познания. Оригинален и его принцип классификации наук: степень теоретического обобщения материала в связи со сте­пенью познания. Он, несомненно, был одним из крупнейших представителей метафизического механистического материа­лизма мирового уровня.

Утверждение философии как теоретической науки

В начале XVIII в. практические задачи государства резко продвинули вперед естествознание, а оно, в свою очередь, активизировало внимание к проблемам бытия. Во второй половине XVIII в. центр философского интереса смещается. Сложности в общественной жизни сделали наиболее акту­альными вопросы социологии. Но чтобы разобраться на теоре-

271

тическом уровне с особенностями власти, государства, собст­венности, различных социальных институтов, надо уяснить, что такое человек. Так в русской философии появились новые аспекты изучения: познание и личность.

Сначала российские мыслители попытались найти ответ у западных ученых. В связи с этим на русскую почву попало учение немецкого философа X. Вольфа. Он рассматривал мир как единую систему, гармония которой установлена Богом. Познание же осуществляется исключительно абстрактным, рациональным путем. Кроме вольфианства, на отечественную философию оказали сильное влияние французские материали­сты, главным образом своей аргументацией против феодаль­ных порядков и религии. Кроме того, в Россию приходит и на долгое время обосновывается глубоко мистическая идеология масонства. Она строилась на принципах религиозной морали и пропагандировала всеобщее братство самосовершенствующих­ся людей, безразличных к внешнему миру и социальной борь­бе, сконцентрировавших свое внимание на самопознании. Каждое из этих трех направлений нашло своих последователей на русской почве, но соединить подобные идеи в одну систе­мы было невозможно. На их столкновении и сформировалась философия А.Н. Радищева (1749 - 1802).

Александр Николаевич известен в основном как борец с абсолютизмом и крепостным правом, как автор «Путешествия из Петербурга в Москву». Однако и его философские идеи тоже оригинальны и новаторски, как по сути, так и по форме выражения. Излагая параллельно материалистические и идеа­листические, атеистические и религиозные взгляды, он разра­батывает свое учение о бытии, человеке и его душе (трактат А. Радищева «О человеке, его смертности и бессмертии»).

Душа, с точки зрения Радищева, основывается на телесных функциях, а потому ее существование зависит от материаль­ной системы: мозга, нервов, чувственных каналов. Человек выходит из животной среды, связан с нею, хотя и имеет свои специфические особенности: прямохождение, руки, мышле­ние, речь. Материальный мир обеспечивает телесное сущест­вование человека и развитие его творческих способностей. Вместе с тем Радищев выдвигает десять доводов об обратном влиянии души на тело, которые позволяют ему рассматривать проблему бессмертия духовного. В учении о бытии Радищев был материалистом. Так, разрабатывая понятие материи, он первым в русской науке дал ей определение через соотноше-

272

ние ее с сознанием. Важнейшим свойством материи он пола­гал движение. Его же позиция в отношении механизма позна­ния мира несомненно идеалистична, ибо данный процесс, согласно взглядам мыслителя, существует «сам по себе» как проявление рациональной силы.

Социологические взгляды Радищева основаны на теории есте­ственного права. Исторический процесс он представлял как последовательную смену циклов через борьбу равенства и не­равенства: победа свободы народа сменяется разросшейся вла­стью, которую ждет неизбежное падение. Затем все начинается сначала. Потребность в свободе коренится в каждом отдель­ном человеке, а его личный интерес выступает основным мо­тивом устремлений индивида. Прогресс в обществе связан с «шествием человеческого разума». По своей философской по­зиции, глубине и характеру подхода к рассматриваемым про­блемам А.Н. Радищев близок к Канту. Хотя он и не знал тру­дов последнего, они одинаково относились к состоянию эпохи и запросам науки. Правда, Кант был признан как великий фи­лософ, а Радищев - как «бунтовщик». Философские традиции Радищева были продолжены декабристами.

Социальная философия декабризма

Они все были дворянскими револю-ционерами. Но если позиция Радищева сформировалась в условиях укрепления крепостничества и самодержавия и представляла собой революционную демократию, то декабристы демонстри­ровали буржуазную революционность.

Их воззрения сложились в условиях общественного подъе­ма, связанного с победой в Отечественной войне 1812 года, начавшегося кризиса общественной системы в России, влия­ния французской революции и крушения идей Просвещения. Основными заботами мыслителей стали проблемы обществен­ного развития.

Социология декабристов базировалась на теории естествен­ного права, из которой выводилось природное равенство лю­дей в правах и обязанностях. Декабристы считали, что источ­ником общественного развития являются духовные мотивы (законодательство, просвещенность, общественное мнение). Государственная власть, по их мнению, имела договорное происхождение и создавала «благоденствие всего общества вообще и каждого из членов оного в особенности».

273

Справедливое общество может сложиться только тоща, когда оно будет пропитано «здравой» философией. Именно она должна лежать в основе любого образования, сообщая каждому гуманность, мудрость, моральность. Освоив эти цен­ности, человек сможет выходить в жизнь. То, что можно уз­нать с помощью науки и чему возможно научить, декабристы называли позитивной философией, в отличие от этической философии, научно непознаваемой. Последняя дана человеку от рождения, но проявить себя может лишь в свободной лично­сти. Свободным человека делает закон и демократическая форма правления. Именно поэтому в России невозможно най­ти откровенных проявлений нравственности, ибо самодержа­вие уродует каждого в большей или меньшей степени. Нельзя ждать успехов и от народных бунтов и восстаний, так как это стихийный протест, который ничего не может изменить. А вот свержение самодержавия, смена формы и режима правления принесет долгожданную свободу.

Декабристами (П. Пестель, Н. Муравьев) было предложено несколько вариантов устройства справедливого государства, счастливого общества. Надо отметить, что их авторы не были простыми мечтателями, а свои проекты строили на обширном экономическом, политическом и историческом материале.

Неоднозначно решался декабристами вопрос о соотноше­нии знания и веры, Церкви и государства. Они одни из пер­вых откровенно заявили, что российское самодержавие опира­лось на православие. Часть декабристов такое наблюдение привело к атеизму (И. Якушкин), а других - к созданию своего варианта веры, явно отступающего от традиций христианства (М. Лунин). Последние считали, что религия имеет этическую значимость, и она должна использоваться для улучшения нра­вов и поддержания порядка в обществе. Декабристы принад­лежали к числу тех, кто в своей философии учитывал принцип свободы совести и в жизни следовал ему неуклонно.

Именно на декабристах кончается один и начинается дру­гой период развития русской философии.

4. Русская религиозная философия (вторая пол. XIX - нач. XX в.)

С середины XIX в. до начала XX в. философская мысль в Рос­сии совершила резкий рывок вперед в своем развитии. Проти­воречивость существовавшего общественного устройства чрез-

274

вычайно способствовала этому процессу. В экономике энер­гично пробивал себе дорогу капитализм. Однако даже в начале нынешнего века элементы феодальных отношений были весь­ма прочны и укоренены в жизни страны. Исчерпавшая свои возможности монархия безуспешно пыталась подправить по­ложение ограниченными реформами, введением парламента, конституции. Постоянные войны (русско-афганский кон­фликт, русско-иранская, три русско-турецкие, русско-япон­ская войны, I мировая война), восстания и народные выступ­ления, целая серия революций - таковы характеристики этого времени. В таких условиях вся мыслящая часть общества была охвачена проблемами перспектив его развития, все мечтали о переменах. Всеобъемлемость наступающего кризиса диктовала всеобъемлющий философский подход к такого рода попыткам. Значительное влияние на мыслителей этого времени оказыва­ла сословная, классовая идеология. Появляются сторонники западной и национальной ориентации, радикалы и либералы, народники и социалисты, крестьянские и буржуазные фило­софы, демократы, идеалисты и материалисты, религиозные ортодоксы и реформаторы. Из всего этого духовного потока прежде всего хотелось бы выделить религиозную философию, ибо она имела наиболее солидную традицию на русской почве.

Ортодоксальное направление

Религиозная философия была крайне неоднородна. Прежде всего надо выде­лить направление, твердо придержи­вающееся канонов. В нем немного оригинальных мыслителей. Одним из таких ученых был К.Н. Леонтьев (1831 - 1891). Он являлся последователем «философии тотальности» (коллек­тивности). История любого общества, по его мнению, в своем развитии проходит три стадии: юношеской простоты, зрелой цветущей сложности и старческого смешанного упрощения. Последний этап мучителен, и потому власть и идеология при­званы всячески препятствовать его наступлению. Самый бла­годатный этап - второй. Он выпал Западной Европе на сред­ние века. Ныне же она подошла к своему разрушению. Капитализм Леонтьев рассматривал как явление вырождения, полное «хамства и подлости». Россия, по мнению мыслителя, благодаря эмансипации, прогрессу и лжи, приблизилась к на­чалу третьего этапа. Чтобы удержать ее на этом краю, надо мобилизовать все консервативные силы, и прежде всего само­державие и православие.

275

Леонтьев полагал, что прогресс не может быть познанным, так как это предмет веры. Сам же процесс развития понимался им чисто натуралистически, как постепенный переход от бес­цветности и простоты к сложности и цветению, которое укре­плено «внутренним деспотическим единством». Такое единст­во прекрасно, даже несмотря на заключенные в нем борьбу и страдание. А красота дороже человека. Бог создал людей не­равными, а значит, Он не желал единообразия. Мыслитель оправдывает рабство и насилие, так как считает это достойной ценой национальной крепости, духовной самобытности и культурного процветания.

Идеальным воплощением общества он считал византийскую модель. В религиозном смысле она проповедовала аскетизм и православный догматизм, в политическом - абсолютную мо­нархию, в нравственном - отказ от личностного принципа, разочарование во всем земном. Леонтьев, чувствуя приближе­ние революции и считая ее разрушающим началом, полагал причиной этих процессов неуемную погоню за собственно­стью и богатством. Выход из положения он видел в переори­ентации России на Восток и превращении его в новый миро­вой христианский центр путем политической экспансии. Основой стабильности в обществе, по мнению Леонтьева, должны стать сельские общины и строгое сословное деление.

Другой представитель этого направления в религиозной философии - Н.Ф. Федоров (1828 - 1903). Он делал в своем учении упор не только на религию, но и на нравственность. Будучи сам человеком высочайшей морали, совести, он вел аскетический образ жизни и своим примером демонстрировал жизненность многих своих идей. Федоров усматривал основ­ное зло для человека в смерти, как проявлении слепых сил природы. Изучение ее с помощью науки и техники позволило бы вывести личность из-под этого унизительного подчинения вплоть до обретения ею способности воскрешать предков. Все должны жить вечно и быть счастливы. Воскрешение и бес­смертие должно стать общим делом человечества. Когда люди овладеют природой, усовершенствуют свой организм, освоят космос и научатся влиять на его процессы, тогда они достиг­нут братства, разрушат все разделяющие людей границы и дос­тигнут главной цели «общего дела».

Федоров связывал свое учение с христианством, ибо в нем, в особенности в православии, присутствуют идеи воскрешения и вечной жизни. Однако он не принял идею Христа о личном

276

спасении, как безнравственную по сравнению с общим делом всеобщего спасения. Причину вражды между людьми он видит в заложенном природой стремлении к самосохранению. Обще­ство таких людей строится на эгоизме, а власть отделяет знающих от исполнителей, противопоставляет мысль делу, созерцающих ученых - малосведущим работникам. Такие уче­ные могут создать лишь ложные учения, которые вызывают лишь конфликты. Общее благо должно сочетаться с общим знанием и общим делом. «Нужно жить не для себя (эгоизм) и не для других, (альтруизм)», а «с каждым и для каждого»; это союз живущих (сыновей) для воскрешения мертвых (отцов).

Триединство Бога является основой возможности перерож­дения любого человека, а судьба Христа - тому подтверждение. В подобных процессах необходимо различать тело, которое нельзя усовершенствовать на Земле, и дух, связанный лишь с Богом и любящий Бога больше, чем себя и других. Только покинув Землю, в космосе можно решить задачу общего дела, ибо именно там душа сливается с Божеством. Федоров, руко­водствуясь нравственными принципами, предлагает регуляцию природы, внесение в нее разума и воли, объединения приро­ды, человека и Бога в религии. Данная концепция послужила основой для работ русских космистов и разработки проблемы ноо­сферы.

Демократическое направление

Второе направление русской религиоз­ной философии можно определить как демократическое. (Правда, это не рево­люционная демократия). Ее сторонники считают, что религия есть важнейший эле­мент жизни общества. По отношению к ортодоксальному на­правлению они занимают, как правило, противоположную позицию, ибо отвергают официально принятую религиозную доктрину. Именно в этом наиболее отчетливо проявилась та­кая особенность направления, как связь с художественной формой воплощения. Именно литераторы и художники на Руси на протяжении всей ее истории обычно были носителя­ми и популяризаторами философского мировоззрения, а не­редко и авторами многих идей и теорий.

Одним из виднейших представителей русской религиозной философии демократического направления был Ф.М. Досто­евский (1821 - 1881). Он считал, что основой развития России может быть лишь «национальная почва», то есть выступал

277

сторонником почвенничества. Достоевский не сомневался в бо­гоизбранности русского народа, которому суждено «спасти все человечество» от капитализма и социализма. Он отвергал мо­ральные принципы, которыми пользовались в повседневной жизни, и предлагал вернуться к идеям раннего христианства. Писатель полагал, что с их помощью возможно достичь все­общей любви, освобождения от страданий, покорности перед внеземными высшими силами.

Федор Михайлович был страстным сторонником религии, ибо считал, что она целиком базируется на нравственных мотивах, а нерелигиозное рациональное отношение к миру провоцирует вседозволенность и аморализм. Носителем религиозно-нрав­ственных идеалов у Достоевского является народ, и если обра­зованная часть общества от него отрывается, то наступают периоды социальных конфликтов и идейных шатаний. Общее благополучие достигается общим совершенствованием на ос­нове личного нравственного очищения. В этом процессе ог­ромную роль играют избранные люди - цельные, чистые, несу­щие в душе элементы «божественной правды». Они, благодаря своим самоотдаче и прощению, совершенствуют окружающих.

Именно религиозная мораль может выступать истинным на­полнителем душ отдельных личностей. Человеческая душа сложна: у одних людей все подчиняется рассудку и в этом слу­чае оправдывается любое действие - от преступления до на­сильственного облагодетельствования; у других - на первом месте воля, природные плотские побуждения. В обоих случаях вседозволенность делает таких людей опасными, безнравст­венными. Но есть иные люди, с верой в душе. Именно на них вся надежда.

У Достоевского нет примирения и гармонии между Богом и миром, царством добра, блага и действительностью зла, не­нависти. Он не признает солидарности в грехе, допущения страдания невинных детей, безысходности униженных и ос­корбленных. Бог как источник морали и справедливости пре­вращается, по мнению писателя, в «голую» декларацию. Чело­век отторгнут создавшими его Богом и природой; они безразличны к нему. Раз законы природы и разума несводимы, то человек обречен жить во враждебном и непостижимом для него мире. Его религия - вера в себя, в свое совершенствова­ние соответственно высшим нравственным идеалам. Развивая в себе нравственность, любя людей, не отвечая насилием на насилие, он и создает лучший мир.

278

Философия другого представителя этого направления ре­лигиозной философии, Л.Н. Толстого (1829 - 1910), наднацио­нальна и надправославна. Лев Николаевич был уверен, что если каждый человек будет нравственно себя совершенство­вать, то новые справедливые условия жизни возникнут сами собой. Чем в этом случае будет покорнее и пассивнее человек, тем быстрее этот процесс завершится. Но откуда брать нравст­венные идеалы, нормы и принципы? Из религии. Придя к такому выводу, Лев Николаевич занялся изучением правосла­вия, отвергая один за другим его догматы, как противоречащие логике и разуму: о Триединстве Божества, о Божественной Сущности Христа, о загробном мире и другие. Он критиковал религиозный культ как «величайшее кощунство». В 1901 г. Синод принял решение об «отпадении графа Толстого» от православной Церкви.

Лев Николаевич не отрекался от религии. Он сохранил от христианства его нравственно-нормативную часть. Одновре­менно Толстой проанализировал все основные мировые веро­учения и отобрал из них моральные рекомендации, уклады­вающиеся в единую систему. В его концепции отчетливо прослеживается влияние восточных традиций.

Толстой считал, что главное зло для человека заключается в насилии, царящем в мире и порождающем новое насилие. Ра­зорвать эту порочную цепь можно «непротивлением», отказом от борьбы и переносом центра внимания личности на свое нрав­ственное развитие. Реализовать такие задачи возможно лишь в обществе, где нет не только государства, но и власти, ибо они и есть носители зла. Их уничтожить можно мирным путем через уклонение всех членов общества от государственных обязанностей, от выполнения законов, через уход с должно­стей, благодаря безразличию к политической деятельности. Иначе говоря, Толстой пришел в своих взглядах к анархизму.

Религиозная система Толстого включала в себя понимание Бога как осознание человеком в себе самом любви и добра («Бог есть любовь, совершенное благо»). В связи с этим жизнь выступает как путь к благу, где ориентирами являются удо­вольствие и страдание. Знание здесь помочь ничем не может, а опираться необходимо на здравый смысл, носителем кото­рого является простой народ. Конечная цель жизни от челове­ка скрыта, и только религиозная вера (увеличение любви внутри себя) показывает, что он исполняет Божье дело. Для этого достаточно выполнять следующие три рекомендации: не

279

делать никому насилие и не готовиться к нему; не принимать участие в насилии, устраиваемом другими; не одобрять насилия.

Либеральное направление

Своего рода промежуточное положение между ортодоксальным и демократиче­ским направлением в религиозной фи­лософии России занимала либеральная концепция.

Это направление было, пожалуй, самым плодотворным как по числу последователей, так и по объему и разнообразию созданных произведений. Не случайно в истории философии его называют «религиозным Ренессансом». В нем довольно причудливо сочетались эмпиризм и мистицизм, рационализм и идеализм, оппозиционность к существующему режиму и лояльность к властям, превращение философии в функцию религии с неприятием официального православия. Несомнен­ным его родоначальником был В.С. Соловьев (1853 - 1900).

Главная философская идея Соловьева В.С. - идея духовной телесности. Материя и тело связаны и чисты именно потому, что являются вместилищем божественного человеческого духа. Друг без друга они не существуют: чистая идея безжизненна, а тело - грешно и бессмысленно. Идеальное состояние мира поэтому невозможно представить как царство духа, ибо без плоти оно неполноценно. Совершенствование жизни приведет к полному одухотворению материи и материализации идеи -произойдет преобразование злого и безобразного; в общем единстве утвердятся воскресшие мертвые и существующие, возвысившиеся духом и усмирившие тело.

Он считал, что в основу философской теории должен быть положен «нравственный аспект». С ним должен быть связан смысл жизни как стремление к утверждению на земле правды. Правда воплощает в себе христианский идеал спасения, кото­рый реализуется в переходе к богочеловечеству. Для решения такой задачи в жизнь надо внедрить идею «всеединства», пред­ставляющую собой единство всех форм бытия, как материаль­ных, так и идеальных. То, что данная задача решаема, говорит тот факт, что над всем миром царит Единый Бог и все люди признают Его наличие и необходимость. В качестве практиче­ского пути реализации этой цели можно рассматривать созда­ние «Вселенской Церкви», объединяющей основные разновидности христианства. В частности, Соловьев говорит о целесообраз­ности политического союза Римского Папы и русского царя.

280

На пути движения к правде неизбежно противоборство добра и зла и даже временные победы зла.

Вселенская общность достижима лишь в объеме всего Кос­моса. Человечеству она доступна будет через любовь, в том числе и через половую. Совершенство любви способно делать людей бессмертными. Надо добавить, что всеединство это не только единство бытия, но и единство мудрости - Софии. Она воплощает в себе истину, и цельное знание, и «вечную женст­венность». Так В.С. Соловьев собирает в единую систему су­ществование, знание, веру, нравственность и красоту.

Концепция Соловьева стала отправной точкой для такого явления в русской философии, как «новое религиозное созна­ние», представленного богоискательством и работами Н.А. Бер­дяева, С.Н. Булгакова, братьев Трубецких, П.А. Флоренского, С.Л. Франка и других. Для них было характерно соединение теоло­гии, философии и естествознания. Причем философия и есте­ствознание гармонию между собой обретают в теологии. Та­ким образом, создается гармония между верой и знанием.

Одним из наиболее интересных последователей Соловьева был Н.А. Бердяев (1874 - 1948). Философию он считает чистым творчеством в отличие от науки, которая всегда должна при­спосабливаться к необходимости бытия. Исходя из творческой природы философии, Бердяев предлагает свою концепцию миростроения, сориентированную на человека.

В качестве первореальности он выдвигает историю и приро­ду. Они вечны и включают в себя несотворенную свободу. Все зло в мире истекает из этой свободы. Зло представляет своего рода испытание благого Бога, посланное людям. В итоге - Бог мир создает, Себя в мире проявляет, но не управляет миром. Человеку Бог необходим как нравственный идеал и надежда на спасение, а Богу нужен человек как покаявшийся грешник, стремящийся к богочеловеческому образцу. Правда, достичь такого результата человек может лишь через катастрофу, ко­нец света, Страшный Суд. В результате наступит новый мир -вечное царство свободы и духа, человеческое бессмертие.

Личность у Бердяева представляет собой сосредоточие ин­дивидуальных духовных сил и сферу свободы. Она постоянно испытывает давление со стороны общества, которое стремится поработить личность, включив ее в какую-нибудь общность. Истинная же свобода личности заключается в «соборности», концентрации индивидуальной духовной силы и воли.

281

Идеи Бердяева оказали значительное влияние на развитие французского экзистенциализма.

Другим выдающимся последователем Соловьева был П.А. Флоренский (1882 - 1943). Он считал, что все разнообразие реальности слагается из некоторых первичных духовно-материальных структур. Они истинны своей «самобытностью», своей «самодоказанностью». Так, самоочевидна Божественная Троица. Одни истины даются непосредственно, другие - выво­дятся логическим путем. Первые не подчиняются законам логики. Такова, например, антиномия типа: единой сущности Триединства Бога. Она должна быть принята как безусловный догмат, как аксиома. Основным способом постижения таких истин может быть лишь Откровение.

Физический мир у Флоренского тоже двойственен. Космос же представляет собой борьбу двух принципов: хаоса и логоса. Логос - это не просто разум, но и культура, как система цен­ностей, которая не что иное, как предмет веры. Ценности та­кого рода имеют вневременной характер.

В целом русская религиозная философия этого периода представляла собой попытку соединить теорию познания мира с традициями христианской культуры и достижениями совре­менной науки.

5. Социальные проблемы в русской философии (XIX - нач. XX вв.)

Неспокойная история России всегда держала в центре внима­ния философов проблемы общества, а многочисленные соци­альные конфликты заставляли их регулярно перерабатывать и совершенствовать социальные гипотезы, схемы и теории. В рассматриваемый период анализу подвергались события не только отечественной истории, но и европейской. Интерес к ним обострился после войны 1812 года и особенно в связи с событиями 1825 года. Стремление официальной России отго­родиться от европейского революционного процесса вылилось в разработку и закрепление государственной политики, насаж­дающей идеи исключительности исторического пути и куль­турного развития нашей страны. На длительное время идео­логическим лозунгом Российской империи стали слова: «Православие, самодержавие, народность». В эти же годы про­исходит смена дворянской революционности на демократиче­скую революционность разночинцев; отмена крепостного пра-

282

ва поставила задачу перехода от чисто абстрактных построе­ний к практическим действиям. Новые и старые течения тре­бовали теоретического обоснования или оправдания своих измерений, целей и средств.

Спор об уникальности и универсальности русской культуры

Во второй четверти XIX в. в русской философии сложилась проблема, которая в последующем уже никогда не выпадала из орбиты ее внимания. Ее смысл состоял в определении сути на­ционального самосознания, места и роли национальной культуры в миро­вом процессе.

С решением данного вопроса на российской почве было связано определение соотношения элементов самобытности и общности культур различных народов. По отношению к нему в философии сложились два течения: западники и славянофи­лы. По верному замечанию А.И. Герцена, их можно было сравнить с двуликим Янусом или двуглавым орлом, у которого бьется одно сердце.

Западники (А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Т.А. Грановский, В.П. Боткин и др.) были озабочены отставанием отечества от миро­вой цивилизации в экономической, политической и культур­ной областях. Многие из них именно поэтому стремились оп­ределить теоретическим путем причины, которые сдерживают общепрогрессивное развитие России. Для этого они изучали типичные тенденции развития культуры Запада. Они допуска­ли лишь одну возможность для дальнейшего развития Рос­сии - повторение пути Европы. Раз страна отстала, значит, ее забота - наверстать упущенное. Любые попытки найти в по­добных обстоятельствах какой-либо иной выход из положения вызовут лишь дополнительные задержки. Признание прогрес­сивности капиталистических отношений для России сопрово­ждалось у западников приветствием всех проявлений европей­ской цивилизации, стремлением оправдать любые ее последствия. Они были откровенными сторонниками буржу­азной, западной культуры, наднациональной по своей сути. Борясь за капиталистическое будущее своего государства, они изыскивали в истории России малопривлекательные моменты; концентрировали внимание на негативном, жестоком, негу­манном; представляли национальное и традиционное как про­явление косности, застоя, культурного регресса.

283

Славянофилы (П.В. Киреевский, АС. Хомяков, братья Аксаковы и др.) концентрировали свое внимание на самобытном, непо­вторимом в культуре народа. Они не были противниками раз­вития связей с другими странами в сферах торговли, промыш­ленности, финансов, но политическую культуру Запада считали для России неприемлемой. Они идеализировали со­циальную организацию славянского общества в допетровский период, считая ее воплощением гармонии власти и народа, дворян и крестьян, реализацией в жизни христианских вари­антов любви, добра, братства. Славянофилы считали, что нега­тивных последствий капитализма поможет избежать сохране­ние в России крестьянской общины. Они фактически формировали утопическую модель феодального социализма.

По мнению славянофилов, у русских сохранилась духовная целостность. На Западе она утрачена из-за поклонения рассу­дочности и эмпиризму. У славян же сохранились единство и жизненность духа («живознание»), включающее в себя способ­ность к логике, разум, чувства и волю. Духовность такого рода неотделима от религиозной веры. Русская же вера имеет «чистейший» источник - византийское православие. Так как из него никто, кроме славян, не черпал духовных богатств, то русский народ можно считать избранным. Этому типу религии свойственна «соборность» (объединение людей на основе люб­ви к Богу и друг к другу), и она проявилась в общинном кре­стьянском землевладении. Православие и община составляют основу славянской души. Подобному сочетанию, по мнению славянофилов, нет аналогов в мире, а потому культурный и цивилизационный путь русского народа не совпадают с общи­ми тенденциями развития мировой цивилизации, в частности с европейской.

Демократические теории революционного процесса

Во второй пол. XIX - нач. XX вв. Рос­сия вступила в полосу революционных ожиданий. Это соответствовало обще­европейской тенденции (с поправкой на русское отставание) и внутренним социальным процессам. Именно по­этому вопрос о революции, смене обще­ственных формаций рассматривался все­ми известными русскими мыслителями. Начало первого этапа научного анализа данного процесса можно связать с именем П.А. Чаадаева (1794 - 1856). Он счи-

284

тал, что основную роль в развитии общества играет Божест­венное Откровение. Поэтому главным средством установления справедливого устройства является религиозное воспитание, руководимое Мировой Волей и Всевышним Разумом. Для бу­дущего «Царства Божиего» свойственны равенство, свобода и демократия. Именно поэтому оно может быть определено как социалистическое, ибо «социализм победит не потому, что он прав, а потому, что неправы его противники».

Несомненным последователем Чаадаева в этом вопросе был А.И. Герцен (1812 - 1870). Он стремился обосновать дви­жение человечества к справедливому обществу через объеди­нение философии и жизни, внедрение научных достижений. Будущее России Герцен связывал с крестьянским вариантом социализма, переход к которому реализуется путем государст­венных реформ и внедрения в «мужицкие» слои социалисти­ческого сознания. Если этого не произойдет, то возможен бунт. Вообще исторический процесс стихиен. Закономерность в него вносится диалектически («алгебра революции») развиваю­щимся знанием. Завершение первого этапа связано с именем В. Г. Белинского (1811 - 1848). Он сформулировал новую для русской философии идею о закономерности, необходимости общественного прогресса. Но источник прогрессивного начала у него находится в сфере сознания. Идеал общества у Белин­ского представлен в духе социалистической утопии. Правда, достижение его - без насилия и революционной борьбы.

Второй этап развития взглядов на динамику общественного развития связан с именами Н.Г. Чернышевского (1828 - 1889), Н.А. Добролюбова (1836 - 1861), Д.И. Писарева (1836 - 1868). Поставив в центр своих концепций человека, они попробова­ли через призму личности взглянуть на весь исторический процесс. Кроме того, они подвели экономический и политический фундамент в основу анализа социальных явлений, выделили при­знаки классов, классовой борьбы и влияние ее на обществен­ное развитие. Эти мыслители разрабатывали «идею всеобщей истории», ее циклического развития, закономерной обуслов­ленности исторического процесса. Однако признавалось, что вмешательство отдельных личностей может изменить социаль­ный процесс, исказить общую тенденцию, деформировать характер всего цикла. «Двигателями» истории являются идеи, которые для своего распространения нуждаются в «проповед­никах». Ими и являются революционеры, которые в своих действиях руководствуются передовыми научными теориями и

285

внутренними побуждениями, то есть «разумным эгоизмом». Естественные начала, гармония с природой, уважение и при­частность каждого к труду, общественное распределение, со­блюдение прав личности - таков идеал общества у революци­онных демократов. Но переход к нему возможен лишь революционным путем, ибо «дармоеды» и «роскошествующие» своих привилегий никогда не уступят.

Третий этап осмысления проблем революции связан с тео­риями народников и прежде всего с идеями Ткачева Л.Н. (1844 -1886) и Михайловского Н.К. (1842 - 1904). В центре их кон­цепции тоже лежит идея о прогрессивном развитии общества. Михайловский высшим мерилом его считает развитие личности. Она полностью проявить себя может лишь в условиях социа­лизма. Но вот наступить это царство «нравственности, спра­ведливости и должного» может лишь через деятельность героев, способных повести за собой бессознательное массовое движе­ние. Ткачев согласен с тем, что народ по сути своей разруши­тель. А вот созидательные идеалы возможно реализовать лишь в ходе захвата власти группой хорошо организованных рево­люционеров, которая путем террора, дезорганизации и загово­ров развалит отжившую общественную систему. Затем уже начнется создание нового общества.

Таким образом, в этот период идея революционного разви­тия общества прошла в России эволюцию от идеалистической пассивности к идеалистическому волюнтаризму, вобрав в себя многие элементы материализма и диалектики.

Марксизм и анархизм на русской почве

Народнические течения были довольно разнообразны, но во всех них социали­стическая перспектива развития общест­ва стала практически главенствующей. Одно из этих направлений возглавлял М.А. Бакунин (1814 -1876), который принадлежал к числу основоположников тео­рии анархизма, но фактически стал первым, кто превратил его в практическое движение. Он представлял исторический про­цесс как эволюционный переход человечества из мира поро­дившей его природы в «царство свободы». Мышление, свойст­венное людям, способствовало на ранних этапах их развития возникновению религии. А та своей эфемерной идеей Бога спровоцировала возникновение государства. Бакунин считал религию и государство одними из важнейших зол общества. Он и его сторонники полагали, что главным препятствием на пути

286

построения социализма является государство, смена форм ко­торого приводит не к освобождению человека, а к замене од­ного варианта тирании другим. Они отрицали необходимость организованной борьбы трудящихся, политического и право­вого регулирования общественных процессов, считая, что на­род инстинктивно готов в любое время к взрыву. Возникшее восстание распространится, перерастет в революцию, а по­следняя покончит с государством и всеми видами власти.

Преемником Бакунина стал П.А. Кропоткин (1842 - 1921). Сформулировав «биосоциологический закон взаимной помощи», он полагал, что все общественные формы имеют тенденцию к застою, а революции необходимы для обеспечения прогресса. Главными социальными деморализаторами Кропоткин объя­вил частную собственность и государственную власть. Ему же принадлежит идеал «анархического коммунизма».

На многих представителей народнического движения суще­ственное влияние оказал марксизм, часть же из них стала по­следователями этого учения. Прежде всего надо назвать здесь имя Г.В. Плеханова (1856 - 1918). Он, пожалуй, был единст­венным, кто последовательно развивал материалистическое понимание истории, определил основы религиозного и эсте­тического мировоззрения людей, осуществил первые попытки научного социального предвидения, предложил диалектико-материалистическую модель революционных процессов в со­циальной сфере. К особым достижениям Плеханова надо от­нести учение о роли народных масс и личности в истории. Он фак­тически положил начало новому оригинальному подходу к истории русской общественной мысли.

Таким образом, в начале XX в. Россия выдвинула ряд эври­стических идей в области социальной философии, заявила на весь мир о серьезных философах в этой сфере теоретического знания.

6. «Философия естествознания» в России

К концу XIX в. философия в России обладала колоссальным влиянием в общественном сознании широких масс населения. Она не только проявлялась в творчестве практических всех литераторов и представителей гуманитарного знания, но и втянула в орбиту своих проблем многих крупных естествоис­пытателей. Некоторые из них вообще сменили направленность своих научных изысканий (декабристы, П.А. Флоренский,

287

Н.А. Бердяев, П.А. Кропоткин), а другие продолжали успешно трудиться и в профессиональной, и в философской сферах.

Последователи Ломоносова

На русскую философию оказали замет­ное влияние две тенденции в работах ученых данного направления.

Первая из них - развитие материалистического подхода к природным процессам. Так, И.М. Сеченов (1829 - 1905), осно­вываясь на своих открытиях в области физиологии нервной деятельности, разрабатывал проблему чувственного познания, его природы, механизма перехода на рациональный уровень. Сеченова интересовала и природа абстрактного образа. Одним словом, внимание ученого привлекала теория познания.

Великий русский химик Д.И. Менделеев (1834 - 1907) при создании своей системы элементов фактически применял ос­новные законы и принципы диалектики. Вопросы всеобщей связи, формирования систем, особенности форм движения рассматривались им весьма основательно. Несмотря на неко­торую метафизическую непоследовательность и даже элементы агностицизма, им сделано для философии так много, что его вклад был определен Ф. Энгельсом как «научный подвиг». С проблемами бытия были связаны философские интересы К.Л. Тимирязева (1843 - 1920). Он анализировал связь материи и сознания, обосновывал взаимозависимость живой и нежи­вой форм материи, включил принцип историзма в анализ объ­ективных природных процессов.

Другая тенденция связана с исследованием общественных про­цессов. Особое внимание хотелось бы обратить на двух ученых, которые внесли серьезный вклад в развитие русской социо­логии, в частности в ее позитивное направление. Мечников Л.И. (1838 - 1888) являлся крупнейшим представителем геогра­фической школы. Он считал, что естественные природные усло­вия представляют собой ведущий фактор общественного раз­вития. Ему, одному из немногих, удалось воздержаться от вульгаризации отношения «человек-природа» и обосновать неравномерность общественного развития изменением соци­ального статуса одних и тех же географических условий. Пока­зательно название его главного труда: «Цивилизация и вели­кие исторические реки. Географическая теория развития современного общества». Мечников выделял три периода в истории цивилизации: речной, среднеземноморской и океани­ческий. Критерием общественного прогресса он считал рост

288

общечеловеческой солидарности, делая из этого вывод, что общество идет к братству народов, которое опирается на доб­ровольную кооперацию.

Имя второго ученого - М.М. Ковалевский (1851 - 1916). Он тоже полагал, что прогресс общества проявляется через разви­тие солидарности, и изучал ее причины и формы. Ковалев­ский пришел к выводу, что все стороны общественной жизни одновременно прогрессировать не могут; один и тот же ре­зультат может сложиться благодаря различным факторам. А значит, во-первых, либо общество необходимо рассматривать всесторонне, либо его познание вообще невозможно. Во-вторых, в социальной сфере нет и не может быть ведущего фактора, а на разных этапах развития преобладают разные со­циальные отношения. Правда, сам он в качестве главного двигателя прогресса выдвигал рост народонаселения. Ковалев­ский критиковал все современные ему социологические тео­рии, но в каждой из них находил позитивные моменты. Он считал развитие общества закономерным, а революции оцени­вал как болезненные, случайные явления, возникающие в ре­зультате волюнтаристских попыток затормозить ход историче­ского прогресса.

Русский космизм

В истории русской философии этого периода наблюдается явление, оказав­шее значительное влияние на развитие всей мировой философской мысли. Это космизм.

Свои традиции он ведет издалека; серьезное влияние на его представителей оказали труды русских религиозных филосо­фов, в особенности Федорова и Соловьева. Однако это само­стоятельное учение было сформулировано естествоиспытате­лями-философами начала XX в. Они отстаивали идеи единства человека и космоса, космической природы человека; его бессмертия и безграничных возможностей, благодаря нрав­ственному совершенствованию и росту научных знаний.

Прежде всего необходимо здесь назвать имя Н.В. Бугаева (1837 - 1902) - профессора математики, последователя учения Лейбница о монадах. Он высказал идею о том, что в основах бытия накапливается никуда не исчезающее прошлое. А так как оно в основном фиксируется в знаниях, то монады во­площают в себе сложности духовной жизни не только земной, но вселенской цивилизации, и именно от них зависит преоб­разование мира и развитие космической гармонии.

289

«Космическая философия» была разработана К.Э. Циол­ковским (1857 - 1935). В основе ее лежит идея атома как про­стейшего материально-духовного элемента бытия. Он обладает чувствительностью и, объединяясь в конгломераты, обеспечи­вает все разнообразие мира. Атом вечен, временны лишь его объединения, а потому жизнь бесконечна. Смерть же есть лишь эгоистическое желание сохранить привычное. Весь ма­териальный мир в основе состоит из атомов, значит, жизнь ограничивать нашей планетой нелогично. Живой космос представлен множеством цивилизаций, в котором мы - лишь одни из многих. Накопление знаний, безболезненное уничто­жение всех несовершенных форм жизни, социальный отбор наиболее интеллектуально мощных индивидов, общественный контроль за рождаемостью и воспитанием должны способст­вовать созданию высокоразвитого общества. Выйдя в космос, человечество освободится от излишней там телесной оболоч­ки. В космическом единении и наступит счастливая жизнь, полная интеллектуальных радостей и свободная от чувств, переживаний, страха.

Идею космического взгляда на мир продолжил В.И. Вер­надский (1863 - 1945). Он сформулировал законы развития биосферы, в которых речь идет о необратимости эволюции живого вещества и его усложнении. Вернадский обосновал принципы постепенного перехода биосферы в ноосферу (сферу разу­ма): вся планета охвачена разумной деятельностью и нет такой области, где действие природных закономерностей осуществ­лялось бы без социального влияния. Перестройка биосферы делает человека в настоящее время крупнейшей геологической силой. Познав мир, развивая технику, общество способствует выходу ноосферы за пределы планеты, в космос. Разумная си­ла определяет развитие природных процессов. Но в ней при­сутствует не только отражение научно-технических знаний, но характеристика социального строя, уровень нравственности. Именно поэтому наши идеалы могут позволить нам смотреть в будущее с оптимизмом. Чтобы эти идеалы были благими, должны объединить свои усилия наука, основная движущая сила развития общества, и нравственность. Наука и нравст­венность продвигаются вперед усилиями не всех людей, а от­дельных личностей, ибо в них заключается будущее. Вернад­ский был сторонником бессмертия жизни.

К данному направлению принадлежал и основатель косми­ческой биологии А.Л. Чижевский (1897 - 1964). Он доказал,

290

что развитие биосферы происходит не только под воздействи­ем разумных сил планеты, но и под влиянием физических факторов космоса. Эти космические отношения сказываются на деятельности биологических систем всех уровней развития. Чижевский установил тот факт, что периоды активности солнца сопровождаются массовыми миграциями животных, эпиде­миями, взрывами социальной активности. Его идеи взаимо­связи космоса, социальных действий и поступков отдельных личностей получили довольно широкое распространение. Александр Леонидович многие свои философские выводы об­лекал в форму стихов и пейзажей, считая научный язык не­достаточно богатым и гибким для их выражения.

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)