Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки






предыдущая главасодержаниеследующая глава

4.2. Темпоральность и социальное противоречие в постнеклассическом дискурсе

4.2.1. Особенности переходных состояний в контексте социальных противоречий

Весь комплекс проблем, связанных с рассмотрением социальных противоречий переходного периода развития современного российского общества, непосредственно связан с различными аспектами социальной структуры. Обратим внимание на то обстоятельство, что сами социальные противоречия заслуживают специального концептуального анализа, элементы которого нами были представлены в предыдущей главе. Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что имеются сложности методологического характера, так как сама проблема переходного общества связана с теми сферами изучения социума, которые предполагают исходный досистематический уровень ее рассмотрения. Комплексный подход к переходному состоянию современного российского общества предполагает рассмотрение вопросов, которые в большой степени связаны с выявлением смыслового коммуникативного значения таких категорий, как противоречие, социальное противоречие, переходное состояние, переходный процесс, переходная ситуация и т.д. Этот широкий спектр категорий свидетельствует о том, что действительно данная проблема является весьма важной как с методологических позиций, так и непосредственно при рассмотрении переходных состояний в развитии социального противоречия в постнеклассической рациональности.

В современной философской литературе нет однозначных подходов к проблеме самих переходных состояний и к выявлению характерных особенностей переходных состояний в рамках социального противоречия. В предыдущей главе мы обратили внимание на то, что социальное противоречие характеризуется некоторыми чертами, связанными с выявлением методологических оснований, влияющих на характеристики феномена социальных противоречий.

Аналогичные системы социальных противоречий трансформируют те их характеристики, которые в большой степени связаны с выходом на социальные отношения современного общества, на его социальную структуру, на те проблемы, которые обязательно следуют за переходным этапом развития современного российского общества.

Исследование, исходящее из сущностных черт переходного периода развития социальных противоречий в рамках российского общества, позволяет перейти к следующему этапу рассмотрения сущности самих социальных процессов и явлений и к изучению их взаимодействий.

В современных исследованиях, связанных с методологическими проблемами социальных процессов, стало общепринятым принимать понятие процесса за исходное неанализируемое явление. Анализ динамического характера социальной действительности, не говоря уже о методологических основаниях подобного анализа, позволяет говорить о том, что само понятие процесса, а также социального процесса, нуждается в исследовании не в меньшей мере, чем исследование понятия противоречия и социального противоречия. В этом направление интересны работы Ч. Хемблина, А. Моурелатоса, Д. Даути, В.В. Попова, которые обратили внимание на концептуальную сторону исследования теории процессов и представили конкретные системы, в рамках которых понятие процесса и понятие социального процесса получают строгую концептуальную основу. Эта подобная проблема получила отражение у таких известных ученных, как Б. Рассел, Л. Витгенштейн, А. Уайтхед, которые к таким вопросам подошли со стороны представления их в некоторой систематической форме, что, естественно, характерно для общей тенденции аналитической философии. В этой же связи следует обратить внимание на то, что и наши отечественные ученые, работающие в рамках философии науки и методологии научного познания, такие, как Д.П. Горский, И.С. Нарский, А.С. Карпенко, А.Н. Да-нилов, В.В. Попов, подошли к исследованию этого вопроса комплексно: Д.П. Горский и И.С. Нарский обращались в большей степени к историко-философским вопросам; А.С. Карпенко и В.В. Попов в качестве приоритетных представили формально-логические аспекты проблемы, основываясь на теориях процессов Г. фон Вригта и А. Уайтхейда; А.С. Ахиезер, В.И. Пантин, А.Н. Данилов на первый план вывели социально-философские и социологические моменты. Полученные результаты методологического характера должны быть использованы в рамках социального подхода к тем проблемам, которые возникают при исследовании социальных противоречий современного общества переходного периода.

Обобщенной картиной социальных противоречий российского общества являются противоречия в социально-политической сфере развития общества, которые можно назвать ведущими, ибо они отражают, в известной мере, основные тенденции развития общества. Они обусловлены неприятием политики властей и проявляются в конфронтации различных политических сил официальному курсу правителей страны. Данные противоречия являются своеобразным зеркалом, в котором преломляются главные проблемы переходного периода в жизни общества, и служат одним из источников возникновения социальных конфликтов в стране.

Нельзя не отметить, что современная философская наука представила несколько вариантов уточнения понятий «процесс», «виды процесса» и, естественно, прояснения исследуемой проблемы переходных состояний. В этой связи обратим особое внимание на работы А. Уайтхеда, в которых представлен динамический подход к описанию реальности как процесса: каждое действительное явление проявляет себя как процесс, он и есть становление. А. Уайтхед выделяет два вида становления: «сращивание и процесс как переход». Опираясь на философское наследие Д. Локка, А. Уайтхед принимает положение, согласно которому основу всех процессов составляют два вида становления. Одно из них представляет так называемое «сращивание», то есть внутреннее конструирование реально существующего социального объекта. Второй является переходом от одного состояния социального объекта к другому. Ссылаясь на Д Локка, А. Уайтхед уточняет, что именно в рамках второго вида становления и происходят такие процессы, как уничтожение и возникновение, причем в отличие от многих философов, в том числе и современных, А. Уайтхед принимает концепцию древовидности времени по отношению к прошлому и будущему, без чего, по его мнению, невозможно адекватно представить единство прекращающихся и начинающихся процессов. Последние, правда, А. Уайтхед трактует несколько свободно, не заостряя внимания на таких принципиальных моментах, как границы процессов. Важность этого связана не только с оценкой деятельности, завершенности либо незавершенности процесса, но и с фиксированием реального существования объекта или явления. Выделенные два вида становления А. Уайтхед связывает соответственно с микроскопическими и макроскопическими процессами. Макроскопический процесс он определяет как переход «от достигнутой актуальности к актуальности достижения» [1, 302], а микроскопический процесс - «как превращение реальных условий в определенную актуальность» [1, 302]. Макроскопический процесс является переходом от актуально существующего к будущему, которое, не являясь, естественно, актуальным, в то же время реально. Микроскопический процесс является превращением реальных условий в актуальное существование. Первый из указанных процессов фактически представляет условия, благодаря которым и происходит переход; второй - напоминает телеологический процесс, который идет к актуально достижимым идеям.

Рассматривая данные виды процессов, А. Уайтхед невольно берет за точку отсчета некоторое настоящее. К нему фактически сходятся микроскопические процессы и от него начинаются процессы макроскопические. Следуя во многом идеям Д. Локка, А. Уайтхед в итоге приходит к достаточно известной аристотелевской схеме: актуальное - потенциальное. Именно по отношению к актуальному и потенциальному существованию А. Уайтхед определяет микроскопические и макроскопические процессы. Однако в аристотелевской схеме существенной проблемой является отношение прошлых актуальных состояний к настоящему. А. Уайтхед, определив настоящее как начало телеологического процесса, в результате которого реальность становится актуальной, также не смог обойти это отношение. Приняв тезис о том, что прошлое есть связь актуальностей, А. Уайтхед тем самым практически изменил смысл микроскопического процесса, так как в данном случае микроскопические процессы должны сходиться к каждой прошлой актуальности, а не к некоторому настоящему как началу телеологического процесса. Такую нежелательную ситуацию можно было блокировать указанием на то, что каждое актуальное состояние в прошлом представляет собой некоторый индекс времени, к которому сходятся микроскопические и от которого начинаются макроскопические процессы. Однако в этом случае нуждаются в модификации сами определения процессов и изменения в схемах, по которым они происходят. Ясно, что иным станет и смысл, вкладываемый в обозначенные А. Уайтхедом процессы. В итоге два вида становления не являются непосредственно микроскопическими и макроскопическими процессами. Последние происходят в рамках второго вида становления и представляют собой тенденции, являющиеся не чем иным, как возникновением и исчезновением объекта. Этот механизм можно делить на отдельные фазы и тем самым рассматривать переходы между различными состояниями социальных объектов.

Взгляды А. Уайтхеда наглядно показали, что выделение таких видов становления оправдано преимущественно исследовательскими целями. Реально же первый вид становления является составной частью второго. Первый вид становления как сращивания внутренне присущ процессу конструирования отдельно существующего объекта. Второй вид становления как перехода - это становление, благодаря которому прекращение процесса, в случае формирования отдельно существующего объекта, конструирует это существование в качестве изначального элемента конструирования других отдельно существующих объектов, которые выявляются при повторении процесса. Само сращивание направлено к своей конечной причине, представляющей его субъективную цель, а сам переход является механизмом действующей причины.

В рамках исследования социальных противоречий и переходных состояний следует выделять некоторые достаточно стабильные черты, которые можно рассматривать с позиции логико-методологических подходов. В этой связи можно сказать следующее. Каждая из противоположных сторон, составляющих противоречие: нечто, скажем, «А», предполагает «не А, которое есть его другое». Противоречие внутри «А» формируется противоположностью между становящимся в действительности «А» и противодействующим этому становлению «А» его «не А». Обозначим это его другое через А', и, поскольку для А' его другим является А, то, соответственно, противоположности меняются местами: если в сущности А - это противоречие, образованное противодействием противоположного А', то это представляется в виде становления А', вызывающего соответствующее изменение А', и т.д. Такое понимание проявляется через двойственный характер посредством взаимосвязей противоположностей в рамках практического значения для человеческой деятельности. Планируя свои действия, готовясь ввести в этот мир новую сущность, человек должен ясно себе представить, что ее проявление вызовет реакцию определенного типа со стороны противодействующего объекта. С логико-методологических позиций возможности человека должны быть направлены не на определенный подсчет результатов, что в данной ситуации оказывается некоторым мифическим результатом, а на формирование, на продумывание тех мер, которые бы обеспечивали адекватную реакцию на бесконечную цель изменения, развития, в конечном счете - на фиксацию переходных состояний в рамках социального развития [2], [3].

Усиливающийся динамизм современных общественных процессов резко повышает требования к методологическому оснащению их научного осмысления. Особую значимость приобретает выработка эвристических ориентиров в исследовании социальных противоречий, но в трактовках этих ориентиров отсутствует необходимая теоретическая ясность. Применительно к отдельным противоречиям встречаются такие характеристики, как «абсурдные», «мнимые», «неопределенные». За рамки социальных противоречий нередко выносятся «трудности», «недостатки», «диспропорции». Долгие годы в философской литературе велись и ведутся споры в соотношении «антагонистических» и «неантагонистических» противоречий, противоречий диалектики и гармонии в существующих различиях.

Приведенные соображения методологического характера переводят обсуждение проблемы противоречия с позиций общефилософских рекомендаций в плоскость научного исследования конкретных объектов и субъектов социальных противоречий, сферы их функционирования, характера и направленности практических индивидуальных и массовых действий, средств и способов социального отрицания, его целей и ценностных ориентаций, условий сочетания различных интересов, соотношения стихийности и сознательного начала в развертывании противоречий и т.д.

Отмеченные методологические ориентации способствуют эффективности исследований в области социологии, истории, политологии и других социально-гуманитарных наук. Противоречия коренятся в самой сущности человеческих отношений и социальных действий. Значит, объяснение как функция науки состоит среди прочего и в выявлении противоречий общественного развития. Философские основания их анализа обогащаются представлением о человеке как о конкретном историческом феномене объективной диалектики. Тем самым научное понимание социальных противоречий предполагает: а) выявление существа общественных связей, образующих противоречия, в структуру которых включен субъект; б) фиксирование противоречия во всех измерениях его социального пространства (объективные отношения, потребности и интересы людей, их действия); в) установление характера, целей, направленности индивидуальных и массовых практических действий людей при развертывании конкретных противоречий.

Контрольные вопросы

1. В системе каких категорий возможен крмплексеый подход к переходному состоянию современного российского общества?

2. Каковы характерные особенности переходных состояний в контексте социальных противоречий?

3. В чем сущность социальных процессов?

4. Какие стабильные черты можно выделить в рамках исследования социальных противоречий и переходных состояний?

5. Что означает перевод обсуждения проблемы противоречия с позиций общефилософских в плоскость научного исследования?

Рекомендуемая литература

1. Уайтхед А. Избранные работы по философии. М., 1990. С. 717.

2. Фон Вригт Г. Х. Логико-философские исследования. М., 1986.

3. Попов В.В. Логика изменения и темпоральная логика. Ростов-н/Д., 1992. 102 с.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




ПОИСК:




© FILOSOF.HISTORIC.RU 2001–2021
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь