Библиотека    Новые поступления    Словарь    Карта сайтов    Ссылки



предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Действительность и антиколониализм

Как уже было сказано, Марти был готов идти на смерть ради необходимости вырвать независимость у народа, не желающего признавать своих единокровных детей, с которыми он связан общей историей. Но не послужит ли эта смерть лишь тому, чтобы другие народы, не уступающие в алчности испанскому, тут же воспользовались добычей, кутавшейся на миг без хозяина? "В отношении нас,- пишет он своему ученику и последователю,- существует самый зловещий план из всех, что нам до сих пор довелось узнать,- это подлый замысел, имеющий целью принудить Кубу к войне, чтобы создать прецедент для вторжения на остров и под маской посредника и гаранта завладеть страной. История свободных народов не знает большего коварства и большей трусости. Умереть, чтобы подобные людишки, ожидающие нашей смерти, могли воспользоваться ею? Нет, наши жизни стоят большего, и надо, чтобы Куба вовремя поняла это. Ведь есть кубинцы, со скрытой гордостью служащие этим интересам"*. Всемогущий сосед с каждым днем делался все сильнее и уже не скрывал намерений распространить свою гегемонию на земли, открытые миру Испанией Колумба. Об этих намерениях уже открыто трубят глашатаи великой нации. Добавить новые звезды на американский флаг! "Мы всего лишь хотим помочь процветанию этих народов",- утверждает "Трибьюн". Но вот "Геральд" добавляет, что "Блейн**лет на пятьдесят опережает события". На это Марти отвечает призывом: "Страны Америки! Так давайте же расти, пока не прошли пятьдесят лет!" Ибо, пока не поздно, Америка должна расти и укрепляться. Соединенные Штаты готовятся изгнать Европу из Латинской Америки, чтобы заполнить возникший "вакуум власти". Почему же Латинская Америка должна содействовать выковыванию цепей своей новой зависимости? "К чему нам в лучшую пору нашей молодости связывать себя союзничеством с Соединенными Штатами, готовящимися развязать войну с целым миром? С какой стати они должны разыгрывать свои сражения с Европой из-за наших республик и опробовать свою систему колонизации на наших свободных народах?"*** Соединенные Штаты пытаются убедить народы Латинской Америки, освободившиеся от иберийского владычества, связать свою судьбу с интересами этой новой империи. Именно таков для Марти смысл Международного конгресса, созванного в Вашингтоне в 1889 г. Нация, не сделавшая ничего для того, чтобы помочь латиноамериканским народам освободиться от иберийской зависимости, теперь хочет, чтобы эти народы признали ее гегемонию и помогли ей изгнать европейский колониализм, препятствовавший ее интересам, с Американского континента. В чем же состояли эти интересы? Да в том, чтобы установить во всей Америке собственное господство. Таков смысл лозунга "Америка для американцев".

* (Marti J. Carta a Gonzalo de Quesada. N. Y., 14.12.1889.- In: Marti J. Op. cit., II, p. 197 - 198.)

** (Джеймс Джиллеспи Блейн (1830 - 1893) - государственный секретарь США в 1878 - 1884 гг., избранный президентом Международного конгресса американских государств в Вашингтоне (1889 - 1890). Конгресс провозгласил создание Панамериканского союза")

*** (Marti J. Congreso Internacional de Washington II, La Naciоn. Buenos Aires, 20.12.1889.- In: M arti J. Op. cit., II, p. 137 - 144.)

За те десять лет, что кубинские патриоты в одиночку сражались с испанским деспотизмом, Соединенные Штаты не сделали абсолютно ничего, чтобы помочь им. Теперь же, отмечает Марти, они выказывают горячую готовность участвовать в любой военной акции, которая помогла бы зрелому плоду" упасть в их руки. Марти пророчески предвидит то, что произойдет после его смерти. "Испанская Америка сумела спастись от испанской тирании, а теперь, тщательно взвесив все причины и обстоятельства созыва конгресса, следует поторопиться, ибо воистину настал для нашей Америки час вновь провозгласить свою независимость"*. Имеет смысл говорить об опасностях, если есть время их избежать, но не тогда, когда они стали фактом. Вашингтонское сборище - всего лишь прелюдия того, что Соединенные Штаты готовили для Латинской Америки. Если еще не так давно их нисколько не интересовала проблема свободы латиноамериканских народов, то теперь они громко требуют изгнания европейского колониализма из Америки. "Никогда Северной Америке не было свойственно - ни даже в дни ее по-молодому щедрых жестов - то гуманное и бескорыстное понимание свободы, что толкает один народ поспешить на выручку другому... Голландское торгашество, немецкий эгоизм и английский гегемонизм - вот та закваска, на которой по дедовским рецептам замешан этот народ, не считающий преступлением порабощение целых народов под предлогом невежества и отсталости тех, кто только и стремился сбросить с себя цепи своего рабства"**. Соединенные Штаты выступили против европейского колониализма только тогда, когда он стал угрожать их собственным интересам в Южной Америке. Если они когда-либо и проявляли интерес к владениям европейцев, пишет Марти, то "только для того, чтобы предотвратить их экспансию - как это было в Панаме,- либо чтобы захватить их владения - как это было в Мексике, Никарагуа, Санто-Доминго, Гаити и Кубе,- либо чтобы путем запугиваний заставить отказаться от каких-либо сношений с другими странами - как это было в Колумбии,- либо, как это происходит сейчас, вынудить их купить то, что не находит сбыта, и образовать союз для более успешного их подчинения"***. Отпор европейскому колониализму-только прикрытие гегемонистских устремлений Соединенных Штатов, которые по-хозяйски распоряжаются судьбами латиноамериканских народов, разъединяя их и натравливая друг на друга. Общее мнение таково, продолжает Марти, что Вашингтонский конгресс представляет собой чистую фикцию, если не предлог для охоты за субсидиями. Как должны вести себя народы Латинской Америки? "Станут ли на колени перед своим новым хозяином Антильские острова, отделяемые от северного соседа Мексиканским заливом? Согласится ли Центральная Америка расколоться на две части ножевой раной канала, проходящей через самое сердце, или же она предпочтет объединиться в своей южной части, превратившись, таким образом, в противницу Мексики, ибо поддерживаемая с Севера, она стала бы в этом случае угрожать самой Мексике - нации, единой с Центральной Америкой своими интересами, своей судьбой, своим народом? Продаст ли, заложит ли Колумбия свой суверенитет? ...Будет ли Венесуэла в надежде получить поддержку в борьбе против европейского врага способствовать установлению самого страшного - контроля со стороны корыстного соседа,- по-хозяйски осматривающего "весь дом" нашей Америки?"****.

* (Ibid.)

** (Marti J. Congreso Internacional de Washington I, La Naciоn. Buenos Aires, 19.12.1889.- In: Marti J. Op. cit, II, p. 129 - 136.)

*** (Ibid.)

**** (Marti J. Congreso International de Washington II.- In: Marti J. Op. tit., II, p. 137 - 144.)

Эту новую и грозную империю нимало не интересуют ни Южная Америка, ни ее обитатели. Она по-своему воплощает в себе позицию западного цивилизатора, для которого все другие народы есть только природа или часть природы, подлежащая покорению и извлечению прибылей. Непоколебимо верящие в собственное превосходство, Соединенные Штаты рассматривают все другие народы как простое орудие для достижения их собственных интересов. "Они верят в правомерность тезиса "это будет нашим, потому что оно нам нужно". Верят в несомненное превосходство "англосаксонской расы над латинской"; верят в неполноценность черной расы, порабощенной ими в недавнем прошлом и все еще притесняемой сегодня, в примитивность индейского народа, истребленного ими. Они верят, что народы Испанской Америки состоят в основном из индейцев и негров. Могут ли Соединенные Штаты предлагать Испаноамерике приемлемый для нее союз, пока они не узнали ее лучше и не прониклись к ней уважением? Выгоден ли Испаноамерике политический и экономический оюз с Соединенными Штатами? "Действительно, много и выгоды в экономическом союзе, остающемся под конт-олем Соединенных Штатов?" Распоряжается тот, кто покупает. Тот, кто продает, подчиняется. Народ, желающий обеспечить свою свободу, должен начать с торгового-равновесия. Народ идет к гибели, если торгует лишь с одной страной; народ, жаждущий спастись, торгует с несколькими. ...Первое, что делает народ, стремящийся покорить другой народ,- это добивается отъединения его от других народов. Народ, желающий быть свободным, должен быть свободным от торговых обязательств. Пусть он распределит свои торговые связи между странами, равными по своим возможностям. А если он захочет отдать предпочтение, то пусть это будет наименее заинтересованный в нем самом народ, питающий к нему меньше всего презрения. Никаких союзов американских народов против Европы, никаких сепаратных союзов с Испанией против отдельных американских народов"*.

* (Marti J. La conferencia monetaria de las republicas de America, La Revista Ilustrada. N. Y., 5.1891.- In: Marti J. Op. cit, II, p. 259 - 268.)

О каком презрении одного народа к другому говорит Марти? Но разве Соединенные Штаты не относились всегда с презрением к народам нашей Америки? Возьмем случай с предполагавшейся аннексией Кубы, о которой много говорилось в ту пору. Вот что писали по этому поводу в самих Соединенных Штатах. 16 марта 1889 г. филадельфийская "Мэньюфекчурер" поместила статью под названием "Нужна ли нам Куба?". Ходят слухи о том, говорится в статье, будто Соединенные Штаты собираются купить у Испании остров Кубу. Вполне понятно, что Испания не прочь продать Кубу, ибо Испания - страна бедная и нуждается в деньгах. Но заинтересованы ли Соединенные Штаты в подобном приобретении? Конечно, с этим островом они могли бы сделать многое, но стоит ли? Сомнение, звучащее в этом вопросе, касается не столько экономического аспекта приобретения острова, сколько проблем, связанных с его населением. "Что даст нам попытка присоединить к нашему политическому сообществу население этого острова? Ни один из его обитателей не говорит на нашем языке, само же общество разделено на три группы: испанцы, кубинцы испанского происхождения и негры". И тут мы словно слышим эхо давних высказываний де Паува, Бюффона, Рейналя и других в адрес Америки. "Очевидно, испанцы,- пишет "Мэныофек-чурер",- менее, чем кто-либо другой из представителей белой расы, годятся для того, чтобы быть американскими гражданами. Они правили Кубой на протяжении нескольких веков. И сегодня, управляя ею, они пользуются своими привычными методами, в которых соединились фанатизм, тирания и фанфаронствующее высокомерие. ...И чем меньше мы будем иметь с ними дела, тем лучше для нас"*.

* (Цит. по: Мarti J. Op. cit., vol. I, p. 644 - 646.)

Ну а кубинцы? "Кубинцы не многим более желательны. Недостатки, унаследованные от отцовской расы, соединяются в них с изнеженностью и отвращением к какой-либо деятельности, доходящим до болезненности. Им неведомо чувство собственного достоинства, они ленивы, безнравственны и не способны по своей природе и отсутствию опыта исполнять обязанности граждан великой и свободной республики"*. Старые измышления повторяются без доли выдумки. "Отсутствие в их национальном характере мужественности и чувства самоуважения подтверждается тем безразличием, с которым они столько времени переносили испанское господство. Даже их попытки мятежа оказались столь же жалкими и бесплодными". Такому народу Соединенные Штаты не могли предоставить тот же правовой статус, которым обладали их свободные граждане. В противном случае это означало бы "привлечь кубинцев к исполнению обязанностей, для которых они не обладали ни малейшей способностью. ...Ну а что до кубинских негров, то уж эти и вовсе находятся в состоянии варварства. Самый последний негр Джорджии обладает большими данными для того, чтобы стать президентом, чем средний кубинский негр для того, чтобы принять американское гражданство"**. Что же пришлось бы делать с Кубой? "Единственное, что мы могли бы сделать с Кубой, имея в виду сохранить честь и достоинство нашего государства,- это полностью американизировать ее, заселив представителями нашего же народа, хотя при этом может возникнуть опасность вырождения наших поселенцев. ...Задешево получив Кубу, мы могли бы заплатить за это очень дорогую цену"***.

* (Цит. по: Ibid.)

** (Цит. по: Ibid.)

*** (Цит. по: Ibid.)

В свою очередь "Ивнинг пост" от 21 марта того же года пишет: "Мы придерживаемся решительно того же мнения и можем только добавить, что если на сегодня существует проблема Юга, который доставляет нам определенные хлопоты, то эта проблема сделается во много раз более сложной, когда мы примем к себе Кубу с ее почти миллионом негров, которые гораздо более отсталы, чем наши негры, но которым тем не менее придется предоставить право голоса и поставить в политическом отношении на уровень их бывших хозяев"*. Всего этого допускать нельзя, поэтому североамериканское общественное мнение настраивается против обсуждаемой аннексии. Та же ситуация возникала в Соединенных Штатах и в 1847 г., когда стоял вопрос о возможной аннексии остальной территории Мексики, пугавшей чрезмерной плотностью своего населения. "Самое вероятное,- добавляет "Ивнинг пост",- это-то, что нас все же минует бич господень, каковым оказалась бы для нас аннексия Кубы ввиду отказа Испании уступить остров"**. Правда, кроме аннексии, имелись и другие способы прибрать Кубу к рукам. Достаточно было навязать этому народу защиту от самого себя, т. е. предохранить его от попыток обрести свободу, для которой он оказывался еще недостаточно созревшим. Именно так вслед за поражением Испании на Антилах и в Тихом океане США навязали свой протекторат Кубе, Доминиканской Республике, Пуэрто-Рико и Филиппинам.

* (Цит. по: Ibid., p. 646 - 648.)

** (Цит. по: Ibid.)

Возмущенный Марти пишет редактору "Ивнинг пост" открытое письмо под заголовком "В защиту Кубы". Никогда, пишет он, кубинцы - хозяева своей земли, борющиеся за ее независимость,- не желали этой гнусной аннексии, которую мы оспаривали. "Ни один честный кубинец не унизится до того, чтобы согласиться вступить в семью народа, который, соблазняясь природными богатствами нашего острова, считает самих кубинцев - его хозяев - людьми неполноценными, отрицает их способности, оскорбляет их человеческое достоинство и презирает их национальный характер"*. Марти допускает, что на Кубе, как и вообще в Латинской Америке, могут найтись люди, полагающие, будто аннексия Соединенными Штатами Америки даст импульс обновления их народу. Но кубинцы, борющиеся за свою свободу, думают иначе. "Они не желают присоединения Кубы к Соединенным Штатам. Им этого не нужно. Они восхищаются нацией, добившейся невиданной до сего времени свободы, но не доверяют темным силам, которые, как микробы в крови, начали в республике свое дело разрушения"**. Несомненно, достойна восхищения величественная североамериканская нация. Но невозможно "искренне поверить в то, что культ индивидуализма, преклонение перед богатством и слишком длительные и шумные восторги по поводу страшной победы позволяют считать Соединенные Штаты образцовой страной свободы... Мы любим родину Линкольна, но страшимся отчизны Каттинга"***. Кубинцы - это прежде всего народ, непрестанно борющийся за свое освобождение. "Страдая под игом тирании, мы не склоняли головы, а всегда боролись за свободу как мужественные люди, а иногда поистине как титаны. ...В годину тяжких испытаний мы, безусловно, заслуживаем уважения всех тех, кто не захотел помочь нам, когда мы хотели свергнуть тиранию"****. Нет, мы не изнеженный и не "женоподобный" народ, пишет Марти. Эти "слабосильные юноши" "не испугались своего деспотического правительства и демонстративно, не таясь, в течение недели носили траур по Линкольну"*****. В отличие от Соединенных Штатов, которые в борьбе за свое освобождение опирались на помощь Франции и Испании - враждебных Англии держав,- кубинцы, как и другие народы Латинской Америки, должны были бороться за свою свободу, рассчитывая только на свои силы. "У нас не было ни гессенцев, ни французов, ни лафайетов, ни штойбепов, нам не помогало соперничество королей"******. В этой борьбе Соединенные Штаты "не протянули нам руку помощи, они не нашли для нас слова поддержки"*******. Поэтому ни Куба, ни другие латиноамериканские народы не могут ничего ожидать от Соединенных Штатов, заботящихся только о своих интересах. Куба неизбежно изгонит Испанию со своей территории, но без всякой помощи со стороны Соединенных Штатов. Иначе, пишет Марти, потом никто не будет в силах прогнать США с нашего острова. Уж лучше разумная жертва, чем полное самоуничтожение, полагает он. Итак, кубинцам предстоит выбрать между опасным соседством независимой Кубы с Соединенными Штатами и потерей своего национального "я".

* (Марти X. В защиту Кубы.- В: Марти X. Цит. соч., с. 314.)

** (Там же, с. 315.)

*** (Там же.)

**** (Там же. Тексты X. Марти по русскому изданию приводятся с некоторыми уточнениями.- Прим. пере в.)

***** (Там же, с. 316.)

****** (Там же, с. 319.)

******* (Там же, с. 320.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Для вас в нашей компании медицинский педикюр для всех желающих.





© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Все права на тексты книг принадлежат их авторам!

При копировании страниц проекта обязательно ставить ссылку:
'Электронная библиотека по философии - http://filosof.historic.ru'
Сайт создан при помощи Богданова В.В. (ТТИ ЮФУ в г.Таганроге)