Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






предыдущая главасодержаниеследующая глава

3.2. Ценностно-целевые аспекты рациональной деятельности

3.2.1. Ценность как феномен постнеклассической рациональности

Одна из проблем, касающаяся концептуальных моментов определения значения понятия «ценность» в постнеклассической картине мира, связана с тем, что это понятие характеризуется определенной языковой двойственностью. Речь идет о том, что в этом случае понимание ценностей предполагает их принятие как некоторого атрибута, как ценности всегда чего-либо, так как без подобного уточнения само это понятие становится бессмысленным. Объект философского анализа в данной ситуации представляет в этическом смысле ценность саму по себе. Отметим, что в подобной ситуации сами объекты имеют ценность или же эти объекты будут являться ценностями. Так, например, Д. Ли предполагает рассмотрение функционирования ценностей в разных культурах с различения конкретной ценности, или ценностей конкретной культуры, что служит основой для индивидуального выбора и ценностных суждений. При этом ценность вообще как некоторое ощущение значимости или интерпретации ситуации и собственных действий влечет к тем или иным поступкам без их рационального обоснования.

Учитывая отнесение понятия ценности к объектам мы автоматически попадаем в пространство некоторой альтернативной ситуации, в которой следует считать: являются ли ценностями конкретно значимые для субъекта или удовлетворяющие его потребности предметы. Либо следует говорить о закреплении этого понятия за особыми абстрактными сущностями. Так, например, утилитаристский подход к ценностям в западной философии, развиваемый в работах Д. Дьюи и ряда других авторов, называет ценностями то, что служит реализации потребностей и интересов.

Подобная трактовка приводит к расширительному пониманию ценностей, с точки зрения их первичности или вторичности. Анализируя такой подход, следует сказать, что понимание ценностей в принципе лишается самостоятельного концептуального смысла. Сущность ценностей, понимаемых в подобных ситуациях, заключена не в них самих, а в потребностях и интересах, являющихся источником этих самых ценностей. Соответственно нужно сказать, что понятие «ценность» в данном случае не содержит ничего принципиально нового по сравнению с теми же понятиями потребностей и интересов, при этом акцент переносится на раскрытие одной из граней функционирования того же интереса.

Обращаясь к исследованию философских традиций и подходов по отношению к проблеме ценностей, следует сказать, что значительная их часть исходит из противоположной установки, что понятие ценность описывает особую реальность, которая не имеет отношения к изначально сформулированной потребности. Сфера конкретных определений ценностей в рамках подобной установки достаточно широка, можно говорить, что эта сфера простирается от любой личностно-осмысленной социальной нормы до осознанного и принятого смысла жизни. Естественно, что только при подобной интерпретации понятие «ценность» можно обнаружить и актуализировать, с точки зрения эвристического потенциала подобной проблемы [1], [2].

Онтологизация и абсолютизация надиндивидуальных ценностей это то, что мы встречаем, например, в теориях М. Шелера, Шрейдера, Н. Гартмана, побуждает говорить о том, что следует выводить понятие ценности за пределы научного, философского анализа. Но при этом получается ситуация, что единственно продуктивной в научном плане альтернативой будет выступать социологическая интерпретация надиндивидуального характера ценности и они не теряют свой абсолютный характер. Социальные ценности выступают как характеризующие социальные общности разного формата, естественно, включая человеческое общество в целом. Являясь порождением жизнедеятельности конкретного общества, социальные ценности будут зарождать в себе основные черты подобной жизнедеятельности. Самим субъектом ценностного отношения будет выступать любая социальная общность. Социальная ценность трансцендентная индивидуальному сознанию и деятельности и в этом случае будет являться приоритетной по отношению к индивидуально-психологическому ценностному образованию.

Принято считать, что система ценностей исторически конкретной социальной общности представляет собою предметное воплощение системы деятельности и социальных отношений, выражающих сущность жизнедеятельности данного общества. Так, например, А.С. Богомолов характеризует ценность как элемент опредмеченный в форме социальных институтов общественных отношений [3]. Как предметную форму существования общественных отношений рассматривает ценность И.Т. Касавин, но при этом он анализирует само бытие ценности не в предполагаемой структуре общественного сознания, а в своего рода сущности конкретных предметов, функционирующих в жизнедеятельности людей [4].

По мнению Е.М. Сергейчика: «В формальном плане ценности любого общества могут быть структурированы следующим образом: 1) в зависимости от субъекта оценки - на универсальные (общечеловеческие), социетальные, то есть характерные для данного конкретно-исторического типа общества, коллективистские (групповые) и личностные; 2) по объекту - на целевые и инструментальные; 3) по характеру оценки - на положительные и отрицательные; 4) по результату - на нормативные и идеальные, то есть выступающие в качестве идеала» [5, 527].

Признание ценностей реально действующими необходимыми регуляторами жизнедеятельности индивидов в постнеклассическом мире реально связывается с приоритетным влиянием на их поведение вне зависимости от тех, имеющих отражение в сознании, которые не отрицают существования сознательных убеждений или представлений познающего субъекта. Само признание психологической реальности как интегрированных в его мотивационную структуру ценностей, так и ценностных ориентаций познающего субъекта ставит проблему соотношения между ними. Прежде всего, речь идет о том, что в силу достаточно устоявшихся и систематизированных иерархий личных ценностей или недостаточно развитой рефлексии человек может недостаточно отдавать себе отчет об относительно реальной роли и значимости тех ценностей, которые характерны для его жизни. Во-вторых, приоритет тех ценностей, которые являются для данного субъекта приоритетными, может субъективно преувеличиваться или преуменьшаться вследствие действия механизмов стабилизации и самооценки. И, наконец, в третьих, основанием рассогласования может выступать то, что в сознании субъекта присутствуют ценностные представления самого различного рода.

Речь идет о том, что понимаются ли под ценностями некие четко описанные нормы или же стандарты, которые требуется выполнять, или же идет речь о смыслах и идеалах, жизненных целях, которые не сводимы к однозначным предписаниям и задают только общую направленность ей, но не определяют ее конкретных правил. Функциональные различия между нормами и самими ценностями как регулирующая инстанция достаточно четко, на наш взгляд, проанализированы Р. Инглхартом: ценности в большей степени соотносятся с целеполагающими сторонами человеческой деятельности, тогда как нормы тяготеют преимущественно к средствам и формам ее осуществления. Нормативная система более жестко детерминирует деятельность, чем ценность, ибо, во-первых, норма не имеет градации, так как ей либо следуют, либо нет. Ценности же различаются по импульсивности, характеризуются большей или меньшей степенью эмоциональности. Во-вторых, конкретная система норм основывается на внутреннем монолите: человек в своей деятельности следует ей всецело и полностью, одномоментно; непринятие, какого-либо элемента этой системы означает неустойчивость, противоречивость его внутренней структуры [6].

В контексте рассмотрения феномена социальных ценностей следует сказать, что он обозначает любой предмет и человеческие взаимодействия по его поводу, лимитирующие и легитимирующие поведение субъекта [2].

Функциональный характер социальных ценностей определяется задачами обеспечения кооперации конкретного общества по производству собственной структуры и предоставления каждому человеку своего рода поля социальной деятельности, включенного в качестве элемента системы допустимых правил и запретов. «Любая социальная ценность содержит в себе набор смыслов и значений, воплощенных в атрибутике, стереотипах, символике, то есть можно говорить о том, что мы переходим в сферу непосредственных проблем культурологии» [7, 58].

Следует сказать, что социальные ценности формируют пространство социального взаимодействия и ориентации в нем как в неких ментальных, символических и поведенческих кодексах. В этой связи социальные ценности в качестве нормативных регулятивов базируются на основополагающих началах человеческой жизни. В подобном контексте содержание социальных ценностей определяется необходимостью сохранения и поддержания, во-первых, окружающей среды, то есть природы; во-вторых, человеческой среды - телесности; в-третьих, технической и технологической среды, то есть культуры, цивилизации; в-четвертых, сферы социальных взаимодействий, то есть социальности. Заметим, что подобное начало жизни образует своеобразное единство контекста бытия человека и природы [2],[8],[9].

Как отмечает Е.М. Сергейчик: «Ценности, являясь целью и результатом человеческой деятельности, объективируются в социальных институтах, которые выступают способом организации и регулирования общественной жизни, обеспечивающим ее устойчивость и формирующим механизм культурной преемственности. Изменения в системах ценностей сопровождаются и эволюцией или революцией соответствующих социальных институтов, которые, выступая формальной стороной любой социальной организации, всегда более консервативны и менее подвижны, чем ценностные ориентиры, возникающие в процессе межличностного общения. Ценности, объективирующиеся в развитых социальных институтах, обычно имеют нормативный характер (ценности-нормы) в отличие от ценностей-идеалов, которые, выражая критико-рефлексивное, креативное начало человеческой деятельности, нередко оказываются вне институциональной поддержки» [5, 525].

В постнеклассической социальной реальности постоянно осуществляется оценка событий окружающей действительности, существа поведения, деятельности человека, его идей и тому подобное. Ценностный подход к явлениям социума и природы в конечном счете связан с результатами деятельности и подразумевает отбор того, что может оцениваться, что является необходимым для существования и удовлетворения человеческих потребностей.

Сама оценка представляется как некоторый процесс, в ходе которого ценностная сущность события, факта, явления актуализируется в форме той или иной ценности или относится к разряду неценности. В этой связи оценка - это необходимый момент развития содержания сознания. При подобной интерпретации оценка будет выступать в качестве универсального свойства субъекта, выражающего продуктивно-функциональный характер субъектно-объектных взаимосвязей. Она будет реализовываться во всех формах деятельности и социума в целом, а также в ходе осуществления тех сфер, которые связаны с познанием человека, окружающей действительности и самого себя. С фактором оценки тесно связаны такие гносеологические категории как идеал, цель, установка, имеющие приоритетное значение для построения гуманитарных наук в рамках постнеклассической науки.

Оценку можно рассматривать с точки зрения представления ее как некоторого сравнения оцениваемого с эквивалентом как мерой оцениваемого. При этом существование эквивалента как меры оцениваемого представляется наиболее важным критерием, который отличает процесс оценки от процесса деятельности или познания. Тем же самым эквивалентом может быть любая из норм доступных субъекту, в том числе любой из известных ему символов. Сам процесс оценки ставит деятельностного субъекта перед необходимостью решения, которое заключается в том, какой из возможных альтернатив отдать свое предпочтение.

Данный вопрос уходит в достаточно широкий пласт онтологических проблем, которые связаны с малоразработанной в отечественной литературе философии предпочтения, что является достаточно серьезной проблемой. Оценка необходимо предполагает выбор определенного оценочного эквивалента. Подобный выбор вовлекает в процесс оценки не только предшествующий опыт самого познающего субъекта, но и его познавательный интерес. Познавательный интерес определяет себя на результате оценки, так как именно выборный критерий делает процесс оценки определенной ценностью. От того, что деятельностный субъект выбирает в качестве оценочного критерия, во многом зависит не только форма ценностей, но и ее параметры, и даже в какой то мере сама полярность подобной ситуации.

Оценка связана с выбором не только эквивалента или критерия для сравнения, но и с выбором оценочных характеристик. Содержание эквивалентов в определенной мере должно быть тождественным содержанию оцениваемого объекта, то есть он должен заключать в себя те свойства или качества, которые имеются в объекте. То есть в каждой непосредственной ситуации это соответствие может быть различным, но сопоставления объекта и предполагаемого эквивалента может иметь смысл лишь в границах их определенного совпадения, так как при абсолютном несовпадении сравнение проводить просто бессмысленно [10].

Специфическое представление ценности, принадлежащее к определенному множеству объектов, является главным моментом оценочного критерия. Помимо того, критерий должен в какой-то мере отражать реальные свойства предметов и включать в себя потребности и интересы самого деятельностного субъекта.

Нормы, цели, идеалы, безусловно, претендуют на образование оценочного критерия и, помимо того, входят в его структуру. В нем имеется некоторый устойчивый момент, связанный с тем, что при всем многообразии специфики феноменов, образующих его, сам оценочный критерий должен представлять собой некоторое ценностное представление, которое является применимым к определенной группе оцениваемых предметов. С другой стороны, оценочный критерий будет подвержен изменению альтернативности и, в какой то мере, будет представлять собой ситуацию нестабильности [11],[12].

Сопоставление объекта с оценивающими критериями предполагает, что отражение поднимается на несколько другой, более качественный уровень, когда сами ценностные характеристики рассматриваемого или познаваемого предмета в определенных не ценностных свойствах данных деятельностному субъекту безоценочным познанием, обретает в оценке собственное, самостоятельное бытие, которое при этом образует содержание и структуру самого образа ценностей и ценностных свойств [13].

Оценка выступает как один из способов реализации ценностей, то есть она не возможна вне деятельностного субъекта, так как представляет собой проявление той ценностной предметности, которая стала предметом оценки. Необходимость оценки диктуется потребностями общественной деятельности, которая связана с необходимостью решения вопроса о предпочтениях одних предметов перед другими. Именно в оценке ценностная предметность объекта находит свое некоторое актуальное выражение, становясь при этом предметом самой актуальной потребности.

Оценочное сравнение является своеобразным выражением интереса самого оценивающего субъекта к оцениваемому объекту, при этом сама оценка является субъективной формой отражения объективной реальности. «Но ни субъект, ни объект оценки, ни сам процесс этой оценки и даже не результат самой оценки по своему виду и характеру не эквивалентны объекту и субъекту познания и естественно полученным знаниям», - утверждал А.А. Ивин [10, 133]. С одной стороны, деятельностный субъект только познает субъективную реальность, а с другой стороны - в процессе оценки он осознает себя в рамках этой оценки. Конечно, лишь в рамках подобного сравнения выбирая своеобразный эквивалент, норму оцениваемого, деятельностный субъект может выявить свои интересы сферы данного исследования или практической деятельности. Из этого следует, что любая оценка будет являться общественной и при этом она будет выражать объективную заинтересованность.

Если деятельностный субъект познания стремится уйти от подобных заинтересованностей, то субъект оценки будет утверждать ее, в этом смысле сама оценка основывается на заинтересованности субъекта, то есть заинтересованность в удовлетворении определенных потребностей составляет непременное условие оценки, так как отсутствие всяких потребностей и интересов делает ее бессмысленной. Обратим внимание на то, что в процессе оценки все познанное сравнивается с категорией цели, в данном контексте - с целью измерения эффективности того, с какой ценностью та или иная предметность будет выполнять свою функцию по отношению к познаваемому объекту. Однако нельзя забывать о том, что состояние объекта и сам объект - это далеко не одно и то же, поэтому функциональное состояние объекта, это еще не его ценность. В качестве ценности она реализуется только в оценке, которая следует из совершенно определенной социальной потребности деятельностного субъекта.

Многообразие ценностей предполагает и разнообразие применяемых оценок. Процедура, связанная с процессом оценок, является достаточно сложной и специфической формой познания социума. Любая оценка должна быть научно обоснованной, основываться на тех знаниях, которые получены в когнитивных науках. В зависимости от приоритетного характера оценки, то есть от того, на что следует обратить внимание, в каждом конкретном случае выделяют виды оценок, такие как политические, этические, эстетические и т.д., то есть оценки определяют практическую направленность человека на трансформацию мира в соответствии со своими потребностями.

В самом сознании социума оценочная сторона деятельностного субъекта действительно играет большую роль, так как выступает определенным звеном перехода к практической деятельности, которая в конечном счете определяет то, что нужно человеку. Речь прежде всего идет о таких приоритетах, как познание и оценка. Отражая сам предмет, человек в то же время познает его объективное содержание, но с «другой стороны соотносит это содержание с теми потребностями социума, которые соответствуют общественному прогрессу и соответственно которые должны быть значимы для данного конкретного социума» [9, 22].

Отметим, что в постнеклассическом понимании ценностные и познавательные аспекты тесно взаимосвязаны между собой, так как, с одной стороны, чтобы оценить тот или иной предмет, нужно знать его содержание, а с другой стороны, само познание содержания предполагает оценку. Ценностный аспект оценки присутствует в каждом из её видов, способствует формированию ценностных мотивов, ориентаций, установок и в конце концов определяет выбор средств по осуществлению ценностных целей. Ценностная ориентация мировоззрения как определенная стратегия действий человека в окружающем мире позволяет ему выбрать объект в том ракурсе, который направляет его внимание именно на такие аспекты, которые позволяют определить значимость этого выделяемого объекта для самого человека.

В постнеклассическом мире проблема ценностей и оценок приобретает особую значимость с учетом того, что уже в рамках многих философских школ и направлений признается приоритет рационального отношения к миру. При этом определение правовой, социальной, научной ценности всегда будет решаться исторически, но объективная ценность результатов познания деятельности будет часто не соответствовать индивидуальным и распространенным оценкам. Оценка является субъективным познавательным средством обнаружения той же самой ценности, то есть к ней применимы оценки ложности или истинности. С точки зрения современных методологических исследований, истинность или ложность знания определяется по отношению к объективности деятельности, а его познавательная и научная ценность устанавливается в контексте истории, гносеологии относительно объективных тенденций или перспектив его дальнейшего развития [11]. Особо важно, чтобы та или иная истина получила статус именно научной ценности, так как она должна быть оценена не только с позиции ее соответствия объективному социуму, то есть признана как истина, но и с точки зрения своих эвристических возможностей, и, раскрыв свою научную роль, сущность и в какой-то мере эффективность, она должна войти в рамки самой системы научной коммуникации.

Нельзя в этой ситуации не обратить внимание на исследование, которое провел известный российский философ А.А. Ивин. Он утверждает, что «и оценочные и нормативные рассуждения подчиняются всеобщим принципам логики, имеются, кроме того, специфические логические законы, учитывающие своеобразие оценок и норм» [10, 136].

Подобная точка зрения имеет право на существование, однако более принципиальным становится следующее: дело в том, что логика устанавливает критерии «разумности системы оценок». Включение в число таких критериев, допустим, требования непротиворечивости прямо связано со свойствами человеческого действия. Задача же оценочного рассуждения - предоставить разумные основания для подобной деятельности. Противоречивое состояние не может быть реализовано. Соответственно рассуждение, предполагающее выполнение невозможного действия, не может считаться разумным. Противоречивая оценка, выступающая в этом рассуждении и рекомендующая такое действие, также не может считаться разумной.

С теоретико-познавательной точки зрения, убеждения могут обладать большей или меньшей степенью истинности, то есть соответственному реальному состоянию дел. Любое убеждение располагается в своеобразном гносеологическом треугольнике, то есть в рамках таких моментов, как «истина», «ложь», «абсурд». Требование гносеологической адекватности убеждений предполагает их динамичность, поскольку изменяющийся объективный мир должен по-иному восприниматься и по-иному пониматься. Например, с точки зрения субъективной уверенности, убеждения иногда делят на мнения и веру. Мнения рассматриваются как самый слабый вид убеждения. Для веры характерна твердая уверенность в чем-то. Иногда делаются попытки связать степень субъективной уверенности со степенью объективной обоснованности. При подобном подходе считается, что мнения обладают незначительной обоснованностью, а сама вера вообще лишена рациональной, осмысленной обоснованности.

Контрольные вопросы

1. Каково значение понятия ценности в постнеклассической картине мира?

2. Как соотносятся понятия «ценность», «потребность» и «интерес»?

3. Как соотносятся индивидуальные и социальные ценности?

4. Раскройте функциональные различия между нормами и ценностями.

5. Раскройте содержание понятия «оценка».Сравните содержание понятий «ценность» и «оценка» в постнеклассическом мире.

Рекомендуемая литература

1. Голубева О.Н., Суханов А.Д. Проблема ценности в современном образовании // Философия образования. М., 1996.

2. Козловский В.В. Социальные ценности как основание российской модернизации // Вестник университета. СПб., 1997. № 6.

3. Богомолов А.С. Диалектика и рациональность // Вопросы философии. 1978. №7. С. 101-111.

4. Касавин И.Т. Знание и его социальное содержание // Вопросы философии. 1988. № 3. С. 130-138.

5. Сергейчик Е.М. Философия истории. СПб., 2002. 520 с.

6. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. № 4. С. 29-37.

7. Лекторский В.А. Деятельностный подход: смерть или возрождение // Вопросы Философии. 2000. №3. С. 56-65.

8. Богуславский М.В. Ценностные ориентации российского образования в первой трети xx века // Педагогика. 1996. № 4. С. 7-10.

9. Бубнова С.С. Методика диагностики индивидуальной структуры ценностных ориентаций личности // Методы психологической диагностики. М., 1994. Вып 2. С. 21-43.

10. Ивин А.А. Основания логики оценок. М., 1970.

11. Кузнецов В.Г. Герменевтика и гуманитарные познания. М., 1991.

12. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. М., 1996. 312 с.

13. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система // Психологический журнал. 1999. № 5. С. 38-44.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь