Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 1. Концептуальные особенности ценностно-оценочного фактора в неклассическом подходе к социуму

§ 1. Ценности в контексте неклассического рационального подхода к социуму

§ 2. Ценность как интегральный феномен

§ 3. Оценка в системе реализации ценностей

§ 4. Ценностные ориентации в системе оценочно-ценностных отношений

§ 1. Ценности в контексте неклассического рационального подхода к социуму

В современной культуре произошли парадигмальные сдвиги в отношении понимания реальной действительности, ее сущности, места человека в ней и соответственно происходит отказ от ряда сложившихся стереотипов как по отношению к пониманию окружающего мира, так и по отношению к пониманию самого человека, его действий, поведения и т.д. Неклассический мир обозначил достаточно серьезную проблему, которая связана с тем, что фактически произошли серьезные деформации в отношении механизма трансляции самих культурных ценностей. Например взять нашу страну: в России сложилась такая ситуация, когда само старшее и среднее поколение, призванное транслировать культурные ценности подрастающему поколению, молодежи, само оказалось в достаточно неоднозначной ситуации, когда приходится переосмысливать целый ряд, казалось бы, уже сложившихся ценностей. Переход нашего общества к новой фазе своего развития привел к тому, что определенные стереотипы деятельности или поведения, а как следствие и всего мира ценностей, подвергаются если не полному переосмыслению, то, по крайней мере, переинтерпретации в рамках изменившихся условий. Подобная ситуация придает современной российской действительности некоторую неоднозначность в отношении самого факта трансляции культурных и иных ценностей. При этом,

11

например, современная российская молодежь оказалась в достаточно неоднозначной ситуации. По отношению к подобной ситуации Э. Фромм справедливо отмечал: «С раннего детства человек узнает, что быть модным - значит пользоваться спросом и что ему тоже придется выйти на рынок личностей. Но добродетели, которым человек научен - чувствительность к чужому настроению, честолюбие, способность приспособиться к требованиям других - носят слишком общий характер, чтобы обеспечить

успех» [255].

Подобный контекст весьма точно отражает те реальные условия, в которых оказалась молодежь в период реформ, проводимых у нас в стране. Дело в том, что в подобных условиях само чувство ценности приобретает некоторые размытые границы. Человек, и в особенности молодой человек, нуждается в постоянном соотнесении своих внутренних ценностей с той системой ценностей, которая существует в обществе. Однако, когда эта система является действительно в определенной степени размытой, тогда, по крайней мере, для самоутверждения, самореализации в жизни, для принятия определенной программы действий, человек должен получать своего рода одобрение извне. В данном случае на первый план выходят морально-нравственные оценки, потому что любое действие, призванное иметь тот или иной эффект или являющееся прагматичным действием, ведущим к социально значимому результату, в качестве необходимой предпосылки предполагает человеческое самоуважение. Известная в истории философии проблема отчуждения в нынешней ситуации работает как никогда. Действительно, в условиях тех рыночных отношений, которые складываются в России, российская молодежь в рамках ценностных ориентаций, в какой-то мере, теряется в рамках тождества с самой собою и, в определенной степени, она может рассматривать свои собственные ценности как некоторое отчуждение от самой себя. «Если высшая ценность человека - успех, если любовь, истина, справедливость, милосердие, нежность ему не нужны, то, даже проповедуя эти идеалы, он не будет к ним стремиться» [12]. Реалии жизни современной России действительно таковы, что сама социокультурная ситуация в значительной мере определяется уровнем неопределенностей и непредсказуемостей, и нельзя сказать, что подобная тенденция получила какое-то определенное ослабление, хотя об определенных контурах сдвигов к лучшему, в той или иной степени, говорить можно.

Те проблемы, которые видит современная молодежь перед собой, все то, что в нашей стране связывается с определенным хаосом вещей и событий, это, конечно, является своеобразным следствием разрушения тех иллюзий, которые были связаны с достаточно быстрым переходом России на рельсы цивилизованной рыночной экономики. Смысл подобных иллюзий есть своеобразная проекция эмоционального, субъективного состояния человека на окружающую его социальную реальность. Современная российская молодежь в достаточной степени адаптировалась к тем противоречиям, которые происходят в реальном мире. Но это не означает, что она принимает эти реалии, и вообще, видимо, следует в большей степени говорить, что принятие или непринятие социальных, экономических и политических программ - это одна сторона проблемы. Иная сторона заключается в том, что вся та система ценностей, которая сложилась в нашей стране в настоящее время, не только не защищает внутренний, духовный мир, социальные ценности молодого человека, но и в значительной мере дезориентирует его, создает ложные, показные ценности, стремление к которым оказывает на него негативное влияние.

Духовный кризис связан с разрушением стереотипов поведения, привычных ценностей и ориентаций человека; затянувшись, он привел к тому, что определенная часть населения уже оценивает безысходность ситуации, что в первую очередь влияет на формирование ценностных ориентаций молодежи. Имеющиеся ценностные ориентации, которые играют определяющую роль

14

неклассического рационального подхода к социуму в формировании образа жизни личности, определяют его внутреннюю духовную картину мира, комплекс рациональных аспектов его сознания. Но при этом нельзя забывать о том, что не последнюю роль играет формирование интуитивных представлений, связанных с какими-то эмоциональными или ментальными образами по отношению к той жизни, с которой молодой человек сталкивается. Речь в первую очередь идет о ценностных ориентациях этой социальной реальности, о тех законах, закономерностях, которые формируют реально существующее в России социальное пространство. Достаточно известным фактом является то, что основа - человеческая личность, обычно формируется к тому моменту, когда человек достигает зрелости и подобное не претерпевает значительных изменений и транс-

формаций.

Как показывают многие исследования, процесс развития никогда полностью не останавливается, однако следует обратить внимание на то, что вероятность значительного изменения личности резко снижается после достижения человеком зрелого возраста. В этой связи российскому обществу не может быть безразлична, какая именно система ценностей сформируется в сознании современного нынешнего поколения. Естественно, следует отметить связь между духовными ценностями, духовными установками, ориентирами и социальной реальностью, связанной прежде всего с политикой и экономикой. Нравственность, которая будет отражать сложившуюся в российском обществе шкалу ценностей, определяет социальное бытие в не меньшей степени, чем экономика и политика. Подобные связи и взаимодействия в настоящее время получили развитие на концептуально-методологическом уровне, так что сама проблема ценностей стала одной из самых спорных в социально-гуманитарных науках. В этой связи проинтерпретированная со всех сторон категория ценности в неклассической науке начинает приобретать новые оттенки, поэтому в рамках онтологии происходит обращение к попыткам внести свои контуры в этот, казалось бы, однозначно истолкованный термин, что вполне понятно, т.к. проблема духовных ценностей непосредственно связана с проблемами, которые, в той или иной степени, отражают смысл человеческого бытия. Конечно, смысл человеческой жизни, связанный со смыслом ценностей каждого общества, является анализируемым, прежде всего с позиции историчности, т.к. система существующих ценностей формируется естественным путем. Каждая из подобных систем имела свое начало и получала дальнейшее развитие в рамках различных моделей общественного становления. В этом контексте уместно заметить, как отмечал Ф. Ницше устами Заратустры: «Жить не мог бы народ не умей он оценивать; скрижаль высших благ висит над каждым народом. Вглядись, то скрижаль ему преодоление… То похвально, что ему трудно дается, что непреложно и трудно он называет добром, а что из крайней нужды вызволяет: самое редкое, самое трудное он нарекает священным. И потому у каждого народа свои особенные ценности - хочет сохранить он себя, так не должен он оценивать, так как оценивает сосед. Многое, что одобрял один народ, в глазах других было посмешищем и позором… Впрямь, люди сами дали все и добро и зло… Человек впервые вложил ценности в вещи, чтобы сохранить себя - он создал смысл вещей и человеческий смысл!» [198 ].

В подобной ситуации следует ли говорить о том, что человек может вполне самостоятельно конструировать ценности? При всем спектре ответов на подобный вопрос общий вектор проблемы все же будет связан с отрицательным ответом. Реальный мир - это не просто люди, различные социальные слои, различные социальные, локальные миры, в которых человек живет, работает, взаимодействует с другими людьми. Ценности же всегда имели прежде всего групповой характер, т.е. объединяли людей. Каждой культуре характерна своя шкала ценностей, которая является своеобразным результатом самой жизни нации, ее истории, особенностей исторического развития, особенностей

15

той цивилизации, которой данный народ достигает. Ценности могут иметь определенную силу, которая будет определять мировоззрение и поведение любого человека. Вообще ценности, в буквальном смысле, вряд ли можно интерпретировать в качестве объектов, хотя реально чаще всего именно ценности рассматривают как некоторые качества, правда в силу того, что в данном случае речь идет о неотъемлемом атрибуте субъекта, ценности в

различных контекстах приобретают своеобразную видимость самостоятельной роли, самостоятельных объектов истории. В этой связи укажем хотя бы на произведения скульптуры, литературы, живописи и т.д. Однако нельзя сказать, что ценность является универсальным свойством объекта, т.к. в данном случае свойства лишь объясняют его возможности приобрести ту или иную ценность, став соответственно ее носителем. Ценности выступают как отношение человека к подобным объектам и образуют своего рода сферу переживаний человека. Для того чтобы объект стал обладателем определенной ценности, необходимо чтобы сам человек осознавал наличие в нем таких атрибутов, которые способны удовлетворять те потребности, которые подразумевает имеющаяся система ценностей.

Своеобразной причиной и источником возникновения ценностей можно рассматривать социальный опыт человека. И здесь действительным субъектом ценностного сознания будет являться не изолированный человек в качестве самодостаточной и самоидентифицированной личности, а социум в конкретных формах своего проявления, начиная от рода, группы, нации и т.д. Но ни ценности общества, ни ценности личности не могут измениться достаточно быстро, не говоря уже о мгновенном изменении. Парадигмальное изменение ценностей будет осуществляться постепенно, оно будет связано с теми трансформациями, которые отражают реальные события, происходящие в современном обществе, в частности это можно сказать и о России. Основным критерием отделения ценностей от того, что выступает

16

в качестве их антипода, всегда будет выступать общественный интерес, и в этом смысле следует обратить внимание на то, что достаточно парадоксальным, но все же адекватным, будет представляться идея о том, что ценности будут образовывать все же, в большей степени, сферу надличностного, чем личностного. Одним из примеров этого служит понятие общечеловеческих ценностей, которые действительно отражают то, что принято называть диалогом культур. Этот диалог ведет к сближению наций, народов, к достижению диалога между ними, т.е. ценности уже на уровне общечеловеческих утрачивают своего рода замкнутость - и это хорошо.

Так каждый новый этап развития общества создает возможности для обогащения всей системы ценностей если не новыми базовыми понятиями и категориями, то, по крайней мере, новыми оттенками тех ценностных ориентаций, которые носят оценку общечеловеческих. Общечеловеческие ценности будут выступать в качестве культурных своеобразных универсалий, и в этой связи следует говорить об определенном ценностном образце, который выступает источником многообразия ценностей в рамках конкретных, или как принято называть, локальных цивилизаций.

В рамках современной постмодернистской теории, весьма распространена точка зрения о том, что на основе современной европейской цивилизации возникает некая единая цивилизация, с некой единой системой ценностей, которую принято называть общечеловеческой системой ценностей. Разумеется, подобная точка зрения имеет право на существование и для нее есть весьма веские основания, т.к. европейские стандарты находят свое отражение в рамках других цивилизаций и даже более модно сейчас говорить не о исключительно общеевропейских человеческих ценностях, а о евро-американских ценностях и соответственно о евро-американской цивилизации. Позитивные моменты в подобной оценке имеются, однако применительно к российской дей-

17

ствительности подобные основания не должны подвергаться ни в коей мере абсолютизации. И следует обратить внимание на то, что сама смена и трансформация ценностных ориентаций в этих странах в значительной мере связана не с проблемами подобно российской действительности, а, например, ростом благосостояния у большей части населения данных стран, т.е. социальные ценности будут в значительной степени отличаться от общероссийских. «Единая мировая цивилизация - это такой же нонсенс, как и генетически стандартный человек, ведь цивилизационное разнообразие столь же необходимо для обеспечения стабильности рода человеческого, как и разнообразие генетическое. И в то же время род людской взаимодействует с природой как единый вид, следовательно, неизбежны общие стандарты поведения, мотивы принятия решения» [181].

Заметим, что универсальные ценности существуют, хотя бы с точки зрения того, что человечество образует единый биологический ряд, и именно этот ряд обеспечивает определенную внутреннюю целостность культуры, которая своеобразно отражает универсальность самого социального опыта человечества. Высшие гуманистические ценности в разные времена по-разному понимались у народов, но нельзя сказать, что они не являются присущими им вообще. В основах культуры любой нации находятся общие, или даже тождественные, для всех культур духовные ценности. Как раз они и выступают в роли своеобразных культурно-ценностных универсалий. Каждый новый этап в развитии человечества конструирует собственную систему ценностей, наиболее точно отражающую те условия, то социальное бытие, которые воспроизводят эту систему ценностей. Обратим внимание на то, что подобная система ценностей унаследует те социально-культурные ценности, которые были развиты на предыдущих этапах развития того или иного конкретного общества.

Социокультурная среда, сформированная усилиями и трудом разных поколений, оказывает принципиальное влияние на ста-

18

новление характера личности, стиля его поведения, стремлений и желаний. Смысл трансляции социального опыта и элементов человеческой культуры позволяет выявить и моделировать в образовательных системах наиболее эффективные формы общественной жизни в рамках самого пространства культуры. Такой подход требует организации образовательного процесса, а также его исследования в том или ином социокультурном контексте.

Существует точка зрения относительно характера взаимосвязи культуры и образования с позиции культурологической парадигмы на процесс развития самого процесса образования. В рамках подобной парадигмы культура рассматривается в качестве предпосылки, основания для выбора содержания образования и его результата. В современных условиях в качестве основной задачи образования рассматриваются не только передача знаний и опыта, но и развитие культуры человека. В этой связи у молодого поколения россиян проявляется интерес к культуре своего народа и к культуре других стран. Таким образом, наряду с известными основаниями развития образования - методологическими, экономическими, правовыми, можно назвать еще одно, не менее важное условие или основание, а именно ценностно-смысловое, которое определяется уровнем и типом культуры общества. Образ культурного человека - это еще штрих к взаимосвязи культуры и образования в контексте изучения особенностей формирования ценностных ориентаций современного молодого поколения. Являясь результатом не только образования, но и воздействия других факторов общества и культуры, образ культурного человека - явление историко-этническое. В этой связи интерес вызывает проблема, связанная с этносом, т.к. в каждой культуре, у каждого народа, в условиях той или иной цивилизации существуют свои идеалы культурного и образованного человека.

Потенциал русской культуры связан с ценностями национальной жизни, доминирующей системой знаний, менталитетом народа, его традициями. Кроме того, образование - следствие ор-

19

ганизации культуры, определяющее взаимодействие различных уровней интерпретаций социума. Благодаря взаимодействию образования и ценностей русской культуры происходит зарождение и формирование определенной целостности восприятия жизни, личности, сообщества. В конце XX в. на приоритетные роли вышла необходимость основательного изучения россиянами собственной истории и культуры. История показывает, что у россиян всегда были и есть собственные ценности образования.

Российская гуманистически ориентированная мысль выступает философской основой образовательной установки на человека как на цель и субъекта образовательного процесса. В соответствии с аксиологическими основаниями русской цивилизации можно высказать следующее: в основе образовательной системы находятся такие три принципа образования, как индивидуальность, целостность, культуросообразность [28]. Достаточная проблематичность определения сущности феномена - ценность, определяется прежде всего его интегральностью, специфическими особенностями и характеристиками.

В современной литературе имеется более 200 определений данного феномена, в которых фактически представляются различные подходы и стороны при рассмотрении изучаемой проблемы. На наш взгляд, если обращаться к сущности ценности с онтологических и методологических позиций, то следует выделить два момента: связь с индивидом как оценивающим субъектом и санкционирование ценностей обществом или группой. Традиция российского рассмотрения проблемы связана с соотнесением ценности к сфере должного, которое обычно берется в качестве нормы, идеала, цели, но в реальной жизни не всегда осуществимо. Например, О.Н. Бакурадзе связывал сущность ценности с тем, что «суждение ценности имеет телеологический характер, т.е. указывает на состояние, определенное целью. Ценность не то, что есть, а то, что должно быть». Достаточно сходной представляется позиция М.В. Богуславского, который в этой свя-

20

зи отмечает, что «ценности - это, главным образом, идеалы общественной жизни, а на этой основе и личной деятельности» [31]. В этом же контексте Н.С. Розов понимает под ценностью «самостоятельный по отношению к отдельному субъекту инвариант оценочного опыта, объективированный в искусственных формах специфической предметности» [221]. И.С. Нарский разграничивал ценности-цели и ценности-средства. По мнению автора, такая концепция является адекватной при исследовании структуры ценностей, обозначении критериев, однако такое деление представляется весьма условным в виду того, что одна и та же ценность может выступать и целью, и средством, а также может рассматриваться своеобразным побудителем и критерием человеческой деятельности. Подобные и другие позиции нет смысла разделять на адекватные и неадекватные, т.к. скорее всего следует говорить о различных описаниях ценностной ситуации в рамках единой системы ценностей, в рамках процесса создания единой теории ценностей. Тот или иной подход, конечно, вносит свою углубленную лепту в изучение своеобразной, специфической стороны феномена ценностей, ценностной проблематики вообще, а потому каждое из приведенных и других концепций имеет право на существование. Значимость того или иного объекта, его сторон, существует независимо от сознания человека, но до оценки, до осознания объекта субъект фактически «не знает о его ценности». Представление какого-либо способа, критерия оценки, не только создает ценность, но и обнаруживает ее. Таким образом, критерии оценки выполняют своего рода служебно-вспомогательную роль и являются продуктом общественного развития. Механизмом личностного освоения групповых ценностей является социаль-

ная идентификация как процесс становления личной идентичности самой личности, что не сводимо к ролевой идентичности, которая часто понимается в контексте той или иной социальной группы. Сама социальная идентичность выступает в качестве

21

своеобразного механизма субъективно-личностного усвоения

социальной действительности, находящегося в основе становле-

ния устойчивой системы таких смыслов, которые обеспечивают

связь этой системы с реальным социумом. Ценность как атрибут

присуща тому же предмету не от природы и, конечно, не в силу

внутренней структуры объекта. Дело в том, что он является но-

сителем определенных социальных отношений, т.к. вовлечен в

область социального бытия человека. Ценность будет представ-

ляться как нечто индивидуальное, а потому и существует це-

лый ряд оценок одного и того же объекта постольку, поскольку

их будет столько, сколько существует оценивающих субъектов.

Подобная ситуация связана с тем, что существует разнообразие

индивидуальных особенностей оценивающего субъекта и, ес-

тественно, специфика его потребностей и интересов. Но в то же

время следует иметь в виду, что повторяющиеся оценки создают

нормы и принципы какого-либо социокультурного образования,

например общество в целом или отдельной социальной группы,

которые конструируются как устойчивые оценки в их воздей-

ствии на поведение человека. Конечно, они имеют своеобразный

личностный смысл для самого субъекта. Указанные выше кон-

цепции, да и некоторые другие, которые не получили должного

освещения в представленном контексте, особенно те, в которых

так называемая «направленность - могут выступать важнейшей

стороной личности, определяющей ее социальную, нравственную

ценность» [155]. То есть направленность - это интегральный фе-

номен, который раскрывает тенденциозность поведения и харак-

теризует личность как субъекта человеческих отношений. Соб-

ственное проявление направленность будет находить во внут-

ренних установках личности, а именно в ценностных ориентаци-

ях, целях, идеалах, интересах. И все это следует относить именно

к мотивационной сфере личности, т.к. она может побуждать саму

личность к деятельности.

22

Нельзя не отметить концепцию ценностных ориентаций лич-

ности в контексте методологического подхода к ценностям лич-

ности, которая была представлена в ряде работ В.Н. Мясищева.

По его мнению, предметы и явления социума, связанные с лич-

ностью, общественными отношениями выступают как объектив-

но включенные в ее внутренний мир и ее деятельность, которые

не приобретают личностно-значимую ценность. Таким образом,

понятие ценностной ориентации личности возникает для объяс-

нения социально-значимого поведения, и подобная точка зрения

действительно связывает деятельностный, мотивационный, по-

веденческий и ряд других аспектов.

Следует выделить точку зрения Р. Рокича, согласно которой

ценности есть устойчивые убеждения, а определенный способ

поведения или существования есть индивидуальный или соци-

ально предпочтительный перед каким-то иным способом пове-

дения личности в подобной ситуации. Сама система ценностей

представляет собой некоторую устойчивую совокупность убеж-

дений. В этой связи, рассматривая три типа убеждений - экзис-

тенциальное, оценочное и прогностическое, Р. Рокич относит

ценности к последнему третьему типу, позволяющему ориенти-

роваться в желательности-нежелательности способа поведения

(инструментальные и операциональные ценности) и существо-

вания (терминальные и смысловые ценности) [64].

Существуют различные классификации ценностей, но, на

наш взгляд, эти многочисленные классификации можно сконцен-

трировать в следующих основных пунктах:

- ценности как естественные и созданные человеком. К пер-

вым относится сама природа и то, что является ее продуктом; ко

второму - ценности, полученные в результате обработки приро-

ды человеком;

- ценности можно рассматривать как материальные и духов-

ные. Материальными ценностями могут выступать произведен-

ные человеком продукты труда, все их многообразие. С другой

23

стороны - ценности духовные. К ним относят произведения искус-

ства, исторические памятники, нравственные проблемы, открытия

науки и т.д. Все это связывается человеком с так называемым «тво-

рением человеческого духа», проявлением его могущества и вели-

чия, своеобразным становлением человеческой души с точки зре-

ния функционирования ее во всей системе духовных ценностей.

Последняя, конечно, понимается нами с точки зрения диалектики

абсолютного и относительного. Заметим, что духовными ценнос-

тями могут также выступать как материальные предметы, так и

действия, поведение, деятельность самого человека.

Наряду с разделением ценностей на материальные и духов-

ные их можно классифицировать соответственно общеизвестным

областям социальной жизни: производство, экономика, политика,

право, мораль, искусство, естественно, религия. В этом контексте

необходимо говорить о познавательных ценностях, о значимос-

ти знания и истины. Сама ценность представляется через другие

сферы общественной жизни и в этом смысле можно говорить об

определенной корреляции ценностей с точки зрения соотноше-

ния их видов между собой.

Ценности можно делить и по другим принципам: предметные

и непредметные. К последним относятся ценности, например со-

знания; идеи о справедливом, благе, должном, счастье и другие,

которые фактически формируют критерии оценки, нормы по-

ведения, идеалы трансформации общества. В данном контексте

ценностями сознания выступают именно ценностные представ-

ления, которые выражаются в субъективной идеальной форме.

Это прежде всего интересы, переведенные на язык мыслей, по-

нятий и образов, представлений и суждений. Ценностные пред-

ставления как раз и позволяют производить такую оценку, через

которую личность может рассматривать окружающую действи-

тельность как адекватную или неадекватную, соответственно той

системе ценностей, которая у этой личности сложилась. Именно

на основании своих ценностных представлений люди не только

24

оценивают сущее и существующее, но и они обозначают вектор

своих действий, поступков, добиваются справедливости, осу-

ществляют ряд действий направленных на то, что, по их мнению,

должно помочь им достигнуть своего блага [99].

Конечно, человек не просто выбирает ценности сами по себе.

Он придает им различную значимость, выстраивает их в опреде-

ленную структуру и систему, в рамках которой существуют как

чисто функциональные связи и зависимости, так и определенные

иерархические зависимости. Напрашивается вопрос о сущес-

твовании вечных ценностей. Он многосторонний, но является

необходимым в любом контексте обращения к аксиологической

проблематике. Без проблемы вечных ценностей человечество не

было бы таким, каким оно является. Дело в том, что эти ценнос-

ти сохраняют в себе статус, так называемого, всечеловеческого.

К ним, например, относятся: святость жизни, величие любви, до-

стоинство свободы, свет красоты, поток добра и т.д., то есть в этой

системе на протяжении целого ряда веков воплощалась собствен-

но идея высших духовных ценностей человека. Конечно, основ-

ной и фундаментальной из них является ценность человеческой

жизни, которая может восприниматься как суперценность.

Постулирование ценности реально действующими имма-

нентными регуляторами деятельности индивидов, которая ока-

зывает влияние на поведение независимо от их отражения в со-

знании, не отрицает существования несовпадающих с ними как

по содержанию, так и по природе сознательных убеждений или

представлений субъекта о собственных ценностях. В 90-е годы

различные авторы стали обращать внимание на проблему, ко-

торая показывала существующие расхождения между реальны-

ми и декларируемыми ценностями. В современной литературе

[195; 210] называют четыре группы причин, которые могут объ-

ясняться расхождением между декларируемыми ценностными

конструктами сознания и реально побуждающими деятельность

человека личностными ценностями:

25

1. Реально функционирующие ценности не всегда адекватно

осознаются и вербализируются субъектом в силу ограниченнос-

ти его интеллектуальных возможностей, действия защитных ме-

ханизмов и др.

2. При адекватном осознании вербального выражения цен-

ностей их включение в практическую регуляцию деятельности

может не происходить из-за отсутствия возможностей реализа-

ции альтернативных, конкурирующих или противоречивых цен-

ностей.

3. Адекватно осознаваемые ценности могут неадекватно

вербально репрезентироваться в силу речевых и подобного рода

преград.

4. Рассогласования могут определяться наличием конкури-

рующих компонентов вербального поведения или сознания.

В этой связи следует иметь в виду два момента. Во-первых,

следует признать недостаточно устоявшуюся и плохо структу-

рированную систему личностных ценностей или недостаточно

развитую саморефлексию, что не позволяет человеку адекватно

определить реальную значимость конкретных ценностей в его

жизнедеятельности. Во-вторых, значимость конкретных ценнос-

тей может субъективно преувеличиваться или преуменьшаться

под действием механизмов стабилизации по отношению к декла-

рируемым ценностям, а также и к реально значимым ценностям.

Таким образом, есть смысл определить ценностные ориента-

ции как осознанные представления субъекта о собственных цен-

ностях, о ценном для него, т.е. о том, что выявляется с помощью

любых вербальных методов. Ценностные представления не мо-

гут быть полностью сведены к ценностным ориентациям, даже с

учетом всех возможных несовпадений между ними и истинными

ценностями, которые сформировались или формируются на дан-

ном этапе социального развития у конкретной личности.

В сознании любого человека наряду с ценностными ориен-

тациями существуют и другие различные ценностные представ-

26

ления. Прежде всего, учитывая факт несовпадения систем цен-

ностей различных личностей, индивидов, социальных групп,

следует говорить, по крайней мере, о двух системах ценностей,

которые отличаются в целом. С одной стороны, хорошей согла-

сованностью, реализацией, воспроизводимостью этих ценнос-

тей, а также тем, что некоторые ценности, в конечном счете,

будут формировать нормативные ценности социальной группы.

Возможно выделение такой категории ценностных представле-

ний, как ценностные стереотипы. На наш взгляд, ценностные

стереотипы по существу отражают ожидания, предъявляемые

человеку теми или иными социальными группами или обще-

ством в целом. Конечно, следует осознавать, что в сознании од-

ного человека или отдельной личности естественно может от-

ражаться несколько систем ценностных стереотипов различных

социальных групп.

С другой стороны, вполне очевидно, что должен существо-

вать достаточно обширный индивидуальный спектр относи-

тельно степеней дифференцированности восприятия систем са-

мих ценностей различными социальными группами. Причем от

единого представителя социальной группы, который, может, не

всегда достаточно четко осознавать ее социальные интересы, до

ценностной системы подобной социальной группы в целом.

Необходимо обозначить такую категорию ценностных пред-

ставлений, как категорию ценностных идеалов. Синтез двух по-

нятий «ценность» и «идеалы» с логической и методологической

точек зрения в какой-то мере приводят к тавтологическому пред-

ставлению именно об этом синтезе. Однако смысл понятия цен-

ностных идеалов все же состоит в том, что личность является не

пассивным объектом собственной ценностной регуляции, а субъ-

ектом, который вполне способен оценить свои ценности, проек-

тировать и моделировать их на будущее. В воображении самой

личности проходит определенное движение к тем ценностям, ко-

торые естественно будут отличаться от ценностей сегодняшнего

27

дня. В этой связи, имея в виду ценностные идеалы, отметим, что

в подобном концептуальном контексте речь должна идти о цен-

ностной перспективе, которая должна отражать представления

личности о ее ценностях в картинах своего ближайшего будуще-

го времени. Подобная ценностная перспектива может рассмат-

риваться как своеобразная промежуточная точка именно между

ценностными ориентациями и ценностными идеалами.

В настоящее время вряд ли можно говорить о сложившейся

теории ценностей, хотя в этой теории существует богатейшее ис-

торико-философское наследие. В последнее время проблема цен-

ностной адаптации в российской действительности приобрела

особую значимость. Те изменения, которые произошли во всех

сферах жизни социума, привели к необходимости поиска и фор-

мирования собственной идейной базы, в том числе своеобраз-

ного методологического многоаспектного взгляда на вопросы,

связанные с адаптацией. В нашей литературе фундаментальная

позиция в этом направлении в общем-то разделяется многими и

связана она с точкой зрения М.С. Кагана, хотя принципиально но-

вой ее назвать нельзя. Однако, отвечая на вопрос: «Кто же может

выступать в роли субъекта ценностей?», М.С. Каган поясняет:

1. Конкретно индивид, личность, человек.

2. Небольшая контактная группа людей.

3. Большая неконтактная социокультурная группа людей.

4. Человечество в целом.

5. Частичный субъект, который порождается расчлененнос-

тью индивидуального субъекта на частичные суб-субъек-

ты в результате «раздвоения личности» [112].

Придавая подобной точке зрения определенную фунда-

ментальность и онтологичность в плане создания теории, а так-

же опираясь на концепции толкования ценностей, например

А. Штерна или Х. Гадамера, постулируем следующее. Подобные

примеры рассмотрения проблемы ценностей показывают эволю-

ционную изменчивость социума, а точнее, мира ценностей, но в

28

итоге, несмотря на отсутствие своеобразной интегральной тео-

рии, мы все же можем сделать некоторые выводы и представить

своеобразную ценностную структуру: ценности разделены по

уровню в зависимости от совокупности субъекта, интересы ко-

торого они представляют; ценность присуща как субъекту, так и

объекту; любая ценность находит свое место в двух аналоговых

шкалах: с одной стороны, по силе и характеру отношений, что

делает ее позитивной, негативной или нейтральной, а с другой -

эволюционной, становясь привинтивной или актуальной.

Вопрос о ценностях актуален не только сам по себе, но и в

совокупности с проблемой адаптации человека к тем ситуациям,

которые вызывают различные ценности. Актуальность понятия

ценности с точки зрения адаптации имеет и бытовое, и литера-

турно-разговорное применение, которое во многом может опе-

режать научную проработку данной стратегии. Исследуя адап-

тацию применительно к ценностям, автор в исследовании раз-

деляет систему ценностей на объективную и субъективную. Под

субъективной системой понимается та система, относительно ко-

торой представляется субъект со всеми его приятиями и неприя-

тиями, привычками, стереотипами, когнитивно-эмоциональной

и поведенческой сферой. Объективная система ценностей - это

условие существования субъекта, т.е. определенный набор цен-

ностей, выдвигаемых социумом для его поддержания и функцио-

нирования. Процесс приведения в соответствие с субъективной

системы ценностей в объективную есть ценностная адаптация.

При реализации необходимого процесса следует выделить так-

тику и стратегию ценностной адаптации. Следует указать на две

стратегии: 1) изменение объективной системы ценностей - это

стремление самого субъекта преобразовать внешние условия

под собственные имеющиеся стереотипы (такую стратегию мож-

но считать активной в смысле основы преобразовательной де-

ятельности субъекта вообще); 2) изменение субъективной сис-

темы ценностей - информирование субъектом своих внутренних

29

конструктов и своеобразная подстановка их под внешние ус-

ловия, тоже имеет право на существование. Но такая стратегия

считается пассивной с позиций познавательной деятельности

человека [31].

Эффективно разделить стратегии ценностной адаптации с

точки зрения конструктивности и деструктивности. Деструк-

ция понимается в обычном смысле как некоторое разрушение,

деструктивное же - это некоторое аварийное, экстремальное

средство адаптации. В этом случае наше представление будет

двигаться в рамках такого процесса ценностной адаптации, ко-

торый представляется через основные четыре вида тенденций:

активно-конструктивную, когда субъект приспосабливается к

созидательным изменениям внешней среды, например любая ру-

тинная обыденная деятельность; активно-деструктивную, то же

разрушение внешней среды, например развал государства, семьи,

различные агрессивные формы девиантного поведения; пассив-

но-конструктивную, когда субъект адаптируется созидательным

совершенствованием внутренних, собственных конструктов, на-

пример той же учебы, творчества; пассивно-деструктивную, в

том случае, когда субъект преображает внутренний мир разру-

шением, распадом, провоцированием каких-то негативных ситу-

аций и тем более нанесением себе вреда, чтобы поставить себя в

еще более трудные условия существования [65; 147; 158; 183].

Для того чтобы активно работать в рамках ценностно-адап-

тивного процесса, исследователь должен достаточно четко раз-

делить два аспекта: ментальные операции с ценностями и сами

ценности. Важнейшей адаптивной функцией является способ-

ность выстроить ценностную шкалу, разделить ценности между

собой по значимости, определить их множества значений, т.е.

дифференцировать. Кроме этого, перед субъектом для успешной

адаптации стоит другая оперативная работа - на ценностной

шкале необходимо правильно определить своеобразные нормы,

выше которых по значимости находятся позитивные ценности,

30

к которым имеется тенденция стремления, а ниже - будут нега-

тивные, которых следует избегать. Рассуждая о временной шкале

движения ценностей, следует учитывать весь предыдущий опыт

и определить состояние ценностей в настоящее время. В данном

случае речь идет о своеобразной ретроспективной интеграции.

Подобная норма будет являться производной становления цен-

ностей в спектре восприятия их индивидуальным сознанием

субъекта, любой социальной группой.

В развитии культуры России, бесспорно, доминирует при-

оритет общественного над личным, главенство таких качеств

как альтруизм, жертвенность ради государства и общества. Но в

последнее время наблюдается другая крайность - утверждается

приоритет личного над общественным. С точки зрения концеп-

ции ценностной адаптации эта проблема не менее опасна, чем

предшествующая.

Человек поддерживает общественные ценности, чтобы быть

адаптивным на уровне социумов, а эгоистические ценности поз-

воляют ему быть адаптивным на личностном уровне. Более все-

го в скрытом виде приоритет общественного проявляет себя в

российской видимости, раздутости внешней стороны проблемы.

Главная задача концепции ценностной адаптации состоит в том,

чтобы понять позитивный смысл разрушения, контролировать

его и найти равноправные соотношения общественных и лич-

ностных ценностей человека.

31

§ 2. Ценность как интегральный

феномен

Одна из проблем, связанная с концептуальными момента-

ми определения смысла и значения понятия ценности,

связана с тем, что именно это понятие характеризуется

определенной языковой двойственностью. Речь идет о том, что в

этом случае понимание ценностей предполагает ее понимание

как некоторого атрибута, как ценности всегда чего-либо, т.к. без

концептуального уточнения само это понятие становится бес-

смысленным.

Объект философского анализа в данном направлении пред-

ставляет в этическом смысле ценность саму по себе; сами объек-

ты имеют ценность или же эти объекты будут являться ценностя-

ми. Обращаясь к контекстам естественного языка, можно сказать,

что подобную двойственность с точки зрения словоупотребления

можно наблюдать в том же английском языке. Известный ученый

Д. Ли предполагает рассмотрение функционирования ценностей

в разных культурах с различения конкретной ценности, или цен-

ностей конкретной культуры, что служит основой для индивиду-

ального выбора и ценностных суждений. Ценность вообще как

некоторое ощущение значимости или интерпретации ситуации и

собственных действий влечет к тем или иным поступкам без их

рационального обоснования [196]. Истолкование ценностей как

32

атрибута вообще характерно для всей истории философии, но

при этом, конечно, нельзя не выделить работы таких ученых, как

С.Л. Рубинштейна, К.Р. Роджерса и др. В этой связи наблюдается

некоторый психологический сдвиг в истолковании данного по-

нятия, однако, он связан не с попыткой разделить многоуровне-

вые интерпретации понятия ценностей, а, скорее всего, речь идет

о том, что в исследовании предполагаются различные сферы

интерпретации данного понятия, которые определяют не толь-

ко собственный предмет, но и те критерии, по которым данный

предмет будет определяться среди других предметов в рамках

данного исследования. В подобных интерпретациях слово цен-

ность является фактически синонимом таких слов, как смысл и

значимость, но это же понимание опирается и на анализ цен-

ностей в своеобразном контексте так называемых ценностных

суждений.

Учитывая отнесение понятия ценности к предметам, человек

автоматически попадает в пространство некоторой альтернатив-

ной ситуации, в которой следует считать: являются ли ценнос-

тями конкретно значимые для субъекта или удовлетворяющие

его потребности предметы, либо следует говорить о закреплении

этого понятия за особыми абстрактными сущностями.

Впрочем, не удивительно, что на философско-психологичес-

кое понятие ценности автоматически переносятся многие оттен-

ки и нюансы, словоупотребления, присущие, понятию стоимость.

Так, например, утилитаристский подход к ценностям в западной

философии, развиваемый в работах Д. Дьюи и ряда других авто-

ров, определяет ценностями то, что служит реализации потреб-

ностей и интересов.

Подобная трактовка приводит к расширительному понима-

нию ценностей с точки зрения их первичности или вторичности.

Анализируя такой подход, постулируем, что понимание ценнос-

тей в принципе лишается самостоятельного концептуального

смысла. Сущность ценностей, понимаемых в данных ситуациях,

33

заключена не в них самих, а в потребностях и интересах, являю-

щихся источником этих самых ценностей. Соответственно, поня-

тие ценности в этом случае не содержит ничего принципиально

нового по сравнению с теми же понятиями потребностей и ин-

тересов, но при этом акцент переносится на раскрытие одной из

граней функционирования того же интереса. Конечно, подобное

понимание вообще не соотносится с социальной проблематикой

ценностных кризисов, о которых мы говорили выше. Обращаясь

к исследованию философских традиций и подходов по отноше-

нию к проблеме ценностей, следует сказать, что значительная

их часть исходит из противоположной установки: понятие «цен-

ность» описывает особую реальность, которая фактически не

имеет отношения к изначально сформулированной потребности.

Естественно, следует вывод, что ценность не вторична, т.е. она

обладает особым статусом среди множества других окружающих

человека предметов. Сфера конкретных определений ценностей

в рамках подобной установки достаточно широка, эта сфера про-

стирается к любой личностно-осмысленной социальной норме,

до осознанного и принятого смысла жизни. Только при подобной

интерпретации понятие ценность можно обнаружить и актуали-

зировать с точки зрения эвристического потенциала подобной

проблемы.

Понятие ценность предполагает и разрешение своеобразной

дихотомии: индивидуальное и надиндивидуальное. Понимание

ценности как исключительно индивидуальной реальности, зна-

чимой только для переживаемого ее субъекта, возможно в рам-

ках как атрибутивно-наполнительного понимания, отождествля-

ющего саму ценность с субъективно значимой семантикой, так

и признание за ней собственного статуса, который между тем

определяется исключительно индивидуальным определяющим

сознанием субъекта; особая роль отводится его ответственнос-

ти с точки зрения личностного выбора. «Возникает вопрос от-

носительно онтологизации ценностей, постулированной с точки

34

зрения их понимания как сущностей своеобразного рода, бытие

которых подчинено своим законам, которые понимаются, в от-

личие от законов бытия того же материального мира, и при этом

речь идет об основе на эмпирической очевидности их надинди-

видуального существования, о более или менее универсальном

характере, и исходящем от них императиве долженствования,

который конечно не укладывается в естественно природный де-

терминизм материального мира» [99].

Онтологизация и абсолютизация надиндивидуальных цен-

ностей это то, что мы встречаем, например, в теориях М. Шеле-

ра, Н. Гартмана, побуждает говорить о том, что следует выводить

понятие ценности за пределы научного, естественно-философ-

ского анализа. Однако возникает ситуация, что единственно

продуктивной в научном плане альтернативой будет выступать

социологическая интерпретация надиндивидуального характера

ценности, и они не теряют свой абсолютный характер. «Обще-

человеческий характер ряда оценок не означает их абсолютной

объективности. Общечеловеческое и объективное - разные по-

нятия. Общечеловеческое может выступать в качестве объектив-

ного лишь в плане противопоставления общества и личности, т.е.

в том случае, когда за субъект принимается отдельный человек,

а не человечество в целом. В этом смысле объективным может

быть лишь то, что не зависит ни от человека, ни от человечества.

От того, что та или иная оценка разделяется всеми людьми, она

не перестает быть оценкой и не становится объективным отраже-

нием свойства вещи как таковой» [161]. Нельзя не сказать о том,

что в контексте подобного исследования речь идет о соотноше-

нии социального характера, социального бессознательного, кол-

лективных представлений. В этом случае к подобным понятиям

может быть отнесено и понятие ценность. Социальные ценности

выступают в этом смысле как характеризующие социальные об-

щности разного формата, включая человеческое общество в це-

лом. Являясь порождением жизнедеятельности конкретного об-

35

щества, социальные ценности будут зарождать в себе основные

черты подобной жизнедеятельности и, естественно, себя там ви-

деть. Самим субъектом ценностного отношения будет выступать

любая социальная общность. Социальная ценность трансценден-

тная индивидуальному сознанию и деятельности и в этом случае

будет являться приоритетной по отношению к индивидуально-

психологическому ценностному образованию. В этом смысле

они не будут ни абсолютны, ни объективны, и существующие

сравнительные исследования достаточно четко демонстрируют

относительность не только признанных и непоколебимых цен-

ностей любой культуры, но и их производных.

В подобном же ракурсе можно рассматривать и общечело-

веческие ценности вообще, обобщающие конкретный истори-

ческий опыт жизнедеятельности человечества, хотя осозна-

ние человечеством своего единства и формирование мирового

сообщества, вырабатывающего, например общие ценностные

ориентиры, - это, конечно, процесс исторический, насчитываю-

щий несколько десятилетий. Относительно общечеловеческих

ценностей, можно говорить во всем спектре подобных суждений,

потому что они отражают некоторые черты, присущие жизнеде-

ятельности людей различных социально-экономических укладов,

национальной, классовой, этнической или культурной прина-

длежности. Существуют ценности, определяющие историческую

эпоху, социальный уклад нации и также приоритетные ценности

демографических и профессиональных групп. Конечно, неодно-

родные социальные структуры общества приводят к сосущест-

вованию в нем, в любой исторический отрезок времени, весьма

различных и противоречивых ценностей [36].

Принято считать, что система ценностей исторически кон-

кретной социальной общности представляет собою предметное

воплощение системы деятельности и социальных отношений, вы-

ражающих сущность жизнедеятельности данного общества. Так,

например, Л.И. Боголюбов характеризует ценность как элемент

36

опредмеченный в форме социальных институтов общественных

отношений [30]. Как предметную форму существования обще-

ственных отношений рассматривает ценность О.Г. Дробницкий,

но при этом он анализирует само бытие ценности не в предпо-

лагаемой структуре общественного сознания, а в своего рода

сущности конкретных предметов, функционирующих в жизнеде-

ятельности людей [90].

Признание ценностей реально действующими необходимы-

ми регуляторами жизнедеятельности индивидов связывается с

приоритетным влиянием на их поведение, вне зависимости от

тех имеющих отражение в сознании, которые не отрицают су-

ществования сознательных убеждений или представлений поз-

нающего субъекта. В этой связи выявляют совокупность цен-

ностей для него самого, что весьма адекватно выражается с сис-

темой выработанных ценностных ориентаций. Само признание

психологической реальности как интегрированной в мотиваци-

онную структуру ценностей, так и ценностных ориентаций поз-

нающего субъекта, ставит проблему соотношения между ними.

Но некоторый диссонанс между декларируемыми ценностными

ориентациями сознания и реально побуждающими деятельность

человека ценностями могут быть объяснены целым спектром

факторов. Во-первых, речь идет о том, что в силу достаточно ус-

тоявшихся и систематизированных иерархий личностных цен-

ностей, или недостаточно развитой рефлексии, человек может

недостаточно отдавать себе отчет об относительно реальной

роли и значимости тех ценностей, которые характерны для его

жизни. Во-вторых, приоритет тех ценностей, которые являются

для данного субъекта приоритетными, может субъективно пре-

увеличиваться или преуменьшаться вследствие действия меха-

низмов стабилизации самооценки и психологической защиты.

И, наконец, в третьих, основанием рассогласования может вы-

ступать то, что в сознании субъекта присутствуют ценностные

представления самого различного рода. Это означает, что на-

37

ряду с ценностными ориентациями, которые более или менее

адекватно отражают собственно личные ценности субъекта, в

его сознании находятся ценности других людей, т.е. ценности

групп различных модальностей, а также ценностные стереоти-

пы и идеалы, которые отражают ценностность для человека са-

мих ценностей в отличие от образа своего человеческого «Я».

Конечно, разнопорядковые ценностные представления в инди-

видуальном сознании смешиваются, что затрудняет адекватную

рефлексию собственных ценностей.

Система ценностей исторически конкретной социальной

общности представляет предметное воплощение системы де-

ятельностей и общественных отношений, выражающих сущность

жизнедеятельности данной общности, причем с точки зрения

исторического образа жизни. В этой связи О.Г. Дробницкий ана-

лизирует бытие ценности, отдавая приоритет онтологическим

вопросам [90].

Особую значимость приобретает отнесение функции ценнос-

тей как в их надиндивидуальной, так и в индивидуальной пси-

хологической ипостаси. Лучше всего это может быть описано

через дихотомию «эталон-идеал». Речь идет о том, понимаются

ли под ценностями некие четко описанные нормы или стандар-

ты, которые требуется выполнять, или же идет речь о смыслах и

идеалах, жизненных целях, которые не сводимы к однозначным

предписаниям и задают только общую направленность ей, но не

определяют ее конкретных правил. Функциональные различия

между нормами и самими ценностями как регулирующая инстан-

ция достаточно интересно проанализированы Л.И. Иванковым:

«Ценности в большей степени соотносятся с целеполагающими

сторонами человеческой деятельности, тогда как нормы тяготе-

ют преимущественно к средствам и формам ее осуществления.

Нормативная система более жестко детерминирует деятельность,

чем ценность, ибо, во-первых, норма не имеет градации, т.к. ей

либо следуют, либо нет. Ценности же различаются по импульсив-

38

ности, характеризуются большей или меньшей степенью эмоци-

ональности. Во-вторых, конкретная система норм основывается

на внутреннем монолите: человек в своей деятельности следует

ей всецело и полностью, одномоментно; непринятие какого-либо

элемента этой системы означает неустойчивость, противоречи-

вость его личностной структуры отношений. Что же касается

системы ценностей, то она, как правило, строится по принципу

иерархии: человек способен жертвовать одними ценностями ради

других, варьировать порядок их реализации. И, наконец, эти ме-

ханизмы выполняют, как правило, различную ролевую функцию

в формировании личностно-мотивационной структуры деятель-

ности» [197]. Обратим внимание на то, что ценности выступают

определенными целевыми ориентирами, которые определяют

верхнюю границу уровня социальных притязаний самой личнос-

ти, однако нормы это тот средний оптим, перешагнув границы

которого, личность рискует оказаться в ситуации неформальных

санкций [32; 99; 123].

Cвоеобразное понимание ценности как идеала, выходящего

за пределы наличной данности, позволяет понять не только над-

индивидуальное, но и также надличностное, обладающее своим

правом и своей энергией, позволяющее им выполнять функции

высшего критерия для ориентации в мире и основы личностного

самоопределения. На подобную роль ценностей в индивидуаль-

ной жизнедеятельности, естественно, указывали различные эк-

зистенциалисты. «С психологической точки зрения ценностью

для человека становится то, что влечет, обогащает, направляет

индивида и творит его бытие, во всех его измерениях, проявле-

ниях и устремлениях» [150]. По мнению того же В. Крауса, идеа-

лы - это ценности, увиденные в их совершенстве, сублимирован-

ные в образ совершенства, к которому можно только привлекать.

Попытка же буквально восполнить их в земном виде может при-

вести только к краху этих идеалов [150].

39

Анализ рассмотренных вариантов позволил в рамках неко-

торых из них обосновать предпочтение одного из двух проти-

воположных решений, базируясь на критериях логической не-

противоречивости и эвристической ценности понятия. В других

случаях, зафиксировать реально существующую двойственность,

а точнее множественность, аспектов бытия ценности, из которой

следует проблема соотношения связи или взаимодействия.

Любая социальная общность может выступать субъектом

системы специфических ценностей этой общности. Ценностное

единство представляет собой своеобразную основу для возник-

новения неформальных социальных групп. На наш взгляд, на-

иболее значительным представляется то обстоятельство, что

любой человек одновременно включен в значительное число

социальных общностей различной степени социальной модаль-

ности, т.е. он является например, членом семьи, рабочего подраз-

деления, учебной или возрастной группы, этнической группы и

т.д. Ценностные системы всех этих групп, конечно, не совпадают,

но они могут и не противоречить друг другу в главных, наибо-

лее существенных, ориентациях. Тем не менее, достаточно часто

такие противоречия существуют. Обычно они трансформируют-

ся во внутриличностный ценностный конфликт. Существующая

вероятность возникновения подобного конфликта и пути его

разрешения зависят прежде всего от социальной идентичности

индивида - членом какой общности он себя ощущает и к какой

общности он себя относит.

Социально-ценностные представления не могут быть позна-

ны непосредственно. Более адекватным представлением и выра-

жением ценностных идеалов служат предметные воплощения как

зафиксированные в культуре. Ценностные идеалы имплицитно

предполагают обращение к своей реализации, воплощение в свое

бытие. Ценностные идеалы реализуются посредством человечес-

кой деятельности, т.к. сам процесс подобной деятельности либо

объективирован в продукт деятельности, либо в его произведе-

40

ние. Культура представляется как реализованная воплощенная

ценность, а не как ценность как таковая, с точки зрения соотно-

шения факта и ценности. Нельзя говорить, что культура является

как определенная сумма должностного и сущего, речь в данном

случае пойдет о том, что сущность понимается как нечто такое,

каким она должна быть.

Таким образом, ценность оказывается незакрепленной за

произведением или общественным деянием, в котором она нашла

свою актуализацию или относительный характер воплощенных

ценностей, которые выделяются из конкретно исторического ха-

рактера общественных отношений, отражением которых высту-

пают и ценностные идеалы, и предметно воплощенные ценности.

Понятно, что с трансформацией общественных отношений долж-

на происходить и переоценка ценностей, т.е. многое из того, что

считалось абсолютным, с течением времени обесценивается, и

наоборот, новые моменты, нормы, ростки общественного бытия

естественно будут порождать новые ценностные идеалы. В этой

связи, обращая внимание на изменение ценностных идеалов, сле-

дует сказать о переоценивании и предметном воплощении нового

рода ценностей. Сама онтология ценностей в онтологии личнос-

ти индивидов является не только эмпирической очевидностью и

теоретически признанным общим локальным пространством, но

и конечно логическим условием существования предметно реа-

лизованных ценностей. Обратим внимание на тот факт, что моти-

вация этой деятельности исходит не от абстрактных социальных

ценностей, а от личностных ценностей индивидов. Дело в том,

что лишь реализовав форму личностной ценности, сам ценност-

ный идеал может найти путь к своему личностному воплощению.

Нельзя не согласится с тем, что «всякая общезначимая ценность

становится действительно значимой только в индивидуальном

контексте» [17]. М.М. Бахтин справедливо отмечает, что «ис-

торическое человечество признает ценностью для индивида

непричастного к этой ценности своей жизни - пустой звук. Но

«Я» единственно должен стать в определенное эмоционально-

41

волевое отношение к историческому человечеству, «Я» должен

утвердить его как действительно ценное для меня, этим станет

для меня все ценное» [16].

Подобный вопрос будет, конечно, специальной проблемой

с точки зрения соотношения между личностными ценностями,

которые будут составлять мотивационную основу человеческого

поведения и при этом теми же самыми личностными мотивами и

потребностями, с другой стороны. Заметим следующее: в контек-

сте рассмотрения ценностных ориентаций личности те же самые

личностные потребности представляют в структуре мотивации

собственно актуальные жизненные меры субъекта. Эти потреб-

ности динамичны, их структура постоянно перестраивается в

зависимости от того состояния, которое связано с настоящими,

жизненными ориентациями самих субъектов. Имплицитно это

означает ничто иное, как то, что личностные ценности, с дру-

гой стороны, представляют внутренний мир личности, являясь

при этом выразителем стабильного, абсолютного и неизменно-

го в рамках рассмотрения онтологических проблем ценностных

ориентаций личности. С этой точки зрения, формируясь как

потребности в рамках индивидуального опыта субъекта, лич-

ностные ценности отражают не столько динамические аспекты

непосредственно индивидуального опыта, сколько в большей

степени выражают инвариантные аспекты общечеловеческого и

социального опыта. Следует согласиться с пониманием ценности

как аспекта мотивации соотносящегося с личными или культур-

ными стандартами, не связанными исключительно с актуальным

напряжением сиюминутной ситуации.

Следует обратить внимание на то, что те же личностные

ценности в рамках ценностей социальных будут существовать в

форме определенных идеалов, т.е. речь идет о том, что следует

обратить внимание на определенные модели долженствования

в рамках рассмотрения общей проблемы личности. «Идеал - это

мысленный образ совершенства, норма, к которой следует стре-

миться как к конечной цели деятельности» [199].

42

В отличие от социальных ценностей, которые осознаются

субъектом как общественные идеалы, личностные ценности - это

такие идеалы, которые, в конечном счете, определяют конеч-

ные ориентиры индивидуальной деятельности самого субъекта.

«Сам человек вообще может и не осознавать, осуществляет ли он

ценностное отношение к действительности, если - да, то какое?

Действенная сила ценностного от этого не потеряется» [161].

Возникает вопрос относительно функциональной роли цен-

ностей по отношению к самим их фактам в рамках человеческой

жизни и в контексте общества, почему существуют ценности?

На подобный вопрос могут быть разные ответы. На наш взгляд,

одним из наиболее удачных является позиция К. Клакхона: «по-

тому что без них жизнь общества была бы невозможна, функци-

онирование социальной системы не могло бы сохранить направ-

ленность в достижении групповых целей; индивиды не могли бы

получить от других то, что им нужно в плане личных и эмоцио-

нальных отношений; они бы так же не чувствовали у себя меру

порядка и общности целей» [245].

В контексте рассмотрения феномена социальных ценностей

следует сказать, что он обозначает любой предмет и человеческие

взаимодействия по его поводу, лимитирующие и легитимирующие

поведение субъекта. Подобные значимые предметы, прежде все-

го как формы межсубъектного взаимодействия, непосредственно

выходят в сферу человеческой деятельности и при этом они не

только детерминируют собственно человеческую деятельность, но

и санкционируют его интересы и поступки. Именно эти два свойс-

тва - лимитировать и легитимировать оценки, представления,

деяния людей представляются в данном исследовании наиболее

существенными для интерпретации содержания любой социаль-

ной ценности. Подобное концептуальное значение в общем не оз-

начает отказ от методологических и эвристических особенностей

соответствующих теорий ценностей в целом.

43

Общепринято, что социальная ценность определяется как

эгультивный принцип группового и личного восприятия, взаимо-

отношение и поведение в социальных ситуациях [31]. Социальная

ситуация - это любой случай межличностного и межгруппового

взаимодействия по поводу обмена услугами, собственностью,

властью, престижем, самим статусом. Функциональный характер

социальных ценностей определяется задачами обеспечения ко-

операции конкретного общества по производству собственной

структуры и предоставления своего рода поля социальной де-

ятельности каждому человеку, включенному в качестве элемента

системы допустимых правил и запретов. «Любая социальная цен-

ность содержит в себе набор смыслов и значений, воплощенных

в атрибутике, стереотипах, символике, т.е. можно говорить о том,

что мы переходим в сферу непосредственных проблем культуро-

логии» [139].

Социальные ценности формируют пространство социально-

го взаимодействия и ориентации в нем как в неких ментальных,

символических и поведенческих кодексах. В этой связи, социаль-

ные ценности в качестве нормативных регулятивов базируются

на основополагающих началах человеческой жизни. В подоб-

ном контексте содержание социальных ценностей определяется

необходимостью сохранения и поддержания: 1) окружающей

среды, т.е. природы; 2) человеческой среды - телесности; 3) тех-

нической и технологической среды, т.е. культуры, цивилизации;

4) сферы социальных взаимодействий, т.е. социальности. Заме-

тим, что подобное начало жизни образует своеобразное единс-

тво контекста бытия человека и природы [31; 37; 139].

Социальность будет играть двоякую роль как стабилизатора и

генератора контакта индивида с окружающими его социальными

общностями. Основой в этом взаимодействии является характер

дихотомии равенства-неравенства, определяющей индивиду и

социальной группе определенную социальную позицию. Подоб-

ное настолько является существенным для человеческой повсед-

44

невной жизни, для самочувствия разных социальных слоев, что

нередко упускается из вида не менее важный момент социальной

справедливости, как раз состоящий в том, что следует учитывать

постоянное давление на социальную структуру со стороны не

только отдельных лиц и социальных групп с целью изменения

своей социальной позиции вообще, но и главным образом в этом

направлении выступает их индивидуальная активность и соци-

альная мобильность.

«В качестве основных социальных ценностных регуляторов

социума выступает справедливость, ответственность, равенство,

собственность, свобода. Подобные ценности образуют совокуп-

ность взаимосвязанных социальных базовых ценностей, обес-

печивающих нормальный процесс как индивидуального, так и

комплексного человеческого существования» [20]. При этом

именно на выявлении ценностных оснований зиждется выбор

любой социокультурной системы, в нашем варианте - чисто рос-

сийским обществом, с учетом определенных вектором развития,

связанных с реставрацией, модернизацией, стабилизацией. Не-

льзя не сказать о том, что конкуренция социальных ценностей

определяет поле взаимодействия социальных групп, в которых

может быть представлено легитимно выработанное согласие,

осуществлен отбор процедур и институтов ответственности и

справедливости. Соответственно будет определяться мера ра-

венства и свободы в подобном контексте. Свобода и равенство

будут иметь разные социально-экономические и культурные ос-

нования, т.к. разные социально-психологические предпосылки

в российском обществе имеют авторитетную роль. Основанием

свободы в экономическом аспекте, конечно, будет выступать

конкуренция рынка, а в культурном и социально-политическом

плане это будет автономия индивида, т.е. его право и обязан-

ность полагаться на самого себя, свою самостоятельность. Что же

касается психологического аспекта, то речь идет о независимос-

ти и принципиальной возможности индивидуального свободного

45

выбора жизненного пути, как следствие - желание жить именно в

соответствии со своей ролью. Отметим, что при приоритете онто-

логической проблемы речь идет о том, что личность желает быть

сама собой и реализовывать себя. Свобода воли является необхо-

димым условием нравственного выбора, который соответствует

тем жизненным условиям, в которые человек в данной ситуации

конкретно поставлен.

Возникает вопрос относительно того, что понимать под осно-

ванием равенства. Равенство основывается в общих формах собс-

твенности, предпочтение солидарности конкуренции, в поисках

справедливости. Равенство связано с гетерономией личности,

т.е. признанием ее зависимой от других с необходимостью быть

под опекой внешней силы, например символа веры, государс-

твенной мощи, любой другой объединяющей идеи нечто общего,

в российской жизни обычно корпоративного блага. По мнению

А.В. Брушлинского, в равенстве находятся для подлинного уте-

шения чувства дистрибутивной справедливости, которая форми-

рует пространство свободы человека, а ответственность является

способом утверждения обществом равенства шансов для каждой

личности.

Подобная социальная ценность, взятая в единстве, опреде-

ляет, каким образом общество, в лице своих представителей, вы-

страивает структуру межчеловеческих отношений для поддер-

жания основ своего существования, в воспроизводстве и укреп-

лении жизнеспособности. Социальная стратификация общества

существует и поддерживается благодаря системе разработанных

разнообразных правил, норм, предписаний, позволяющих влиять

на поведение своих субъектов, либо предоставлять им право са-

мим выбирать принципы взаимодействия друг с другом. Подоб-

ное ценностное опосредствование взаимоотношений является

необходимым механизмом самоорганизации. Властно-полити-

ческие определительные средства поддержания социального не-

равенства, как и равенства, эффективны лишь при общественной

46

легитимизации общественного и общественно принятого кодек-

са социальных ценностей.

Обратим внимание на то, что в понятии свобода и равен-

ство имеется прямой социальный смысл, т.к. они отражают со-

измеримость отдельных людей и общности по социальному ста-

тусу, социальной позиции, а также степени свободы для этих

субъектов в рамках конкретной ситуации. То же равенство-не-

равенство воплощено в распределении своеобразной пропор-

ции - бедности и богатстве, а также в дифференциации уровней

и качества доступа к средствам жизни, информации и культуры.

Возникает вопрос относительно проблемы свободы. Данная

проблема относится к числу самых спорных проблем, посколь-

ку вновь и вновь именно перед современным обществом стоит

проблема выбора модели свободы. Парадокс свободы, если аб-

солютизировать ее смысл, состоит в признании правомерности

как произвола, т.е. бесконечной свободы выбора, так и огра-

ничение воли субъекта независимо индивидуального или ино-

го социального субъекта. Поэтому противоречие свободы за-

ключено не столько в антиномии индивид-коллектив, которую

можно понимать в рамках коммунального субъекта, сколько в

помещении принципа свободы с другими ценностными основа-

ниями социальной жизни. Равенства находятся в динамическом

равновесии социальной жизни, т.к. они играют приоритетную

роль в мотивации поведения ценностных ориентаций людей.

Именно это содержание оставляет за ними понимание непре-

ходящих общечеловеческих ценностей. В этом плане следует

сказать, что неизменно сохраняется ценность равенства, т.к.

стремление к распределительной справедливости никогда не

исчезало из человеческой практики.

Особое место в указанном нами перечне базовых человечес-

ких ценностей занимает феномен собственности. Очевидно, что

экономическое и юридическое содержание собственно катего-

рии собственности необходимо для демонстрации ценностного

47

характера отношения к собственности. Пристрастное внимание

к формам и отношениям собственности определено тем обстоя-

тельством, что все названные нами социальные ценности, вклю-

чая ту же самую ответственность, непосредственно связаны с

фундаментальными принципами общественного устройства и

поведения членов общества как непосредственно субъекта собс-

твенности [32; 35; 209].

Воздействие социальных ценностей на общественный уклад в

динамике социально экономических процессов рассматривается

в самых разных ракурсах. Одно из важных наблюдений было сде-

лано при анализе влияния различных факторов на современное

развитие общества. Конкретно была определена роль таких харак-

теристик социума, как демократизм, репрессивность, централиза-

ция, интеграция, конфликты. Оказалось, что решающим фактором

является степень равенства-неравенства, а именно социально-эко-

номическая стратификация и дифференциация общества, а также

характер распределения собственности, прав и контроля над ка-

питалом. Из этого следует вывод о том, что «степень неравенства

будет определять и степень вида демократии к недемократии, и

степень ответственности политической элиты» [50].

В стабильной ситуации этот механизм функционирует как

бы сам по себе, при помощи признаваемых большинством насе-

ления социальных институтов. Но, например, в неустойчивых

переходных ситуациях, рассматривая российское общество, этот

механизм подвергается серьезному давлению социальных групп,

которые заинтересованы в улучшении своего социального ста-

туса за счет других групп либо общего социального богатства,

оказавшегося без жесткого контроля со стороны российского го-

сударства, ранее представлявшего общие интересы разных соци-

альных групп.

Из вышесказанного следует, что «социальная справедливость,

ответственность, свобода, равенство, собственность - в качестве

базовых ценностных, функциональных категорий, являются цен-

48

ностным основанием взаимодействия людей, процесса социали-

зации, а также структурообразующим принципом деятельности

института» [119]. Следует признать, что свобода в обществе им-

плицитно содержит такие ценности, как справедливость и ответ-

ственность, которые как раз и являются пределами и регулятива-

ми свободы. Именно они являются организующими человеческую

деятельность: прежде всего справедливость и ответственность

различаются по характеру, содержанию и направленности. От-

метим, что социальная справедливость является преимуществен-

но конструктивной, началом, определяющим межличностные и

межгрупповые отношения. Социальная ответственность - это ре-

гулятивное, нормативно ориентирующее начало общественной

жизни и поведения индивида. В этом состоит функциональный

аспект данных принципов: выделение, которое позволяет рас-

сматривать целостность сознания, мотивацию действий людей в

конкретной исторической обстановке.

Противоречивое состояние российского общества вынужда-

ет практически каждого индивида и группу найти необходимые

формы выживания или самоорганизации. Одновременно с мас-

штабной трансформацией общественных структур происходит

сильный кризис идентификации и самоидентификации личности,

для которой оказались утраченными прежние способы идентич-

ности. Поэтому речь идет о серьезной деформации ценностных

оснований жизни для индивидов и социальной общности. Отсут-

ствие надежных источников поддержания достигнутого уровня

и качества жизни, разрушение стабильной структуры занятости

и профессионального самоопределения привело к утрате или

ослаблению прежнего своеобразного символа веры в будущее,

стабильное будущее и соответственно к размыванию механизма

социальной, эмоциональной идентификации с наработанными в

культуре формами жизнедеятельности. В условиях вынужденной

трансформации российское общество не в состоянии сохранить

личные социальные ценности. Так вектор развития общества,

49

оказавшийся в начале той же перестройки, настолько многооб-

разной и многообещающей, с течением времени уменьшился до

нескольких вариантов. Представление множеством противоре-

чий и конфликтов стало достаточно мощным фактором жесткой

социальной дифференциации, той же конкуренции за ресурсы,

одновременного отказа от необходимого и нормального сущес-

твования общества, принципов солидарного и справедливого

поведения. т.е. по отношению к сложившимся социальным цен-

ностям можно сказать, что была проведена своеобразная опера-

ция без анестезии. Однако очевидно, социо-культурный генотип,

т.е. коллективный архетип с присущими ему структурами рацио-

нального действия ориентирован на самосохранение с учетом

вариативных моделей.

50

§ 3. Оценка в системе реализации ценностей

В социуме постоянно осуществляется оценка событий окру-

жающей действительности, существа поведения, деятель-

ности человека, его идей. Ценностный подход к явлениям

социума и природы связан с результатами деятельности и под-

разумевает отбор того, что может оцениваться, что является не-

обходимым для существования и удовлетворения человеческих

потребностей.

Сама оценка представляется как некоторый процесс, в ходе

которого ценностная сущность события, факта, явления актуали-

зируется в форме той или иной ценности или относится к разряду

неценности. Оценка - это необходимый момент развития содер-

жания сознания. При подобной интерпретации оценка выступа-

ет в качестве универсального свойства субъекта, выражающего

продуктивно-функциональный характер субъектно-объектных

взаимосвязей. Она будет реализовываться во всех формах де-

ятельности и социума в целом, также в ходе осуществления тех

сфер, которые связаны с познанием человека, окружающей дей-

ствительности и самого себя. Именно с учетом существования

оценки будут выбираться те объекты, которые являются значи-

мыми не только для человека, но и для общества в целом. С фак-

тором оценки тесно связаны такие гносеологические категории,

51

как идеал, цель, установка, имеющие приоритетное значение для

созидательного характера построения гуманитарных наук для

морально-нравственных критериев развития человека. Обычно

отмечается, что оценка происходит на двух уровнях: эмоциональ-

ном и рациональном. На эмоциональном уровне она носит скорее

неосознанный характер, проявляя себя в чувстве удовлетворе-

ния (или неудовлетворения) с учетом в основном психологичес-

ких факторов. На рациональном уровне, относительно оценки,

следует сказать, что она имеет именно рационально-осознанный

уровень. Значимость, важность, полезность оценки находят свое

выражение в оценке самого имеющегося события, человеческого

поступка и т.д. [36].

Оценка рассматривается с позиции представления ее как

некоторого сравнения, оцениваемого с эквивалентом как мерой

оцениваемого. Существование эквивалента как меры оценива-

емого представляется наиболее важным критерием, который

отличает процесс оценки от процесса познания. Тем же самым

эквивалентом может быть любая из норм доступных субъекту, в

том числе любой из известных ему символов. Сам процесс оцен-

ки ставит познающего субъекта перед необходимостью решения,

которое заключается в том, какой из возможных альтернатив

отдать свое предпочтение. Данный вопрос уходит в достаточно

широкий пласт онтологических проблем, которые связаны с ма-

лоразработанной в отечественной литературе теорией предпоч-

тения и решения.

Оценка необходимо предполагает выбор определенного

оценочного эквивалента. Подобный выбор вовлекает в процесс

оценки не только предшествующий опыт самого познающего

субъекта, но и прежде всего его познавательный интерес. Поз-

навательный интерес определяет себя на результате оценки,

т.к. именно выбранный критерий делает процесс оценки опре-

деленной ценностью. С учетом того, что познающий субъект

выбирает в качестве оценочного критерия, во многом зависят

52

не только форма ценностей, но и ее параметры и даже поляр-

ность подобной ситуации. Так, например, при измерении цен-

ностной предметности одним критерием получаем опреде-

ленную ценность, при использовании другого критерия та же

ценностная ситуация предстает несколько в другой форме, а в

самых крайних случаях эта форма может приобретать характер

отрицательной ценности.

Обратим внимание на то, что оценка связана с выбором не

только эквивалента или критерия для сравнения, но и с выбором

оценочных моментов. Содержание эквивалентов в определенной

мере должно быть тождественным содержанию оцениваемого

объекта, т.е. он должен заключать в себя те свойства или качест-

ва, которые имеются в объекте. В каждой непосредственной ситу-

ации это соответствие может быть различным, но сопоставления

объекта и предполагаемого эквивалента может иметь смысл лишь

в границах их определенного совпадения, т.к. при абсолютном

несовпадении сравнение проводить просто бессмысленно [109].

Конечно, своеобразное представление ценности, принад-

лежащее к некоторому множеству объектов, является главным

моментом оценочного критерия. Помимо того критерий должен

отражать реальные свойства предметов и включать в себя пот-

ребности и интересы самого познающего субъекта. Отражение

тех же интересов и потребностей находит свою актуализацию

в следующих аспектах: потребности могут диктовать координа-

цию и субординацию составных частей критерия, т.е. отражае-

мый объект может трансформироваться в критерии в видоизме-

ненном виде в соответствии с потребностями. Они определяют

включение определенных свойств, критериев, определяют также,

насколько альтернативным, полным оказывается соответствую-

щий элемент критерия [112].

Нормы, цели, идеалы претендуют, безусловно, на образова-

ние оценочного критерия и помимо того входят в его структуру.

В нем имеется некоторый устойчивый момент, связанный с тем,

53

что при всем многообразии специфики феноменов, образующих

его, сам оценочный критерий должен представлять собой неко-

торое ценностное представление, которое является применимым

к определенной группе оцениваемых предметов. С другой сторо-

ны, нельзя не обратить внимание на то, что оценочный критерий

будет подвержен изменению альтернативности и в какой-то мере

будет представлять собой ситуацию нестабильности [154; 56].

Само сопоставление объекта с оценивающими критериями

предполагает, что отражение поднимается на несколько другой,

более качественный, уровень, когда сами ценностные характе-

ристики рассматриваемого или познаваемого предмета в опре-

деленных неценностных свойствах, данных субъекту безоценоч-

ным познанием, обретает в оценке собственное, самостоятельное

бытие, которое при этом образует содержание и структуру само-

го образа ценностей и ценностных свойств [148].

Такие критерии, как значимость, новизна, прогрессивность,

будут являться необходимыми и достаточными критериями, че-

рез которые производится оценка сущности результатов челове-

ческой деятельности.

Оценка выступает как один из способов реализации ценнос-

тей, т.е. она не возможна вне субъекта, т.к. представляет собой

проявление той ценностной предметности, которая стала пред-

метом оценки. Заметим, что оценка несет информацию об этой

ценностной предметности и отражает своеобразные стороны рас-

сматриваемого социума. Необходимость оценки диктуется с одной

стороны, потребностями общественной деятельности, которая

связана с необходимостью решения вопроса о предпочтениях од-

них предметов перед другими. Именно в оценке ценностная пред-

метность объекта находит свое некоторое актуальное выражение,

становясь предметом самой актуальной потребности.

Ценность, как таковая, не является эквивалентом ценностной

предметности, т.к. она представляет собой некоторую отражен-

54

ную ценностность предмета. Причем отражение в данном случае

связано с функциональным состоянием самого объекта. Состоя-

ние, конечно, объективно, но рефлексия является субъектив-

ной. Правовая, политическая или эстетическая ценность будут

представлять некоторую объективную ценностную предметность

только в саморефлексии, форма которой представляется субъек-

тивным выбором оценочного критерия. Известный процесс оп-

редмечивания сущности человека в данном случае во внешнем

предмете предполагает удовлетворение потребности субъекта

с помощью данной вещи, т.е. ценность превращается из возмож-

ности в действительность, реализуется и делается актуальной

ценностью. Ценность включает в себя субстанциональный ас-

пект, т.е. ценностные свойства и реляционно-ценностные отно-

шения. Конечно, ценность не является предметом как таковым,

его свойства в их собственном смысле не будут связаны с субъ-

ектом бытия. В подобном контексте ценность может связываться

с понятиями «предмет» и «субъект», с точки зрения взаимодей-

ствия предмета с человеком. Однако ценность не будет являться

отражением ценностной предметности в сознании субъекта, ко-

торая будет представлять собой выражение интересов субъектов,

но при этом будет являться ценностной предметностью. Учиты-

вая это, речь идет о субъективно-детерминированном способе,

в рамках которого объективно ценностная сфера предметности

будет представляться самому субъективному сознанию. Из этого

имплицитно следует, что ценность существует не в сознании, а до

самого сознания, хотя свою непосредственно форму она обретает

именно благодаря своеобразной норме, которая будет представ-

лять собой факт сознания.

Ценностная предметность является до некоторой степени

изменчивой, т.к. она трансформируется с совместно развиваю-

щейся практикой социума, она является познаваемой как любое

другое объективное отношение или свойство. В этой связи цен-

ностная предметность представляется субъекту познания в отно-

55

шениях и может быть выражена через общественные отношения.

Из этого имплицитно следует, что вопрос познания предметной

ценности непосредственно связан с осознанием функций цен-

ностного объекта и его представлений в рамках общественной

обусловленности.

Конечно, следует обратить внимание и на то, что само поз-

нание в данном смысле выступает своеобразной предпосылкой

оценки, а оценка, в свою очередь, обусловливает процесс поз-

нания. В этом смысле, предметом оценки будет некоторая цен-

ностная предметность таких элементов общественного бытия,

которые предполагают предметом не удовлетворенные в полной

мере потребности социальных субъектов, а те, которые связаны

с будущим удовлетворением подобных потребностей.

Обратим внимание на тот факт, что в самой оценке заклю-

чается вопрос типа полезности или необходимости. То есть оце-

ночное сравнение является своеобразным выражением интереса

самого оценивающего субъекта по отношению к оцениваемому

объекту, при этом оценка является субъективной формой отра-

жения объективной реальности. «Но ни субъект, ни объект оцен-

ки, ни сам процесс этой оценки и даже ни результат самой оценки

по своему виду и характеру не эквивалентны объекту и субъекту

познания и естественно полученным знаниям» [102; 164]. С од-

ной стороны, субъект только познает субъективную реальность,

а с другой - в процессе оценки он осознает себя в рамках этой

оценки. Конечно, лишь в рамках подобного сравнения выбирая

своеобразный эквивалент, норму оцениваемого, субъект может

выявить свои интересы, сферы данного исследования или прак-

тической деятельности.

Из этого следует, что любая оценка будет являться обще-

ственной и она будет, с другой стороны, выражать объективную

заинтересованность, т.е. если субъект познания стремится уйти

от подобных заинтересованностей, то субъект оценки будет ут-

верждать ее. В этом смысле сама оценка основывается на заин-

56

тересованности субъекта, т.е. заинтересованность в удовлетво-

рении определенных потребностей составляет непременное ус-

ловие оценки, т.к. отсутствие всяких потребностей и интересов

естественно делает ее бессмысленной. В процессе оценки все

познанное сравнивается с категорией цели, в данном контекс-

те - с целью измерения эффективности того, с какой ценностью

та или иная предметность будет выполнять свою функцию по

отношению к познаваемому объекту. Однако нельзя забывать о

том, что состояние объекта и сам объект - это далеко не одно и

то же, поэтому функциональное состояние объекта, его ценност-

ная предметность - это еще не его ценность. В качестве ценности

она реализуется только в оценке, которая следует из совершенно

определенной социальной потребности субъекта. В этом же кон-

тексте ценность будет проявляться в качестве способности объ-

екта выполнять определенную социальную функцию. Но нельзя

отождествлять развитие подобных социальных функций с разви-

тием способа их выражения, которые, в конечном счете, выходят

на определенные уровни способов их оценки и в результате на

те уровни оценки, которыми может располагать субъект. Факти-

чески оценочные суждения представляют собой субъективные

формы отражения социума, и поэтому они изначально должны

быть объективны по своему содержанию.

Многообразие ценностей, естественно, предполагает и раз-

нообразие применяемых оценок. Процедура, связанная с про-

цессом оценок, является достаточно сложной и специфической

формой познания объективной действительности. Любая оценка

должна быть научно обоснованной, основываться на те знания,

которые получены в разделах конкретных наук. В зависимости

от приоритетного характера оценки, т.е. от того, на что следу-

ет обратить внимание, в каждом конкретном случае выделяют

виды оценок, такие как политические, этические, эстетические

и т.д. То есть оценки определяют практическую направленность

человека на трансформацию мира в соответствии со своими

57

потребностями. Специфика самой трансформации и дальней-

шего механизма оценки исторически обусловлена социальным

типом деятельности и типом сознания. Своеобразная норматив-

ная структура самого сознания выступает не только осознанием

внешней и внутренней оценки, но также может представляться в

качестве ее объекта. Из этого следует, что не только научные, но

и нравственные, правовые и другие идеалы с течением време-

ни могут подвергаться переоценке, меняя свой функциональный

статус, по крайней мере, в рамках структуры общественного со-

знания. В этом плане можно сказать, что «сама категория оценки

по своей природе относительна, а с точки зрения соотношения

с другими понятиями является диалектичной» [112]. И она, ко-

нечно, может осуществлять переоценку ценностей, что связано

с изменением жизнедеятельности самого субъекта либо же тех

условий, которые характеризуют различные этапы развития об-

щества. В самом сознании социума оценочная сторона субъекта

действительно играет большую роль, т.к. выступает определен-

ным звеном перехода к практической деятельности, которая

определяет то, что необходимо человеку. Речь, прежде всего,

идет о таких приоритетах, как о познании и оценке. Отражая сам

предмет, человек в тоже время познает его объективное содер-

жание, но с «другой стороны, соотносит это содержание с теми

потребностями социума, которые соответствуют общественному

прогрессу и соответственно которые должны быть значимы для

данного конкретного социума» [197; 90].

Отметим, что ценностные и познавательные аспекты, естест-

венно, тесно взаимосвязаны между собой, т.к., с одной стороны,

чтобы оценить тот или иной предмет, нужно знать его содержа-

ние, а с другой - само познание содержания предполагает оцен-

ку. Однако ценностный аспект оценки присутствует в каждом из

видов оценки, способствует формированию ценностных моти-

вов, ориентаций, установок и в конце концов определяет выбор

средств по осуществлению ценностных целей. В рамках нашего

58

исследования следует обратить внимание на то, что ценностная

ориентация мировоззрения, как определенная стратегия дейс-

твий человека в окружающем мире, позволяет ему выбрать объ-

ект в том ракурсе, который направляет его внимание именно на

такие его аспекты, которые позволяют определить значимость

этого выделяемого объекта для самого человека.

Необходимо иметь в виду - что ценностное отношение вы-

полняет в жизнедеятельности человека весьма важные функции,

т.к. оно будет выступать своеобразным связующим звеном между

человеком и внешней средой, что и будет выступать через систе-

му целей, потребностей, интересов и т.д. То есть с помощью оце-

нок, установок и ценностных ориентаций будет рассматриваться

взаимосвязь человеческих мотивов, представлений, установок с

различными аспектами окружающего мира, которые способству-

ют определенному ценностному отбору при рассмотрении на-

иболее эффективных путей реализации человеком тех или иных

необходимых для него ценностей.

В современном мире проблема ценностей и оценок приоб-

ретает особую значимость с учетом того, что уже в рамках мно-

гих философских школ и направлений признается приоритет

постнеклассического рационального отношения к миру. С этим

можно спорить, но необходимо в этой связи признавать: пробле-

ма ценностей и оценок будет приобретать свой особый смысл.

Определение правовой, социальной, научной ценности всегда

будет решаться исторически, но объективная ценность самих

результатов познания деятельности будет часто не соответство-

вать индивидуальным и распространенным оценкам. Оценка яв-

ляется субъективным познавательным средством обнаружения

той же самой ценности, т.е. к ней применимы оценки ложности

или истинности. С точки зрения современных логико-методо-

логических исследований, истинность или ложность знания оп-

ределяется по отношению к объективности деятельности, а его

познавательная и научная ценность устанавливается в контекс-

59

те истории, гносеологии, относительно объективных тенденций

или перспектив его дальнейшего развития [154]. Особо важно,

чтобы та или иная истина получила статус именно научной цен-

ности, т.к. она должна быть оценена не только с позиции ее со-

ответствия объективного социума, т.е. признана как истина, но

и с точки зрения своих эвристических возможностей, и раскрыв

свою научную роль, сущность и в какой-то мере эффективность,

она, естественно, должна войти в рамки самой системы научной

коммуникации.

Научная оценка занимает ведущее место среди перечислен-

ных видов, ее роль состоит в том, чтобы установить истинность,

значимость того или иного научного знания и при этом про-

демонстрировать, как это научное сознание на практике дает

человеку осуществить прогрессивный результат в его истори-

ческом развитии.

Этическая оценка - это, естественно, важная составляющая

морали. С учетом подобной оценки устанавливается соответ-

ствие или несоответствие того или иного человеческого пос-

тупка нормам нравственности, но в отличие от норм, предписы-

вающих людям определенные правила поведения, оценка учи-

тывает имеющуюся реальную ситуацию, возможность выбора.

В этой связи следует отметить, что автор склонен к тому, чтобы

считать, что сама этическая оценка включает в себя познава-

тельную и предписательную функцию, что позволяет ей регу-

лировать поведение людей, основываясь на познании объек-

тивного, имеющего социальное значение для разнообразных

человеческих поступков.

Эстетическая оценка может представляться в качестве важ-

нейшего момента реализации социума, т.к. природные и обще-

ственные явления, конечно, сопоставляются с идеалами гармо-

нии, красоты, которые, в свою очередь, исходят из жизнедеятель-

ности человека и, конечно, представляются именно через чело-

веческие интересы.

60

И, наконец, технические и экономические оценки, которые

играют важнейшую роль в современном промышленном произ-

водстве, предполагают, что данная проблема носит не только

многоплановый характер, но претендует на определенный меж-

дисциплинарный характер. Рассуждая о том, что существуют

ситуации, в которых может происходить разноплановая оценка

результатов человеческой жизнедеятельности, следует выделить

среди них те результаты, которые непосредственно предпола-

гают определенные тенденции человеческой деятельности. Эти

тенденции не только будут касаться самой жизнедеятельности

человека, но главным образом они будут предполагать их даль-

нейшее прогрессивное развитие. Например, положительная

оценка может стимулировать их развитие, отрицательная мо-

жет не только затормозить, но и вообще прекратить то или иное

направление тех же исследований, разнообразных разработок,

внедрение результатов подобных исследований в практическую

деятельность [139].

Нельзя в этой ситуации не обратить внимание на исследова-

ние, которое провел известный российский философ А.А. Ивин.

Он утверждает, что «и оценочные, и нормативные рассуждения

подчиняются всем общим принципам логики, имеются, кроме

того, специфические логические законы, учитывающие своеоб-

разие оценок и норм» [102; 208].

Конечно, подобная точка зрения имеет право на существо-

вание, однако, на наш взгляд, более принципиальным становится

следующее: дело в том, что логика устанавливает критерии «ра-

зумности системы оценок». Включение в число таких критери-

ев «требование допустим непротиворечивости» прямо связано

со свойствами человеческого действия. Задачей же оценочного

рассуждения - предоставить разумные основания для подобной

деятельности. Противоречивое состояние не может быть реализо-

вано. Соответственно рассуждение, предполагающее выполнение

невозможного действия, не может считаться разумным. Противо-

61

речивая оценка, выступающая в этом рассуждении и рекомендую-

щая такое действие, также не может считаться разумной.

На этом основании принцип переходности нередко может не

относиться к законам логики оценок. Однако отказ от него имеет

не совсем приемлемые следствия. Человек, который не соблюдает

в своих рассуждениях данные принципы, лишается возможности

выбрать наиболее ценную из тех вещей, которые не считаются

им равноценными. «Допустим, что он предпочитает банан апель-

сину, апельсин яблоку, вместе с тем предпочитает яблоко бана-

ну» [102]. В этом случае, какую бы из данных вещей он не избрал,

всегда остается вещь, которую предпочитает он сам. Если пред-

положить, что разумный выбор - этот выбор, дающий наиболее

ценную вещь, то соблюдение принципа переходности окажется

необходимым условием разумности выбора.

«Невозможно что-то сделать и вместе с тем не сделать, вы-

полнить какое-то действие и одновременно воздержаться от него.

Нельзя засмеяться или не засмеяться, вскипятить воду или не вски-

пятить ее, понятно, что требовать от человека невозможного нера-

зумно: он все равно нарушит это требование. На этом основании в

логику вводят принцип, согласно которому действия и воздержа-

ния от него не могут быть вместе обязательны» [102].

В данном исследовании утверждается, что убеждения яв-

ляются элементами индивидуального сознания; они могут при

определенных условиях совпадать у различных людей, которые

объединяются определенными общими условиями, работой, жиз-

недеятельностью и рядом других факторов, которые создают че-

ловеческую общность. В этой ситуации следует говорить об об-

щественном или коллективном убеждении.

Рассматривая сферу объективной действительности, по от-

ношению к которой убеждение играет свою роль, обычно выде-

ляют половые, эстетические, политические или нравственные

убеждения [225].

62

Характеризуя меру обоснованности убеждений, их иног-

да разделяют на обыденные и идеологические, указывая, что

идеологические отличаются от обыденных глубиной отраже-

ния существующих социальных отношений. Представляется,

что в данном случае есть смысл говорить об эмпирических и

научно-теоретических убеждениях, оставив несколько в сто-

роне понятия идеологического убеждения для обозначения

смысловых конструктов, которые наиболее близко подходят к

анализу социально-классовых или общественно-политических

отношений.

С этико-познавательной точки зрения, убеждения могут

обладать большей или меньшей степенью истинности, т.е. со-

ответственному реальному состоянию дел. С подобной точки

зрения, любое убеждение располагается в своеобразном гно-

сеологическом треугольнике, т.е. в рамках таких моментов,

как «истина», «ложь», «абсурд». Требования гносеологической

адекватности убеждений предполагает их динамичность, пос-

кольку изменяющийся объективный мир должен по-иному вос-

приниматься и по-иному пониматься. Например с точки зрения

субъективной уверенности, убеждения иногда делят на мнения

и веру. Мнения рассматриваются как самый слабый, с точки

зрения субъективной уверенности, вид убеждения. Для веры

характерна твердая уверенность в чем-то. Иногда делаются по-

пытки связать степень субъективной уверенности со степенью

объективной обоснованности. При подобном подходе считает-

ся, что мнения обладают незначительной обоснованностью, а

сама вера вообще лишена рациональной, осмысленной обосно-

ванности.

Подобный комплекс смысложизненных убеждений пред-

ставляет собой весьма устойчивую систему, которая в значи-

тельной мере не зависит от поступающих извне знаний, норм,

ценностей. Не зависит до тех пор, пока сохраняется смысло-

63

вая целостность мировоззрения. Знания приходят и уходят, но

само по себе это движение не затрагивает устойчивости самого

мировоззрения, если не производит сдвигов в его смысловом

строении, т.е. в фундаментальных ориентациях практической

деятельности и их отношений. Заметим, что перестройка миро-

воззрения начинается тогда, когда в его элементах возникают

некоторые трансформации, которые способны разорвать пре-

жнюю целостность. Для всякого мировоззрения, конечно, су-

ществуют свои пределы смысловой значимости. Этапы развития

смысловой сферы личности, ее концептуального ядра следует

связывать не с типом знания, выступающим в качестве основы

мировоззренческих представлений, а с уровнем системности,

целостности смысловой сферы. Процесс формирования миро-

воззрения может быть представлен в виде спирали, начальным

пунктом которой является предельно бедная целостность пред-

ставлений, замкнутых на «Я» развивающейся личности. А на-

правление спиралевидного развития ориентировано в сто-

рону все большего обогащения, усложнения, принципиально

не завершаемого реконструирования системы знаний, норм и

ценностей.

Характеризуя подобный процесс в самой общей форме, сле-

дует сказать, что на протяжении весьма длительного периода

смысловая сфера личности охватывает объективный мир фраг-

ментарно, отражая относительно небольшое число аспектов яв-

лений социума. По мере становления смысловой сферы она охва-

тывает все большее количество сфер социума и одновременно все

более глубокие уровни этих сфер. Смена активной и пассивной

фаз развития смысловой сферы происходит в определенной пос-

ледовательности и подчиняется закономерностям, исследования

которых на индивидуально-личностном уровне проводились в

недостаточной мере. Другой важной особенностью является не-

равномерность развития смысловой сферы. Эта неравномерность

64

проявляется в том, что развитие осуществляется не в рамках

всего спектра знаний, ценностей, а концентрируется в каждый

данный момент активной фазы в определенной точке приоритет-

ного развития. В настоящее время подобной точкой являются об-

щественно-политические взгляды. Именно от того, какая область

взаимодействия смысловой сферы действительности выступит

в качестве этой приоритетной точки развития, в дальнейшем и

будет зависеть вся совокупность объективных и субъективных

факторов развития.

65

§ 4. Ценностные ориентации

в системе оценочно-ценностных отношений

Поскольку ценность является уже оцененным объектом,

соотнесенным с определенным интересом, постольку

она всегда будет являться результатом отражения этого

интереса. Объективность ее заключается не в независимости

от сознания человека, а в большей степени в вопросе об адек-

ватности образа самому объекту исследования и отражения.

Сама оценка невозможна в принципе без самого отражения,

так как она составляет одну из компонентов этого процесса.

Учитывая сказанное, отметим, что выдвинутое В.П. Тугарино-

вым понимание ценности следовало бы скорректировать сле-

дующим образом: ценность является объектом, и этот объект

будет выступать как осмысленный, отраженный и оцененный

субъектом в рамках его целей, идеалов, потребностей и ин-

тересов. Само различие между ценностями естественной, не-

посредственной жизни и ценностями культуры заключается в

том, что, в первом случае, сама ценность объективируется в

человеческом суждении и в дальнейшем в человеческом пове-

дении, а во втором случае, она находит то или иное материаль-

ное воплощение и закрепление, которое позволяет сохранять

ее на протяжении длительного времени и передавать из поко-

ления в поколение.

66

Многие исследователи [31; 36; 64; 92] понятие ценностной

ориентации отождествляют с понятием установки. В этом, ко-

нечно, есть определенный рациональный смысл, хотя подобная

абсолютизация вызывает некоторое сомнение. Дело в том, что и

ценности, и ценностные ориентации имеют не только индивиду-

альный, но и общесоциальный уровень, тогда как установка при-

меняется в основном при анализе личностного и микрогруппово-

го поведения. Однако не подлежит сомнению взаимосвязь самой

установки и ценностной ориентации, т.к. ценностная ориентация

фактически воздействует на все стороны психологической де-

ятельности человека, начиная от основ познавательной деятель-

ности и до мотивации поступков индивидов, из которых может

складываться человеческое поведение. В этом направлении отме-

тим, что каждый человек как индивидуальность будет по-своему

переживать значение социальных ценностей и вносить своеоб-

разный вклад в процесс их формирования. В этой связи индиви-

дуальные и микрогрупповые установки неизбежно проявят себя

в объяснении ценностных ориентаций, характерных для той или

иной социальной группы и для общества в целом.

Значимым является то, что ценностные ориентации являют-

ся основным элементом не только сознания, но и поведения. Из

этого следует, что ценностная ориентация явно не ограничива-

ется рациональным предпочтением или выбором той или иной

ценности, т.е. она должна стать достоянием эмоциональной

жизни индивида, превратиться в его убеждения. Именно про-

цесс формирования ценностных ориентаций является одним из

факторов на пути воспитания, например у российской молоде-

жи, активной жизненной позиции, сознательного отношения к

тем ценностям, которые сложились в рамках современного рос-

сийского общества. Спектр ценностных ориентаций непосредс-

твенно определяется спектром интересов личности и, естест-

венно, спектром ее связей с окружающим миром.

Естественной предпосылкой оценки того или иного явле-

ния действительности является своеобразная активность эсте-

67

тического сознания, т.е. эстетическое восприятие, а значит, и

оценка предполагают наличие у молодого человека своеобраз-

ной потребности в эстетическом переживании, представляю-

щем собой одну из наиболее сложных разновидностей духовных

потребностей. В развитии этого направления исследования от-

метим, что восприятие явлений объективного мира проявляется

в стремлении молодого человека выступать в качестве своеоб-

разного субъекта сопричастности этим явлениям и, естественно,

к утверждению через них тех или иных сторон, состояний своей

личности. Иными словами, эстетическое восприятие на высшей

стадии своего развития это всегда некоторое ассоциативное

восприятие, в котором внешний объект выступает в роли свое-

образного символа внутренних переживаний воспринимающего

субъекта. Данный субъект должен обладать совокупностью оп-

ределенных внешних свойств, которые должны с максимальной

степенью полноты символизировать те или иные человеческие

характеристики, связанные именно с эстетической стороной

ценностных ориентаций.

«Ценностные ориентации, понимаемые в указанном выше

смысле, могут не совпадать со структурой ценностей, функ-

ционирующей в общественном сознании. Иными словами, для

отдельного человека может быть значимо и важно вовсе не то,

что является значимым и важным с точки зрения общественных

интересов и утверждающихся норм ценностно-ориентированно-

го общественного сознания. В силу данного обстоятельства важ-

но проводить различия между ценностными ориентациями лич-

ности и ориентациями личности на ценности, распространенные

или господствующие в данном обществе. Ориентация на ценнос-

ти есть определенное отношение личности к внешним установ-

лениям, нормам и обычаям. Ценностная ориентация - внутрен-

ний компонент сознания и самосознания личности» [99; 166].

В настоящее время существует своеобразный культ европей-

ских образцов новейших образовательных технологий, используе-

мых в рамках формирования ценностных ориентаций российского

68

общества. Возникает естественный вопрос относительно того, на-

сколько реалии нашего общества могут действительно быть под-

вержены тем или иным трансформациям со стороны этих, своего

рода универсальных, европейских ценностей. По большей части

они выражаются в стремлении определенных политических кру-

гов внести западные модели образования в наше общество.

В самом контексте ценностных ориентаций идет так называ-

емый процесс на окончательное разрушение бывших советских

ценностей, т.е. разрабатывается новая своеобразная политика,

которая стремится покончить с тоталитарной советской дей-

ствительностью, которая обычно в этом плане расценивается как

некоторая ограниченность ценностных ориентаций. Самые раз-

нообразные выходы на реальную российскую действительность

определяют то, что формируются, в конечном счете, не реаль-

но российские ценности, отражающие соответствующие аспек-

ты действительности. Речь больше заходит о другом, о том, что

российскому образованию и российской культуре прививается

определенная агрегированная, универсальная, в какой-то мере

релятивистская модель образования, которая сочетает в себе

элементы самых различных моделей.

Подобную ситуацию принято связывать с так называемой

концепцией мультикультурализма. Главная цель этой концепции

заключается в том, чтобы внедрить в рамки социокультурного

российского пространства некоторые альтернативные модели

культуры в целом и образования, которые якобы замещают те

тоталитарные ценности, которые были характерны для так на-

зываемого советского общества. В этой связи нельзя не отметить,

что, по сути дела, речь идет о том, что осуществляется политика

по размыванию единого социокультурного и образовательно-

го пространства российского общества, которое опирается на

многовековую российскую историю. В этом идет своеобразная

подмена исконно русских культурных ценностей и традиций

некоторыми альтернативными фрагментами - и в рамках куль-

туры, и образования, - которые, в общем-то, не имеют никаких

69

серьезных фундаментальных основ или корней в самой России, и

которые в итоге несут ей некоторый чуждый образ ценностных

ориентаций. В нашей действительности действует своеобразный

принцип плюрализма по отношению к образованию, к тем же

ценностным ориентациям молодого поколения. Однако, на наш

взгляд, в обществе, где в принципе достаточно четко распреде-

лены статусно-ролевые обязанности и место социальных слоев в

самой социальной структуре, подобная ситуация больше связана

с тем, что той же молодежи будет навязываться панорама цен-

ностных ориентаций, что, кстати, весьма негативно будет влиять

на стабильность существующего в России общества. Именно в

подобном контексте следует говорить о том, что существующие

базисные определения структуры личности, принятые в отечес-

твенной литературе, указывают на то, что творческое начало

личности в определенной степени вытесняет потребительское

начало. На самом деле все происходит иначе, т.е. подобная по-

литика как раз входит в рамки сферы образования как своеобраз-

ная размытость ценностных ориентаций для молодого поколения

россиян. Подобная ситуация может являться своеобразным ката-

лизатором или стимулятором девиантного поведения в рамках

молодежной среды [138].

Конечно, мы можем говорить, что то свободное общество,

которое существует в рамках современной российской действи-

тельности, способно действительно предоставить целое мно-

гообразие ценностных ориентаций, материальных, духовных

и других, в рамках которых индивид осуществляет выбор и для

которого эти ценностные ориентации будут вполне доступными.

Но те же реалии российской действительности говорят о том, что

особенно молодое поколение в значительной степени озабочено

проблемой выживания и этот своеобразный плюрализм, который

может быть действительно необходим при определении своих

ценностных ориентаций на данной ступени развития общества,

для нашей российской молодежи оказывается, в какой то мере,

весьма недоступным, потому что в рамках проблемы выживания

70

и существования вряд ли стоит говорить и апеллировать тому,

что существует своеобразный выбор в рамках системы ценност-

ных ориентаций. Как подтверждение нашей позиции, возможно

обращение к тем культурным ценностям, которые провозглашает

современный постмодернизм и который действительно в боль-

шей степени опирается на фундаментальные характеристики

развитого демократического общества, причем в условиях реаль-

ной российской действительности пока об этом говорить явно не

приходится.

Следует указать и на тот момент, что сам постмодернистский

принцип реконструкции в условиях экзистенциального нестабиль-

ного общества приобретает, прямо таки, провоцирующий характер,

поскольку призывает критически отнестись к исторически сложив-

шимся ценностным ориентациям - т.е. отечественным традициям,

тем ценностным ориентациям, которые именно интегрируют как

целостность, так и преемственность, и солидарность поколения.

Подобное желание своеобразной реконструкции ценностных

ориентаций в рамках российской истории, с точки зрения моде-

лей западных образцов, в принципе не может иметь ничего об-

щего с методологией истории. Дело в том, что в принципе нельзя

проводить какую-то универсальную точку зрения по отношению

к традициям, обычаям, ценностям разных обществ, тем более что

эти ценностные ориентации формировались на разных этапах

развития подобных обществ. Мы говорим о том, что здесь в боль-

шей степени присутствует ненаучный взгляд, т.к. в противном

случае необходимо констатировать, что в рамках принятия цен-

ностных ориентаций современного российского общества следу-

ет создать некоторую совокупность имеющихся альтернативных

позиций, взглядов, точек зрения на эту проблему. Своеобразный

методологический выход из подобного тупика заключается как

раз в усилении фактора единства логического и исторического в

анализе и констатировании ценностных ориентаций.

Считается, что различные наборы ценностных ориентаций

в сознании индивида изменяются под воздействием таких при-

71

чин, как изменение социально-экономической ситуации в стра-

не, кризисное состояние общества и тому подобное. При этом

первые места занимают физиологические потребности уровня

здоровья и материально обеспеченной жизни. Сегодняшняя си-

туация в нашей стране сказалась на переориентации населения с

общественных ценностей высокого уровня на индивидуальные.

Данные показывают общую направленность интересов людей на

себя и свое ближайшее окружение. В этой связи процессы модер-

низации, направленные на переформирование России, сильное

экономически демократическое государство по западному образ-

цу, основой которого является личная инициатива, возможность

проявить свой потенциал - это будут ценности самого высоко-

го уровня, но реально они приводят к тяжелой экономической

ситуации, к сближению и типизации основной массы по системе

преобладающих ценностей.

Таким образом, необходимо осуществить принципиально

новые по своей сущности социально-экономические преобразо-

вания, которые направлены на создание условий равных стар-

товых шансов для всех членов общества, что не было учтено

на первоначальном этапе процессов преобразования в России.

Это во многом привело к тому, что нынешнее молодое поколе-

ние в большинстве своем не одобряет существующую реальную

действительность, хотя и не отрицает ее, но последнее больше

говорит о социальном оптимизме современной молодежи. Изу-

чение проблемы ценностей тесно связано с изучением проблемы

личности, с изучением личностных ценностей и соответственно

с проблемами, прежде всего, образования. В ряде случаев лич-

ность не восприимчива к тем ценностям, которые ей предлагает

общество, например современное российское. А иногда наобо-

рот, с помощью общества активно будут усваиваться те ценнос-

ти, которые ей предлагаются. Именно этим объясняется акту-

альность проблемы выяснения социально-образовательных ас-

пектов функционирования и усвоения личностью тех или иных

ценностей [139].

72

Субъективная иерархия ценностей не бывает просто пассив-

ным отражением объективной иерархии как таковой, т.к. с их

помощью личность осуществляет свои собственные ценностные

ориентации. Упорядочение ценностей по степени их важности

зависит не только от характера функций, которые они выполня-

ют в настоящее время, но и от тех воспринятых целей, идеалов,

перспектив, которых личность желает добиться благодаря своим

действиям. Следствием различия оценок являются ценностные

ориентации личности, в соответствии с которыми одни ценности

воспринимаются, а другие нет. Формирование тех же социаль-

ных норм всегда связано с наличием ценностей, с одной сторо-

ны, повторяющихся и устойчивых, постоянных оценок, с другой.

Действительно, социальные нормы являются ничем иным, как

своеобразным правилом, требованием общества к личности, они

определяют рамки, границы возможного и допустимого пове-

дения личности в обществе. Однако социальные нормы, являясь

регулятором поведения личности, выступают в качестве цен-

ностных ориентаций. Это особого вида ценности - нормативные

ценности, которые занимают принципиальное место в целостной

структуре ценностных ориентаций личности. Именно посред-

ством их нормативные ценности и социальные нормы влияют на

развитие ценностных ориентаций личности. В мире ценностей

происходит усложнение стимулов поведения человека и причин

социального действия.

В этой связи, приоритетную роль играет то, что соответству-

ет представлению о назначении человека и его достоинстве, те

моменты мотивации поведения, в которых проявляется самоут-

верждение и свобода личности [31]. Это и будет ценностными

ориентациями, которые затрагивают сущность личности, струк-

туру самосознания, личностные потребности, без которых во-

обще не может происходить самореализация личности. Однако

личность, деятельность которой определяется только потребнос-

тями, не может быть свободной и создающей новые ценности.

Человек должен быть свободен от власти потребностей, уметь

73

преодолевать свое подчинение потребностям. Свобода личности

является уходом от власти низших потребностей, выбором вы-

сших ценностных ориентаций и стремлением к их естественной

реализации.

Ценностная ориентация относительно автономна, посколь-

ку представление о ценностях опирается на мировоззренческие

взгляды. Сформировавшись, они оказывают воздействие на ин-

тересы, цели, потребности деятельности, развитие всех сторон

жизнедеятельности личности социальных структур. Подобный

механизм обусловливает гуманизацию общественной жизни и

процесса образования как социального феномена. В ценностных

ориентациях объективируется не только опыт личности, но и ис-

торический опыт, накопленный человечеством. Воплощенной

в системе норм, ценностных ориентациях, в критериях, он ста-

новится доступным каждому человеку и позволяет определить-

ся в культурных параметрах деятельности. Меру возможного в

реализации гуманистического потенциала ценностей, их содер-

жательную определенность, своеобразные системные качества

обусловливают именно ценностные ориентации.

Ценностная ориентация отражается в определенных нрав-

ственных идеалах, которые являются проявлением целевой де-

терминации деятельности личности. Подобные идеалы представ-

ляют собой своеобразные предельные цели, высшие ценности

мировоззренческих систем. Они до некоторой степени заверша-

ют многоступенчатый процесс идеализации действительности, с

которым неразрывно связаны гносеологические и аксиологичес-

кие стороны. В этих идеалах зафиксирована позиция должного,

с которого оценивается реальность, определяются тенденции

будущего. После достижения подобного идеала выдвигаются по-

добные приоритетные цели, более высокие идеалы, прогнозиру-

ющие дальнейшее развитие личности. Именно в сфере идеалов

разрешается главная проблема нравственности, т.е. гармония

социального и личностного. Нравственные идеалы являются

высшими критериями ценностно-оценочного отношения лич-

74

ности. Они характеризуются осознанием личностью своего дол-

га, ответственности перед обществом, в добровольном принятии

решения - поступиться своими интересами в пользу другого че-

ловека, не требуя от него ничего в замен.

В оценочно-ценностном отношении личности объективное

и субъективное представлено в единстве, определяя ее избира-

тельную направленность как на процессы деятельности, так и на

процессы самой реализации. В этой характеристике фиксируется

сложный противоречивый характер подобного интегрального,

социально-психологического феномена. Противоречия имеются

как в объективной основе личности, связанной с противоречия-

ми социального положения, так и в субъективной, т.е. противо-

речие оценки. Но главное противоречие оценочно-ценностного

отношения личности - это противоречие между объективными и

субъективными его сторонами, т.е. между тем, что объективно

имеет значение для жизнедеятельности человека и отражается

им как социально значимое и на личной действительности. Ос-

новными формами разрешения этого противоречия является

сознание своего отношения через понимание и само действие

личности. «Единство субъективного и объективного в оценочно-

ценностном отношении личности состоит в том, что значимое не

оторвано от объективной действительности, не противоречит ей,

а возникает именно на ее основе, своеобразным образом, оттал-

киваясь от реальных возможностей ее изменения от имеющихся

функциональных возможностей самой личности» [216]. Потреб-

ности, как и цели, выходящие за пределы объективных возмож-

ностей изменения действительности, могут выступать как неко-

торые неадекватные побуждения.

Оценочно-ценностное отношение характеризует гуманисти-

ческую направленность личности, реализует в ней свой гуманис-

тический образ жизни, готовность принимать на себя ответствен-

ность за других и за будущее общество, поступать независимо от

частных обстоятельств и ситуаций, складывающихся в ее жизни,

творить их, наполнять гуманистическим содержанием, выраба-

75

Своеобразие социальной ситуации развития современного

обучающегося человека как раз состоит в поиске ценностных ори-

ентиров в условиях принципиальной переоценки ценностей, рож-

дения новых приоритетов. В связи с этим особое значение и при-

обретает образовательная аксиология, ценностные ориентации

не только обучающегося, но и обучающего. Культура личности в

этой ситуации выступает особо значимым фактором в ориентации

обучающихся на социально значимые ценности. Изменение обра-

зовательной позиции из монологической в диалогическую, опре-

деляющее восхождение обучающего к потребностям обучаемого,

является одним из ведущих образовательных условий ориентации

обучающихся на социально значимые ценности.

Обратим внимание, что процесс ценностной ориентации мо-

жет быть рассмотрен с разных точек зрения. Его можно охарак-

теризовать как действие, состоящее из элементов: объекта, на

которое направлено действие, т.е. объективной стороны, свое-

образного метода совершения действия, субъективной стороны,

т.е. отношение субъекта к действию, его результату и самого

субъекта, совершающего действие. Для современной философии

образования продуктивен динамический подход, позволяющий

изучать поведение и деятельность человека в развитии. С этой

точки зрения, процесс формирования ценностных ориентаций

будет процессом, развивающимся как во времени, так и в про-

странстве. Можно сказать, что этот процесс формирования цен-

ностных ориентаций является весьма сложным, противоречи-

вым, но в тоже время закономерным процессом; при этом такой

процесс, который сам подготавливает условия для своего после-

дующего развития и служит, в определенном смысле, причиной

своего собственного самодвижения.

Следует предположить, что на всех уровнях развития про-

цесса ценностных ориентаций функционируют одни и те же

ценностные механизмы: поиск, оценка, выбор, проекция. Однако

на разных фазах мы можем увидеть различную степень загру-

женности отдельных механизмов: присвоение ценности обеспе-

тывать гуманистическую стратегию и преобразовывать себя

как гуманную личность. Чтобы добиться перевода объектив-

ных общечеловеческих ценностей во внутреннее содержание

личности, в ее ценностные ориентации, необходимо обратить-

ся к воспитанию, обучению, образованию как к организован-

ному процессу интериоризации общечеловеческих ценностей

[160; 165].

Особо следует сказать о том, что существует своеобразный

образовательный аспект ориентации личности в окружающем

мире. Принято говорить, что он состоит в том, чтобы широкий

спектр объективных ценностей культуры сделать предметом

осознания, переживания как особых потребностей личности,

сделать так, чтобы объективные ценности стали субъективно

значимыми, устойчивыми жизненными ориентирами личности,

ее ценностными ориентациями. Образовательный смысл терми-

на «ориентация», которым оперирует целый ряд других наук,

происходит от многозначного содержания его в языке, имеет по

крайней мере два аспекта, обозначающих процесс и результат.

Ориентация как результат определяется свободой владения ши-

роким кругом знания в определенной области и подразумевает

одновременно то, что приобретенный человеком уровень - это

своеобразный, необходимый фундамент для постоянного поис-

ка, совершенствования развития, а также углубления имеющихся

представлений. Ориентация в этом случае представляет собой

наличие эмоционального состояния уверенности в правильнос-

ти выбранного направления личностного поступка. С другой

стороны, ориентация как процесс - это проективное действие от

замысла до результата, т.е. точный правильный выбор средств,

задач, целей ее достижения, сама оценка действия сопоставления

поступка с общей направленностью, с общими проектами, жиз-

ненными ценностями. Конечно, образовательный смысл понятия

«ценностная ориентация» подразумевает личность, которая при-

обретает жизненные ориентиры, осваивает окружающую дей-

ствительность, находит свое место в этом мире.

76

Своеобразие социальной ситуации развития современного

обучающегося человека как раз состоит в поиске ценностных ори-

ентиров в условиях принципиальной переоценки ценностей, рож-

дения новых приоритетов. В связи с этим особое значение и при-

обретает образовательная аксиология, ценностные ориентации

не только обучающегося, но и обучающего. Культура личности в

этой ситуации выступает особо значимым фактором в ориентации

обучающихся на социально значимые ценности. Изменение обра-

зовательной позиции из монологической в диалогическую, опре-

деляющее восхождение обучающего к потребностям обучаемого,

является одним из ведущих образовательных условий ориентации

обучающихся на социально значимые ценности.

Обратим внимание, что процесс ценностной ориентации мо-

жет быть рассмотрен с разных точек зрения. Его можно охарак-

теризовать как действие, состоящее из элементов: объекта, на

которое направлено действие, т.е. объективной стороны, свое-

образного метода совершения действия, субъективной стороны,

т.е. отношение субъекта к действию, его результату и самого

субъекта, совершающего действие. Для современной философии

образования продуктивен динамический подход, позволяющий

изучать поведение и деятельность человека в развитии. С этой

точки зрения, процесс формирования ценностных ориентаций

будет процессом, развивающимся как во времени, так и в про-

странстве. Можно сказать, что этот процесс формирования цен-

ностных ориентаций является весьма сложным, противоречи-

вым, но в тоже время закономерным процессом; при этом такой

процесс, который сам подготавливает условия для своего после-

дующего развития и служит, в определенном смысле, причиной

своего собственного самодвижения.

Следует предположить, что на всех уровнях развития про-

цесса ценностных ориентаций функционируют одни и те же

ценностные механизмы: поиск, оценка, выбор, проекция. Однако

на разных фазах мы можем увидеть различную степень загру-

женности отдельных механизмов: присвоение ценности обеспе-

77

чивается в большей мере поиском и оценкой, а на последующих

стадиях - это выбор и проекция. Определяя концептуальную

сущность термина и механизма, подчеркнем как психологичес-

кую его основу, так и образовательную сущность, а следователь-

но, и реальную возможность воздействовать на развитие этих

личностных механизмов в специально организуемых ситуациях

жизнедеятельности обучающегося. В данном случае обучаю-

щий может целенаправленно способствовать механизму поиска,

оценки, выбора, проекции в образовательных целесообразно ор-

ганизуемых ситуациях поиска, оценки, выбора. Путем изучения

действия механизмов процесс ценностных ориентаций скрывает

потенциальные возможности обеспечения оптимальных условий

их функционирования, находит способы взаимодействия обуча-

ющего и обучаемого в процессе формирования ценностных ори-

ентаций.

В настоящее время совокупность социально значимых цен-

ностей определяется приоритетом общечеловеческих ценнос-

тей и включает в себя ценности, преемственно сохраняемые во

всех общественных системах, истину, добро, красоту, глобально

и личностно значимую ценность - жизнь, особо актуальную для

нынешнего этапа развития общества, т.е. Родина и т.д. Другим

важным моментом, который следует подчеркнуть в этой связи,

является то что, в настоящее время обеспечивается своеобраз-

ная динамика ориентаций обучающихся на социально значимые

ценности и этим становится система высшего образования. На

первое место нужно поставить субъекта, т.е. обучающего педаго-

га. В связи с этим, своеобразие взаимосвязи личность-общество

у обучающихся состоит в том, что она является опосредованной

обучающими, целенаправленно стремящимися сформировать

ценностное отношение к миру, другим людям, самому себе, свое-

му прошлому, настоящему и будущему. Формирование цепочки:

ценности окружающей действительности - Я - мое будущее, ко-

нечно, это строится на фоне разнообразных факторов, влияющих

на построение жизненных перспектив становящейся личности.

78

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)