Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 3.

1.3.0 термине в собственном смысле слова

Надлежит знать, что имя «термин» имеет три значения. В одном смысле термином называется все то, что может быть связкой или членом категорического высказывания, т. е. субъектом, или предикатом, или определением субъекта, предиката или глагола. И при таком понимании [имени «термин»] термином может быть как часть высказывания, так и само высказывание. В самом деле, [высказывание] «„Человек есть живое существо" - истинное высказывание» истинно; при этом его субъектом является целое высказывание «Человек есть живое существо», а предикатом - «истинное высказывание».

8__________________________________________________________Logica

Aliter accipitur hoc nomen «terminus» secundum quod distinguitur con-tra orationem. Et sic omne incomplexum vocatur terminus, et sic de termino in praecedenti capitulo sum locutus.

Tertio modo accipitur praecise pro illo quod significative sumptum po-test esse subiectum vel praedicatum propositionis. Et isto modo nullum verbum nec coniunctio nec adverbium nec praepositio nec interiectio est terminus. Multa etiam nomina non sunt termini, scilicet nomina synca-tegorematica, quia talia, quamvis possint esse extrema propositionum, si sumantur materialiter vel simpliciter, tamen quando sumuntur significati-ve, non possunt esse extrema propositionum. Unde ista oratio: «„Legit" est verbum», congrua est et vera, si hoc verbum «legit» sumeretur materiali-ter; si autem significative sumeretur, non intelligibilis esset. Similiter est de talibus: «„Omnis" est nomen», «„Olim" est adverbium», «„Si" est coniunc-tio», «„Ab" est praepositio». Et isto modo accipit Philosophus «terminum», quando definit terminum in Priorum.

Non solum autem unum incomplexum potest esse terminus sic accepto «termino», sed etiam compositum ex duobus incomplexis, scilicet compo-situm ex adiectivo et substantivo, et compositum ex participio et adverbio vel praepositione cum suo casuali potest esse terminus, sicut potest esse subiectum vel praedicatum propositionis. In ista enim propositione: «Homo albus est homo», nec «homo» nec «albus» est subiectum, sed hoc totum «homo albus». Similiter hic: «Currens velociter est homo», nec «currens» nec «velociter» est subiectum, sed hoc totum «currens velocitep>.

Est autem sciendum, quod non tantum nomen acceptum in recto potest esse terminus, sed etiam casus obliquus potest esse terminus, quia potest esse subiectum propositionis et etiam praedicatum. Verumtamen obliquus non potest esse subiectum respectu cuiuscumque verbi. Non enim bene dicitur: «Hominis videt asinum», quamvis bene dicatur: «Hominis est asinus». Quo-modo autem et respectu quorum verborum potest obliquus esse subiectum, et respectu quorum non, ad grammaticum pertinet, cuius est constructiones vocum considerare.

Логика 9

Взятое в ином смысле имя «термин» противопоставляется предложению. И в данном случае термином именуется все несоставное9 (о термине в этом смысле шла речь в предыдущей главе).

В-третьих, термином в собственном смысле слова называется все то, что в своей обозначающей функции может быть субъектом или предикатом высказывания. И в этом смысле термином не могут быть ни глагол, ни союз, ни причастие, ни предлог, ни междометье. Также и многие имена, а именно синкатегорематические имена, не являются терминами, поскольку они, хотя и могут быть терминами высказывания, если речь идет о материальной или простой суппозиции10, в своей обозначающей функции терминами высказывания быть не могут. Поэтому предложение «„Читает" есть глагол» осмысленно и истинно, если имеет место материальная суппозиция глагола «читает», а если «читает» взято в его обозначающей функции, то смысл [высказывания] неясен. То же касается и следующих [высказываний]: «„Все" есть имя»; «„Однажды" есть наречие»; «„Если" есть союз»; «„От" есть предлор>. И Философ, определяя термин в I книге Первых Аналитик11, принимает данное значение [имени] «термин».

При таком понимании [имени] «термин», термином может быть не только нечто несоставное, но также и соединение из двух несоставных [слов], например, из субстантива и прилагательного, причастия и наречия, предлога и имени в соответствующем падеже; и [таковое] может быть субъектом или предикатом высказывания. В самом деле, в высказывании «Белый человек есть человек» субъектом не является ни «человек», ни «белый», но целое «белый человек». Равным образом и в случае [высказывания] «Бегущий быстро есть человек»: субъектом не является ни «бегущий», ни «быстро», но целое «бегущий быстро».

Но следует знать, что термином может быть имя не только в именительном падеже, но и в косвенных падежах, поскольку оно может быть субъектом и предикатом высказывания. Тем не менее, имя в косвенном падеже может быть субъектом по отношению не к любому глаголу. Ибо неправильно говорить «Человека видит осла», хотя верно говорится «[Собственностью] человека является осел»12. А [вопрос] о том, по отношению к каким глаголам имя в косвенном падеже может быть субъектом, а по отношению к каким - нет, относится к компетенции грамматика, который изучает грамматические конструкции13.

10 Logica

1.4. De divisione termini in categorematicum et syncategorematicum*

Adhuc aliter dividitur terminus tam vocalis quam mentalis, quia ter-minorum quidam sunt categorematici, quidam syncategorematici. Termini categorematici finitam et certam habent significationem. Sicut hoc nomen «homo» significat omnes homines, et hoc nomen «animal» omnia animalia, et hoc nomen «albedo» omnes albedines.

Termini autem syncategorematici, cuiusmodi sunt tales: «omnis», «nul-lus», «aliquid», «totus», «praeter», «tantum», «inquantum» et huiusmodi, non habent finitam significationem et certam, nec significant aliquas res di-stinctas a rebus significatis per categoremata. Immo sicut in algorismo cifra per se posita nihil significat, sed addita alteri figurae facit eam significare, ita syncategorema proprie loquendo nihil significat, sed magis additum al-teri facit ipsum significare aliquid, sive facit ipsum pro aliquo vel aliquibus aliquo modo determinato supponere, vel aliud officium circa categorema exercet. Unde hoc syncategorema «omnis» non habet aliquod certum signi-ficatum, sed additum «homini» facit ipsum stare seu supponere actualiter sive confiise et distributive pro omnibus hominibus; additum autem «la-pidi» facit ipsum stare pro omnibus lapidibus, et additum «albedini» facit ipsum stare pro omnibus albedinibus. Et sicut est de isto syncatcgorema-te «omnis», ita proportionaliter de aliis est tenendum, quamvis distinctis syncategorematibus distincta officia conveniant, sicut de aliquibus inferius ostendetur.

Et si proterviatur, quod haec dictio «omnis» est significativa, ergo aliquid significat: Dicendum est, quod non ideo dicitur significativa, quia aliquid de-terminate significat, sed quia facit aliquid significare vel supponere vel stare pro aliquo, sicut declaratum est. Et sicut hoc nomen «omnis» nihil deter-

Summa tot. log., I, с IV

J

Логика 11

1.4. Деление терминов на категорематические и синкатегорематические

Кроме того, имеется и еще одно деление как ментальных, так и произносимых голосом терминов: одни термины являются категорематиче-скими, а другие - синкатегорематическими. Категорематические термины обладают определенным и точным значением. Так, имя «человек» обозначает всех людей, имя «животное» - всех животных, а «белизна» - всякую белизну.

Напротив, синкатегорематические термины (такие, как «всякий», «ни один», «некое», «целое», «помимо», «только», «постольку, поскольку» и т. п.) не имеют определенного и точного значения и не обозначают какие-либо вещи, отличные от вещей, обозначаемых посредством категорематических [терминов]. Напротив, как в арифметике ноль сам по себе не обозначает ничего, но добавленный к иной цифре придает ей [определенное] значение, так и синкатегорематический термин: как таковой он не обозначает ничего, но добавленный к иному [термину] придает ему определенное значение, или делает его подразумевающим [в высказывании] некоторым определенным образом ту или иную [вещь] или те или иные [вещи], или выполняет иную функцию по отношению к категорематическому термину. Таким образом, синкатегорематический [термин] «всякий» не имеет того или иного определенного сигнификата, но, будучи добавлен к [термину] «человек», делает так, что последний актуально или смутно и дистрибутивно14 подразумевает [в высказывании] всех людей. Добавленный к [термину] «камень» он делает так, что тот подразумевает [в высказывании] все камни, а добавленный к [термину] «белизна» делает так, что тот подразумевает [в высказывании] любую белизну. И как обстоит дело с синкатегорематическим термином «всякий», так же - по аналогии - обстоит дело и с прочими [синкатегорематическими терминами] , хотя различные синкатегорематические термины имеют различные функции, и в отношении некоторых из них это будет показано далее.

А если некий упрямый крючкотвор будет утверждать, что слово «всякий» является обозначающим, и, следовательно, обозначает нечто, то ему надлежит ответить, что оно называется обозначающим не потому, что обозначает нечто определенно, но потому, что, как было разъяснено, делает что-либо обозначающим или подразумевающим нечто [в высказы-

12______________________________________________________Logica

minate et finite significat secundum modum loquendi Boethii, sic dicendum est de omnibus syncategorematibus, et universaliter de coniunctionibus et pr aepositionibus.

De quibusdam autem adverbiis aliter est: quia quaedam eorum determi-nate significant illa, quae significant nomina categorematica, quamvis alio modo significandi importent.

1.5. De differentia inter nomina connotativa et absoluta*

Nunc de alia divisione nominum, quibus scholastici frequenter utuntur, est dicendum.

Unde sciendum, quod nominum quaedarn sunt mere absoluta, quaedam sunt connotativa. Nomina mere absoluta sunt illa quae non significant ali-quid principaliter et aliud vel idem secundario; sed quidquid significatur per idem nomen, aeque primo significatur. Sicut patet de hoc nomine «animal», quod non significat nisi boves et asinos et homines et sic de aliis animalibus, et non significat unum primo et aliud secundario, ita quod oporteat aliquid significari in recto et aliud in obliquo, nec in definitione exprimente quid nominis oportet ponere talia distincta in diversis casibus vel aliquod verbum adiectivum. Immo proprie loquendo talia nomina non habent definitionem exprimentem quid nominis, quia proprie loquendo unius nominis habentis defmitionem exprimentem quid nominis est una definitio explicans quid nominis, sic scilicet, quod talis nominis non sunt diversae orationes expri-mentes quid nominis habentes partes distinctas, quarum aliqua significat aliquid, quod non eodem modo importatur per aliam partem alterius ora-tionis. Sed talia, quantum ad quid nominis, possunt aliquo modo pluribus orationibus non easdem res secundum suas partes significantibus explicari; et ideo nulla earum est proprie definitio exprimens quid nominis. Verbi gratia: «Angelus» est nomen mere absolutum si non sit nomen offcii sed tantum substantiae, et istius nominis non est aliqua una definitio exprimens quid nominis; nam unus explicat, quid hoc nomen significat, sic dicendo: «Intelligo per „angelum" aliquam substantiam abstractam a materia»; alius

* Summa tot. log., I, c. X.

Логика 13

вании]. И так же как [было сказано], что, если пользоваться терминологией Боэция, имя «всякий» не обозначает что-либо определенно и точно, то же следует сказать и обо всех синкатегорематических [терминах], и, в общем, о союзах и предлогах.

Но в отношении некоторых наречий дело обстоит иначе: некоторые из них определенно обозначают то, что обозначают категорематические имена, хотя и другим способом обозначения.

1.5. О различии между коннотативными и абсолютными именами

Теперь следует сказать об ином делении имен, к которому часто прибегают учителя философии.

Следует знать, что некоторые имена являются чисто абсолютными, а некоторые - коннотативными. Чисто абсолютные имена - те, которые не обозначают первично одно, а вторично - другое (или то же самое), но что бы ни обозначалось посредством одного и того же [абсолютного] имени, оно всегда обозначается равно первично. Это очевидно в отношении имени «животное», которое обозначает исключительно быков, ослов, людей и прочие живые существа, и не обозначает одно первично, а другое - вторично, - так, что нечто должно обозначаться прямо, а нечто - косвенно, а в определении, выражающем «что» имени15, должны полагаться имена в различных падежах или некое прилагательное. Более того, такие имена, строго говоря, не имеют определения, выражающего «что» имени, поскольку, строго говоря, у одного имени, обладающего определением, выражающим «что» имени, имеется одно определение, выражающее «что» имени, таким именно образом, что у такового имени не имеется различных формулировок, выражающих «что» имени, обладающих различными частями, одна из которых обозначает нечто такое, что не может точно так же быть обозначено иной частью иной формулировки. Но «что» имени абсолютных имен может быть некоторым образом выражено с помощью различных формулировок, чьи части не будут обозначать одну и ту же вещь, в силу чего ни одна из них не будет собственным определением, выражающим «что» имени. Например, «ангел» есть чисто абсолютное имя (если речь идет об имени не ангельских обязанностей, но лишь субстанции), и у этого имени нет некоего единого определения, выражающего «что» имени. В самом деле, один, разъясняя, что обозначает это имя, скажет так: «Разумею под „ангелом" некую субстанцию, отделенную от материи», а другой иначе:

14______________________________________________________Logica

sic: «Angelus est substantia intellectualis et incorruptibilis»; alius sic: «An-gelus est substantia simplex non componens cum alio». Et ita bene explicat unus, quid significat hoc nomen, sicut alius. Et tamen aliquis terminus posi-tus in una oratione significat aliquid, quod non significatur eodem modo per terminum positum in altera oratione. Et ideo nulla earum est proprie defi-nitio exprimens quid nominis. Et ita est de multis nominibus mere absolutis, quod stricte loquendo nullum eorum habet definitionem exprimentem quid nominis. Talia autem nomina sunt huiusmodi: «homo», «animal», «capra», «lapis», «arbor», «ignis», «terra», «aqua», «caelum», «albedo», «nigredo», «calop>, «dulcedo», «odor», «sapor» et huiusmodi.

Nomen autem connotativum est illud, quod significat aliquid primario et aliquid secundario. Et tale nomen proprie habet defmitionem exprimentem quid nominis, et frequenter oportet ponere unum terminum illius defini-tionis in recto et aliud in obliquo, sicut est de hoc nomine «album»; nam habet definitionem exprimentem quid nominis, in qua una dictio ponitur in recto et alia in obliquo. Unde si quaeras, quid significat hoc nomen «album», dices quod ista oratio tota: «Aliquid informatum albedine», vel: «Aliquid habens albedinem». Et patet quod una pars orationis istius ponitur in recto et alia in obliquo. Potest etiam aliquando aliquod verbum cadere in definitione exprimente quid nominis, Sicut si quaeratur, quid significat hoc nomen «causa», potest dici, quod idem quod haec oratio: «Aliquid ad cuius esse sequitur aliud», vel: «Aliquid potens producere aliud», vel aliquid huiusmodi.

Huiusmodi autem nomina connotativa sunt omnia nomina concreta pri-mo modo dicta, de quibus dictum est in V capitulo, et hoc quia talia concreta significant unum in recto et aliud in obliquo, hoc est dictum, in definitione exprimente quid nominis debet poni unus rectus significans unam rem, et alius obliquus significans aliam rem, sicut patet de omnibus talibus: «iu-stus», «albus», «animatus», «humanus», et sic de aliis.

Huiusmodi etiam nomina sunt omnia nomina relativa, quia semper in sua definitione ponuntur diversa idem diversis modis vel distincta signi-

Логика 15

«Ангел есть разумная неуничтожимая субстанция», а третий - «Ангел есть простая субстанция, не образующая соединения с чем-либо еще». И один разъяснил, что обозначает это имя, не хуже, чем другой. И тем не менее, не всякий термин в одном предложении обозначает нечто, что точно так же обозначается термином в другом предложении. И потому ни одно из [этих определений] не является собственным определением, выражающим «что» имени. И так обстоит дело со многими чисто абсолютными [именами], ни одно из которых, строго говоря, не имеет определения, выражающего «что» имени. Таковы имена, подобные следующим: «человек», «животное», «коза», «камень», «дерево», «огонь», «земля», «вода», «небо», «белизна», «чернота», «цвет», «сладость», «запах», «вкус» и т.д.

Коннотативное же имя - то, которое обозначает нечто первично, а нечто - вторично. И таковое имя в собственном смысле слова обладает определением, выражающем «что» имени, причем один термин этого определения часто следует ставить в именительном падеже, а другой - в косвенном. Так обстоит дело с именем «белое»: оно обладает определением, выражающем «что» имени, в котором одно слово стоит в именительном падеже, а другое - в косвенном. Поэтому, если ты спросишь, что обозначает имя «белое», то получишь ответ: то, что [обозначается] следующим целым предложением: «нечто, формой чего является белизна», или «нечто, обладающее белизной». Очевидно, что одна часть этого предложения стоит в именительном падеже, а другая - в косвенном. А иногда может быть также, что в определение, выражающее «что» имени, попадает глагол. Например, если исследуется, что обозначает имя «причина», можно сказать, что оно обозначает то же, что и это предложение: «нечто, за бытием чего следует [бытие] иного» или «нечто, могущее произвести иное» и т. п.

Такими коннотативными именами являются все конкретные имена первого вышеуказанного типа16, о которых сказано в главе V. И это потому, что такие конкретные имена обозначают одно прямо, а другое - косвенно, т. е. в определении, выражающем «что» [такового] имени, следует полагать один [термин], прямо обозначающий одну вещь, и другой, косвенно обозначающий другую вещь. Это очевидно в случае следующих [имен]: «справедливый», «белый», «одушевленный», «человеческий» и т. п.

Такими [коннотативными именами] являются также все соотнесенные имена, поскольку в их определении всегда полагаются различ-

16______________________________________________________Logica

ficantia. Sicut patet de hoc nomine «simile». Si enim definiatur «simile», debet dici sic: «Simile est aliquid habens qualitatem talem qualem habet aliud», vel aliquo modo consimili definiri habet. Unde de exemplis non est magna cura.

Ex quo patet, quod hoc nomen commune «connotativum» est superius ad hoc nomen «relativum», et hoc accipiendo hoc nomen commune «con-notativum» largissime. Talia enim nomina sunt omnia nomina pertinentia ad genus quantitatis secundum illos, qui ponunt quantitatem non esse aliam rem a substantia et qualitate, sicut «corpus» secundum eos debet poni no-men connotativum. Unde secundum eos debet dici, quod corpus non est aliud nisi aliqua res habens partem distantem a parte secundum longum, latum et profundum; et quantitas continua et permanens non est nisi res habens partem distantem a parte, ita quod ista est definitio exprimens quid nominis ipsius. Tales etiam consequenter habent ponere, quod «figura», «rectitudo», «longitudo», «altitude», et huiusmodi, sunt nomina connotati-va. Immo qui ponunt, quod quaelibet res est substantia vel qualitas, habent ponere, quod omnia contenta in aliis praedicamentis a substantia et qualita-te sunt connotativa, et etiam quaedam de genere qualitatis sunt connotativa, sicut ostendetur inferius.

Sub istis nominibus etiam comprehenduntur omnia talia: «verum», «bo-num», «unum», «potentia», «actus», «intellectus», «intelligibile», «volun-tas», «volibile», et huiusmodi. Unde de intellectu est sciendum, quod habet quid nominis istud: «Intellectus est anima potens intelligere», ita quod anima significatur per rectum et actus intelligendi per aliam partem. Нос autem nomen «intelligibile» est nomen connotativum et significat intellec-tum tam in recto quam in obliquo, quia defmitio sua est ista: «Intelligibile est aliquid apprehensibile ab intellectu»; ibi intellectus significatur per hoc nomen «aliquid» et per istum obliquum «intellectu» significatur etiam in-tellectus. Et eodem modo dicendum est de «vero» et «bono», quia «verum»,

Логика 17

ные [термины], обозначающие различными способами одну и ту же [вещь] или различные [вещи]. Это очевидно в случае имени «подобное». Ибо если мы захотим определить «подобное», следует сказать: «Подобное есть нечто, обладающее таким же качеством, которым обладает и иная [вещь]», или определить [каким-то] сходным образом. [Это вполне понятно], а потому нет большой необходимости в примерах.

Из этого ясно, что общее имя «коннотативное» есть более высокий [род] по отношению к имени «соотнесенное», если мы рассматриваем это общее имя «коннотативное» в наиболее широком смысле. В самом деле, таковыми [коннотативными] именами являются имена, относящиеся к роду количества; [по крайней мере], так считают те17, кто не рассматривает количество как некую вещь, отличную от субстанции и качества: так, согласно им, «тело» должно считаться коннотатив-ным термином. Поэтому, согласно им, следует говорить, что тело есть не что иное, как некая вещь, имеющая часть, которая удалена от другой части по длине, ширине и высоте; и протяженное и непрерывное количество есть не что иное, как некая вещь, имеющая часть, которая удалена от другой части, так что указанная [формулировка] есть определение, выражающее «что» имени. Эти философы, следовательно, должны считать также, что коннотативными именами являются «форма», «прямизна», «ширина», «высота» и т.п. Более того, тот, кто считает, что любая вещь есть либо субстанция, либо качество, должен утверждать, что все [термины], подпадающее под категории18, отличные от субстанции и качества, являются коннотативным [именами]. Также коннотативными [именами] являются некоторые [термины] из рода качества, что будет показано далее.

К этой [группе] имен принадлежат также и следующие: «истинное», «благое», «единое», «возможность», «действительность», «разум», «интеллигибельное», «воля», «волимое» и т. п. О «разуме», таким образом, следует знать, что его «что» имени таково: «разум есть душа, способная мыслить». И так «душа» обозначается посредством именительного падежа, а акт мышления - оставшейся частью [фразы]. А имя «интеллигибельное» является коннотативным и обозначает разум как в именительном, так и в косвенном падеже, поскольку его определение таково: «Интеллигибельное есть нечто, постижимое разумом», где разум обозначается именем «нечто» и, кроме того, посредством косвенного падежа «разумом». И то же самое следует сказать об [именах] «истинное» и «благое»:

6 Зак 157

18_______________________________________________________Logica

quod ponitur convertibile cum «ente», significat idem quod «intelligibile». «Bonum» etiam, quod est convertibile cum «ente», significat idem, quod haec oratio: «Aliquid secundum rectam rationem volibile et diligibile».

1.6. De nominibus primae et secundae impositionis*

Positis divisionibus, quae possunt competere tam terminis naturaliter significantibus quam etiam terminis ad placitum institutis, dicendum est de quibusdam divisionibus competentibus terminis ad placitum institutis.

Est autem prima divisio talis: Nominum ad placitum significantium quaedam sunt noraina primae impositionis et quaedam sunt nomina se-cundae impositionis. Nomina secundae impositionis sunt nomina imposita ad significandum signa ad placitum instituta et illa quae sequuntur talia signa, sed non nisi dum sunt signa.

Verumtamen hoc commune «nomen secundae impositionis» potest du-pliciter accipi, scilicet large et proprie. Large, tunc omne illud est nomen secundae impositionis, quod significat voces ad placitum institutas, sed non nisi quando sunt ad placitum institutae, sive illud nomen sit commune etiam intentionibus animae, quae sunt signa naturalia, sive non. Talia au-tem nomina sunt huiusmodi: «nomen», «pronomen», «verbum», «coniunc-tio», «casus», «numerus», «modus», «tempus», et huiusmodi, accipiendo ista vocabula illo modo, quo utitur eis grammaticus. Et vocantur ista nomina nomina nominum quia non imponuntur nisi ad significandum partes ora-tionis, et hoc non nisi dum istae partes sunt significativae. Illa enim nomina, quae praedicantur de vocibus ita quando non sunt significativae sicut quan-do sunt significativae, non vocantur nomina secundae impositioms. Et ideo talia nomina «qualitas», «prolatum», «vox», et huiusmodi, quamvis signi-ficent voces ad placitum institutas et verificentur de eis, quia tamen ita significarent eas, si non essent significativae sicut nunc, ideo non sunt no-mina secundae impositionis. Sed «nomen» est nomen secundae impositionis, quia ista vox «homo» nec aliqua alia, antequam imponebatur ad significan-dum, non erat nomen; et similiter «hominis», antequam imponebatur ad significandum, nullius casus erat, et ita est de aliis.

: Summa tot. log., I, c. XI.

Логика________________________________________________________19

«истинное», считающееся обратимым с «сущим», обозначает то же, что и «интеллигибельное»; также и «благое», обратимое с сущим, обозначает то же, что и следующее предложение: «нечто, желаемое и любимое сообразно правильному рассуждению».

1.6. Имена первичной и вторичной импозиции

Представив деления, которые приложимы как к терминам, обозначающим по природе, так и к произвольно установленным терминам, следует сказать об определенных делениях, приложимых [только] к произвольно установленным терминам.

И первое деление таково: из имен, обозначающих по произвольному установлению, одни являются именами первичной импозиции, а другие - именами вторичной импозиции. Имена вторичной импозиции суть имена, налагаемые для обозначения произвольно установленных знаков и того, что сопутствует таковым знакам, но только до тех пор, пока они являются знаками.

Однако этот общий [термин] «имя вторичной импозиции» может пониматься двояко, а именно: широко и узко. При широком понимании именем вторичной импозиции является все то, что обозначает про-

1 Q

извольно установленные слова , но лишь пока те являются произвольно установленными, вне зависимости от того, будет ли это имя распространяться также и на интенции души, которые являются естественными знаками, или нет. Таковы имена «имя», «местоимение», «глагол», «союз», «падеж», «число», «наклонение», «время» и т.п., если понимать их так, как понимает грамматик. И эти имена называются именами имен, поскольку они налагаются для обозначения исключительно частей речи и лишь до тех пор, пока эти части являются обозначающими. А те имена, которые сказываются о словах тогда, когда те являются обозначающими, и тогда, когда они не являются обозначающими, не называются именами вторичной импозиции. В силу этого такие имена («качество», «произнесенное», «слово» и т.п.) не являются именами вторичной импозиции, пусть даже они и обозначают произвольно установленные слова и истинно сказываются о них, ибо они обозначали бы их даже в случае, если бы те не были обозначающими, как в данный момент. Но «имя» есть имя вторичной импозиции, поскольку слово «человек» или какое-либо другое /о наложения для обозначения не было именем. Равным образом [слово] «человека» не было каким-либо падежом до того, как было наложено для обозначения. То же касается и прочих [подобных случаев].

20______________________________________________________Logica

Stricte autem dicitur nomen secundae impositionis illud quod non si-gnificat nisi signa ad placitum instituta, ita quod non potest competere intentionibus animae, quae sunt naturalia signa, cuiusmodi sunt talia: «fi-gura», «coniugatio», et huiusmodi. Omnia autem alia nomina ab istis, quae scilicet non sunt nomina secundae impositionis nec uno modo nec alio, vocantur nomina primae impositionis.

Verumtamen «nomen primae impositionis» dupliciter accipi potest, sci-licet large: et sic omnia nomina, quae non sunt nomina secundae imposi-tionis sunt nomina primae impositionis. Et sic talia signa syncategorematica «omnis», «nullus», «aliquis», «quilibet», et huiusmodi, sunt nomina primae impositionis. Aliter potest accipi stricte, et tunc sola nomina categoremati-ca, quae non sunt nomina secundae impositionis, vocantur nomina primae impositionis, et non nomina syncategorematica.

Nomina autem primae impositionis, stricte accipiendo «nornen primae impositionis», sunt in duplici differentia: quia quaedam sunt nomina pri-mae intentionis, et quaedam sunt nomina secundae intentionis. Nomina secundae intentionis vocantur illa nomina, quae praecise imposita sunt ad significandum intentiones animae, quae sunt signa naturalia, et alia signa ad placitum instituta vel conscquentia talia signa. Et talia nomina sunt omnia talia: «genus», «species», «universale», «praedicabile», et huiusmodi, quia talia nomina non significant nisi intentiones animae, quae sunt signa naturalia, vel signa voluntarie instituta.

Unde potest dici, quod hoc commune «nomen secundae intentionis» potest accipi stricte et large. Large illud dicitur nomen secundae inten-tionis, quod significat intentiones animae quae sunt naturalia signa, sive etiam significent signa ad placitum instituta, tantum dum sunt signa, sive non. Et sic aliquod nomen secundae intentionis et primae impositionis est etiam nomen secundae impositionis. Stricte autem illud solum dicitur no-men secundae intentionis, quod praecise significat intentiones animae, quae sunt naturalia signa, et sic nullum nomen secundae intentionis est nomen primae impositionis.

Логика________________________________________________________21

В узком же смысле именем вторичной импозиции называется то, что обозначает исключительно произвольно установленные знаки, так что оно не может распространяться на интенции души, которые являются естественными знаками. Таковы имена «фигура», «соединение» и т. п. А все имена, отличные от них, т. е. те, которые не являются именами вторичной импозиции в одном из указанных смыслов, называются именами первичной импозиции.

Но [термин] «имя первичной импозиции» может пониматься двояко, а именно: широко [и узко. При широком понимании] именами первичной импозиции считаются все имена, которые не являются именами вторичной импозиции. И тогда именами первичной импозиции являются синкатегорематические термины «всякий», «никакой», «некий», «любой» и т. п. Иначе при узком понимании: в данном случае именами первичной импозиции называются только категорематические термины, не являющиеся именами вторичной импозиции, но не синкатегорематические термины.

И при узком понимании [термина] «имена первичной импозиции» имена первичной импозиции делятся на две [группы]. Некоторые из них являются именами первичной интенции, а некоторые - вторичной интенции. Именами вторичной интенции называются те имена, которые налагаются исключительно для обозначения интенций души, являющихся естественными знаками, а также других, произвольно установленных, знаков и того, что таковым знакам сопутствует. И к этим именам относятся все следующие: «род», «вид», «универсалия» и т.п., поскольку эти имена обозначают только интенции души, являющиеся естественными знаками, или произвольно установленные знаки.

Исходя из этого, можно сказать, что этот общий [термин] «имена вторичной интенции» может пониматься широко и узко. И при широком понимании именем вторичной интенции называется то, что обозначает интенции души, являющиеся естественными знаками, вне зависимости от того, будет ли таковое обозначать также и произвольно установленные знаки, пока те являются обозначающими, или нет. И в данном случае то или иное имя первичной импозиции и вторичной интенции может быть именем вторичной импозиции. А при узком понимании именем вторичной интенции называется только то, что обозначает исключительно интенции души, являющиеся естественными знаками. И в таком случае ни одно имя вторичной интенции не является именем первичной импозиции.

22_________________________________________________________Logica

Nomina autem primae intentionis vocantur omnia alia nomina a prae-dictis, quae videlicet significant aliquas res, quae non sunt signa nec conse-quentia talia signa, cuiusmodi sunt omnia talia «homo», «animal», «Sortes», «Plato», «albedo», «album», «verum», «bonum», et huiusmodi, quorum ali-qua significant praecise res, quae non sunt signa nata supponere pro aliis, aliqua significant talia signa et simul cum hoc alias res.

Ex quibus omnibus colligi potest, quod quaedam nomina significant praecise signa ad placitum instituta, et non nisi dum sunt signa, quae-dam autem praecise significant signa, sed tam ad placitum instituta quam signa naturalia, quaedam vero significant praecise res, quae non sunt signa talia, quae sunt partes propositionis, quaedam indifferenter significant tales res, quae non sunt partes propositionis nec orationis et etiam signa talia, cuiusmodi sunt talia nomina «res», «ens», «aliquid», «unum», et huiusmodi.

1.7. De univocis, aequivocis et denominativis*

Sequitur post praedicta tractare de divisione terminorum ad placitum in-stitutorum, quae est per aequivocum, univocum et denominativum. Quam-vis enim Aristoteles in Praedicamentis tractet de aequivocis, univocis et denominativis, tamen ad praesens intendo tantum de univocis et aequivocis tractare, quia de denominativis dictum est superius.

Est autem primo sciendum, quod sola vox vel aliquod signum ad placi-tum institutum est aequivocum vel univocum; et ideo intentio animae vel conceptus non est aequivocus nec univocus proprie loquendo.

Est autem vox illa aequivoca, quae significans plura non est signum su-bordinatum uni conceptui, sed est signum unum pluribus conceptibus seu intentionibus animae subordinatum. Et hoc intendit Aristoteles, quando di-cit nomen esse commune et idem sed rationem substantialem esse diversam, hoc est, conceptus vel intentiones animae, cuiusmodi sunt descriptiones et definitiones, et etiam conceptus simplices sunt diversi, tamen vox una est. Нос expresse patet de dictione diversorum idiomatum; nam in uno idio-mate imponitur ad significandum illud idem, quod significatur per talem * Summa tot. log., I, c. XIII.

Логика________________________________________________________23

А именами первичной интенции называются все [имена], отличные от указанных выше, т. е. те, которые обозначают некие вещи, которые не являются знаками или тем, что сопутствует таковым знакам. И таковы имена «человек», «животное», «Сократ», «Платон», «белизна», «белое», «истинное», «благое» и т.п. Одни из них обозначают исключительно вещи, которые не являются знаками, предназначенными для того, чтобы подразумевать другие [вещи], а другие обозначают указанные знаки и одновременно с этим - иные вещи.

Из всего этого можно заключить следующее: некоторые имена обозначают исключительно произвольно установленные знаки, и лишь до тех пор, пока они являются знаками; некоторые имена обозначают исключительно знаки, но как произвольно установленные, так и естественные; некоторые имена обозначают исключительно вещи, которые не являются указанными знаками, которые суть части высказывания; некоторые имена безразлично обозначают данные вещи, не являющиеся частями высказывания и речи, и, кроме того, указанные знаки (таковы имена «вещь», «сущее», «нечто», «единое» и т.п.).

1.7. Унивокальные, эквивокальные, отыменные

термины

После того, что было сказано выше, следует рассмотреть [еще одно] деление произвольно установленных терминов - на эквивокальные, унивокальные и отыменные. И хотя Аристотель в Категориях20 трактует об эквивокальных, унивокальных и отыменных [терминах], я в данном случае намереваюсь повести речь лишь об унивокальных и эквивокальных [терминах], поскольку об отыменных было сказано выше.

И, во-первых, следует знать, что только произнесенное слово или какой-либо другой произвольно установленный знак является эквивокаль-ным или унивокальным; поэтому интенции души, или понятия, не являются эквивокальными или унивокальными в собственном смысле слова.

Эквивокальным называется то слово, которое обозначает много-еи не является знаком, подчиненным одному понятию, а есть единый знак, подчиненный многим понятиям, или интенциям души. И это хочет сказать Аристотель, когда утверждает21, что [у эквивокального] имя одно и то же, а субстанциальный смысл - разный, т. е. понятия или интенции души, такие, как определения и описания, а также простые понятия, различны, а слово, произносимое голосом, - одно. Это совершенно ясно на примере имен различных языков: в самом деле, в одном языке

24 Logica

conceptum, et in alio imponitur ad significandum illud idem, quod signi-ficatur per alium conceptum. Et ita pluribus conceptibus seu passionibus animae subordinatur in significando.

Tale autem aequivocum est duplex: Unum est aequivocum a casu: quan-do scilicet vox pluribus conceptibus subordinatur, et ita uni ac si non su-bordinaretur alteri, et ita sigmficat unum ac si non significaret aliud, sicut est de hoc nomine «Sortes», quod imponitur pluribus hominibus. Aliud est aequivocum a consilio: quando vox primo imponitur alicui vel aliquibus et subordinatur uni conceptui, et postea propter aliquam similitudinem primi significati ad aliquid aliud vel propter aliquam aliam rationem imponitur illi alteri, ita quod non imponeretur illi alteri, nisi quia primo imponebatur alii. Sicut est de hoc nomine «homo»; «homo» enim primo imponebatur ad significandum omnia animalia rationalia, ita quod imponebatur ad signifi-candum omne illud, quod continetur sub hoc conceptu «animal rationale»; postea utentes videntes similitudinem inter talem hominem et imaginem hominis, utebantur quandoque hoc nomine «homo» pro tali imagine, ita quod nisi hoc nomen «homo» fuisset primo impositum hominibus, non uterentur nec imponerent hoc nomen «homo» ad significandum vel stan-dum pro tali imagine; et propter hoc dicitur aequivocum a consilio.

Univocum autem dicitur omne illud quod est subordinatum uni concep-tui, sive signifcat plura sive non. Tamen proprie loquendo non est univocum nisi significet vel natum sit significare plura aeque primo, ita tamen quod non significet illa plura nisi quia una intentio animae significat illa, ita quod sit signum subordinatum in significando uni signo naturali, quod est intentio seu conceptus animae.

Talis autem divisio non tantum competit nominibus sed etiam verbis et universaliter cuilibet parti orationis, immo etiam sic quod aliquid potest

Логика 25

[определенное имя] налагается для обозначения того, что обозначается таким-то понятием, а в другом языке оно налагается для обозначения того, что обозначается иным понятием. И так [это имя] подчиняется в обозначении многим понятиям, или интенциям души.

Но таковые эквивокальные [термины] бывают двух [типов]. Одни [из них] - эквивокальные [термины] по случаю. [Эквивокация по случаю] имеет место тогда, когда произнесенное слово подчиняется многим понятиям, но подчинено одному понятию так, как если бы не было подчинено другому, и обозначает одно так, как если бы не обозначало другое. Так обстоит дело, например, с именем Сократ, которое дается многим людям. Иное - эквивокальные [термины] по соглашению. [Эквивокация по соглашению] имеет место тогда, когда произнесенное слово сначала придается какому-либо или каким-либо [объектам] и подчиняется одному понятию, а позже - на основании определенного подобия первого сигнификата чему-либо иному или по какой-нибудь иной причине - придается чему-то иному, но таким образом, что оно не было бы придано второму, если бы прежде не было придано первому. Так обстоит дело с именем «человек», [о котором упоминает Аристотель]. В самом деле, имя «человек» прежде было наложено для обозначения всех разумных живых существ, так что оно налагалось для обозначения всего того, что подпадает под понятие «разумное живое существо». Затем же те, кто пользовался [этим именем], видя сходство между таковым человеком и изображением человека, стали иногда использовать имя «человек» для обозначения указанного изображения. Поэтому если бы имя «человек» не было прежде придано людям, оно не использовалось и не налагалось бы для обозначения или подразумевания данного изображения. Потому-то [термин «человек»] называется эквивокальным по соглашению.

А унивокальными [терминами] называются все те, которые подчинены одному понятию, вне зависимости от того, обозначают они многое или нет. Однако в собственном смысле слова унивокальным является только тот [термин], который обозначает или способен обозначать многое равным образом первично; так, однако, что он обозначает это многое исключительно потому, что оно обозначается одной интенцией души, так что этот [термин] является знаком, подчиненным в обозначении одному естественному знаку, который является интенцией, или понятием души.

Но такое деление подходит не только именам, но также и глаголам и вообще любой части речи. Более того, нечто может быть эквивокальным

5 Зак 157

26_________________________________________________________Logica

esse aequivocum, eo quod potest esse diversarum partium orationis, puta tam nomen quam verbum vel tam nomen quam participium vel adverbium, et sic de aliis partibus orationis.

Est autem intelligendum, quod ista divisio terminorum per aequivocum et univocum non est per simpliciter opposita, ita quod haec sit omnino falsa: «Aliquod aequivocum est univocum», immo vera est, quia vere et realiter eadem vox est aequivoca et univoca, sed non respectu eorumdem. Sicut idem est pater et filius, non tamen respectu eiusdem, et idem est simile et dissimile, non tamen eidem per idem. Unde si sit aliqua dictio diversorum idiomatum, manifestum est quod potest esse univoca in utroque idiomate. Unde ille qui sciret alterum idioma tanturn, nullam propositionem, in qua poneretur, distingueret; scienti tamen utrumque idioma est aequivoca. Unde scientes utrumque idioma in multis casibus distinguerent propositiones, in quibus talis dictio poneretur. Et ita idem terminus est uni univocus et alteri aequivocus.

Ex praedictis colligi potest, quod non semper univocum habet unam de-finitionem, quia non semper proprie definitur. Et ideo, quando Aristoteles dicit, quod univoca sunt illa, quorum nomen commune est et ratio sub-stantialis eadem, accipit «rationem» pro intentione animae, cui tamquam primario signo vox subordinatur.

Est autem sciendum, quod «univocum» dupliciter accipitur, scilicet large pro omni voce vel signo ad placitum instituto correspondente uni conceptui. Aliter accipitur stricte pro aliquo tali praedicabili per se primo modo de aliquibus, quibus est univocum, vel de pronomine demonstrante aliquam rem.

Terminus autem denominativus ad praesens potest accipi dupliciter, sci-licet stricte, et sic terminus incipiens sicut abstractum incipit, et non habens consimilem finem et significans accidens dicitur terminus denominativus, si-cut a «fortitudine» «fortis», a «iustitia» «iustus». Aliter dicitur large termi-

Логика 27

потому, что может относиться к различным частям речи, например, быть именем и глаголом, или именем и причастием или наречием; и то же касается прочих частей речи.

Но следует понять, что это деление терминов на эквивокальные и уни-вокальные не есть деление на безусловные противоположности, так чтобы [высказывание] «нечто эквивокальное является унивокальным» было совершенно ложным. Напротив, оно истинно, поскольку одно и то же произнесенное слово истинно и реально [может] быть унивокальным и эквивокальным, но не по отношению к одному и тому же. Так, один и тот же [человек] может быть отцом и сыном, но не по отношению к одному и тому же, а одна и та же [вещь] может быть подобной и неподобной, но не по отношению к одному и тому же в одном и том же аспекте. И если некое слово принадлежит к различным языкам, очевидно, что оно может быть унивокальным в обоих языках. Поэтому тот, кто знает лишь один язык, не различил бы [смыслов] высказываний, в которых имеется это слово, а для знающего оба языка этот [термин] окажется эквивокальным, и он во многих случаях смог бы различить [смыслы] высказываний, в которых имеется данное слово. И так один и тот же термин для одного является унивокальным, а для другого - эквивокальным.

Из вышесказанного можно заключить, что унивокальный [термин] не всегда обладает одним определением, поскольку [ему] не всегда дается собственное определение. Поэтому когда Аристотель говорит22, что унивокальным является то, у чего общее имя и один и тот же субстанциальный смысл, он подразумевает под «смыслом» интенцию души, которой, как первичному знаку, подчинено произнесенное слово.

И следует знать, что [термин] «унивокальное» понимается двояко, а именно: широко (в этом случае [данный термин] приложим к любому произнесенному слову или произвольно установленному знаку, соответствующему одному понятию) и узко (в этом случае [данный термин] приложим к чему-то такому, что сказывается первым способом предика-

OQ

ции per se о том, по отношению к чему является унивокальным, или к местоимению, указывающему на некую вещь).

Что же до отыменного термина, то в настоящем разделе [достаточно сказать], что он может рассматриваться двояко, а именно: узко (в таком случае отыменным термином называется термин, который начинается как абстрактный, но не имеет сходного завершения и обозначает акциденцию: так, [отыменный термин] «мужественный» образуется от «мужества», а «справедливый» - от «справедливости») и широко (в таком

28_________________________________________________________Logica

nus habens consimile principium cum abstracto sed non consimilem finem, sive significet accidens sive non, sicut ab «anima» dicitur «animatus».

Et haec de divisionibus terminorum sufficiant.

1.8. De suppositione termmorum*

Dicto de significatione terminorum restat dicere de suppositione, quae est proprietas conveniens termino, sed numquam nisi in propositione.

Est autem primo sciendum, quod «suppositio» accipitur dupliciter, sci-licet large et stricte. Large accepta non distinguitur contra appellationem, sed appellatio est unum contentum sub suppositione. Aliter accipitur stric-te «suppositio», secundum quod distinguitur contra appellationem. Sed sic non intendo loqui de suppositione, sed primo modo tantum. Et sic tam subiectum quam praedicatum supponunt; et universaliter quidquid potest esse subiectum propositionis vel praedicatum supponit.

Dicitur autem «suppositio» quasi pro alio positio, ita quod, quando ter-minus stat in propositione pro aliquo, ita quod utimur illo termino pro ali-quo, de quo sive de pronomine demonstrante ipsum ille terminus vel rectus illius termini, si sit obliquus, verificatur, supponit pro illo; et hoc saltem verum est, quando terminus supponens significative accipitur. Et sic univer-saliter terminus supponit pro illo, de quo vel de pronomine demonstrante ipsum per propositionem denotatur praedicatum praedicari, si supponens sit subiectum; si autem terminus sit praedicatum, denotatur, quod subiectum subiicitur respectu illius vel respectu pronominis demonstrantis ipsum, si propositio formetur. Sicut per istam: «Homo est animal», denotatur, quod Sortes vere est animal, ita quod haec sit vera, si formetur: «Нос est animal», demonstrando Sortem. Per istam autem: «„Homo" est nomen», denotatur, quod haec vox «homo» sit nomen, ideo in ista supponit «homo» pro illa voce. Similiter, per istam: «Album est animal», denotatur, quod illa res, quae

Summa tot. log., I, c. LXII.

Логика 29

случае [отыменным термином] называется термин, который начинается как абстрактный, но не имеет сходного завершения, вне зависимости от того, обозначает он акциденцию или нет: так, [отыменный термин] «одушевленный» образуется от «души»).

И [сказанного] о делениях терминов достаточно.

1.8. О суппозиции терминов

Сказав об обозначении терминов, остается сказать о суппозиции, которая есть свойство, присущее термину, но никогда иначе, кроме как в высказывании.

Прежде всего следует знать, что «суппозиция» понимается двояко, а именно: широко и узко. Будучи понятой широко, она не отличается от именования, но именование есть нечто, подпадающее под суппози-цию. УЗКО «суппозиция» понимается иначе, сообразно чему она отличается от именования, но я намерен вести речь о суппозиции не в таком, а лишь в первом смысле. И, таким образом, как субъект, так и предикат подразумевают, и вообще все, что может быть субъектом или предикатом высказывания, подразумевает.

«Суппозиция» же означает как бы подстановку вместо другого, так что когда термин стоит в высказывании вместо чего-либо (так что мы пользуемся этим термином вместо чего-либо, относительно чего или относительно местоимения, указывающего на то же, этот термин либо именительный падеж этого термина, если он стоит в косвенном, сказываются истинно), то он подразумевает это; и все это истинно, по крайней мере, когда подразумевающий термин берется как обозначающий. И так вообще термин подразумевает то, относительно чего или относительно местоимения, указывающего на то же, посредством высказывания обозначено, что предикат есть предикат, если подразумевающий термин есть субъект; если же этот термин есть предикат, то посредством высказывания, будь оно образовано, в отношении чего-либо или в отношении местоимения, указывающего на то же, обозначается, что субъект есть субъект. Например, посредством такого высказывания, как «Человек есть живое существо», обозначается, что Сократ поистине есть живое существо, так что высказывание «Это есть живое существо», будь оно образовано, было бы истинным, указывая на Сократа. Посредством же такого высказывания, как «„Человек" есть имя», обозначается, что слово «человек» есть имя, потому в этом высказывании «человек» подразумевает это слово. Сходным образом посредством такого высказывания, как «Белое

30 Logica

est alba, sit animal, ita quod haec sit vera: „Нос est аттпаГ, demonstrando illam rem, quae est alba, et propter hoc pro illa re subiectum supponit. Et sic proportionaliter dicendum est de praedicato. Nam per istam: „Sortes est albus", denotatur, quod Sortes est illa res, quae habet albedinem, et ideo praedicatum supponit pro ista re, quae habet albedinem. Et si nulla res haberet albedinem nisi Sortes, tunc praedicatum praecise supponeret pro Sorte.

Est autem una regula generalis, quod numquam terminus in aliqua pro-positione, saltem quando significative accipitur, supponit pro aliquo, nisi de quo praedicatur vere.

Ex quo sequitur, quod falsum est, quod aliqui ignorantes dicunt, quod concretum a parte praedicati supponit pro forma, videlicet quod in ista: Sortes est albus, «albus» supponit pro albedine; nam haec est simpliciter falsa: «Albedo est alba», qualitercumque termini supponant. Ideo numquam concretum tale supponit pro forma tali significata per suum abstractum secundum viam Aristotelis. In aliis autem concretis, de quibus dictum est, hoc est bene possibile. Eodem modo in ista: «Homo est Deus», «homo» vere supponit pro Filio Dei, quia Filius Dei vere est homo.

1.9. De divisione suppositionis*

Sciendum autem est, quod suppositio primo dividitur in suppositionem personalem, simplicem et materialem.

Suppositio personalis universaliter est illa, quando terminus supponit pro suo significato, sive illud significatum sit res extra animam, sive sit vox, sive intentio animae, sive sit scriptum, sive quodcumque imaginabile, ita quod, quandocumque subiectum vel praedicatum propositionis supponit pro suo significato, ita quod ^significative tenetur, semper est suppositio personalis. Exemplum primi sic dicendo: «Omnis homo est animal», «homo» supponit pro suis significatis, quia «homo» non imponitur ad significandum nisi istos homines; non enim proprie significat aliquod commune eis, sed ipsosmet homines, secundum Damascenum. Exemplum secundi sic dicendo: «Omne nomen vocale est pars orationis», «nomen» non supponit nisi pro

* Summa tot. log., I, c. LXIII.

Логика 31

есть живое существо», обозначается, что та вещь, которая является белой, есть живое существо, так что высказывание «Это есть живое существо» истинно, указывая на ту вещь, которая является белой, и вследствие этого субъект подразумевает эту вещь. И так же соответственно следует говорить о предикате. Ведь посредством такого высказывания, как «Сократ есть белый», обозначается, что Сократ есть та вещь, которая обладает белизной, и потому предикат подразумевает ту вещь, которая обладает белизной. И если бы ни одна вещь, кроме Сократа, не обладала белизной, то тогда предикат подразумевал бы исключительно Сократа.

Но есть одно общее правило о том, что никогда ни в каком высказывании термин, по крайней мере когда он берется как обозначающий, не подразумевает чего-либо, если он об этом не сказывается истинно.

Из этого следует, что ложно то, что, как говорят некоторые несведущие люди, конкретный термин в роли предиката подразумевает форму, а именно, что в таком высказывании, как «Сократ есть белый», термин «белый» подразумевает белизну; ведь высказывание «Белизна есть белое» просто ложно, каким бы образом ни подразумевали термины. Потому такой конкретный термин никогда не подразумевает такую форму, обозначаемую посредством соответствующего абстрактного термина, согласно методу Аристотеля. Но относительно других конкретных терминов, о которых было сказано, это вполне возможно. Таким же образом в высказывании «Человек есть БОР> «человек» поистине подразумевает Сына Божьего, потому что Сын Божий поистине есть человек.

1.9.0 разделении суппозиции

Но следует знать, что суппозиция прежде всего разделяется на суппо-зицию персональную, простую и материальную.

Персональная суппозиция вообще имеет место, когда термин подразумевает обозначаемое им, будь это обозначаемое вещью вне души, или словом, или интенцией души, будь оно написанным или чем-нибудь воображаемым; таким образом, когда субъект или предикат высказывания подразумевает обозначаемое им, так что он берется как обозначающий, всегда имеет место персональная суппозиция. Пример первого приведу, сказав так: «Всякий человек есть живое существо», где «человек» подразумевает обозначаемых им, потому что «человек» не применяется для обозначения ничего иного, кроме как этих людей; ведь он собственно обозначает не что-либо общее им, а самих людей, согласно Дамаскину24. Пример второго - сказав так: «Всякое произносимое имя есть часть

32_________________________________________________________Logica

vocibus, quia tantum imponitur ad significandum illas voces, ideo supponit personaliter. Exemplum tertii sic dicendo: «Omnis species est universale», vel: «Omnis intentio animae est in anima», utrumque subiectum supponit personaliter, quia supponit pro illis, quibus imponitur ad significandum. Exemplum quarti sic dicendo: «Omnis dictio scripta est dictio», subiectum non supponit nisi pro significatis suis, puta pro dictionibus scriptis, ideo supponit personaliter.

Ex quo patet, quod non sufficienter describunt suppositionem perso-nalem dicentes, quod suppositio personalis est, quando terminus supponit pro re. Sed ista est definitio: Suppositio personalis est, quando terminus supponit pro suo significato et significative.

Suppositio simplex est, quando terminus supponit pro intentione ani-mae, sed non tenetur significative. Verbi gratia sic dicendo: «Homo est species»; iste terminus «homo» supponit pro intentione animae, quia illa intentio est species, et tamen iste terminus «homo» non significat proprie loquendo illam intentionem; sed illa vox et illa intentio animae sunt tan-tum signa subordinata in significando idem, secundum modum alibi exposi-tum. Ex quo patet falsitas opinionis commimiter dicentium, quod suppositio simplex est, quando terminus supponit pro suo significato, quia suppositio simplex est, quando terminus supponit pro intentione animae, quae proprie non est significatum termini, quia terminus talis significat veras res et non intentiones animae.

Suppositio materialis est, quando terminus non supponit significative, sed supponit pro voce vel pro scripto. Sicut patet hic: «„Homo" est nomen»; hic «homo» supponit pro seipso, et tamen non significat seipsum. Similiter in ista propositione: «„Homo" scribitur», potest esse suppositio materialis, quia terminus supponit pro illo, quod scribitur.

Et est sciendum, quod sicut ista triplex suppositio competit voci prolatae, ita potest competere voci scriptae. Unde si scribantur istae quatuor proposi-tiones: «Homo est animal», «Homo est species», «Homo est vox dissyllaba», «Homo est dictio scripta», quaelibet istarum poterit verificari, et tamen non

Логика 33

речи», где термин «имя» не подразумевает ничего иного, кроме слов, ибо он применяется только для обозначения этих слов, потому он подразумевает персонально. Пример третьего - сказав так: «Всякий вид есть общее» или «Всякая интенция души находится в душе»; в обоих случаях субъект подразумевает персонально, потому что он подразумевает то, для обозначения чего он применяется. Пример четвертого - сказав так: «Всякое написанное речение есть речение», где субъект не подразумевает ничего иного, кроме обозначаемых им, а именно: написанных речений, потому он подразумевает персонально.

Из этого ясно, что недостаточно описывают персональную суппози-цию утверждающие, что персональная суппозиция имеет место, когда термин подразумевает вещь. Определение же ее таково: персональная суппозиция имеет место, когда термин подразумевает обозначаемое им и выступает как обозначающий.

Простая суппозиция имеет место, когда термин подразумевает интенцию души, но не берется как обозначающий. Например, скажу так: «Человек есть вид». Термин «человек» подразумевает интенцию души, ибо упомянутая интенция есть вид, и тем не менее этот термин не обозначает, собственно говоря, эту интенцию; но это слово и эта интенция души суть только знаки, причем одно подчинено другой в обозначении того же самого, сообразно способу, объясненному в другом месте. Из этого ясна ложность мнения обыкновенно утверждающих, что простая суппозиция имеет место, когда термин подразумевает обозначаемое им; ведь простая суппозиция имеет место, когда термин подразумевает интенцию души, которая собственно не является обозначаемой термином, ибо такой термин обозначает действительные вещи, а не интенции души.

Материальная суппозиция имеет место, когда термин не подразумевает как обозначающий, но подразумевает слово произнесенное либо слово написанное. Как ясно в этом случае: «„Человек" есть имя»; здесь термин «человек» подразумевает самого себя, и тем не менее он не обозначает самого себя. Сходным образом в таком высказывании, как «Написано „человек"», может иметь место материальная суппозиция, ибо термин подразумевает то, что написано.

И следует знать, что как эта тройная суппозиция подходит для произнесенного слова, так она может подходить для написанного слова. Отсюда, если написаны такие четыре высказывания: «Человек есть живое существо», «Человек есть вид», «„Человек" есть трехсложное слово», «„Человек" есть написанное речение», то любое из них сможет быть ис-

34 Logica

nisi pro diversis: Quia illud, quod est animal, nullo modo est species nec vox dissyllaba nec dictio scripta. Similiter illud, quod est species, non est animal nec vox dissyllaba etc., et sic de aliis. Et tamen in duabus ultimis propositionibus habet terminus suppositionem materialem.

Sed illa potest subdistingui, eo quod subiectum potest supponere pro voce vel pro scripto. Et si essent nomina imposita, ita posset distingui sup-positio pro voce et scripto, sicut suppositio pro significato vel pro intentione animae, quarum unam vocamus «personalem» et aliam «simplicem»; sed ta-lia nomina non habemus.

Sicut autem talis diversitas suppositionis potest competere termino vocali et scripto, ita etiam potest competere termino mentali, quia intentio potest supponere pro illo, quod significat, et pro seipsa et pro voce et scripto.

Est autem sciendum, quod non dicitur «suppositio personalis», quia sup-ponit pro persona, nec «simplex», quia supponit pro simplici, nec «mate-rialis», quia supponit pro materia, sed propter causas praedictas. Et ideo isti termini «materiale», «personale», «simplex» aequivoce usitantur in logica et in aliis scientiis. Tamen in logica non usitantur frequenter nisi cum isto termino addito «suppositio».

1.10. Quod terminus in omni propositione potest supponere personaliter*

Notandum etiam est, quod semper terminus, in quacumque proposi-tione ponatur, potest habere suppositionem personalem, nisi ex voluntate utentium arctetur ad aliam. Sicut terminus aequivocus in quacumque pro-positione potest supponere pro quolibet significato suo, nisi ex voluntate utentium arctetur ad certum significatum. Sed terminus non in omni pro-positione potest habere suppositionem simplicem vel materialem, sed tunc tantum, quando terminus talis comparatur alteri extremo, quod respicit intentionem animae vel vocem vel scriptum. Verbi gratia, in ista proposi-tione: «Homo currit», «homo» non potest habere suppositionem simplicem

Summa tot log , I, с LXIV

Логика 35

тинным, но тем не менее не иначе, кроме как в отношении различных объектов. Ибо то, что есть живое существо, никоим образом не есть ни вид, ни трехсложное слово, ни написанное речение. Сходным образом то, что есть вид, не есть ни живое существо, ни трехсложное слово и т.д., и так же относительно прочих. И тем не менее в двух последних высказываниях термин обладает материальной суппозицией.

Но она может быть подразделена сообразно тому, что субъект может подразумевать либо слово произнесенное, либо написанное. И если бы были нареченные имена, то можно было бы различить суппозиции произнесенного слова и написанного слова, подобно тому как различаются суппозиции обозначаемого либо интенции души, из которых одну мы именуем «персональной», а другую «простой»; однако мы не обладаем такими именами.

Но как такое различие суппозиции может подходить для термина произнесенного и термина написанного, так оно может подходить и для мысленного термина, ибо интенция может подразумевать то, что она обозначает, и себя саму, и произнесенное слово, и слово написанное.

Но следует знать, что ни «персональная суппозиция» не называется так потому, что она подразумевает персону, ни «простая» - потому, что она подразумевает простое, ни «материальная» - потому, что она подразумевает материю, но называются они так в силу вышеупомянутых причин. И потому эти термины - «материальное», «персональное», «простое» - неоднозначно используются в логике и в других науках. Тем не менее в логике они не используются часто, разве что с добавлением термина «суппозиция».

1.10.0 том, что термин может обладать персональной суппозицией в любом высказывании

Следует заметить, что термин, в какое бы высказывание он ни был помещен, всегда может обладать персональной суппозицией, если только он произвольно не ограничен тем, кто им пользуется, для другой суппозиции. Так, эквивокальный термин в любом высказывании может подразумевать любой свой сигнификат, если только он произвольно не ограничен тем, кто им пользуется, для подразумевания определенного сигнификата. Однако термин может обладать простой и материальной суппозицией не в любом высказывании, а только тогда, когда он соотносится с иным термином, который относится к интенции души, произнесенному или написанному слову. Например, в высказывании «Человек бежит»

36 Logica

vel materialem, quia «currere» non respicit intentionem amimae nec vocem nec scriptum. Sed in ista propositione: «Homo est species», quia «species» significat intentionem animae, ideo potest habere suppositionem simplicem, et est propositio distinguenda penes tertium modum aequivocationis, eo quod subiectum potest habere suppositionem simplicem vel personalem. Primo modo est propositio vera, quia tunc denotatur, quod una intentio animae sive conceptus sit species, et hoc est verum. Secundo modo est falsa simpliciter, quia tunc denotatur, quod aliqua res significata per «hominem» sit species, quod est manifeste falsum.

Eodem modo sunt tales distinguendae: «„Homo" praedicatur de plu-ribus», «„Risibile" est passio hominis», «„Risibile" praedicatur primo de homine», et sunt istae distinguendae tam a parte subiecti quam a parte praedicati. Similiter ista propositio est distinguenda: «„Animal rationale" est definitio hominis», quia si habeat suppositionem simplicem, est vera, si personalem, est falsa. Et sic de multis talibus, sicut de istis: «Sapientia est attributum Dei», «„Creativum" est passio Dei», «Bonitas et sapientia sunt attributa divina», «Bonitas praedicatur de Deo», «Innascibilitas est proprie-tas Patris», et huiusmodi.

Similiter, quando terminus comparatur ad aliquod extremum respiciens vocem vel scripturam, est propositio distinguenda, eo quod talis terminus potest habere suppositionem personalem vel materialem. Et isto modo sunt istae distinguendae: «„Sortes" est nomen», «„Homo" est vox dissyllaba», «„Paternitas" significat proprietatem Patris». Nam si «Paternitas» supponat materialiter, sic est haec vera: «„ Paternitas" significat proprietatem Patris»; si autem supponeret personaliter, sic est falsa, quia Paternitas est proprietas Patris vel est ipse Pater. Et isto modo sunt distinguendae istae: «„Animal rationale" significat quidditatem hominis», «„Rationale" significat partem hominis», «„Homo albus" significat aggregatum per accidens», «„Homo albus" est terminus compositus», et sic de multis aliis talibus.

Логика 37

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)