Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





назад содержание далее

Часть 7.

realiter. Nec minor, quia tunc essent eiusdem rationis, sicut duo individua sunt eiusdem rationis; et per consequens, si unum est de se unum numero, et reliquum erit de se unum numero.

Item, quaero: aut natura est differentia individualis, aut non? Si sic, ar-guo syllogistice sic: Haec differentia individualis est propria et non commu-nis; haec differentia individualis est natura; ergo natura est propria et non communis, quod est intentum. Similiter arguo syllogistice sic: Haec diffe-rentia individualis non est distincta formaliter a differentia individuali; haec differentia individualis est natura; ergo natura non est distincta formaliter a differentia individuali. Si autem detur, quod haec differentia individualis non est natura, habetur propositum; nam sequitur: Differentia individualis non est natura, ergo differentia individualis non est realiter natura, quia ex opposito consequentis sequitur oppositum antecedentis, sic arguendo: Differentia individualis est realiter natura, ergo differentia individualis est natura. Consequentia patet: quia a determinabili sumpto cum determina-tione non distrahente nec minuente ad determinabile per se sumptum est consequentia bona. «Realiter» autem non est determinatio distrahens nec diminuens. Ergo sequitur: Differentia individualis est realiter natura, ergo differentia individualis est natura.

Dicendum est ergo, quod in creaturis nulla est talis distinctio formalis; sed quaecumque in creaturis sunt distincta, realiter sunt distincta et sunt res distinctae, si utrumque illorum sit vera res. Unde sicut in creaturis tales modi arguendi numquam negari debent: Нос est A, hoc est B, ergo В est А, пес tales: Нос поп est A, hoc est B, ergo В поп est A, ita numquam debent negari in creaturis, quin, quandocumque contradictoria verificantur de aliquibus, illa sunt distincta, nisi aliqua determinatio vel aliquod synca-tegorema sit causa talis verificationis, quod in propositio poni non debet.

Et ideo debemus dicere cum Philosopho, quod in substantia particulari nihil est substantiale penitus, nisi forma particularis et materia particularis

Эпистемология 127

И не меньшее, поскольку в противном случае они были бы [реальностями] одного типа так же, как два индивида суть [вещи] одного типа; и, соответственно, если одно из них одно по числу само по себе, то и другое будет одним по числу само по себе.

Также спрашиваю: является ли природа индивидуальным отличием или нет? И если является, аргументирую силлогистически так: это индивидуальное отличие есть особенное, а не общее; это индивидуальное отличие есть природа; следовательно, природа есть особенное, а не общее, что и требовалось доказать. Равным образом, аргументирую силлогистически так: это индивидуальное отличие формально не отлично от индивидуального отличия; это индивидуальное отличие есть природа; следовательно, природа формально не отлична от индивидуального отличия. А если дано, что это индивидуальное отличие не есть природа, то имеем основное положение, ибо следует: индивидуальное отличие не есть природа; следовательно, индивидуальное отличие реально не является природой. И поскольку из противоположности консеквента следует противоположность антецедента61, аргументирую так: индивидуальное отличие реально является природой, следовательно, индивидуальное отличие есть природа. Вывод очевиден: поскольку от определяемого, взятого с определением, которое не исключает и не искажает определяемое, законен вывод к определяемому самому по себе. Но «реально» не является определением, исключающим или искажающим определяемое. Поэтому следует: индивидуальное отличие реально является природой, следовательно, индивидуальное отличие есть природа.

Итак, надлежит сказать, что в творениях нет никакого такого формального различия, но все, что есть различного в творениях, отлично друг от друга реально и является разными вещами, если является подлинными вещами. Поэтому точно так же, как в случае творений никогда не следует отрицать следующие способы аргументации: «С есть А; С есть В; следовательно, В есть А»; и «С не есть А; С есть В; следовательно, В не есть А», в случае творений никогда не следует отрицать и то, что когда истинно установлено, что некие [вещи] обладают противоположными [друг другу характеристиками], эти [вещи] отличны друг от друга (иначе может быть, только если причиной принятия этой истины было некое определение или синкатегорематический термин, чего не следует предполагать в нашем случае).

И поэтому вместе с Философом мы должны сказать, что в частных субстанциях нет совершенно ничего субстанциального, кроме частной

128 Quaestiones de cognitione

vel aliquod compositum ex talibus. Et ideo non est imaginandum, quod in Sorte sit humanitas vel natura humana distincta a Sorte quocumque modo, cui addatur una differentia individualis contrahens illam naturam. Sed quidquid imaginabile substantiale existens in Sorte, vel est materia particularis vel forma particularis vel aliquod compositum ex his. Et ideo omnis essentia et quidditas et quidquid est substantiae, si sit realiter extra animam, vel est sirnpliciter absolute materia vel forma vel compositum ex his vel substantia immaterialis abstracta secundum doctrinam Peripateticorum.

2.8. [Universale est fictum]*

Ideo potest aliter dici. Et dico, quod universale non est aliquid reale habens esse subiectivum, nec in anima nec extra animam, sed tantum habet esse obiectivum in anima, et est quoddam fictum habens esse tale in esse obiectivo, quale habet res extra in esse subiectivo. Et dico per istum modum: Quod intellectus videns aliquam rem extra animam fingit consimilem rem in mente, ita quod si haberet virtutem productivam, sicut habet virtutem fictivam, talem rem in esse subiectivo numero distinctam a priori produ-ceret extra; et esset consimiliter proportionaliter, sicut est de artifice. Sicut enim artifex videns domum vel aedificium aliquod extra fingit in anima sua consimilem domum et postea consimilem producit extra et est solo numero distincta a priori, ita in proposito illud fictum in mente ex visione alicuius rei extra esset unum exemplar; ita enim, sicut domus ficta, si fingens habe-ret virtutem productivam realem, est exemplar ipsi artifici, ita illud fictum esset exemplar respectu sic fingentis. Et illud potest vocari universale, quia est exemplar et indifferenter respiciens omnia singularia extra; et propter istam similitudinem in esse obiectivo potest supponere pro rebus quae ha-bent consimile esse extra intellectum. Et ita isto modo universale non est per generationem sed per abstractionem, quae non est nisi fictio quaedam.

* Ordmatio, d II, q VIII, redactio pnma

Эпистемология 129

формы и частной материи или чего-то из них составленного. Потому не следует воображать, что в Сократе имеется «человечность», или человеческая природа, неким образом отличная от Сократа, к которой добавляется некое индивидуальное отличие, ограничивающее эту природу. Единственная субстанциальная [реальность], которую можно вообразить в Сократе, это частная материя, или частная форма, или нечто, из них составленное. И поэтому любая сущность, чтойность и все, что относится к субстанции, если таковое реально существует вне души, есть либо простая и абсолютная материя или форма, либо то, что из них составлено, либо, согласно учению перипатетиков, нематериальная отделенная субстанция.

2.8. Универсалия как мысленный образ62

И поэтому [о природе универсалий] можно сказать иначе. Я утверждаю, что универсалия не есть нечто реальное, обладающее субъектным бытием в душе или вне души, но она обладает лишь объектным бытием в душе, и есть некий [мысленный] образ, обладающий тем же бытием в объектом бытии, каковое вещь вне души имеет в бытии субъектном63. И вот что я имею в виду: разум, наблюдающий некую вещь вне души, образует сходную вещь в уме, так что если бы он обладал производительной способностью так же, как он обладает способностью формировать образы, он произвел бы в субъектном бытии вне [души] такую же вещь, отличную по числу от предшествующей. И это можно уподобить творчеству мастера. Ибо как мастер, наблюдая дом или некое строение вне [души], формирует в своей душе образ подобного дома, а затем создает вне души сходный [дом], который отличен от предшествующего только по числу, так же в нашем случае: тот [мысленный] образ, [сформированный] на основании видения некоей вещи вне [души], может быть неким образцом. И как образ дома, если допустить, что тот, кто его сформировал, обладает производительной способностью, есть образец для мастера, точно так же и мысленный образ [вещи в уме] может быть образцом для того, кто его сформировал. И этот [мысленный образ] можно назвать универсалией, поскольку он является образцом и относится безразлично ко всем единичным вещам вне [души]. И на основании этого подобия в объектном бытии, она [т. е. универсалия] может подразумевать вещи, которые имеют сходное бытие вне разума. И такая универсалия есть результат не возникновения, но абстрагирования, которое есть не что иное, как создание [мысленных] образов.

130 Quaestiones de cognitione

Primo ostendam, quod est aliquid in^nima habens tantum esse obiecti-vum sine esse subiectivo.

Нос primo patet: Quia secundum philosophos ens primaria divisione dividitur in ens in anima et extra animam; et ens extra animam dividitur in decem praedicamenta. Tunc quaero: Quomodo hic accipitur «ens in anima» ? Aut pro illo quod tantum habet esse obiectivum, et habetur propositum. Aut pro illo quod habet esse subiectivum, et hoc non est possibile: quia illud quod habet verum esse subiectivum in anima continetur sub ente, quod praecise dividitur in decem praedicamenta, quia sub qualitate; intellectio enim et universaliter omne accidens informans animam est vera qualitas sicut calor vel albedo, et ita non continetur sub illo membro, quod dividitur contra ens quod dividitur in decem praedicamenta.

Praeterea: Figmenta habent esse in anima, et non subiectivum, quia tunc essent verae res, et ita chimaera et hircocervus et huiusmodi essent verae res; ergo sunt aliqua quae tantum habent esse obiectivum.

Similiter: Propositiones, syllogismi et huiusmodi, de quibus est logica, non habent esse subiectivum, ergo tantum habent esse obiectivum, ita quod eorum esse est eorum cognosci; ergo sunt talia entia habentia tantum esse obiectivum.

Similiter: Artificialia in mente artificis non videntur habere esse subiec-tivum, sicut nec creaturae in mente divina ante creationem.

Similiter: Respectus rationis communiter ponuntur a doctoribus. Tunc quaero: Aut tantum habent esse subiectivum, et tunc erunt verae res et reales; aut tantum esse obiectivum, et habetur propositum.

Similiter: Secundum istos aliter opinantes «ens» elicit conceptum uni-vocum et tamen nullam aliajn rem.

Similiter: Omnes quasi distinguunt intentiones secundas ab intentioni-bus primis, non vocando intentiones secundas aliquales reales qualitates in anima; ergo cum non sint realiter extra, non possunt esse nisi obiective in anima.

Эпистемология 131

Во-первых, я покажу, что в душе есть нечто, имеющее такое объектное бытие без бытия субъектного.

И это ясно, во-первых, из следующего: согласно философам, первое деление сущего - на сущее в душе и вне души, а сущее вне души делится на десять категорий. Теперь я спрашиваю: что в данном случае подразумевается под «сущим в душе» ? Если то, что обладает только объектным бытием, то имеем основное положение. А если [скажешь], что [таковым является] то, что обладает субъектным бытием, то [я утверждаю], что это невозможно: ведь то, что обладает подлинным субъектным бытием в душе, входит в сущее, которое подразделяется на десять категорий, ибо подпадает под [категорию] качества. В самом деле, акты мышления и вообще все акциденции, являющиеся формами души64, суть подлинные качества, так же как тепло и белизна, а потому не входят в то сущее, которое отлично от сущего, подразделяемого на десять категорий.

Кроме того: [мысленные] образы обладают в душе бытием, но не субъектным, поскольку в противном случае они были бы подлинными вещами, и тогда химера и козлоолень и т. п. были бы подлинными вещами. Следовательно, существует нечто, обладающее лишь объектным бытием.

Равным образом: высказывания, силлогизмы и т.п., о чем трактует логика, не имеют субъектного бытия, следовательно, они обладают только объектным бытием, так, что их бытие заключается в познании их. Следовательно, таковые сущие обладают только объектным бытием.

Равным образом: произведения искусства в уме мастера, как представляется, не имеют субъектного бытия, так же как и творения в божественном уме до их сотворения.

Равным образом: учеными, как правило, признается наличие в уме отношений. Теперь я спрашиваю: обладают ли они субъектным бытием и являются при таких обстоятельствах подлинными и реальными вещами, или же обладают только объектным бытием. [Если верно последнее], то имеется искомое.

Равным образом: согласно мнению тех, кто считает иначе, «сущее» выражает унивокальное понятие, но, тем не менее, не какую-то иную вещь.

Равным образом: все различают вторичные и первичные интенции, не называя вторичные интенции некими реальными качествами в душе; следовательно, поскольку они реально не существуют вне [души], они не могут существовать в душе иначе как объектно.

132 Quaestiones de cognitione

Secundo dico, quod illud fictum est illud, quod primo et immediate denominatur ab intentione universalitatis et habet rationem obiecti, et est illud quod immediate terminat actum intelligendi, quando nullum singu-lare intelligitur, quod quidem, quoniam est tale in esse obiectivo quale est singulare in esse subiectivo, ideo ex natura sua potest supponere pro ipsis singularibus, quorum est aliquo modo similitudo [...].

Dico ergo, quod sicut vox est universalis et genus et species, sed tantum per institutionem, ita conceptus sic fictus et abstractus a rebus singularibus praecognitis est universalis ex natura sua [...].

2.9. [Universale est actus intelligendi]*

Alia posset esse opinio, quod passio animae est ipse actus intelligendi. Et quia ista opinio videtur mihi probabilior de omnibus opinionibus, quae ponunt istas passiones animae esse subiective et realiter in anima tamquam verae qualitates ipsius, ideo circa istam opinionem primo ponam modum ponendi probabiliorem [...].

Dico ergo, quod qui vult tenere praedictam opinionem, potest supponere quod intellectus apprehendens rem singularem elicit unam cognitionem in se, quae est tantum illius singularis, quae vocatur passio animae, potens ex natura sua supponere pro illa re singulari, ita quod sicut ex institutione haec vox «Sortes» supponit pro illa re quam significat, ita quod audiens istam vocem «Sortes currit» non concipit ex ea, quod haec vox «Sortes», quam audit, currit, sed quod res significata per illam vocem currit, ita qui videret vel intelligeret aliquid affirmari de illa intellectione singularis rei, non conciperet illam intellectionem esse talem vel talem, sed conciperet ipsam rem, cuius est, esse talem vel talem, ita quod, sicut vox ex institutione supponit pro illa re, ita ipsa intellectio ex natura sua sine omni institutione supponit pro re, cuius est.

* Exp super hbrum Penherm

Эпистемология 133

Во-вторых, утверждаю, что этот [мысленный] образ есть то, что в первую очередь и непосредственно получает имя65 от интенции «универсальность» и обладает смыслом объекта66, и есть то, что непосредственно определяет акт мышления67 в случае, если не мыслится ничего единичного. И поскольку мысленный образ в объектном бытии таков же, каково единичное в бытии субъектном, то он по своей природе может подразумевать эти единичные вещи, подобием коих в некотором смысле является [...].

Итак, я утверждаю, что как слово является универсалией, родом и видом, но лишь по [произвольному] установлению, так же и указанным способом образованное и абстрагированное от единичных, ранее познанных, вещей понятие есть универсалия по своей природе [...].

2.9. Универсалия как акт мышления68

Но может быть и иное мнение, согласно которому претерпевание души [т. е. понятие] есть сам акт мышления. И поскольку эта позиция представляется мне наиболее вероятной из всех тех мнений, которые допускают, что эти претерпевания души субъектно и реально существуют в душе как ее подлинные качества, то я в первую очередь представлю наиболее вероятный ее вариант [...].

Итак, я утверждаю, что тот, кто желает придерживаться указанного мнения, может допустить, что разум, постигающий единичную вещь, производит в себе некое познание, которое есть знание только этой единичной вещи и именуется претерпеванием души. Это претерпевание души может по своей природе подразумевать указанную единичную вещь и, таким образом, [произвольно] установленное слово «Сократ» подразумевает ту вещь, которую обозначает. Поэтому тот, кто слышит [сочетание] слов «Сократ бежит», заключает на его основании, что бежит не это слово «Сократ», которое он слышит, а вещь, обозначенная этим словом. И точно так же тот, кто узнает или постигает, что нечто утверждается об этом акте мышления единичной вещи, не заключает, что этот акт мышления является таким-то и таким-то, а понимает, что такой-то и такой-то является вещь, к которой он [т. е. акт мышления] относится. И как [произвольно] установленное слово подразумевает данную вещь, так и акт мышления по своей природе и без всякого [произвольного] установления подразумевает то, к чему он относится.

134 Quaestiones de cognitione

Sed praeter istam intellectionem illius rei singularis format sibi intel-lectus alias intellectiones, quae non magis sunt istius rei quam alterius. Sicut haec vox «homo» non magis significat Sortem quam Platonem, ideo non magis supponit pro Sorte quam Platone, ita esset de tali intellectione, quod non magis intelligitur per eam Sortes quam Plato et sic de omnibus aliis hominibus. Et ita etiam esset aliqua intellectio, per quam non magis intelligeretur hoc animal quam illud animal, et sic de aliis.

Breviter igitur, ipsae intellectiones animae vocantur passiones animae, et supponunt ex natura sua pro ipsis rebus extra vel pro aliis rebus in anima, sicut voces supponunt pro rebus ex institutione [...].

Tali intellectione confusa intelliguntur res singulares extra. Sicut ha-bere intellectionem hominis confusam non est aliud quam habere unam cognitionem, qua non magis intelligitur unus homo quam alius, et tamen quod tali cognitione magis cognoscitur sive intelligitur homo quam asinus. Et hoc non est aliud quam quod talis cognitio aliquo modo assimilationis magis assimilatur homini quam asino, et non magis isti homini quam illi. Et secundum istud videtur consequenter dicendum, quod tali cognitione con-fusa possunt infinita cognosci. Nec magis videtur hoc esse inopinabile quam quod eadem dilectione vel desiderio possunt infinita diligi vel desiderari. Sed hoc secundum non videtur inopinabile; nam potest aliquis diligere omnes partes alicuius continui, quae sunt infinitae, vel potest appetere quod omnes partes continui durent in esse; et cum non appeteretur esse tali appetitu nisi aliqua pars continui, et non magis una quam alia, oportet quod omnes appetantur, quae tamen sunt infinitae. Similiter potest aliquis appetere esse omnibus hominibus, qui possunt esse, qui tamen sunt infiniti, quia infiniti possunt generari.

Sic igitur posset dici, quod eadem cognitio potest esse infinitorum, non tamen erit cognitio propria alicui illorum; nec illa cognitione potest unum discerni ab alio.

Эпистемология________________________________________________135

Но кроме этого акта мышления указанной единичной вещи разум формирует и иные акты мышления, которые относятся к одной вещи не в большей степени, чем к другой. Так, это слово «человек» не в большей степени обозначает Сократа, чем Платона, а потому подразумевает Сократа не более, нежели Платона. Поэтому посредством этого акта мышления Сократ мыслится не более, чем Платон, и то же относится ко всем прочим людям. И точно так же может существовать некий акт мышления, посредством коего это живое существо мыслится не в большей степени, чем то; и так же обо всем прочем.

Итак, резюмируя [сказанное, говорю, что] эти акты мышления, [осуществляемые] душой, называются претерпеваниями души и по своей природе подразумевают вещи вне [души] и иные вещи в душе так же, как слова подразумевают вещи по [произвольному] установлению [...].

И посредством такого смутного акта мыслятся единичные вещи вне [души]. А обладать смутным актом мышления человека - значит обладать неким познанием, благодаря которому этот человек познается не больше, чем другой. Но, тем не менее, посредством такого познания человек познается или мыслится больше, нежели осел. И это означает, что такое познание посредством некоего уподобления в большей степени уподобляется человеку, чем ослу, но не более этому человеку, чем тому. И в соответствии с этим, как представляется, далее следует сказать, что посредством такого смутного познания может познаваться бесконечное число [объектов]. И, как кажется, эту позицию не труднее обосновать, чем ту, которая предполагает, что одним и тем же актом любви или желания можно любить или желать бесконечное число [объектов]. Но эта вторая позиция не представляется несостоятельной: в самом деле, некто может любить все части некоего континуума, бесконечные по числу, или может желать, чтобы все части континуума сохраняли существование; а поскольку то, что желаемо этим желанием, есть не что иное, как некая часть континуума, причем одна - не более чем другая, следует, что желаемы все [части], число которых, тем не менее, бесконечно. Равным образом некто может желать, чтобы существовали все люди, какие только могут существовать, число коих, однако, бесконечно, поскольку может родиться бесконечное число людей.

Итак, следовательно, можно сказать, что одно и то же познание может быть познанием бесконечного числа [объектов], но при этом оно не будет собственным познанием для одного из них, и посредством этого познания один объект не может быть отличен от другого [...].

3. Metaphysica et ethica

3.1. Ens, esse et essentia

3.1.1. De ente*

Circa ens autem est primo sciendum, quod «ens» dupliciter accipi potest: Uno modo accipitur hoc nomen «ens» secundum quod sibi correspondet unus conceptus communis omnibus rebus praedicabilis de omnibus in quid illo modo quo transcendens potest in quid praedicari. Quod enim omnibus rebus sit unus conceptus communis praedicabilis de omnibus rebus, ex hoc persuaderi potest: quia si non sit aliquis talis conceptus communis, ergo diversis rebus sunt diversi conceptus communes, qui sunt A et B; sed osten-do quod aliquis conceptus est communior tam A quam В praedicabilis de quocumque, puta C. Gratia exempli: Quia sicut possunt formari tales tres propositiones vocales: «C est В», «С est А», «С est aliquid», ita possunt in mente tales tres propositiones formari, quarum duae sunt dubiae et tertia est scita; nam possibile est, quod aliquis dubitet utramque istarum: «C est B», «C est A» et tamen quod sciat istam: «C est aliquid». Quo dato arguo sic: Duae istarum propositionum sunt dubiae, et una est scita, et istae tres ha-bent idem subiectum; igitur habent distincta praedicata. Quia si non, eadem propositio esset scita et dubia, ex quo duae sunt hic dubiae. Si habent di-stincta praedicata, igitur aliud praedicatum est in ista: «C est aliquid», quod non est praedicatum in aliqua istarum: «C est B», «C est A»; igitur illud praedicatum est distinctum ab illis. Sed manifestum est, quod illud praedi-catum non est minus commune nec convertibile cum aliquo illorum, igitur est communius quam aliquid illorum. Quod est propositum, scilicet quod aliquis conceptus mentis alius ab istis inferioribus est communis cuilibet enti. Quod est concedendum; nam de omni ente vel de pronomine demon-strante quodcumque ens potest idem conceptus mentis vere praedicari: sicut eadem vox potest de quolibet vere praedicari.

* Summa tot log , I, с XXXVIII

3. Метафизика и этика

3.1. Сущее, сущность и существование 3.1.1.0 сущем

Относительно сущего следует знать, прежде всего, что [термин] «сущее» может пониматься двояко. Во-первых, это имя «сущее» соотносится с неким понятием, общим для всех вещей и могущим сказываться in quid69 обо всем в том смысле, в каком может сказываться in quid транс-ценденталияГ А в пользу того, что существует понятие, которое является общим для всех вещей и может сказываться обо всех вещах, можно привести следующий аргумент. Если некоего такого общего понятия не существует, то различные вещи обладают различными общими понятиями; назовем их А и В. Я, однако, покажу, что имеется некое понятие, более общее, нежели А и В, и сказывающееся о любом [субъекте]; назовем его С. Привожу пример. Точно так же, как можно произнести следующие высказывания: «С есть В», «С есть А», «С есть нечто», их можно образовать и в уме; два из них сомнительны, третье познано: в самом деле, возможно, чтобы некто сомневался в том, что С есть В и С есть А, но знал, что С есть нечто. Когда это дано, аргументирую так: два из данных высказываний сомнительны, одно познано; но все три обладают одним субъектом; следовательно, они обладают разными предикатами. Если нет, то одно и то же высказывание будет познанным и сомнительным, ибо два первых сомнительны. Если они обладают различными предикатами, то предикатом в [высказывании] «С есть нечто» является что-то такое, что не является предикатом в «С есть В» и «С есть А». Следовательно, этот предикат [«нечто»] отличен от тех. Но очевидно, что этот предикат не менее общ, [чем те два], и при этом не обратим, [по крайней мере], с одним из них; следовательно, он является более общим, нежели один из тех [предикатов]. И это - то, что требовалось доказать, т. е. что некое понятие ума, отличное от этих, менее общих [понятий], является общим для всего сущего. И это следует признать, ибо о всяком сущем или о всяком местоимении, указывающем на любое сущее, может истинно сказываться одно и то же понятие ума; так же, как один звук может истинно сказываться обо всем.

138___________________________________________Metaphysica et ethica

Non tamen obstante quod sic sit unus conceptus communis omni enti, tamen hoc nomen «ens» est aequivocum quia non praedicatur de omnibus subiicibilibus, quando significative sumuntur, secundum unum conceptum, sed sibi diversi conceptus correspondent, sicut super Porphyrium declaravi.

Ulterius sciendum est, quod secundum Philosophum IV Metaphysicae «ens» dicitur hoc quidem secundum accidens, illud vero secundum se. Quae distinctio non est intelligenda, quasi aliquod ens sit per se et aliud per accidens; sed ostendit ibi diversum modum praedicandi unius de reliquo mediante hoc verbo «est». Quod satis clarum est per exempla Philosophi, quia dicit quod dicimus musicum secundum accidens esse iustum, et simili-ter: Musicus secundum accidens est homo, et: Musicum dicimus aedificare secundum accidens. Ex quo patet, quod non loquitur nisi de diverso mo-do praedicandi alicuius de aliquo. Quia aliquid dicitur de aliquo per se, et aliquid dicitur de aliquo per accidens.

Quod enim aliqua res non sit ens per se et alia per accidens, patet: quia nulla res est, quin sit substantia vel accidens; sed tam substantia quam accidens est ens per se; igitur etc.

Нос tamen non obstante aliquid praedicatur de aliquo per se et aliquid per accidens.

Similiter distinguitur ens in ens in potentia et in ens in actu. Quod non est intelligendum, quod aliquid quod non est in rerum natura, sed potest esse, sit vere ens, vel aliquid aliud quod est in rerum natura sit etiam ens. Sed Aristoteles dividendo ens in potentiam et in actum, V Metaphysicae, intendit quod hoc nomen «ens» de aliquo praedicatur mediante hoc verbo «est» in propositione mere de inesse non aequivalenti propositioni de pos-sibili sic dicendo: «Sortes est ens», «Albedo est ens»; de aliquo autem non praedicatur nisi in propositione de possibili vel aequivalenti propositioni de possibili sic dicendo: «Antichristus potest esse ens», sive: «Antichristus est ens in potentia»; et sic de aliis. Unde vult ibidem, quod ens est divisibi-

Метафизика и этика 139

Но, несмотря на то, что имеется таковое понятие, общее для всякого сущего, имя «сущее» эквивокально, поскольку оно не сказывается сообразно одному понятию обо всех субъектах, если они берутся в их обозначающей функции, Напротив, [имени «сущее»] соответствуют различные понятия, как я показал в комментарии к Порфирию70.

Далее, следует знать, что, согласно [словам] Философа из IV книги Метафизики71, одно называется «сущим» secundum accidens, а другое - «сущим» secundum se. Это деление не следует понимать в том смысле, что одно существует рег se, а другое - рег accidens. Напротив, Аристотель показывает здесь различные способы предикации одного [термина] о другом при посредстве глагола «есть». И это очевидно из примеров, приводимых Философом. Он пишет: «мы говорим, что музыкант является справедливым secundum accidens, и, равным образом, музыкант является человеком secundum accidens, и музыкант строит secundum accidens». Из этого ясно, что Аристотель говорит только о различных способах предикации одного [термина] о другом. Ибо нечто сказывается о другом рег se, а нечто - рег accidens.

А то, что [речь идет] не о том, что одна вещь есть сущее рег se, а другая - рег accidens, ясно из того, что любая вещь есть либо субстанция, либо акциденция, но как субстанция, так и акциденция есть сущее рег se. Следовательно, и т. д.

Это, впрочем, не препятствует тому, чтобы нечто сказывалось о другом рег se, а нечто - рег accidens.

Равным образом сущее подразделяется на сущее в возможности и сущее в действительности. Это не следует понимать в том смысле, что нечто, не существующее в природе вещей, но могущее существовать, является подлинным сущим, или что сущим является также нечто иное, существующее в природе вещей. Напротив, Аристотель, разделив в V книге Метафизики72 сущее на сущее в возможности и в действительности, имел в виду, что об одном имя «сущее» сказывается при посредстве глагола «есть» только в высказывании о присущности, не эквивалентном высказыванию о возможном («Сократ есть сущее», «Белизна есть сущее» ), а о другом сказывается только в высказывании о возможном или в высказывании, эквивалентном высказыванию о возможном («Антихрист может быть сущим» или «Антихрист есть сущее в возможности» и т.п.). Поэтому он указывает там же, что «сущее делимо на сущее в возможности и в действительности так же, как знающий и пребывающее в покое»73; ничто, однако, не является знающим или пребы-

140 Metaphysica et ethica

le potestate et actu sicut sciens et quiescens; et tamen nihil est sciens vel quiescens, nisi actualiter sit sciens vel quiescens.

3.1.2. Utrum esse rei et essentia sint duo distincta in re?*

Et quia tactum est de esse existere, aliquantulum disgrediendo conside-randum est, qualiter esse existere se habet ad rem: Utrum esse rei et essentia rei sint duo extra animam distincta inter se. Et mihi videtur, quod non sunt talia duo, nec «esse existere» significat aliquid distinctum a re. Quia si sic, aut esset substantia aut accidens. Non accidens, quia tunc esse existere ho-minis esset qualitas vel quantitas, quod est manifeste falsum, sicut inductive patet. Nec potest dici, quod sit substantia: quia omnis substantia vel est materia vel forma vel compositum, vel substantia absoluta; sed manifestum est, quod nullum istorum potest dici esse, si esse sit alia res ab entitate rei.

Item: Si essent duae res, aut facerent per se unum, aut non. Si sic, oporteret quod unum esset actus et reliquum potentia, et per consequens unum esset materia et aliud forma, quod est absurdum. Si non facerent per se unum, igitur essent unum aggregatione tantum vel facerent unum tantum per accidens, ex quo sequitur, quod unum est accidens alterius.

Item: Si essent duae res, non esset contradictio, quin Deus conservaret entitatem rei in rerum natura sine existentia, vel econverso existentiam sine entitate, quorum utrumque est impossibile.

Ideo dicendum est, quod entitas et existentia non sunt duae res. Sed ista duo vocabula «res» et «esse» idem et eadem significant, sed unum nominaliter et aliud verbaliter, propter quod unum non potest convenienter poni loco alterius, quia non habent eadem officia. Unde «esse» potest poni

* Summa tot log., III, II, с XXVII

Метафизика и этика 141

вающим в состоянии покоя, если не является актуально знающим или покоящимся.

3.1.2. Имеется ли реальное различие между бытием и сущностью вещи?

И поскольку мы коснулись бытия существования, следует сделать некое отступление и рассмотреть [вопрос о том], каково отношение бытия существования к вещи: есть ли бытие вещи и сущность вещи две [вещи] вне души, различные между собой реально. И мне представляется, что они не являются двумя такими [вещами], и что «бытие существования» не обозначает что-либо, отличное от вещи. Если бы было иначе, то бытие существования было бы либо субстанцией, либо акциденцией. Но оно не является акциденцией, поскольку в противном случае бытие существования человека было бы качеством или количеством, что очевидным образом ложно, как явствует по индукции. И нельзя сказать, что бытие существования является субстанцией, поскольку всякая субстанция есть либо материя, либо форма, либо составленное [из материи и формы], либо отделенная субстанция. Но очевидно, что ничто из этого не может быть названо бытием в случае, если бытие есть вещь, отличная от сущности вещи.

Также: если бы бытие вещи и сущность вещи были двумя вещами, то они или составляли бы единое per se, или нет. В первом случае следовало бы, что одно из них является действительностью, а другое - возможностью; и, следовательно, одно было бы материей, а другое - формой, что абсурдно. А если бы они не составляли единое per se, то они были бы единым лишь как скопление74 или составляли бы единое per accfdens, из чего следовало бы, что одно является акциденцией для другого.

Также: если бы они были двумя вещами, то не было бы противоречия в том, чтобы Бог сохранял сущность вещи в природе вещей без существования или, наоборот, существование без сущности. Но и то, и другое невозможно.

Поэтому надлежит сказать, что сущность и существование не являются двумя вещами. Напротив, эти два слова «вещь» и «быть»75 обозначают одно и то же, но одно - как имя, а другое - как глагол. В силу этого одно не может подходящим образом занимать место другого, ибо у [терминов] «вещь» и «быть» разные функции. Поэтому «быть» может располагаться между двумя терминами в высказывании [типа] «Человек

142 Metaphysica et ethica

inter duos terminos sic dicendo: Homo est animaL Non est sic de hoc nomine «res» vel «entitas».

Unde «esse» significat ipsam rem. Sed significat causam primam sim-plicem, quando dicitur de ea non significando ipsam ab alio dependere. Quando autem praedicatur de aliis, significat ipsas res dependentes et ordi-natas ad causam primam. Et hoc, quia istae res non sunt res, nisi sint sic dependentes et ordinatae ad causam primam, sicut non sunt aliter. Unde, quando homo non dependet ad Deum, sicut tunc non est, ita tunc non est homo.

Et ideo non est plus imaginandum, quod essentia est indifferens ad esse et non esse, quam quod est indifferens ad essentiam et non essentiam: quia sicut essentia potest esse et non esse, ita essentia potest esse essentia et potest non esse essentia. Et igitur talia argumenta: «Essentia potest esse et non esse, igitur esse distinguitur ab essentia»; «Essentia potest esse sub opposito esse, igitur essentia differt ab esse», non valent. Sicut nec talia valent: «Essentia potest non esse essentia, et potest esse essentia, igitur essentia differt ab essentia»; «Essentia potest esse sub opposito essentiae, igitur essentia differt ab essentia». Et ideo non plus sunt essentia et esse duae res, quam essentia et essentia sunt duae res. Et ita esse non est alia res ab entitate rei.

Et haec est sententia Lincolniensis, quando dicit II Posteriorum: «„Esse" dictum de causa prima non praedicat nisi ipsam essentiam causae primae omnino simplicem; „esse" dictum vero de aliis non praedicat nisi ordinem et dependentiam eorum ab ente primo, quod est per se. Et haec ordinatio vel dependentia nihil multiplicat in essentia dependente. Propter hoc, sive quaeratur de ente primo sive de re dependente ab ente primo, an sit, haec quaestio non ponit in numerum».

Causa autem, quare sancti et alii dicunt Deum esse ipsum esse, est quia Deus sic est esse, quod non potest non esse, immo necesse est esse, nec ab aliquo alio est. Creatura autem sic est esse, quod non est necessario esse, sicut nec necessario est res; et ab alio est, sicut ab alio est res effective. Et

Метафизика и этика 143

есть живое существо», а с именем «вещь», или «сущность», дело обстоит иначе.

«Бытие» поэтому обозначает саму вещь. Оно обозначает первую простую причину, сказываясь о ней, не обозначая того, что она зависит от чего-то иного. А когда оно сказывается о других [вещах], оно обозначает сами вещи, зависимые и упорядоченные по отношению к первой причине. И это так потому, что эти вещи суть вещи и существуют лишь в силу того, что они таким образом зависимы и упорядочены по отношению к первой причине. Поэтому когда человек не зависит от Бога, он не существует и не есть человек.

И поэтому представление о том, что сущность безразлична к бытию и не-бытию, имеет под собой не большее основание, чем представление о том, что она безразлична к сущности и не-сущности, поскольку сущность как может быть и не быть, так может и быть сущностью и не быть сущностью. И потому не имеют силы аргументы «Сущность может быть и не быть, следовательно, бытие отлично от сущности» и «Сущность может быть в противоположном бытию [состоянии], следовательно, бытие отлично от сущности». Равным образом, не имеют силы и такие аргументы: «Сущность может быть сущностью и не быть сущностью, следовательно, сущность отлична от сущности» и «Сущность может быть в [состоянии], противоположном бытию в качестве сущности, следовательно, сущность отлична от сущности». Поэтому сущность и бытие не в большей степени две разные вещи, чем сущность и сущность. И, таким образом, бытие не есть вещь, отличная от сущности вещи.

И это - учение Линкольнца76, [изложенное] во II книге комментария ко Вторым Аналитикам77, где он говорит, что «„Бытие", сказываемое о первой причине, сказывается исключительно о совершенно простой сущности первой причины, а „бытие", сказываемое о прочих [вещах], сказывается только об их порядке и зависимости от первого сущего, которое существует само по себе. И эта упорядоченность, или зависимость, не производит в зависимой сущности никакой множественности. Поэтому вопрос о том, существует ли вещь, относится ли он к первому сущему или к зависимой от первого сущего вещи, не попадает в число [исследуемых здесь вопросов]».

А причиной того, что святые и другие [учители] утверждают, что Бог есть само бытие, является то, что Он не может не быть, более того, Он есть необходимое бытие и не есть от чего-то иного. Творение же есть бытие таким образом, что не есть необходимое бытие, не необходимо

144 Metaphysica et ethica

ideo non differunt in Deo «quod est» et «quo est», quia non est aliquid aliud a Deo quo Deus est. Sed in creatura differunt, quia illud quod est creatura et quo est creatura sunt distincta simpliciter, sicut Deus et creatura differunt.

3.2. Theologia naturalis

3.2.1. Utrum eadem veritas theologica specie vel numero possit probari in theologia et in scientia naturali?*

Quod non: Quia eadem conclusio specie non potest sciri duplici scientia alterius rationis; sed media alterius rationis in theologia et scientia natu-rali causant scientiam alterius rationis; ergo necessario conclusiones erunt alterius rationis.

Contra: Nisi eadem veritas posset probari in scientia naturali et in theo-logia, philosophia non iuvaret theologiam.

Hic primo distinguo de «scientia», secundo dico ad quaestionem.

Circa primum dico, quod «scientia» accipitur dupliciter: Uno modo pro habitu, naturali sive theologico, unius conclusionis tantum, alio modo pro aggregato ex omnibus habitibus habentibus determinatum ordinem respectu unius conclusionis, sive illi habitus sint incomplexorum sive complexorum.

Circa secundum supponendo quod quaelibet veritas sit theologica, quae est necessaria ad salutem, dico tunc, quod eadem conclusio specie theologica non potest probari in theologia et scientia naturali primo modo acceptis, et hoc, quia quot sunt scientiae sic distinctae, tot sunt conclusiones scitae. Ideo sicut unius conclusionis non possunt esse diversae scientiae, quia pluralitas non est ponenda sine necessitate, ita eadem conclusio non potest probari in diversis scientiis. Sed accipiendo theologiam et scientiam naturalem secundo

Quodl., V, q. I.

Метафизика и этика 145

есть вещь и есть от чего-то иного, так как является вещью в силу иной действующей причины. Поэтому «то, что есть» и «то, благодаря чему есть» в Боге не различаются, поскольку то, благодаря чему Бог есть, не есть нечто отличное от Бога. Но в творении «то, что есть» и «то, благодаря чему есть» различны, поскольку то, что есть творение, и то, благодаря чему оно есть, различны безусловно: так, как различаются Бог и творение.

3.2. Естественная теология

3.2.1. Может ли теологическая истина, одна и та же по виду или числу, доказываться в теологии и в естественном знании

Не может: поскольку заключение, одно и то же по виду, не может постигаться двумя различными типами знания; но различные по смыслу термины в теологии и в естественном познании являются причиной знаний разного типа; следовательно, заключения [этих дисциплин] необходимо будут заключениями разного типа.

Против: если бы одна и та же истина не могла доказываться в рамках естественного знания и в теологии, то философия была бы бесполезной для теологии.

Здесь я сперва [разъясню] различные [смыслы термина] «знание», а затем отвечу на вопрос.

Относительно первого утверждаю, что [термин] «знание» понимается двояко. Во-первых, под «знанием» понимается обладание (habitus) [знанием] лишь одного заключения (будь то естественного или теологического); во-вторых, под «знанием» понимается совокупность обладаний (habitus) [знаниями], имеющих определенный порядок по отношению к одному заключению, вне зависимости от того, являются они составными или несоставными.

Относительно второго: предположив, что теологической является любая истина, необходимая для спасения, утверждаю далее, что теологическое заключение, одно и то же по виду, не может доказываться в теологии и в естественном знании, понятых первым способом, ибо сколько существует знаний, отличных таким образом, столько существует и познанных заключений. И поэтому как у одного заключершя не может быть двух различных знаний, поскольку множественность не следует полагать

14 Зак 157

146 Metaphysica et ethica

modo, sic potest non solum eadem conclusio specie sed etiam numero pro-bari in theologia et scientia naturali, si existant in eodem intellectu, puta talis: «Deus est sapiens», «Deus est bonus»

Нос probo: Quia hoc non est magis inconveniens quam quod eadem conclusio specie et numero probetur propter quid et quia, I loc est possibile: Tum quia idem effectus specie et numero potest causari a causis diversae speciei; et per consequens, licet media sint alterius rationis hinc .nde, tamen conclusio potest esse eiusdem rationis. Tum quia ista propositio in mente: «Nullum ens infinitum est», contradicit primo huic propositioni in mente. «Aliquod infinitum est», quae probatur tam in theologia quam in scieritia naturali, et per consequens est eiusdem rationis in utraque scicntia.

Sed contra: Theologus intelligit per nomen «Deus» ens infmitum no-bilius quibuscumque infmitis alterius rationis; si essent simul, non solum divisim sed coniunctim est nobilius omnibus. Tunc sic accipiendo «Deum» hoc modo Deum esse non est naturaliter evidens; ergo sic accepto «Deo» nihil probatur naturaliter et evidenter de Deo, Consequentia patet. Antece-dens probatur: Quia non est naturaliter evidens, quod aliquid sit mfinitum nisi ex motu vel causalitate solum probatur infmitum esse quod est melius quolibet infinitorimi divisim et non coniunctim, ergo etc.

Praeterea: Aut probant istam conclusionem per medium cmsdem ratio-nis vel alterius. Si primo moclo, tunc praecise conclusio et termini essent eiusdem rationis, et sic non probaretur in diversis scientiis. Si secundo mo-do, tunc medium propriura conclusionis specialis est quaedam definitio vel

Метафизика и этика 147

без необходимости, так и одно и то же заключение не может доказываться различными науками. Но если рассматривать теологию и естественное знание вторым способом, то в теологии и естественном знании может доказываться заключение, одно не только по виду, но и по числу, если оба [типа знания] существуют в одном и том же разуме. Примеры [таких заключений]: «Бог мудр» и «Бог блар>.

Доказываю: это невозможно не в большей степени, чем доказательство заключения, одного и того же по виду и числу, с помощью доказательств propter quid и quia78. Но это возможно. Во-первых, поскольку следствие, одно и то же по виду и числу, может причиняться причинами разного вида; следовательно, хотя средние термины в том и в другом случае различны по смыслу, заключение может иметь один и тот же смысл. Во-вторых, поскольку [сформированное] в уме высказывание «Никакое сущее не является бесконечным» непосредственно противоречит другому [сформированному] в уме высказыванию «Нечто является бесконечным», которое доказывается как в теологии, так и в естественном знании, и, следовательно, имеет один смысл в обеих науках.

Но против: под именем «Бог» теолог подразумевает бесконечное сущее, более благородное, чем бесконечное [множество] любых [сущих] иного типа, которое благороднее их всех, независимо от того, берутся они порознь или все вместе (если они могут существовать одновременно). И при таком понимании [термина] «Бог» существование Бога не очевидно, если исходить из возможностей естественного познания; следовательно, при таком понимании [термина] «Бор> естественным образом и с очевидностью о Боге нельзя доказать ничего. Вывод очевиден. Доказывается антецедент: не очевидно, если исходить из возможностей естественного познания, что нечто является бесконечным, разве что мы прибегнем к доказательству от движения или причинности. Но таким образом доказывается лишь то, что существует бесконечное [сущее], которое лучше любого [сущего] из бесконечного [множества сущих], взятого в отдельности, а не то, [что оно лучше всех их], вместе взятых; следовательно, и т. д.

Кроме того: [теолог и философ] доказывают указанное заключение или с помощью средних терминов, обладающих одним и тем же смыслом, или [с помощью] разных по смыслу [терминов]. Если первое, то заключение и термины обладали бы точно одним и тем же смыслом, и в силу этого заключение не доказывалось бы в науках различного типа. Если второе, то средний термин, собственный для особого заключения,

14*

148 Metaphysica et ethica

descriptio data per praedicabilia in quid; illa descriptio est alterius rationis ibi in una scientia et in alia, et per consequens cognitio simplex causata per illam descriptionem erit alterius rationis, et ita conclusio, cuius illa cognitio simplex est subiectum, erit alterius rationis.

Ad primum istorum dico, quod nisi conclusio eiusdem rationis posset probari in diversis scientiis, aliter theologus fidelis et philosophus paga-nus non possent sibi contradicere de ista propositione: «Deus est trinus et unus», quia propositiones in voce non contradicunt, nisi quia propositiones in mente contradicunt, eo quod sunt signa subordinata. Sed propositio af-firmativa et negativa in mente non contradicunt primo nisi componantur ex conceptibus eiusdem rationis, licet possit inferri contradictio ex proposi-tionibus compositis cx conceptibus alterius rationis aliquando. Aliter enim, nisi istud esset verum, in terminis aequivocis posset fieri contradictio; sicut hic: Omnis canis currit, Aliquis canis non currit, ubi sunt conceptus alterius rationis, puta animalis latrabilis et caelestis sideris, quod patet esse falsum, quia contradictio est oppositio rei et nominis, non solum vocalis sed men-talis. Dico ergo, quod aliqua conclusio eiusdem rationis probatur in diversis scientiis, et aliqua non. Et istam propositionem particularem teneo veram, licet rion universalem.

Ad argumentum ergo dico, quod sicut illa conclusio, in qua praedicatur «esse trinum et unum» de quocumque conceptu Dei non potest probari in diversis scientiis, sed solum probatur in theologia praesupposita fide, ita ilia conclusio, in qua subiicitur conceptus Dei vel «Deus» secundum istam descriptionem, quod est aliquid melius omnibus aliis a se, quodcumque praedicatum de eo praedicetur, non probatur in diversis scientiis, sed solum in theologia. Unde tales conclusiones: «Deus est bonus», «Deus est sapiens», etc., sic accepto Deo non pbssunt probari in diversis scientiis. Et ratio est, quia sic accipiendo Deum iion est naturaliter evidens Deum esse, sicut deducit ratio, ut patet in primo Quodlibet Et per consequens non est na-

Метафизика и этика__________________________________________149

есть некое определение или описание, данное посредством сказуемых in quid. И это описание в различных науках различается по смыслу, и, следовательно, будут различаться по смыслу несоставное познание, причиной коего является это описание, и заключение, субъектом которого является это несоставное познание.

На первое из этого отвечаю: если бы заключение, обладающее одним и тем же смыслом, не могло доказываться в различных науках, то верующий теолог и языческий философ не могли бы противоречить друг другу в отношении высказывания «Бог троичен и един», поскольку высказывания, произносимые голосом, противоречат только в том случае, если противоречат высказывания в уме, поскольку первые суть подчиненные знаки [вторых]. Но утвердительное и отрицательное высказывания в уме противоречат друг другу непосредственным образом только если они образованы из понятий, имеющих один и тот же смысл, пусть даже иногда противоречие и может быть выведено из высказываний, образованных из терминов, обладающих разным смыслом. Иначе, если бы это было ложно, противоречие могло бы возникнуть и в случае эквивокаль-ных терминов, например, здесь: «Всякий пес бежит, некий пес не бежит», где имеются понятия, различные по смыслу, а именно, способного лаять животного и небесного созвездия. Но это явно ложно, поскольку противоречие есть противоположность вещи и имени, причем не только произнесенного, но и пребывающего в уме. Итак, я утверждаю, что определенное заключение, обладающее одним и тем же смыслом, доказывается различными науками, а определенное - нет. И это частное,

7Q

но не универсальное, высказывание я считаю истинным' .

На аргумент отвечаю: так же, как заключение, в котором «быть троичным и единым» сказывается о любом понятии Бога, не может быть доказано в разных науках, но только в теологии, при предварительном допущении [определенных положений] веры, так и заключение, в котором субъектом является понятие Бога или [термин] «Бог» сообразно указанному описанию, в соответствии с которым Он есть нечто, что лучше всего, от Него отличного, какие бы предикаты о Нем ни сказывались, доказывается не в различных науках, но только в теологии. Поэтому заключения «Бог благ», «Бог мудр» и т. д. при указанном понимании [термина] «Бог» не могут доказываться в различных науках. И основание тому: при таком понимании [термина] «Бор> существование Бога не очевидно, если говорить о естественном познании, как показывает [вышеприведенный] аргумент и как очевидно из первого Quocffibet80. И, следовательно, не оче-

150 Metaphysica et ethica

turaliter evidens Deum sic acceptum esse bonum. Sed ex hoc non sequitur, quin alia conclusio, in qua «bonum» vel «sapiens» praedicatur de conceptu Dei, ut per illum intelligimus, quod est aliquid quo nihil est perfectius nec prius, quia sic potest demonstrari Deum esse, quia aliter esset processus in infinitum, nisi esset aliquid in entibus, quo nihil est perfectius. Vel etiam potest demonstrari conclusio, in qua praedicatur «bonum» de prima causa; vel de quocumque alio conceptu, ad quem philosophus potuerit naturaliter devenire, possit probari in theologia et in aliqua scientia naturali.

Unde ad formam argumenti concedo antecedens et consequens, quia non est contra me.

Ad aliud dico, quod theologus et philosophus naturalis probant eandem conclusionem specie per medium alterius rationis.

Et quando dicitur, quod medium proprium est definitio vel quaedam descriptio subiecti, dico quod non semper medium est quaedam definitio vel descriptio subiecti, sed aliquando medium est definitio exprimens [par-tes] integrales definiti, puta quando demonstratur habere tres de triangulo; aliquando medium est subiectum primum passionis, sicut demonstratur esse susceptibile disciplinae de homine per animam intellectivam; aliquando me-dium est conceptus communis; et variis modis potest esse aliquid medium. Et ultra, dato quod medium semper sit descriptio subiecti, dico quod ista descriptio erit alterius rationis in diversis scientiis.

Et quando ultra dicitur, quod descriptio alterius rationis causat cogni-tionem simplicem alterius rationis, illud multipliciter peccat: Tum quia de-finitio subiecti numquam causat notitiam incomplexam subiecti, quia illa praesupponitur omni definitioni et acquiritur mediante notitia intuitiva, li-cet defmitio possit partialiter causare cognitionem aliquam complexam per discursum, qui discursus praesupponit notitiam incomplexam subiecti. Tum quia dato quod descriptio subiecti causaret effective talem cognitionem sim-plicem subiecti, non sequitur propter hoc, quod descriptiones alterius ratio-nis causent cognitiones incomplexas alterius rationis, quia causae diversae

Метафизика и этика 151

видно, если говорить о естественном познании, что так понятый Бог благ. Но из этого не следует, что нельзя доказать иное заключение, в котором «благой» и «мудрый» сказываются о понятии Бога, если под Богом мы понимаем нечто, первичнее и совершеннее чего нет ничего. В самом деле, существование так понимаемого Бога доказуемо, ибо в противном случае, если бы среди сущих не было некоего [сущего], совершеннее которого нет ничего, то имел бы место уход в бесконечность. Или также можно доказать заключение, в котором «благое» сказывается о первой причине; или любое другое понятие, к которому мог бы прийти философ с помощью естественного познания. И [таковое] могло бы быть доказано как в теологии, так и в естественном познании.

Поэтому, касаясь формы аргумента, я признаю антецедент и консе-квент, поскольку они не против меня.

А на другой аргумент отвечаю: теолог и философ, опирающийся на естественное познание, доказывают заключение, одно и то же по виду, с помощью средних терминов, различных по смыслу.

И когда говорят, что собственный средний термин есть определение или некое описание субъекта, я отвечаю, что так бывает не всегда, но иногда средний термин есть определение, выражающее интегральные части определяемого, например, когда о треугольнике доказывается обладание тремя углами. А иногда средний термин есть первый субъект свойства: так о человеке способность к обучению доказывается на основании [наличия у него] разумной души. А иногда средний термин - общее понятие, и [надо сказать, что] нечто может различными способами быть средним термином. И, кроме того, даже если дано, что средний термин всегда является описанием субъекта, я утверждаю, что в различных науках это описание будет иметь разный смысл.

И когда далее утверждается, что описание, различное по смыслу, является причиной несоставного познания, различного по смыслу, то [данное утверждение] включает много погрешностей. Во-первых, определение субъекта никогда не причиняет несоставное знание субъекта, поскольку это знание предшествует всякому определению и приобретается с помощью интуитивного познания, пусть даже определение может быть частичной причиной некоего составного познания посредством рассуждения, каковое рассуждение предполагает несоставное знание субъекта. Во-вторых, если дано, что описание субъекта является действующей причиной указанного несоставного знания субъекта, то из этого не следует, что различные по смыслу описания причиняют различные по смыслу

152 Metaphysica et ethica

rationis possunt habere aliquem effectum eiusdem rationis; patet de sole et igne respectu caloris, similiter de cognitione et voluntate respectu amoris. Tum quia talis cognitio simplex, si esset, non esset subiectum in conclu-sione probanda per descriptioriem, sed esset medium, sicut ipsa descriptio est medium; nam secundum Philosophum I Posteriorum de subiecto dici-tur praecognosci quid est et quia est, et per consequens subiectum debet praehaberi ante demonstrationem. Et ideo licet illa cognitio simplex, si esset possibilis, posset esse subiectum in aliqua conclusione, tamen illa conclusio numquam probaretur per illam descriptionem.

Ad argumentum principale concedo, quod eadem conclusio non potest sciri duplici scientia alterius rationis, sed nego minorem, scilicet quod media alterius rationis in theologia et scientia naturali causant scientias alterius rationis, et hoc accipiendo scientiam pro habitu conclusionis.

3.2.2. [Cognitio Dei in conceptu communi]*

[... ] Deo et creaturae est aliquis conceptus unus communis praedica-bilis de eis in quid et per se primo modo.

Circa quod ostendendum primo osteiidam, quod Deus non potest со-gnosci in se, ita quod ipsamet divina essentia terminet immediate actum intelligendi nullo alio concurrente in ratione obiecti.

Secundo, quod non potest concipi a nobis pro statu isto in aliquo con-ceptu simplici proprio sibi.

Tertio, quod potest concipi a nobis in aliquo conceptu comrnuni praedi-cabili de eo et aliis.

Quarto, quod aliquis talis, in quo potest concipi a nobis, sit sibi quiddi-tativus.

Et quinto ex his sequitur, quod aliquis conceptus unus est praedicabilis de Deo et aliis in quid per se primo modo.

* Ordinatio, d. II, q IX

J

Метафизика и этика 153

несоставные знания, поскольку различные по типу причины могут иметь некое следствие одного и того же типа. Это очевидно в отношении Солнца и огня, производящих тепло, а также в отношении знания и воли, являющихся причиной любви. В-третьих, таковое несоставное знание, если оно возможно, не было бы субъектом заключения, доказываемого с помощью описания, но было бы средним термином, так же как средним термином является само описание, ведь согласно Философу (I книга Вторых Аналитик)81 у о субъекте следует предварительно знать, что он есть и что он есть, и, соответственно, субъект должен иметься до доказательства. Поэтому хотя это несоставное знание, если оно возможно, может быть субъектом некоего заключения, тем не менее, таковое заключение никогда не доказывалось бы с помощью такового описания.

Относительно основного аргумента: я согласен, что одно и то же заключение не может постигаться двумя различными типами знания, но отрицаю меньшую посылку, а именно, что если рассматривать знание как обладание (habitus) [знанием] заключения, различные по смыслу средние термины в теологии и в естественном познании причиняют различные по типу знания.

3.2.2. О познании Бога в общем понятии

Существует некое единое понятие, общее для Бога и творения, сказываемое о них in quid и согласно первому типу предикации per se.

Для того, чтобы доказать это, я докажу прежде всего, что Бог не может быть познан Сам по Себе, так, чтобы божественная сущность определяла82 акт постижения непосредственно сама по себе, без соучастия чего-либо еще в качестве объекта.

Во-вторых, [я докажу], что Бог не может постигаться нами в этой жизни в каком-либо простом понятии, Ему собственном.

В-третьих, [я докажу], что Бог может постигаться нами в некоем общем понятии, сказываемом о Нем и о других [вещах].

В-четвертых, [я докажу], что некое таковое понятие, в котором Бог может нами постигаться, является чтойным83 понятием о Нем.

В-пятых, из этого следует, что некое единое понятие сказывается о Боге и о других [вещах] m quid и согласно первому типу предикации per se.

13 Зак 157

154 Metaphysica et ethica

Primum ostendo sic: Omnis mtellectus cognoscens aliquam naturam in se nullo alio concurrente in ratione obiecti potest vere cognoscere illam rem esse in re vel non includere contradictionem, immo non potest dubi-tare illud obiectum includere contradictionem; sed viator intelligens Deum notitia incomplexa, quantum est possibile viatori, potest dubitare, an in-cludat contradictionem, quia potest dubitare, an includat contradictionem Deum esse, etiam posito quod firmiter credat, quod nihil est impossible esse, nisi includens contradictionem; ergo talis non cognoscit Deum in se modo exposito. Maior videtur manifesta: quia hoc est evidenter notum, quod numquam concipitur aliquid includens contradictionem sine pkuibus obiec-tis conceptis; ergo concipiens tantum unam rem sine pluralitate obiectorum non potest dubitare illam rem includere contradictionem. Minor etiam est manifesta: quia multi dubitant Deum esse, et utrum sit possibile Deum esse.

Praeterea, omnis res cognita in se aut cognoscitur intuitive aut abstracti-ve; ergo si essentia divina in se cognoscitur, aut cognoscitur a nobis intuitive aut abstractive. N011 intuitive, manifestum est, quia illa est beatifica, quae ex puris naturalibus non est possibilis nobis. Nec abstractive, quia sicut de-claratum est in prologo, nulla res potest cognosci abstractive in se a nobis ex puris naturalibus, nisi ipsa praecognoscatur intuitive. Quia si cognoscatur abstractive, aut hoc erit per notitiam intuitivam eiusdem, et habetur propo situm, aut per speciem rei, et hoc est inconveniens: Tum quia talis species, ut post probabitur, non est ponenda. Tum quia in aliis patet, quod species non sufficit ad notitiam abstractivam sine notitia intuitiva praevia. Aut co-gnoscitur abstractive per notitiam intuitivam alicuius alterius rei, et hoc est impossibile, quia sicut probatum est in prologo, nulla notitia iiicomplexa unius rei potest esse causa sufficieiis notitiae alterius rei.

Secundum ostendo, Quia nihil potest cognosci a nobis ex puris naturali-bus in conceptu simplici sibi propno, nisi ipsum in se praecognoscatnr. Ista

Метафизика и этика 155

Первое доказываю так. Всякий разум, познающий какую-либо природу саму по себе, без соучастия чего-либо еще в качестве объекта, может истинно знать, что эта вещь существует в действительности или что она непротиворечива. Более того, он не может усомниться в ее непротиворечивости. Но человек в этой жизни, постигая Бога несоставным знанием (насколько это для него возможно), может усомниться, нет ли здесь противоречия, поскольку может усомниться в непротиворечиво-i ги существования Бога, даже если предположить, что он твердо уверен в том, что может существовать все, что непротиворечиво. Следовательно, этот человек не познает указанным способом Бога Самого по Себе. Большая посылка, как представляется, очевидна: ясно, что ничто никогда не постигается как противоречивое, если [речь идет] не о постижении нескольких объектов, следовательно, постигающий только одну вещь, без множественности объектов, не может сомневаться в ее непротиворечивости. Также очевидна и меньшая посылка: многие сомневаются в том, есть ли Бог, и в том, возможно ли, чтобы Бог существовал.

Кроме того: всякая вещь, познаваемая сама по себе, познается интуитивно или абстрагированно. Следовательно, если божественная сущность познается сама по себе, то она познается нами интуитивно или абстрагированно. Но не интуитивно, что очевидно, поскольку интуитивное познание [Бога] - блаженное [видение Бога святыми в раю], а оно не обретается чисто естественным образом и недоступно для нас [в этой жизни]. Но и не абстрагированно, поскольку, как разъяснено в Прологе84, никакая вещь не может познаваться нами абстрагированно сама по себе чисто естественным образом, если она предварительно не познана интуитивно. Ибо если она познается абстрагированно, то она познается или благодаря ее же интуитивному познанию, и тогда имею искомое, или через [умопостигаемую] форму вещи85, что несообразно, поскольку, во-первых, не следует допускать существование таковой формы (что будет доказано позже), а во-вторых, поскольку из других [случаев] очевидно, что формы недостаточно для абстрагированного познания, если раньше не имело место интуитивное знание. А [предположение], что вещь познается абстрагированно благодаря интуитивному знанию какой-либо другой вещи, несостоятельно, поскольку, как доказано в Прологе86, никакое несоставное знание одной вещи не может быть достаточной причиной знания другой вещи.

Доказываю второе: ничто не может познаваться нами чисто естественным образом в простом и собственном для себя понятии, если предварительно не познано само по себе. И это очевидно по индукции.

156 Metaphysica et ethica

patet inductive. Aliter enim posset dici, quod color posset cognosci а саесо a nativitate in conceptu proprio coloribus, quia noii est maior ratio, quod Deus cognoscatur in conceptu sibi proprio sine praecognitione ipsius in se quam color, sicut declarabitur distinctione sequenti. Sed manifestum est, quod a tali non potest concipi color in conceptu sibi proprio. Ergo nec Deus. Et ista ratio aequaliter probat conclusionem priorem, ex qua sequitur ista

Tertium ostendo: Quia omne cognoscibile a nobis aut cognoscitur in se aut in conceptu simplici sibi proprio aut conceptu composito proprio aut in conceptu communi sibi et aliis; sed Deus aliquo modo cognoscitur a nobis, et non primis duobus modis, sicut declaratum est, ergo tertio modo vel quarto modo. Et si tertio, oportet quod cognoscatur quarto modo, quia conceptus compositus proprius, ex quo non potest componi ex conceptibus simplicibus propriis, oportet quod componatur ex simplicibus et communibus.

Quartum ostendo per unam rationem, quam facit iste Doctor Subtilis, quae mihi concludit. Et arguo sic: Si Deus concipitur in aliquo conceptu communi sibi et aliis, quaero: aut ille conceptus est quidditativus aut de-nominativus? Si quidditativus, habetur propositum. Si denominativus, tunc quaero de illo: cui attribuis istum conceptum denominativum? Aut est de-nominativus, et erit processus in infinitum, aut quidditativus, et habetur propositum.

Verbi gratia, habeo istum conceptum, puta «esse creativum», quem scio esse denominativum, et ideo oportet praehabere unum conceptum, cui istum attribuo, puta dicendo, quod aliquod ens est creativum; et certum est, quod iste conceptus, cui iste attribuitur, non est denominativus, vel, si sit, erit processus in infinitum, vel stabitur ad aliquem conceptum quidditativum. Et tunc quaero de illo conceptu ultimo quidditativo: aut est communis Deo et creaturae, et habetur propositum, aut est proprius Deo, et hoc est improbatum, aut est proprius creaturae, et hoc est impossibile, quia tunc

Метафизика и этика 157

назад содержание далее



ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)