Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 11.

Гегельянство

Ученики и последователи Гегеля стре­мились снять искусственные барьеры в развитии его учения, воспользоваться ее достижениями для выражения соб­ственных идеологических идеалов.

В 30-е - 40-е годы XIX в. это вылилось в Германии в бур­ную литературную, философскую и богословскую полемику. Сфера политики для подобных дискуссий была довольно опасной, и центр тяжести всей борьбы сместился на вопросы религии, которые позволяли затронуть всю палитру идейных представлений как Гегеля, так и современности. Раскол про­изошел на водоразделе «система» и «метод». Так называемые старогегельянцы, или «правые» гегельянцы (Г.А. Габлер, К.Ф. Гешель, Г.Ф.В. Гинрихс), защищая систему, подвергали рефор­мированию метод; младогегельянцы, или «левые» гегельянцы1 (Б Бауэр, Д.Ф. Штраус, М. Штирнер) заняли противополож­ную позицию.

Старогегельянцы отождествляли Абсолютный Дух с христи­анским Богом, его саморазвитие - сотворение Богом мира, «триаду» - с Божественным Триединством, достижение Абсо­лютной Истины - с Откровением сверхъестественного источ­ника. Не случайно государственную власть они называли вла­стью христианской, а реализацию принципа свободы совести в обществе жестоко осуждали. В их представлении гегелевская философия выглядела как теоретическое христианское бого­словие.

Младогегельянцы религию трактовали как проявление бес­сознательной деятельности людей, в которой реализуется Аб-

1 Обозначения «правые» и «левые» пущены в оборот гегельянцем Штраусом; взято из французской парламентской терминологии.

228

солютный дух на определенной ступени своего развития. Важ­ную роль в становлении этого направления гегелевской школы сыграла работа Давида Фридриха Штрауса (1808 - 1874) «Жизнь Иисуса». В качестве исходного пункта анализа он взял идею Гегеля о первичности, субстанциальности народного ду­ха. Штраус анализирует евангельские истории с научных по­зиций исследования биографии отдельной личности. Его вы­вод - недостоверность сведений о Христе и Его жизни, о невозможности внеестественного появления библейский пове­ствований. Жизнь Христа, рассказы о сопровождавших Его чудесах являются христианским мифотворчеством, причем не отдельных людей с богатым соображением, а коллективной мыслью целых наций, испытывающих религиозные потребно­сти. Эти бессознательные измышления исторически достовер­ных сведений не содержат, но дают документальную картину социально-психологической атмосферы эпохи. Иисус у него -великий моралист, хотя Его нравственные поучения могут быть в дальнейшем развиты и дополнены.

Но Штраус не развивает атеистических идей, являясь сто­ронником пантеистического характера мира, движущегося вперед благодаря усилиям космического духа - источника «всего разумного и благого».

Работа Штрауса вызвала жестокие споры и породила боль­шую критическую литературу. Прежде всего надо выделить братьев Бауэров, начинавших как старогегельянцы, но сме­нивших позицию. Бруно Бауэр (1809 - 1882) в качестве основ­ной взял идею Гегеля о самопознании. Именно оно всесильно и внешний мир есть проявление его мощи. Несовершенства самосознания являются причиной всевозможных конфликтов и драм действительности. В своих работах он соглашается со Штраусом в том, что религия есть результат духовного творче­ства людей, но христианские положения считает не бессозна­тельными мифами, а намеренными вымыслами. Историю оп­ределяет деятельность великих людей, «критически мыслящих личностей», которые указывают дорогу всем остальным. Соз­данное ими в свое время христианство в настоящее время уже устарело и не отвечает уровню самосознания эпохи.

Младогегельянцы отрицали плодотворность принятия чего-либо на веру и потому были сторонниками научного познания, которое, с одной стороны, требует критического рассмотрения любого факта, а с другой стороны - предоставляет реальную сво­боду личности. Свобода в их понимании есть независимость духа и творчества самосознания.

229

Споры между гегельянцами постепенно привели к угаса­нию интереса к основным положениям учения. Сложилась парадоксальная ситуация. Все старались защитить философию Гегеля от фальсификаций, представить ее в безупречном вари­анте. Но для этого приходилось дополнять, вольно трактовать и даже переосмысливать некоторые идеи философа. И никто даже не ставил перед собой задачи критически осмыслить концепцию ученого в целостности, проанализировать ее осно­вополагающие принципы.

В 40-е годы критику философии Гегеля под видом ее даль­нейшего развития стали осуществлять старогегельянцы. В от­вет критическую позицию в отношении Гегеля стали занимать и младогегельянцы. Но первым, кто серьезно выступал против идеалистических основ немецкой философии в ее классиче­ский период, был Людвиг Фейербах.

Людвиг Андреас Фейербах (1804 - 1872)

Он родился в семье видного профессо­ра-юриста и получил прекрасное вос­питание и образование. Вначале по­ступает в Гейдельбергский университет на теологический факультет. Увлек­шись философией, переводится в Бер­лин, где слушает лекции Гегеля и ста­новится его пламенным поклонником. После окончания университета Фейербах сам начинает преподавать в Эрлангене, и хотя его можно еще называть по­следователем своего учителя, в его лекциях и первых научных работах много самостоятельного и оригинального. После пуб­ликации «Мыслей о смерти и бессмертии» он был обвинен в атеизме и изгнан из университета. Фейербах вместе со Штрау­сом и братьями Бауэрами был одним из основоположников направления младогегельянства. Однако его конфликт с офици­альными властями нарастал, да и отношения с коллегами не ла­дились. Фейербах переселяется в деревню и четверть века ведет отшельническую и деятельную жизнь, ограничив свой круг обще­ния родными, избегая любой политической активности.

Начинает Фейербах традиционно для своего времени - с критического анализа религии. Этот вопрос он разрабатывает всю свою жизнь. Еще будучи гегельянцем, он уже не принимает гегелевскую трактовку религии. Она у Фейербаха - не объек­тивное предшествие философии, а враждебная ей сила, несо­вместимая с разумом и чуждая теоретическому мышлению,

230

Сущность религиозных представлений лежит, по мнению Фейербаха, в чувстве зависимости людей от окружающего их мира. Если эта зависимость крайне высока, то она порождает ощущение бессилия, и оно-то провоцирует создание фантазий и вымыслов. Подчиняя им свою жизнь, человек осознано или бессознательно отказывается от стремления к лучшему в ре­альности. Потребность в изменениях заменяется покорностью и ожиданием сверхъестественного воздаяния. Человек - суще­ство многомерное. Он не только носитель холодного рассудка, но и обладатель физического тела, ему свойственны эмоции и чувства, волевые действия и потребности. И вся эта целост­ность превратно отражается в религии. Страх за себя творит абсолютных богов, которые как бы служат нашему эгоизму, удовлетворяя человеческие желания.

Человек сам создал Бога, подобного себе, и все свои свой­ства в крайней степени их развития перенес на него. Таким образом, основой всего является человек, познавая которого, можно постичь все, в том числе и тайны религиозной веры. Антропология предоставит возможность выделить критерий живого.

Человек - существо природное. Ощущая свою зависимость от среды, он ее обожествляет, точнее очеловечивает. Посте­пенно от естественных видов религии происходит переход к духовным ее формам, из которых христианство - наиболее за­конченная, ибо включает в себя неограниченные желания и потребности личности. Так как Бог бесконечно выше мира, то богословие важнее познания. Таким образом, религия может привести только к умственному застою, она противоречит культуре.

Именно человек выводит из чувственного мира абстракт­ные понятия, а не наоборот. И не случайно, что религия за­щищает все виды идеализма, так как они союзники и питают друг друга, трактуя природу в соответствии со своими потреб­ностями. Идеалисты отрывают единичное от общего и возво­дят абстракцию на пьедестал истинного существования.

Фейербах считал систему Гегеля кульминацией развития идеалистической философии. Ведь у него Бог, показывая Свою силу и мощь, освобождается от материи, стряхивает с Себя это несущественное проявление духа. Учение Гегеля, по мнению Фейербаха, было историей теологии, превращенной в логический процесс. Его Абсолютный Дух давал жизнь из­жившему себя христианству. Религия только обещает, а дать

231

совет, определить путь в современном мире может одна фило­софия. Но философия новая. Она «превращает человека, включая и природу как базис человека, в единственный, уни­версальный и высший предмет философии, превращая, следо­вательно, антропологию, в том числе и физиологию, в универ­сальную науку».1

Фейербах отказывался от гегелевского тождества материи и сознания, а предлагал в качестве основы сущность человека, проявляющуюся в чувственности, деятельности ума и сердца, переживаниях, любви, страданиях и стремлении к счастью. Рассматриваемые в единстве, они составляют антропологиче­ский принцип философа.

Источником и тела и духа он считал природу, ибо откуда происходит орган, оттуда должна происходить и функция его. Человек у него существо природное и вместе с ней составляет предмет философии. Природа первична, бесконечна, содержит сама в себе источник развития. Пространство и время - ее ха­рактеристики. Природа рождает как живую, так и неживую материю, «она создала и храм мозга». Такие способности, как ощущения, воображение, рассудок, память свойственны и че­ловеку, и животному. Однако у человека эти характеристики совершеннее и сложнее. Их нельзя свести к более простым формам.

Его развивающаяся природная человеческая сущность, од­нако, никак не мотивируется. Причины, источники, характе­ристики развития не исследуются Фейербахом. Он не может воспользоваться ни одним методом из принятых в науке в данный период: метафизический не отвечает на эти вопросы, а диалектический не приспособлен к материальным процес­сам. И потому он ограничивается абстрактными замечаниями типа: «У природы нет ни начала, ни конца. Все в ней находит­ся во взаимодействии, все относительно, все одновременно является действием и причиной, все в ней всесторонне и вза­имно».2

История человечества, по мнению Фейербаха, представляет собой поступательное движение. Следовательно, таковым должен быть и познавательный процесс. Фейербаху чуждо кантовское сомнение в познании, не согласен он и с идеей врожденных знаний, извлекаемых субъектом из самого себя. Все начинается с чувствительности. Опыт и ощущения пред-

1 Л. Фейербах. Избранные философские произведения, т. 1, с. 199.

2 Л. Фейербах. Избранные философские произведения, т. 2, с. 492.

232

ставляют необходимый базовый материал, и из него строятся философские понятия в процессе сравнивания, различения, классификации, разного рода систематизирования.

У Фейербаха нет никакого иного источника познания, кроме материальной природы. Ощущение - это сведения об отдельном, единичном, а мышление - данные о многом. Ра­зум, как и человек, им обладающий, не производит ничего, не творит небывалого. Он только потребляет и отражает объек­тивно существующее.

Убедиться в истинности полученных знании можно в ходе общения между людьми, когда происходит выявление и осво­бождение от равного рода сомнений, расхождений, нелепо­стей. «Согласие есть первый признак истины... Ложно то, что ему противоречит».

Действуя по велению чувственности, человек руководству­ется своими ощущениями, сильнейшее из которых - стремле­ние к наслаждению. Приятное и полезное, получаемое извне, заставляют его стремиться к сохранению жизни, которую не­обходимо улучшать. Таким образом, высшим естественным вле­чением человека выступает стремление к счастью. Представления о добре вызываются чувствами радости, удовольствия, вос­торга, а о зле - боли, утраты, унижения. Ощущение является первым условием морали. Мораль же эгоистична. Борьба с эго­измом всегда будет нелепостью и безумием, так как это борьба против человека и его влечений. Потому-то и аморальны ре­лигия и политика, ибо они искажают стремление к личному благополучию либо в материальной, либо духовной области. Эгоизм - это «любовь к человеческому существу». Но счастье невозможно, если оно достигается за счет других. Поэтому добродетельным будет эгоизм, согласованный с альтруизмом.1 Как это сделать? Подчиняться природе: «Нравственность есть истинная, совершенная, здоровая природа человека; ошибка, порок, грех - искажение, несовершенство, противоречие пра­вилу, часто настоящий ублюдок человеческой природы».2

Основное человеческое качество есть любовь. Любовь к се­бе, которая находит удовлетворение в любви к другим. Я и Ты, индивид и другой индивид в обществе, во взаимодействии создают нравственную атмосферу, в которой сочетаются и сча­стье, и долг.

1 Альтруизм (от лат. аlter - другой) - бескорыстная забота о благе Других, даже в ущерб личным интересам.

2 Л. Фейербах. Избранные философские произведения, т. 1, с. 637.

233

Человек истинно нравственен по своей природе, и потому возможна общая, единая, общечеловеческая мораль, которая мо­жет проявиться в любом социальном слое, в любой историче­ский период. Ведущим принципом в ней является любовь че­ловека к человеку. Неудовлетворенность этого чувства компенсируется религией. Бог возникает из чувства недостат­ка. В несчастьях человек уходит от себя и сосредотачивается в Боге, как в стремлении к радости. «Человек верит в богов не только потому, что у него есть фантазия и чувство, но также и потому, что у него есть стремление быть счастливым. Он верит в Блаженное Существо не только потому, что он имеет пред­ставление о блаженстве, но и потому, что он сам хочет быть блаженным; он верит в Совершенное Существо потому, что он сам хочет быть совершенным; он верит в Бессмертное Существо потому, что он сам не желает умирать».1 В религии отработан прекрасный механизм внушения. Вот им и надо воспользо­ваться, представив элементарные нравственные принципы в виде религиозных догм. Новая истинная религия должна обхо­диться без фантастических существ, типа Божества; она долж­на обожествить добрые человеческие отношения, и тогда на­ступит счастье.

Фейербах был глубоко уязвлен внечеловеческой сущно­стью гегелевской системы. Но реакция на ее крайний идеа­лизм и абстрактность была не менее односторонней. В уче­нии Фейербаха не нашлось места ни для специфики духа, ни для причин и источников развития, ни для истории челове­чества. Его природная личность не менее абстрактна, а абсо­лютная естественность выглядит как голая декларация, так как не подтверждается данными науки. Даже его человеко­любивая мораль «скроена для всех времен, для всех народов, для всех обстоятельств и именно потому не применима нигде и никогда».2

Тем не менее Фейербах первым сумел создать философское учение, основой которого выступал не дух, не идея, не сверхъ­естественное начало.

1 Фейербах Л. Избранные философские произведения, т. 2, с. 713.

2 Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, т. 21, с. 298.

234

Натурализм

Для Фейербаха антропология (взгляд на мир через проблему человека) была ведущим принципом, и потому он использует как синонимы термины «при­рода», «материя», «реальность», «бытие». Но в это же время возникает течение (довольно неоднород­ное), в котором во главу угла поставлено естественное знание. Природа и материальность выделяются из реального мира.

И здесь необходимо прежде всего вспомнить имя Александ­ра Гумбольдта (1769 - 1859) - ученого, путешественника, гео­графа, ботаника, минералога, основателя землеведения и кли­матологии. Чем глубже он постигал особенности и варианты существования природного мира, тем увереннее приходил к выводу, что все явления взаимосвязаны и развитие материаль­ного мира идет в целом эволюционным путем. В качестве ве­дущего метода исследования Гумбольдт использовал сравни­тельный подход. Показательно, что основной труд ученого назывался «Космос. Опыт физического мирописания». Космос у него - это вещественный мир, включающий в себя и земное, и небесное, познать его можно эмпирическим, опытным путем. Систематизация научных данных и будет истинной философией, свободной и подвижной в «ее изменчивых формах и видах».

Развитие естествознания было таким стремительным, его выводы казались столь очевидными, а успехи представлялись такими выдающимися, что создавалось впечатление бессмыс­ленности абстрактных идеалистических философских умозри­тельных рассуждений. Наглядность конкретного знания говорила сама за себя. Науки о природе представлялись их носителям в виде некоего «магического кристалла», через который можно уви­деть целый мир. Будучи специалистами в определенных областях знания, они переносили их выводы в иные сферы, строили «смелые» аналогии, широко пользовались допущениями. Необхо­димо отметить их серьезный вклад в популяризацию достижений естествозггания во второй половине ХIХ в.

Это направление в научной мысли Германии было пред­ставлено творчеством зоолога Карла Фохта (1817 - 1895), фи­зиолога Якоба Молешотта (1820 - 1893), медика Людвига Бюхнера (1822 - 1899). Решая философские проблемы методами естествознания, они фактически отождествляли эти дисциплины. Так, не приемля идеалистическую разработку вопросов созна­ния, они попытались раскрыть данный феномен с позиции учения о природных явлениях. Сознание у них есть функция

235

вещества, физиологический механизм. Итогом его деятельно­сти является мысль, не менее материальная, чем материален сам процесс. Связь между ними так непосредственна, что по составу пищи можно судить о «духовной жизни народов» (Молешотт Я. Физиологические эскизы). Иначе и быть не может, ведь «мысль находится в таком же отношении к мозгу, как желчь к печени или моча к почкам» (Фохт К. Физиологи­ческие письма).

Серьезных научных последствий философское творчество этих мыслителей не принесло, но настойчивые попытки раз­рабатывать материалистические варианты миропонимания были замечены. Их работы пользовались популярностью, многократно переиздавались. Притеснение их со стороны официальной власти (Бюхнер должен был уйти в отставку; вынужден был покинуть страну Молешотт; до конца жизни в эмиграции жил Фохт) еще более привлекало к ним внимание. Работа их молодого последователя биолога-дарвиниста Эрнста Геккеля (1834 - 1919) «Мировые загадки», хотя и была переве­дена на 24 языка, во многих странах подвергалась гонению, а в России была запрещена и сожжена. При всей условности вы­сказанных им идей, в работе довольно отчетливо удалось вы­разить мысль о необходимости материалистической базы для дальнейшего развития естествознания.

Карл Генрих Маркс (1818- 1883)

Это упрощение (сведение природы к материи, материи к реальности, реаль­ности к бытию) так и не позволило ни освободиться от противоречий идеали­стических систем, ни создать новую материалистическую концепцию. Однако универсальные немецкие мыслители взбудоражили интеллектуальную среду во всем мире и прежде всего у себя на родине. Одним из выдающихся учеников Гегеля был Маркс. Его ученичество вполне соответствует словам нашего достой­ного соотечественника В.Г. Белинского: «Ученик никогда не пре­взойдет учителя, если видит в нем образец, а не соперника».

Маркс родился в Трире в семье адвоката, воспитывался в культурной, доброжелательной среде. Он получил юридиче­ское образование сначала в Боннском, а затем в Берлинском университетах. Вся его жизнь и жизнь близких ему людей бы­ла подчинена научному творчеству и революционно-практиче­ской деятельности.

236

Среди студентов философия Гегеля пользовалась большой популярностью. Маркс не был исключением. Покоренный оригинальным методом философа, его исследованиями в сфе­ре проблем развития и познания, он входит в кружок младоге­гельянцев. Его в основном захватывают не религиозные вопро­сы, как большинство, а проблема целостности системы, описывающей развивающийся мир, У Гегеля его смутил вывод об успокоении развития, об абсолютном познании, о завер­шенной разумной действительности. И тогда он приходит к мысли, что помочь ему не может ни одна из конкретных наук, и только философия позволит ему пробиться к пониманию мира. Он обращается к истокам и основательно знакомится с историей философии.

Из всего античного богатства его особое внимание привле­кают непривычные для его времени мыслители, ищущий взгляд которых нацелен на природу мира и человека, атомисты Демокрит и Эпикур. Его докторская диссертация так и на­зывается: «О различии между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура». Будучи еще вполне гегельянцем, он сравнивает взгляды основоположника и последователя, делает выводы о влиянии на философию особенностей исто­рической эпохи. Он связывает изменения в истории с про­грессом самосознания, которое осуществляется в лице отдель­ных философов. Но философия для Маркса уже не способ удовлетворения собственной любознательности и форма само­утверждения, а путь к разумному переустройству мира, путь к практике.

Реализуя эту мысль, он начинает заниматься журналисти­кой и политической деятельностью, не прекращая теоретиче­ских изысканий. Маркс убеждается в том, что идеи, даже са­мые революционные, не оказывают существенного влияния на современников. А гордая в своем одиночестве критическая личность может быть просто никем не замечена. Постепенно начинают закрапываться сомнения в основах идеализма, и Маркса привлекает гуманистический антропологизм Фейерба­ха. У Фейербаха он научился не почитать идеи, а искать причи­ны их возникновения, происхождения; у него он почерпнул мысль об исторически преходящем смысле идей, о том, что сущность религиозных взглядов - это выражение отношения человека к самому себе (своей отчужденной сущности). Он согласен с Фейербахом в том, что философия нуждается в ре­формировании на новых основах, но не принимает его идею о превращении новой философии в новую религию.

237

Серьезное внимание Маркс на протяжении всего своего творчества уделял проблеме отчуждения1. Важнейшую роль она играет в системе Гегеля. Отчуждаясь, Мировой Разум проявля­ет себя через природу, предметы, социальные процессы. Глав­ным пороком гегелевской логики Маркс считал, что он «всюду делает идею субъектом (подлежащим), а действительного субъ­екта в собственном смысле... превращает в предикат (ска­зуемое)».2

Общество представляет собой совокупность различных форм совместной деятельности людей, и прежде всего трудо­вой деятельности. Но если труд есть только средство жизни, то его результаты отделены от индивида, отчуждаются от него, становятся посторонними для человека. А так как у работника нет выбора - работать или не работать (если он не обладает собственностью, способной освободить его от этой повинно­сти), то труд превращается в обязанность, в средство удовле­творения потребностей, реализуемых вне труда. От человека отчуждается не только продукт труда, но и сам труд. Человек, занятый такой деятельностью, не может быть ни свободным, ни ответственным; он ощущает себя элементом бездушной машины. Отчуждение труда усугубляется в ходе развития част­ной собственности.

Все это приводит к укреплению у работника ощущения бессилия, невозможности получить достойное вознаграждение за производительный труд, безысходной зависимости от пра­вящих бюрократических структур, разрушению системы цен­ностей, чувству одиночества. Одним словом, происходит само­отчуждение.

«То, что существует для меня благодаря деньгам, то, что я могу оплатить, то есть то, что могут купить деньги, - это я сам, владелец денег. Сколь велика сила денег, столь велика и моя сила. Свойства денег суть мои - их владельца - свойства и сущностные силы. Поэтому то, что есть и что я в состоянии сделать, определяется отнюдь не моей индивидуальностью. Я уродлив, но я могу купить себе красивейшую женщину. Зна­чит, я не уродлив, ибо действие уродства, его отпугивающая сила сводится на нет деньгами. Пусть я - по своей индивиду­альности - хромой, но деньги добывают мне 24 ноги; значит, я не хромой. Я плохой, нечестный, бессовестный, скудоумный

1 Отчуждение - социальный процесс, для которого характерно пре­вращение деятельности человека во враждебную ему силу.

2 Маркс К. Философия права. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 228.

238

человек, но деньги в почете, а значит, в почете и их владелец. Деньги являются высшим благом - значит, хорош и их владе­лец. Деньги, кроме того, избавляют меня от труда быть нече­стным, - поэтому заранее считается, что я честен. Я скудо­умен, но деньги - это реальный ум всех вещей, как же может быть скудоумен их владелец? К тому же он может купить себе людей блестящего ума, а тот, кто имеет власть над людьми блестящего ума, разве он не умнее их? И разве я, который с помощью денег способен получить все, чего жаждет человече­ское сердце, разве я не обладаю всеми человеческими способ­ностями? Итак, разве мои деньги не превращают всякую мою немощь в ее прямую противоположность?»1

Частная собственность при капитализме достигает, по мне­нию Маркса, своего разрушительного апогея благодаря эконо­мическому развитию и особенностям способа производства этого исторического периода, и процесс отчуждения распро­страняется на все сферы человеческой жизнедеятельности: политику, искусство, культуру, науку, быт. Человек утрачивает идеалы, индивидуальные характеристики, моральные принци­пы, становится враждебен другим людям и окружающему ми­ру. Личное благополучие, выраженное в вещной или властной формах, становится целью жизни.

Этот процесс прерывается самой частной собственностью, которая, стремясь к увеличению, «на первых порах... выступа­ет как всеобщая частная собственность». Она характерна для первой фазы коммунизма и является началом ликвидации от­чуждения со всеми свойственными ей «грубостью и непроду­манностью». Хотя «коммунизм как таковой не есть цель чело­веческого развития, не есть форма человеческого общества».2

Цель человеческого развития - свобода, свобода каждого, а «свободное развитие каждого есть условие свободного разви­тия всех».3 Не может быть свободного государства, свободного общества, свободного класса. Может быть только свободный индивид. А он таковым станет, если ему будут служить и об­щество, и государство, и класс. Они должны быть так органи­зованы, чтобы обеспечить любому человеку возможность ос­воения богатства культуры и реализации своих потенций.

1 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 148.

2 Маркс К,, Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956, cc. 586, 598.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. Соч., т. 4, с. 447.

239

Процесс этот сопровождается преобразованием частной собст­венности, накопленной одними за счет других, в индивидуаль­ную частную собственность, основанную на собственном труде.1 Человек в своей истории не освобождается от отчуждения, но он может сделать отчуждаемое не враждебным, а полезным для себя.

Общество, эволюционируя, к этому и идет, но в своем раз­витии оно проходит несколько ступеней, отличающихся друг от друга способом производства. Маркс в разные периоды сво­его творчества выделял пять таких этапов: азиатский, антич­ный, феодальный, буржуазный (современный) и общество будущего.2 Кроме экономических параметров, типы общества различают­ся у него еще и характером связи гражданского общества с государством (Маркс был не согласен с Гегелем, отождеств­ляющим общество и государство).

В основу периодизации эволюции общества положен мате­риальный фактор (вначале Маркс говорил о форме собствен­ности, а затем о способе производства). При его применении историческая канва распадается на периоды; их назвали обще­ственно-экономическими формациями, это философская катего­рия, а не историческая. В ней отражаются не факты и собы­тия, а наиболее существенные черты. Бесполезно искать иллюстрации для философских категорий, и ни один истори­ческий период не является чистейшим слепком с характери­стики отдельной формации.

Вообще деление Марксом истории по этому принципу не менее схематично, чем деление ее по какому-либо другому критерию. Но выделение его в середине XIX в. было несо­мненно новаторским шагом для своего времени и не потеряло актуальности в наши дни. История так многогранна, что ис­пользования одного критерия недостаточно.

Если в экономике у Маркса наибольшей конкретностью обладал товар, то в истории - индивид. Он - основа общества и государства. У него есть естественная природа и социальные свойства. А потому свои потребности человек проявляет как в сфере частных, так и в сфере общественных интересов. От­дельные индивиды организуются в различные группы и сооб­щества.

У Маркса человек занимает центральное место в системе. Он выступает не как духовное существо и не как специфиче-

1 Маркс К. Капитал, т. 1, Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 773.

2 Особенности первобытнообщинного строя исследовал Ф. Энгельс.

240

ский природный феномен, а как субъект исторического дейст­вия. Он активен и практичен. Человек являет собой сложное единение природного и социального, полученного от предков и приобретенного самостоятельно, физического и духовного. Процесс его возникновения и развития объективен, и поэтому человек есть высшее достижение в организации материи.

Он не обладает врожденными идеями, а его мысли появ­ляются в результате воздействия среды и тех социальных групп, интересы которых он осознанно или бессознательно представляет. Человек, вступая в мир, включается в отноше­ния не только с другими людьми, но и с предметами и соци­альными структурами, отчужденными от них. Этим самым он постигает культуру общества и его историю. «Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жиз­ни - даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного... проявления жизни, - является проявлением и утверждением общественной жизни».1 Когда индивид достиг­нет в этих условиях самопознания, постигнет свою социаль­ную роль в истории, то он становится личностью.

Маркс охвачен идеей всеобщей коллективной взаимосвязи, общечеловеческой эмансипации; конкретный человек у него -представитель множества. Иллюзорный духовный Абсолют, представленный в качестве идеала, его не устраивает. Маркс пытается заменить его земным идеалом, который, однако, выглядит у него довольно необычно. Это противоречивый процесс расширения горизонтов индивидуальной свободы че­ловека через научно-технические революции, освобождение труда от монотонных рутинных составляющих и наполнение его творческим началом, через расширение самодеятельности и самоуправления во всех сферах жизни, через упрочение де­мократических организаций.

Универсальные гегелевские принципы движения и разви­тия, реализующие себя через внутренние противоречия, были применены Марксом к материальным системам. И если у Ге­геля весь мир предстал как саморазвитие понятий и самореа­лизация Абсолютного Духа, то у Маркса развитие материаль­ного мира постигается, отражается в изменяющихся понятиях. Значение материалистической диалектики, по мнению Мар­кса, заключается в том, что она дает возможность свободно ориентироваться в фактическом материале; специфика любого

1 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 119.

241

проявления существующего (Вселенная, Природа, сознание, общество, наука, политические отношения, искусство, мораль и др.) постигается в истории его развития. Именно материаль­ное основание дает возможность проявиться во всей полноте диалектике, ибо она не допускает существования окончатель­ной завершенности, абсолюта, самодостаточности. Перестает быть косной природа, она освобождается от повторяющихся круговоротов (сохраняя вместе с тем способность к циклично­сти в развитии), исчезают общественные организации как «венец и цель прогресса» (Гегель), процесс познания уже не характеризуется эталонными бесспорными истинами, незави­симыми от человека. Изменяется бесконечно мир и сущест­вующие в нем разумные существа, изменяется и сам процесс познания и его результаты, которые проверяются практически в ходе преобразования мира человеком.

Маркс стремился создать принципиально новое целостное учение и мироздании, материалистическое в своей основе и диалектическое по особенностям развития. Но философия, как система взглядов, отражающих отношение человека к ми­ру, и как всеобщие принципы существования природы, обще­ства и мышления, для решения этой задачи была чрезвычайно важна, но недостаточна. Маркс довольно рано осознал, что поставленная им цель усилиями одного человека не может быть достигнута.

Подробнейшие программы, собрания богатейших материа­лов, проекты и замыслы во многом остались не реализованны­ми. Не случайно Маркс всегда категорически возражал против использования его единомышленниками термина «марксис­ты». Некоторые его намерения, после смерти автора, реализо­вал Ф. Энгельс (работа над II и III томами «Капитала»; труд о первоначальных формах человеческого общества). Маркс не успел, как собирался, создать картину всемирной истории во всей целостности и полноте, сконцентрировав свои силы с конца 40-х годов XIX в. на вопросах политической экономии, где, как он считал, кроются коренные проблемы человеческих отношений.

Влияние его идей было так велико, что еще при жизни на­чалось движение по «опровержению», «оспариванию», «допол­нению», «корректированию», «развенчиванию» и т. п. его в глазах современников и представителей иных поколений. Не­смотря на это, философские взгляды Маркса заняли свое дос­тойное место в истории философии.

242

Неокантианство

В 60-е годы XIX в. активизировалось внимание к кантовскому учению, точ­нее, к его теории познания.

Эта проблема у неокантианцев стала основной. Ограничи­вая познание сферой опыта, они фундаментом его считали врожденные образцы. Вскоре внутри этого течения сложились две школы: марбургская и фрейбургская (баденская).

Основоположником марбургской школы был Герман Коген (1842 - 1918). Он полагал, что в познании надо исходить из логики науки. Так как вне знаний нет ничего, с чем можно было бы его сравнивать, то научное знание самостоятельно и независимо. Оно создается как логическая конструкция по правилам мышления. Ощущения не играют в познании ника­кой роли, ибо сами постигаются соответствующими науками. В отличие от Канта разум у Когена порождает не только фор­му мысли, но и ее содержание.

Для Когена не так важен вопрос о сущности и природе чего-либо, сколько принципиальна проблема достаточности гипотезы, это что-либо описывающей. Наиболее достоверные модели мышления дает математика, особенно теория беско­нечно малых. Она-то и выступает фундаментом естественных наук, предлагая им общие принципы построения. Главным из них является принцип долженствования, заданности. По­скольку задания в познании по мере их решения постоянно обновляются, постольку процесс познания выступает как бес­конечный и сопровождается возникновением и усложнением самого предмета познания.

Философия в познании играет роль методологии для естествен­ных и социальных наук. В науках о природе она рекомендует опираться на «чистую мысль», ни от чего не зависящую и ни­чем не обусловленную, а в науках об обществе - на «чистую волю». Последняя служит основой наук о Духе, высшей из которых является право. Логика воли постигается в этике, именно в ней заключаются идеи свободы личности в своей завершенной абсолютной форме. Этика вырабатывает идеи для всех наук о культуре и транслирует их через юриспруден­цию. Под влиянием нравственных идей государства совершен­ствуются до идеального состояния, которое можно считать «правовым государством». Свою позицию Коген называл «этическим социализмом» (источник идей морального характера он видел в Боге). Единая научная картина мира воплощается в «культурном сознании».

243

Фрейбургская (баденская) школа связана с именем Вильгельма Вильдельбанда (1848 - 1915). Он опирался на кантовское раз­личение разума теоретического и практического, определяя философию как всеобщую науку о «ценностях». Если Коген в тео­рии познания делал упор на логических аспектах, то Виндельбанд ставил акценты на психологических.

Он считал, что в развитии природных явлений существует логика всеобщего и потому они описываются законами, сформулированными естествознанием. Культура, история об­щества - это сочетание уникальных событий по реализации ценностей, свойственных своему времени или интересам лич­ностей, и потому социальные науки не имеют дела с законо­мерностями и описывают единичное.

Единомышленник Виндельбанда Генрих Риккерт (1863 - 1936) утверждал, что «всякая действительность есть индивидуальное наглядное представление», и потому наши знания ничего не отражают, так как излагают преобразованный и упрощенный материал.

Предмет познания, по мнению представителей баденской школы, состоит из разрозненных субъективных сведений. Критерий их соединения связан не с истинностью, а с ценно­стью. Ценностных областей бытия выделяется шесть: логика, эстетика, мистика, этика, эротика, религия. Для них характер­ны следующие ценности: истина, красота, надличностная свя­тость, нравственность, счастье, личная святость.

Вообще ценности не имеют хронологических рамок, они внеисторичны и играют роль безусловного долженствования в человеческой деятельности. Руководство ценностями является отличительной чертой социальных явлений от природных процессов.

Под влиянием этой школы и ее рационального взгляда на общество в это время начинает формироваться особая область знания - общая социология. У истоков ее стоит Карл Эмиль Максимилиан (Макс) Вебер (1864 - 1920). Он представляет социальную реальность как ряд переходов от одних историче­ских типов общества к другим, каждый из которых воплощает идеальный вариант культуры своего времени. Собственную концепцию Вебер называл «понимающей социологией»: по мере понимания сменяющихся способов отношения человека к ми­ру меняется и «картина мира», диктуя людям их поведение и поступки. Со временем в истории исчерпывают себя религи­озные картины мира (их несколько) и возрастает роль науки,

244

которая определяет рациональность нашего времени. Она предлагает совокупность норм, эталонов, образцов наиболее целесообразных форм существования людей, видов духовных потребностей, вариантов правления, типов веры.

Позитивизм Проблема соотношения бытия и мыш­ления, решаемая в немецкой классиче­ской философии в основном в пользу приоритета мышления, осваивалась и с иных позиций.

Не случайно ряд мыслителей обратил свое внимание на ма­териалистические элементы кантовской «вещи в себе». Для решения проблем мироздания они предлагали воспользоваться не философским (умозрительным) подходом, а методами есте­ственных наук и данными конкретных опытов. Именно эти сведения они называли положительными, позитивными.

Предшественниками подобного подхода были исследовате­ли природных процессов, да и некоторые философы. Среди последних хотелось бы упомянуть Иоганна Фридриха Гербарта (1776 - 1841). Опираясь на Лейбница, он вводит понятия про­стейшей формы бытия - «реал». Это состояние характеризуется многообразием, вечностью, неизменностью и свободой. Реал есть начальный элемент мира и мысли. Противоречивость свойственна существующему только в мышлении, но не в су­ществовании. Она подлежит устранению. Именно эту операцию осуществляют науки, обрабатывая чувственные данные опытов. Постижение связей реалов природы дает механику материи (основное понятие физики у Гербарта), а постижение связей реа­лов мысли дает психическую механику. Не случайно «практическая философия» Гербарта сыграла большую роль в становлении экс­периментальной психологии и педагогики в Европе.

Собственно позитивизм зародился не в Германии. Он свя­зан с творчеством французских (О. Конт) и английских (Дж. С. Милль, Г. Спенсер) ученых. Однако первая его форма - эм­пиризм - была хорошо известна немецким философам. Она нашла свой выход в этических и эстетических взглядах натура­листического толка, пытавшихся отождествить социальные и биологические процессы.

В искусстве этот подход проявился в распространении био­логизма и физиологизма в сюжетах, расцвете примитивизма. В теории морали - в стремлении вывести законы человеческого бытия и правила социального общежития из органической при­роды, психических состояний, космических источников.

245

В 70-е годы XIX в. под давлением открытий в естествозна­нии начинает рушиться физическая картина мира, созданная на базе классической механики. Приходит в упадок и первая форма позитивизма, построенная на ней. «Второй позитивизм» зародился в Германии и Австрии. Из создавшегося положения выход предложили его основоположники Рихард Авенариус (1843 - 1896) и Эрнст Мах (1838 - 1916). Свое направление они назвали «эмпириокритицизм»1 - критика опыта. Для него ха­рактерны три основных момента.

1. Мир дан нам как опыт. Опыт предстает в виде много­численных высказываний по поводу наблюдаемого. Опыт ну­ждается в очищении, то есть выделении непротиворечивого содержания из данного множества мнений.

2. Чистый опыт складывается из элементов мира, которые принимают для нас форму ощущений. Ощущения однородны и нейтральны. Они не материальны и не идеальны, одновре­менно и материальны, и идеальны.

3. Очищение возможно с помощью «принципа наименьшей меры силы» (экономии мышления), путем сведения неизвест­ного к известному, частного к общему.

Таким образом, научное познание превращается в эмпири­ческое описание. Как писал В.И. Ленин: «Ощущения, конеч­но, никакой «экономии» не содержат. Значит, мышление дает нечто такое, чего нет в ощущении! Значит, «принцип эконо­мии» берется не из опыта, а предшествует всякому опыту, со­ставляет логическое условие его, как категории Канта».2 В дальнейшем позитивизм преодолел и этот этап своего разви­тия, перейдя к своей новой форме.3

Иррационализм

В 20-е годы XIX столетия громко зая­вили о себе учения, которые не искали опоры ни только в естественных про­цессах, но и в разуме, считая внимание философии к рациональности явно преувеличенным. И прежде всего надо вспомнить в этом случае Артура Шо­пенгауэра (1788 - 1860).

Показательна одна из записей Шопенгауэра после его оче­редной беседы-дискуссии с Гете: «Этот Гете в такой степени

1 Другое название этого направления - «махизм».

2 Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Полн. собр. соч., т. 18, с. 177.

3 Подробнее см. гл. VII, позитивизм XX в. и его разновидности.

246

был реалистом, что ему никогда и в мысль не могло прийти, что предметы как таковые существовали лишь постольку, по­скольку их представляет познающий субъект». Сам же он был в этом уверен.

В своей концепции Шопенгауэр исходит из кантовской «вещи в себе», но дает ей собственную трактовку. Она пред­ставляет собой бессознательную «волю к жизни», внеразумную силу. Эта сила объективируется в многочисленных формах, определяя стремление к ничем не ограниченному господству. Человек не может постичь направленность влечений собст­венной воли и существует в мире иллюзий и миражей.

Жизнь, по мнению Шопенгауэра, полна страданий и во­площается у человека в «войне всех против всех», наполняя его существование глубоким унынием: «наше положение так горестно, что решительно надо было бы ему предпочесть со­вершенное небытие... но какой-то голос говорит нам, что это не так, что в этом не конец, что смерть не абсолютное унич­тожение». «Оптимизм... представляется мне не только неле­пым, но и поистине бессовестным воззрением, горькой на­смешкой над невыразимыми страданиями человечества». Одним словом, «воля отворачивается от жизни; теперь она содрогается перед ее радостями, в которых видит ее утверждение. Человек доходит до состояния добровольного отречения... истин­ной безмятежности и совершенного отсутствия желаний».1

Таким образом, преодолевается индивидуальное, усмиряет­ся воля к жизни, исчезают порождающие страдания явления и происходит полное успокоение духа.

Уход от классического рационализма в иррационализм на­шел свое выражение в целом ряде направлений. Одним из них явилась «философия жизни» (представители - Ф. Ницше, В. Дильтей, Г. Зиммель и др.). Богатство понятия «жизнь» позво­лило разнообразить его трактовку. Так, акцент на биологиче­ских аспектах привел к обоснованию культа силы, сведению источника развития к волевым усилиям по обеспечению абсо­лютного освобождения индивида, к формированию идей «сверх­человека». Внимание к историческим аспектам позволило трак­товать жизнь как целостный духовный процесс в условиях ре­конструкции особенностей эпохи. Этот акт осуществляется интуитивно.

1 Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Антология миро­вой философии, т. 3. М., 1971, сс. 698 - 701.

247

Стремление освободить философские представления от на­туралистических составляющих породило феноменологию (основатель - Э. Гуссерль), где феномен представляет собой первоявление, прообраз, существующий в виде комплекса ас­социаций.

Иррационализм в нач. XX в. выделил из себя еще целый ряд течений и школ.1

Заключение

Немецкая классическая философия явилась в истории мировой культуры феноменом, как закономерным, так и уникальным.

Закономерным потому, что человечество (как демонстриру­ет история) нуждается в подытоживании, в резюмирующих цивилизацию акцентах, без которых оно не может перейти к очередному своему уровню существования. А уникальным по­тому, что каждый такой период неповторим, исключителен по культурным и духовным характеристикам, сочетанию событий, ценностным ориентациям.

К общим особенностям и достоинствам философии этого периода можно отнести следующие достижения.

- Она показала людям роль, место и значение философии в осознании своей эпохи, ее достижения и просчеты. Проде­монстрировала важность философии для осмысления буду­щего и опасности, подстерегающие общество при игнорирова­нии целостного восприятия своей цивилизации.

- Будучи по сути социоцентричной, она повернула теоре­тическую мысль к проблемам свободы -и ценностей, их роли в жизни человека.

- Ею были развиты соответствующие современной науке методы развития и познания - диалектический и историче­ский, которые благодаря своей уникальности позволили резко продвинуться вперед в познании мира.

- Она способствовала формированию новой концепции моде­ли мира; появлению оригинальных подходов к его познанию.

1 Подробнее об этих направлениях см. гл. IX Современная западная философия человека, гл. X Философия экзистенциализма.

248

Приложение 1 к главе VI

Научные открытия XVIII - XIX вв

1718 Обоснование собственного движения звезд (Э. Галлей)

1735 Бинарная биологическая номенклатура (К. фон Линней)

1748 Систематическая разработка математического анализа (Л. Эйлер)

1749 Попытка представить развитие Земли, животного ми­ра и человека как единый эволюционный ряд. (Ж.Л.Л. Бюффон)

1755 Гипотеза о возникновении Солнечной системы в ре­зультате сгущения газообразного облака (И. Кант)

1766 Открытие водорода (Г. Кавендиш)

1771 Впервые обнаружены и наблюдались явления фото­синтеза (Дж. Пристли)

1774 Открытие кислорода (Дж. Пристли, К.В. Шееле)

1775 Закон сохранения массы вещества (АЛ. де Лавуазье)

1776 Трудовая теория стоимости (А. Смит)

1780 Вариационное исчисление (Л. де Лагранж)

1783 Опровержение теории флогистона (А.Л. де Лавуазье)

1785 Основной закон электростатики (Ш.О. де Кулон)

1787 Химическая номенклатура (А.Л. де Лавуазье, К.Л. Бертолле)

1796 Прививка оспы (Э. Дженнер)

1799 Основная теория алгебры (К.Ф. Гаусс)

1801 Теория начального обучения (И.Г. Песталоцци)

1803-04 Таблица атомных масс (Дж. Дальтон)

1805 Закон вертикальной зональности растительного мира (А. фон Гумбольдт)

1805-08 Закон объемных отношений газов (Ж. Л. Гей-Люссак)

1809 Первое целостное учение об эволюции (Ж.Б. де Ламарк)

1814 Система символов химических элементов (Й.Я. Берцелиус)

1817 Исходные основы теории прибавочной стоимости (Д. Рикардо)

1818 и 1833 Сравнительно-исторический метод в языкознании (Р. Раскин, Ф. Бопп)

1820 Гипотеза обусловленности магнетизма молекулярными токами (А.М. Ампер)

1822 Открытие явлений изомерии в химии (Ф. Велер)

1824-26 Математически обоснованная теория электромагне­тизма (А.М. Ампер)

1824 и 1832 Разрешение проблемы уравнений пятой и высших степеней (Н.Х. Абель, Э. Галуа)

1824 и 1850 -51 Второе начало термодинамики (Н. Карно, Р. Клаузиус, У. Томсон)

1825-28 В историческую науку входит понятие классовой борьбы (Ф. Гизо, А Тьери)

249

1826 Основной закон электрического тока (Г.С. Ом)

1826 Неевклидова геометрия (Н.И. Лобачевский, Я. Больяй)

1827 Внутренняя геометрия поверхностей (К.Ф. Гаус)

1828 Основы эмбриологии (К.Э. фон Бэр)

1828 Первый синтез органического вещества (Ф. Велер)

1830 Основы общего языкознания (В. фон Гумбольдт)

1831 Открытие электромагнитной индукции (М. Фарадей)

1836 Выделение трех периодов в археологии (К.Ю. Томсен)

1839 Теория клетки (Т. Шванн)

1840 Основы агрохимии (Ю. фон Либих)

1842 Закон сохранения энергии (Ю.Р. фон Майер)

1846 Открытие планеты Нептун (И.Г. Галле по вычислени­ям У.Ж. Леверье и Дж. К. Адамса)

1848 Открытие оптической изомерии (Л. Пастер)

1848 Теория научного коммунизма (К. Маркс)

1854 Теория n-мерных кривых пространства (Б. Риман)

1859 Научно обоснованное учение об эволюции и теории естественного отбора (Ч. Дарвин)

1859 Спектральный анализ (Р.В. Бунсен, Г.Р. Кирхгоф)

1861 Теория строения органических веществ (А.М. Бутлеров)

1864 Открытие микробиологической сущности инфекцион­ных болезней (Л. Пастер)

1865 Закон наследственности (Г.И. Мендель)

1865 Основные уравнения электромагнитного поля (Дж. К. Максвелл)

1869 Периодический закон химических элементов (Д.И. Менделеев)

1874 Основы стереохимии (Я.Х. Ван-Гофф)

1877 Выделение трех крупных периодов в истории разви­тия человечества (Л. Г. Морган)

1879 Экспериментальная психология (В. Вундт)

1882 Открытие возбудителя туберкулеза (Р. Кох)

1883 Открытие фагоцитоза (И. И. Мечников)

1888 Доказательство существования электромагнитных волн (Г. Герц)

1895 Открытие рентгеновского излучения (В.К. Рентген)

1895 Введение научной организации и управления труда (Ф.У. Тейлор)

1896 Открытие радиоактивности (А.А. Беккерель)

1897 Учение о высшей нервной деятельности (И.П. Павлов)

1898 Открытие радия (П. и М. Кюри)

250

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)