Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






назад содержание далее

Часть 7.

что может быть известно помимо какого бы то ни было

знания об универсуме дискурса, - при этом подразуме-

вается только совершенно четкое понимание значений

слов; геометрически необходимые и возможные пропо-

зиции - с тем, что исключает или не исключает знание

свойств пространства; физическая необходимость соот-

носится с тем, что исключает или не исключает знание;

определенных законов физики и т. д. Но когда мы гово-

рим, что из двух собраний одно должно быть соответ-

ственно больше, нежели другое, но каждое из них не

может быть больше, нежели другое, нам неизвестно, ка-

кое объяснение должен получить, исходя из указанных

законов, этот вид необходимости.

166. Наиболее ранняя теория модальности принадле-

жит Аристотелю, философия которого, вне сомнения, как

раз и состоит в основном в теории модальности. Изучаю-

щий Аристотеля обычно начинает с Категорий, и пер-

вое, что поражает его, - это то, что данный автор не

отдает себе никакого отчета в различии между грамма

тикой и метафизикой, между модусами означивания и

модусами бытия. Когда он доходит до Метафизики, то

находит, что это не столько недосмотр, сколько нечто,

принятое за аксиому, и что в целом эта философия рас

сматривает существующий универсум как разворачива-

ние (performance), берущее начало в предшествующей

ему способности. Только в особых случаях Аристотель

разводит возможность и способность, необходимость и

принуждение. В этом он, возможно, ближе к истине, чем

та система равноценностей, которая представлена выше.

167. Кант, кажется, был первым, кто пролил свет на

этот предмет. К прежней дистинкции между логической

и реальной возможностью и необходимостью он приме-

нил две новые пары терминов: аналитилическое-синте-

тическое и субъективное-объективное. Следующие де-

финиции (в которых тщательно продумано каждое ело

во), безусловно, в большой степени поспособствовали про-

яснению данного предмета:

1. Was mit den formalen Bedingungen der Erfahrung

(der Anschauung und den Begriffen nach) ?bereinkommt,

ist m?glich.

Grammatica Speculative^ 177

2. Was mit den materialen Bedingungen der Erfahrung

(der Empfindung) zusammenh?ngt, ist wirklich.

3. Dessen Zusammenhang mit dem Wirklichen nach allgemeinen

Bedingungen der Erfahrung bestimmt ist, ist (existirt)

nothwendich» (K r it d. reinen Vernunft, Ist ed., 219).'

По мнению Канта, все общие метафизические поня-

тия, применимые к опыту, могут быть репрезентирова-

ны в виде схемы посредством идеи времени. Такие схе-

мы он называет «schemata». Схему возможного он делает

фигурой чего-либо в какой-нибудь момент времени. Схе-

ма необходимости есть фигура чего-либо, что существует

во всякое время (ibid., 144, 145).2 Далее он утверждает

(ibid., 74f;3 J?sche, Logic, Einl. ix, и в других местах),

что возможная пропозиция постигается, но не может

выноситься в качестве суждения, представляя собой ра-

боту рассудка (Verstand)', что ассерторическая пропози-

ция может выноситься в качестве суждения и поэтому

представляет собой работу [способности] суждения; и что

необходимая пропозиция репрезентируется как опреде-

ленная законом, а следовательно, представляет собой

работу разума (Vernunft). Как он полагает, его дедукция

категорий показывает, что, и каким образом, понятия,

изначально применимые к пропозициям, могут быть рас-

пространены на модусы бытия - конститутивно, на бы-

тие, отсылающее к возможному опыту; регулятивно -

на бытие за рамками возможного опыта.

168. Гегель считает силлогизм фундаментальной фор-

мой реального бытия. Как бы то ни было, он не предпри-

нимает в свете данной идеи никаких попыток собствен-

ного фундаментального исследования того, что принято

называть логикой, которая, с его точки зрения, обречена

1 <1. То, что согласно с формальными условиями опыта (если

иметь в виду созерцание и понятия), возможно.

2. То, что связано с материальными условиями опыта (ощу-

щения), действительно.

3. То, связь чего с действительным определена согласно оо-

щим условиям опыта, существует необходимо.

(Цит. по: Кант И. Критика чистого разума. М., 1994,

С. 170).>

2 <См. там же. С. 123 и далее.>

3 <См. там же. С. 83 и прим.>

178 Логические основания теории .знаков

всегда становиться логикой субъективной. Он просто при-

нимает кантовский список функций суждения, совершая

тем самым один из самых необдуманных поступков за

всю историю философии. Поэтому то, что Гегель говорит

о данном предмете, не должно рассматривать как нечто,

в истинном свете репрезентирующее его общую позицию.

И последователи его не были компетентны продвинуться

сколько-нибудь дальше. По мнению Розенкранца,

(Rosenkranz) (Wissenschaft d. logischen Idee1 ), модальность

репрезентирует замещение (superseding) формы суждения

и представляет собой подготовку таковой силлогизма. В

последней формулировке § 178-80 Encyclop?die нам сооб-

щается, что суждение о понятии (Begriff) имеет своим

содержанием тотальность (или, скажем, сообразованность

с идеалом). В первом примере субъект сингулярен, а пре-

дикат есть рефлексия частного объекта на универсалию.

То есть тот или иной объект, навязанный нам опытом, в

суждении сообразовывается с нечто из сферы идей. Но

когда эта сообразованность подвергается сомнению, по-

скольку субъект в себе не вовлекает никакую отсылку к

идеальному миру, мы имеем «возможное» суждение, или

суждение сомнения. А когда субъект отсылается к свое-

му роду, мы получаем аподиктическое суждение. Но Ге-

гель уже развернул идеи возможности и необходимости

как категории сущности (Wesen) в объективной логике.

В Encyclop?die он рассуждает следующим образом: дей-

ствительность (Wirklichkeit) есть нечто, модус бытия ко-

торого состоит в само-манифестации. Как тождество в

целом (тождество <Бытия> Sein и <Существования>

Existenz), она есть в первом случае возможность. Иными

словами, очевидно, чистая возможность, любая фанта-

зия, проецируемая и рассматриваемая как факт. Воз-

можно, к примеру, что нынешний султан станет следую-

щим папой. Но во втором движении возникают понятия

«случайного» (Zuf?llig), «внешнего» (?usserlichkeit) и

«условия». Zuf?llig есть нечто, распознаваемое как чис-

тая возможность: «А может быть, но А может и не быть»,

но предмет этого понятия также описывается Гегелем как

то, что имеет основание (Grund) или антецедент своего

1 [Bd. И. S. 127.]

Grammatica Speculativa 179

бытия в чем-то ином, нежели он сам. ?usserlichkeit, ка-

жется, имеет бытие вне основания своего бытия - идея,

принятая в силу причуды. То, что ?usserlichkeit полагает

вне себя как антецедент своего бытия, есть предполагае-

мое ему условие. Третье движение дает в первом случае

«реальную возможность». Здесь мы сталкиваемся с по-

нятиями «факта» (Sache), «деятельности» (T?tigkeit) и

«необходимости»,

169. Лотце и Тренделенбург репрезентируют первые

попытки борьбы немецкой мысли против гегельянства.

Наиболее примечательной характеристикой мысли Лот-

це является то, что он не только не видит нужды в един-

стве понятия в философии, но и считает, что такое един-

ство неизбежно повлечет за собой ложность.1 Для него

суждение есть средство схватывания становления, в про-

тивоположность концепту как средству схватывания бы-

тия. Но он говорит, что задача суждения - поставить це-

ментирующий материал для построения концептов. Со-

ответственно, у него нет учения о модальности как це-

лом, он просто рассматривает три случая, между кото-

рыми не прослеживает никакой связи. Необходимость

может возникнуть либо из общего аналитического, услов-

ного или дизъюнктивного суждения. Под суждением у

него имеется в виду значение пропозиции. Лотце счита-

ет, что значение аналитического суждения нелогично,

поскольку оно отождествляет противоположности. Как

бы то ни было, значение этого значения обосновывается

тем, что оно предназначено для того, чтобы означать тож-

дественность не терминов, а только объектов, денотируе-

мых этими терминами. Поэтому аналитическая пропо-

зиция допустима, ибо она практически предназначена

для того, чтобы означать частную пропозицию, т. е. та-

кую, в которой предикат утверждается для всех соответ-

ствующих частностей. И обоснование пропозиции, на-

значением которой было связать элементы, составляю-

щие термины, состоит в том, что поскольку эта пропози-

ция берется не в своем собственном значении, а значе-

нии, которое ей хотят придать (meant not as it is meant,

but as it is meant to be meant), эти элементы тождествен-

1 [См. Logic I. 1, § 33-35.]

180 Логические основания теории знаков

ны и не нуждаются в том, чтобы быть связанными. Та-

ким образом Лотце отстаивает необходимость аналити-

ческой категорической пропозиции. Переходя к рассмот-

рению условных пропозиций, он рассуждает подобным

же образом и находит, что, предполагая «когерентность»

универсума реальных интеллигибельных объектов, мы мо-

жем иметь основания утверждать, что введение условия

X в субъект S приводит к появлению предиката P как

аналитической необходимости. В этом смысле, когда вся

процедура один раз доведена до конца, не имеет значе-

ния, сохраняется последовательность полагания когерен-

тности или исчезает. Лотце, следуя в этом за Гегелем,

рассматривает дизъюнктивную пропозицию последней,

как если бы она обладала наибольшей значимостью. Но

то, что было простительно для Гегеля, в меньшей степе-

ни простительно для Лотце, поскольку он сам указывал

на значимость безличных пропозиций типа «идет дождь>>

(it rains), «гремит гром» (it thunders), «сверкает молния»

(it lightens), единственным субъектом которых является

универсум. Теперь, если существует какая-либо разница

между «Если сверкает молния, то гремит гром» и «Либо

не сверкает молния, либо гремит гром», то она состоит в

том, что последнее обращено только к действительному

положению вещей, а первое - ко всей области других

возможностей. Так или иначе, Лотце в последнюю оче-

редь рассматривает пропозициональную форму «S есть

PJ, Р.г или РЗ». Собственно, это не дизъюнктивная пропо-

зиция, но лишь пропозиция с дизъюнктивным предика-

том. Лотце выделяет ее как особую форму, так как она

не может быть репрезентирована в схеме Эйлера, что

элементарно является ошибкой. Необходимость, которую

она порождает, должна поэтому быть либо подобна ус-

ловной необходимости, либо отличаться от нее большей

простотой. О других весомых возражениях по поводу тео-

рии Лотце см. Logische Studien, ii Ланге.

170. Тренделенбург (Logische Untersuch., xiii) утверж-

дает, что возможность и необходимость могут быть опре-

делены только в терминах антецедента (Grund), хотя он,

возможно, возразил бы на перевод Grund таким чисто

формальным словом, как «антецедент», несмотря на его

соответствие Аристотелю. Если определены все условия,

Grammatica Spcculativa 181

и факт понимается из целого своего Grund, так что мысль

пропитывает собой бытие - фраза, нечто вроде которой

Тренделенбург всегда стремился подыскать, - мы име-

ем «необходимость». Если, с другой стороны, определе-

ны лишь некоторые условия, но то, чего недостает в

Grund, находит себя в мысли, мы имеем «возможность».

В себе яйцо есть не более чем яйцо, но для мысли оно

может стать птицей. Поэтому Тренделенбург никогда не

согласится ни с тем, что, как полагал Кант, модальность

изначально есть вопрос некоторой расположенности со-

знания, ни с тем, что, как считал Гегель, которого он

весьма проницательно критикует, она изначально есть

нечто объективное.

171. Зигварт, который считает, что логические про-

блемы должны находить окончательное разрешение в

непосредственном переживании и что немецкий язык есть

наилучшее свидетельство того, что представляет собой

это переживание, в принципе отрицает, что возможная

пропозиция собственно является пропозицией, ибо в ней

ничего не утверждается.1 Он упускает из виду, что если

пропозиция ничего не утверждает, отрицание ее должно

оборачиваться полной бессмыслицей, поскольку в этом

случае должна отрицаться всякая возможность. Отри-

цанием пропозиции «Я знаю только то, что А может быть

истинным» является «Я знаю, что А не истинно», и это

вряд ли можно назвать бессмыслицей. Зигварт, это прав-

да, в соответствии с принятым словоупотреблением, по-

нимает «А может быть истинным» в том смысле, кото-

рый прежние логики называли sensus usualis,2T. e. при-

нимает ее за соединительную пропозицию «А может быть

истинным, и, кроме того, А может не быть истинным».

Но из этого не следует, что «А может быть истинным»

утверждает меньше - наоборот, больше, чем приведен-

ная специальная форма. В отношении необходимой про-

позиции Зигварт, следуя избранному им критерию - при-

нятому словоупотреблению, - считает, что «А должно

быть истинным» утверждает меньше, чем «А истинно»,

так что первое следует из последнего, а последнее не вы-

1 [Logic, § 31.]

2 <Обычный, общеупотребительный смысл. - лат.>

182 Логические основания теории знаков

водимо целиком из первого. Это может быть истинным

для немецкого языка - точно так же как в нашем <ан-

глийском> языке такие фразы, как «без всякой тени

сомнения», «без каких-либо вопросов» и т. п. подразу-

мевают тот факт, что имеется некто, не только сомнева-

ющийся, но решительно отрицающий пропозицию, в ко-

торую включены эти выражения. С этим «сенсационным»

(sensational) открытием Зигварта также соглашается

Брэдли.1

172. Ланге (loc. cit.) полагает, что проблема может

быть освещена наилучшим образом при помощи логи-

ческих схем, которые приписывают Эйлеру, но на деле

обнаруживаемых уже у Вивеса (Vives). «Поэтому, здесь

мы снова наблюдаем, - говорит он, - как простран-

ственная интуиция, как в геометрии, верифицирует

(begr?ndet) априорность и необходимость».

Глава 5

Термины2

§ 1. О том, что данные понятия не столь современны,

как это обычно представляется

173. Историческое объяснение, которое обычно дает-

ся охвату (comprehension) и расширению (extension), та-

ково: «Это различение, хотя оно встречается в общих

терминах у Аристотеля3 и ясно (explicitly), с научной

1 [Logic, (1883), eh.7.]

2 [§ 1-6 это статья «О логических охвате и расширении» («Upon

Logical Comprehension and Extension», Proceedings of the

American Academy of Arts and Sciences, vol. 7, November 13,

1867), P. 416-32) с дополнениями и исправлениями ок. 1870

и 1893г.; она была предназначена стать Очерком III книги

«Разыскание Метода» (Search for a Method) и гл. 15 «Боль-

шой логики» (Grand Logic).}

3 Аристотель замечает в нескольких местах, например в 5-й

кн. Метафизики (1023Ь, 22), что роды и отличия (differences)

могут рассматриваться как части видов, а виды - как в рав-

Grammatica Speculativa 183

точностью, заявлено по крайней мере у одного из его

греческих комментаторов, все же ускользнуло от необы-

чайной проницательности схоластиков и оставалось в

полном небрежении и забвении вплоть до публикации

«Логики Пор-Рояля».1 Я хотел бы предложить на суд

читателя нижеследующие соображения, показывающие,

что такое истолкование истории не вполне соответствует

истине. В первую очередь было сказано, что между эти-

ми атрибутами было проведено различие - как будто

прежде они рассматривались как нечто единое. Но это

совершенно ниоткуда не явствует с очевидностью. Один

немецкий логик,2 и правда, благодаря некоторому недо-

пониманию с его стороны, рассматривал расширение как

вид охвата, однако для взявшего на себя труд задумать-

ся над этим ничто с самого начала не может показаться

более несходным, чем два указанные представления

(notions). Настоящим умственным достижением стало

вовсе не разделение их, а установление между ними от-

ношения, в результате чего появилось понятие их как

факторов, создающих содержание (import) термина. Во-

вторых, было верно замечено, что учение пор-роялистов

в главных своих моментах изложено в труде одного гре-

ческого комментатора. И поскольку этот труд есть не

что иное, как «Введение» Порфирия,3 то было бы удиви-

тельно, если бы данное учение, и правда, ускользнуло от

схоластиков - ибо была их проницательность столь нео-

бычайной, как о том сообщает Гамильтон, или нет, они,

несомненно, изучали данный комментарий с прилежа-

нием не меньшим, нежели Библию.1 Дерево Порфирия,

ной мере части родов. Комментатор, о котором идет речь, это,

вероятно, Александр Афродизийский... - 1893.

1 Цитата из <предисловия> Бейнса (Baynes) (Port Royal Logic,

2d ed. p. xxxiii), добавляющего, что он обязан этими сведени-

ями сэру Уильяму Гамильтону.

2 Лотце. - 1893. 3 Порфирий, как можно увидеть, говорит о древности этого

учения. [Гл. 1]. 4 Столь же прилежно они изучали и Боэция, у которого сказа-

но- (Opera р. 645) «Genus in divisione totum est, in diffmitione

pars».

(его) часть. - лат.>

184 Логические основания теории знаков

как кажется, и правда включает в себя все учение об

охвате и расширении, за исключением имен. Однако свои

названия для этих количеств имелись и у схоластиков.

Ими часто противопоставляются partes subjectives и partes

essentielles,1 a несколько синонимов приводятся у коним-

брицийцев (the Coninibricences). Поскольку признается

наличие у Порфирия всего этого учения целиком, долж-

но быть также признано, что отрывок, в котором оно

излагается, был полностью рассмотрен и получил надле-

жащее объяснение у средневековых комментаторов. Итак,

мы имеем право лишь на то, чтобы сказать, что учение о

расширении и охвате в средневековой мысли не играло

первостепенной роли.' [Предметом же проповеди пор-

1 <Части субъективные и части существенные. - лат.>

2 Автор De Gcneribus et Speciebus противопоставляет int?gra! и

diffinitiue целое. Иоанн Солсберийский говорит об охвате и

расширении, как о чем-то, «quod fere in omnium ore c?l?bre

est, aliud scilicet esse quocl appellat?va significant, et aliud esse

quod nominant. Nominantur singularia, sed universalia

significantur». <см. выше.> (MetaLogicus, lib. 2, cap. 20. Изд.

1620. С. 111.) [Под appellativa он имеет в виду прилагательные

и т. п. - 1893.]

У Винцента Белловацийского (Vincentius Bellovacensis)

(Speculum Doctrinale, Lib. Ill, cap. xi) встречаем следующее:

«Si vero quJKritur utrum hoc universale 'homo' sit in quolibet

homine secundurn se totum an secundum partem, dicendum est

quod secundum se totum, ici est secundum quamlibet sui partem

d i f f i n i t i v a m . ..., non autem secundum quamlibet partem

subjectivam. ...» <Если же спрашивается, каким образом та-

кая универсалия, как «человек», содержится в каком-либо

имени, соответственно ли себе целиком или соответственно

[только своей] части, то отвечать следует, что соответственно

себе целиком, то есть соответственно какой-либо своей дефи-

нитивной части, ... но не согласно какой-либо подлежащей

части. - лат.> Вильгельм Овернский (Прантлева Geshichte,

ф. 3. С. 77) говорит о «totalitatem istam, quas est ex partibus

rationis seu diffinitionis, et пае partes sunt qenus et different!;«;

alio mode partes specie! indiviclua sunt, quoniam ipsam speciem,

cum de eis pracdicatur, sibi inviceni quodammodo partiunter».

определения, и этими частями являются род и видовое отли-

чие; иначе, частями вида являются индивидуумы, поскольку

тот самый вид, о котором сказываются, между собой некото-

Grammatica Speculativa 185

роялистов и - позднее -- еще более решительной про-

поведи кантианцев была равносильность логического

характера всех существенных предикатов. Но тогда как

для них роды и отличия слитны, Порфирий, вслед за

Аристотелем, всегда стремится разносить разные преди-

каты - 1893.]

174. В похожее заблуждение часто впадают и относи-

тельно другой темы данной статьи - темы, наиболее

близко связанной с темой охвата и расширения, как

минимум, в той мере, в какой они обе основаны на поня-

тии термина как составного целого. Я имею в виду раз-

личение ясного и отчетливого. Гамильтон говорит нам,

что «осуществлением этого разделения мы обязаны про-

ницательности великого Лейбница. Хотя картезианца-

ми такое различие не рассматривалось, авторы «Логики

Пор-Рояля» подошли к нему столь близко, что нам оста-

ется только удивляться, почему им не удалось его раз-

вернуть» (Lectures on Logic; Lecture IX). Фактически,

тем не менее, сказанное в «Логике» по этому вопросу1

взято у Декарта,2 и отклонения пор-роялистов от словес-

ных формулировок последнего приводят их лишь к сме-

шению того, что у него было достаточно отчетливо. Что

касается Лейбница, он сам ясно высказывается на тот

счет, что декартово различение тождественно его соб-

ственному.3 Как бы то ни было, у Лейбница оно гораздо

более ясно, нежели у Декарта. Любое философское раз-

личие осознается лишь постепенно - в истории нет мо-

мента, до которого оно совершенно не признается и пос-

ле которого оно становится совершенно явным. До Де-

карта различие между смешанным и отчетливым было

тщательно проработано, однако разница между отчетли-

востью и ясностью неизменно упускалась из виду. Дуне

Скот различает между «мыслить смешанно» и «мыслить

смешанное», а поскольку любое неясное понятие необ-

рьш образом разделяют. - лат.> [См. также: Дуне Скот, Opera

I. 137.] Перейдя к более поздним авторам, мы потеряли бы

счет примерам. См. любой комментарий в Физике, кн. 1.

1 Часть I, гл. 9.

«Первоначала...», Часть I, § 45 et seq.

Восьмое [девятое?] письмо Бернету. Изд. Герхардта (Gerhardt).

Т. 3. С. 224.

186 Логические основания теории знаков Grammatica Speculativa 187

ходимо включает больше, чем собственный для него

объект, в неясно мыслимом всегда будет присутствовать

нечто смешанное; однако ближе этого к декартовско-

лейбницевскому различению схоласты не подошли.

§ 2. О разных терминах, применяемых

к количествам расширения и охвата

175. Расширение и охват это именно те термины,

которые употреблялись пор-роялистами. Благодаря вли-

янию Гамильтона, вместо охвата теперь часто использу-

ется интенсия (intension);1 однако поскольку это слово

очень легко спутать с интенсивностью (intensity), его

нельзя назвать удовлетворительным. Оно было образова-

но от однокоренных ему слов, употреблявшихся Кайета-

ном и другими ранними авторами. В прошлом многими

кантианцами употреблялись также термины внешнее и

внутреннее качество. Морган предложил объем (scope)

и силу (force). Хотя объем в обыденном языке и выража-

ет расширение, все же силой выражается не столько ох-

ват, сколько способность (power) создавать живую реп-

резентацию в уме человека, к которому обращены слово

или речь. М-р Дж. С. Милль ввел два полезных глагола

денотировать (denote) и коннотироватъ (connote), ко-

торые приобрели широкое распространение. На самом

деле, по мнению всех изучавших логику четырнадцато-

го, пятнадцатого и шестнадцатого столетий, коннота-

ция рассматривалась в то время исключительно как от-

сылка ко второму обозначаемому - то есть (приблизи-

тельно) как отсылка относительного термина (вроде отец,

ярче и т. д.) к корреляту денотируемого им объекта (от-

носительным термином) в первую очередь, - но нико-

им образом не в миллевском смысле отсылки термина к

существенным свойствам, подразумеваемым (implied in)

в его (термина) определении.2 Как бы то ни было, м-р

1 Однако слово intension употреблялось уже лейбницианцами,

в том же смысле. - 1893.

2 Ср.: Морен (Morin), Dictionnaire. T. I, col. 684 [685?]; Шовен

(Chauvin), Lexicon, оба издания; Евстахий, Summa, Часть I,

Тг. I, qu. 6. [Aquinas, sentent 1, d. 8, q. l, art 1.]

Милль посчитал себя вправе отрицать это, подкрепляя

свою решимость только собственным высказыванием и

не приведя цитаты ни из одного автора того времени.'

После объяснения, в каком смысле он берет термин кон-

нотироватъ, Милль говорит: «Схоластики, которым мы

обязаны большей частью нашего словарного запаса в

логике, оставили нам также и его <слово коннотиро-

ватъ>, наделив этим же самым смыслом. В некоторых

общих выражениях это слово вроде бы употребляется

ими в том расширенном и более смутном смысле, в кото-

ром оно берется м-ром [Джеймсом] Миллем. Но все же,

когда схоластикам было необходимо определить его осо-

бо и закрепить его значение как технического термина,

они, со всегда характерной для их определений восхити-

тельной точностью, ясно объясняли, что ни о чем другом

нельзя говорить как о коннотируемом, кроме форм, ка-

ковое слово может вообще в их сочинениях считаться

синонимом атрибутов».2 Поскольку обычно говорят, что

Оккам был последним схоластом, вышесказанное подра-

зумевает, что слово коннотироватъ широко употребля-

лось уже более ранними авторами. Тем не менее знамени-

тый Прантл3 как раз считает, что наличие в одном месте

из Summa Оккама упоминания о слове connatative как об

уже широко употребимом, исчерпывающе доказывает его

(места) подложность.4 Далее, о пассаже из Дунса Скота, в

котором обнаруживается connotatum, он говорит, что это

понятие встречается здесь впервые.'1 Термин этот, одна-

ко, впервые встречается у Александра Гэльского,6 кото-

рый уравнивает потеп connotans и apellatio relativa и

1 И вот какова смиренность последователей Милля: ни один из

Них не осмелился воспротивиться этому заявлению, подрываю-

щему, несомненно, его же собственный авторитет. - 1893.

2 [Logic, bk. I, ch. 2, § ?, note.]

3 Насколько я его понял, ибо он здесь выражается в своем

привычном энигматическом стиле. - 1870.

4 Прантл, Geschichte, т. 3, с. 364.

5 Там же, с. 134 прим. Дуне Скот также употребляет этот тер-

мин. Цит. соч., вопрос 13, раздел 4.

8 Summa Theologica, часть I, вопрос 53. [Этот труд был несомнен-

но написан до 1280 г. Роджер Бэкон ссылается на него, упоми-

ная в то же время, что Альберт Великий еще жив. - 1893.]

188 Логические основания теории знаков Grammatica Speculative! 189

делает объектом connotare само отношение как таковое

говоря, что творец коннотирует отношение творца к со-

творенному.1 В Summa Оккама2 содержится глава, посвя-

щенная различию абсолютных и коннотативных имен. Ее

следует прочитать целиком, однако здесь у меня есть воз-

можность, чтобы привести лишь следующее:

«Nomen autem connotativum est illud quod significat

aliquid primario et aliquid secundario; et tale nomen proprie

habet diffinitionem experimentem quid nominis et frequenter

oportet ponere aliquid illius diffinitionis in recto

et aliquid in obliquo; sicut est de hoc nomine album, nam

habet diffinitionem experimentem quid nominis in qua una

dictio ponitur in recto et alia in obliquo. Unde si queratur

quid significat hoc nomen album, dices quod idem quod ille

oratio tota „aliquid informatum albedinem" vel „aliquid

Habens albedinem" et patet quod una pars orationis istius

ponitur in recto et alia in obliquo. ... Huiusmodi autem

nomina connativa sunt omnia nomina concreta primo modo

dicta, et hoc quia talia concreta significant unum in recto

et alia in obliquo, hoc est dictu, in diffinitione exp?rimente

quid nominis d?bet poni unus rectus significans unarn rem

et alius obliquus significans aliam rem, sicut patet de omnibus

talibus, iustus, albus, animatus, et sic de aliis. Huiusmodi

etiam nomina sunt omnia nomina relatiua, quia semper

in eorum diffinitionibus ponuntur diversa idem diuersis

modis vel diuersa significantia, sicut patet de hoc nomine

simile. Mere autem absoluta sunt ilia quae non significant

aliquid principaliter et aliquid vel idem secundario, sed

quicquid significatur per tale nomen aeque primo significatur

sicut patet de hoc nomine animal».3

1 Учение о connotare есть часть учения об appellatio, о котором

можно справиться у Петра Испанского. - 1893.

2 Часть I, гл. 10. (Изд. 1488 г., fol. 6, с.)

3 < Коннотативным именем является такое, которое означает

нечто в первую очередь и нечто во вторую; и такое имя в себе

имеет наглядную дефиницию имени, и часто следует полагать

одну (часть) этой дефиниции прямо, а другую - косвенно;

как это имеет место в случае такого имени, как «белый»; ибо

оно имеет наглядную дефиницию имени, в которой одна дис-

тинкция полагается прямо, а другая - косвенно; отсюда (сле-

дует, что), если спрашивается, что означает имя «белый», от-

вечай, что то лее самое, что и все выражение «нечто в форме

Эккиус (Eckius), комментируя Петра Испанского

(Peter Hispanus), также сделал несколько расширенных

замечаний относительно значения термина коннотиро-

вать, которые в главном совпадают с процитированным

выше.1 Из всего этого следует, что историческое замеча-

ние м-ра Милля 2не может быть принято.

176. Сэр Уильям Гамильтон позаимствовал у некоторых

поздних греческих авторов термины широта (breadth) и

глубина (depth) - для расширения и охвата соответствен-

но.3 Эти слова обладают немалыми достоинствами. Они

белизны» или «нечто имеющее белизну», и здесь ясно, что

одна часть такого выражения полагается прямо, а другая -

косвенно. Подобно тому, коннативные имена - это все конк-

ретные имена, употребляемые первым (из указанных) спосо-

бов; и здесь следует сказать, что, поскольку такие конкретные

(имена) одно означают прямо, а другое - косвенно, в нагляд-

ной дефиниции имени одно должно полагаться как означаю-

щее некую вещь прямо, а другое - как означающее иную вещь

косвенно, что явствует из таких имен, как «справедливый»,

«белый», «одушевленный» и других. Таким же образом, все

имена являются релятивными, если в их определениях пола-

гается различное, причем различным же образом или в раз-

личных значениях, что явствует из таких имен, как «подоб-

ное». Абсолютным же (именем) вполне является такое, кото-

рое таким вот образом не означает нечто в первую очередь и

нечто во вторую; но нечто, означаемое таким именем, означа-

ется и в первую очередь, как это явствует из таких имен, как

«живое существо». - лат.> [Последнее предложение цитиру-

емого отрывка в оригинале стоит почти на полстраницы впе-

реди от остальной части.]

1 Fol. 23d. См. также Тартарети Эспозито (Tartareti Exposito) в

самом конце книги Петр.<а> Исп.<анского>. Изд. 1509 г.,

fol. 91Ъ.

2 ... - просто чепуха. Цивилизация в Англии, по-видимому,

не достигла еще той стадии, когда люди стыдятся делать по-

ложительные утверждения, базирующиеся на исключительном

невежестве. - 1893.

3 Logic, р. 100 [т. е. Lect. viii, 1|24]. В приписываемой Аквина-

ту Summa Logices мы читаем: «Omnis forma sub se habens multa,

idest, quae universaliter sumitur, habet quamdam latitudinem;

nam invenitur in pluribus, et dictur de pluribus». <Всякая фор-

ма, подразумевающая собою многое, то есть такая, которая

берется как универсальная, имеет некоторую протяженность,

так как встречается во многом и сказывается о многом. -

лат.> (Тг. 1, с. 3.)

190 Логические основания теории знаков

кратки и подходят друг другу; наконец, они широко рас-

пространены. Так, «широкое» знание в обычном словоу-

потреблении есть знание о многом, «глубокое» знание -

много знания о чем-то. Я, таким образом, буду отдавать

предпочтение именно этим терминам. Расширение также

называют сферой (sphere) и кругом (circuit), а охват -

материей (matter) и содержанием (content).

§ 3. О разных смыслах, в которых рассматриваются

термины «расширение» и «охват»

177. Разные авторы рассматривают термины расши-

рение и охват и их синонимы в разных смыслах. Это

происходит отчасти благодаря тому факту, что в то вре-

мя как большинство авторов говорят лишь о расшире-

нии и охвате понятий, другие применяют эти термины

равно к понятиям и суждениям (R?sling <Реслинг>),' а

также к умственным репрезентациям (?berweg <Юбервег>2

и многие французские авторы), к познанию вообще (Ба-

умгартен),3 к «терминам» (Fowler, Spalding <Фаулер/

Сполдинг5>), к именам (Shedden <Шедден>),6 к словам

(McGregor <МакГрегор>),7 к «значениям» (Jevons < Джи-

вонс>);8 еще один автор говорит лишь о расширении

классов и охвате атрибутов (Морган в Программе своего

курса лекций (Syllabus) [§ 131]).

178. Пор-роялисты определяют охват как «те атри-

буты, которые она [идея] вовлекает (involves) сама по

себе и которые не могут быть отняты от нее без ее разру-

шения».9

Следует напомнить, что метки термина разделяются

логиками, во-первых, на необходимые и случайные

(accidental), затем необходимые подразделяются на стро-

1 [Logik (1896), I, II; l, iii, и ii, l, iv.]

2 [System der Logik (1857), § 50, 53.]

3 [Acroasis Logica, изд. 2 (1773), § 24.]

4 [The Elements of Deductive Logic (1867), pt. I, eh. 2.]

5 [An Introduction to Logical Science (1857), § 7, 30, 31.]

6 [Elements of Logic (1864), p. 10.]

7 [A System of Logic (1862), p. 191.]

8 [The Principles of Science (1874), bk. I, eh. 2, p. 31.]

9 [Перевод Бейнса, I, vi.]

Grammatica Speculativa 191

го существенные, то есть содержащиеся в определении,

и те, что называются собственными (proper). Так, суще-

ственной меткой треугольника будет «иметь три сторо-

ны», собственной - «иметь такие углы, что сумма их

всех равна сумме двух прямых», а случайной - «быть

рассматриваемым Евклидом». Следовательно, по опре-

делению пор-роялистов, охват включает все необходи-

мые метки, и существенные и собственные.

179. Пор-роялисты приписывают охват непосредствен-

но идеям - любым идеям. Очень многие логики припи-

сывают его непосредственно лишь понятиям, а так как,

согласно их определению, понятие в строгом смысле есть

лишь сущность идеи, то они необходимо включают в

охват только существенные метки термина. Как бы то

ни было, эти логики настолько далеко абстрагируются

от реального мира, что нелегко увидеть, почему их су-

щественные метки не могут быть в то же время вообще

всеми метками объектов, допустимых с их точки зрения

(of the object, as they suppose it).

180. Я полагаю, не может быть сомнений, что у та-

ких авторов, как Герлах (Gerlach)1 и Зигварт (Sigwart)2,

охват включает все те необходимые и случайные метки,

которые сказываются об объекте понятия универсально.

Далее, хотя большинство немецких авторов рассмат-

ривает охват как сумму либо понятий (Drobisch <Дро-

биш>),3 (Bachmann <Бахманн>)4 и т. д., либо элементов

интуиции (Trenedelenburg <Тренделенбург>),5 многие анг-

лийские авторы рассматривают его как сумму реальных

внешних атрибутов (Шедден,6 Сполдинг,7 Девей (Devey),5

Морган,8 Дживонс,10 МакГрегор," Фаулер).12 Согласно

1 [Grundress der Logik, 2te Auf. (1822), § 29.]

2 [Logik, § 42.]

3 [Neue Darstellung der Logik, 2te Auf. (1851), § 23.]

4 [System der Logik (1828), Erster Theil, § 48.]

5 [Logische Untersuchung, 2te Auf. (1862), xv, 4.]

* [Elements of Logic (1864), P. 10, 39ff.]

7 [An Introduction to Logical Science (1857), § 31.]

8 [Logic, or the Science of Inference (1854), p. 42.]

9 [Ср. Syllabus, § 131.]

10 [The Principles of Science (1874), Bk. 1, ch. 2.]

11 [A System of Logic (1862), p. 191.]

12 [The Elements of Deductive Logic (1867), part I, ch. 2.]

192 Логические основания теории знаков Grammatica Speculativa 193

большинству авторов, охват состоит из (необходимых) ат-

рибутов, которые мыслятся (thought) присущими объек-

там. По определению Шеддена, он состоит из всех атри-

бутов, которые присущи денотируемым вещам.

Далее, большинство логиков считает метками лишь

те из них, что сказываются виртуально,1 некоторые, но

всей видимости, - только те, которые действительно

мыслятся, и очень немногие включают в их число те,

что мыслятся по привычке (habitually). Иногда можно

встретить автора, который включает в число меток все

три атрибута - вне зависимости, мыслятся последние

или нет.

Есть также разница и в том, как считать метки. Боль-

шинство авторов считают все различаемые метки, не-

которые же рассматривают коэкстенсивные (обладаю-

щие одним расширением - coextensive) метки как один

и те же.

181. Употребление термина «расширение» еще более

явственно нуждается в определенной конвенции. Пор-

Роялисты определяют его как «те субъекты, к которым

применима идея».2 По всей видимости, расширение мо-

жет включать чистые фикции.

Другие ограничивают этот термин реальными вида-

ми, в то же время расширяя его до единичных сущих

(single beings). Мы можем найти это у Уоттса (Watts),3 a

также у Фридриха Фишера (Friedrich Fischer).4

1 Я беру на вооружение превосходное различение Дунса Скота

между действительным, приобретенным (привычным -

habitual) и виртуальным познанием [Reportatei, Изд. 1853, т. 1,

с. 147а. Это различение возникло в опоре на отчасти аристоте-

левские, отчасти неоплатонические подсказки. Аристотель, как

всем известно, различал действительную и потенциальную

мысль. Александр Афродизийский различал материальный

интеллект ( нпхт хлйкьт), приобретенный интеллект ( ?????

кбфЬ Эойн) и intellect us adcptus. Эти два различения имеют

между собой мало общего. Тем не менее у арабов они оказа-

лись смешанными, и именно это смешанное учение подсказа-

ло Дунсу Скоту его блестящее и полностью философское раз-

деление. - 1893.1

2 [Перевод Вейнса I, vi.]

:i [Logich (1725), Part I, ch. 3, § 3.]

4 [Lehrbuch der Logik (1838), Drittes Kap., § 37.]

Еще кое-кто особенно настаивает на том, что под рас-

ширением имеются в виду вещи, а не виды - реальные

или воображаемые. Это относится к Бахманну,1 Эссеру

(Esser)2 и Шульце (Schnitze).a

Некоторые включают в расширение не понятия и не

вещи, а единичные репрезентации. Это относится к кан-

тианцам в строгом смысле слова. Имеющееся разнообра-

зие в данном вопросе представит следующий список:

Расширение включает:

Индивидуальные репрезентации, согласно Канту,1

Э. Рейнгольду (E. Reinhold)5 и др.

Репрезентации, согласно Фрису (Fries),6 Юбервегу' и др.

Реальные внешние вещи и виды, согласно Уоттсу,8

Шеддену8 и др.

Реальные внешние индивидуальные объекты, согласно

Бахманну,10 Девею11 и др.

Вещи, согласно Шульце,12 Боуэну (Bowen)!3n др.

Виды, согласно Дробишу,14 Моргану15 и др.

Объекты (и репрезентации), согласно Томсону (Thomson)16

и др.

Индивиды, согласно Мэхену (Mahan).17

Понятия, согласно Гербарту (Herbart),18 Форлендеру

(Vorl?nder)19 и др.

1 [System der Logik (1828), Erster Theil, § 48.]

2 [System der Logik 2te Auf. (1830), Erster Theil, § 34.]

3 [Grunds?tze der allgemeinen Logik 5te Auf. (1831), § 29.]

4 [Cp. Logik, her. v. G. B. Jflsche (1800), I, i, § 1-7.]

5 [Die Logik (1827), S. 115.]

6 [System der Logik 3te Auf. (1837), § 20.]

7 [System der Logik (1857), § 53.]

8 [Logick (1725), Part I, ch. 3, § 3.]

9 [Elements of Logic (1864), p. 39, 40.]

10 [System der Logik (1828), Erster Theil, § 48.]

11 [Logic, or the Science of Inference (1854), p. 42.]

12 [Grunds?tze der allgemeinen Logik 5te Auf. (1831), § 29.]

13 [A Treatise on Logic (1864), p. 67.]

14 [Neue Darstellung der Logik, 2te Auf. (1851), § 23.]

15 [Formal Logic (1847), p. 234.]

16 [Outline of the Laws of Thought, 4 ed., p. 99-102.]

17 [Intellectual Philosophy, 2d eel. (1847), ch. 7, 8.]

18 [Lehrbuch zur Einleitung in die Philosophic (1813), II, i, § 40.]

19 [Wissenschaft der Erkentniss (1847), II, i, 2, b.]

7 Зак. 3309

194 Логические основания теории знаков

Общие термины, согласно Сполдингу.1

Физические понятия, согласно Штрюмпеллу (Str?mpell).2

Разнообразные (variable) метки, согласно Риттеру

(Ritter).3

Далее, между логиками есть разногласие и по следую-

щему вопросу: имеют ли они в виду под расширением

понятия, виды, вещи и репрезентации, к которым этот

термин применяется по привычке, т. е. в суждении, или

всё, к чему он истинно приложим. На последнем настаи-

вают Гербарт, Кизеветтер (Kiesewetter) и др., на первом -

Данкан (Duncan), Сполдинг, Форлендер, Юбервег и др.

Некоторые логики под расширением числят лишь

действительные вещи, репрезентации и т. д. (Бахманн,

Фрис, Гербарт), другие распространяют его на те, что

лишь возможны (Эссер, Риттер, Герлах).

Наконец, в то время как несколько логиков говорят

об обоих количествах как численных, большинство ав-

торов рассматривают их как всего лишь агрегаты разно-

образных объектов или меток.

[Дресслер (Dressler), опираясь на Бенеке (Beneke), раз-

личает реальные и идеальные расширение и охват. - 1893.]

§ 4. Несколько опровержений обратной

пропорциональности этих количеств и предложений

по введению третьего

182. До недавнего времени закон обратной пропор-

циональности расширения и охвата признавался всеми.1

Теперь его на разных основаниях подвергают сомнению.'

1 [An Introduction to Logical Science (1857), § 31.]

2 [Entwurf der Logik (1846), 4tes Kap.]

;i [Abriss der Philosophischen Logik (1824), S. 79.]

4 В алгебраической формулировке этот закон выглядит следую-

щим образом: если ? и Ь - логические термины, соотнесен-

ные так, что ? = bx, то будет верно как Ь = а + у , так и обрат-

ное. Немало немецких логиков могли бы опровергнуть это. -

1893.

5 Гоппе (Норре) переворачивает закон Канта, полагая, что чем

шире понятие, тем больше его содержание. Его идея в аристо-

телевском словоупотреблении будет выглядеть следующим

Grammatica Speculativa 195

183. Дробит1 говорит о том, что величина охвата изме-

няется арифметически, а расширения - геометрически.

В некотором смысле это так.

184. Лотце - упомянув, что единственное понятие об

универсалии, которым мы можем обладать, это способность

вообразить подчиненные ей единичности (singulars), -

говорит, что возможность детерминировать некое поня-

тие соответственно каждой подчиненной ему (понятию)

частности (particular) есть метка этого понятия, а поэто-

му широта понятия никак не влияет на количество при-

сущих ему меток. Однако, возражу я, поскольку эти

метки принадлежат понятию лишь вторично (in its second

intention) - не будучи присущими всем вещам, к кото-

рым это понятие применимо, - они (метки) не будут

частью охвата этого понятия. Фактически они суть те

самые метки, что составляют его расширение. Никому

не приходило в голову отрицать, что расширение есть

метка понятия - только дело в том, что оно есть неко-

торая метка в его вторичности (a certain mark of its second

intention).

185. Возражение Форлендера2 в гораздо большей сте-

пени относится к сути дела. Оно заключается в следую-

щем: если мы из какого-либо детерминированного пред-

ставления (notion), например из представления (notion)

о Наполеоне, абстрагируем все метки, всякую детерми-

образом. Он признает второе из правил, предваряющих оказы-

вание (the second antepredicameiital rule), - что отличия

(differences) разных родов суть разные. (Само по себе это зна-

чительно разводит его с теми логиками, для которых разли-

чие расширения и охвата есть осевое различение логики.) Негр

это не понятие, образованное соединением двух понятий чело

век и чернокожий: собственные для негра отличия относятся

из всех сущих только к неграм. Естественно, это заставляет

его сделать еще один шаг, и он говорит: отличия достаточно,

чтобы составить чистое понятие, и поэтому род не будет суще-

ственным предикатом. В-третьих, он обнаруживает, что ха-

рактеры более узкого отличия менее важны (wirkungsreich),

чем характеры отличия более высокого уровня, и что обладать

менее важными следствиями - значит обладать меньшей ме-

рой предикатов. - 1893. l[Neue Darstellung der Logik, 2te Auf. (1851), Anhang L]

2 [Wissenschaft der Erkentniss (1847), S. 104-107.]

196 Логические основания теории знаков

нацию, то все, что у нас остается, это всего лишь поня-

тие «нечто» (conception something), расширение которо-

го - не более чем Наполеон. Сфера «нечто», значащего

эту, ту или другую вещь, недостоверна (uncertain), но

общего расширения у него («нечто») нет, ибо оно значит

только <какую-то> одну вещь. Так, перед скачками мы

можем сказать, что какая-то (некоторая - some) лошадь

придет первой, имея в виду эту, ту или другую. Однако

под «какой-то» лошадью мы имеем в виду только одну

лошадь, и поэтому расширение «какой-то лошади» не

будет больше, чем расширение термина, указывающего,

какая именно это лошадь - хотя этот последний будет

более детерминирован, то есть будет обладать большим

охватом. Я не знаю, нашлось ли у приверженцев невидо-

измененного кантовского учения чем ответить на это

возражение.

186. Юбервег делает следующее замечание:1 «Посколь-

ку, согласно определению, более высокая репрезентация

содержит только те элементы содержания, что равно

присущи нескольким более низким репрезентациям, у

первого - по сравнению с каждым из вторых - более

ограниченное содержание, но более широкий круг. Бо-

лее низкая репрезентация, напротив, имеет более бога-

тое содержание, но более узкий круг. И однако всякое

уменьшение или увеличение данного содержания нико-

им образом не увеличивает или уменьшает круг, и так

же не всякое увеличение или уменьшение данного круга

уменьшает или увеличивает содержание». Мне странно,

что он не поясняет далее свою мысль об этом предме-

те - развернуть который есть принципиальная цель

настоящей статьи.

187. Морган говорит:2 «Согласно знакомым мне по-

стулатам, представление (notion) „человек, живущий в

Европе, находящийся к северу от экватора, наблюдаю-

щий восходы раньше американцев" будет более интен-

сивно квантифицировано <т. е. это оказывание будет

обладать большей интенсией>, нежели представление

(notion) „человек, живущий в Европе» - но несомнен-

1 System der Logik, 2te Aufl., §54.

2 Formal Logic, p. 234. Его учение по-иному дано в программе

его лекций.

Grammatica Speculativa 197

но, не менее экстенсивно (расширенно - extensive), ибо

третий и четвертый элементы первого должны относить-

ся к тем же людям, к которым относятся первый и вто-

рой его элементы».

188. Насколько я помню, лишь два логика, архиепис-

коп Томсон1 и д-р Уилсон (Dr. W. D. Wilson)',- призна-

вая, по всей видимости, закон Канта, высказывают наме-

рение ввести для понятий еще одно, третье количество.

Ни один из них не определяет свое третье количество,

как, впрочем, и не формулирует отношения последнего

к двум остальным. Томсон называет его Деноминацией.

Она, кажется, тождественна рассмотренному особым об-

разом Расширению. Д-р Уилсон именует свое новое ко-

личество Протенсией (Protension); оно отчасти связано

со временем и, кажется, в общем независимо от двух

остальных. На самом деле ясно, что если закон Канта

выполняется и если логические количества могут лишь

сравниваться как большие или меньшие, а не прямо из-

меряться, то третье качество должно быть прямо пропор-

ционально какому-то одному из двух известных количеств

и поэтому служить для измерения того же самого, что и

это последнее, - либо же оно должно быть независимо

от обоих и, поэтому, полностью не связанным с ними.

§ 5. Три принципиальных смысла, в которых охват

и расширение будут рассматриваться в этой статье3

189. Вместо расширения и охвата я соответственно

буду употреблять термины Гамильтона широта и глуби-

на, причем употреблять в нескольких смыслах, различе-

нию которых послужат разные прилагательные.

Под информационной (informed) широтой термина'

я буду иметь в виду все реальные вещи, о которых он

1 Laws of Thought, 4th eel., § 52, 80. [Cf. §54.]

2 Logic, Part I, ch. 2, § 5.

3 [В оригинале этот и предыдущий раздел оба были помещены,

как § 4.]

4 Я ограничил себя терминами, потому что во время написа-

ния этой статьи (1867), я не еще отметил для себя, что учение

198 Логические основания теории знаков

сказывается - сказывается в целом логически истинно

в допускаемом (supposed) состоянии информации.1 Фра-

зой «в целом» я указываю на то, что в расчет должна

браться вся имеющаяся информация, и что только вещи,

относительно которых в целом есть основание быть убеж-

денным в истинном сказывании о них некоего термина,

могут считаться частью широты последнего.

Если Т это термин, сказывающийся только об S', S"

и S'", то все S', все S" и все S'" будут составлять инфор-

мационную широту Т. Если вместе с тем S' и S" суть

субъекты, о которых может сказываться только еще один

термин Т', и если неизвестно, что все S'" суть либо S',

либо S", то о Т будет говориться, что он имеет большую

информационную широту, чем Т'. Если известно, что не

все S'" суть либо S' или S", то этот избыток широты

может быть назван достоверным а если это неизвестно,

то сомнительным. Если известно, что есть такие S'", от-

носительно которых неизвестно, суть ли они S' или S",

то о Т будет говориться, что он обладает большей дей^

ствителъной широтой, чем Т'; если же неизвестно ни о

каких S'", кроме тех, о которых известно, что они суть S'

или S "(хотя могут быть и другие S'"), то о Т будет гово-

риться, что оно обладает большей потенциальной широ-

той, чем Т'. Если Т и Т' суть понятия в разных умах или в

разных состояниях одного ума, и если уму, мыслящему Т,

известно, что все S'" суть либо S', либо S", то о Т будет

говориться, что оно более экстенсивно отчетливо, чем Т".2

0 широте и глубине целиком применимо к пропозициям и аргу-

ментам. Широта пропозиции есть агрегат возможных состоя-

ний вещей, в которых она истинна; широта аргумента есть аг-

регат возможных случаев, к которым он применим. Глубина

пропозиции - это совокупность фактов (the total of fact), утвер-

ждаемых ею о том состоянии вещей, к которому она применима;

глубина аргумента это важность (importance) заключений, к ко-

торым он приводит. Фактически же всякая пропозиция и вся-

кий аргумент могут рассматриваться как термины. - 1893.

1 Введение вероятностей, как кажется, было бы лишь ненуж-

ным усложнением данного учения, а потому вся информация

здесь допускается (supposed to be) как принимаемая (accepted)

абсолютно. - 1893.

2 Относительно различения экстенсивной и интенсивной от-

четливости см. Дуне Скот, i, dist. 2, qu. 3.

Grammatica Speculativa 199

190. Под информационной глубиной термина я имею

в виду все реальные характеры (в отличие от просто имен),

которые могут о нем1 сказываться (в целом логически

истинно) в допускаемом состоянии информации - при-

чем если в допускаемом состоянии информации ни один

характер не будет заведомо считаться дважды..Глубина,

как и широта, может быть достоверной или сомнитель-

ной, действительной или потенциальной. Имеет место

также охватная (comprehensive) отчетливость, соответ-

ствующая экстенсивной отчетливости.

191. Информационная широта и глубина предпола-

гают состояние информации, которое находится где-то

между двух воображаемых экстремумов. Последние лее

суть, во-первых, состояние, в котором не будет известен

ни один факт, но лишь значение терминов; и, во-вто-

рых, состояние, в котором информация будет равносильна

абсолютному интуитивному знанию (intuition) всего, что

есть, причем известные нам качества будут самими кон-

кретными формами. Эти два состояния информации пред-

полагают две других разновидности широты и глубины,

которые я буду называть, соответственно, существенной2

и субстанциальной широтой и глубиной.

192. Под существенной глубиной термина я имею в

виду реально мыслимые (понятийно схватываемые -

conceivable) качества, которые сказываются о нем в его

определении.

193. Определенный термин может и не сказываться ни

об одном реальном объекте. Пусть, например, определе-

ние термина Т будет

Любой Т есть вместе (both) P' и P" и P'".

Данная формула будет исчерпывать все значение это-

го термина; поскольку же может быть неизвестно, суще-

ствует ли вообще такая вещь, как Р', значение Т не бу-

дет подразумевать, что Т существует. С другой стороны,

мы знаем, что ни Р', ни Р", ни Р"' не будут коэкстен-

1 То есть о всех вещах, к которым он применим.

2 Сущность (essence) вещи есть идея этой вещи, закон ее бы-

тия, делающий ее той вещью (the kind of thing), какова она

есть, и необходимо выражаемый в определении этой тайности

(kind). - 1893.

200 Логические основания теории знаков

сивны всей сфере бытия, ибо они суть детерминированные

качества, а значение бытия есть то, что не детерминирова-

но, то есть более экстенсивно, нежели любой детерминиро-

ванный термин. Фактически же, например, Р' есть реаль-

ное представление (notion), обладать которым мы не могли

бы иначе, чем через посредство противопоставления его

чему-то еще. Следовательно, мы должны знать, что

Любое не-Р' есть не-Т,

любое не-Р" есть не-Т и

любое не-Р'" есть не-Т.

194. Так, если мы определяем существенную широ-

ту термина как <"совокупность> тех реальных вещей, о

которых этот термин, по самому его определению, ска-

зывается, то не-Т обладает существенной широтой. Сле-

довательно, мы можем разделить все термины на два

класса, существенно утвердительные, или положитель-

ные, и существенно отрицательные - первые имеют су-

щественную глубину, но не имеют существенной широ-

ты, вторые имеют существенную широту, но не имеют

существенной глубины.1 Тем не менее необходимо отме-

тить, что это деление не тождественно похожему на него

языковому делению. Тогда как, например, бытие, со-

гласно сказанному, есть существенно отрицательный тер-

мин - он значит то, что может сказываться о чем угод-

но, и поэтому обладает существенной широтой, - ничто

есть существенно положительный термин - он значит

то, о чем вы вольны сказывать что угодно, и поэтому он

обладает существенной глубиной. Существенные субъек-

ты бытия не могут быть перечислены, как, впрочем, и

существенные предикаты ничто.

195. Никакие два термина не могут быть равны по

существенной широте или глубине; если так, два терми-

на имели бы одно значение и поэтому с точки зрения

логики были бы одним и тем же термином. В аспекте

1 Негативные термины логики называют бесконечными (или,

с недавних пор, инфинитативнылш ( i n f i n i t a t e d ) ) . Этот тер-

мин - перевод Аристотелева бьсйуфпт [Об истолковании, 3,

16Ь, 14.], которое в действительности означает «без определе-

ния», псйумьт. - 1893.

Grammatica Speculativa 201

этих двух количеств два термина могут относиться друг

к другу неизвестным образом, если один или другой не

мыслится отчетливо.

196. Субстанциальная широта есть агрегат реаль-

ных субстанций, о которых термин только и может сказы-

ваться с абсолютной истинностью. Реальная же конкрет-

ная форма, которая принадлежит всему, о чем термин

сказывается с абсолютной истинностью, есть его субстан-

циальная глубина.

197. Общие термины денотируют отдельные вещи.

Каждая из них сама по себе не имеет качеств, а имеет

только некоторую конкретную форму, принадлежащую

единственно ей самой. Именно в этом заключался один

из моментов, возникших в результате спора о природе

универсалий.1 Как говорит сэр Уильям Гамильтон [«Рас-

суждения» (Discussions), амер. изд., с. 630], не только

человечность Лейбница не принадлежит Ньютону, но есть

и другая человечность. Лишь благодаря абстракции, по-

верхностному взгляду (oversight) о двух вещах можно

сказать, что им присущи одни и те же свойства. Следо-

вательно, общий термин не имеет субстанциальной глу-

бины. С другой стороны, частные термины, имеющие

субстанциальную глубину - ибо каждая из вещей, та

или иная из которых сказывается о них, имеет конкрет-

ную форму, - не имеют субстанциальной широты, ибо

нет такого агрегата вещей, к которому они (частные тер-

мины) единственно применимы. Дабы со всей ясностью

осветить это вопрос, я должен заметить, что вместе с

большинством логиков я считаю связку (copula) знаком

атрибуции, а не знаком равенства расширения или охва-

та, как то делает Гамильтон. Он формулирует пропози-

цию «Человек есть животное» так:

Расширение человека Субъект

равняется Связка,

части или целому расширения животного - Предикат

Таким образом, у него предикат становится частным.

Другие интерпретируют ту же пропозицию так:

'См., например, De Generibus et Spcciebus, с. 548.

202 Логические основания теории знаков

Всякий человек Субъект.

имеет все атрибуты, присущие Связка

всякому животному Предикат

В настоящей статье связка рассматривается именно в

этом последнем смысле. Что же касается частного терми-

на, то он, как уже говорилось, есть посменный (alternative}

субъект. Так, если S', S" и S'" суть единичные S, то

«Некоторое S есть М» значит, что «либо S', либо S", либо

S'" имеет все атрибуты, принадлежащие М». Частный

термин, таким образом, обладает субстанциальной глу-

биной, потому что может обладать предикатом, который

будет абсолютно конкретным - как в пропозиции «Не-

который человек есть Наполеон». Однако если мы вста-

вим частный термин в предикат, то получим пропози-

цию, подобную этой: «М обладает всеми атрибутами,

принадлежащими S', либо всеми, принадлежащими S",

либо всеми, принадлежащими S'"». И это не может быть

истинно, если M - не единичный индивид. Но ведь еди-

ничная индивидуальная субстанция это не то что атом -

мельчайшая часть атома, то есть вообще ничто. Поэтому

частный термин и не может иметь субстанциальной ши-

роты. Теперь возьмем общий термин «S». Мы можем

сказать «Любое S есть М» - но только не в том случае,

если M - реальное конкретное качество. Мы не можем, к

примеру, сказать «Любой человек есть Наполеон». С дру-

гой стороны, мы можем сказать «Любое M есть S» -

даже если M есть реальная субстанция или агрегат суб-

станций. Следовательно, общий термин не имеет суб-

станциальной глубины, но имеет субстанциальную

широту. Таким образом, мы можем разделить все тер-

мины на субстанциальные общие и субстанциальные

частные.

198. Два термина могут быть равны по субстанциаль-

ной широте и глубине и разниться в существенной ши-

роте и глубине. Однако два термина не могут соотно-

ситься по субстанциальной широте и глубине так, что

это их соотношение будет неизвестно в допускаемом со-

стоянии информации - ибо в таком состоянии инфор-

мации известно все.

199. По информационной широте и глубине два тер-

мина могут быть как равны, так и неизвестным образом

соотнесены. Любой термин, утвердительный или отри-

Grammatica Speculativa 203

дательный, общий или частный, может обладать инфор-

мационной широтой и глубиной.

§ 6. Понятия качества, отношения и репрезентации

в их применении к данному предмету*

200. В работе, представленной мной в Академию в

прошлом мае,1 я попытался показать, что три понятия:

отсылка к основанию (ground), отсылка к корреляту и

отсылка к интерпретанту - суть те, с которыми логика

принципиально должна иметь дело. В ней я также ввел

термин «символ», который включал бы в себя и поня-

тие, и слово. Логика трактует отсылку символов вообще

к их объектам. Символ же отсылает к своему объекту

трояко:

во-первых, он прямо отсылает к своему объекту или

к реальным вещам, которые он (символ) репрезенти-

рует;

во-вторых, через посредство своего объекта он отсы-

лает к своему основанию, или к присущим такого

рода объектам свойствам;

в-третьих, через посредство своего объекта он отсы-

лает к своему интерпретанту или ко всем фактам,

известным о его объекте.

То, к чему таким образом отсылает символ, есть, на-

сколько они известны:

во-первых, информационная широта символа;

во-вторых, информационная глубина символа;

в-третьих, сумма синтетических пропозиций, в ко-

торых символ оказывается субъектом или предика-

том, т. е. информация о символе.2

1 [On a New List of Categories, CP, vol. 1, bk. Ill, ch. 6, § 1.]

2 Как явствует из сказанного, я во многом отхожу от обычного

употребления этого слова в значении частным образом полу-

ченного свидетельства. Так как в метафизике информация

(оформленность - information) есть связь формы и материи,

в логике она надлежащим образом может быть взята в значе-

нии меры оказывания. - 1893.

204 Логические, основания теории знаков

назад содержание далее



ПОИСК:







© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)