Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 12.

Приложение 2 к главе VI

Хронология жизни немецких философов (классический период)

251

Приложение 3 к главе VI

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ФИЛОСОФСКИХ НАУК (по Гегелю)

252

Приложение 4 к главе VI

РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЙ ВО II-й пол. XIX ВЕКА

253

Литература

Гулыга А.В. Немецкая классическая философия. М., 1986.

Ильенков Э.В. Философия и культура. М., 1991.

История диалектики. Немецкая классическая философия. М., 1978.

Кузнецов В.И. Немецкая классическая философия. М., 1989.

Мотрошилова Н.В. Социально-исторические корни немец­кой классической философии. М., 1990.

Ойзерман Т.И. Формирование философии марксизма. М., 1986.

Антология мировой философии. Т. 3. М., 1971.

Кант И. Критика практического разума. Пролегомены. Соч., в 6-ти тт., т. 4, ч.1.

Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1974 -1977.

Фейербах Л. Сущность христианства. М., 1965.

Маркс К. К критике гегелевской философии права (любое издание).

254

Глава VII. История русской философской мысли

« ... Философия, отличаясь от прочих деятельностей че­ловеческого духа, оживляет их все, сообщает им челове­ческую сторону, осмысливает их для человека. Без нее наука - сборник фактов, искусство - вопрос техники, жизнь - механизм, философствовать - это развивать в се­бе человека как единое стройное существо».

П.Л. Лавров

« ...Всякие вообще философские учения создавались всегда под сильнейшим влиянием того общественного положения, к которому принадлежали, и каждый фило­соф бывал представителем какой-нибудь из политических партий, боровшихся в его время за преобладание над об­ществом, к которому принадлежал философ».

И. Г. Чернышевский

Введение

Русская культура - явление уникальное. Сложившись позже большинства азиатских и европейских цивилизаций и нахо­дясь с ними в постоянном контакте, она не только никогда не опускалась до «голого» их копирования, но с середины XIX века сама начала оказывать серьезное влияние на культу­ру других народов, а в ряде сфер подарила человечеству ше­девры мирового значения.

Самобытность истории России была связана с целым рядом факторов. Прежде всего надо отметить, что географически наше отечество на протяжении всего своего существования находилось на перекрестке Западной и Восточной цивилизаций. Форми­рование нашей культуры происходило не только в условиях благотворного обогащения национальной основы идейными и материальными достижениями других народов, но и путем на­сильственного насаждения чуждых образцов и идеалов, приказа­ми и запретами, разрушениями и наказаниями. Однако русская культура сумела создать свой своеобразный тип мышления и са­мочувствия, воплотившийся в целом народе, который нельзя од­нозначно отнести ни к восточному, ни к западному вариантам.

255

Именно эта «загадочная русская душа» позволила выстоять в бесконечных исторических испытаниях, питала националь­ные чувства гордости, чести, достоинства и патриотизма, со­храняла самочувствие русского человека на чужбине (как при­надлежность к России, независимо от национальности).

Важным, на наш взгляд, является и следующий момент: Русь (а затем и Россия) всегда была многонациональным и поликультурным социальным организмом. Это множество в течение веков сложилось в особый культурно-национальный феномен. За долгое время совместного существования народы разных этнических, религиозных, идеологических статусов и пристрастий способствовали формированию и укреплению единой культурной основы своей общей родины.

Находясь на протяжении значительного периода своей ис­тории в положении отстающей и догоняющей, Россия приоб­рела редкую способность не просто быстро усваивать передо­вые идеи, но и перерабатывать их, приспосабливать к своей культурной среде. А главное - четко улавливать и развивать прогностическую, перспективную сторону воспринимаемых идей.

Господство самодержавия и диктат религиозной идеоло­гии, существовавшие на протяжении многих веков в России, сдерживали распространение и воплощение в жизнь духовной энергетики народа, стремление к обновлению. Для русского общества в связи с этим всегда были характерны большая напряженность, взрывоопасность, конфликтность. И если политико-экономический образ России выглядел архаичной, но крайне прочной и неповоротливой машиной, то духов­ность этой шестой части земного шара было довольно слож­но свести к определенному виду. Она являла собой сферу свободы, в ней находили воплощение бесконечность и захва­тывающая воображение фантазия. Одни воспринимали теоре­тическую жизнь в России как «голое», бесплодное абстраги­рование и национальное легкомыслие, а другие видели жизненность, перспективность идей, рожденных русскими мыслителями, покорялись, подчинялись им, становились их последователями.

Одной из ведущих составляющих русской культуры на про­тяжении всей ее истории, несомненно, была философия. Воз­никла она постепенно и сложилась лишь в XVIII веке. К это­му времени философия имела уже прочную теоретическую базу, основанную на национальных исторических традициях.

256

Философское мировоззрение всегда было характерной чертой духовной жизни наших соотечественников. Но до XVIII века оно существовало как элемент единой, нерасчлененной системы зна­ний, опирающейся на повседневный опыт, традиции и обычаи. Это имело и свою сильную сторону, ибо медленное накопление мудрости способствовало ее глубокому закреплению, широкому распространению и созданию прочной основы для будущей само­стоятельной философской науки. Необходимо заметить и то, что само содержание понятия «философия» в истории русской куль­туры многократно изменялось.

I. Зарождение теоретической мысли на Руси (IX-XIII вв.)

Наиболее ранние известные нам свидетельства о праславянах относятся к временам Геродота (V в. до н. э.). Неторопливо, но упорно небольшой союз южных славянских племен рас­пространил свое влияние на огромную территорию, объеди­нившись со всеми восточнославянскими племенами, много­численными финно-угорскими и рядом литовско-латышских племен. Для Руси не было свойственным притеснение или истребление народов, на территорию которых славяне распро­страняли свой экономический или политический интерес. Они, как правило, вовлекались в общий процесс феодализа­ции, сохраняя свои места проживания, образ жизни, язык, верования и нередко внедряясь в культуру и традиции при­шлых на их земли народов. Древние русичи породили ориги­нальный, свойственный лишь им, вид феодальных отношений, который уживался с особенностями устойчивого еще родового и общинного быта, когда в качестве основного вида собствен­ности - феода - выступала не земля, а дань, собираемая князь­ями со своими дружинниками.

К началу IX в. Русь уже сформировалась как союзное госу­дарство и была известна всем европейским и восточным мо­нархиям. Ее торговые отношения распространились от Индо­незии и Китая до Британских островов. К середине XII в. этот политический гигант породил полтора десятка самостоятель­ных княжеств, многие из которых по значимости могли со­перничать с большинством западноевропейских стран.

Русь создала богатейший эпический материал, свою пись­менность (до введения азбуки Кирилла), в ней широко рас­пространились грамотность, книжность, школьное образова-

257

ние, использование иностранных языков. Русь была страной высочайшего уровня развития художественных искусств. К началу XIII в., накануне монголе-татарского нашествия, без­вестный автор «Слова о погибели земли Русской» писал:

О, светло-светлая и прекрасно-украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты... Всем ты преисполнена, земля Русская!

Влияние языческих традиций

Мировоззрение русичей к середине X века представляло собой довольно цельную систему. В основе ее лежали вера и нравственные правила язычества.

Религиозная позиция славян уже не была единой. В ней со­держались элементы древнего родового культа природы, а также пришедшего ему на смену культа земледельцев и наибо­лее позднего мифологизированного культа природных процес­сов. Постепенно племенные культы приближались к моноте­изму, что выражалось в выделении основного божества, чаще всего Громовержца. Учитывая эту тенденцию, великий князь Владимир предпринял попытку упорядочения первобытных культов путем государственной религиозной реформы (980). Он отменил идолопоклонство, приказал разрушить места родовых поклонений, попробовал создать единое сословие жрецов раз­личных языческих божеств. Он объявил племенных богов рав­ными и создал им в Киеве единый Пантеон (Перун - бог войны и воинов; Хорс - бог солнца; Даждьбог - бог света, богатства, благ; Стрибог - бог неба и Вселенной; Симаргл - бог земледе­лия; Мокошь - богиня земли и плодородия). Выделение этой шестерки богов воплощало коллективную верховную власть, свойственную общинному существованию. Логика развития русской государственности, как крупного централизованного политического образования на Востоке Европы, во многом предопределила переход к одной из мировых монотеистиче­ских религиозных систем - христианству.

К X веку в мировоззрении языческих славян было накоп­лено множество позитивных сведений, которые послужили основой для дальнейшего интеллектуального развития форми­рующейся древнерусской народности. Так, мир наши предки представляли себе как единый, одушевленный, живой космос, распространенный на четыре стороны света - в небе, на земле, в ее недрах и под водой. Он имеет три яруса, где на верхнем и нижнем обитают боги, а на среднем - находятся земля и люди. Вселенная для язычника была наполнена бесконечным числом

258

духовно-телесных вещей, которые изменяли свое положение в пространстве. В неспешной жизни древние славяне времени не замечали, подменяя его пространством. Все изменения они связывали с повторением уже бывшего в новых условиях. Именно поэтому все основные образцы и эталоны бытия у них находятся в прошлом, а отношение к предкам и их деяни­ям выступает главными нравственными ориентирами.

Так как добрые и злые силы всегда имели свое веществен­ное воплощение, то общение с божествами такого рода при­нимало форму магических действий, жертвоприношений. По мнению язычников, именно человеческая активность в обще­нии с богами способна заставить их проявить себя. В связи с этим язычники не допускали предопределенности, не верили в судьбу, считали смерть лишь переходом к иному своему суще­ствованию, в котором будет снова много дел и забот. Свое будущее они ставили в зависимость от настоящего, а настоя­щее - от прошлого. Они были уверены, что предки помогают потомкам. Так предки и боги вместе способствуют созданию единого всеобщего процесса жизни.

Античные взгляды и византийское православие Руси

Подобные воззрения, несомненно, можно определить как философские, однако для формирования целостного мировоззрения их явно недостаточно. Необходимы еще основательные теоре­тические традиции, высокоразвитая культура, знания мирового диапазона. Все это пришло на Русь из античного мира и Византии.

Знакомство славян с Грецией и Римом, а также с их исто­рической преемницей, Византией, имело давнюю историю: торговля и дипломатия, династические браки и войны - все то, что связывает близко живущие народы из века в век. На­пример, греческие города-государства в Причерноморье издав­на торговали с Русью. Но философия, рожденная этим миром и его культурой, не была слепо скопирована нашими предка­ми. Кроме того, в позднеантичный период философия была представлена в основном в форме неоплатонизма, пропитав­шего своим содержанием такие мощные религиозные системы как христианство, а позднее и ислам. И если мыслители Ви­зантии шли от философии к религии, то Русь вместе с христи­анством получила философию, постепенно выделяя ее в само­стоятельную область знаний.

259

Сам факт выбора веры Киевским государством был, несо­мненно, актом политическим. Византийское православие по­зволяло сохранить многие привычные для русичей традиции и обряды, не поддерживало претензий Церкви на верховную политическую власть, обеспечивало благословение любых внешних и внутренних государственных новаций светской власти, предоставляло каждому верующему довольно широкие возможности личной духовной свободы.

В это время на Руси были известны многие труды грече­ских, болгарских, византийских мыслителей. Особое место среди них занимает Иоанн Дамаскин (VIII в.), который в своей работе «Источник знания» осуществил анализ всех известных ему определений философии. Здесь надо отметить, что в каче­стве основного критерия отношения к дохристианским и не­христианским философским системам был принят принцип непротиворечия истинам Священного Писания. Иоанн приво­дит шесть основных определений философии: «познание сущего»; «познание вещей Божественных и человеческих»; «помышле­ние о смерти, как произвольной, так и естественной»; «уподобление Богу» через мудрость и праведность; «искусство искусств и наука наук»; «любовь к мудрости» как любовь к Богу. Кроме этого, он делил философское знание на умозритель­ное, куда входят богословие, математика и физиология, и практи­ческое, включающее в себя этику, экономику и политику.

Христианство, расколовшееся на западную и восточную ветви, породило новый тип философии - религиозную филосо­фию. Она же могла развиваться лишь в том случае, когда при­обретала национальный характер и усваивала культурные тра­диции народа, на территории которого пыталась укорениться. Именно поэтому православная философская традиция не тож­дественна византийской.

Философские идеи Киевской Руси

Восточным славянам была чужда рабская психология, они не ждали Мес­сии, и у них постепенно произошла переориентация с культа Христа на культ Богородицы.

Не приняли они слепого аскетизма как пути спасения; с привычной общинной моралью не согласовывался принцип личной ответственности за грехи мира и многое другое. Сла­вяне православию не подчинились, они его оязычили. Власть же, уничтожив старую веру как институт, вынуждена была

260

смириться с двоеверием под видом христианства. Православие на Руси именно потому и смогло стать мощнейшей силой, что внедрилось в основы национальной культуры и психологии.

Авторитет греческих и византийских мыслителей в домонгольский период был на Руси крайне высок. Но постепенно начинают появляться и отечественные теоретики. Чаще всего это представители Церкви. Именно в религиозных учреждени­ях оказались сосредоточенными образованные люди, собира­лись библиотеки, концентрировались светские и религиозные сочинения разных направлений, осуществлялась подготовка кадров для нужд Церкви и государственного управления.

Русь восприняла две византийские философские традиции. Пер­вая объясняла мироздание и историю исключительно из бого­словских принципов (например, Георгий Амартол), диктовала жестко канонизированные христианские морально-назида­тельные кодексы. Вторая пыталась увязать религиозные догма­ты с античной мудростью. Это хорошо прослеживается в «Шестодневе» Василия Великого, «Диалектике» Иоанна Дамаскина, насыщенных многочисленными извлечениями из работ великих греков. Авторы этого направления пытались предста­вить естественный путь развития мира, разрабатывали свои суждения по поводу движения небесных тел, изменений среди растений и минералов, описывали круговорот воды и строение человека.

Среди первых русских мыслителей, которые начала разра­батывать философские проблемы, необходимо назвать Киев­ского митрополита Иллариона (XI в.). В «Слове о Законе и Благодати» он рассматривает вопросы истории человечества и закономерностей его изменений. Ведущей причиной этих процессов автор считает смену форм религии. Благодаря этому формируется один из двух видов общественного устройства: либо подчинение одних народов другим, либо их равноправие. Илларион считает, что развивающаяся государственность Руси идет и всегда шла по второму пути. Углубить этот процесс можно, совершенствуя национальную культуру и познание, а богословие в этом процессе будет играть роль духовного на­ставника.

Последователем Иллариона был выдающийся политик, мыслитель и общественный деятель Русской земли Владимир Мономах (1053 - 1125). Это был практически первый европей­ски образованный правитель, создавший теоретическую свет­скую систему политической морали и стремившийся вопло-

261

тить ее в жизнь в годы своего княжения. Мономах разрабаты­вал идеи индивидуальной неповторимости каждого человека, оценки его личностных качеств по трудовой созидательной активности, нравственной содержательности поступков, опти­мизму духа. Он призывает относиться к Церкви с почтением, но без подобострастия.

Не случайно радостное восприятие русичами окружающего мира, развиваемое в работах Иллариона и Мономаха, встреча­ло суровое осуждение у сторонников византийского мироотрицания, например, у грека - митрополита Никифора. Среди граждан Киевской Руси византийские миссионеры стремились закрепить убеждение в том, что знания есть результат исклю­чительно Божественного Откровения. Русский богослов ми­трополит Климент Смолятич (XII в.), возражая против такой позиции, предложил, исходя из евангельских изречений, трак­товку двух методов познания. Первый - тайное, готовое, не нуждающееся в усилиях ума знание, достигаемое «святыми». Другой - обыденное знание, обоснованное практической жиз­нью. Знания, получаемые первым путем, могут проверяться вторым способом. А потому нет знаний для избранных, но есть знания для всех.

Но, пожалуй, самой значительной фигурой того времени по богатству разрабатываемых философских проблем был епи­скоп Кирилл Туровский (ок. 1130 - 1182). Две темы в его твор­честве хотелось бы выделить особо. Во-первых, обоснование земного смысла нравственности. По мнению автора, именно это заставляет людей достойно жить в миру. Отречение от него аморально. Поэтому Христос, пронизанный Божествен­ным Началом, служит людям, а не Богу. Во-вторых, Кирилл Туровский был первым среди русских философов, предло­живших учение о естественном происхождении разума. Раз тело первично по отношению к душе, то, значит, в таком по­рядке они и были сотворены. Вслед за порядком творения должно идти и познание: сначала познание природы, а затем -Бога. Человек имеет собственный разум, который в состоянии постичь и «стройный разум» - целостное знание о мире и Боге.

Итак, в первые века своего существования Киевская Русь сумела не только познакомиться с античной и византийской философией, но и постичь из нее многое. Она предприняла довольно успешные попытки оживить мистику богословия эмпирическими сведениями жизненной практики. Ее языче­ские корни оказались не менее живительными, чем античное

262

мировоззрение. Труды русских богословских и светских мыс­лителей, а также уникальные по своей ценности памятники отечественной литературы свидетельствовали о богатейших потенциальных возможностях духовности Древней Руси.

2. Древнерусская мудрость (XIV-ХVII вв.)

Три с лишним столетия формировалось и укреплялось единое древнерусское государство, прежде чем в начале XII в. распа­лось на ряд независимых и полузависимых княжеств. Борьба между ними за первенство сопровождалась усилением и воз­вышением одних, подчинением и угасанием других. Несколько десятилетий понадобилось нашим предкам, чтобы осознать необходимость политической и экономической консолидации. В конце XII в. на Руси центростремительные процессы начали набирать силу.

В течение длительного времени наша страна прикрывала собой Европу от набегов кочевых племен: сначала хазар, затем печенегов и сменивших их половцев. А в начале XIII в. на Русь пришла первая мощная волна монголо-татарского наше­ствия. Еще не успевшая укрепиться в новом единстве страна оказалась под властью завоевателей почти на два столетия. За счет ее земель стремились поживиться Великое княжество Литовское, Польша и католическая Церковь в лице Тевтон­ского ордена. Борьбу за освобождение страны возглавила не­покоренная Северо-Восточная Русь. Здесь же начали форми­роваться и центры культуры.

К XV в. Русь оказалась экономически опустошенной, по­литически оскорбленной и духовно униженной. Многое при­ходилось начинать сначала. Русь объединяется и обновляется. В XVI - XVII вв. она уже крупное централизованное государ­ство с единой экономикой. Не боярство, а служилое дворянст­во определяет жизнь в обществе. Окончательно оформляется крепостное право и показывает себя во всей «красе», порож­дая две крестьянские войны (Ивана Болотникова и Степана Разина). Вопросы культурной ориентации государства реша­ются между сторонниками «греческого» образования и «латинствующими». Церковь пока еще остается оплотом идео­логии, культуры и просвещения, но уже постепенно возникает светская литература, формируется новый слой интеллигенции.

263

Формирование идей национального и личного самосознания

Испытания, связанные с длительным порабощением, для любого народа крайне тяжелы. Принявшие же христианство славяне могли бы отнестись к нашествию как к «бичу Божьему» и переносить его со смирением.

Однако Русь не только устояла, оказала сопротивление, но даже сумела сохранить свою культуру, несмотря на огромный урон, понесенный от завоевателей. В сказаниях того периода («Повесть о разрушении Рязани Батыем», «Слово о погибели Русской земли», «Сказание о граде Китеже» и др.) создается обобщенный образ Родины, сохранение которой есть дело чес­ти всего народа. Кроме того, в них предпринимаются попытки представить идеальный вариант человеческого общежития. В этих памятниках, широко распространенных среди народа, отражается мечта о «земном рае», недоступном корыстным и развратным людям; надежда на то, что есть место, где могут собраться гонимые, обиженные, оскорбленные. Такие народ­ные социальные утопии просуществовали до начала XIX в.

Философски оптимистическое видение мира на Руси реа­лизовывалось в основном в художественной форме. Это были не хроники и записки, а повести и баллады («Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» и т. д.) Но, что особо надо отметить, духовный подъем национального самосознания на­шел свое воплощение также в архитектуре, шитье, живописи. Так, Андрей Рублев (ок. 1360 - 70 - ок. 1430), этот уникальный русский мыслитель, через иконопись представляет свою кон­цепцию троичности мироздания (до Гегеля и Канта), взаимо­отношения духовного и телесного, жизни и смерти, вечного и преходящего.

Для этого периода теоретического мышления на Руси ха­рактерно появление личностного подхода к событиям. Он на­шел выход в написании житий святых. В них разрабатывается образ человека не только богоугодного, но и достойного по своим индивидуальным земным качествам. То, что среди при­численных к лику святых было много известных личностей, которые пострадали за Родину и народ, делает эти описания не только назидательными образцами, но и реальным руково­дством к жизни. Здесь и погибшие в Орде князья, и известные проповедники, и патриотически настроенные митрополиты. Особое место среди них занимают «Повесть о житии Александра Невского» и «Житие Сергия Радонежского». Александр предстает

264

перед нами как человек, равный библейским героям, способ­ный мудрым словом и острым мечом защищать свой народ. Почитаемый как исключительный человек, Александр Нев­ский своим примером показывает огромные возможности личного совершенствования. Почти документальное изложе­ние жизни Сергия Радонежского представляет нам не только духовно высокого религиозного подвижника, но и человека подлинно великого в своей простоте и близости каждому.

Русская духовность в борьбе с экспансионистскими поли­тическими притязаниями католицизма догматизировала мно­гое из византийского православного богословия, обделив себя богатствами европейской цивилизации.

Еретические движения в духовной жизни Руси

Борьба за независимость страны пере­росла в XIV в. в движение против засилия религиозной византийской догма­тики. В форме религиозных споров заявили о себе еретические движения.

Наиболее ранним из них было стригольничество, зародив­шееся в Пскове и представленное низшим духовенством. Пра­вославная Церковь критиковалась стригольниками прежде всего по вопросам богословия. Они скептически относились к смыслу церковных обрядов, не признавали их Божественного наполнения, высказывали сомнение в сверхъестественном происхождении духовных Книг, неоднозначно относились к воскрешению и бессмертию души. Стригольники считали главными элементами поклонения землю и небо, демонстри­руя тем крепость связи со славянским язычеством.

Другое направление борьбы стригольников было обращено к религиозной практике православия. Их возмущало невеже­ство священников, их бездуховность. Именно поэтому они выступали за предоставление права проповедования наиболее нравственным людям. Движение стригольников было практи­чески уничтожено в конце XIV в., а их лидеры казнены - уто­плены. Последователи объединились с новым крупным ерети­ческим движением, возникшим в XV в. в Новгороде, «жидовствующими». Иначе эта ересь называлась новгородско-московская, по области своего распространения.

Еретики выступали за восстановление традиций раннехри­стианского учения, изложенного в Ветхом Завете. Как и стригольники, «жидовствующие» отрицали Троицу, святость икон, таинств; выступали против Церкви как института и

265

официальных священников; требовали от Церкви отказа от накопленных богатств. Они считали Христа обычным челове­ком, умершим обычным путем. И, как всякий земной, после смерти Он не был способен воскреснуть. Бог же для них един и существует в одном лице. В связи с этим «жидовствующие» Евангелие воспринимали как обычное жизнеописание, не со­держащее ничего Божественного. Мир же они представляли себе таким, как он был описан в Ветхом Завете, Моисеевых законах. Наиболее образованные среди последователей этого течения проявляли откровенное внимание к небогословским наукам и даже предпринимали попытки выработать философ­скую терминологию на русском языке. В конце XV в. эта ересь была осуждена, ее сторонники были преданы анафеме, многие из них казнены.

Внутри Церкви тоже единства не было. В XVI в. столкну­лись два церковных движения: нестяжатели и стяжатели. Ли­дером первых был Нил Сорский. В этом движении прослежи­ваются некоторые традиции ранних ересей, но главное - это отказ от приобретения земель и имущества Церковью и мона­стырями. Они считали, что необходимо отрешиться от земно­го, и это поднимет моральный авторитет православия, сделает его истинно религиозным. Нил Сорский вместе со своими последователями довольно скептически относился к Божест­венным чудесам и книгам. Он серьезно занимался изучением процесса познания. Истины Сорский относил к сфере сверх­разумного, вне мира существующего, но полагал, что пости­жение их человеком возможно. Для нестяжателей было харак­терно большое внимание к развитию духовной культуры, и потому они не видели предосудительного в терпимости к ино­верцам и еретикам.

Стяжателей возглавил Иосиф Волоцкий (по-другому это движение называется «иосифляне»). Для защиты права Церкви на материальное имущество идеологи стяжателей пытались привлечь на свою сторону верховную власть. Для этого было создано учение о Божественном происхождении царской вла­сти, а несколько позже они выступили защитниками учрежде­ния опричнины.

Иосиф Волоцкий считал, что разуму людей познание дос­тупно лишь в малой степени. Во-первых, потому, что Бог так многолик, что не исчерпывается даже Своей Троичностью; а во-вторых, окружающий мир находится в постоянном измене­нии. Познание идет в основном путем Откровения. Любое же «мирское мудрствование» приводит только к неверию.

266

Борьба еретических и внутрицерковных идеологических направлений привела к возникновению русской схоластики.

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)