Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 3.

62 Логические основания теории знаков

чается по силе (т. е. по способу отношения к своему ин-

терпретанту) от обычной, голословно утверждаемой

(merely asserted) пропозиции, а во-вторых - никогда не

может быть целым Аргументом. Что касается другой

часто встречаемой пропозиции, называемой Заключени-

ем, которая может потребоваться для завершения Ар-

гумента, то она ясным образом репрезентирует Интерпре-

тант, а также обладает особой, присущей только ей си-

лой (т. е. присущим только ей отношением к Интерпре-

танту). Среди логиков имеются разногласия относитель-

но того, входит ли такая пропозиция в Аргумент в каче-

стве его части. И хотя оба мнения вовсе не опираются на

результаты точного анализа существа Аргумента, оба они

имеют определенный вес. Автор данной работы, не буду-

чи, впрочем, абсолютно в этом уверен, склонен считать

Заключение - хотя оно и репрезентирует Интерпре-

тант - существенным моментом полного выражения Ар-

гумента. Обычно логики предпочитают говорить не о По-

сылке, а о Посылках Аргумента. Но если Аргумент имеет

более чем одну Посылку, в качестве первого шага аргу-

ментации должно связать их в одну Соединительную

(Copulative) Пропозицию так, чтобы единственный про-

стой Аргумент двух Посылок стал Связующим Аргумен-

том (the Argument of Colligation). Но даже в этом случае

посылок, по сути, не две. Ибо в любой момент, когда

сознание готово предъявить пропозицию Р, оно также

готово предъявить пропозицию О, для которой новая про-

позиция P служит лишь в качестве дальнейшего опреде-

ления. Поэтому пропозиция, которую сознание готово

предъявить, есть не просто Р, но ОР. В указанном смысле

такой вещи, как Связующий Аргумент, не существует.

Отрицать это - значит полагать, что всякое суждение

является заключением аргумента. И далее если так - что,

в общем, допустимо, - то такое заключение будет заклю-

чением совершенно другого рода суждения, нежели Свя-

зующий Аргумент. Таким образом, Связующий Аргумент

есть форма Аргумента, вводимая в логику только во избе-

жание необходимости рассмотрения истинной природы Ар-

гумента, дериватом которого является Соединительная

Пропозиция. Поэтому более правильным представляется

в общем говорить о «Посылке», а не о «Посылках» Ар-

Grammatica Speculativa 63

гумента. Что касается слова Посылка (в латыни XIII

века - praemissa), то, используя его во множественном

числе, его часто путают с совершенно другим словом,

имеющим хождение в юриспруденции - premisses, т. е.

параграфы или пункты описи и т. п., например, дома,

перечисляемые в договоре об аренде. Произносить premiss

как premise, - совершенно противоречит нормальному

английскому. Это произношение, распространенностью

которого мы, по крайней мере отчасти, обязаны настоя-

нию лорда Бругхэма (Brougham), разоблачает незнание

истории логики, которое обнаруживают даже такие изве-

стные авторы, как Уэйтли (Whately), Уотте (Watts) и др.

§ 7. Десять категории знаков

36. На основании трех трихотомий Знаки подразде-

ляются на десять категорий, из которых могут быть

образованы различные подразделы. Список категорий

имеет следующий вид:

Первая: Квалисигнум [например, переживание «крас-

ного цвета»], т. е. всякое качество постольку, поскольку

оно является знаком. Качество есть то, что оно есть опре-

деленное в самом себе, поэтому оно может только дено-

тировать объект посредством некоторого общего с ним

элемента или подобия. Поэтому Квалисигнум с необхо-

димостью является Иконой. Далее, поскольку качество

представляет собой простую логическую возможность, оно

может быть интерпретировано только как знак сущнос-

ти, т. е. Рема.

37. Вторая: Иконический Синсигнум [например, не-

которая индивидуальная схема], т.е. любой объект опыт-

ного знания при том условии, что какое-либо его каче-

ство делает его способным к определению идеи объекта.

Являясь Иконой, а следовательно, знаком благодаря чи-

стому подобию с чем угодно, что может быть подобно, он

может интерпретироваться также только как знак сущ-

ности, т. е. Рема, и ведет к актуализации Квалисигнума.

38. Третья: Индексальный Рема-Синсигнум [напри-

мер непроизвольный вскрик], т. е. объект прямого опыт-

ного знания при том условии, что он направляет внима-

ние на Объект, которым вызвано его наличие. Он с необ-

64 Логические основания теории знаков Grammatica Spcculativa 65

ходимостью содержит в себе особого рода Иконический

Синсигнум. Его особенностью является то, что он при-

нуждает интерпретатора сосредоточить внимание на са-

мом Объекте денотации.

39. Четвертая: Дици-Синсигнум [например, флюгер],

т. е. объект прямого опытного знания при том условии,

что он является знаком и в качестве такового доставляет

информацию о своем Объекте. Последнее возможно толь-

ко в силу того, что он подвергается реальному воздей-

ствию своего Объекта, поэтому он также представляет

собой Индекс. Единственного рода информация, им дос-

тавляемая, есть таковая о действительных фактах. Та-

кой Знак для актуализации информации должен содер-

жать в себе Иконический Синсигнум, а также Индек-

сальный Рема-Синсигнум, указывающий на Объект, на

который ссылается информация. При этом способ соче-

тания или Синтаксис двух последних также должен

иметь значимый характер.

40. Пятая: Иконический Легисигнум [например, Схе-

ма (diagram) вообще], т. е. общее правило или вид при

том условии, что он требует конкретного примера для ак-

туализации того или иного определенного качества, с по-

мощью которого он вызывает в уме идею подобия. Явля-

ясь Иконой, он обладает свойствами Ремы. Вместе с тем

он представляет собой также Легисигнум, управляющий

единичными Репликами, каждая из которых проявляет

себя в виде особого рода Иконического Синсигнума.

41. Шестая: Индексальный Рема-Легисигнум [напри-

мер, указательное местоимение], т. е. любой общий тип

или закон, тем или иным образом учрежденный, каждый

конкретный пример которого должен иметь свой Объект,

влияющий на этот пример путем привлечения внимания

к его Объекту. Каждая его Реплика будет особого рода

Индексальным Рема-Синсигнумом. Интерпретант Индек-

сального Рема-Легисигнума репрезентирует его в качестве

Иконического Легисигнума и в некотором, весьма огра-

ниченном смысле, сам является таковым.

42. Седьмая: Индексальный Дици-Легисигнум [напрл

мер, выклики уличных торговцев], т. е. любой общий

тип или закон, тем или иным образом учрежденный, каж-

дый конкретный пример которого должен иметь свой

Объект, влияющий на этот пример таким образом, что-

бы передать об этом Объекте конкретную информацию.

Чтобы означить (to signify) эту информацию, он должен

включать в себя Иконический Легисигнум, а также Ин-

дексальный Рема-Легисигнум для денотации субъекта ин-

формации. Каждая его Реплика будет особого рода Дици-

Синсигнумом.

43. Восьмая: Рема-Символ, или Символическая Рема

[например, имя собственное], т. е. знак, связанный со

своим Объектом через ассоциацию общих идей таким об-

разом, что его Реплика вызывает в уме образ, который,

благодаря определенным привычкам и склонностям это-

го ума, способствует образованию общего понятия. При

этом Реплика интерпретируется как Знак Объекта, яв-

ляющегося примером данного понятия. Таким образом,

Рема-Символ представляет собой то, что логики называ-

ют Общим Термином. Подобно любому другому Симво-

лу, Рема-Символ сам по себе с необходимостью есть не-

что общее, т. е. он также является Легисигнумом. Его

Реплика представляет собой особого рода Индексальный

Рема-Синсигнум. Образ, сообщаемый посредством него

сознанию и действующий при этом от имени уже имею-

щегося в сознании Символа, способствует образованию

общего понятия. В этом состоит его отличие от других

Индексальных Рема-Синсигнумов, включая те, которые

являются Репликами Индексальных Рема-Легисигнумов.

Так, указательное местоимение «тот» есть Легисигнум,

представляющий собой общее правило. Однако он не

является Символом, поскольку не означивает общее по-

нятие. Его Реплика способствует привлечению внима-

ния к некоторому единичному Объекту и представляет

собой Индексальный Рема-Синсигнум. Например, Реп-

лика слова «верблюд» есть такой Индексальный Рема-

Синсигнум. Благодаря тому, что говорящий и слушаю-

щий обладают знанием о верблюдах вообще, он подвер-

гается воздействию Объекта (реального верблюда), кото-

рый им денотируется. Даже если слушающий никогда

не сталкивался с данным конкретным верблюдом, это

приводит к образованию реальной связи, благодаря ко-

торой слово «верблюд» вызывает идею верблюда. То же

истинно и относительно слова «феникс». Ибо несмотря

3 Зак. 3309

66 Логические основания теории знаков

на то, что феникс реально не существует, говорящему и

слушающему хорошо известны его реальные описания.

Таким образом слово вступает в реальную связь с дено-

тируемым Объектом. При этом наряду с Репликами Рема-

Символов существенными отличиями от Индексальных

Рема-Синсигнумов обладают также Реплики Индексаль-

ных Рема-Легисигнумов. Объект, денотируемый место-

имением «тот», не оказывает столь прямого и непосред-

ственного влияния на реплику самого слова «тот», как,

к примеру, человек, набравший номер - на раздающий-

ся с другого конца провода телефонный звонок. Интер-

претант Рема-Символа часто репрезентирует его как

Иконический Легисигнум, но чаще в качестве Индек-

сального Рема-Легисигнума и имеет нечто от природы и

того и другого.

44. Девятая: Дици-Символ, или обычная Пропози-

ция. Знак, связанный со своим Объектом через ассоциа-

цию общих идей. Действует подобно Рема-Символу. Его

отличие от последнего состоит в том, что подразумевае-

мый (intended) им интерпретант, в отношении того, что

означивается Дици-Символом, репрезентирует его как

находящийся под реальным влиянием своего Объекта,

так что существование или закон, который он делает зна-

чимым для сознания, вступает в реальную связь с Объек-

том, на который делается указание. Подразумеваемый

Дици-Символом Интерпретант интерпретирует его как

Индексальный Дици-Легисигнум и, если последнее вер-

но, обладает частью его природы, хотя этим не исчерпы-

вает своей собственной. Подобно Рема-Символу, он так-

же представляет собой Легисигнум и, как и Дици-Син-

сигнум, имеет составную природу постольку, поскольку

с необходимостью вовлекает Рема-Символ (в результате

чего его Интерпретант интерпретирует его как Икони-

ческий Легисигнум), чтобы передать информацию, н

Индексальный Рема-Легисигнум, чтобы осуществить

указание на субъект этой информации. Причем Синтак-

сис того и другого имеет значимый характер. Реплика

Дици-Символа представляет собой особого рода Дипи-

Синсигнум. Что последнее справедливо, становится осо-

бенно очевидным, когда информация, передаваемая

Дици-Символом, сообщает некий действительный факт.

Grammatica Specuiativa 67

В том случае, когда информация передает реально дей-

ствующий закон, данное положение в равной степени

ложно, ибо Дици-Синсигнум не способен к передаче

информации, содержащей общее правило. Таким обра-

зом, истинность суждения по поводу Реплики Дици-

Символа зависит от того, имеет ли указанный закон

конкретные примеры своего применения.

45. Десятая: Аргумент, т. е. знак, чей интерпретант

репрезентирует его объект в качестве будущего (ulterior)

знака благодаря закону, в соответствии с которым та-

кие-то и такие-то умозаключения, следуя за такими-то

и такими-то предпосылками, оказываются истинными.

Поэтому его объект очевидно должен представлять со-

бой нечто общее, т. е. Аргумент должен являться Симво-

лом и, следовательно, Легисигнумом, а его Реплика -

Дици-Синсигнумом.

46. Структурное сходство десяти перечисленных ка-

тегорий наиболее ясно можно представить, расположив

их названия в виде треугольной таблицы, приведенной

ниже. Смежные друг другу квадраты, границы между

которыми выделены жирной линией, содержат имена ка-

тегорий, подобных только в каком-либо одном отноше-

нии. Все остальные смежные квадраты содержат имена

категорий, подобных друг другу двояким образом. Не-

смежные квадраты содержат имена категорий, подобных

только в каком-либо одном отношении, за исключением

тех трех, что расположены в каждой из вершин треуголь-

ника. Эти квадраты занимают имена категорий, не со-

впадающих с теми, которые вписаны в четыре квадрата

противоположной данной вершине стороны, ни в одном

из трех указанных отношений. Имена, не выделенные

жирным, имеют дополнительный характер.

§ 8. Вырожденные знаки

47. Данные выше описания категорий содержат пря-

мые и косвенные ссылки на подразделы некоторых из

Них. А именно, помимо обычного типа Синсигнумов,

Индексов и Дицисигнумов существуют другие, представ-

ляющие собой Реплики соответственно Легисигнумов,

68 Логические основания теории знаков

Символов и Аргументов. Равным образом помимо обычно-

го типа Квалисигнумов, Иконических знаков и Рем име-

ют место две серии других знаков: тех, что непосредствен-

но включены в Синсигнумы, Индексы и Дицисигнумы; и

Иконический

Рема-

Квалиснгнум

(V)

Иконический

Рема-

Легисигнум

(VIII)

Рема-

Символ

Легисигнуг,

(X)

Аргумент

Символический

Легисигнум

(П)

Иконический

Рема-

Синсигнум

Инд ек с а л ь н ы и

Рема-

ЛсгиСИГНУМ

(??)

Индексальный

Рема-

Синсигнум

(IX)

Дици-

Символ

Легнспгнум

(VII)

Индексальный

Дици-

Легисигнум

(IV)

Индексальньш

Дици-

Синсигнум

тех, что опосредованно включены в Легисигнумы, Сим-

волы и Аргументы. Так, в качестве примера обычного

Дици-Синсигнума (Dicent Sinsign) можно привести флю-

I гер, указывающий направление ветра, или фотографию.

,??? факт, что последняя известна как результат опреде-

ленного излучения со стороны некоторого объекта так-

-же сообщает ей свойства Индекса, обладающего высокой

•степенью информативности. Другая разновидность Дици-

Синсигнума представлена Репликой Индексального Дици-

Легисигнума (Dicent Indexical Legisign). Так, выклик

[См. сноски к п. 17 и 25.]

Grammatica Speculativa 69

уличного торговца, поскольку его тональность и тема

идентифицируют товар и владельца, является не симво-

лом, а Индексальным Легисигнумом (Indexical Legisign).

И каждый частный пример ее есть Реплика, т. е. Дици-

Синсигнум. Его третьей разновидностью является Реп-

лика Пропозиции, четвертой - Реплика Аргумента. Кро-

ме обычного типа Индексального Дици-Легисигнума,

примером которого служит выклик уличного торговца,

существует также другой. Это пропозиция, которая в

качестве своего предиката содержит имя какой-либо хо-

рошо известной личности. Как если бы кто-то спросил:

«Кому посвящен этот памятник?», и получил ответ: «Это

памятник Фаррагуту». Значением ответа в данном слу-

чае и является Индексальный Дици-Легисигнум. При-

мером еще одной разновидности Индексального Дици-

Легисигнума может служить посылка аргумента. Обыч-

ная пропозиция в качестве посылки Аргумента приобре-

тает новую силу и становится второй разновидностью

Дици-Символа. Перечисление всех возможных вариан-

тов было бы утомительно, так что ограничимся рассмот-

рением еще только одной категории. Возьмем Индексаль-

ный Рема-Легисигнум. Примером обычного типа Индек-

сального Рема-Легисигнума может служить возглас

«Алло!» - не какой-либо конкретный, но подобный воз-

глас вообще. Его второй разновидностью будет элемент,

являющийся составной частью Индексального Дици-Ле-

гисигнума. Например, слово «это» во фразе «это памят-

ник Фаррагуту». Третья разновидность - частный слу-

чай Рема-Символа. Например, восклицание «Эй!». Чет-

вертая и пятая разновидность - главный термин, игра-

ющий особо значимую роль в пропозиции или аргумен-

те. Возможно, некоторые разновидности здесь упущены.

Зачастую довольно затруднительно четко определить, к

какой категории принадлежит тот или иной знак, так

как для этого необходимо учесть все обстоятельства,

сопутствующие конкретному случаю. К тому же в абсо-

лютной точности в большинстве из них просто нет не-

обходимости. Ибо если иногда и нельзя добиться пол-?

ного описания знака, то всегда можно с легкостью опи- „

сать его с точностью вполне достаточной для обычных "

целей науки логики.

70 Логические основания теории знаков

§ 9. Трихотомия Аргументов

48. Существуют и другие подразделы по крайней мере

некоторых из десяти категорий, которые обладают чрез-

вычайно большой значимостью для логики. Аргумент

всегда понимается через его Интерпретант, принадлежа-

щий к общей категории аналогичных ему аргументов,

каковая категория в целом всегда определяет верный путь

к истине. Это определение может происходить трояко,

что позволяет нам составить трихотомию всех простых

аргументов, элементами которой будут Дедукция, Ин-

дукция и Абдукция.

49. Дедукция есть Аргумент, Интерпретант которого

репрезентирует его принадлежность к общей категории

возможных аргументов, между которыми установлено

отношение точной аналогии. Аргументы данной катего-

рии таковы, что накопленный в конечном счете опыт

позволит большей части тех из них, которые имеют ис-

тинные посылки, повлечь истинные заключения. Дедук-

ции подразделяются на Необходимые (Necessary) и Ве-

роятные (Probable). Первые суть те, что сами (или через

свои Интерпретанты) претендуют на то, чтобы из истин-

ных посылок неизменно вести к истинным заключени-

ям, хотя указанный результат не определен для них ни-

каким конкретным частотным коэффициентом. Необхо-

димая Дедукция есть схематический метод производства

Дици-Символов. Она может быть Сводящей (Corollarial)

или Теорематической (Theorematic). Сводящая Дедук-

ция схематически репрезентирует условия заключения

и, исходя из наблюдения данной схемы как таковой,

определяет истинность заключения. Теорематическая

Дедукция, осуществив схематическую репрезентацию

условий заключения, производит оригинальный экспе-

римент, вносящий в схему определенные изменения, и

затем, исходя из наблюдения полученной схемы, удосто-

веряет истинность заключения.

50. Вероятные Дедукции, или, более точно, Дедукции

Вероятности, суть те, Интерпретанты которых репрезен-

тируют их связь с частотными коэффициентами. Дедук-

ции Вероятности бывают либо Статистическими, либо

Вероятными Дедукциями в собственном смысле. Стати-

Grammatica Speculativa 71

стическая Дедукция есть такая, Интерпретант которой

репрезентирует ее для точного определения коэффици-

ента вероятности. Вероятная Дедукция в собственном смыс-

ле такова, что ее Интерпретант репрезентирует не несом-

ненность заключения, но тот факт, что в точности анало-

гичные рассуждения из истинных посылок должны бы в

большинстве случаев привести в конечном итоге к ис-

тинным заключениям.

51. Индукция есть метод формирования Дици-Сим-

волов с целью решения того или иного определенного

вопроса. Интерпретант любого из таких Дици-Символов

не репрезентирует тот факт, что в большинстве случаев

опыт применения указанного метода в конечном итоге

позволит нам из истинных посылок получить в некото-

ром приближении истинный результат. Он репрезенти-

рует, что если мы будем достаточно настойчивы в при-

менении этого метода, он в конечном счете приведет нас

к истине или к результату, бесконечно близкому к исти-

не в решении любого вопроса. Индукция может быть

Отрицающим Аргументом, Экспериментальной Верифи-

кацией общего Предсказания или Аргументом, основан-

ным на Случайном Событии. Отрицающий Аргумент

представляет собой метод, который состоит в отрицании

того факта, что хотя бы одно из событий определенного

характера может когда-либо произойти при тех услови-

ях, при которых оно до этого никогда не происходило.

Обоснование (justification) этого правила заключается в

том, что если его стойко придерживаться в каждом кон-

кретном случае, оно будет в конечном счете скорректи-

ровано обстоятельствами, которые вступят с ним в про-

тиворечие, и таким образом позволит в конце концов

прийти к истинному заключению. Верификация общего

предсказания есть метод, который состоит в отыскании

УСЛОВИЙ данного предсказания или подведении его под

некоторое основание и в выведении заключения, что оно

будет верифицировано приблизительно с такой частотой,

которую обнаруживает предшествующий опыт его вери-

фикации. Обоснование этого метода заключается в том,

что если, с одной стороны, Предсказание не имеет тен-

денцию быть верифицированным в конечном счете в неко-

72 Логические основания теории знаков

тором, приблизительно определенном пропорционально

ко всем, количестве случаев, то эксперимент должен в

конечном счете это подтвердить. И с другой стороны,

если Предсказание в конечном счете будет верифициро-

вано в некотором количестве случаев, хотя бы прибли-

зительно определимом в его пропорции к общему числу,

эксперимент должен в конечном счете приблизительно

определить пропорцию. Аргумент, основанный на слу-

чайном событии, представляет собой метод (1) удостове-

рения пропорционального количества членов определен-

ного конечного класса, которые обладают некоторым

предуказанным качеством, путем отбора частных случа-

ев этого класса таким образом, чтобы в конечном счете

каждый случай оказался результатом выбора такое же

количество раз, как и любой другой; и (2) выведения

заключения о том, что найденное для указанного собы-

тия ratio в конечном счете останется неизменным. Его

обоснование очевидно.

52. Абдукция есть метод формирования общего пред-

сказания без какого-либо положительного свидетельства

в пользу того, что оно сбудется при некоторых обычных

или даже совершенно особых обстоятельствах. Обосно-

вание метода Абдукции состоит в том, что применение

его дает нам единственно возможную надежду рациональ-

но управлять нашим будущим поведением и что Индук-

тивное обобщение уже имеющегося у нас опыта дает нам

силы рассчитывать на успех в будущем.

§ 10. Виды пропозиций

53. Дици-Символ, или общая пропозиция, может быть

либо Частным, либо Общим (Universal). Интерпретант

Частного Дици-Символа репрезентирует его в качестве

указания на факт существования. Например, «Некий

лебедь черен», т. е. существует черный лебедь. Интер-

претант Общего Дици-Символа репрезентирует его в ка-

честве указания на реальный закон. Например, «Ни один

лебедь не черен», т. е. никакое сколь угодно долгое ис-

следование никогда не приведет к открытию факта су-

ществования среди лебедей хотя бы одного черного. Дици-

Grammatica Speculativa 73

Символы также делятся на Безотносительные и Соот-

носительные. Безотносительный Дици-Символ вовлека-

ет идентификацию не более чем одного индивидуально-

го объекта. Однако это следует понимать особым обра-

зом, а именно, что пропозиция сперва имеет вид некоего

примера. Так, пропозиция «Ни один лебедь не черен»

вовлекает идентификацию всех лебедей и всех черных

объектов, но при этом рассматривается в следующей

форме: любой из объектов универсума либо не является

лебедем, либо не есть нечто черное. Соотносительный

Дици-Символ вовлекает идентификацию более, чем од-

ного, или того, что может быть более чем одним индиви-

дуальным объектом, и выражается в соответствующем

примере типа: «Возьмем любой индивидуальный объект

А, для которого может быть найден индивидуальный

объект В, такой, что если А - город с более чем стоты-

сячным населением, то В будет соответствующим ему

местом на данной карте». Рассматривается ли пропози-

ция как соотносительная или как безотносительная, зави-

сит от того, каким образом она используется в аргументе.

Отсюда, однако, вовсе не следует, что данная дистинкция^

имеет всего лишь внешний характер, так как в зависи-1-

мости от того, каким образом и где используется пропо-

зиция, она имеет различную силу. В целях соблюдения

терминологической строгости (в соответствии с правила-

ми, изложенными во второй [опубликованной] части дан-

ного конспекта1) здесь следует отметить, что Гипотети-

ческой Пропозицией называется любая пропозиция, в

свою очередь состоящая из пропозиций. Прежнее уче-

ние разделяет гипотетические пропозиции на условные,

соединительные и дизъюнктивные. Однако условная про-

позиция есть в точности пропозиция дизъюнктивная.

Некоторые пропозиции могут быть рассмотрены и как

соединительные, и как дизъюнктивные. Так, одновре-

менно либо Туллий, либо не Цицерон, и либо Цицерон,

либо не Туллий есть то же, что и либо одновременно Тул-

лий и Цицерон, либо не Туллий и не Цицерон. В качестве

такого рода пропозиции может быть рассмотрена любая

1 См. гл. 1.

74 Логические основания теории знаков

из дефиниций, поэтому подобные пропозиции следовало

бы называть Различающими (Definitory), или Цефини-

формными (Definiform). Соединительная пропозиция ес-

тественным образом связана с частной пропозицией, а

дизъюнктивная - с общей.

54. Уберем некоторые части пропозиции, оставив на

'их месте пробелы. Если эти пробелы таковы, что, будь

каждый из них заполнен именем собственным, в результа-

те мы получили бы некую пропозицию, тогда пустая срор-

ма пропозиции, изначально составленная указанными

пробелами, является тем, что мы называем ремой. В со-

ответствии с количеством пробелов в реме - О, 1, 2, 3 и

т. д. - она представляет собой медаду (от мздЭн, ничто),

монаду, диаду, триаду и т. д.

§11. Репрезентировать1

55. Замещать (to stand for) означает состоять в таком

•отношении к другому, что сознание, преследуя в этом

. некоторую цель, обращается с этим другим так, как если

v6bi оно было тем, что замещается.

Так, чей-либо представитель, депутат, поверенный,

посредник, наместник, схема, симптом, счетная едини-

ца, описание, концепт, посылка, показания свидетеля -

тем или иным способом репрезентируют нечто другое

сознанию, которое рассматривает их сообразно указан-

ным способам репрезентации. Смотри раздел «Знак». Если

возникает необходимость различить то, что репрезенти-

рует и акт или отношение репрезентирования, первое

может быть названо «репрезентаменом», а последнее -

«репрезентацией».

1 [Dictionary of Philosophy and Psycology. Vol.2. P. 464.]

Grammatica Speculativa 75

Глава третья

Икона, Индекс и Символ

§1. Иконы и Гипоиконы1

56. Знак, или Репрезентамен, есть Первое, которое

находится в таком подлинно триадическом отношении

ко Второму, называемому его Объектом, что это опреде-

ляет наличие у Третьего, называемого его Интерпретан-

том, такого же отношения к его Объекту, в каком он

сам находится к тому же Объекту. Триадическое отно-

шение исходно, то есть три его члена связаны вместе

таким образом, что оно не сводится ни к какой совокуп-

ности диадических отношений. По этой причине Интер-

претант, или Третье, не может находиться в диадичес-

ком отношении к Объекту, но должен состоять с ним в

таком же отношении, в каком находится сам Репрезен-

тамен. Вместе с тем триадическое отношение для Тре-

тьего не может быть просто подобным таковому для Пер-

вого, так как это сделает отношение Третьего к Первому

не чем иным, как только вырожденной Двоичностью. От-

ношение Третьего к Первому действительно должно быть

собственным для Третьего так, чтобы это последнее было

способно обусловить свое собственное Третье, но, кроме

того, оно должно еще иметь второе триадическое отно-

шение, в котором Репрезентаменом, или, скорее, его от-

ношением к Объекту будет его собственный (Третьего)

Объект, а также должно быть способно обусловить Тре-

тье этого отношения. То же должно быть равным обра-

зом истинно для Третьих Третьего и так далее до беско-

нечности. Все только что сказанное относительно Интер-

претанта, и возможное продолжение, включено в идею

1 [56-9, 65-6 и 74-6 из Syllabus, 1902. 60-62 из статьи «О том,

что категорические и гипотетические пропозиции суть одно, с

некоторыми дополнениями касательно данного вопроса» (That

Categorical and Hypothetical Propositions are one in essence, with

some connected matters, 1895). Ill, 63, 67, 79-84 из главы 2

«Искусства Рассуждения» (The Art of Reasoning, 1895). 64, 68-

73 и 77-8 из «Краткой логики» (The Short Logic, 1893).]

76 Логические основания теории знаков

Знака. Постольку же, поскольку здесь использовано по-

нятие Репрезентамена, вышесказанным исчерпывается

также все, что в определении данной идеи может быть

л сказано и о нем. Знак есть Репрезентамен с производи-

Лмым в уме Интерпретантом. Не исключено и существо-

Твание Репрезентаменов, не являющихся Знаками. Так,

если подсолнух, всегда обращающий свой цветок к солн-

цу, посредством самого этого действия становится спо-

собным без каких-либо дополнительных условий воспро-

изводить подсолнух, в точности соответствующим обра-

зом также поворачивающий свой цветок к солнцу, и де-

лать это, сохраняя воспроизводящую способность неиз-

менной, то подсолнух может стать Репрезентаменом

., солнца. Однако мысль есть главный, если не единствен-

ный, способ репрезентации.

57. [...] Наиболее фундаментальным <представляется

разделение знаков> на Иконы, Индексы и Символы. Ни-

какой Репрезентамен не действует как таковой, пока им

действительным образом не определяется некоторый Ин-

терпретант, но при этом он является Репрезентаменом

постольку, поскольку вполне к этому способен. Так что

его Репрезентативное Качество не зависит необходимым

образом ни от того, определяет ли он в действительности

какой-либо Интерпретант, ни от того, имеет ли он Объект.

58. Икона это Репрезентамен, Репрезентативное Ка-

чество которого есть его Первичность (Firstness) как

Первого. Иными словами, качество, которым он облада-

ет в качестве (qua) вещи, наделяет его способностью быть

Репрезентаменом. Благодаря этому все что угодно может

"'служить Заменой всему что угодно на основании подо-

бия. (Понятие «замены» предполагает таковое причины,

а следовательно, и подлинной Троичности.) Вопрос о том,

имеются ли еще другие виды замен, требует дальнейше-

го рассмотрения. Благодаря одной Первичности Репре-

зентамен только и может что иметь Объект как подобие.

Знак, образующий Противопоставление, денотирует

Объект уже в силу противопоставления двух качеств, или

Двоичности. Благодаря Первичности знак есть образ сво-

его объекта и, выражаясь более строго, может быть не

чем иным, как только идеей - он должен произвести

идею Интерпретанта, а внешний объект - вызвать идею,

Gramniatica Spcciilativa 7V

воздействуя на мозг. Но в самом строгом смысле даже

идея, кроме случаев, когда она понимается как возмож-

ность (или Первичность), не может быть Иконой. Толь-

ко возможность есть Икона исключительно в силу свое- ?

го качества; объектом же ее может быть только Первич- '-

ность. Знак, однако, может быть иконичным (iconic), т. е. "

может репрезентировать свой объект главным образом

через подобие, вне зависимости от способа его существо-

вания. Если для иконичного репрезентамена потребует-

ся особый субстантивированный термин, пусть им будет

гипоикопа (hypoicon).

59. Гипоиконы могут быть приблизительно класси-

фицированы по форме их причастности к Первичности.

Те, что причастны к простым качествам, или к Первому

Первичности, суть образы; те, что репрезентируют в ос-^

новном диадические, или признаваемые таковыми отно-

шения между частями объекта через аналогичные отно-

шения между их собственными частями, суть схемы; те,

что репрезентируют репрезентативный характер репре-

зентамена через репрезентацию параллелизма в чем-то

ином, суть метафоры.

60. Единственный способ прямой передачи идеи -

при помощи иконы; любой метод косвенной передачи

идеи зависит от основания, определяющего способ ис- ~·

пользования иконы. Отсюда, любое утверждение долж-

но содержать в себе икону, или набор либо икон, либо

знаков, чье значение эксплицируемо только посредством

икон. Идея, которую означивает некоторый набор со-

держащихся в утверждении икон (или его эквивалент),

называется предикатом утверждения.

61. Итак, существует такой тип репрезентации, как ·

икона, в пользу чего могут быть приведены примеры. '

Любое изображение (как бы оно ни было условно) по s

сути представляет собой указанного рода репрезентацию.

Такова всякая схема, так как даже при полном отсут-

ствии внешнего сходства между ней и ее объектом суще-

ствует аналогия в отношениях между частями того и

другого. Особого внимания заслуживают иконы, в кото-

рых подобие установлено конвенциональными правила-

ми. Так, алгебраическая формула является иконой, опре-

деляемой как таковая через замещение, ассоциацию и

78 Логические основания теории знаков

распределение символов. Причисление алгебраической

формулы к разряду иконических знаков, на первый

взгляд, может показаться спорным. Кажется, что она

также, и даже с большей степенью вероятности, может

быть рассмотрена как сложный конвенциональный знак.

Но это не так. Ведь главной отличительной чертой ико-

ны является то, что ее прямое наблюдение открывает

^иные истины относительно ее объекта помимо собствен-

"но тех, что определяют саму ее конструкцию. Так, к

примеру, при помощи двух фотографий может быть из-

готовлена карта и т. п. Чтобы дедуцировать иную исти-

ну об объекте данного конвенционального или другого

общего типа знака, чем та, что им эксплицитно выска-

зывается, во всех случаях необходимо заменить этот знак

иконой. В проявлении такой способности обнаруживать

некоторую неожиданную истину как раз и состоит на-

значение алгебраической формулы, что и доказывает ее

иконический характер.

62. То, что иконы алгебраического типа - как пра-

вило, предельно простые - существуют во всех обыч-

ных грамматических пропозициях, есть одна из фило-

софских истин, которые раскрывает перед нами логика

Буля. Во всех примитивных типах письменности - ка-

* кова, к примеру, египетская иероглифика - существуют

·> иконы нелогического характера, а именно - идеограм-

jMbi. На ранних стадиях развития языка, в речи, возмож-

\1но, значительную роль играл элемент мимикрии. Но во

всех ныне известных языках такого рода репрезентации

заменены конвенциональными речевыми знаками. Пос-

ледние тем не менее таковы, что могут быть объяснены

только посредством икон. В синтаксисе же любого язы-

ка неизменно существуют логические иконические зна-

ки, в которых подобие установлено конвенциональными

правилами. [...]

63. Фотографии, в особенности моментальные - при-

мер очень показательный, так как мы знаем, что в неко-

торых отношениях они в точности похожи на те объек-

ты, которые репрезентируют. Этим сходством они, одна-

ко, обязаны тому, что их изготовление обусловлено фи-

зическим процессом, благодаря которому достигается

детальное соответствие между изображением и приро-

Grammatica Speculativa 79

дои. Следовательно, в этом своем аспекте они принадле-

жат ко второму классу знаков - тех, что суть знаки

благодаря физическому взаимодействию. По-другому дело

обстоит, если я, к примеру, высказываю предположение,

что зебры суть упрямые и неприветливые животные, так

как они внешне чем-то похожи на ослов, а своеволие пос-

ледних хорошо известно. В данном случае осел выступает

в качестве возможного подобия зебры. Мы предполагаем,

что сходство имеет свою физическую причину - общую

обоим наследственность. Но тогда это родство по наслед-

ственности само по себе будет только выводом, сделан-

ным на основании внешнего сходства между двумя жи-

вотными, и у нас нет (как в случае с фотографиями) ни-

какого независимого знания обстоятельств происхожде-

ния обоих видов. Другой пример подобия - проект ху-

дожника, задумавшего статую, живописное полотно,

архитектурный ансамбль или фрагмент декорации, раз-

мышляя над которым он решает, будет ли его воплоще-

ние достойным во всех отношениях произведением ис-

кусства. Поставленный вопрос неизбежно получает почти

точный ответ, так как он зависит от вовлеченности само-

го художника. Математические доказательства также в

основном зависят от использования подобия, олицетво-

ряющего собой самые петли, на которых держатся воро-

та этой науки. Подобие для математиков есть сама воз-

можность открытия новых аспектов предполагаемых

гипотез. [...]

64. Многие схемы обнаруживают подобие своим объек-

там вовсе не благодаря внешнему сходству; это подобие t

устанавливается только во взаимоотношениях между^

составляющими их частями. Так, мы можем продемон-

стрировать отношение между разными типами знаков при

помощи фигурной скобки:

Знаки: ч

Иконы,

Индексы,

Символы.

Это пример иконического знака. Но единственное

отношение, в котором он служит подобием своему объек-

ту, состоит в том, что скобка показывает, каковы реаль-

80 ,'1чгччсскас основания теории .inaii-,йв

ные общие отношения икон, индексов и символов друг к

другу и к общему классу знаков. Когда мы пишем алгеб-

раические уравнения одно под другим в определенном

правилами порядке, особенно если при этом мы пользу-

емся одинаковыми буквами для обозначения соотноси-

мых коэффициентов, порядок написанного нами пред-

ставляет из себя икону. Например:

?,.? ! bty - пг

а ,х г Ь ,й/ =· п.,.

Это иконический знак, поскольку в данном случае

установлено отношение подобия между величинами, ана-

логичным друг другу образом связанными с самой зада-

чей. Каждое алгебраическое уравнение есть икона по-

стольку, поскольку оно посредством алгебраических зна-

ков (которые сами по себе не являются иконически.мп

-/знаками) показывает отношения между данными ве-

личинами.

Можно задаться вопросом, истинно ли, что все ико-

ны суть подобия. Например, если подвыпивший человек

изображается как противопоставление умеренности с це-

лью показать ее предпочтительность, то это, очевидно,

есть икона, но невозможно со всей уверенностью утверж-

дать, имеем ли мы в данном примере дело именно с по-

добием. Сама постановка вопроса кажется во многом

ограниченной.

§ 2. Подлинные it вырожденные Индексы

65. Индексом, или Семой] (уЮмб}, называется Репре-

зентамен, Репрезентативный характер которого состоит

в его бытии индивидуальным вторым. Если Двоичность

представлена отношением существования, Индекс явля-

ется подлинным. Если Двоичность представлена ссыл-

кой (reference), Индекс является вырожденным. Подлип··

^ный Индекс и его Объект должны быть существующими

индивидуальными объектами (предметами или фактами),

такой же характер должен иметь и его непосредствен-

Grammatica Specitlatiuii 81

1 [Термин «Сема» обычно применяется < Пирсом > к индексалыю-

му дицисигнуму, который является только подклассом индексов.]

ный Интерпретант (imm?diate Interpr?tant). Но посколь-

ку всякий индивидуальный объект должен обладать неко-

торыми свойствами, подлинный Индекс может содержать

в себе Первичность, а следовательно, и Икону как свою

составную часть. Всякий индивидуальный объект есть

вырожденный Индекс своих собственных характеров.

66. Подиндексы, или Гипосемы, суть знаки, являю-

щиеся таковыми благодаря действительной связи со сво-

ими объектами. Так, имя собственное, личное указатель-

ное или относительное местоимения, буквы, применяе-

мые в схемах, денотируют нечто за счет реальной связи

со своими объектами, но ничто из перечисленного не есть

Индекс постольку, поскольку не является индивидуаль-

ным объектом.

67. Рассмотрим некоторые примеры индексов. Я вижу

идущего человека, походка у которого несколько враз-

валку. Это - возможное указание (indication) на то, что

он моряк. Я вижу кривоногого человека в вельветовых

бриджах, гольфах и жакетке. Его одежда - возможное

указание на то, что он жокей или что-то в этом роде.

Солнечные часы указывают на время суток. Геометры

отмечают различные части своих чертежей буквами и

затем используют эти буквы как знаки частей. Различ-

ными буквенными обозначениями пользуются в своих

целях юристы и другие. Так, мы можем сказать: если А и

В состоят в браке, С - их ребенок, a D - брат А, тогда D

является дядей С. Здесь А, В, С и D выполняют функцию

относительных местоимений, но более удобны в условном

обозначении, так как служат заменой определенным сло-

вам. Стук в дверь является индексом. Все, что фокусиру-г.

ет внимание на чем-либо, представляет собой индекс. Все, <·

что пугает нас, есть индекс, поскольку он отмечает собой

границу между двумя моментами опыта. v

68. [...] Низкий столбик барометра и влажный воз-

ДУх - индексальный знак дождя; то есть мы предпола-

гаем, что силы природы устанавливают возможную за-

висимость между величиной ртутного столбика баромет-

Ра, влажным воздухом и близящимся дождем. Флюгер

является индексальным знаком направления ветра. Во-

первых, он поворачивается в том же направлении, в ко-

тором дует ветер, так что между ними устанавливается

82 Логические основания теории знаков

связь. А во-вторых, мы так устроены, что когда флюгер

показывает то или иное направление, он привлекает наше

внимание, и когда мы видим, как он вращается, изме-

няя свое положение под действием порывов ветра, пра-

вило, установленное нашим разумом, заставляет нас по-

лагать, что положение флюгера связано с направлением

.у, (Ветра. Полярная звезда есть индексальный знак, так как

-юна показывает нам, в каком направлении по отноше-

'-нию к нам находится север. Ватерпас, или линия отвеса

- индексальный знак вертикали. Измерительная мет-

ровая рулетка, как может показаться, служит иконой

длины в один метр; так оно и было бы, если бы она была

предназначена всего лишь показывать этот отрезок дли-

ны настолько, насколько он может быть явлен глазу. Но

цель использования рулетки состоит в том, чтобы отме-

рять данный отрезок в соответствии с эталоном метра,

изготовленным с помощью точных механических изме-

рений и хранящимся в Лондоне. Таким образом, в этом

случае существует реальная связь между двумя предме-

тами, которая дает рулетке возможность выступать в

качестве репрезентамена; поэтому она является индек-

салъным, a не иконическим знаком.

69. Когда водитель, чтобы привлечь внимание зазе-

вавшегося на дороге пешехода, выкрикивает «эй!», это,

как станет ясно из дальнейшего рассмотрения, нечто боль-

ni?e, чем просто индекс; но, поскольку цель выкрика -

воздействовать на нервную систему того, кому он адресо-

ван, чтобы он успел отбежать в сторону и не попал под

колеса, он является индексом, так как предназначен ус-

тановить реальную связь пешехода со своим объектом,

который в данной ситуации соотносится им с приближаю-

щейся запряженной лошадью повозкой. Предположим, два

человека встретились на проселочной дороге, и один го-

ворит другому: «В том доме неподалеку затоплена печь».

Тот, оглядевшись, замечает дом с зелеными шторами на

окнах и верандой, из трубы которого идет дым. Пройдя

после этого еще несколько миль, он встречает еще одно-

го прохожего. Словно Саймон-простак вторя первому

встречному, он сообщает ему: «В том доме неподалеку

затоплена печь». «В каком доме?» - спрашивает его

прохожий. «В том, что с зелеными шторами на окнах и

Grammatica Speculativa 83

верандой», - отвечает он и снова слышит вопрос: «Где

находится этот дом?» Его собеседнику нужен указатель,*

который бы соединил его способность представления с <

домом, о котором идет речь. Только при помощи слов '

сделать это невозможно. Указательные местоимения

«этот» и «тот» суть индексы тогда, когда они призывают

слушающего сосредоточить свою наблюдательную спо-

собность таким образом, чтобы он мог установить реаль-

ную связь между своим разумом и объектом; если указа-

тельное местоимение выполняет это условие (без которо-

го его значение никак не может быть понято), связь ус-

танавливается, и оно становится индексом. Относитель-

ные местоимения кто и который равным образом требу-

ют активизации внимания - они делают необходимым

сосредоточение этого внимания на предшествующих сло-

вах. Юристы используют алфавит как эффективную за-

мену относительных местоимений. Чтобы показать, на-

сколько он эффективен, мы можем сослаться на господ

Аллена и Грино, которые в своей замечательной (хотя в

издании 1877 [?] года, чересчур краткой) «Латинской

грамматике» пишут, что никакой синтаксис не в силах

полностью справиться с двусмысленностью предложения:

«А заметил В, что, по его мнению, С (его брат) более не-

справедлив к нему, нежели к его собственному другу».

Любой юрист при помощи алфавита записал бы это сле-

дующим образом:

А заметил В, что, по его {А, В} мнению, С (его {А, В}

брат) более несправедлив к нему {А, В}, нежели к его {А,

В, С} собственному другу.1

1 В современных грамматиках местоимение определяется как

часть речи, используемая вместо имени. В этом все они следу-

ют древней традиции, которая, прекратив свое существование

в начале XIII века, не упоминалась в языкознании в течение

нескольких столетий. Концепция, пришедшая на смену пер-

вой, не выглядела очень ясной и без следа исчезла во времена

варварского нашествия на средневековую мысль. Некоторые

грамматики последнего времени, такие как грамматика Алле-

на и Грино. исправили положение дел. Нет никаких причин

утверждать, что я, ты, то, это - заменители имен существи-

тельных, так как они указывают на вещи самым прямым обра-

зом, который только возможен. То, к чему отсылает утвержде-

ние, невозможно выразить, не прибегая к помощи индексаль-

84 Логические основания теории знаков

Окончания, которые во флективных языках присоеди-

няются к словам, «управляемым» другими словами, и

которые предназначены показывать, при помощи повто-

ряющихся указующих форм, какое именно слово являет-

ся управляющим, суть индексы того же характера, что и

относительные местоимения. Любой образчик латинской

поэзии (как, например, известные двенадцать строк в одно

предложение, что начинаются с «Jam satis terris»)1 может

служить тому иллюстрацией. Как в окончаниях, так и в

примере с использованием алфавита повторяющееся вос-

произведение подобия формы или буквы предназначено

для направления внимания на соответствующий объект.

Это, однако, не делает их иконическими знаками, так

как здесь неважно, как выглядят буквы А, В и С или

что собой представляют окончания. Дело вовсе не в том,

что в одном случае использования данная А подобна дру-

гой А в предыдущем случае, но в том, что имеет место

понимание того, что подобные друг другу буквы должны

замещать собой один и тот же объект, и оно действует

как сила, принуждающая внимание переключаться с од-

ного случая применения А на другой. Притяжательное

(possessive) местоимение есть индекс двояким образом: во-

первых, оно указывает на обладателя (possessor), а во-

ных знаков. Местоимение представляет собой индексальный

знак. Имя, в свою очередь, не указывает (indicate) на объект,

денотацию которого оно осуществляет. И когда имя использу-

ется для того, чтобы показать то, о чем идет речь, решение

относительно его указывающей способности целиком зависит

от имеющегося у слушателя опыта, вынужденного браться за

работу, которую индексальный знак выполняет в один момент.

Таким образом, имя служит несовершенным заменителем ме-

стоимения, а также как смысловое дополнение для глаголов.

Местоимение следует определить как слово, способное осуще-

ствлять указание на нечто, к чему соответствующим обра

зом привязаны первое и второе лицо, привлекая к этому не

что внимание второго лица. Аллен и Грино пишут: «Место-

имения указывают на некое лицо или вещь, не прибегая при

этом к именованию или описанию» [Р. 128, ed. of 1884]. Это

совершенно корректное, даже обновляюще корректное опре-

деление. Разве что лучше было бы определить, что именно они

делают, а не просто то, к чему они не прибегают.

1 <Гораций. Оды, 1.2.>

Grammatica Speculativa 85

вторых, оно может иметь перегласовки, через синтакси-

ческие изменения обращающие внимание на слово, де-

нотирующее предмет обладания.

70. Некоторые индексы суть более или менее конкрет-

ные указания на то, что должен делать воспринимающий,

чтобы через прямой опыт или каким-либо иным путем

связать себя с подразумеваемой вещью. Так, Береговая

служба выпускает «Заметки для моряков», сообщая в

них данные о широте и долготе, четыре или пять пелен-

гов различных объектов и т. д. и предупреждая о том,

что тат находится подводная скала, мель, буек или пла-

вучий маяк. Подобные указания содержат в себе и дру-

гие элементы, но главным образом они представляют из

себя индексы.

71. К той же категории, что и индексирующие указа-

ния на то, что необходимо сделать, чтобы отыскать тот

или иной объект, следует отнести те, которые можно

назвать селективными местоимениями [или квантифи-

каторами]. Последние информируют воспринимающего

о том, каким образом ему следует выбирать один из под-

разумеваемых предметов. Грамматисты ввиду неопреде-

ленности выполняемого селективными местоимениями

обозначения (designation) называют их неопределенны-

ми местоимениями. Две группы таких местоимений, в

частности, играют очень важную роль в логике; в одну

входят универсальные селективные местоимения, такие

как quivis, quilibet, quisquam, ullus, nullus, nemo, quisque,

uterque,1 или любой, каждый, всякий, никакой, какой бы

ни, кто бы ни, никто, ничто. Все они означают тот факт,

что воспринимающий свободен выбирать нечто по свое-

му желанию в границах принятого к рассмотрению и

что выбранное будет соответствовать условиям выбора.

Другую важную с точки зрения группу составляют обо-

собляющие селективные местоимения quis, quispiam, nescio

quis, aliquis, quidam,2 или некоторый, нечто, некто, тот

или иной.

<Какой угодно, который угодно, кто-нибудь, какой-либо, ни-

какой, никто, каждый, и тот и другой. - лат.>

<Который, кто-нибудь, неизвестно кто, кто-либо, некото-

рый. - лат.>

86 Логические основания теории знаков

Перечисленным выше местоимениям родственны та-

кие выражения, как единственный из всех, один или

два, немного, почти все, всякий другой и т. д. Наряду с

местоимениями могут быть классифицированы наречия

места и времени и т . д .

Не так уж не к месту для данного случая словосоче-

тания первый, последний, седьмой, две третьих от,

тысячи из и т. д.

72. Другой вид слов, выполняющих функцию указа-

ния, - это предлоги и предложные словосочетания, та-

кие как «с правой (с левой) стороны от». Правое и левое

не могут быть определены никаким общим описанием.

Другие предлоги, напротив, означивают отношения, ко-

торые вполне могут быть описаны. Но когда они отсыла-

ют - что происходит чаще, чем можно предположить -

к ситуации, сходной с наблюдаемой, или той, которую

принято считать известной на основании опыта, к месту

и позиции говорящего в их отношении к таковым слу-

шающего, тогда элементы указывающего (indexical) ха-

рактера в них являются преобладающими.1

1 Если бы перед логиком стояла задача сконструировать язык

de зпхп - что, вообще говоря, он почти в точности всегда и

вынужден делать, - он сразу должен был бы подумать: «Мне

необходимы предлоги для выражения временных отношений

до, после и одновременно с, а также предлоги для выражения

пространственных отношений прилегания, вмещения, сопри-

косновения, рядоположенности, близости, удаленности; отно-

шений слева, справа, над, под, перед, за. Мне потребуются

предлоги для выражения перехода в указанные состояния и

положения и выхода из них. С остальным я могу справиться

при помощи метафор. И только в том случае, если мой язык

предназначен для использования народом, жизнь которого са-

мым непосредственным образом связана с какой-либо имею-

щей всеобщую значимость географической достопримечатель-

ностью вроде горной гряды, моря, широкой реки, было бы

желательно, чтобы этот язык имел предлоги, обозначающие

ситуации, связанные с этой достопримечательностью - на-

пример, через или по направлению к морю (seaward) и т. д.».

Но когда мы предпринимаем исследование языков уже суще-

ствующих, оказывается, что они дополняют или вовсе заме-

щают указанные дистинкции жестами. К примеру, египтяне

не пользовались ни предлогами, ни особыми указательными

местоимениями, очевидным образом отсылающими к Нилу.

Эскимосы же настолько глубоко укутаны в свои медвежьи шку-

(irammatica Speculatiua 87

73. Иконы и индексы ничего не утверждают. Если бы а

икона могла быть интерпретирована предложением, это ^

было бы предложение «возможного залога», то есть оно

бы просто сообщало: «Предположим, фигура имеет три

стороны» и т. п. Будь таким же образом интерпретирован

индекс, предложение было бы императивом или" воскли-

цанием типа «Смотри, вон там!», или «Берегись!». Знаки

же, к рассмотрению которых мы теперь подошли, имеют

изъявительное, или, более правильно, повествователь-^1

ное наклонение.' Конечно, они могут быть выражены ч

любым другим залогом, поскольку мы можем объявить

суждение сомнительным, а также придать ему вопроси-

тельную форму или форму императивного требования.

§ 3. Природа Символов

74, Символом называется Репрезентамен, чей Репре-

зентативный характер состоит в том, что он является

правилом, которое обусловит его Интерпретант. Все сло-

ры, что используют отдельные, отличающиеся друг от друга

местоимения для указания местоположения и движения отно-

сительно моря, земли и сторон света. При этом, специально

изучая падежные конструкции и предлоги любого из ныне

существующих языков, мы встречаем относительное многооб-

разие лишь от случая к случаю.

1 Терминология грамматики в той же степени, что и термино-

логия логики, черпает свои ресурсы из поздней латыни, пере-

нимая слова и пользуясь префиксами и основами, перешед-

шими в латынь из греческого. Но если логики выбирали тер-

мины с величайшей осторожностью, то грамматисты всегда

проявляли в этом смысле крайнюю неразборчивость, и более

всех Присциан. Термин индикатив - одно из его творений.

Совершенно очевидно, что это слово представляет собой попыт-

ку перевода аристотелевского ЬрпцбнфЯкЮ. Но последнее есть

точный эквивалент термина повествовательный (declarative)

Как по обозначению, так и в соответствии с правилами перехо-

да, где de, как того требует установленный порядок, занимает

Место Ьрп, (как в случае demonstration - Ьрьдейойт и т. д.), а

ciarare репрезентирует цбЯней н в значении «прояснять». Воз-

можно, причиной, по которой Присциан не воспользовался сло-

вом declaratiuus, послужило то, что Апулей [см. Geschichte

der Logic Прантла, I, 581], большой авторитет по части терми-

нологии, использовал его в каком-либо другом смысле.

88 Логические основания теории знаков GrammatLca Speculativa 89

ва, предложения, тексты книг и другие конвенциональ-

ные знаки суть Символы. Мы пишем или произносим

слово «человек», но это всего-лишь реплика, т. е. актуа-

лизация слова, которое произнесено или записано. Сло-

во само по себе не имеет наличного существования, хотя

имеет реальное бытие, заключающееся в том факте, что

наличное существование будет с ним сообразовано. Дан-

ный общий вид последовательности из семи звуков или

репрезентаменов звуков станет знаком только ввиду того

факта, что привычка или известный закон, приведет к

тому, что его реплика будет интерпретирована как озна-

чающая конкретного человека или человека вообще. Как

слово, так и его значение суть общие правила; но только

слово предписывает определенные качества своим реп-

ликам самим по себе. Иначе «слово» и его «значение» пз

отличаются друг от друга, если только понятию значе-

ния не придается какой-то совершенно особый смысл.

75. Символ представляет собой закон или регуляр-

ность, действие которой распространяется на неопреде-

ленное будущее. То же относится к его Интерпретанту, а

равно и к полному непосредственному Объекту (complete

immediate Object) или значению.1 Но закон необходимым

образом управляет, или «актуализируется» в индивиду

альных объектах, предписывая им некоторые из их ка-

честв. Отсюда, составляющими Символа может быть как

Индекс, так и Икона. Некто, прогуливаясь со своим сы-

ном, поднимает руку в указательном »сеете и говорит

ему: «Воздушный шар». Вытянутая рука - основная

часть символа, без которой последний не передавал бы

никакой информации. Но если ребенок реагирует на это

вопросом: «А что такое воздушный шар?», а отец отве

1 Символ может иметь в качестве Объекта реально Существую

щую вещь при соблюдении следующих условий. Во-первых,

если вещь сообразуется с ним по случайному стечению обстоя

тельств или благодаря тому, что Символ обретает силу при-

вычки, и во-вторых, если Символ содержит Индексальный знак

в качестве одной из своих собственных составляющих. При

этом непосредственный объект (immediate object) символа сам

может быть только символом, и если последний заключает в

себе еще какой-либо объект другого рода, то имеет место бес

конечный ряд подобных включений.

чает: «Это нечто вроде большого мыльного пузыря», он

делает частью символа некоторый образ. Следовательно,

поскольку полный объект символа, то есть его значение,

имеет природу закона, он должен денопшроватъ инди-

видуальный объект и означивать характер. Подлинный

символ - это символ, обладающий общим значением.

Существует два вида вырожденных символов: Сингуляр-

ный Символ, Объектом которого является существую-

щий индивидуальный объект и который означивает толь-

ко такие характеры, которые этот индивидуальный

объект может реализовать; и Абстрактный Символ,

чьим единственным Объектом является характер.

76. Хотя непосредственный Интерпретант Индекса сам

должен быть Индексом, поскольку его Объектом может

быть Объект Индивидуального [Сингулярного] Символа,

Индекс может иметь такой Символ в качестве своего

косвенного Интерпретанта. Его несовершенным Интер-

претантом может быть даже подлинный Символ. Также

и икона может в качестве своего косвенного Интерпре-

танта иметь вырожденный Индекс или Абстрактный

Символ, а в качестве несовершенного Интерпретанта -

подлинный Индекс или Символ.

77. Символ это знак, естественным образом деклари-

рующий, что определенный набор объектов, денотируе-

мых каким угодно набором индексов, которые так или

иначе могут быть с ним связаны, репрезентируется ассо- -

циирующейся с ним иконой. Чтобы пояснить значение-

этой сложной для понимания дефиниции, рассмотрим в

качестве примера символа слово «любит». С этим сло-

вом ассоциируется идея, представляющая из себя создан-

ную в уме икону какого-то человека, влюбленного в дру-

гого человека. Слово «любит» должно быть включено в

то или иное предложение, ибо то, что оно значит, если

вообще что-то значит, само по себе нас не интересует.

Пусть предложением будет «Иезекииль любит Хильду».

«Иезекииль» и «Хильда» должны быть индексами или

содержать таковые - ведь без этого невозможно будет

определить, о ком идет речь. Никакое описание не в си-

лах точно выяснить, не являются ли они просто героями

баллад; но так это или нет, индексы могут служить их

Десигнатами. В результате использования слова «любит»

90 Логические основания теории знаков Grammatica Speculativa 91

два объекта, денотируемые двумя индексами Иезекииль

и Хильда, репрезентируются иконой, или образом влюб-

ленного и его любимой, имеющимся в нашем сознании.

78. То же одинаково истинно для любого глагола

изъявительного наклонения и вообще для любого глаго-

ла, так как остальные наклонения суть изъявления фак-

та, лишь чем-то отличающегося от того, который выра-

жен в изъявительном наклонении. Что касается имени

существительного - относительно той роли, которую оно

имеет в предложении, а не как нечто само по себе, -

оно с наибольшим правом может быть признано частью

символа. Так, предложение «Каждый мужчина любит

женщину» эквивалентно высказыванию «Из всего, что

любит мужчина, нечто определенно является женщиной».

Здесь «из всего» - универсальный селективный индекс,

«мужчина» - символ, «любит» - символ, «нечто, что» -

обособляющий селективный индекс, и «является жен-

щиной»- символ. [...]

назад содержание далее



ПОИСК:







© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)