Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки





предыдущая главасодержаниеследующая глава

2.2. К определению нанобытия

Нанотехнология осваивает наномир, становящийся и раскрывающийся для человеческого субъекта. Наномир есть один из уровней бытия мира, когда человек посредством нанотехнологий получает доступ к его ресурсам.

В дискуссиях о нанотехнологиях часто употребляется понятие ”наномир”, оно носит неопределённый характер, обусловленный ограниченными обобщениями научных рефлексий, что не выражает сущности и основания нанотехнологий для человека. Появляется необходимость во введении понятия о бытии в новой предметной неизвестной области, вопрос о котором в XX веке задавал М.Хайдеггер, которое до сих пор изучалось философией, возникает потребность бытие идентифицировать как ”макро”, когда при микротехнологиях её не было, эта необходимость связана с тем, что современные технологии показывают, насколько многообразна материя в различных уровнях; так во взаимодействии нано и макроуровня раскрывается относительность понятий природы, материи, субстанции для субъекта нанотехнологий, то есть для самого человека.

Материя как ”объективная реальность” возможна только, когда мы ограничиваемся одним её уровнем и полагаем, что он абсолютен: не существовало проблемы взаимоотношения ”нано” и ”макро” уровней материи, во - первых, если бы законы одного уровня не противоречили законам другого; во - вторых, если бы не было необходимости интегрировать один уровень в другой, когда именно к этому устремляется нанотехнология.

Сами нанотехнологии, реализуясь в вещах, становятся нанобытием, без которого невозможна идея нанотехнологий, хотя нанобытию необходимо предшествует овладение самой нанотехнологией.

Понятие нанобытия содержит всеобщее качество, производимое нанотехнологией, тогда как реальность может не являться всеобщим. Нанореальностью (от позднелат. realis - вещественный, действительный) можно определить количество нановещей, уже созданных на сегодняшний день, но ”нанобытием” их определить нельзя, поскольку они изменяют только образ существования человека, но не производят онтологических преобразований. Вопрос философии заключается в том, как нанороботы, меняя онтическое - ”ближнее” или предметно - чувственное, меняют в дальнейшем онтологическое - ”далёкое”. Таким образом, термин ”нанореальность”, введённый А.И.Путилиным, актуален для онтической социокультурной действительности, но не для онтологической действительности, лежащей в основании первой.

Физикой давно исследуются уровни материи - микро, нано, пико, фемто, атто, они различаются в свойствах и качествах, имея общее основание в квантовых эффектах. Вместе с развитием технологией эти уровни обретают, как гносеологическую, так и онтологическую значимость. Бытие человека образуется нанотехнологиями, и они позволяют бытию быть таким, как его задумал сам человек.

Сами нанотехнологии отличаются от нанобытия, как средство отличается от цели. Бытие для человека, становящееся в ограниченном многообразии его существования, всегда есть цель, находящееся в единстве с нанотехнологией, на что указывают: 1) постоянство существа самого субъекта - человека. 2) изделия нанотехнологий, к примеру, существование нанороботов, продлевающих жизнь на неопределённое количество времени.

”Nanos” от греч. ”старичок” или ”карлик”, поэтому этимологически правильно было бы распространить понятие нанобытия на пико, фемто, атто уровни, что никак не помешает узко - специальному значению приставки ”нано”, указывающей на определённую размерность. Если затронуть проблему мышления и нанобытия, то здесь следует отметить, что мышление нельзя сразу независимо от макробытия соотносить с нанобытием, поскольку мышление входит в новые опосредования и требует специального сопряжения с субъектом. Соотношение нанобытия и мышления на данном этапе развития нанотехнологий требует особого рассмотрения, но пока следует ограничиться пониманием самой категории ”нанобытия”.

Благодаря возможным достижениям нанотехнологий, трансгуманизм приравнивает человеческие возможности к божественным, хотя в данной ситуации есть лишь основания для того, чтобы ввести утверждение о том, как уровень материи - ”нано” приближен к метафизическому бытию, постигаемому технически. Определять, что это точно означает пока рано, имея только прогнозы, но, тем не менее, исходя из связи метафизики и нанобытия, можно заключить: нанобытие есть организация метафизики техническим способом. Экзистенциальная реальность теряет свою классическую определённость в изменениях, приносимых нанотехнологией, одним из таких изменений является возможность слияния человека с машиной. Сущее - существующее во всеобщности субъекта и его свойств теряет своё непосредственное основание в бытии, становление которого перемещается на уровень атомов и молекул.

Для обоснования последнего следует выяснить онтологическое основание развития нанотехнологий, детерминирующего определение понятия ”нанобытия”, только тогда последствия развития нанотехнологий могут быть познанными и актуализированными в отношении человеческого бытия, что подразумевает рассмотрение этических и социальных проблем, связанных с нанотехнологиями.

Степень влияния нанотехнологий на все сферы человеческой деятельности определяет основания для того, чтобы выделить понятие ”нанобытия”, так как, во - первых, есть техническое основание - совокупность артефактов, в котором детерминировано укореняется идея нанотехнологий, но и, во - вторых, нетехническое социокультурное основание, обусловленное и детерминированное техническим, но создаваемое в свободе человека и свободой человека.

Главным фактором, обосновывающим появление категории нанобытия, является тотальный и всеобщий характер преобразований от нанотехнологий.

Нанотехнологии позволяют использовать определённый уровень организации материи для реализации человеческих замыслов, достаточно отметить: почти весь образ современного мира - это использование одного вида технологий, хотя и не меняющих основание человека, чтобы сделать вывод о тотальности нанотехнологий, которая проявляется в том, что каждая операция с материей проводится в качестве трансформации на атомно - молекулярном уровне, обретающим в своём основании индивидуальное выражение; она определена неэффективностью привлечения ”оптовых технологий”, как их называет Дрекслер в своём произведении ”Машины Созидания”. Отсюда следует, что: нанобытие есть категория, означающая результат атомно - молекулярного управления материей, преображающего формы человеческого бытия с изменением оснований этих форм; необходимым условием такого атомно - молекулярного управления является свобода субъекта, выраженная в знании и нанонауке, но так же в самосознании и философской рефлексии.

Размышление о понятии ”нанобытия”, с необходимостью актуализирует взаимосвязь вопрос о бытии в его взаимосвязи с нанотехнологией. В реалиях философской рефлексии XX века он обусловлен работами М.Хайдеггера. В отношении бытия Хайдеггер указывает: ”Бытие имеет место как выход присутствия из потаённости”.

Смысл ”присутствия” по Хайдеггеру есть открытость своему подлинному бытию, что является основанием для вечного существа человека.

Нанотехнологии приоткрывают один технический выход из потаённости, выявляющий внешнюю сторону экзистенциального сдвига к нанобытию, который должен осуществить сам субъект.

Если изучить возможные мнения противников категории ”нанобытия”, которых на данный момент нет только в силу её отсутствия, то первым аргументом против нанобытия, можно считать то, что нанотехнологии меняют лишь образ сущего. Они не создают ничего исторически - бытийственного; но контраргументом здесь послужит то, что это некритическое отрицание возможности объективации наноуровня, с которой в первую очередь происходят метафизические изменения в жизни человека, дающие основания для формирования категории ”нанобытия”. В полной мере эти изменения выражаются в деятельности нанороботов... Атомно - молекулярный уровень, объективируемый в нанотехнологиях, становится управляемым непосредственно как предмет преобразования мира и средство для преобразования его.

До объективации наноуровень материи субмодален; он познаваем лишь как отдельный уровень организации материи; в условиях воздействия нанотехнологий, возникает сама объективация нанотехнологий и феномены нанобытия. Совокупность феноменов актуализирует ту или иную форму модальности во взаимодействии нанобытия и субъекта.

В условиях объективации наноуровня в бытии человека как перманентно трансформирующейся реальности, необходимо осознать взаимодействие различных уровней материи, чтобы обнаружить единое бытие. Если положение ”Бытие есть бытие” равносильно положению ”А = А”, то новые технологии актуализируют иной уровень материи; и теперь бытие есть макробытие, соединённое с нанобытием. Если ”бытие есть ближайшее”, то нанобытие является некоторого рода отдалением, которое преодолевается в познании самого нанобытия.

Преследуя цель объективации нанобытия как непрерывно трансформирующейся и преображающейся реальности, следует рассмотреть его первоочередные модальности: возможности, действительности, необходимости. Данное методологическое усмотрение подразумевает вопрос: Можно ли применять схемы модальностей макробытия к нанобытию? В целостности такого положения дел происходит взаимодействие уровней материи, когда модальности нанобытия и макробытия обусловливают друг друга.

Модальность нанобытия в данном случае становится показателем того, как сознание субъекта соотносится с ним посредством конкретных нановещей - онтологических единиц нанобытия. В современных условиях нанобытие существует как возможность самого себя.

Сначала нанобытие носит фрагментарный характер, частные сферы человеческой жизни, которые преобразует нанотехнология, ещё не становятся единым нанобытием. Осмысление изменений эпохи происходит на уровне философской рефлексии, сама философия выступает как совокупность способов отношений к нанобытию, которыми рефлексия делает нанобытие объективированным, то есть существенным и существующим. Естественно, объективация реализуется не сама по себе, но для человеческого сознания. Необходимым становится нанобытие в себе как нечто техническое, в этом случае, модальность возможного присутствует в проекте изделий нанотехнологий. Модусу действительности соответствует ситуация, когда изделие уже воздействует на макробытие. Модусу необходимости соответствует ситуация, когда изделие становится частью макробытия и присутствует во взаимодействии со сферой субъекта. Нанобытие для человеческого сознания характеризует ситуация, в которой модальность нанобытия зависит от того, как его мыслит субъект, оперирующий нанотехнологией, а не от формального наличия изделий нанотехнологий. Помыслить нанобытие можно только будучи свободным от него, насколько бы не была самостоятельна нанотехнология, необходимость как отсутствие свободы, влечёт за собой утрату субъекта, который не сможет уже перевести нанобытие в модальность необходимости.

Изделия техники как нечто наличное не содержат в себе ничего, чтобы связывало её субъектом её же породившем, и только свобода мышления даёт возможность совершать переход от одного модуса к другому. Утилитарное отношение к нанотехнологии порождает её симулятивное существование, если пользоваться терминологией Бодрийяра или неподлинное существование, если пользоваться терминологией Хайдеггера в отношении техники, поскольку прежде него не происходит объективации нанобытия, и оно не обретает модальности для нас. Существование нанотехнологии необходимо предполагает существование субъекта, который собственно и объективирует её: модальность нанобытия необходимо предполагает активность субъекта, иначе нанотехнологии не познаются в качестве творения человека.

Рефлексия над нанотехнологией имеет практическую значимость, так как определяет её онтологическое местоположение, то есть влияние нанотехнологий не только на образ жизни, но и на существо её; не только на условия существования человека, но и на человека самого по себе.

От того, какое онтологическое местоположение займёт нанотехнология, зависит будет ли это: 1) Технократический вариант из - за недостатка человеческого самосознания, когда существо человека подчиняется всему техническому и уничтожается им. 2) Когда нанотехнология является основой бытия, но не закрепощает его, а преобразует его в какой - то степени. 3) Технология возрастает в своё влиянии, но, несмотря на это - бытие независимо от неё. Три онтологические местоположения выражают различные модальности нанобытия, первое - необходимость, второе - действительность, третье - возможность.

Качественное отличие между нано и ”макровещами” в свойствах и структуре, с одной стороны, должно менять их соотношение, с другой стороны, если сравнить ”нано” и макровещи, то пока нет разницы в том, как они существуют в социокультурном пространстве. Два предмета - обычная кружка и нанокружка различаются для нас только в процессе их практического использования.

В связи с проблемой Аристотеля, когда: ”раньше начал будет существовать нечто другое, ибо возможность всегда предшествует” - можно отметить, что мы, наше мышление, эмоциональная жизнь… были укоренены в относительности одного уровня. Нанотехнология не уничтожает эту укоренённость, но раскрывает возможности другого уровня, который, интегрируясь в макробытие, не становится полностью доступным нашему чувственному восприятию, поэтому он всегда будет в той или иной степени возможностью для нас, поэтому вопреки логике Гегеля, что: ”возможность есть нечто недостаточное, указывает на некоторое другое, на действительность немыслимы и бессодержательны друг без друга” - возможность есть нечто избыточное, что становится действительностью от самодостаточности, а не от недостатка.

Если для Канта: ”То, что согласно с формальными условиями опыта (если иметь в виду созерцание и понятие), - возможно. То, что связано с материальными условиями опыта (ощущения), - действительно. То, связь чего с действительным определена согласно общим условиям опыта, существует необходимо”. В данном случае условия опыта задаются нанотехнологией, в которой человек пытается воспользоваться ресурсами определённого уровня материи.

Объективация нанотехнологий есть перевод нанобытия в модус действительного. С одной стороны, в этом можно увидеть некоторую зависимость человека от техники, c другой стороны, существование человека, его свобода продолжается нанотехнологией и воплощается в модусе действительности нанобытия.

Каков принцип перехода одной модальности в другую? Отчасти, он определяется по уровню зависимости субъекта от нанотехнологий, свобода в данном случае есть умеренность, которая в свою очередь и есть действительность. Модус необходимости нанобытия означает то, как субъект стал рабом - заложником нанотехнологий - этика трансгуманизма строится на модусе нанобытия как необходимости. Недаром, верно напомнил Хайдеггер в ”Письме о гуманизме”, что онтология, первоначальна, и есть этика. Нанобытие в данном случае - не исключение.

Нельзя выводить нанобытие из присутствия человека подобно тому, как бытие выводится Хайдеггером. Можно задать вопрос: какое влияние оказывает нанобытие на экзистенцию человека? Но каким бы оно не было, уже сейчас создаётся эмпирическое поле для формирования нанобытия и понятия о нём.

Атомно - молекулярный уровень бытия есть субстанция, если только под нею понимать основание поверхностного макромира, отчего он тождественен самому себе. Субстанция тогда ”лежит” внутри вещей в качестве порядка атомов или за ним, если принять метафизическую позицию; сферу субстанции не могла коснуться технология, оперирующая большими совокупностями молекул, но нанотехнология осваивает субстанцию в её динамике, объективированной в макроформе или, оставшейся в скрытом состоянии, так разделяется нанобытие на внешнее и внутреннее: примером первого послужат любые нановещи, доступные чувственному восприятию, второго - нанороботы. Субстанция по - прежнему находится вне чувственного восприятия, но с нанотехнологиями она обретает движение, воплощаемое в вещах, то есть субстанция становится реляцией - отношением к субъекту, осознающему макробытие и преодолевающему разноуровневость материи в формировании целостного образа бытия.

Хотя предполагаемое бессмертье человеческого тела, связанное с нанороботами, противоречит законам природы, то здесь можно говорить о том, что нанобытие взаимодействует с макробытием ”на техническом” уровне.

Нанобытие есть необходимый компонент современной онтологии, осознание которого лишь возвращает философию к проблемам единого бытия, начатого Парменидом, поскольку техника, различая бытие во взаимодействии ”макро” и ”нано” уровней, порождает вопрос: как они могут быть едины?

От того, что человек учится умениям природы, он не становится ближе к ней. Двойственность нанотехнологий проявляется уже в отношении к естественному началу - природе; так нанотехнология перенимает техники природы и воплощает их в вещах, только идея которых - искусственна, но здесь же ”принцип несовершенства природы согласно которому природа ошибается, а то, что создано природой может быть улучшено”.

Характер направления, которое примет нанотехнология, в какой - то степени зависит от философии как метафизики.

Философия осознаёт единство понятий субcтанции, материи, природы на всех уровнях материи, изменяющихся в поле влияния нанотехнологий, чего научно - техническое познание не может сделать в силу своей узкой практической направленности. Философия создаёт смысловое поле, в котором нанобытие обретает этическую, социальную объективность. Нанобытие в себе есть техническое, нанобытие для человека есть не - техническое, то есть что - то преломлённое через сознание и оставшееся в нём. Нанобытие в себе изучает наука, нанобытие для человека - философия. Нанобытие в себе есть нечто независимое от философской мысли; но прежде нанобытия для человека должен возникнуть его Логос, речь о нём, чем и, отчасти, является данный диплом. Из этого следует, что нанобытие как нечто возможное, сперва, появляется в человеческом самосознании, которое должно расти по мере возникновения нанобытия, по мере того как появляется необходимость познавать модальности бытия.

Хотя имеет место неустранимая раздвоенность бытия, когда существо, мышление человека соответствуют макромиру в его статике и динамике, но начинается преобразование мира с другого уровня, несущего другие законы. Нанотехнология перенимает у природы её ”навыки”, но и, тогда же технологии разделяют материю на два уровня, что влечёт за собой их взаимоотношения - конфликтные или гармоничные.

Философия оказывается в ”лабиринте” рефлексий, когда макробытие - его природу, материю нужно познавать через условия нанобытия, а нанобытие через макробытие.

Последняя попытка возродить вопрос о бытии принадлежит Хайдеггеру, поэтому необходимо обратиться к терминам его философии: экзистенция человека покоится в макробытии как в чём - то ближайшем и родном, но, когда технологии актуализируют нанобытие, предполагающее ответную активность экзистенции, тревога и забота Хайдеггера только возрастает… так же феномены нанобытия ”кажут себя” и не являются ссылками как явления, имея свой исток.

В данный момент нанобытие носит единичный характер, хотя тенденции его развития уже сейчас позволяют говорить о его всеобщности. Во - первых, такую тенденцию подтверждает рост изделий общего потребления, создаваемый нанотехнологиями, во - вторых, сам принцип преобразования мира на атомно - молекулярном уровне аналогичен по всеобщности преобразованию, которое до сих пор происходило на другом уровне.

На всеобщность нанобытия указывают перспективы развития нанотехнологий, описанные в первом параграфе. Всеобщность нанобытия есть всеобщность макробытия на иных основаниях. Нанобытие неотделимо от макробытия - данного, не - технологического бытия, о котором вопрошал и которое пытался возродить Хайдеггер. Здесь возникает ”нано” и макробытие как единое бытие, на котором создаётся этика гуманизма, необходимо возникающая из соответствующей онтологии.

Важно отметить, взаимосвязь уровней организации бытия, где ”нано” и макроуровни субъективны в отношении друг к другу - это части, которые могут быть соединены в нечто целое как нечто объективное.

Качественная сторона процесса взаимодействия ”макро” и ”наноуровня” отражается в том, как нанобытие, изменяя образ существования человека, постепенно меняет и сущность жизни при помощи нанороботов.

Следствиями этих изменений А.И. Путилин считает, что граница между макро и нано уровнем будет преодолеваться - хотя такая позиция не учитывает самостоятельности макроуровня, которому принадлежит существо человека. Потом само преодоление не указывает на характер отношений двух уровней материи, являясь онтологической основой этики трансгуманизма, с которой происходит замещение макроуровня наноуровнем, когда исчезает человеческий нетехнический субъект. Онтологическая основа этики гуманизма, наоборот, сохраняет и преобразует то бытие, которое всегда являлось предметом философского изучения.

Человек может оказаться заложником нанобытия, хотя вернее было бы сказать - нанотехнологий, не могущих создать бытие, но вместо этого устраняющих его. Только в нетехническом сохраняется субъект и субъективность как существо человека, где оно соотносится с бытием, преображаемом нанотехнологиями. Если предположить, что существо человека находится в техническом, это означало бы то, что нанотехнологии появились ранее человека, её создавшего.

Надо признать, что техника до сих пор была лишь элементом бытия, пусть даже и одним из самых главных, но оно не порождало техническое бытие на основании уже имеющегося данного бытия. Теперь нанотехнология пытается изменить данное бытие, в первую очередь, вторгаясь в сам организм человека..., где ”наноструктуры, обеспечивающие интерфейс, должны быть совместимы с иммунной системой человека, так что они будут устойчивыми в теле длительное время” Но, насколько бы нанотехнология не имела возможности изменять бытие, она никогда не сформирует бытие без его необходимого компонента - человеческого присутствия, активность которого должна возрасти в нанобытии.

Если задать вопрос - что способна преобразовать нанотехнология и, что в мире требует усовершенствования? То можно посмотреть на смерть как на несовершенство человеческого тела, которое могут устранить нанотехнологии - уже в этом заметен тотальный характер нанотехнологий и нанобытия, производимого ими. Эмпирическое основание нанотехнологии - это уже созданные с помощью неё изделия, по сути, они ничего не меняют в современном бытии, однако, они же являются основанием для возможных существенных изменений, проводимых нанотехнологией. Но сколько уже существует нановещей? Точных исследований никто не проводил, но их число естественно продолжает расти. К сожалению, ”нано” превратилось в ”знак”, под которым пытаются продать товары, ничего общего с нанотехнологиями, кроме названия, не имеющие - это создаёт миф о нанотехнологии и бытии, который не является предметом данного исследования, учитывающего реально существующее начало нанобытия - то есть количество артефактов, произведённых с помощью нанотехнологий.

Стоит выделить два этапа развития нанотехнологий на основании их проникновения в макробытие, первый, когда функции ”нанореальности” заменяют точно такие же функции макробытия, на втором этапе происходит расширение функций в медицине, в военном вооружении до того, как они становятся новыми не только формально, но и по качественному содержанию; например, продление человеческой жизни за естественные рамки на неопределённый срок… возникает полноценное техническое бытие.

Обосновывая связь между творчеством и нанобытием, нужно указать, что она непосредственна, творчество и нанобытие не могут существовать вне зависимости друг от друга. Нанотехнология создаёт техническое бытие, которое уже тождественно творчеству не только в технологическом детерминизме, но и в свободном творчестве человека.

Одним из главных онтологических начал нанотехнологии является, что экзистенция понимается творчески… это означает то, как экзистенция должна быть не только подлинной, она ещё должна создавать подлинное - такова необходимость ответа перед ”вызовом” нанотехнологий.

Как происходит творчество экзистенции, то есть не обнаружение её в бытии, а созидание её техническими средствами? Нанотехнология не может создать целостного нанобытия, она создаёт техническую основу для него - и сначала в онтологическом плане она лишь освобождает, то смысловое и символическое, в какой - то степени виртуальное бытие, уже созданное экзистенцией человека. Нанобытие есть качественно новый способ раскрытия бытия, в котором уже должен находится человек, с другой стороны, различие между уровнями ”макро” и ”нано” сохраняется. Сама нанотехнология, в частности, есть технический способ прояснения бытия человека, которым человек должен обладать настолько, чтобы он остался средством для созидания нанобытия и раскрытия макробытия - только таким образом нанотехнологии будут полноценно осознаны.

Развитие макробытия человека должно предшествовать основному развитию нанотехнологий, здесь необходима экзистенциальная готовность к нанотехнологиям, которая содержит в себе знание о них в контексте всего историко - философского наследия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



ПОИСК:





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)