Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 2.

Вместе с тем, в философии новейшего времени и в современной философии неоднократно предпринимались попытки конкретизировать представление о воле как своеобразной энергии человеческих поступков свойственной человеку как живому существу. Примером таких попыток служит психоаналитическая философия на основных этапах ее эволюции: от З. Фрейда до Э. Фромма, Ж. Лакана и К. Лоренца. Для них детерминантой поступков людей является превращенная в психическую форму биологическая энергия живого организма. Для Фрейда это - бессознательное и иррациональное “либидо” - психосексуальная энергия полового влечения. Сначала “окультуренными” проявлениями этой жизнеутверждающей силы (“Эрос”), а затем ее борьбой со столь же подсознательной тягой человека к смерти (“Танатос”) Фрейд объяснял человеческое поведение.

Любопытна эволюция данных представлений в концепциях учеников и последователей Фрейда. Так, согласно В. Рейху, источником поведения является “оргазмная энергия”. Менее оригинальны взгляды К. Лоренца, видящего энергию воли в природной агрессивности человека. Если эта агрессивность не реализуется в разрешаемых и санкционируемых обществом формах активности, то становится социально опасной. Она может вылиться в немотивированные преступные действия. Концепции В. Рейха и К. Лоренца видят проявления воли не в социальной природе личности, а в силах, противостоящих социально - культурным началам. Иной подход развит в работах А. Адлера, К.-Г Юнга, К. Хорни, Э. Фромма, где подчеркивалась роль именно социальных факторов. Для Юнга - это универсальные “архетипы” поведения и мышления, заложенные в каждой культуре. Для Адлера - стремление к власти и социальному господству, а для К. Хорни и Э. Фромма - стремление личности к самореализации в культуре.

В различных концепциях психоанализа гипостазируются отдельные, хотя и существенные потребности человеческих действий. Разумеется, биологический фактор в поведении существенен - от него зависят появление, продолжение и прекращение человеческой жизни. Поэтому сохранение жизни - необходимое условие и предпосылка жизнедеятельности. И тем не менее человек в социо-культурной сфере выступает зачастую вопреки интересам своей биологической целостности и сохранности, совершая самоотверженные поступки. Эти поступки и поведение - продукт произвольной регуляции воли. Очевидно, что наивно - этологический подход недостаточен в анализе воли как “инстинкта свободы”.

В этой связи интерес также представляет идея пассионарности, развитая Л.Н. Гумилевым в связи с обоснованием теории этногенеза. Согласно Л.Н. Гумилеву, источником возникновения и развития этносов является накопление “критической массы” пассионарных личностей - людей, способных на самоотверженное поведение. Пассионарии - это люди волевого поступка, носители энергии воли. Источником этой энергии - пассионарности - является нарушения баланса этноса со средой обитания, причины чего могут быть самые различные: изменения климата, эрозия почв, избыток населения и т.д. Следствием этой дизадаптации становятся экологические, политические, идеологические и прочие напряжения и противоречия, возникающие в обществе. По сути дела, эти напряжения и составляют основу общественных потребностей (осознаваемых и неосознаваемых), которые движут поступками людей. Энергетическим выражением дисбаланса и является пассионарность. Благодаря деятельности пассионариев - революционеров, изобретателей, поэтов, проповедников и т.д. - экологический дисбаланс преодолевается. Изменяется среда обитания, а иногда создается новый этнос, адаптированный благодаря пассионариям к изменившейся среде. Фактически речь идет об адаптации к среде человеческих общностей - этносов, но за счет дизадаптационного поведения энергетики “перегретых” индивидов - пассионариев. Трактовка воли в контексте пассионарности представляется интересной. Однако она нуждается в развитии и обосновании. Прежде всего неясным остается вопрос об источнике и природе пассионарности - своеобразной биопсихической энергии поступков.

В ХХ столетии возникло и проделало содержательную эволюцию мировоззрение экзистенциализма, “философии существования”. В его основе лежит абсолютизация свободы воли, нравственные последствия которой были предсказаны Достоевским. Экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж.-П. Сартр, А. Камю и др.) рассматривает свободу прежде всего как абсолютно свободную индивидуальную волю, не обусловленную никакими внешними социальными обстоятельствами. Таким образом, исходным пунктом такой концепции является абстрактный человек, взятый вне системы общественных связей и отношений, вне социально - культурной среды. Любая норма, установление для него есть нивелировка и подавление. Согласно Ж.-П. Сартру подлинно человеческим может быть лишь спонтанный и немотивируемый протест против всякой “социальности”, причем “разовый”, никак не упорядоченный, не связанный никакими рамками организаций, программ, партий и т.д. Абсолютизирование индивидуальной свободной воли привело экзистенциализм в поисках общего основания человеческого бытия и жизнедеятельности человека в тупик стихийных, агрессивных иррациональных начал, противопоставляющих человека культуре, истории и обществу, лишающих его существование смысла, цели и ответственности.

В современной отечественной психологической и философской науке основные подходы к исследованию проблемы воли можно свести условно к следующим точкам зрения:

1. Ценностный аспект исследования воли. В толковом словаре В.И. Даля воля в одном из своих аспектов определяется как “нравственная мочь”, как то, что отвечает добру и злу, как нравственная половина человеческого духа в противоположность умственной, разуму (См.:42, с. 238). Этот подход получил первоначальную разработку в трудах известного советского психолога С.Л. Рубинштейна, высказывавшего мысль о том, что “проблема воли, поставленная по существу - это прежде всего вопрос о содержании воли, о том, какие мотивы и цели являются для нее определяющими...” (См.:118, с.511). И.М. Сеченов, говоря о воле, определял ее следующим образом: “Воля - не есть какой-то безличный агент, распоряжающийся только движением, - это деятельная сторона разума и морального чувства” (См.:131, с.255). В.И. Селиванов характеризует нравственно направленную волю как огромную ценность социалистического общества. Названный аспект получил определенное развитие в трудах Ф.Е. Василюка и В.А. Иванникова. Так, Ф.Е. Василюк определяет волю как “орган” целостного человека, осуществляющий реализацию всего жизненного замысла, указывает, что в изучении проблемы воли акцент должен делаться не на количественных показателях, а на “...происходящих в целостном волевом акте содержательно - ценностных преобразованиях” (См.:16, с.141,142). В.А. Иванников связывает волю со смыслом действия. По его мнению, становление волевого действия происходит тогда, когда оно включается в более широкий мотивационный контекст, и внешне - нейтральное действие соединяется с мировоззрением и моделью личности (См.: 46, с.52). В философском энциклопедическом словаре осознание “... ценностной характеристики цели деятельности, ее соответствия принципам и нормам личности” (См.:22, с.90) рассматривается как главный момент в волевом акте. Выделение ценностного аспекта в изучении проблемы воли позволяет выявить ее нравственную направленность, определить знак воли, подчеркивает необходимость рассмотрения воли в контексте человеческой деятельности, ибо только так может быть раскрыто содержание воли, и имеет большую научную значимость.

2. Наиболее распространенным является взгляд на волю как сознательное и целенаправленное регулирование человеком своей деятельности в соответствии с поставленной целью; как способность субъекта мобилизовать свои силы для преодоления преград на пути достижения поставленной цели. Воля рассматривается как средство активизации деятельности; как способность к сознательным и преднамеренным действиям (См.: 118, с.506; 156, с.284-285; 124, с.15; 100, с.3; 140, с.113; 17, с.36; 60, с.163 и др.). Указанные взгляды в отдельности не дают целостного представления о природе воли, выделяя какой-либо из ее моментов: регулятивную способность воли; ее сознательный и целенаправленный характер; опосредованность воли интересами и целями; активизирующий характер воли и т.д. Поэтому, исследователи воли не ограничиваются в своих работах каким-нибудь одним определением, отражающим тот или иной аспект воли, а используют целую систему определений в целях наиболее полного и адекватного понимания данного феномена.

Из приверженцев данной точки зрения наибольший интерес представляют для нас работы В.А. Ойгензихта, Ю.Ю. Вейнгольда, Л.Ф. Корецкой.

Монография В.А. Ойгензихта “Воля и волеизъявление” (Душанбе, 1983) посвящена исследованию воли в правовом аспекте. Воля определяется автором как единый психический регулятивный процесс, свойствами которого являются сознание и активность (См.: 100,с.3). По мнению автора, “сознание ... обеспечивает постановку данной конкретной цели, но само поведение, с точки зрения психического регулирования, импульсируется не сознанием, а волей” (См.:100, с.21).

Книга Ю.Ю. Вейнгольда “Некапиталистическое развитие и социальная воля” (Фрунзе, 1970) и кандидатская диссертация Л.Ф. Корецкой “Социальная воля как фактор общественной жизнедеятельности” (Иркутск, 1983) представляют собой наиболее целостные исследования воли в социально - философском плане.

Л.Ф. Корецкая выделяет методологические принципы исследования социальной воли (в ее терминологии коллективной воли); анализирует волю коллективного субъекта - трудового коллектива на основе конкретного социологического исследования, выделяет содержание воли современной буржуазии, указывает на двойственную детерминацию коллективной воли. Подвергнуто исследованию и определено понятие “единая воля класса”. Воля определяется как высший тип регуляции, связанный с сознанием и самосознанием, рассматривается как реальный механизм снятия противоречия между условиями субъекта и его потребностями (См.: 60, с.163, 60). Однако, и это определение не может считаться удовлетворительным, ибо упущено главное, на наш взгляд: указание на деятельность, в которой только и может быть снято реально данное противоречие между потребностями субъекта и условиями его бытия, а проще реализован интерес. В работе имеются отдельные указания на волю как момент деятельности, но никакого развития они не получили.

Подробно воля как элемент субъективного фактора некапиталистического развития проанализирована в работе Ю.Ю. Вейнгольда, который совершенно верно указывает на то, что воля как неотъемлемое свойство народных масс в одном их своих аспектов может быть понята как движущая сила общественного прогресса (См.:16 а, с.145). Он вводит понятие “социальная воля” для того, чтобы отмежеваться от психологической интерпретации воли, и исследует ее как общественное явление, а не как функцию нормально работающего мозга. Воля определяется им как “социально - обусловленное психофизическое состояние человека, выраженное в его способности регулировать и активизировать свое поведение” (См.:16 а, с.27). Сущность воли он видит в активно - побудительной способности субъекта. Много внимания уделяется вопросам формирования воли класса, нации. На волю указывается как на элемент, пронизывающий все общественные отношения, формы общественного сознания и существующий на всех уровнях: от обыденного сознания до воли как проявления осознанного интереса и т.д.

3. Еще одна группа подходов к исследованию воли - выделение ее активно - деятельной природы. Воля определяется как “деятельная сторона сознания”, “самостоятельное, деятельное начало”, “активно - действенное состояние психики членов общества”, “внешнее осуществление мышления в действии”, “внутренняя активность”, “целеполагающая устремленность”, “общая способность сознания” и др. (См.:100, с.15; 60, с.113; 109, с.17; 134, с.124; 40, с.159;). Основы такого понимания воли были заложены в трудах классиков марксизма - ленинизма. Именно благодаря воле сознательная деятельность человека становится активно - преобразовательной, творчески - созидательной.

Проведенный краткий анализ основных подходов к рассмотрению воли показал, что всякий раз в зависимости от задач исследования выделялся и исследовался какой-то один или несколько аспектов воли. Ни одно из приведенных определений в силу чрезвычайной сложности и многогранности исследуемого феномена, не является на наш взгляд полным и всеобъемлющим. Однако, все они верно схватывают природу воли, отражают те или иные ее грани, делают акцент на активно - деятельной, преобразовательной регулятивной, сознательной сторонах воли. Поэтому, соглашаясь по существу с вышеизложенными точками зрения на природу воли, используя их в своей работе в целях более полного определения сущности воли, мы считаем необходимым отметить следующие моменты:

- В названных подходах воля, как правило, анализируется как психологический феномен, характеризуется как сторона, способность сознания, или состояние психики членов общества и т.д. Однако, как сторона сознания, воля развивается, проявляется, осуществляется в деятельности социальных субъектов. Она не есть некая самостоятельная сущность, а лишь момент жизнедеятельности общественного человека. Поэтому, по нашему мнению, воля, в первую очередь, должна изучаться в контексте человеческой деятельности. Все же указанные подходы, несмотря на их несомненную научную значимость, страдают одним недостатком - малой разработанностью проблемы воли в аспекте деятельности, понимания воли как реально действующего фактора преобразования мира. Деятельность - родовая характеристика человеческого бытия, и волю в социально - философском плане следует рассматривать в структуре деятельности, как ее составляющую во взаимосвязи и взаимодействии с другими компонентами деятельности. Такой подход позволяет исследовать динамику воли, выявить закономерности ее развития и функционирования; проанализировать ее именно как момент исторического процесса.

- Недостаточно освещен вопрос о роли волевого фактора в процессе становления основных субъектов социальной деятельности.

- Мало внимания уделено вопросу значимости нравственного содержания воли, связи воли, знания, самосознания. Хотя в отдельных работах они получили некоторую разработку. Так, Л.Ф. Корецкая говорит о связи воли с самосознанием и сознанием, определяет ее как особый вид познания; Ю.Ю. Вейнгольд характеризует волю как форму объективно - истинного знания и т.д. (См.:60, с.163,46; 16 а, с.33)

- Недостаточно разработана проблема воли как составляющая субъективного фактора общественного прогресса. Отсутствует анализ коллективной воли в историческом плане с точки зрения изменчивости ее форм, направленности, содержания, типов, объема - одним словом, анализ воли как момента исторического развития в целом.

1.2. ВОЛЯ В СТРУКТУРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Рассмотрев выше доктринальные подходы и направления проблематизации проблемы воли, в данном параграфе мы ставили перед собой задачи: обосновать правомерность выделения воли в качестве собственной составляющей деятельности субъектов; выявить системное положение воли в общей структуре человеческой деятельности среди других слагаемых: потребностей, интересов, целей, знаний, самознания; их взаимосвязь и взаимообусловленность.

Воля - исключительное достояние человеческого общества. Она есть неотъемлемое свойство субъектов любой модальности: от личности до человечества, выступая как порождение и отражение объективного мира. Без воли человеческий индивид никогда не станет личностью. Человеческая общность, лишенная волевого потенциала, не в состоянии подняться до уровня подлинного субъекта созидательной активности, принять действенное участие в историческом процессе, опосредовать его своей деятельностью.

Воля - сугубо социальное образование. Субъективными носителями воли выступают отдельные индивидуумы - личности, класс, общество, народ и т.д. Однако, воля изначально не имманентна индивиду, а тем более человеческой общности, развиваясь в процессе личной или общественной деятельности, как ее момент и продукт. Воля как характеристика субъектов, заключающаяся в активном отношении к окружающему миру, возникает, развивается, проявляется и осуществляется в деятельности общественного человека, является ее продуктом, необходимой предпосылкой и условием успешности. В этой связи необходимо и целесообразно определение положения воли в структуре деятельности: во взаимосвязи и взаимодействии с другими детерминантами деятельности.

Категория “деятельность” занимает одно из центральных мест в современной философии. Анализу этой категории, выявлению структуры самой человеческой деятельности, характеристике деятельности как социального вида активности, выделению ее специфических черт (как то: сознательный, целенаправленный, предметный, общественный характер) посвящено немало работ. Это работы М.С. Кагана, М.С. Кветного, В.Н. Трубникова, Ю.К. Плетникова, Ю.А. Жданова и В.Е. Давидовича и др. В названных работах деятельность рассматривается как социальный вид активности, как сознательная и целенаправленная активность субъекта, направленная на объект и других субъектов.

Будучи способом бытия как отдельного человека, так и социальной группы и общества в целом, деятельность является способом формирования отдельного индивида как личности, социальной общности как субъекта социального действия. Только в деятельности происходит формирование истинно человеческого в человеке, его социального качества, осуществляются субъективные цели и намерения: формируется и проявляется воля. Через включение индивида в деятельность осуществляется процесс интериоризации культурных ценностей, приобщения его к наличному миру культуры. Исследователи деятельности проводят дифференциацию видов и типов деятельности, вычленяют ее внешнюю и внутреннюю структуры. Следует заметить, что независимо от содержания деятельности, ее структура в общем виде представляется названными авторами следующим образом: цель - средство - результат. Выделение этих трех моментов в структуре деятельности основывается на Марксовом выделении простых моментов труда: целесообразная деятельность или собственно труд, предмет труда, средство труда. Среди названных работ мы остановимся на анализе структуры деятельности в работах М.С. Кагана и М.С. Кветного.

Структура деятельности, предложенная М.С. Каганом в общем виде включает в себя три элемента: субъекта, то есть носителя целенаправленной активности; объект, на который эта активность направлена, и саму целенаправленную активность. Воля прямо не называется автором в качестве компоненты деятельности. Однако, становление индивида, социальной группы в качестве субъекта целенаправленной активности невозможно без формирования у него волевого потенциала. Выделение субъекта как одного из элементов деятельности необходимо подразумевает, таким образом, в качестве составляющей деятельности и такое свойство субъекта как воля. Далее, сама целенаправленная активность невозможна без своей волевой компоненты, так как достижение поставленных целей предполагает поиск и выбор средств для ее осуществления. Акт выбора является наиболее ярким проявлением воли субъекта. Осуществление цели, ее объективация в наличном мире предполагает волю, ибо всегда связано с преодолением определенных трудностей, с необходимостью мобилизации сил со стороны субъекта.

Более подробно внутренний срез деятельности был рассмотрен М.С. Кветным. Автор предложил две структурные модели человеческой деятельности: экзотерическую (внешнюю) - она выявляет дифференциацию деятельности в плане субъект- объектных отношений. Здесь автором выделяются всеобщие типы и виды деятельности. Так как в задачу нашего исследования не входит подробный анализ структуры деятельности, данный подход интересует нас постольку, поскольку позволит выделить волю в качестве составляющей деятельности, определить ее место среди других слагаемых, а также поможет обосновать необходимость и правомерность внесения воли в структуру деятельности, автор не счел необходимым подробно излагать точку зрения М.С. Кветного. Представляет интерес выделенный М.С. Кветным внутренний срез деятельности - эзотерический. Эта структура деятельности в общем виде, независимо от ее конкретного содержания, инфраструктура. Автор выделяет в ней 4 подсистемы:

а) объективно - предпосылочная: потребности, интересы личности;

б) субъективно - регулятивная, то есть идеальные побуждения, мотивы и цель, составляющие идеальную программу (алгоритм) деятельности;

в) исполнительская подсистема, которая подчинена цели как своему закону и форме;

г) активно - результативная система, воплощенная в материальных и духовных продуктах деятельности, во всем богатстве культуры (См.: 55, с.384).

Таким образом, во внутренней структуре деятельности выделяются потребности, интересы и цели, выступающие побудительными детерминантами деятельности, средства и продукты деятельности. Данная схема является более подробной и детальной по сравнению с классической: цель - средство - результат. И в этой схеме воля не выделяется как необходимая составляющая деятельности, сосуществующая рядом с другими ее детерминантами, в качестве которых в советской философской литературе принято выделять потребности, интересы, цели (См.: 5, 55, 56, 45, 135).

Каково же место воли в структуре деятельности? Правомерно ли выделение ее в качестве собственной составляющей деятельности? Какие внутренние процессы лежат в основе воплощения цели в результате превращения субъективного в объективное? Достижение поставленной цели не происходит само по себе, автоматически. Оно всегда требует определенного усилия, напряжения воли действующего субъекта. Позволительно ли такое полное забвение воли при анализе человеческой деятельности? В марксистской версии деятельностного подхода воля органично включается в структуры человеческой деятельности. Карл Маркс в “Капитале”, анализируя всеобщие моменты труда, наряду с целесообразной деятельностью, целью, средствами, предметом, называет и волю, указывая при этом, что “целесообразная воля ...необходима тем более, чем меньше труд увлекает рабочего своим содержанием и способом исполнения, следовательно, чем меньше рабочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллектуальных сил” (См.:84, с.189), подчеркивает, что такая целесообразная воля нужна на протяжении всего процесса труда, для того, чтобы человек “... стал действовать, все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения его воли (См.:22, с.310). Таким образом, деятельность в одном из своих аспектов может быть понята как результат соединения побудительных детерминант: потребностей, интересов, целей с волей. Приведенные высказывания показывают, что при деятельностном подходе воля необходимо должна быть внесена в число других составляющих деятельности, хотя она сама в своем возникновении и функционировании опосредована целенаправленной активностью общественного человека. Если снова обратиться к структуре деятельности, предложенной М.С. Кветным, то воля может быть помещена в исполнительскую подсистему деятельности, которая подчинена цели как закону в качестве ее субъективной составляющей. На наш взгляд, исполнительская подсистема деятельности включает в себя элементы как объективного характера, так и субъективного, в частности, волю.

Осуществление деятельности, а значит и достижение поставленной цели становится возможным тогда, когда побудительные детерминанты соединяются с исполнительской - волей. Интересы, потребности, цели и воля, будучи порождением общественных отношений каждого данного общества, детерминированные в своем возникновении и функционировании закономерностями общественного развития, являются конкретно - историческими образованиями и представляют собой определенное отношение субъекта к внешнему миру, его специфическое отражение субъектом. В потребности непосредственно отражается недостаточность действительности с точки зрения человека. Гегель говорит о потребности как чувствуемом противоречии, имеющем место внутри живого субъекта, между субъектом и объектом, которое переходит в деятельность. Удовлетворение потребности “восстанавливает мир между субъектом и объектом” (См.:34, с.314). В марксизме потребность рассматривалась как внутренняя детерминация того или иного субъекта, как нужда, как практическое и непосредственное проявление необходимости, обусловленное собственной природой субъекта, его внутренней организацией (См.: 83, с.720).

Однако, потребности лишь предпосылка деятельности, и как верно отмечает И.Я. Левяш, лежит в основе определенной направленности воли и сознания(См.:68, с.55). Интерес, как и потребность, выступает объективной детерминантой деятельности. Интерес представляет собой отношение между потребностями социального субъекта и условиями его бытия. Потребности, а также возникающие на их основе интересы, выступают побудительными силами деятельности, ее мотивами, когда они осознаются. На основе сознания индивидом, социальной группой своих интересов осуществляется постановка целей деятельности. Цель как идеальный образ будущего результата деятельности выступает как своего рода знание о действительности, как осознание “...недостаточности действительности как таковой” (См.:134, с.55). В таком определении цель “...включает в свое содержание не столько знание того, что есть, сколько полагание того, что должно быть” (См.:134, с.55). Цель, таким образом, отражает не только и не столько наличное бытие, сущее, сколько выступает как осознание должного, полагание новой действительности. Цель выступает как такое знание о действительности, которое содержит оценку этой действительности, ее противоречивости, недостаточности с точки зрения человека, необходимости ее совершенствования. Цель содержит в себе знание о новой действительности и задачу ее практического созидания. Цель, следовательно, является особого рода отношением человека к действительности, а именно “рефлексивным отношением” (См.:134, с.57-58).

Как видно из сказанного, потребности, интересы, цели, выступая побудительными детерминантами деятельности, ее мотивами, представляют собой определенное отношение субъектов к действительности. Воля же является исполнительской детерминантой деятельности, направлена на практическое осуществление поставленной цели, в результате чего разрешается породившее данную цель противоречие между наличным бытием и знанием того, каким оно должно быть. Воля, выступая “...как предметный, действенный вид сознания, как соединение потребности, интереса и цели с действием...” (См.:55,с.134), как бы вбирает в себя потребности, интересы и цели, содержит их в себе в снятом виде, и, таким образом, представляет собой определенное знание субъекта о явлениях окружающей действительности. Как исполнительская детерминанта деятельности воля выполняет роль “средства” достижения поставленных целей, интегрирует потребности, интересы, цели, производит выбор между ними, осуществляя одни и сдерживая другие. Таким образом, воля как компонента деятельности, а именно ее субъективно - исполнительская составляющая, определенным образом относится к другим составляющим деятельности: потребностям, интересам, целям, знаниям и т.д.- каждая из которых представляет собой определенное отношение субъекта к окружающей действительности. Следовательно, воля выступает как компонент деятельности, представляющий собой определенное отношение субъекта к другим отношениям. Воля есть отношение к отношениям. Воля - это специфически человеческое, активно - деятельное, главным образом, практически ориентированное, целенаправленное отношение субъектов к другим компонентам деятельности: потребностям, интересам, целям, направленное на их осуществление в мире объективного бытия. Однако, хотя воля - исполнительская составляющая деятельности, направленная на практическое осуществление поставленных целей, она, в свою очередь, подчинена цели деятельности. Цель, таким образом, пробуждает волю, направляет ее, выступая ее “объективной” детерминантой. Воля, рожденная целью, воплощает ее в жизнь, осуществляет ее в объективном мире. Вне деятельности по достижению поставленных целей вообще бессмысленно говорить о воле. Осознанная цель вызывает к жизни волю как то, что ориентировано на практическое освоение действительности, как конструктивно - созидательную способность общественного человека. Осознание целей рождается в деятельности субъектов, оно как и воля - условие их достижения, залог успешности деятельности.

Для того, чтобы воля могла выступать в качестве субъективно - исполнительской составляющей деятельности, быть “средством” реализации цели, она должна опираться на прочный фундамент знаний. Знания - это орудие власти человека над природой, источник его могущества, условие удовлетворения его потребностей. Знание - результат и источник деятельности, но без соединения с волей - оно пассивно. Знание есть отражение объективного мира в сознании человека, оно не является чем-то от сознания. Знание, выступающее как субъективный образ - необходимый момент деятельности, ее предпосылка. Деятельность опирается на знание. С другой стороны, получение определенного научного знания является результатом целенаправленной активности и происходит при непосредственном участии волевой компоненты деятельности. При этом, достижение знания - необходимое условие практического осуществления целей общественным человеком. Но лишь в соединении с волей субъекта знание превращается в реальное средство достижения целей. Научно - теоретические знания служат субъекту ориентирами в окружающей действительности. Однако, одних знаний для осуществления деятельности недостаточно. Чтобы знания переросли в убеждения, стали установками личности, включились в деятельность, они необходимо должны быть соединены с волей. Ибо, сознание, основанное лишь на знании, недостаточно практично, мало продуктивно, пассивно. Человек может усвоить существующие в данном обществе нормы и правила поведения, ценности и ориентации, но эти знания не будут объективированы без соединения с волей, которая направлена на практическую реализацию их, на расширение созданного человеком мира социальной предметности. Эти знания не могут быть использованы в практической жизни людей. Таким образом, знания, не соединенные с волей, превращаются для человека “...в простую декларацию, не затрагивающую его жизненных позиций и целей” (См.:104, с.129). Более того, очень часто можно наблюдать прямое расхождение между знаниями и поступками. Это происходит, когда знания являются только балластом, и в силу неразвитости воли, человек (социальная группа) не в состоянии управлять своим поведением в соответствии с усвоенным набором знаний и требованиями общества. Итак, знание того, как следует себя вести, само по себе еще ничего не значит. Воля как субъективно - исполнительская составляющая деятельности направлена на реализацию знаний (их опредмечивание) во внешней действительности, на приведение в соответствие знаний о нормах поведения с самим поведением. Нельзя забывать, что реализация идеалов, норм, образцов поведения в массовом масштабе требует воли, разума, активных практических действий. Знания, соединяясь с волей, превращаются в действительные побудительные мотивы деятельности. Воля, следовательно, как составляющая деятельности, представляет собой особое, практически - ориентированное отношение к побудительным детерминантам, выражает единство знания о явлениях и отношения к ним, выступает как определенная ориентация знаний, содержит в себе оценку знания с точки зрения его истинности или ложности, полезности и моральной ценности для субъектов. Развитая воля, таким образом, может способствовать как объективации одних знаний, так и блокированию других. Большинство знаний становится достоянием личности в результате целенаправленной активности и для их получения и усвоения необходима воля. Таким образом, процесс получения научно- теоретического знания - распредмечивание наличного мира культуры субъектом - во многом обусловлен деятельностью воли. Равно, и обратный процесс - опредмечивание индивидуальных знаний, способностей человека в мире, расширение социальной предметности, процесс изменения действительности на основе имеющихся знаний - имеет в своей основе волевой потенциал субъектов. Чем глубже и шире научные знания человека об объективных законах развития действительности, тем больше у него возможностей для ее практического освоения, и, следовательно, тем более свободно он может проявить свою волю и осуществить себя в качестве “волевой определенности”.

Итак, для того, чтобы человек мог действовать, осуществлять свою волю, он должен обладать необходимыми знаниями: знаниями о мире, в котором он живет; знаниями о том социальном целом, в которое он включен; знаниями о своих интересах, целях, возможностях и т.д. Такие знания, будучи результатом целенаправленной активности субъектов, в свою очередь направляют их волю, служат для нее своего рода нравственными ориентирами. Воля же переводит знания из состояния пассивного бытийствования в глубинных сферах внутреннего мира личности в инструмент активного воздействия на мир, его преобразования. Знания актуализируются деятельностью воли. Соединяясь с волей они трансформируются в действие. Однако, для того, чтобы воля могла выступать подлинным механизмом ориентации и селекции знаний, она сама должна быть нравственно направлена. Вопрос о взаимосвязи и взаимодействии воли и знания как необходимых слагаемых деятельности приобретает, в этой связи, нравственный оттенок, оборачивается вопросом о нравственном аспекте воли, о критерии ее нравственности. Совсем не безразлично для общества, для человечества в целом, на получение каких знаний направлена воля субъектов, для достижения каких целей будут использоваться полученные научные знания. Ведь далеко не всегда научная и нравственная ценность знания, то есть полезность его для человечества, вытекающая из направленности тех целей, во имя которых знание было получено и на достижение которых оно обращено, не только не совпадают, но и прямо противостоят друг другу. Далеко за примерами ходить не надо: знания естественных наук (физики, химии, биологии и т.д.) сами по себе ценные и полезные, ибо способствуют расширению власти человека над природой, ускорению научно - технического прогресса. Однако, такая сфера приложения этих знаний как военная промышленность, использование их в целях создания оружия массового уничтожения - противоречит принципам гуманности, и такие научные знания в соединении со стремлением западных держав к мировому господству, к подчинению с помощью военной силы своей воле других народов и стран, уже трудно оценить как ценные с точки зрения человеческой морали. Колоссальные средства, затрачиваемые заправилами капиталистического мира на развитие военного комплекса, направляющих свою волю на то, чтобы употребить ценные в научном отношении знания в своих целях, направленных против большей части человечества - яркое свидетельство того, что не знания страшны сами по себе, а соединение их с безнравственной волей людей, в руках которых они оказываются грозным оружием уничтожения.

Таким образом, научные знания, так необходимые для расширения власти человека над природой, являющиеся условием его целенаправленной активности, тесно связаны с нравственным поведением личности. Лишь знания, полученные в процессе решения общественно значимых задач, являются моральными и полезными, а, следовательно, воля субъектов, направленная на решение общественно - значимых задач, на глубокое, адекватное понимание закономерностей общественного развития, на изменение общественного устройства в интересах трудящихся масс, является нравственно - направленной волей. Ибо поступать нравственно - значит поступать, исходя из интересов других людей, общества в целом и во благо им.

Нравственный аспект воли включает в себя осознание ценностной характеристики цели, осознание соответствия цели деятельности нравственным нормам общества и личности. Поступать нравственно - это поступать в соответствии с общественно должным, но при этом “должное” должно стать для личности результатом свободного выбора, сознательного осуществления своей воли. Знание, мировоззрение (как система знаний, убеждений) важны для субъектов как средство, определяющее их “...действия, ...практические поступки общественного звучания” (См.:123, с.97), как средство, определяющее направленность их воли. Только на основе овладения всеми сторонами действительности, познания закономерностей ее развития, человек способен к разумному поведению. А такая способность поступать в соответствии со знаниями норм и правил человеческого общежития рождается лишь с формированием человека в качестве субъекта воли, субъекта нравственно направленной воли.

Таким образом, на наш взгляд, критерий нравственности воли человека определяется тем, на достижение каких целей и осуществление каких действий направлена воля. А, поэтому, мы можем определить как нравственную такую волю, которая направлена на практическое осуществление указанных нравственных принципов, которая действует в интересах и во благо всего общества и служит общественному прогрессу. Таким образом, нравственно направленная воля есть разумное действие, основанное на знании объективных законов развития, на умении подчинить свои чувства, интересы, цели моральным принципам общества, осуществить свободный выбор в интересах и во благо общества. Если разумное поведение - это способность поступать общественно, в интересах всего общества, подчинять личное общественному, то воля, в основе которой лежит механизм долженствования, действия по принципу “Я должен”, “надо”, и есть такое разумное действование. Только такая воля может выступать в качестве механизма ориентации и селекции знаний, ибо знания сами по себе, как указывалось выше, пассивны, составляют лишь основу для практических поступков человека, постановки целей деятельности.

От нравственной направленности воли, ее развитости и разумности уже сейчас зависят судьбы не только отдельных стран и народов, но и будущее человеческой цивилизации. Воля к миру, в этой связи, является фактором не менее важным, чем осознание необходимости сохранить мир, ибо выступает фактором реальной политики, направлена на разрешение противоречий международной политики мирным путем.

Для того, чтобы знания стали стимулами осуществления волевой активности, они должны быть осознаны субъектом, выступить как самосознание, знания составляют лишь основу для формирования самосознания. Самосознание же наряду со знанием, интересами, целями, волей - необходимая составляющая человеческой деятельности, фундаментальная характеристика субъекта. До тех пор, пока у человека не развилось самосознание, он не способен к осознанию своих интересов и целей, а, следовательно, не способен ни к волеизъявлению, ни к действию. Самосознание дает индивиду, социальной общности возможность адекватной ориентации в той системе общественных отношений, в которую они объективно включены, представляя особый вид знания - знания индивида о самом себе, о своем месте и роли в обществе. Человек как личность, как субъект социального творчества рождается тогда, когда он в состоянии взглянуть на себя со стороны, отнестись к себе как к некоторому другому. Осознание себя в качестве частицы, члена общества, класса и в то же время, осознание себя как индивидуации, отличной от целого (класса, общества), обладателя самостоятельности, активного начала составляет суть самосознания индивида, лежит в основе формирования его в качестве социального субъекта. Самосознание формируется через включение индивида в деятельность. В практической деятельности общественные отношения осваиваются индивидом, группой как его (ее) собственная сущность. Самосохранение как осознание субъектом своего положения в обществе, собственных потребностей и интересов, целей и возможностей лежит в основе активности его воли. О подлинной воле можно говорить лишь тогда, когда у человека развивается способность к рефлексии, вызревает самосознание, когда он осознает себя субъектом деятельности и познания, когда он оказывается способным возвысится над своими потребностями и осуществить свободный выбор между ними. (В работе термины “рефлексия”, “самосознание” используются как синонимичные). Только в качестве носителя самосознания, обладателя рефлексии индивид, общность могут выступать субъектом развитой, разумной воли, то есть способны выразить и осуществить ее, воплотить в жизнь поставленные цели. “В рефлексии, - указывал Гегель, - начинается переход от низшей способности желания к высшей” (См.:39, с.23, 27,9), то есть к воле, ибо воля, в подлинном смысле, у Гегеля и есть высшая способность желания. Воля, основанная на самосознании, лежит в основе развития способности личности, группы к самоконтролю и саморегулированию своего поведения.

Воля и самосознание выступают как неотъемлемые составляющие любой целенаправленной деятельности, имея, однако, разную (преимущественно) направленность. Воля, в известном смысле составляет противоположность самосознанию. Самосознание, рефлексия выступает как обращенность сознания на человека в целом, поиск им своего места в мире, осознание своих интересов, постановка целей, выявление возможностей для их реализации: выступает как этап скрытой, латентной активности, фиксирует субъективный момент. Этап рефлексирования, теоретического самоопределения человека в мире - необходимый этап человеческой деятельности, становления индивида, общности в качестве “волевой определенности”, если он не гипертрофирован, то несомненно носит положительный характер. Ведь прежде, чем действовать, необходимо трезво взвесить все “за” и “против”. Однако, одно осознание своего положения в мире, своих потребностей и интересов, постановка целей - недостаточно для деятельности, необходимо соединить самосознание с волей. Соединение рефлексивной и волевой компонент деятельности приводит к становлению человека, социальной общности в качестве субъекта, к осуществлению самой целенаправленной активности.

Вне деятельности ни о каком самосознании, а значит и воле не может быть и речи. Ибо, как писал Гегель, “индивид... не может знать, что есть он, пока он действованием не претворил себя в действительность” (См.:35, с.212). Таким образом, самосознание как теоретическое знание индивида (человеческой общности) о себе самом, соединяясь с волей, превращается в знание практическое, направленное на утверждение человеком себя в окружающем мире в качестве самодействующего начала. Движение самосознания индивида выступает для него, как нечто, определяющее его сознательную волю к действию.

Воля и самосознание - необходимые слагаемые любой целесообразной деятельности субъекта. Самосознание автоматически, без соединения с волей, не приводит к деятельности, к возникновению возникших потребностей, к достижению поставленных целей. Поэтому, воля и самосознание - в известной мере могут быть рассмотрены как противоположности. Самосознание в некотором аспекте составляет “свое другое” воли. Если самосознание фиксирует момент внутренней, субъективной активности, то воля - это обращенность сознания, главным образом, во вне, направленность субъекта на реализацию поставленных целей, проверку своих возможностей, практическое самоопределение субъекта его самоутверждение в мире. Воля, выражаясь словами Гегеля, есть “...влечение сообщить себе наличное бытие” (См.:36, с.33). Воля, следовательно, есть этап объективации субъективного, трансформации внутренней, субъективной активности в действие, переход от замысла в действие. Рефлексия выступает как этап осознания индивидом, группой себя в качестве субъекта, воля - этап практического самоосуществления себя в качестве субъекта.

Однако, отрыв и противопоставление воли рефлексии носит относительный характер, и возможно только в ходе теоретического анализа. В действительности же и воля и рефлексия - неотъемлемые характеристики человеческой деятельности, ее составляющие, каждая предполагает свою противоположность, и свое действительное бытие обретает лишь в единстве со “своим другим”, не существует иначе, чем через “свое другое”. Деятельность без воли сведется к одному лишь голому рефлексированию. Воля же, не основанная на рефлексии, на обдумывании, приведет к импульсивной, нерассуждающей активности, к волюнтаризму, к игнорированию объективных закономерностей природного и социального развития. По сути, деятельность, лишенная какого-либо одного из своих компонентов: рефлексивного или волевого, утрачивает свой человеческий смысл. Индивид, социальная группа с неразвитым самосознанием не способны осознать свое место в системе общественного разделения труда, вытекающие отсюда интересы и цели, свои возможности, а, лишенные воли, - они не способны осуществить “отрефлексированные” цели в наличной действительности. Таким образом, отсутствие любого из двух названных моментов деятельности делает как отдельных индивидов, так и человеческие общности не способными к осуществлению деятельности, направленной на преобразование окружающего мира в их интересах и целях.

Пока не развито самосознание, человек оказывается не способным к осознанию своих потребностей и интересов, а значит к постановке целей деятельности, и, вследствие этого, к волеизъявлению. Известный отечественный психолог С.Л. Рубенштейн писал о самосознании как о сохранении человеком самого себя в качестве субъекта, “...существа, осознающего мир и изменяющего его...” (См.:120, с.332). То есть самосознание включает осознание человеком себя в качестве познающего и волящего начала. Такое осознание - необходимое условие осуществления своей воли. Самосознание как теоретическое (духовное) отношение человека к себе и окружающему миру, неразрывно связано в деятельности с практическим, волевым отношением, и выступает как осознание субъектом себя в качестве “волевой определенности”. В различные промежутки времени субъект может самоосознавать себя ”...либо как потенцию, либо как волевую определенность, обусловливающую деятельность, либо как реальное воплощение осуществленной цели” (См.:129, с.132). Осознание индивидом, группой себя в качестве “волевой определенности”, субъекта воли выступает, таким образом, промежуточным звеном между осознанием своих возможностей, интересов, целей и их практическим осуществлением. Такое осознание свидетельствует о развитости воли, об объективной оценке субъектом своих возможностей и целей в их соотнесении со средствами их практического осуществления.

Если самосознание переводит человека из состояния бессмысленного существования к осознанному бытию, то воля делает это сознательное существование активно - деятельным, практическим. Самосознание выступает интегратором субъективных намерений и целей, вырабатывает линию поведения, осуществляет выбор и постановку целей, воля же отвечает за практическую реализацию задуманного. Самосознание может оказывать на волю различное влияние, действовать либо мобилизующе, либо тормозяще, либо парализующе. Особенно наглядно это видно на уровне личности. Если стоящие перед человеком цели осознаются им как невыполнимые и значительно превышающие его возможности, то такое осознание будет оказывать блокирующее действие на волю, парализует ее осуществление. Если человек осознает себя способным к деятельности, к достижению поставленных целей, то в этом случае самосознание мобилизует волю. Адекватное представление человека как о возможностях для осуществления своей воли, так и об ограничениях ее проявления, делает более полным реализацию поставленных целей и расширяет границы человеческой свободы. Итак, адекватное самосознание - условие и предпосылка осуществления воли в действительном мире, ее наличного бытия в качестве родовой характеристики человеческого общества. По словам К. Маркса, воля “... свое действительное наличное бытие в качестве родовой воли имеет лишь в обладающей самосознанием воле народа” (См.:82, с.292). Следовательно, лишь в качестве самосознающего субъекта как отдельный человеческий индивид, так и социальная общность в состоянии осуществить свою волю, выступить субъектом воли. Только воля в единстве с самосознанием - рефлексивная воля - может выступать в качестве родовой характеристики человеческого общества. Формирование какой-либо одной из названных характеристик субъекта неизбежно вызывает к жизни другую, предполагает ее развитие. Единство воли имеет в своей основе единство самосознания. Формирование самосознания в качестве одного из существенных моментов включает формирование развитой воли. Осознание своей принадлежности к общему - социальной группе или слою, классу, народу, государству, человечеству - означает переход самосознания личности, группы на качественно новую ступень, становление их в качестве субъекта социального самосознания. Социальное самосознание - осознание своей исторической миссии, возможность ее осуществления, социальная воля - способность и нацеленность на осуществление этой миссии. Социальное самосознание - осознание своего места в исторически сложившейся системе общественного производства, осознание своих коренных классовых интересов. Воля - готовность и способность социальных субъектов разрешить противоречие бытия и знания в революционной практике класса. Воля - форма опосредованного рефлексивного отношения к действительности, направленного на преобразование окружающего мира в соответствии с поставленными целями. Без соединения с волей самосознание оказывается замкнутым на самом себе, и этап рефлектирования не перерастает в практическое действование. Воля как бы сообщает активность самосознанию, будучи, в свою очередь, сама им направляема. Воля в единстве с самосознанием - то есть рефлексивная воля - лежит в основе способности субъектов к самоконтролю и саморегуляции, выступает фактором активной социальной ориентации субъектов, является необходимым моментом становления родовой сущности человека, развертывания его деятельного бытия.

Подводя итог всему вышеизложенному, можно сделать следующий вывод. Воля выступает необходимой составляющей деятельности, существующей в единстве с такими ее составляющими как потребности, интересы и цели деятельности, знания и самосознание, и образует вместе с ними необходимые звенья одного целого - деятельности. Однако, если потребности, интересы, цели, знания составляют объективную основу человеческой деятельности и выступают ее побудительными детерминантами, то воля есть субъективно - исполнительская детерминанта деятельности, нацелена на осуществление других моментов деятельности в наличном мире. Активно - деятельное начало, выраженное в воле, делает ее специфически человеческой характеристикой. Воля, будучи активно - деятельным, главным образом, практически ориентированным отношением, является конструктивно - созидательной способностью общественного человека. Воля и обусловливает и сама обусловлена. В своем становлении в качестве родовой характеристики человеческого общества воля детерминируется и интересами, и целями, и знаниями, и самосознанием субъектов, которые определяют ее нравственную направленность. Воля, не опирающаяся на знания, самосознание, не освященная сознательной целью - слепа, лишена направленности, теряет свою земную основу и превращается в некую самостоятельную силу. В свою очередь, лишь в соединении с волей актуализируются, переходят в действия, объективируются цели и знания, становится воинствующим самосознание. Сама же воля свое подлинное бытие в качестве родовой характеристики общественного человека получает лишь как рефлексивная воля.

Рассмотрение воли в качестве субъективно - исполнительской составляющей деятельности, позволило определить ее как специфически человеческое, ценностное, активно - деятельное, главным образом, практически ориентированное, целенаправленное отношение субъектов к миру и себе, направленное как на внешнюю действительность, так и на самоизменение. Такое понимание воли, на наш взгляд, более полно отражает природу воли, ее сущность и вбирает все стороны, аспекты воли, выделенные в ранее предложенных определениях: сознательный и целенаправленный характер воли, способность к преднамеренным действиям, мобилизующая, активизирующая и регулятивная способность воли, ценностный аспект.

Выделение и рассмотрение воли как собственного момента деятельности предполагает ее анализ в качестве всеобщей составляющей исторического процесса. Этот анализ и составил задачу следующего параграфа нашей работы.

1.3. УРОВНИ ВОЛЕВОЙ АКТИВНОСТИ И СУБЪЕКТЫ ВОЛИ

Данный параграф посвящен анализу воли как составляющей социальных отношений и исторического процесса, что обусловило изучение воли в деятельности субъектов различной модальности: личности, социальной группы, класса, общества и т.д.; в процессе становления как отдельного человеческого индивида, так и человеческой общности в субъект созидания; выявление и исследование закономерностей развития и функционирования коллективной воли в процессе цивилизационного развития человечества.

1.3.1. Воля - как характеристика личности

Выше было сказано, что воля как свойство субъектов рождается, проявляется и осуществляется в деятельности, является ее субъективно - исполнительской составляющей, проявляется в активном, созидающем отношении субъектов к себе и наличной действительности.

На уровне индивидуального человеческого существования воля наиболее доступна изучению. Индивидуальная воля имеет несколько опосредований: общественное бытие, индивидуальное бытие, бытие социальной группы, этноса, а также волю социальной группы, общества. Она всегда выступает проводником социальной воли, и, поэтому, в действиях отдельных индивидов проявляется не только их собственная воля, но и воля того социального целого, к которому принадлежит индивид.

Задача, которую мы ставили перед собой, обращаясь к анализу воли на уровне индивидуального человеческого существования, можно сформулировать так: определить место воли в структуре личности и выявить ее специфику в отражении действительности; изучить ее роль в становлении индивида в личность.

Так как воля рассматривается нами как достояние субъектов различной модальности: и отдельных личностей, и социальных общностей, то целесообразно вначале определить, что понимается под субъектом социальной активности. Ряд авторов в качестве субъекта социальной активности и познания признает только действующего, наделенного сознанием и волей человека. Другая группа ученых видит субъекта социальной активности только в обществе (См.: 69, с.109,111). Так, по мнению В.П. Копнина, подлинным субъектом является человек как родовое существо: “...подлинным субъектом выступает человек не как отдельно взятый индивидуум, а как общество”. И, наконец, возможна третья точка зрения, которой придерживается и автор настоящей работы - в качестве субъекта социальной активности может быть рассмотрена и личность, и социальная группа, и общество в целом (См.: 79).

Характерно, что в гегелевской философии и в марксизме, где проблеме взаимосвязи индивида и общества придавалось особое значение, общество рассматривалось как результат интеграции взаимодействий индивидов, как совокупность связей и отношений, складывающихся между индивидами, как социальный организм, не существующий вне и помимо преобразующей деятельности людей. В “Экономическо - философских рукописях 1844 г.” К. Маркс писал: “...как само общество производит человека как человека, так и он производит общество” (См.:87, с.118). К.Маркс выступал против принципиального разграничения и противопоставления индивида и общества. “особенно, - указывал он, - следует избегать того, чтобы снова противопоставлять “общество”, как абстракцию, индивиду. Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни... является проявлением и утверждением общественной жизни” (См.:87, с.119). Без общества и вне его нет и не может быть человека как субъекта, нет и не может сформироваться личность. Общественная жизнь складывается из жизнедеятельности отдельных индивидов, которая выступает единичным проявлением и осуществлением общего. Отдельный человеческий индивидуум выступает как субъект деятельности и познания, когда он действует на основе познанной необходимости, целенаправленно и свободно, ответственно, обладает сознанием и волей, когда он действует не изолированно от общества, а как его представитель, как член определенного класса, своими действиями способствующий повышению их активности.

Таким образом, подлинными субъектами воли выступают как социальная группа, общество (определенные человеческие общности), так и отдельные личности, действующие не изолированно, а взятые в системе целостности.

Наиболее рельефно и непосредственно воля проявляется в жизнедеятельности личности. Воля как характеристика личности, ее свойство, проявляется в особенностях характера, как важнейший элемент структуры личности, изучается, главным образом, в рамках психологической науки, на основе конкретно полученного экспериментального материала. Сложность изучения воли объясняется тем, что этот феномен относится к глубинной сфере человеческой личности, недоступной непосредственному созерцанию. Рассмотреть ее в чистом виде возможно только на уровне теоретического анализа. В действительности же о воле можно судить лишь по ее проявлению и осуществлению в деятельности человека, где она выступает в единстве с другими структурными компонентами личности.

Понимая под личностью конкретного человека, обладающего сознанием и волей, являющегося субъектом познания и деятельности, можно в определенном смысле понятие “личности” отождествить с понятием “субъект”. Индивид становится личностью, а значит выступает субъектом социального творчества тогда, когда он осознает себя в качестве члена общества, частицей целого, но в то же время выделяет себя из общества как отличное от него индивидуальное, самостоятельное и активное начало, когда развивается его самосознание. Такое осознание своего “Я” - своей индивидуальности и неповторимости, и в то же время причастности к социальному целому, включенности в систему общественных отношений становится возможным на основе практической деятельности, направленной на преобразование окружающей Среды. Итак, личность - это продукт исторического развития, и в то же время, в составе социального целого, его активный субъект, опосредующий своей деятельностью ход событий, это “...самостоятельный и оригинальный субъект культурного творчества, различного рода деятельных акций...” (См.:31, с.177).

Личность является очень сложным социальным образованием и имеет определенную структуру. В общей структуре личности воля традиционно помещалась в систему духовного мира человека. Так, Платон в “Федоне” выделяет три активности души: разум, волю и чувства, а позднее называет их тремя частями души. У Аристотеля речь идет о трех свойствах сознания: разуме, чувствах, воле. По его мнению, именно благодаря воле осуществляется задуманное, человек в состоянии действовать в соответствии со знанием. В Новое время Д. Локк (“Опыт о человеческом разуме”) выделяет в духовном мире личности разум, рассудок, чувства и волю, указывает, что правильно они могут быть поняты лишь во взаимосвязи друг с другом. У Л. Фейербаха человек выступает как совокупность “воли, мышления и чувств”, в своем единстве они образуют сферу истинно человеческого в человеке.

В марксизме также выделена трехчленная структура духовного мира личности. Говорится о духовном мире человека как о единстве “рассудка, сердца и воли”. В отечественной философской литературе также бытует точка зрения на трехчленную структуру духовного мира личности (См.: 123, с.58; 13, с.48; 21, с.153-154; 112, с.101, 109 и др.), под которым понимается внутренний мир человека, представляющий собой “...совокупность явлений и процессов, составляющих внутреннюю жизнь индивида как представителя определенной социальной группы на данном уровне развития общества” (См.:123, с.11).

Таким образом, в классической традиции духовный мир личности рассматривается в единстве трех сторон: рациональной, чувственно - эмоциональной и волевой, находящихся в тесной взаимосвязи и взаимодействии. В деле формирования человека с этой точки зрения необходимо равномерное развитие каждой из указанных сфер. Ибо, если у человека недостаточно развиты мышление и чувства, а воля гипертрофирована, то такой человек будет любым путем стремиться к самоутверждению, к доказательству своего превосходства над другими, к первенству. Воля, не освященная умом и чувствами - лишена нравственной направленности. Более того, как справедливо сказал Гегель, такая воля выступает не как свободная, а как произвол. Только разумная воля свободна “...воля есть подлинно свободная воля лишь как мыслящий интеллект” (См.:36, с.48). Если же волевой компонент личности не получил достаточного развития, то мысли и чувства не перейдут в действия, а останутся благими пожеланиями. Емко и очень четко мера гармонии всех сторон духовного мира личности выражена следующими словами: “Целостный и гармоничный человек начинается с того, что все сферы его духа - чувства, воля, ум - пребывают в мере взаимодействия, где чувства формируются на основе разума, а разум озарен горением чувства, где воля представляет собой единение чувства и разума, направленных на свою предметную реализацию” (См.:112, с.109). Воля проявляется там и тогда, где и когда развивается способность к целеполаганию, то есть, где есть способность к абстрактному мышлению. Таким образом, в генетическом плане возникновению воли предшествует формирование способности к абстрактному мышлению. Более того, о воле и чувствах, когда они освещены мыслью, функционируют в единстве с мышлением.

Принцип единства мышления и воли утвердил в классической философии Гегель, рассмотревший мышление и волю как единство теоретического и практического отношения к миру: “...они не представляют собой двух способностей, так как воля есть особый способ мышления: она есть мышление, как перемещающее себя в наличное бытие...” (См.:36, с.33). А в другом месте он подчеркивал “В то время как интеллект старается брать мир, каков он есть, воля, напротив, стремится к тому, чтобы теперь только сделать мир тем, чем он должен быть” (См.:34, с.338). Воля есть проявление активности человека, и в то же время условие осуществления этой активности. Человек изменяет мир в соответствии со своими потребностями, целями интересами,

назад содержание далее



ПОИСК:







© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)