Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 2.

Эти тенденции, в конечном счете, формируют новую парадигму осмысления мира, в

основе которого лежит признание необходимости плюрализма (общественного и культурного). В общественном сознании существуют различные точки зрения по поводу плюрализма, но они заданы вопросом: является ли множественность недостатком или достоинством нашей истории? На наш взгляд, в осознании множественности исторических путей заложены будущие ростки как общественного, так и теоретического роста.

Мы уже показали, что «разнообразие» в обществе и теории, а также процесс индивидуализации

стали основанием для развития темы идентичности.

Познание двух тенденций, в конечном счете, приводит к необходимости осмысления

«субъективности» истории, критериев разделения на группы и их взаимовлияния. Рефлексия на «субъективность» - более не предпосылка, не часть, а полноправная составляющая Истории в континууме ее становления и описания. Формируется потребность осмысления разделения «всеобщего» на общественные классы, подклассы, группы и описания их взамовлияния. Это естественное следствие усложнения и глобализации мира.

Осмысление разнообразия исторических путей, диалектического противоречия «Я -

внешний мир» происходит не только в пространстве общественных состояний, но и в историческом времени, в отношении «историческое время и индивидуальный жизненный путь». Осмысление проблемы идентичности направлено на понимание своего исторического жизненного пути, своего смысла, своего времени. Субъективность истории проявляется и в потребности понять возможности и запросы человека в условиях отказа от фатализма, от навязанного «целым» пути развития.

Итак, «появление» и «карьера» идентичности как проблемы связаны не только с расцветом философии различия и закатом философии тождества, как было представлено в статье Малахова В. С [20]. Увлеченность проблемой, прежде всего, связана с необходимостью описания разнообразия, субъективности истории, с отказом от субстанциалистских представлений об истории, в борьбе с тоталитаризмом и человеконенавистничеством. (Т. Адорно, Р. Барт, М. Бахтин, Ж. Делез, К. Леви-Строс, Левинас, Г. Маркузе, М. Фуко, Г. Шпет). В новой парадигме, или новой познавательной модели, под сомнение ставится сама устойчивость, стабильность, подвержены рефлексии все формы упорядочивания, в том числе и формы самоописания и деятельности. Чтобы описывать сложные системы, человеку требуется большая интеллектуальная смелость, глубокое понимание существа дела. В процессе моделирования любых объектов что-то упрощается, выделяется главное, отбрасывается второстепенное, часто уникальное. Это касается не только точных наук, но актуально и для гуманитарных. В этом смысле нет различия между ними. Современный естественник, математик, гуманитарий заранее знает, что строит несовершенную модель объекта, часто не имея права на ошибку. Общая атмосфера в современной науке, в жизни обычного человека требует большой моральной и психологической отдачи и чувства уверенности в себе.

Таким образом возникла проблема, которую очень четко выразил И. Пригожин: «Каким образом решить, что есть человек, какие концепции нужны для определения его идентичности» (выделено нами - М.З.) [14, с.12].

1. 2. Информация - фундаментальное понятие новой познавательной модели

Прежде чем перейти к дальнейшему исследованию нашего предмета, необходимо рассмотреть вопрос о природе и сущности информации, ее месте в нестабильной картине мира, связи с системным развитием и процессами идентификации. Рассмотрим, как теория информации способствовала изменению представлений о человеческой деятельности.

Стоит обратить внимание на следующий факт. Вышедшая в 1952 г. энциклопедия «Британика» не содержала понятий «информация», «коммуникация», «управление», которые сейчас распространены во всех сферах человеческой деятельности.

Впервые понятие информации вводится в связи с развитием теории систем, а именно в связи с необходимостью оценки соотношения детерминизма и неопределенности. Это не случайно: сама сущность информации связана со становлением систем. Понятие информации начинает использоваться в термодинамике, в частности в знаменитой не только среди естественников гипотезе Дж. К. Максвелла. Основными уроками так называемого «демона Максвелла» стали утверждения, что для управления необходима информация и модель; информация не существует независимо от материи и энергии и определяется через уровень энтропии.

Таким образом, введенная в науку взаимосвязь «энтропия - информация» позволяла качественно оценить соотношение детерминизма и неопределенности в системе. Информация была противопоставлена энтропии. Итак, с самых первых попыток определения информации стало ясно, что она связана с такими понятиями, как организация, порядок, определенность. Информация - то, что противостоит неопределенности. Принято считать, что впервые в науке было представлено структурное определение информации. Информация - показатель состояния любой системы. В основе ее функционирования лежит информация, характеризующая детерминированность связей элементов системы. Степень детерминированности системы может быть оценена информацией, а уровень недетерминированности - величиной, ей противоположной - энтропией. (М. Бриллюэн, Р, Хартли, К. Шеннон).

В дальнейшем понятие информации начинает употребляться во многих областях науки и, прежде всего, в квантовой механике. Итак, в развитии теории информации, в признании неопределенности и разнообразия как фундаментальных свойств человеческого мира и познания немалую роль сыграли теория Максвелла, показавшая случайную природу явлений, невозможность решать многие вопросы в рамках замкнутой Вселенной, открытие неоднородности и неоднозначности интерпретаций времени в работах Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, А. Бергсона. Как следствие в теоретической физике, механике, математике сложилось научное направление стохастической динамики (А. Пуанкаре, А. Н. Колмогоров, Н. Винер, Л. Понтрягин и др.). Впоследствии основные положения этого научного направления используются в кибернетике. В частности, взаимосвязь «энтропия-информация» была востребована в кибернетике довольно быстро. В кибернетике понятие информации существенно усложнилось. Было использовано не только структурное определение информации, но и исследовались ее преобразования. Классическим считается определение Винера: информация - обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и приспособления наших чувств [21]. Этот тезис свидетельствовал о том, что всякая жизнедеятельность, познание связаны с информацией, которая определенным образом фиксируется в знаковых системах и потенциально становится общественным достоянием. Само понятие информации включает в кибернетике уже характеристики систем и показывает ее преобразования. Информация имеет принципиальное значение для всех процессов адаптации и управления (Н. Винер). В основу построения любой управляемой системы положена информация и соотношение энтропии и информации - фактор ее функционирования. Если информация равна нулю, система не управляема. В кибернетике был сделан вывод о том, что построение модели управляемой системы предполагает идентификацию, выделение системы из числа подобных. Согласно определению Шеннона, информация - выбор альтернатив. Об информации можно говорить, когда система находится в одном из возможных состояний.

Следующим шагом в исследовании сущности информации стали работы Р. Эшби и С. Маккаллока. Исследователи показали возможность построения множества различных информационных моделей для адекватного оценивания состояний одной и той же системы. У. Р. Эшби в связи с этим развил новое понимание информации: «Теория информации изучает процессы передачи разнообразия по каналам связи, причем информация не может передаваться в большем количестве, чем это позволяет количество разнообразия» (выделено нами М.З.) [22].

Признание разнообразия и множественности математических и логических моделей было показано и в знаменитой теореме К. Геделя (К. Госс - Г. Фреге - А. Уайтхед - Б. Рассел - Д. Гилберт - К. Гедель). Характерно, что именно эта теорема легла в основу построения математической модели компьютера британского логика А. Тьюринга.

Итак, уже к середине XX века была отмечены значение многозначности моделей и возможность их различных интерпретаций.

С середины 60- х , в начале 70-х годов появляются работы исследователей, занимающихся философской интерпретацией информации (Б. Бирюков, И. Новик, Л. Петрушенко, В. Тюхтин, Б. Украинцев, А. Урсул). Уханов В. А. отмечает, что в сферу философского мышления включаются: проблема информационной основы мышления (Л. Баженов, Д. Дубровский, А. Кочергин, С. Шалютин, Ю. Шрейдер), проблема информации в сфере науки (Э. Бернштейн, Р. Гиляровский, В Налимов, А Черный, Э. Шапиро), информации и кибернетики мозга (Коган А. Б., Чораян О. Г.). В зарубежной науке ведущие социологи, экономисты приходят к выводу о возможности наступления нового социального этапа, связанного с информационной деятельностью (Д. Белл, З. Бжезинский, К Койяма,.И. Масуда, Ф. Махлуп, А. Тоффлер и др.). Проблемой информации занимаются: отечественные авторы (А. В. Айламазян, В. Г. Афанасьев, В. И. Глушков, В. З. Коган, А. И. Колмогоров, П. С. Поспелов, Е. В. Стась, А. И. Суханов, В. Ф. Сухотин, А.Д. Урсул) и зарубежные авторы (Дж. Бенигер, Х. Брэнсон, Л. Бриллюэн, И. Вейс, Н. Винер, Г. Лассуэл, Х. Найксвит, В. Хагемон, Р.Хартли, Т. Хелви, К. Шеннон, Р. Фишер, У. Р. Эшби).

При появлении средств вычислительной техники, возможностей решения проблем передачи информации, при обсуждении проблем искусственного интеллекта стало ясно, что во всех информационных системах сам способ представления информации и ее обработки имеет синтаксическую и семантическую природу. Каждый язык имеет информационную основу и демонстрирует разнообразие отражения одних и тех же явлений. Язык стал той структурой, которая вывела человека из мира животных в совершенно иной мир, закрепив программирование через взаимообмен. Этому способствовали такие свойства языка, как уникальная структура для кодирования и раскодирования информации (Дж. Смит, Б. Хукер, М. Кониши), богатая синтаксическая и семантическая структура - отсылка к месту и времени, наличие глаголов, существительных, связок. В языке воспроизводится коллективная реальность и становится возможной мобилизация индивидуальной активности.

Итак, информация - сложное явление, объемная по смыслу категория. Этим обстоятельством объясняется множество определений информации. Для дальнейшего анализа мы выбираем определение У. Р. Эшби. Именно его наиболее емкое представление информации позволит проследить взаимосвязь информационных и других социальных процессов, в том числе и идентификации.

Не будем вдаваться в глубину исследования информации. Выделим только три ее важнейших свойства:

1. Информация - оценка структурного состояния любой системы в части соотношения детерминизма и неопределенности.

2. Информация используется для отображения разнообразия в любой системе, где возникает необходимость целеориентированных действий, для управления. Живая система адаптивно вырабатывает оптимальное соотношение энтропии и информации в процессе эволюции. Информация порождается все возрастающей сложностью самоорганизующейся системы.

3. Информация в ходе ее производства или использования может преобразовываться, т.к. в ходе ее преобразования имеют место такие явления, как потеря информации и новая ее интерпретация.

Отмеченные выше обстоятельства показывают, что само понятие информации вошло в науку в связи с объяснением закономерностей эволюции систем.

Еще раз проясним, что для нас теория систем или теория Пригожина не является

2.5. Эпоха Нового времени - период индивидуализации, атомизации общественной жизни

XVI - XVII века, с одной стороны, время медленной истории, а, с другой стороны, - период бурных внутренних изменений [42]. Великие географические открытия в XVI - XVII веках стали достоянием повседневного сознания. Процветают торговля, происходит становление первичных экономических мировых связей (Ганзейские города). Религиозные войны, народные восстания - свидетельства активизации политической жизни. Политика перестает быть уделом избранных. Модель политики жизни по Маккиавелли проникает в обыденное сознание. Мир становится разнообразным для самых широких масс, а не только в элитарных кругах. Для простого человека проблема выбора становится повседневной. Атомизация общественной жизни свидетельствует о разрушении традиционного порядка.

Эти изменения проявляются, прежде всего, в философском и общегуманитарном восприятии жизни индивида. Свидетельствуют об этом философские, политические и литературные произведения того времени. Все гении от Макиавелли до Шекспира, от Декарта до Беркли - размышляют над перипетиями одного героя - Человека, наделенного уникальной судьбой. Реформация вызывает научную и идеологическую революции XVI - XVII веков.

Важнейшей вехой на этом интеллектуальном поприще становится появление концепции «скрытого Само». В каждом человеке живет внутреннее Я, скрытое от других, которое может не проявляться в социальном поведении. Это внутреннее Я трудно определить т. к. за ним трудно наблюдать. Настоящие мотивы, интенции спрятаны внутри Я.

Идея не возникла на пустом месте. Противоречие между видимыми феноменами и скрытыми реальностями - тема для размышлений философов со времен Платона. Христианство углубило это противоречие. Но в эпоху Нового времени оно приобрело новый смысл на индивидуальном уровне. Уже возникает проблема разделения феномена индивидуализации, идентичности и рефлексии. Противоречие между феноменом и ноуменом в XVI веке сказывалась на поведении индивида: он мог скрывал себя, избегая общества, становился лицемером, притворщиком. Это время было наполнено претензиями, перевертыванием устоявшихся порядков. Необычайной популярностью пользуется театр. Характерно появление театральных персонажей с ярко выраженными индивидуальными чертами. Черные мессы, которые священники служили стоя на голове, культы Сатаны, фобии и фантазии, эмоции, проявляющиеся в народных бунтах и поисках рая на земле (освоение Америки) выражают человеческое стремление познать себя и пока еще неосознанный страх перед таким познанием [42].

Именно в это время великий французский философ Рене Декарт объявляет, что самопознание, сомнение - высшие ценности, самознание - самая надежная и безопасная реальность. Этому знанию можно доверять, ведь оно выводится из эмпирических свидетельств. «Нет более достоверного знания, как познание самого себя» [43].

Другой не менее великий француз Блез Паскаль не обошел вниманием антропологическую проблему. Он был далек от голого энтузиазма современников. Будучи великим естествоиспытателем, Паскаль писал, «Я вижу эти ужасающие пространства Вселенной, которые заключают меня в себе, я чувствую себя привязанным к одному уголку этого обширного мира, не зная, почему я помещен именно в этом, а не в другом месте, почему то короткое время, которое дано мне жить, назначено мне именно в этой, а не в другой точке целой вечности, предшествовавшей мне и следующей за мной. Я вижу со всех сторон только бесконечности» [44, с.138].

Паскаль, как никто из его современников чувствовал, насколько человек хрупок и в то же время велик. Он понимал, что величие человека проистекает из человеческой способности к адекватной самооценки, ведь свое несовершенство люди видят «также ясно, как видит Бог». У человека есть способность самопревосхождения. «Дар понимания человеком сообщаемой ему вести о его греховности, вине, духовном несовершенстве отличает его от остального мира. Этот орган духовной жизни человека, позволяющий ему различать добро и зло, сдерживать страсти» - это совесть [44, с.134]. Совесть мучает человека, мешает ему быть самодовольным и подвигает его на бесконечное совершенство. Совесть - это первичная инстанция индивидуального сознания. Совесть появляется как саморефлексия, как упорядочивание внешней среды для внутренней жизни.

Интерес к индивидуальности - главное свойство того времени. В концепциях выделялись следующие характеристики индивидуальности:

- решающее значение имеют уникальные свойства или способности индивида;

каждая индивидуальность имеет свою собственную судьбу или потенциал, свой жизненный путь.

В XVI веке намечается особый интерес к автобиографической литературе: семейные хроники, исповеди кальвинистов, пиетистов, профессиональные автобиографии, частные хроники, рассказы о путешествиях. Отличительной особенностью этого жанра становится описание с предельным вниманием и тщательностью частных особенностей жизни [45]. В автобиографиях значительное место отводится описаниям внешности, поведения, списку друзей и врагов, личным привязанностям, пристрастиям в еде и одежде, манере ходить и вести разговор, «ангелам-хранителям» и курьезам жизни. Повышенный интерес к индивидуальности отмечается и в биографической литературе. Если ранее биографии посвящались только святым или героям, то постсредневековая биографическая литература - это жизнеописания обычных людей. Биографы должны представлять факты и рисовать точный портрет индивида [46].

Следующим признаком движения в сторону индивидуализации стало ослабление кровно-семейных уз. На место утраченного уважения и доверия к главе семейства приходило уважение и преклонение перед государством, перед главой государства. Организация общества как системы семей уступила место сиcтеме, организованной по принципу «Индивид сам по себе». Этот исторический феномен стал важнейшей основой становления посттрадиционного общества, в котором проблема идентичности становится все более актуальной. Несмотря на распространенное убеждение, что в XVI - XVII веках традиционная система построения общества уступает место индустриальной, на наш взгляд, суть социальных изменений состоит в другом. Индивидуализация (результат индустриализации) проявляется в постепенном уходе от семейной традиции. На смену семейно-локальным традициям приходит более влиятельная и универсальная традиция, более высокого социального порядка, более успешной организационной формы - национально-государственная традиция. С одной стороны, она освобождает человека от пут и зависимостей прежнего порядка, с другой, - создает более универсальные способы контроля и подчинения. В ее распространении проявляется необходимость обобщенного понимания прошлого, интерпретации места человека в прошлом.

Процесс индивидуализации и ее вербального осмысления просматривается во многих социальных структурах того времени.

Немаловажным проявлением атомизации и индивидуализации является распространение в пуританской религии такой человеческой черты как «самообман». Чрезвычайно строгие требования к моральному облику как к единственному средству успокоения души не всегда выполнялись, но стремление увидеть себя среди избранных специально культивировалось и было велико. Пуритане имели стойкую тенденцию к ханжеству и неверной саморепрезентации. Поскольку допускается возможность самообмана, самоосознавание неисчерпаемо для человеческой рефлексии. Самознание - процесс становящийся, возможно никогда не доступный обычному человеку, но обеспечивающий временное самоуспокоение. Этим объясняется беспрецедентное количество дневников в среде пуритан [45]. Дневники - это способ понять человеческую душу. Душа стабильна и неизменяема в своих сущностных свойствах (влияние исторического субстанциализма). Состояние души - то, что можно обнаружить или понять, но не изменить или сотворить. Самопознание в связи с этим концептуализируется в метафорических терминах - искания того, что уже существует или иллюзорно. Это то, что впоследствии получит название верхушки айсберга человеческой бессознательной жизни.

Одной из важнейших основ становления идентичности всегда был процесс приобретения «своего», «частного» (приватизации) как фундаментального права каждого на частное владение, на личную, невидимую для других жизнь, на право побыть наедине с собой. Самым подробным образом этот процесс был изучен в трудах Н. Элиаса и Ф. Арьеса [48, 49]. Мы будем касаться его не раз в связи с нашей темой.

Арьес утверждает, что до XVII века почти никто не бывал один. Персональные комнаты, обеденные приборы, личные книги появляются только в XVIII веке. (Для Броделя это еще одна причина разграничивать историю на до XVIII века и после.) Но Элиас показывает в "Процессе цивилизации" постепенность этого исторического движения [49]. С конца Средневековья идет процесс, который немецкий исследователь назвал цивилизационным. Он выражался в перестройке структуры личности и системе ее отношений с другими. Среди внешних симптомов - изменение права и бытовых привычек, происходившие в высших слоях общества, и затем распространявшиеся на более широкие круги. Этот цивилизационный процесс вел к обособлению аристократии как культурной элиты, к росту самосознания и к желанию обособиться (особенно в среде « верхов»).

Потребность и культивирование частного сектора в повседневной жизни - длительный процесс аккультурации, приручения и самообуздания. Первичная причина его не в индивидуализации, а в построении новых социальных отношений между индивидами, которые действуют сами по себе как универсальные и в то же время одинаковые, похожие на других члены общества и государства. Процесс цивилизации шел постепенно и неравномерно, но его значение - в формировании нового типа личности - «автомизированной», обособленной, уходящей в себя и к себе. Элиас замечает, что процесс внутреннего самодисциплинирования провоцировал психологические противоречия и стрессы уже в те времена. Все большее разделение на частное и публичное, на свое и общественное отделяет «Само» от общественной системы.

Логическим и теоретическим следствием индивидуализации и «приватизации» становится изменение отношения к смерти, которое всегда выражает перемены в осмыслении идентичности (Ф.Арьес, А.Гуревич). Происходит осмысление «индивида, осознание в час смерти или в мысли о смерти своей собственной идентичности, личной истории, как в этом мире, так и в мире ином» [48, с.290]. Средневековая анонимность изживается, возникают эпитафии, надгробные изображения, мысль о смерти становится трудно переносимой, люди боятся как жить, так и умирать. Такое отношение к смерти выражает заботу об индивидуальной судьбе и желание проявить эту заботу, отразить ее в жизни и в символах.

Изменения, связанные с процессом индивидуализации, касаются и семьи. Они модифицируют отношения внутри семьи как той главной среды, в которой оформляется индивидуальность. Это относится к изменениям в выборе супруги или супруга, а также отношения к детям. Супруг выбирается, скорее исходя из личных достоинств, нежели по настоянию старшего в семье [50]. На детей начинают обращать внимание в связи с необходимостью формировать судьбу каждого. Ф. Арьес отмечает появление в XVI веке двух концепций детства.

Первая рассматривает ребенка как очаровательное существо, нуждающееся в защите и воспитании. Во второй концепции ребенок рассматривается как несформированное создание, имеющее потенциал стать хорошим или плохим. Взрослые должны заботиться о том, чтобы он вырос хорошим. На практике это означало необходимость появления социальных институтов, выполняющих эту функцию. Э. Айзенштейн показывает связь внимания к детству с появлением и распространением печатной продукции. Печатное слово, литература сделали ребенка ребенком, разделив мир взрослых и детей. Для прочтения книг требуется овладение специальным кодом - чтением. Для этого необходимо развитие умений, но до тех пор ребенок не получает той информации, которую может получить взрослый человек. Мальчиков XVII века отдают в школы для того, чтобы обучать не в ходе практического освоения, а с помощью символов [40, 52].

Внимание к внутреннему миру создает новые требования к воспитанию детей. Например, пуританская идеология воспитания ребенка сводилась к тезису о том, что дети изначально безнравственны и нуждаются в строгой опеке [52]. Естественное Я - враг истинного Я. Для того, чтобы воспитать религиозного человека, надо сломать его волю. Для этого существует четкая программа строгого послушания и подчинения воле родителей. Дети вырастают в изолированных нуклеарных семьях, в которых культивируется авторитет родителей. Основной ценностью считается труд. После «Протестантской этики» М. Вебера уже стал классическим тезис о том, что работа в среде протестантов и особенно пуритан является важнейшим средством духовного самосовершенствования [53]. Она заставляет индивида каждый день заботится о саморазвитии. Ежедневный контроль за собой, профессиональный рост и самовыражение через труд - вот главные качества, которые должен воспитать в себе сам индивид. Профессия - это духовное, данное свыше призвание (calling, Beruf). Основные орудия в этом процессе - самодисциплина, разумность, рациональность, преодоление собственных импульсов к лени, греху, поиску легкой жизни. Значительным следствием таких представлений стала идентификация индивида с собственной карьерой. Карьера - это личное достижение и продвижение, персональное предназначение, требующая самознания, внутреннего потенциала и осмысления средств ее осуществления.

Таким образом, профессия, работа, карьера становятся важнейшими компонентами идентичности в Новое время.

Потенциально сложились еще два важнейших качества идентичности: грамотность и сознание, использующее национальный язык.

Индивидуализируется и пространство. Если в живописи Ренессанса, например, интерьер обычно не акцентирован, за широкими оконными проемами видны улицы города или фантастический пейзаж и в мышлении художника оппозиция внутреннего и внешнего вообще мало ощущается, в голландской живописи XVII века обжитой, бытовой, человеческий характер интерьера чаще всего подчеркнут, выступает как ценность [54].

Ф. Арьес отмечает, что возникновение частной сферы в ходе модернизации средневекового общества и высвобождение индивидуального сознания из скорлупок корпоративизма произошло к концу XVII века. «Именно в это время общественная ниша, освобожденная в результате подъема государства и упадка коммунальных форм общения, была занята индивидом» [55].

Расширение социальной деятельности также неизбежно приводит к установлению новых информационных структур. Потребность в информационных структурах сформировалась на практике, что привело к распространению новых способов передачи, хранения и распространения информации в повседневной жизни, в индивидуальной и коллективной деятельности. Преимущества книгопечатания и распространения печатной продукции среди широких масс населения проявляются к середине XVII века. Хотя большинство массовых газет распространяют сплетни и объявления, но газеты постепенно избавляются от давления феодальной знати. Массовые газеты разрушают атмосферу традиционности и аристократичности. Экономические, технологические и демографические условия позволяют уже развивать рынок печатной продукции [40]. Газетный рынок сметает границы государственной цензуры. К началу VIII века появление еженедельной газеты становится повсеместным.

Проблемы идентичности в обществе XVI-XVII века еще не проявились во всей полноте, но почва для них уже существует. Внутренне Я спрятано и не всегда ясно для понимания, озабоченность своей судьбой, смертью, детством, выбором демонстрируют человеку всю сложность Я. Разделение социального и персонального создают почву для будущих коллизий. Экзистенциально-этическая сущность личности и логико-гносеологическая (способы и границы самопознания) проблематика Я стала складываться на рубеже XVII-XVIII веков. Расширение границ внешнего мира неизбежно привело к расширению внутреннего мира, возникла необходимость интерпретации собственного прошлого и предвосхищения будущего.

сама по себе парадигмой. Синергетика и теории информации только в совокупности с достижениями других наук, с культурными изменениями создают теоретическую почву для признания эвристической и культуротворческой роли разнообразия и неопределенности.

1.3. Новая парадигма описания естественных и социальных процессов

В последние годы для описания преобразований информации, ее разнообразия, при исследовании проблем искусственного интеллекта сформировались такие научные направления, как нейронные вычислительные сети, статистические принципы функционирования мозга, теория нечетких множеств, теория распознавания образов, новые языки программирования, теория семантических сетей, когнитивная психология, немонотонная логика, исследования в области вероятностных топологических пространств, теории управления недоопределенными системами и многие другие, которые определяют принципы новой постнеклассической парадигмы исследования. По сути эти направления исследуют, как к бесконечному ряду вариативных возможностей развития мыслящего человека добавляются возможности машинного мышления. По определению Н. Моисеева «Теория нечетких множеств - это по сути дела шаг на пути к сближению точности классической математики и всепроникающей неточности реального мира, к сближению, порожденному непрекращающимся человеческим стремлением к лучшему пониманию процессов познания» [23].

Новая парадигма вписывает в свое пространство разнообразие, неопределенность, идентификацию, модель вместо алгоритма. Современная парадигма предлагает только один способ решения проблем: ориентируйся на ближайшее «знакомое, онтологически безопасное пространство», там умеют справиться с типовой постановкой, которая похожа на вашу задачу. Готовых методов нет. Выбор и претворение задач осуществляется по следующей схеме: объект - модель - задача - функция - алгоритм - вычисление [24]. Модель и возможность взаимодействия с нею, определяемая процессами идентификации, являются ключевым ориентиром исследований: от области искусственного интеллекта до культурологии. Одной из фундаментальных проблем современной науки становятся вопросы, связанные с исследованием различения искусственной среды обитания человека и естественной, например, идентичности искусственного и естественного интеллектов.

В постнеклассической методологии любая модель включает образы и параметры различного типа и сочетание самых разных отношений: линейных и нелинейных, неравенств, множеств и т.д. Осмысление процесса идентификации образами значительно усложняется. Наблюдается постепенное стирание идентификации искусственных и естественных систем (например, вычислительная сеть, построенная по принципу нейронных систем, имеет образные, ближе к естественным принципы восприятия и адаптации). Модель принципиально декларативна, определяет решение всех задач, связанных с объектом исследования, может быть недоопределенной и формулирует пространство решений в общем случае. Решение задач одной модели требует различных алгоритмов, методов. Поэтому еще раз подчеркнем, что главным свойством современной познавательной модели становится междисциплинарный характер исследования любой проблемы (как гуманитарного, так и естественного свойства).

Образы и модели приобретают первостепенное значение по сравнению с алгоритмами. До сих пор преобразование информации осуществлялось в основном с помощью символов, в новой информационной среде, в условиях разнообразия информационных технологий преобразование осуществляется как образами, так и символами. Модельное, образное мышление совпадает с принципами человеческого мышления. Искусственная среда, которую творит современный человек, менее алгоритмизирована в человеческом восприятии, более образна - виртуальна. В ней фантазия и познание, поэтика и анализ срастаются. Образ и язык проникают друг в друга, «граница между образной и понятийной формой становится расплывчатой» [25].

Фундаментальной проблемой культуры становится тема идентичности смыслов в постмодернистских ситуациях неразличимости искусственного и естественного, возможности мыслить немыслимое. Эстетика непредставимого, неадекватного, невозможного берет начало в современной культуре благодаря приоритету моделей, кодов, симулякров (Бодрийар). «Наши запросы - безопасность, идентичность, счастье, - вытекающие из нашего непосредственного состояния живых и общественных существ, как будто никак не соотносятся с этим родом принуждения, толкающего нас сегодня к усложнению, опосредованию, исчислению и синтезированию все равно каких объектов» отмечает Ж. Ф. Льотар. [26].

Итак, идентичное в ситуации перманентного различения объединяет, связывает, налаживает обратные связи.

Таким образом, в постмодернистской культуре проблемы идентичности и идентификации приобретают более разнообразные формы, смыслы и содержания. Главными из них становится проблема идентичности жизнедеятельности в пограничных ситуациях глобального и локального, искусственного и естественного, возможного и невозможного.

1.4 Социальная жизнедеятельность как система в постнеклассической картине мира

Рассмотрим взаимосвязанность неопределенности, разнообразия, неупорядоченности и идентификации в социальных процессах. В связи с этим проанализируем характеристики социума как системы, учитывая принцип компликативности Вернадского, т.е. принцип коэволюции человека со средой, необходимость их согласованного развития в условиях признания приоритета человеческой деятельности по созданию ноосферы. Общество отличается причудливым переплетением разнородных взаимосвязей, для него характерно наличие множества образований самых разных системных уровней. Поэтому без длительной коэволюции невозможен нынешний уровень развития любого компонента. Становление более сложных и «высоких» систем - не просто сумма подсистем, а качественно новый уровень.

Как уже было отмечено, социальная система - сложная система, которую производит человек в ходе жизнедеятельности. Ее становление является результатом саморазвития человеческой жизнедеятельности в истории. Можно выявить некоторые основные направления упорядочивания жизнедеятельности общества, формирования корпоративности поведения. Подчеркнем те свойства жизнедеятельности общества, которые нераздельны с источниками идентификационных процессов.

Формирование источников саморазвития связано исключительно с человеческой деятельностью. Общественная система не существует без человека, но с ее помощью человек реализуется, воплощается. Эта система строится не повторением однородных и похожих, но с помощью различных элементов, путем их упорядочивания. Они находятся один вне другого, связаны между собой и одновременно различны. Различия могут проистекать только внутри общества из целостности, иначе случайные различия не могли бы согласовываться в единое целое.

Интегрирование достижений человеческой жизнедеятельности и их преобразование, накопление в виде информации наследуемых достижений позволяет совершенствовать общественную систему. Социальная жизнь не концентрируется в массе подобных и раздельных очагов, но обобщается [27]. Социальные отношения становятся многочисленнее. Прогрессирует обмен материей, энергией и информацией. Как заметил Э. Дюркгейм, « ..разнообразие сред, в которых находятся индивиды, создает у последних различные склонности, вызывающие их специализацию в расходящихся направлениях» [27, с.270].

В таком рассмотрении можно выделить следующие типы информации, определяющие ход жизнедеятельности:

рабочая информация, позволяющая системе функционировать (структурная информация);

информация, обогащающая содержание систем, которая определяет культурный уровень, опыт человечества, позволяет создавать новое. Интегрирующийся опыт предшествующих поколений отточен до предела в передаче символов, в актах повседневного общения, речи. Петли развития повторяются, ненужное отбрасывается. Повторяющиеся законы идентификации устойчиво влияют на выбор жизненной политики, ценностей, на принятие решений, совершение действий.

Все образования духовной и материальной культуры человечества представляют собой результат исторических наслоений опыта разных поколений, продукт всеобщей селекции, отбора, часто даже полного смыслового переформирования. Общество заинтересовано в том, чтобы определенное количество людей сохраняло, развивало достижения культуры, науки, технологии. В конечном итоге выживают те идеи, которые соответствуют реальным интересам. Опыт человека - это общественно-исторический опыт, существующий не только ввиду субъективного опыта, знания и навыков отдельных индивидов, но и объективно, как мир общественных отношений, мир культуры. Поэтому культура как результат накапливающегося опыта должна сохранять кодирующее устройство с высокой моделирующей способностью, т. е. с возможностями описывать максимально широкий круг объектов, в том числе и неизвестных. Системность культуры и каждодневного опыта должны осознаваться носителями культуры, интерпретационные механизмы должны превосходить инерцию автоматизма в повседневном опыте.

Взаимосвязанные общественная дифференциация и интеграция создают соотношение детерминизма и неопределенности. В обществе они представляют постоянно меняющийся фактор, порождая особые формы обособления и уподобления в истории; они возникают в процессе обмена деятельностью. Общение и деятельность выходят за рамки одной общности, индивид должен сам организовывать свою работу. Чем обособленнее индивид, благодаря своей деятельности, тем в большей зависимости он находится от всех других индивидов, общих знаковых форм и коллективного знания [28]. «Достоевский прав: четкая форма появляется там, где началась специализация, где из многих возможностей избрана одна определенная и на ней сосредоточены все силы» [29]. Социальная дифференциация влечет более развитый обмен деятельностью. Единый процесс расчленяется на обособленные виды деятельности, за которыми стоят различные группы индивидов. Тождество индивидов и коллективов постоянно нарушается.

Взаимозависимость и взаимосвязанность современного мира, определяемые связями в экономике, торговле, транспорте, усиливающиеся информационными потоками, позволяют рассматривать современный мир как глобальную систему. Экономические, политические и другие социальные функции могут быть разделены между обществами только в том случае, если они участвуют в общей жизни и, следовательно, принадлежат более «широкому» обществу. Таким образом, развитие человеческой жизнедеятельности достигло такого этапа, когда глобализм диктует свои условия всем элементам охватываемой системы. По мере того, как различия становятся многочисленнее и делают связь между элементами неустойчивее, их необходимо укреплять другими средствами. Принципиальными среди них становятся информационные связи, разнообразные управляющие воздействия (развитие правовой системы, разнообразие социальных институтов). Интегрирование общественных связей ведет к усложнению иерархии социальной структуры.

В процессе дифференциации, обособления, индивидуализации роль коллективного становится все неопределеннее, его функции разнообразнее, а роль индивидуальной рефлексии возрастает.

На первый план выступает развитие разнообразия, как социально-системного, так и временного. Без разнообразия социальных условий различия индивидов были бы необъяснимы. «Если от каждого из них отнять то, чем он обязан воздействию общества, то полученный остаток, помимо того, что он представляет весьма немногое, не может обнаружить большого разнообразия» [27, с.347]. Различия предметов, на которые направлена деятельность индивидов, различия индивидуального восприятия - объективное условие существования информационного обмена.

Не менее значимо развитие разнообразия пространства: духовного, экономического, политического, географического, экологического, а также ускорение обмена (материального и информационного) между элементами системы на основе развития информационных технологий. Способность общества повышать эффективность управления на всех уровнях межличностных отношений прямо пропорциональна развитию ИТ (информационная технология). Становление общественной жизнедеятельности характеризуется ускоряющимся расширением места ИТ в обществе: от появления книгопечатания до планирующих технологий.

Мы убеждаемся, что по мере усложнения системы возрастает роль процессов информационной и управленческой деятельности, которые придают целенаправленный характер жизнедеятельности социальной системы. Информационная, сервисная, управленческая подсистемы выступают системообразующим фактором, формируют новый этап общественного развития.

Как мы уже показали, социальная система открыта, в ней происходит достаточно свободный обмен материей, энергией, информацией (экономические теории - Ф. Кисней (1758), Л. Валрас (1874), К. Кларк (1940), В. Леонтьев (1941); социальные теории - К. Кларк (1940), Д. Белл (1973)). В процессе самоорганизации принципиальное значение приобретает информационный обмен. Именно в результате информационного обмена формируется коллективная идентичность, групповые интересы. Этот результат вытекает из доказанного И. Пригожиным, Н. Моисеевым свойства корпоративности поведения, которое проявляется в любых системах. В процессе эволюции было выработано несколько типов отбора и программ: групповой отбор, родовой отбор, взаимообмен. Исследования Р. Аксельрода, Дж. Неймана, Дж. Смита показали, что третья программа - взаимообмен, имеет преимущества в эффективности. Существование, основанное на взаимообмене и кооперировании требует высокого информационного потенциала: процессоров, структур для осуществления обмена. Фиксированные опыт, информация, знания сначала остаются в рамках «Мы». Когда информации, знаний больше, чем их может удержать группа, они начинают функционировать в рамках отношений «Мы-Они», порождая новые связи. В концепции С. П. Капицы кооперативный закон роста в значительной мере является прямым продолжением информационной природы роста. «Распространение и передача от поколения к поколению информации - знаний и технологий, обычаев и культуры, религии и, наконец, науки - есть то, что качественно отличает человека и человечество в своем развитии от животного мира. Долгое детство, овладение речью, его обучение, образование и воспитание в значительной мере определяют единственный, специфический для человечества, способ развития и последующей его самоорганизации. При этом информация передается вертикально - от поколения к поколению - путем социального наследования и горизонтально - в пространстве информационного взаимодействия. Так коллективный опыт служит основой роста, пропорционального информационному взаимодействию всех людей на территории ойкумены - территории проживания человечества - и математически выраженного в виде квадратичной зависимости от их числа» [11, с.224].

Способности различных социальных общностей (коллективов, организаций, индивидов) к саморефлексии и саморегуляции зависела и зависит от информационного накопления и информационного запаса. Возможность управлять информационными запасами создавала возможность управления общественными изменениями. Существование информационного «общезначимого центра» делает возможным само общение. Центр необходим для осуществления преемственности, попытки отказаться от общественного сотрудничества обрекают человека на кризис идентичности, обезличивание, фрагментацию опыта.

Каждое новое изобретение способов хранения и распространения информации означает переворот в истории, приводит к изменению пространственно-временных отношений, к изменениям в традиции (она стала дискурсивным феноменом, открытым к системным вмешательствам).

Информационный обмен, особенно в сложных системах, неизбежно ведет к преобразованию информации. Механизмы этого преобразования в философии, социологии, психологии известны давно. Ученый, любой профессионал работает в обществе не просто в рамках эстафет, он пытается осознать их содержание, свое место, цели и задачи. Он не просто использует информацию, он дает жизнедеятельности вербальное определение. Таким образом, общество - система «рефлексирующая», которая не только реализует определенные функции, но и позволяет строить содержательную картину собственных действий.

Характер преобразования человеком информации формируется разнообразием. Новые информационные технологии, например, письменность, позволяют фиксировать многое - и уже нельзя писать историю живописи, не упоминая и Рафаэля, и Ренуара, и Сера и многих других различных по содержанию и форме художников. Сама человеческая деятельность на базе информационного обмена детерминирует неопределенность. Исторический процесс рождает разнообразия, увеличивает число форм деятельности, общения. Любое социальное взаимодействие несет с собой в той или иной степени неопределенность. Различия социальных отношений выводятся из различия локальных областей. В культуре за кажущейся гармонией «хаос шевелится»: в многообразии форм, манер, жестов, поступков, взглядов, стилей - жизней [30]. Основа человеческого - встречи - разно-речивые, противо-речивые мысли [31]. Постоянно расширяющийся континуум знания вбирает неявное, субъективное, невербализованное, бессознательное, подсознательное. Он не структурирован, часто не подлежит моделированию в данный исторический момент (концепция Дж. Неймана). Информация, знание, идеальный опыт, устраняя неопределенность в конкретном месте, ситуации, продуцируют ее в целом, в непрерывном потоке жизнедеятельности. Вспомним известные выражения: «Мысль изреченная -ложь»,«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». На пути отыскания «общезначимого центра» открытость к другому сопрягается с отчуждением от «своего».

Чтобы понять мир, человека необходимо строить различные объяснения. Только через уникальное мы способны понять универсальное, через малое увидеть важное. Разносторонняя, пестрая, богатая жизнь не позволяет характеризовать себя через отдельную идею (Гете, Лессинг). И в то же время, как строить безусловные образцы, памятуя о заповеди «Не сотвори себе кумира»?

Познание - не просто бессмысленное вбирание информации, а идентификация связей, выделение зависимостей, их интерпретация. Саморазвивающаяся человеческая живая реальность избыточна, чтобы «жить надо быть незавершенным, открытым для себя» [31]. Человек многомерен, неисчерпаем, это есть онтологическая основа его стойкости по отношению ко всем превратностям существования. В то же время социальному становлению присуща универсализация. С самого начала человеческой деятельности всеобщее выступает как цель. «Цивилизация имеет тенденцию стать рациональнее и логичнее…Смущает ум частное и конкретное. Мы хорошо мыслим только об общем. Чем более общим становится коллективное сознание, тем больше оставляет оно индивидуальным изменениям» [27, с.298]. Символизация - способ открытия души для другого и сохранения тайны своей души. Драматизм и величие духа заключены в способе утвердить свое Я и бескорыстно погрузиться в общение.

Человек воспринимает информацию не прямо не схематично-причинно, а через значения. Уместно вспомнить исследования Маккалока и Эшби, которые утверждали, что для описания преобразований информации существуют разнообразие способов и моделей. Это преобразование происходит через образы. В процессе восприятия информации интеллектуальная система вносит свое понимание в результат и появляется новая мысль. Цепочки передачи информации представляют собой разнообразные образы. Они сложны и формируют нечто, похожее на цепную реакцию.

Процесс же образного восприятия включает в себя процесс идентификации, элементы которой неизменно присутствуют в информационном обмене. Идентификация - процесс достижения идентичности, отождествление, приспособление. Идентичность - результат идентификации, сочетающий упорядочивание, определение, схематизацию, моделирование процессов для понимания ситуаций с различением, т.е. с выбором места для себя. Во всех описанных выше процессах идентификация отражает построение модели взаимосвязи с внешним и бесконечным миром. С другой стороны, идентичность определяет соотношение внутреннего и внешнего, конечного и бесконечного, адаптации и защиты собственного. Идентичность - модель, позволяющая разделить «Я» и окружающий мир.

Однако процессы идентификации связаны не только с преобразованием информации, но и сами включаются в процессы жизнедеятельности, обретая в результате такие основы, как структурную (соотношение детерминизма и неопределенности), целевую (построение модели поведения) и экзистенциальную (собственный духовный внутренний потенциал ). Все это делает идентификацию неотъемлемым свойством системы социальной жизнедеятельности.

1.5. Идентификация как неотъемлемое свойство системы социальной жизнедеятельности

Как мы уже отмечали, идентичность - всегда упорядоченность. Обращает на себя внимание тот факт, что идентичность и в биологической, и в социальной жизни определяется не просто как выживание, а как выживание приспособленных. «Это предполагает такое воспроизведение отношений живого со средой обитания, где ему принадлежит инициатива сохранения определенного порядка таких отношений» (курсив наш - М.З.) [32]. Идентичность общественных групп - то интегративное качество, которое отличает их от окружающей среды, длится на протяжении всего существования этих групп и влияет на каждый из элементов. На вопрос о собственной идентичности можно ответить только в сопоставлении с окружающей действительностью, в отношении с другими Я, которое и создает целенаправленность. Ответить на вопрос, что такое идентичность - значит ответить, как из состояний неопределенности и разнообразия формируется упорядоченная и целенаправленная деятельность. Стремление к гомеостазису, или динамическому равновесию имманентно организму, также как и стремление нарушить это равновесие. Жизнь и автономия всегда противостоят друг другу. Жизнь не автономна, а органична и всегда находится во взаимосвязи с другими жизнями. Идентичность, как только сохранение равенства с собой, не согласуется с законом жизни, которая есть всегда переход в иное.

Итак, фактором в истории становится ускорение обмена (в том числе и информационного) одновременно с ускорением времени, что неизбежно вызывает ускорение разнообразия в историческом пространстве и времени. В связи с этим актуальным становится поиск идентичности в возрастающем разнообразии и неопределенности истории. Учитывая, что свойством идентичности является возможность выражать упорядоченность разнообразия и неопределенности, можно говорить о ее консерватизме и в то же время близости к человеческому. «Человек, - писал Эйнштейн, - стремится каким-то адекватным образом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким способом картиной» [33].

Первым фактором, позволяющим строить иерархию элементов системы, становится структурное состояние «Мы - Они». Для того, чтобы появилось «Мы», необходимо вступить в общение с другой группой и в то же время обособиться от нее таким образом, чтобы конституирующим принципом стали собственные внутренние условия. В процессе эволюции происходит реструктуризация общества, культуры. Таким образом, связь «Мы - Они» очень гибка и постоянно подвергается изменениям. Но социальное становление придерживается связи «Мы - Они». Чтобы понять себя, необходимо сформировать понятие Другого. Граница, разделяющая Я и Другого, создается, когда общность заботится о самосохранении, но не о саморазвитии. Примерами могут служить усвоение чужих культурных норм без признания их самобытности (вспомним римлян, копирующих греков) или усвоение собственных образов без признания возможности быть самому себе у других ( лозунг современной молодежи «Не верь кому за 30!» или понятие «негритянская идентичность»).

Тенденции саморазвития появляются только тогда, когда появляется нечто общее между «Мы - Они», например, общие языки, общие проблемы, общие пути практического становления, позднее - общие ценности и идеалы (Бог). Диалог возможен только там, где существует «явное» понимание границ «Своего - Чужого». Ведь фиксация границ «своего - чужого» имеет эвристическое значение: она превращает окружающий мир в упорядоченную целостность, не устраняя различия. Взаимосвязь «Мы - Они» позволяет системе усложняться и развиваться, обращение к другому вносит неопределенность, каким бы ни было их отношение к центру. Причины интеграции системы, ее экспансии коренятся, таким образом, в нечеткой границе «Мы - Они» и в образовании метаязыков, общих для различных подсистем. Без этих взаимосвязей невозможна идентичность. Разность интеллектуальных, материальных и других потенциалов - источник движения в обществе, первичный источник интеграции коллективного разума.

Новые условия жизнедеятельности общества приводят к вытеснению прежних программ, социального опыта предшествующих поколений, способов деятельности в область бессознательного. Новые модели вызывают стрессовые эффекты, ненормальность (М. Фуко).

Идентификация вплетена в жизнедеятельность: она определяет соотношение детерминизма и неопределенности, имеет целевую основу. В общественной системе наблюдается ускоренное развитие двух тенденций:

формирование разнообразия (стохастический, стихийный процесс);

детерминация на основе идентификации и управления. Чем больше разнообразие генерируется системой, тем более важными становятся вопросы идентификации.

В целом процесс жизнедеятельности включает в себя два базисных уровня -коммуникацию и управление, действия.

Следует отметить, что проблемы идентичности возникают не на адаптационном, а лишь на целенаправленном уровне [34]. Эти цели - более «высокие», нежели биологическое приспособление. Таким образом, описать идентичность значит показать порядок человеческой жизни, обеспечить «нормальные условия» для формирования личности.

Возможность индивидуального самоописания появляется только в отношении с Другим. Когда человек осмысливает свои состояния, он пользуется системой смысловых связей, выходящей за границы индивидуального сознания и связывающей его с другими субъектами. Такая система смысловых связей возможна только в коллективной жизнедеятельности.

Проблема идентичности возникает в ситуации выбора. По мере становления человеческих общностей проблема выбора становится повседневной и предполагает интерпретацию исторического времени, доступность собственной жизненной модели для рефлексии. Отдельное социальное действие невозможно, так как оно имеет определенность только в контексте деятельности Других в прошлом, настоящем. Построение жизненной модели предполагает осознание своего места в окружающем мире, выбор путей самореализации, выбор пути в социальном взаимодействии. Процесс построения такой модели осуществляется путем упорядочивания моделей самореализации. Стремление обрести идентичность становится закономерным следствием стабилизирующих механизмов практики, позволяющих сохранить себетождественное субъективное начало в разнообразных условиях.

Отмеченные выше составляющие единой социальной системы формируют механизмы саморазвития, состоящие из следующих процессов:

Идентификация составляющих, состояний, механизмов движения на основе осмысления прошлого, наблюдения за настоящим и прогнозирования будущих изменений.

Анализ текущей ситуации, выбор и принятие решения.

Действие.

Эти этапы развития присущи всем системам, обладающим сложным строением, идентичны для любых целостностей, будь то человек, община или глобальное сообщество. Течение этих процессов проходит по-разному в различных системах (биологических, социальных), но они взаимосвязаны и взаимозависимы.

Становится ясным, что на всех уровнях, во всех системах процесс идентификации общезначим. Идентификация - всегда присутствующий этап процесса самоорганизации, матрица его функционирования. Все больше утверждается мнение, что «идентичность - гипотетическая конструкция определения и формирования упорядоченности социального взаимодействия» [35]. Со своей стороны, подчеркнем, что помимо априорных, или идеальных моментов, важны материальные и практические составляющие, которые определяются управлением и целенаправленностью.

Управление основано на информационной активности: хранении, распространении информации и предполагает программирование деятельности (ввод априорной информации, ее обработку и действие). Управление включает в себя априорную информацию, идеальные модели, основанные на идентификации. Стремление к воссозданию порядка раз и навсегда не приемлемо для развития идентичности, т. к. целенаправленность отчуждается от реального процесса жизни. Связи с повседневным бытием полностью разрываются. В таком варианте организация человеческой жизнедеятельности оборачивается диктатом вмешательства в естественноисторический процесс, воспроизводящим «мутантов безликости и усредненности» [36]. Повседневное управление необходимо для любой целенаправленной деятельности, т. к. представляет собой целенаправленное влияние по пути движения к цели, которое достигается программированием. Целенаправленное влияние осуществляется вводом установленной модели в состав деятельности, ее реализацией путем идентификации текущего момента с моделью. В противном случае в целенаправленной деятельности разрастаются деструктивные моменты.

Способность знать ситуацию, возможность ее рационализации путем использования процессов идентификации - основа активности человека.

Социальная организация, обеспечиваемая информацией, выступает предпосылкой для онтологической безопасности, создает условия для социального воспроизводства в каждодневной жизнедеятельности, сохраняет результаты труда и предоставляет возможность пользования общественными достижениями, позволяя выбирать более рациональные пути самосохранения.

Информация - обязательный минимум, необходимый для поддержания жизнедеятельности. Вопросы ее интерпретации, преобразования зависят от человека. Идентичность - внутренний духовный потенциал, позволяющий выжить в изменяющих социальных условиях.

Таким образом, идентичность можно определить как процесс становления человека на основе выбора и формирования жизненной модели в социальном взаимодействии во имя исторической самореализации.

назад содержание далее




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь